Пиши .про для писателей

Игры на выживание

Автор: Мамчур Денис

Глава 0 «Тот, кто не вернулся»

Поздно вечером, во время проливного дождя, меж деревьев бежал одинокий мужчина. Длинные неопрятные волосы, обрамлявшие лицо, и небольшая борода делали довольно молодого юношу гораздо старше. На исхудавшем же теле была грязная изорванная одежда.
Закрыв глаза, он почувствовал, как холодные капли разбивались о его лицо, под босыми ступнями хрустели ветви, а позади с ужасающим грохотом слышались чужие шаги. Повернув голову, он увидел в сотне метров от себя шесть силуэтов, и не было для него картины ужаснее, чем эта.
Дабы скрыться от погони, он направился к старым руинам. Тяжело было сказать, сколько лет этим зданиям. Потолки давно обвалились, а торчащие из земли стены поглотил лес. Это место не могло предоставить несчастному никакого укрытия, однако среди останков строений можно было легко затеряться.
Забившись в угол, юноша мог отдохнуть и перевести дух. В страхе он оглядывался по сторонам, страшась увидеть человеческую фигуру. Бывшие товарищи напали на него и устроили охоту… Люди, с которыми он прошёл столь нелёгкий путь, с которыми делил все горести и радости, теперь хотели его убить.
От одной лишь мысли об этом сердце бешено колотилось, дыхание учащалось, а по спине тёк ледяной пот. Юноша понимал, что просто не сможет смиренно сидеть в ожидании смерти. Крепко сжав зубы, он бросился вперёд подальше от того места, где могли блуждать его убийцы.
Миновав пару десятков поворотов, он почти выбрался из лабиринта, как за следующим углом его уже поджидали. Девушка набросилась на юношу, повалила его на спину и вознесла нож над головой. Одного удара было достаточно, чтобы вонзить лезвие в горло мужчины и навсегда покончить с его мучениями. Однако тот ухватил её за руки и не дал этого сделать.
Переборов соперницу, он отобрал у неё оружие и оттолкнул в сторону. Затем юноша сам набросился на девушку, вонзил нож ей точно в сердце и в ярости нанёс ещё с десяток тяжёлых ранений, не оставив на теле и живого места.
Лишь когда его руки стали красными от крови, он отполз назад, осознавая, что натворил. Перед ним лежала девушка с прекрасным молодым лицом, возможно, самый приятный человек, которого он когда-либо встречал, а теперь… Он сам оборвал её жизнь.
Однако перед своей смертью она всё же успела достать небольшое лезвие и вонзить его в бок своего обидчика. Рана начала сильно кровоточить, но боли преследуемый не ощущал. Лишь тело слабело с каждой секундой и отказывалось дальше идти.
Из последних сил мужчина добрался до устья, вошёл по пояс в воду и предоставил себя бурному потоку.
Выйдя из руин, преследователи направились к реке, у которой скрылся раненый мужчина. Разойдясь по обеим берегам, группа пошла вдоль течения, чтобы найти свою добычу.
Юноша потерял много сил, и его ослабевшее тело холодный бурный поток унёс далеко вперёд. Лишь на следующее утро членам группы удалось обнаружить кровавые следы на берегу, которые уходили дальше в лес.
Пущу окутала ранняя дымка, ограничивающая поле зрения, однако парням не нужно было волноваться из-за этого. Они шли по чёткому следу крови, которая выливалась из раны их товарища. Как вдруг они остановились посреди поляны, на которой лежали окровавленные обрывки одежды, а след в этом месте обрывался.

— Зачем? Почему именно я? — раздался эхом голос.
Парни огляделись по сторонам, но не смогли увидеть ничего дальше пары метров. Утренняя дымка переросла в самый настоящий туман, который надёжно скрывал беглеца от своих преследователей. Наконец погода благоволила этому несчастному человеку.
— Почему нельзя было напасть открыто, как мы и обещали друг другу? — говорил усталым голосом мужчина. — А коль вы решили от меня избавиться, то почему не убили во сне? Зачем вынуждаете отбирать ваши жизни?
— Где он? — спросил член группы у своего товарища.
— Не знаю.
— Где ты, урод?! Покажись!
— Тише, болван. Он может напасть откуда угодно. Гляди в оба!— разъяснил лидер группы.
Пятеро парней встали в круг, ожидая нападения своего бывшего товарища. Повисла долгая и мучительная тишина. Юноши пытались уловить малейшие колебания в воздухе, хруст каждой веточки на земле, разглядеть расплывчатые силуэты в непроглядном тумане.
Как вдруг совсем рядом послышался шелест кустов, и из-за дерева выпрыгнул раненый мужчина. Вбежав в круг, он пронзил одного из преследователей деревянным копьём в сердце, а когда тот замертво рухнул на землю — подобрал его стальную булаву.
Тут же со всех сторон на него обрушились удары его товарищей, от которых тот с трудом отбивался тяжёлым орудием. Противостоять натиску сразу нескольких человек одновременно он никак не мог, и раз за разом получал болезненные ранения.
«Братик, а ты ещё вернёшься?» — в голове мужчины звучал голос из далёкого для него прошлого.
«Конечно. Я обязательно вернусь, и мы вместе поиграем».
Закричав от куража битвы, он бросился вперёд, навстречу одному из своих соперников. Сперва юноша выбил у того из рук меч, затем одним ударом свалил его с ног, а когда тот уже лежал на земле — размозжил ему голову тяжёлым навершием булавы.
После смерти своего союзника оставшиеся в живых трое бойцов остановились по разные стороны от своего соперника. Тот же тяжело перевёл дыхание и, оценив ситуацию, бросился вперёд, пытаясь уйти от погони.
В густом тумане деревья появлялись словно из ниоткуда, и было необходимо быть достаточно ловким, чтобы не столкнуться с ними.
Едва мужчине показалось, что он начал уходить от своих преследователей, как он резко остановился. Не ориентируясь в пространстве, он забежал на узкий каменный выступ, находившийся над огромным обрывом. Обернувшись, он увидел, как преследователи преградили ему всякий путь для отступления. Оказавшись в безвыходном положении, он выбросил мешающую ему булаву и приготовился к схватке.
Вставать на выступ нападавшие могли лишь по одному, и первым выступил юноша со стальным копьём. Несколькими взмахами своего длинного оружия он оттеснил несчастного к самому краю обрыва, а затем ткнул острым наконечником вперёд. Схватившись за древко, мужчина не дал себя пронзить и резко дёрнул руками в сторону, от чего нападавший попятился в бок.
— Мне было приятно говорить с тобой у костра, — сказал одинокий юноша и сбросил своего бывшего товарища с обрыва.
Когда один из них потерпел неудачу, второй член группы набросился на жертву с двумя кинжалами в руках. Мужчина же остался стоять на месте, закрыл глаза и крепко сжал кулаки. Стоило противнику подойти ещё ближе, как он нанёс резкий удар ему по голове.
— Спасибо тебе за еду, — поблагодарил мужчина, разрываясь от слёз.
После такого удара в лицо парень потерял сознание и рухнул в бездну.
Теперь двое парней остались наедине, и в этот самый момент решалась их судьба. Крепко сжав парные мечи в руках, лидер группы выбежал на уступ и начал размахивать острыми клинками.
Увернувшись от пары выпадов, одинокий мужчина схватил противника за правую руку и вывернул ему сустав, вынудив выбросить меч. Тогда парень поднял левую руку и оставил на теле своей жертвы тонкий порез. Когда противник отошёл, беловолосый юноша выставил клинок перед собой и нацелил его остриё точно в живот оппонента.
Утомлённый мужчина быстро сориентировался и ухватился за лезвие обеими руками, не дав тому проникнуть глубже. Стальной наконечник вошёл в тело на несколько сантиметров, а острое лезвие клинка рассекло пальцы до кости, однако мужчина не отпускал клинок.
В момент, когда его жизнь находилась на грани, он нашёл в себе силы и отбросил меч в сторону. Оставшись без оружия, юноши сцепились руками, пытаясь пересилить друг друга.
Раны на руках просто обжигали, из порезов на теле стекала кровь, а за спиной была бездонная пропасть… Сил больше не оставалось, однако мужчина решился на отчаянный шаг.
— Ты был мне настоящим другом, — простился мужчина, откинулся на спину и перебросил через себя товарища просто навстречу смерти.
Последний человек из группы угодил в бездну, а единственный выживший мужчина остался на узком каменном уступе. Он присел на колени и закричал, что есть силы, не столько от боли, как от горести, потеряв всех своих друзей.

Глава 1 «Пролог»

С развитием технологического прогресса возникла потребность в ресурсах, которых не хватало на все государства. В результате вспыхнула война, которая стёрла почти всё население Земли. Однако с открытием практически безграничного источника энергии войны остановились. В итоге осталось двадцать государств, которые организовали Объединённое Содружество. Согласно новому порядку, каждая из некогда противоборствующих стран нарекалась Регионом со своим номером от 1 до 20. Все государства сохранили свою первоначальную территорию, имели собственную финансовую и законодательную системы. Таким образом Регионы поддерживали свой собственный уровень развития и экономику. Самым продвинутым и влиятельным стал 1-й Регион, который другие жители прозвали Централом.
В новом обществе появились и новые обычаи, одним из которых стали игры на выживание — самый зрелищный и обожаемый вид соревнований. В нём трое представителей из каждого региона сражаются за свою жизнь, чтобы из шестидесяти специально отобранных конкурсантов возрастом от 14 до 23 лет выжил только один. Проводясь каждые 10 лет, игры стали не только средством удовлетворения агрессивных потребностей общества, но они также являлись выгодным экономичным мероприятием. В этот период на ставках уходит в оборот огромная сумма денег, а Регион-победитель весь период вплоть до следующих игр получал трехпроцентный налог с проигравших регионов. Конкурсант же, которому удалось выжить, получал невероятную сумму и фактически обеспечивал себя до конца жизни, не говоря про многочисленные льготы. Таким образом, игры, несмотря на свою жестокую и аморальную основу, устраивали практически всех, и с каждым годом количество желающих принять участие не уменьшалось.

