Пиши .про для писателей

Провинциальные Анекдоты

Автор: Ортём

1
Я лежал на кровати и думал о своём. Завтра суббота, наверное, придётся идти в школу. По субботам у меня два урока: физ-ра, на которую я забивал, и ОБЖ, которое мне вообще не нужно. Но, тем не менее, мне нужно было получить по ним хотя бы пару оценок.
Я всё ещё думал о том случае на остановке. Мальчик, лет шести, бежал с букетом цветов. Судя по улыбке, у его мамы был праздник. Красные, от мороза, щёки, и такой же красный нос. У него были светлые волосы, торчащие из-под шапки с крохотной надписью. Он бежал и вдруг поскользнулся на ровном месте. Когда он падал, ноги задрались вверх, а голова летела прямо на заледенелый асфальт. Я стоял и смотрел, как он медленно вставал и, захлёбываясь слезами, собирал свой букет. Все просто смотрели на это. И я в том числе. Мне казалось, что я должен что-то сделать, хоть как-то помочь ему. Но я не знал чем, или просто не хотел.
Я дождался автобуса и, последний раз взглянув в сторону мальчика, залез в переполненный старенький автобус. Медленно отдаляясь от остановки, прижавшись к сиденьям, я хотел было достать из кармана деньги и отдать их кондуктору, который приближался ко мне, но меня зажало, будто в тиски, между одной, с виду молодой женщиной и её, судя по всему, мужем. Они прижали меня к сиденью, на которое я не мог сесть, ибо его заняла своей сумкой бабушка. Бабушка? Ха! Если эту женщину, лет пятидесяти можно назвать бабушкой.
Ко мне подошла кондуктор и, протянув руку, крикнула — За проезд передаём. Я оттолкнул от себя, мужа той тётки. Достал из кармана мелочь и стал отсчитывать свои кровные. Передав за проезд, я получил билет с номером: 676676. Повезло, подумал я. Ноги затекли, а до моей остановки оставалось ещё восемь таких же каменных построек в виде навеса, которые почему-то назывались остановками. На счастье женщина взяла в руки сумку и встала, тем самым уступив целых три места. Я сел, надел наушники и стал смотреть в окно. Мелькали дома, магазины, силуэты людей. Мне не было до них никакого дела. Мне было всё равно на всё, что происходит вокруг. Я боялся всего этого. И мне казалось, что я никогда не стану частью всего этого мира

2
Оставалась всего пара страниц, до конца этой книги. Я боялся читать дальше. Боялся, что когда прочту её, весь мир исчезнет. Но нет, всё было хорошо. Я прочитал её и задумался. Что хотел автор донести до читателей? Как он выглядел? Что на нём было надето, когда он писал эту книгу? Наверное, он сидел трусах и представлял каждое телодвижение своего героя. Его пальцы стучали по клавиатуре и набирали текст о его добросовестном герое. А может, он даже несколько раз кидал в корзину файл с книгой, которая даст ему большой успех. А может и не успех. Может, ему просто похлопали несколько человек и забыли про него и его книгу. Я высунул голову из-под одеяла. Шторы уже были не в силах держать свет, который сочился из окна. Рассвет. Чёрт возьми. Я так и не спал. Я нащупал и вытащил из одеяла фонарик. Спрятал под кровать и попробовал уснуть. Казалось, через пару минут, пришла мама и разбудила меня в школу. Скушав яишенку, я собрался и направился в сторону школы. Школа встретила меня примитивным приветствием в виде крика гардеробщицы, которая требовала пришить к куртке петельку, иначе она больше никогда не примет мою несчастную куртку. Но каждый раз она забывала об этом и на следующий день я слушал одно и тоже. Я поднялся на этаж выше и вошёл в класс. Поздоровавшись со своим соседом по парте, я начал разговор о домашней по английскому. Но я забыл, что он был на углублении и учился у другого преподавателя. Я часто спрашивал его: «Зачем ты пошёл на углубление?». Но в ответ получал один и тот же ответ: «Не знаю». Иногда я сравнивал себя с гардеробщицей. Или я слишком туп, что задаю один и тот же вопрос, или он и вправду не знает ответа на него. И от непонимания мне приходилось задавать его снова. Вскоре уроки кончились, я забрал из гардероба куртку и вышел из школы. Попутно, я думал о поездке на тур. базу. Что мне там делать? Мёрзнуть и смотреть на пьяные рожи, и так же напиваться, брызгать слюной? Я могу и дома спокойно выпить чего-нибудь. Родители работали до вечера. А так как карманных денег у меня хватало, я мог спокойно зайти в магазин и купить себе чего-нибудь выпить. Зазвонил телефон. Звонила моя девушка. И видимо она была рассержена тем, что я не ответил на её утреннее «Доброе утро».