Глава 2 «Конкурсант»

(17-й Регион; леса; 12:30)
17-й Регион находился в краях богатых на лесные ресурсы. Благодаря своей первозданной природе, сохранившейся после войны, он обрёл первенство в поставках древесины, лекарственных медикаментов и животного мяса. Поскольку война велась между людьми, животный мир продолжал процветать. Охотники занимали отдельный социальный статус и были довольно обеспечены.
Шло время, дичи в лесах становилось всё меньше, а её добыча стала слишком невыгодным делом. Однако в Регионе всё ещё остались представители старой и забываемой профессии.
Сквозь деревья бежал юноша, держа в руках несколько камней. Преследуемый им заяц перепрыгивал через лесные кочки и пытался скрыться. Время от времени парень метал рядом с ним камни, они ударялись рядом со зверьком о землю, чем вынуждали его изменить свой путь. Несколько раз совершив резкие повороты, заяц пробежал между двумя деревьями и угодил в натянутую сеть.
Охотник взвалил на плечи добычу и направился к выходу из леса, где его уже ждал друг.
— С новым трофеем, Кевин? — спросил парень помладше. — Когда приготовишь?
— Он мне живым нужен, — ответил юноша и прошёл мимо. — Папа попросил. А тебе лишь бы еду клянчить.
— Почему так холодно? Я тебе попить вообще-то принёс!
— Спасибо.
Юный охотник взял в руки бутылку и присел на камень у поля, чтобы отдохнуть и перевести дыхание.
— Ты знаешь, что сегодня день жеребьёвки? — поинтересовался товарищ.
— Да, знаю. Снова приедут эти лицемеры из Централа, — пробурчал Кевин. — Сколько раз там будет твоё имя?
— Один. Физическими параметрами я не выделяюсь, так что меня решили повторно не добавлять, — гордо сказал юноша.
— Проще говоря, ты слишком слабый, — трактовал по-своему Кевин.
— Ой, нашёл, чем гордиться! Я привык работать головой. В конце концов я фармаколог, а не солдат, — возмутился товарищ. — Лучше скажи, сколько раз там твоё имя будет? Пять?
— Семь, — холодно ответил парень. — Ещё два накинули после последнего медосмотра.
— Конечно, ведь ты каждый день бегаешь по лесам, тренируешься…
— Я считаю, что лучше быть готовым, чем сидеть и дрожать в кустах, ожидая своей смерти, — произнёс, нахмурившись, Кевин. — Тебе не кажется странным, что за хорошую физическую форму твоё имя повторно добавляют в списки жеребьёвки?
— Ничего странного здесь не вижу. Гораздо зрелищней наблюдать за противостоянием двух тяжелоатлетов, а не за дракой щуплых ботаников.
— Просто так они рискуют вырастить нацию ленивых, заплывших жиром слюнтяев.
— Эй!
— А ещё это странное возрастное ограничение…
— Как по мне, ты слишком иронизируешь, — произнёс парень.
— Ладно, пойдём, а то кролик скоро мне сеть прогрызёт. Вон, как жить хочет.
Друзья вошли в город и подошли к небольшому деревянному дому на его окраине. Там как раз на скамье сидел пожиловатый мужчина, ожидая своего сына.
— Держи, отец. Едва поймал, — сказал Кевин и вручил сеть с зайцем, — Надеюсь, это самец, я не ошибся?
— О, да… ещё какой. Здоровый, — подтвердил мужчина, взяв животное на руки и погладил его по голове. — Привет, красавец. Скоро я познакомлю тебя с новыми подружками.
— Ты твёрдо намерен начать их разводить? — поинтересовался Кевин.
— Да, так гораздо проще. В лес ходить не нужно, и у меня их будет столько, сколько захочу. Я даже вольер почти закончил.
— А как же азарт охоты? Как же все твои рассказы?
— Я уже слишком стар для всего этого, Кевин. К тому же охота не приносит таких доходов, как раньше.
— И тебя это не оскорбляет?
— Да, но мне уже всё равно, — сказал мужчина, а затем перевёл взгляд на сына. — Сегодня жеребьёвка.
— Я знаю. Ты не волнуйся, а если вдруг…
— Да, я помню, мать ни в коем случае не приводить, — повторил отец. — Знай, мы верим в тебя, ты лучший из всех кандидатов, которых я видел.
— Да вы лично воспитали из него машину для убийства! — воскликнул друг Кевина, после чего все перевели на него косой взгляд. — Простите. Неуместно сейчас было.
— Нам пора.
Кевин тут же схватил своего друга и потащил к площади, пока его отец не вышел из себя.
— Что? Чего я такого сказал?
— Молчи!
Парни вышли на главную площадь, где собрались все кандидаты. Вокруг царила двоякая праздничная и одновременно тревожная атмосфера. Они стояли вокруг каменной трибуны, на которую был установлен большой стеклянный цилиндр с номерами участников и микрофон. Вся трибуна была окружена солдатами в форме, которых вызвали для поддержания правопорядка. Кевин с другом встали в средине толпы и ждали появления ведущего из 1-го Региона.
И вот, спустя несколько минут ожидания, на сцену вышел мужчина в жёлтом пиджаке с меховым воротником и круглых тёмных очках на глазах. За ним шла женщина в белом блестящем платье с уложенными назад волосами.
Мужчина поднялся на трибуну и встал у микрофона.
— Приветствую вас, юноши и девушки 17-го Региона, я Теодор Фишман — представитель 1-го Региона, — начал мужчина. — Я думаю, что не стоит напоминать о всей важности этого мероприятия, о всей его ценности…
— В этот раз многовато выбрали для жеребьёвки, — сказал Кевин, оглядевшись вокруг.
— А какой у тебя номер? У меня 13-24.
— Мой 11-25, — ответил охотник.
— Как считаешь, какие у нашего Региона шансы на победу?
— Я играми особо не интересуюсь, но слышал, что довольно часто выигрывал 1-й Регион, — поведал Кевин, пока ведущий вовсю распинался на сцене.
— Да, вот только они проиграли уже четыре игры подряд. Чувствую, в этот раз они будут рвать и метать. Будет тяжело.
— Ты что, вдруг участвовать захотел? — удивился Кевин.
— Такой приз на кону!
— Да, но стоит ли это того, через что тебе нужно будет пройти?
— Итак, я объявляю 24-е игры на выживание открытыми! — торжественно провозгласил ведущий. — Сейчас моя очаровательная ассистентка выберет участников, и пусть вам улыбнётся удача.
— Удача — это миф! — выкрикнул кто-то из толпы.
После того, как центрифуга хорошо раскрутила все листочки в цилиндре, женщина засунула внутрь руку и извлекла номер первого участника.
— Номер 13-64, — воскликнула женщина.
— Это я! — послышался голос из толпы.
К трибуне подошёл парень с радостным выражением лица. Он показал жетон у себя на шее, солдаты проверили его снимок в базе и пропустили на сцену.
— Это наш первый конкурсант! — сказала Теодор. — Скажи, как тебя зовут.
— Я — Адам, и я выиграю эти игры! — заявил довольным голосом парень.
— Вот это настрой! Вижу, ты в хорошей форме. Откуда такое тело?
— Это всё от природы. Главное — поддерживать себя.
— Хорошо, — улыбнулся ведущий, и ассистентка достала ещё одну бумажку.
— Номер 09-15.
После слов мадам из толпы вышла молодая девушка с длинным хвостом.
— Ого, девушек редко встретишь на играх. Как тебя зовут?
— Эрика, — скромно ответила конкурсантка.
— Страшно?
— Не очень. Может, мне улыбнётся удача.
— Удача — это миф! — снова выкрикнул человек из толпы, после чего один из солдат ударил его в живот.
— Чем занимаешься, Эрика?
— Лёгкая атлетика.
— Замечательно! А теперь, последний кандидат!
— Номер 11-25.
Кевин крепко стиснул зубы, а руки сами сжались в кулаки. Однако парень даже не думал показывать никаких эмоций. Он молча подошёл к трибуне, где солдат сверил его фотографию с базой.
— Шатен, слегка длинные волосы, зелёные глаза… — проговаривал офицер. — Хорошо, проходи.
Кевин встал у трибуны, где на него устремились сотни глаз и несколько десятков объективов камер.
— Скажи, а как тебя зовут? — попросил Теодор.
— Кевин.
— А чего ты такой грустный? Страшно?
— Страх есть всегда. Мне же просто жаль, что всё так обернулось, — холодно произнёс парень.
— Не понимаю я вас таких, это же ваш шанс…
— Шанс, чтобы умереть… — тут же возразил юноша.
— Ну ладно, давайте наградим наших героев аплодисментами. Может, перед вами стоит будущий победитель, — воодушевлённо провозгласил ведущий, после чего на всю площадь прогремели аплодисменты. — Что ж, раз мы уже выбрали наших участников, то пора им объяснить их привилегии. Вы можете взять с собой одну вещь, разрешённую правилами. Никаких электронных или высокотехнологичных механизмов. Всё, что содержит в себе взрывчатые вещества — запрещено. Препараты химического синтеза — запрещены.
«Не проблема», — подумал Кевин.
— Завтра, в 7:40 на вокзале вас будет ждать скоростной состав, который доставит вас в 1-й Регион. Там вы проведёте недельный курс подготовки к Играм. Можете не волноваться, мы приложили огромных усилий, чтобы вы провели это время с наибольшим комфортом.
Когда все формальности были улажены, участников отпустили, чтобы те могли провести свой последний вечер с семьями.
(17-й Регион; дом Кевина; 21:20)
Ужин проходил в молчаливой обстановке. Родители понимали, что, возможно, провожают своего единственного сына навсегда, но никто не решался нарушить тишину. Особенно тяжело приходилось матери с её слабым сердцем.
Сам же Кевин пытался сохранять спокойствие и создавать иллюзию уверенности, но в результате у него получалось нелепое каменное выражение лица.
— Кевин…
— Что, отец?
— Ты забрал из леса свои вещи?
— Да, они со мной, — сказал парень и направил взгляд на небольшой зелёный армейский ящик из дерева.
— Замечательно, — сказал отец и медленно отодвинул тарелку с едой. — Сын, завтра ты отправишься на самую опасную и ответственную охоту в своей жизни. Будь сильным, иначе кто-то окажется сильнее.
— Я помню, папа.
(17-й Регион; вокзал; 07:30)
Утром на вокзале собралось довольно много людей. Там были друзья и родственники конкурсантов, а также журналисты. Кевин же предпочёл, чтобы его семья осталась дома. В противном случае их так же бы начали досаждать работники местной прессы.
Парень пришёл со своим ящиком, который нёс в руке. Один из солдат проверил его на наличие запрещённых вещей, после чего вернул юноше его вещи. Носильщик хотел было занести поклажу в багажное отделение, но конкурсант пожелал оставить их у себя.
— Привет, — сказал друг Кевина, выйдя на платформу. — Что, не ожидал меня увидеть?
— Нет, просто не думал, что ты встанешь так рано.
— Да как же я мог отпустить своего друга не попрощавшись, — сказал друг Кевина с глупой улыбкой на лице. — Ты как? Нервничаешь?
— Это было ожидаемо. Моё имя было там семь раз…
— А если серьёзно?
— Конечно нервничаю.
— У тебя хотя бы план есть? Типа будешь прятаться, или выживать, или охотиться…
— По обстоятельствам. Нужно будет убить — убью, если тебя это интересует. Я готов.
— Я говорил тебе, что ты жуткий?
— Пару раз.
— Ладно, тогда удачи тебе. Если найдутся деньги — обязательно на тебя поставлю, — сказал товарищ, отчего Кевин ненадолго ухмыльнулся.
Тут прозвучал гудок, и все участники зашли в поезд. Теодор привёл их в комнату, где стояли стол из красного дерева и два дивана. Также на стене висела пара картин, и стоял мини бар.
— Ого! — удивилась Эрика.
— Класс люкс. Всё для наших любимых конкурсантов, — сказал мужчина, однако он уже не был так артистичен, как тогда на трибуне. — Сразу уточним несколько формальностей. Я ваш продюсер, а значит отвечаю за связь с прессой и общественностью. Если я прошу вас что-то сделать — скорее всего так и нужно.
— А кто займётся нашей подготовкой? Тренер там, или кто…? — поинтересовалась Эрика.
— Картер Дэвидсон — победитель 20-х Игр на выживание. Кстати, где он?
Тут в комнату вошёл мужчина с длинными поседевшими волосами и грубой щетиной на лице. Одет он был в дорогой серый костюм с жилеткой, который ему явно был непривычен.
Незнакомец нетактично растолкал конкурсантов, подошёл к мини бару и наполнил кружку коньяком. Сперва показалось, что он совершенно не имеет никакого отношения к происходящему, но выражение лица продюсера говорило об обратном.
— Прости, Теодор, я опоздал, — сказал мужчина и умостился на диван.
— Мы вам, случаем, не мешаем? — сказала Эрика.
— Нет, Дейзи, — ухмыльнулся мужчина и выпил.
— Вообще-то, Эрика.
— Кто это? — удивился Адам.
— Это… Картер Дэвидсон. Собственной персоной, — разъяснил Теодор.
— Он?! И вы даже не узнали наши имена?!
— Пардон, немного забыл, — равнодушно произнёс Картер.
— И вы будете нас учить?! — возмутился Адам.
— Послушай, парниша, — Картер встал с дивана и принялся размахивать полупустым стаканом, — я видел такое, что тебе даже и не снилось. Если ты думаешь, что сможешь просто отсидеться там и заграбастать себе выигрыш, то поспешу тебя разочаровать. По своему опыту могу сказать тебе следующее: эти игры проглотят тебя, пережуют все кости, выблюют и проглотят обратно!
Во время активной жестикуляции Картер выронил бокал, который с лёту подхватил Кевин.
— Не роняйте, пожалуйста, — вежливо попросил парень и протянул бокал Картеру, но затем резко перевернул его и вылил содержимое на пол. — Ой, пролилось.
— Козёл… — тихо пробормотал Картер, и просто наполнил себе следующий. — У меня перерыв.
— Вы что, смеётесь? — рассердилась Эрика. — Вы же только что пришли.
— Знаешь что, Дейзи…
— Я Эрика.
— Неважно. Я с пяти часов утра на ногах и мне нужно поспать. Всего хорошего, — закончил разговор Картер, дополнительно взял с собой бутылку и ушёл.
— Где вы его нашли? — презрительно глянул Адам в сторону уходящего инструктора.
— Его вам назначило управление Игр, но прошу вас не судить о нём строго. Он уже два раза готовил участников, которые показали неплохие результаты, — обнадёжил Теодор.
— Неплохие… я здесь, чтобы выиграть, и меня не радует перспектива сдохнуть с хорошими показателями в таблице, — вспылил Адам. — Я его верну.
— А вот это плохая идея, — остановил его мужчина в жёлтом пиджаке, но тот даже не подумал останавливаться. — Попрошу приготовить лёд.
— Вы хорошо знаете? — поинтересовалась Эрика.
— Довольно хорошо, — тихо произнёс продюсер. — Ладно, пойдём, я покажу вам ваши купе.
(Поезд; 12:00)
Проспав пару часов, Кевин открыл глаза и медленно встал. Из-за колоссальной скорости состава, вместо привычного вида в окне проецировалась статичная картинка, так что определить местоположение было невозможно. Однако к обеду экспресс уже должен был находиться в окрестностях Централа.
Когда он вышел в гостевой зал, то застал там Адама и Эрику. Парень сидел на диване, запрокинув голову, а девушка прикладывала к его глазу пакет со льдом.
— Да чтоб этого Картера… — бормотал юноша, после чего обратил внимание на Кевина. — О, приятель, ты проснулся.
— Никакой я тебе не приятель, — холодно произнёс парень.
— Почему так грубо?
— Скажу прямо, мы никакие не друзья. Уже через две недели мы должны будем перерезать друг другу глотки. Ни о какой дружбе и речи идти не может.
— Пусть так, но нам делить один номер. Так что постарайся хотя бы эти дни не представлять, как нас убиваешь, — с юмором сказала Эрика. — А вообще мы могли бы стать неплохими товарищами.
— Нет!
— Ты действительно хочешь вести себя как последний урод?
— Эй, мы приехали! — закричал Адам, когда поезд сбавил ход, а в окнах наконец показали виды Централа. — Как я выгляжу? Синяк сильно заметно?
— Не паникуй, пацан, — сказал Картер, подойдя сзади и положив руку на плечо Адама, из-за чего тот вздрогнул. — Шрамы только украшают мужчину.
— Как мило, что вы решили выйти и поддержать нас, — буркнул Кевин.
— У меня просто выпивка закончилась, — коротко ответил Картер и посмотрел на толпу на перроне. — Вы только гляньте на них. Уже не терпится наброситься на новеньких конкурсантов со всеми вопросами. Так вас заметят те, кого я называю спонсорами. Это очень богатые и престижные люди. Они будут делать ставки. Чем выше ставки — тем больше шансов, что вам помогут. Умираете от голода — доставят паёк, замерзаете — сбросят одеяло, корчитесь в лихорадке — получите пилюли. Этим людям надо нравиться.
— Проще говоря, если на нас много ставят, то могут прислать что-то полезное? Это по моей части! — ухмыльнулся Адам и потёр руки.