— Тёма! — Послышалось из телефона — Почему ты не ответил на моё СМС?
Я задумался: соврать или сказать правду о том, что был слишком занят утром и мне не было никакого дела до её СМСок?
— Мне не приходила СМС. — Соврал я.
— Эх, — вздохнула она — я соскучилась.
Это прозвучало так нежно, будто своим голосом она манила меня к себе. У меня была в планах прогулка с ней, но она была предпоследней в списке моих дел.
— Я скоро приду. — Снова соврал я.
— Я буду ждать. — Ответила она и положила трубку.
Слишком короткий разговор для влюблённых. Странно, обычно мы говорили часами, но не в этот раз. Спрятав телефон в карман, я направился домой. Дома я переоделся и прилёг немного отдохнуть. Затем я вышел из квартиры и спустился вниз на лифте. В нём пахло мочой и чьими-то духами. Запах смешался и врезался в нос, будто кулак. Я вышел из подъезда и растворился в мире, словно сахар в горячем чае.

3
Я стоял на кухне в бриджах и клетчатой рубашке. Пил подаренное мне девушкой кофе из кружки, подаренной ею же. Смотря в окно, я видел, как мельтешат люди. Бегают дети. Едут машины.
Выходные — прекрасное время, можно спать хоть до вечера или не спать вовсе. В общем, в выходные я мог заниматься чем угодно.
Мне позвонил приятель, которого звали Лёха. Все звали его бубенчик из-за фамилии «Бубенцов».
— Здорова, не отвлекаю?
— Привет, нет не отвлекаешь. — Сказал я допивая кофе.
— Пошли, прогуляемся, а то что-то заебалось дома тухнуть. — Сказал он зевая в трубку.
— У меня дел много.
— Да ладно, не ври, опять читать свои говно-книги будешь. — Буркнул он
— Нет, нужно домашнюю делать, и всё такое… — Соврал я
— Заебал, не хочешь — так и скажи. Хули отмазываться то?
— Ладно, уговорил. — Ответил я, — Подходи к подъезду.
— Давай только быстрее! — Крикнул Бубенчик
Я положил телефон на стол и, потянувшись, пошёл одеваться. Почесав затылок и найдя свои штаны, я напялил их на свою толстую задницу. Взяв деньги из копилки в виде парусника, я покинул квартиру и зашёл в лифт. Спустившись из подъезда, я поймал на себе взгляд местного калеки, который ездил на инвалидной коляске и косо на всех смотрел.