Глава 3 «Прибытие»

(Централ; вокзал; 12:10)
Когда поезд подъехал к платформе, его сразу же окружили журналисты. Каждый хотел успеть взять интервью у новых участников. Первым в объективы камер попал Адам, который сразу после выхода поднял руки вверх и радостно закричал.
— Привет тебе, Централ! — воскликнул юноша.
— Как вас зовут? Откуда именно вы родом? Что вы думаете о других участниках? Скажите, какой у вас план? — сразу же посыпались вопросы со всех сторон.
— Полегче, не все сразу. Я с радостью отвечу на все ваши вопросы, — сказал Адам, будучи окружённым толпой.
Такой разговорчивый и харизматичный участник был настоящей находкой для прессы, однако не все репортёры предпочли брать интервью у Адама. Так Эрика привлекла к себе не менее значительное внимание.
— Доброе утро. Скажите, как вас зовут? — спросил журналист.
— Эрика… — неуверенно произнесла девушка.
— Какие у вас ощущения? — поинтересовался другой журналист у Эрики.
— Я немного взволнована… Всё-таки такое происходит не каждый день. Даже не знаю, чего и ожидать, — ответила Эрика.
В отличие от своих попутчиков Кевин стоял в вагоне и смотрел на скопившуюся толпу сквозь открытую дверь.
— Брал бы ты с них пример, — тихо произнёс тренер.
— Ага, сейчас, — сарказмом ответил Кевин.
— Как хочешь… — сказал Картер, достал из пиджака флягу, сделав пару глотков, и вновь положил её во внутренний карман. — Ладно, я пошёл.
Когда Кевин вышел из вагона, все были заняты Картером, Адамом и Эрикой, так что на парня обратили внимание всего несколько папарацци.
— Скажите, какие у вас отношения с вашими товарищами?
— Без комментариев, — холодно ответил парень.
— Вы уже успели с ними договориться?
— Без комментариев.
— Вы уже определили для себя главных конкурентов?
— Без комментариев!
Парень добрался до лимузина, который ожидал их у выхода из вокзала, забросил свой ящик в салон и присел на мягкое кожаное сиденье. Ещё через несколько минут к нему присоединились Адам, Эрика и Картер.
— Кевин? Когда ты успел из вагона выйти? — удивился Адам.
— Пока ты трепался языком.
— Мистер Дэвидсон, куда мы сейчас? В отель? — спросила Эрика.
— Нет. Сперва нужно будет заехать в клинику, где у вас возьмут анализы и занесут данные в протокол. Просто формальность, чтобы убедиться, что вы ничем не больны на начало соревнований, — сказал Картер.
— А когда начнётся наша подготовка? — спросил Кевин.
— Тренировочный комплекс будет открыт, когда в город прибудут все конкурсанты.
— Мы ещё кого-то ждём? — полюбопытствовала Эрика.
— Да, ещё две команды из самой задницы мира.
— Можно немного повежливее?
— А как ещё сказать?
— Вы только посмотрите…! — с восторгом произнёс Адам.
Как только машина героев въехала в город, взору конкурсантов открылись величественные небоскрёбы и густо застроенные кварталы. Своими зеркально чистыми стеклянными стенами дома преломляли утренние лучи и отражали их обратно в небо. А на земле, в ногах этих бетонных гигантов, суетились люди. Каждый человек шёл по своим делам, а вместе они создавали настолько плотную массу, что стороннему человеку было попросту невозможно вклиниться в этот поток.
— Потрясающе, — произнесла Эрика, любуясь архитектурой.
— Да, по сравнению с Централом, ваш Регион просто деревня, — сказал Картер.
— Интересно, сколько здесь этажей? — поинтересовалась девушка.
— Я слышал, что в Централе есть дом высотой в 250 этажей.
— Ого! Интересно, какой оттуда вид? Кевин, а ты как думаешь?
— Хм, не знаю, — сказал парень и отвернулся от окна. — Леса и луга мне нравятся гораздо больше.
— Зануда, — пробурчала Эрика, как машина внезапно остановилась. — Эй, что случилось?
— Пробка, — пояснил Картер и откинулся на спинку сиденья. — Добро пожаловать в Централ. Располагайтесь поудобней. Это надолго.
(Централ; клиника; 17:26)
— Как же я устала, — возмутилась Эрика, сидя на кушетке. — А нам ведь ещё к отелю ехать…
— Это возмутительно! Могли бы и дорогу перекрыть, в самом деле.
— Молодая девушка, проходите, — сказал доктор, после того, как из кабинета вышел Кевин. — Садитесь. Есть какие-нибудь жалобы?
— Если честно… Так я на здоровье не жалуюсь, но по приезду мне почему-то немного тяжело дышать.
— А, это. У ваших друзей подобные жалобы, — сказал доктор. — Ничего страшного. У вас на родине воздух гораздо больше насыщен кислородом. Скоро пройдёт.
Тем временем Кевин и Адам сидели в коридоре, ожидая Эрику.
— Я понимаю, что мы с тобой соперники, но… — начал разговор Адам. — Я подумал, что будет неплохо объединить силы. Тебе так не кажется?
— Ты специально ждал, пока уйдёт Эрика?
— Не хочу говорить о ней ничего плохого, но она слишком наивна. А ты составляешь впечатление способного, а главное умного человека. Ты ведь сам говорил, что скоро мы друг другу глотки грызть будем. В таком случае будет лучше, если она не узнает о нашем маленьком уговоре.
— А знаешь… — начал Кевин, однако их разговору помешали.
— Эй, ребятки, о чём говорите? — спросил Картер, подойдя к парням.— Представляете, во всей больнице негде купить выпить.
— Сколько уже можно пить? — спросил Кевин, косо посмотрев на своего инструктора.
— У меня очень нервная работа, — оправдался Картер.
— Допустим. Но когда вы всё-таки начнёте работать?! — возмутился Адам.
— Скоро… когда-нибудь… наверное… не кричи на меня. Лучше скажите, у вас монетки не найдётся? А то я свою карточку забыл.
— Как вы тогда выпить себе собирались купить?
— У меня есть, — сказал Адам и вручил Картеру завалявшуюся мелочь. — Можете не возвращать.
— Оно и правильно. Мёртвым-то деньги ни к чему, — ухмыльнулся мужчина и направился к торговому автомату.
— Эй! Вот же урод.
— Погодите, я с вами, — сказал Кевин и направился за Картером.
— О чём говорили? — спросил инструктор у своего подопечного.
— Ну… — заколебался с ответом Кевин.
— Это я чисто из вежливости спросил. Мне всё равно.
— А не должно быть!
— Ты чего так завёлся? — удивился Картер, как автомат выдал ему заказ. — О, кофеёк… Обожаю. Ну, до скорого.
Как только мужчина забрал свой напиток и направился бродить коридорами, Кевин сам подошёл к автомату и начал выбирать. Так вышло, что у него хватало денег лишь на самый обычный чай. Автомат выдал стаканчик для напитка, однако самого чая парень так и не дождался.
— «Самая надёжная техника в Централе...» — процитировал парень и повторно нажал на кнопку.
— Посмотрите, кто у нас. Очередной недалёкий конкурсант из какого-то захолустья, — послышался грубый голос со стороны.
Когда Кевин повернул голову, то увидел рядом с собой широкоплечего парня крепкого телосложения. Сразу же он вызывал довольно неприятные ассоциации из-за широкого квадратного подбородка и скверного выражения на лице.
— Это ты ко мне сейчас обращался? — спросил Кевин и поднял голову, чтобы посмотреть в глаза своему двухметровому собеседнику. — Что-то случилось?
— Ничего, просто смотрю. Интересно, из какой деревни ты выполз?
— 17-й Регион.
— Ясно. Очередное мясо, — произнёс верзила, опёршись об автомат. — И как тебе у нас в гостях? Нравится?
— Пока что не очень. Всяких придурков встретить можно.
— Да ты, я погляжу, у нас с гонором! — ухмыльнулся незнакомец и ударил кулаком по автомату, после чего тот заработал и наполнил пустой стакан чаем.
— О, спасибо, — сказал Кевин, взял напиток, развернулся и пошёл своей дорогой.
— А ну стоять! Мы с тобой не договорили.
Незнакомец схватил Кевина за плечо и рывком повернул к себе. Именно в этот момент парень наклонил стакан, из-за чего всё его содержимое пролилось на штаны задиры. Кипяток быстро пропитал собою ткань и обжёг ногу.
— Твою мать!
— Дать салфетку? — насмешливо спросил Кевин.
— Это ты зря, урод…
Незнакомец уже замахнулся кулаком, как вдруг его остановил Картер.
— Конкурсантам запрещено драться до начала игр, — произнёс мужчина. — Или ты не слышала?
— Эй, дедуля. Шёл бы ты отсюда, а то… — начал парень, но тут же получил удар под дых.
— Послушай меня, сопляк, — сказал Картер, схватив невежу за ухо, — я не одному такому как ты потроха на Играх выпустил. Прежде, чем задираться ко мне, подумай хорошенько, иначе это плохо может кончиться. Усёк?
— Да… — произнёс с одышкой верзила.
— Ну вот и славно. А теперь проваливай!
Инструктор пнул задиру, от чего тот едва не упал. Оглянувшись, тот злобно осмотрел своих обидчиков, но решил не начинать конфликт в столь людном месте. Он лишь сплюнул в их сторону и спешно покинул коридор.
— Проклятье. Крепкий же у него пресс, — сказал Картер, потирая кулак.
— Кто это был?
— Брут из 1-го Региона. Скверный тип.
— Вы уже встречались?
— Нет. По телевизору видел.
— У вас всё в порядке? — спросила Эрика, подойдя вместе с Адамом.
— Вы закончили? Замечательно. В таком случае можем, наконец, отправляться в отель.
— Самое время, — сказал Адам.
(Централ; отель; номер 17-го Региона; 19:57)
Проведя в дороге ещё пару часов, команда добралась до отеля. Это было относительно невысокое здание, имеющее форму паруса. Находилось оно совсем рядом с центром для тренировок. Комплекс был рассчитан специально для содержания конкурсантов накануне очередных Игр.
Ещё при входе роскошь обрушивалась на постояльцев со всех сторон. Особенно поражали их собственные просторные апартаменты с высоким потолком, широким залом и несколькими комнатами с личными душевыми.
— О! Я вас уже заждался, — сказал Теодор, ожидающий своих подопечных в номере.
— Простите, мы задержались, — ответил Адам.
— Ситуация на дорогах у вас просто жуть, — добавил Кевин.
— Да, есть немного, — подтвердил мужчина и поспешил перевести тему. — Я так полагаю, вы проголодались. Прошу, стол уже накрыт.
Прислуга накрыла длинный гранитовый стол у большого окна на всю стену. Проголодавшиеся конкурсанты могли выбрать любые деликатесы, которые приготовил шеф-повар. Однако размер самих блюд разочаровал всех.
— Итак, введём вас в курс дела, — сказал Теодор и подал знак женщине, которая раздала героям золотые карточки. — С этими картами вы можете совершать любые покупки и траты на услуги в пределах этого отеля. С прейскурантом вы можете ознакомиться в своих комнатах.
— А машину на них купить можно? — спросил Адам, рассматривая карту.
— Нет. Однако если хотите острых ощущений, то можете арендовать любой спорткар из нашего автопарка. Вокруг центра для тренировок проложена трасса лично для вас, — сказал Теодор. — Кстати об этом, ваши тренировки начнутся послезавтра. Их посещение обязательно. Минимум 8 часов в день. Но мистер Дэвидсон вам уже об этом сказал. Так ведь, мистер Дэвидсон?
— А? Что? — переспросил Картер, лёжа на диване. — У меня упор на самообучение.
— Ещё не все команды прибыли на место? — поинтересовалась Эрика.
— Нет. Мы всё ещё ожидаем участников из 20-го и 15-го Регионов, — сказал Теодор и попросил раздать планшеты с информацией. — А пока мы их ждём, несколько каналов и радиостанций захотели взять у вас интервью. Для вас это неплохая возможность привлечь к себе внимание.
— Да, мистер Дэвидсон нам это уже объяснил.
— Хоть что-то он сказал, — произнёс про себя Теодор. — В таком случае мы вас оставим. Комнаты распределите самостоятельно. Если возникнут какие-то вопросы — обращайтесь ко мне, моя комната напротив. Буду ждать вас утром.
После столь позднего ужина Теодор и Картер вместе с прислугой покинули номер, предоставив участников самих себе. Комнаты были практически идентичны и особых споров не возникло. Помимо дорогой мебели на тумбочке находился пульт, управляющий всем высокотехничным оснащением номера. Нажав на случайную кнопку, Эрика включила проекцию, и на стенах появились живые изображения.
— Красота… — сказала девушка и переменила горный краевид на морской пейзаж. — А ну-ка, что тут ещё есть? О, регулировка мягкости постели…
В своей комнате Кевин так же принялся перебирать всевозможные пейзажи и остановился на лесной роще. Около минуты он всматривался меж деревьев, пытаясь вспомнить, не видел ли он этого места у себя дома.
Вдруг по щеке парня стекла слеза и упала на руку. Он быстро протёр глаза и сделал вид, что ничего не произошло, хотя в комнате более никого не было. Сделал это не ради кого-то, а чтобы казаться сильным перед самим собой.
Затем Кевин отключил проекцию и водрузил на кровать свой армейский ящик. Подняв защёлки, он открыл крышку и заглянул внутрь. Там, в устеленных плотной бумагой стенках, лежал уникальный лук из чёрной, как смола, древесины. Парень взял его в руки и погрузился в размышления.

Глава 4 «Сын охотника»

(17-й Регион; леса; 12:33; 6 лет назад)
Выйдя холодным осенним утром, охотники выслеживали крупную добычу — самца лося. У одной из приманок отец быстро обнаружил отпечатки копыт и повёл сына по следу животного. Так они зашли в самую глубь леса, однако добыча по-прежнему оставалась неуловимой.
— Земля сухая, след обрывается, — сказал охотник, остановившись с парнем на возвышенности. — Он должен быть где-то здесь. Смотри внимательно.
— Вон там, — произнёс Кевин и указал куда-то вдаль.
— Где? — спросил отец, достав бинокль.
— Левее, в кустах.
— Действительно, — сказал мужчина, рассмотрев рога животного. — Пойдём.
Обойдя животное и заняв положение с подветренной стороны, они были готовы стрелять. Из-за высокой цены на патроны, охотники предпочитали луки огнестрельным ружьям.
В этот раз мужчина уступил почётное право своему сыну. Мальчик взял отцовский составной лук, прицелился и выпустил стрелу животному точно в сердце. Наконечник вонзился в плоть, и лось рухнул на землю. Однако из-за плотных мышц стрела лишь незначительно задела орган, и самец начал биться в конвульсиях.
Тут же парень выбежал из своего укрытия, присел над головой несчастного создания, достал нож, замахнулся им над головой и вонзил лезвие в шею несчастного, перерезав сонную артерию. После такого удара животное сделало последние пару вдохов и испустило дух.
— Молодец, сын, — похвалил его мужчина, подойдя к Кевину.
— Но они всё равно мучаются, — сказал Кевин, вынув окровавленный нож из туши животного. — Это… тяжело.
— Скажи, Кевин, насколько ценна жизнь?
— Это самое дорогое, что у нас есть.
— В таком случае, стоит ли она того, чтобы за неё бороться?
— Разумеется, — кивнул парень, не понимая, к чему ведёт его отец.
— Нам нужно есть, чтобы жить. Этому лосю нужно было быть внимательным, чтобы жить. Сегодня ты оказался сильнее, — сказал отец. — Мы отбираем жизнь только ради того, чтобы самим продолжать жить. Таков закон природы.
— Жестоко, но справедливо, — ответил Кевин.
— А ты молодец, что заметил его.
— Метров пятьсот было, ничего особенного, — безразлично ответил парень.
— Да, конечно… — сказал отец и задумался. — Ладно, давай дотащим нашу добычу до дома, а потом я бы хотел тебе кое-что показать.
(17-й Регион; двор; 18:23; то же время)
Доставив тушу лося в город, по возвращению отец привёл сына к старому сараю около их дома. Там он держал различные вещи, для которых не нашлось места в доме. Разобрав кучу всевозможного хлама, мужчина извлёк из-под неё старый армейский ящик, в котором лежал необычный чёрный лук.
— Лук? — удивился Кевин.
— Этим луком пользовался ещё твой дед, а ему он достался от его отца, а тому от его отца… можно сказать, семейная реликвия.
— Правда? — снова удивился Кевин, не осознавая ценности предмета, который держал в руках. — К чему все эти сантименты? У нас ведь составные луки, они куда лучше. Чем этот кусок дерева от них отличается?
— Ха, ещё увидишь, — ухмыльнулся отец. — Если сможешь поразить из него мишень на расстоянии 50 метров — он твой.
— 50 метров? Ерунда, — уверенно сказал Кевин.
— Попробуй, — сказал отец и указал на мишень. — 25 для начала.
Парень взял в руки оружие и попробовал натянуть тетиву. Сразу же он почувствовал необычное сопротивление, которого не было у всех остальных луков. Он прицелился и выпустил стрелу, однако та отлетела в сторону и встряла в землю в нескольких метрах от цели.
— Что? — удивился Кевин.
— Пробуй, — сказал отец и отошёл к дому.
— Ты дал ему тот лук? — спросила жена у своего супруга. — У тебя ушло два года, но ты так и не научился из него стрелять.
— Он справится, поверь мне.
(17-й Регион; двор; 09:05; год спустя)
Кевин встал напротив установленной мишени и крепко сжал в руке чёрный лук. Отец поднёс к глазам бинокль и принялся наблюдать.
— Дистанция 200 метров. Небольшой юго-западный ветер, — доложил мужчина. — Готов?
— Да, — ответил Кевин и глубоко выдохнул.
Парень медленно натянул тетиву и прицелился. Стоило ему отпустить стрелу, как та словно ветер полетела по направлению к своей цели. За долю секунды она попала точно в центр намеченного круга, а стальной наконечник насквозь пробил деревянную мишень.
— Молодец, Кевин. Я тобой горжусь, — сказал мужчина, подтвердив попадание.

Глава 5 «Нелюдимый»

(Централ; отель; номер 17-го Региона; 07:50; наши дни)
На удивление, этой ночью Кевину удалось хорошо выспаться. Парень и не заметил, как уснул просто в верхней одежде, держа в руках свой лук.
Быстро сложив оружие в ящик, он посмотрел на часы. Было ещё слишком рано, и юноша решил немного проветриться. Открыв вторую дверь в своей комнате, он вышел на большую общую террасу с навесом от солнца.
Находясь вдали от большого города, здесь можно было обрести относительное уединение и вдохнуть глоток более свежего воздуха. Однако же гул машин эхом доносился даже сюда. Сердце Централа никогда не замолкало, а с наступлением утра начинало функционировать более интенсивно.
Тем не менее, Кевину, которого не интересовало техническое оснащение отеля, это место пришлось по душе. Он хотел было остаться на террасе подольше, однако парню было необходимо привести себя в порядок и принять душ после вчерашнего дня.
Стоило ему вернуться в свою спальню, как он услышал чьи-то разговоры, доносящиеся из главного зала. Выйди из комнаты, он застал там Эрику. Девушка сидела на диване, а прямо перед ней стены проецировали экран, через который по видеосвязи она говорила со своей семьёй.
— Я и словами не могу передать, сколько здесь всего! Голографические обои, регулируемые постели, самоочищающиеся ковровые покрытия…
— Я рада видеть тебя такой счастливой, — сказала грустным голосом женщина на изображении.
— Я так хочу вам всё здесь показать! — восторженно говорила девушка, но затем обратила внимание на выражение лица своей матери. — Мам? Что-то случилось…?
— Нет, просто… — сказала женщина, вытирая слёзы. — Мне действительно приятно видеть тебя такой счастливой. Но ещё я прекрасно осознаю, что скоро…
— Мама, пожалуйста…
— Я знаю, что тебе сейчас очень нелегко, и ты всеми силами пытаешься отвлечься, но, Эрика… нам с папой тебя так не хватает.
— Я… — тихо произнесла девушка, после чего крепко сжала кулаки. — Прости, что позвонила.
— Эрика, постой…
— Завершить звонок, — произнесла девушка, после чего изображение на стене исчезло, и лишь тогда она обратила внимание на Кевина. — Ты давно там стоишь?
— Не хотел мешать. Извини, — сказал парень и присел рядом на кресло.- Отсюда можно совершать звонки?
— Конечно! Проще перечислить, чего здесь нельзя сделать. Ты вот, например, знал, что изображение на стенах автоматически подстраивается под положение твоей головы? То есть, куда бы ты ни пошёл, экран всегда будет перед глазами.
— Ты вообще спала? — спросил Кевин, обратив внимание на перевозбуждённость Эрики.
— Вздремнула пару часиков и пропустила утреннюю пробежку. Да как же тут уснёшь?! Я весь вечер разбиралась с функциями номера.
— Ого! Я вижу, вы уже на ногах, — удивился Адам, выйдя из комнаты.
— О, Боже, Адам… — сказала девушка и отвернулась, когда её сосед вышел в одном полотенце. — Ты не мог бы одеться?
— А чего здесь такого? Через неделю мы будем бороться за свою жизнь. Эти семь дней я вправе делать, что захочу.
— В этом он прав, — согласился Кевин.
— Но нормы приличия-то хоть можно соблюдать?!
Неожиданно входная дверь распахнулась, и внутрь вошёл Теодор.
— Вы проснулись! Замечательно.
— Я, кажется, запирала двери на ночь, — сказала Эрика.
— Я ваш продюсер. Для меня все двери открыты, — объяснил мужчина и присел на гостевую кушетку. — Как вам живётся вместе?
— А можно меня переселить к девушкам? — поинтересовалась Эрика.
— Боюсь, это невозможно. Участникам запрещено проживать с соперниками из других регионов, — сказал Теодор и начал загибать пальцы. — Также запрещены любые драки кроме спаррингов, проникновение в номера других участников, порча их личных вещей, слежка, подслушивание…
— А разговорить-то с ними хотя бы можно? — поинтересовался Адам.
— Разговаривать? Да, это как раз не запрещено, — разъяснил продюсер.
— Теодор, я, конечно, всё понимаю, но тёмные очки… в помещении… — сделала замечание Эрика.
— Так, по-вашему, лучше? — мужчина и снял очки, под которыми скрывались красные от многочасовой работы глаза. — Ладно, перейдём к делу, — сказал продюссер, вновь надел очки и встал на ноги. — Вы просмотрели списки, которые вам раздали? Уже кого-то выбрали?
— Да. Я отметила пару каналов и одну радиостанцию, — доложила девушка и вручила планшет с заметками.
— Я тоже набросал пару идей, — сказал Адам и принёс из комнаты свой список.
— Ого! Боюсь, это как-то многовато. Мы можем всё не успеть. Я немного подкорректирую ваше расписание, — задумался мужчина и обратился к Кевину. — А твой список где?
— Я никуда не иду, — коротко и ясно ответил Кевин.
— Это очень плохое решение, должен сказать. Пойми, если о тебе никто не будет знать, то и ставки будут крайне малы. Это в твоих же интересах.
— Ой, да что вы к нему пристали… — махнула рукой Эрика. — Он лучше целый день в номере просидит, чем перед людьми покажется.
— Ладно. В таком случае, собирайтесь. Я договорюсь со студиями по дороге.
Быстро перекусив перед отъездом, Адам и Эрика полностью приготовились к выходу и покинули номер. Кевин остался один. Сразу же парень направился в душ.
Немного охладившись, юноша оказался предоставлен самому себе. От скуки он даже пробежал глазами по прейскуранту, однако ничто из этого списка его не заинтересовало.
Когда тишина начала слишком сильно давить на его уши, Кевин вновь вышел на террасу и прошёлся вдоль неё.
Ни пения птиц, ни шелеста листвы на ветру, лишь отголоски городской суеты… Подвели даже небольшие декоративные деревья в горшках, которые оказались полностью искусственными. Их листья состояли из синтетических волокон и вдвое эффективней наполняли пространство кислородом. Собственно именно из-за этого воздух здесь и казался чище.
Каждое своё утро Кевин любил начинать с пробежки по полю. Рожь с каплями росы на стеблях нежно била по ногам, а далеко в лесу ожидал холодный, как лёд, и чистый, как стекло, ручей… Чем дольше он об этом думал — тем больше осознавал, как немного ему было нужно.
Неожиданно Кевин услышал тихое чириканье. Наклонив голову, он увидел небольшую птичку. Воробушек присел на самом краю террасы и складывал вместе маленькие палочки, которые ему с таким трудом удалось найти в устеленном бетоном городе.
Однако стоило молодому самцу едва начать работу, как активировался автоматический робот пылесос. Машина прогнала птенца и собрала все ветви. Когда уборка была закончена, робот вернулся на своё место, а воробей вновь приземлился на террасу и с унынием положил на пол одну единственную соломинку. Вся проделанная работа была насмарку.
Кевин наклонился, поднял с земли веточку, посмотрел на несчастное животное и огляделся по сторонам.
(Централ; отель; ресторан; 14:26)
Спустя несколько часов стены номера начали слишком сильно давить на Кевина, и тот решил немного прогуляться. Поскольку приблизилось время обеда, он направился в ресторан при отеле.
На удивление там собралось довольно много людей. Несмотря на то, что еду можно было заказать просто в номер, большинство конкурсантов предпочли посетить буфет.
Выбрав блюдо, Кевин сперва собирался найти себе как можно более уединённый стол. Сама мысль о том, чтобы есть рядом со своими будущими соперниками, была ему противна. Однако неожиданно парень выбрал стол в самом центре зала и присел напротив молодой девушки.
— Здесь не занято? — спросил парень, стоя с подносом.
— Приземляйся. Не занято.
Собеседница Кевина выглядела не очень хорошо. Лицо было бледным, под глазами тёмные мешки, а сама девушка была очень худощавой. Однако, несмотря на это, она обладала весьма хорошим аппетитом. На подносе незнакомка собрала самые дорогие блюда: лобстер, красная рыба, икра, мраморная говядина, салат из трюфелей, а рядом стояли бутылки с виски и шампанским. Однако, несмотря на всю изысканность этих блюд, они никак друг с другом не сочетались.
— Сказали: «Вот вам золотые карты, заказывайте, что будет угодно…», — возмущённо говорила девушка. — Ага, конечно! Я попросила принести мне что-то такое, чтобы вставило, да так, чтобы не отпускало. А на меня лишь вытаращились с вот такими глазами. Я рассчитывала попробовать то, что принимают самые богачи, но нет… Знала бы, что так будет — осталась бы дома. Но зато наемся до отвала.
Кевин ещё раз внимательно рассмотрел собеседницу и задал весьма закономерный вопрос.
— Ты серьёзно участница?
— Ну, типа того, — ответила девушка и откинулась на спинку стула.
— Как же тебя вообще отобрали?
— О, это такая интересная история. В общем, заполнила я бумажек двадцать со своим именем и всунула в ту шнягу, из которой конкурсантов отбирают, а затем…
— Из какого ты, говоришь, Региона?
— Четырнадцатого.
— Тогда всё ясно. У вас там никогда порядка не было, — сказал Кевин и тяжело вздохнул. — Ты хоть понимаешь, на что подписалась?
— Конечно! Выиграю Игры, и мне бабла столько отвалят, что и работать не надо будет.
— Вот же дура. Тебя убьют в первый же день.
— Я тебя прошу, чего там сложного? Просто буду прятаться по кустам и подожду, когда вы там сами друг друга укокошите. Вуаля, победа в кармане, — произнесла девушка и хлопнула в ладоши. — А ты, кстати, сам откуда? Меня Брендой звать. Я…
Однако Кевина интересовал не разговор с этой девушкой, и даже не еда. Со своего места, которое он специально так удачно занял, он мог наблюдать и даже слышать разговоры того верзилы из 1-го Региона, которого он встретил в больнице.
Брут, как его назвал Картер, сидел рядом с молодой девушкой с длинными чёрными волосами, завязанными в пучок. Пока её товарищ ел, та постоянно вносила какие-то заметки в своём телефоне и даже не думала притрагиваться к еде.
Затем к столику подошёл ещё один человек. Это был парень. У него были слегка длинные чёрные волосы, завязанные в хвост, а на лице — небольшая щетина, из-за которой он казался слегка старше. Сам по себе он был весьма худощавым, а в сравнении с Брутом и вовсе выглядел блекло.
— А, Сэм, мы тебя ждали, — сказал Брут и развёл руками.
— Брут, наш продюсер недоволен.
— Что случилось?
— Можно было и не называть ведущего кретином.
— Вот же… Ничего страшного, вырежут.
— Это был прямой эфир, — сказала девушка, не отрываясь от телефона. — Кстати, это видео уже попало в сеть. И просмотров довольно много… Поздравляю, Брут, ты у нас теперь звезда.
— Заткнись, Кейси! — разгневался мужчина. — Ничего, ещё отыграюсь. А ты, Сэм, лучше не лезь в мои дела.
— Позволь тебе напомнить, зачем мы все здесь собрались…
— Не надо, я всё прекрасно помню.
— Тогда веди себя соответствующе.
— А тебе не всё равно? — возмутился Брут.
— Мне? Абсолютно, — безразлично ответил парень. — Но это не отменяет того, что в нас вложили немало денег, и правительство рассчитывает на победу.
— Будет им победа, мы ведь уже всё продумали. После начала я объединюсь с Кейси, затем мы идём на запад, а ты…
— Пожалуйста, не кричи так сильно. Ты ведь не знаешь, кто в этот момент тебя слушает…
Не закончив фразу, юноша развернулся и посмотрел на Кевина. Он не просто повернул голову в его сторону, а смотрел парню точно в глаза. От одного лишь этого взгляда по его коже пробежали мурашки, а он сам ощутил самый настоящий страх перед этим человеком.
Лучник тут же отвернул голову и сделал вид, что не подслушивал разговора участников из Централа.
— «Кто он?» — задал себе вопрос юноша. — «Его взгляд… это взгляд охотника. Нет. Ещё хуже…»
— Эй, глянь-ка, — сказала соседка парня и, подёргав его за плечо, указала на выход из ресторана.
Стоило парню обернуться, как он увидел группу из трёх человек с небольшими сумками, которые проходили через вестибюль. Примечательным было то, что у них у всех были яркие рыжие волосы.
— Островитяне из 15-го Региона. Какие они смешные. Оборжаться можно, — сказала девушка.
Сам же парень за те несколько секунд, пока проходили конкурсанты, внимательно осмотрел каждого из них и на первый взгляд не приметил ничего необычного.
(Централ; отель; номер 17-го Региона; 19:43)
— Ох, как я утомилась, — пожаловалась Эрика, войдя в номер вместе с Теодором. — А это ничего, что мы оставила Адама одного?
— С ним всё будет в порядке. Я попросил водителя доставить его в отель сразу же, как только он завершит интервью, — сказал продюсер и посмотрел время на своих часах. — Так, а теперь прошу простить, но у меня много работы. Если хочешь, я могу распечатать статистику ставок для тебя.
— Нет, спасибо. Я в них всё равно ничего не пойму.
— Тогда до завтра, — сказал Теодор и пошёл дальше выполнять свои обязанности.
— Что-то тихо… Эй, Кевин, ты здесь?! — воскликнула девушка, но никто не ответил. — Надо же…
Сегодняшним вечером Эрика была не настроена дальше разбираться со всеми навороченными функциями отеля. За целый день она слишком сильно устала и хотела хорошо отдохнуть. Чтобы расслабиться, девушка заказала себе в номер коктейль и вышла на террасу. Поставив напиток на столик и прилёгши на шезлонг, она могла наслаждаться потрясающим видом заходящего солнца.
— Как прошли съёмки? — неожиданно раздался голос.
— А? Что?
Эрика не сразу поняла, в чём дело. Сперва она осмотрелась по сторонам, но никого не увидела. Затем девушка встала с шезлонга и прошлась по террасе, но опять-таки никого не нашла. В недоумении она даже подошла к перилам и посмотрела вниз.
— Я наверху, — сказал Кевин.
Обернувшись, Эрика всё-таки увидела Кевина, который сидел на бетонном карнизе.
— Меня едва инфаркт не хватил! — возмутилась девушка. — Что ты там делаешь?
— То же, что и ты — наслаждаюсь видом, — ответил парень. — Так как прошли съёмки?
— Тебе это правда так интересно?
— Что не так? У тебя со мной какие-то проблемы?
— Сначала ты ведёшь себя, как полный козёл, заявляешь, что никакие мы не друзья, что друг другу глотки рвать будем… И вдруг ты интересуешься, как мои дела.
— Друзья, не друзья, но мне всё равно интересно. К тому же я не самое большое зло в этом отеле, — тихо добавил Кевин.
— Ты это о чём?
— Да так… мысли вслух, — сказал парень и спрыгнул с карниза. — Не волнуйся, я от своих слов не отказываюсь и в друзья к тебе не набиваюсь.
— А я-то было подумала… — сказала Эрика, отведя взгляд. — Если хочешь, то можем посмотреть телевизор. Там сейчас Адам должен выступать.

Глава 6 «Звезда экрана»

(Централ; студия; 19:50)
— А что касается моих товарищей… — продолжал своё интервью Адам. — До игр мы не были знакомы, и провели вместе на так много времени, но мне уже есть, что про них рассказать. Начнём с Эрики. Она добрая, честная и в меру скромна. Очень приятный в общении человек. Могу сказать, что она относится к такому типу людей, которые сами идут на контакт. Думаю, на Играх она быстро присоединится к какой-либо группе.
— Да, мы уже успели с ней побеседовать в предыдущих передачах, — добавил ведущий. — А что касается ещё одного участника из вашего Региона… Кевин, правильно? Мы его до сих пор не видели. С ним всё в порядке?
— Разумеется!
— В таком случае, не могли бы вы сказать пару слов и о нём?
— Конечно. Вы уже слышали про Эрику. Так вот, Кевин это обратная сторона медали. С ним довольно тяжело договориться, и по натуре он очень замкнут. Лично я считаю, что это связано с родом его деятельности. Дома он был охотником, если я всё правильно помню. И по сей день это очень уважаемая профессия в кругу некоторых людей. Сами понимаете: выслеживание добычи, засады… В таких условиях быстро отвыкаешь от людской компании. Также я слышал, что он превосходный лучник. Поговаривают, он поставил рекорд по дальности стрельбы в нашем Регионе. Не знаю, насколько это правда, но такие слухи ходят, — сказал Адам и сделал глоток воды.
— Ну, в этом мы все убедимся на показательных выступлениях перед Играми.
— Ещё хотелось бы добавить, что, несмотря на свою замкнутую натуру, я чувствую в нём множество хороших качеств: честь, мужество, отвага, стремление помогать другим…
— Скажите, Адам, в своей речи вы упомянули объединение в группы. Вы планируете действовать в команде со своими товарищами? — поинтересовался ведущий.
— Мы ещё не поднимали этот вопрос, но они замечательные партнёры, и я считаю, что вместе у нас больше шансов выжить.
— Замечательно. А теперь вопросы от наших зрителей, — сказал ведущий и взял со стола лист бумаги, который ему положил помощник. — Нам стало известно, что вашим инструктором был назначен Картер Дэвидсон, победитель 20-х Игр на выживание. Скажите, какой стиль его преподавания, и какие советы он вам уже успел дать, если не секрет?
— Ну… — промямлил Адам и приложил руку к больному глазу. — У него своеобразная методика. Давайте лучше следующий вопрос.
— И ещё один вопрос от зрителей. Лучше я его зачитаю: «Скажи, Адам, дома тебя ждёт девушка?».
— В этом плане я пока что свободен. Так что, девчонки Централа, берегитесь, — сказал Адам и улыбнулся в камеру.
— Наше время подходит к концу, так что последний вопрос. Скажите, Адам, какой лично у вас план на время Игр?
— Какой может быть ещё план? Конечно же, победить!
— Вот это дух! — воскликнул ведущий и зааплодировал. — Дорогие друзья, у нас в гостях был Адам Брукс из 17-го Региона.
После завершения прямого эфира Адам спустился вниз, где его уже ждала машина.
— Прошу, садитесь, — сказал водитель, открыв перед пассажиром дверь.
— В отель? Не хочу. Лучше подвези меня куда-нибудь, где отдыхают самые сливки общества, — попросил парень.
— Простите, но я не могу этого сделать. Конкурсантам предписано находиться в отеле, а в город выезжать лишь в случае проведения встреч с прессой.
— В таком случае, я найду себе занятие сам, — сказал Адам, развернулся и уже собрался уходить, как водитель схватил его за плечо.
— Предупреждаю, мне разрешено использовать табельное оружие по отношению к конкурсантам, если те нарушают правила. Так что, пожалуйста, садитесь в машину. Будет лучше если мы успеем до часа пик, — тихо произнёс водитель.
— Хорошо, хорошо. Господи, зачем сразу угрожать? Я сажусь.
(Централ; отель; ресторан; 21:20)
По прибытию в отель, парень решил не подниматься в номер, а перекусить на первом этаже. В главном зале буфета было практически пусто.
Проголодавшись за целый день, парень взял себе курицу в томатном соусе, салат в качестве гарнира и чашку свежезаваренного чая.
— Молодой человек, всё готово, — сказал повар.
— А? Что? — удивился Адам, погрузившись в собственные мысли. — Простите, я что-то задремал. Большое спасибо.
Проведя целый день в переездах от студии к студии, Адам был уже и сам не рад, что составил себе такое расписание. Это при том, что Теодор отменил ему несколько встреч.
Отойдя от раздачи, юноша вновь склонил голову и начал погружаться в сон. На секунду прикрыв глаза, он тут же врезался в стену и выронил всю свою еду.
— Да кто здесь преград понаставил?! — возмутился Адам.
Однако, подняв глаза, он обнаружил что врезался вовсе не в стену. Спиной к нему стоял высокий широкоплечий мускулистый мужчина, который был к тому же и на голову выше самого парня.
Из-за своей неосторожности Адам врезался ему в спину и вывернул на него всё содержимое своего подноса. После этого громила медленно развернулся и, зажмурив голубые глаза, посмотрел на растерянного конкурсанта.
— Ты испачкал мою любимую одежду, — сурово произнёс мужчина.
— Простите, это случайно вышло. Я не хотел!
— Правда? — спросил незнакомец, ещё больше сощурив глаза. — Вот и славно! — радостно произнёс мужчина и похлопал Адама по плечу.
— Погодите, вы что, не злитесь? — удивился парень.
— А чего здесь злиться? — произнёс добрым голосом незнакомец. — Ты хотел поесть? Тогда не составишь ли мне компанию?
— Конечно… — неуверенно ответил Адам.
Парень взял ещё одну порцию и присел напротив нового знакомого. Однако даже сидя он был намного ниже неизвестного мужчины.
— Леонард.
— Адам, очень приятно, — сказал парень и пожал руку собеседнику. — Ещё раз прошу прощения, что так вышло, — повторил Адам.
— Ерунда! С каждым бывает, — сказал мужчина и принялся есть. — Ох, как же я проголодался с дороги.
Адам всматривался в лицо незнакомца и никак не мог понять, кто перед ним. У мужчины была широкая челюсть и короткие светлые волосы с двумя залысинами. Исходя из отсутствия и намёков на морщины, парень пришёл к выводу, что тот довольно молод. Что было тяжело сказать, учитываю рост и формы незнакомца.
— Извините за такой вопрос, но вы случайно не из конкурсантов?
— Конечно. Мы с товарищами только вечером прибыли с 20-го Региона, — сказал мужчина, обгрызая куриную ножку. — Я едва вещи успел занести. Мы столько времени в пробке провели, я было начал думать, что мы так и не доедем.
— Сколько же вам лет?
— Двадцать один.
— Них… — начал говорить Адам, но вовремя остановился. — Вы просто такой сильный, вот я и подумал…
— Физическая сила всегда была одним из достоинств нашей семьи! — гордо произнёс Леонард.
Сразу же Адам заприметил в этом человека замечательного напарника на время Игр. Глядя на мощный торс, накачанные руки и толстую шею, можно было смело говорить о просто невероятной физической силе. Такой человек мог без труда выбиться в лидеры. А судя по разговору, из-за своего добродушного характера, он вряд ли бы отказал другу в помощи. Однако Адаму самому было необходимо чем-то его заинтересовать, и тогда он вспомнил про Кевина.
— А я вот в своём Регионе снискал славу неплохого охотника… — ненавязчиво начал беседу Адам.
— Правда? В таком случае, ты, должно быть, неплохо ориентируешься на местности.
— Ориентируюсь? Да лес для меня второй дом! — уверенно произнёс парень. — Кроме того, я знаю как именно нужно себя вести и как действительно необходимо выживать.
— Я погляжу, ты тоже хорошо подготовился к Играм.
— Да, — сказал Адам и демонстративно отвёл взгляд в сторону. — Правда это одиночество порядком сильно изматывает. Бывает, идёшь несколько дней по следу, и поговорить не с кем. Знаешь, а ты мне нравишься. Ты похож на хорошего и порядочного человека.
— Конечно! Честь и доблесть ещё одно из достоинств нашей семьи!
— Из нас могла бы выйти отличная команда.
— Я даже не знаю… — засомневался мужчина и приложил руку к подбородку.
— Нет, нет, я сейчас ни на что не намекаю. Просто хочу сказать, если наши дороги пересекутся, мне будет приятно сражаться с тобой плечом к плечу.
— Взаимно, Адам, — сказал Леонард и привстал из-за стола. — А теперь прошу простить, но меня, должно быть, заждались.
— Хорошо. До встречи.
Доев свой ужин, Адам так же встал из-за стола и направился в свой номер, где сразу на пороге его уже ждал Кевин.
— Зачем ты это сказал? — возмущённо произнёс парень.
— Кевин? Но… как ты узнал? — в недоумении переспросил Адам.
— По телевизору смотрел. Зачем ты объявил, что я охотник и пользуюсь луком?
— Ты про интервью… — про себя произнёс Адам и вздохнул с облегчением.
— Так ещё эти рассказы про честь, благородство, взаимопомощь… Кто тебя за язык тянул?!
— Вообще-то ты мне спасибо сказать должен. Я дал тебе оценку, украсил твой образ, поведал людям, кто ты такой… Благодаря мне про тебя начнут говорить. А что делать, если сам ты никуда не выходишь? Чего ты вообще злишься?
— Во-первых, я не люблю клеветы.
— Но ведь это…
— Не перебивай! А во-вторых, этим своим интервью ты лишил меня всякого элемента неожиданности.
— По-моему, ты слишком драматизируешь.
— Парни, потише, пожалуйста, — попросила Эрика. — Сейчас будет выступать организатор. Я хочу послушать.

Глава 7 «Прямой эфир»

(Централ; отель, номер 17-го Региона; 22:00)
Адам и Кевин присели рядом с девушкой, и та включила телевизор погромче. На экране за общим столом сидели ведущий и куратор Исаак Кельвин, человек с виду весьма состоятельный.
— Добрый вечер, публика! Сегодня в специальном выпуске у нас в гостях куратор 24-х Игр на выживание Исаак Кельвин! — произнёс ведущий.
— Здравствуйте, — сказал мужчина в костюме, а затем повернулся к камере. — Здравствуйте, зрители.
— Мало кто ожидал увидеть вас второй раз на месте куратора Игр. В частности это связано с вашим предложением разрешить использование дымовых пиротехнических средств.
— Да, признаю, на прошлых Играх возникли небольшие проблемы. В результате использования участниками дымовых шашек было потеряно множество ценных и интересных кадров. Однако мы приложили больших усилий, чтобы исправить эту проблему, — оправдался мужчина. — Все камеры были оборудованы функцией инфракрасной съёмки. Это позволит получать чёткое изображение в условиях практически нулевой видимости.
— Не думаете ли вы, что ваши нововведения отбирают у Игр ту самую суть, которая была заложена в них изначально. Очень много людей обвиняют вас в пренебрежении традициями.
— Отнюдь. Возможность ослепить противника, скрыться в пелене завесы вынуждает игроков находить новые и совершенствовать старые стратегии, что предаёт Играм большей динамичности. Традиции — это хорошо, однако нам необходимо модернизировать правила, чтобы и дальше поддерживать интерес к этому виду соревнований, — поведал Исаак.
— В таком случае, как вы отреагируете на заявление, что вы намереваетесь добавить в игры огнестрельное оружие? — задал интересующий вопрос ведущий.
— Уверяю вас, это всего лишь слухи. Пусть я и настаиваю на пути модернизации, однако такое решение приведёт к полному изменению всей сущности Игр. Участники должны применять познания и технологии, которыми пользовались наши предки на протяжении долгих веков. Именно это и заложено в основу Игр на выживание, — сказал мужчина и откинулся на спинку кресла. — Однако, вынужден признать, не все подобные заявления являются слухами. Высказывание о том, что я планирую ввести в список разрешённых предметов электрошоки, полностью правдиво. На данный момент эта идея не получила поддержки. Однако, если 24-е Игры пройдут успешно, комитет может пересмотреть моё предложение.
— Скажите, какие ещё изменения постигли эти Игры?
— В первую очередь хочу отметить, что мы изменили содержание карманных аптечек, добавили более сильные и действенные препараты, а так же увеличили их количество на арене. Как показала практика, зрителям больше нравится наблюдать за поединками конкурсантов, а не за тем, как они умирают в агонии от ран.
— Также у аудитории есть много вопросов касательно выбора арены.
— Вы ведь знаете, что я не вправе разглашать подобную информацию. Участники до последнего не должны знать, в каких условиях они окажутся.
— В таком случае, не могли бы вы прокомментировать состав конкурсантов, которых отобрали в этом десятилетии? — попросил ведущий.
— Пока что трудно что-либо сказать. Тренировки даже не начались, а окончательные результаты можно будет огласить лишь после показательных выступлений…
(Централ; отель, номер 17-го Региона; 22:15)
— Интересное интервью, — сказал Адам, досматривая программу.
— Правда, ничего особо полезного он не сказал, — высказал своё мнение Кевин.
— А он мне даже нравится, — призналась Эрика.
— Это чем же? — удивился лучник.
— Хотя бы тем, что он старается сделать Игры как можно менее жестокими, как бы это противоречиво не звучало. Улучшенные медикаменты, возможность избежать ненужных столкновений, более острое и убойное оружие… Всё, чтобы мы не мучились, — разъяснила девушка.
— Он просто хочет создать более приемлемую картинку для аудитории и всего-то, — возразил Кевин, после чего призадумался. — Хотя… новые медикаменты действительно помогут.
— Ох, не знаю, как вы, но я страшно хочу спать, — сказал Адам, протирая слипающиеся глаза. — Всего хорошего.
— Думаю, нам тоже пора, — сказала Эрика, выключила телевизор, и все разошлись по своим комнатам.

(Продолжения не будет, возможно)



Свидетельство о публикации №10091

Все права на произведение принадлежат автору. Мамчур Денис, 07 Июня 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()