4
Мы подошли к синему зданию и, кинув взгляд в сторону собак, которые так нагло и открыто трахались, вошли в магазин. Взяв пару бутылок, мы пошли, восвояси разговаривая о прошлой неделе:
— Нет, ну согласись, она не плохая девушка, с ней можно поболтать о том — о сём, но для отношений она суховата. — Сказал Бубенчик, открывая бутылку пива.
— Ты слишком много от неё хочешь. — Ответил я плюнув в сторону его ног.
— Нет, ты не прав, взять хотя бы Людку, вот там тёлка что надо…
— Опять ты со своей Людкой, заебал уже.
— Ой, ладно тебе, сам ведь недавно по ней сох, пока эту дуру не встретил. — Бубенчик скривил гримасу и приблизил свою рожу в мою сторону.
— Никакая она не дура. — ответил я, отскочив от него.
Мы сидели на крыше заброшенного завода. Под ногами валялись битые бутылки и использованные шприцы. Темнело, но мы не собирались домой. У Бубенчика родители сегодня работали в ночь, так что он мог спокойно гулять хоть всю ночь. Мои родители за мной не следили. Только давали денег и уходили восвояси. Мне было хорошо от этого. Ничего не нужно было скрывать и прятать. Лишь изредка в комнату заходил отец и спрашивал как мои дела. Но я видел по его глазам, что ему было на это всё равно. И по просьбе матери, он изредка, но всё же приходил ко мне и пытался начать разговор. Так и не начав, его он уходил обратно на кухню и смотрел свои сериалы, закусывая пиво копчёной курочкой. Изредка я задумывался о том, что хотел бы счастливую семью, которая ездит на море хотя бы раз в полгода, все радостные и дружелюбные. Поддерживают друг друга и помогают в сложных ситуациях. Но вместо счастливой семьи я получал отца-алкоголика и мамку истеричку. Она кричала на своего мужа и после ссоры с ним, звонила подругам и часа два говорила с ними о моём отце. Я уже давно забил на это. Но в глубине души всё же мечтал о хоть, на капельку, счастливой семье.
5
Я проснулся утром от звонка напоминалки на телефоне. Сегодня день рождения Юли. Юля была быдловатой девушкой слушающей «крутой» пацанский реп, но нравилась она мне из-за её умения выбираться из любого говна сухой. Я позвонил своему корешу Васе и спросил про неё.
— Да нихуя она не будет праздновать, мне Ольга сказала.
— Ладно, тогда деньги не буду тратить на подарок.
— Слушай, а ты занят сегодня?
— Нет, а что?
— Да, выпить хотел…
— А, ну так бы и сказал, подходи к остановке, что около ларька.
— Скоро буду. — Ответил я и положил трубку.
Я позавтракал, надел джинсы узкачи и рубашку. Как только вышел из подъезда увидел троих молодых ребят, они о чём-то спорили. Я пересчитал деньги и направился к ларьку. Вася уже стоял около остановки и докуривал сигарету.
— Ну ты и долгий. — Сказал он и кинул бычок в урну.
— Ой, да ладно тебе, не так уж и долго. Только мы хотели пойти к ларьку, как увидели именинницу.
— Вау, какая встреча! — крикнул Вася и обнял её.
— Да, я тут гуляла просто, что докопались то?
— С днём рождения. — Сделав счастливое лицо, сказал я ей.
— Спасибо, Тёма. А куда вы идёте?
— Да мы забухать хотели, а тут ты. — Вася улыбнулся ей.
— Ну так идём ко мне!
Она скорчила милое личико. По крайней мере, попыталась это сделать. Наверное, она думала, что такой гримасой сможет нас уговорить. Выхода у нас не было, да и алкоголь мог стать бесплатным. И мы согласились.
— Только там моя сестра будет, вы не против?
Её сестра — Лена, была сексуальной блондинкой лет 15-16-ти. Мне её сестра больше нравилась, нежели эта гопница.
— Слушай, мы ведь без подарка… — Сказал я ей.
— Да и хер с ним, ничего страшного. — Ответила она, подмигнув мне.
Мы шли быстрым шагом. И как только дошли до её дома, ей кто-то позвонил, и судя по всему, просился в гости. Она немного поломалась и согласилась. Позже мы зашли к ней домой. Её мама смотрела на меня с некоторым презрением. Я поздоровался и быстро нырнул на кухню в надежде спастись от этого испепеляющего взгляда. На кухне было светло и уютно, меня пригласила к столу сестра гопницы.
— Привет, садись за стол. Ты мыл руки?
Эти слова прозвучали так заботливо и мило. Я ответил, что руки чистые и сел за стол. На столе было много всякой чуши, аля картошки фри и наггетсов. Я не стал ничего есть и спросил про алкоголь. Мне ответили, что он скоро будет, нужно подождать пока родители именинницы уедут. Я не знал о чём разговаривать с ними. Полная паника в голове. Я посмотрел по сторонам и не увидел Васю. Он вроде должен быть рядом. И вот, только я вспомнил про него, он вошёл в комнату с тремя бутылками вина.

Мы пили и разговаривали о своей жизни. О том, какие учителя пидорасы, а директриса — шлюха. Стандартные темы для старшеклассников. Позже пришли ещё люди и ещё алкоголь. Пить мне не сильно хотелось, но моё юношеское незнание меры взяло верх и я выпил ещё две бутылки пива.
— Идём наверх? — Сказала Юля.
— Зачем?
И я ведь реально не понимал зачем. Сглупил. На тот момент я выглядел жалко. Просто представьте себе школьника, чуть больше метр шестидесяти ростом, всё лицо у которого в шрамах, пристрастившегося к алкоголю, философствующего о бессмысленности жизни. Я еле говорил из-за алкашки которую почти допил.
— Мне надоело тут сидеть, слишком шумно.
— Идём, тогда.
Мы поднялись наверх в её комнату. Пахло духами, такими приторными. Она села на кровать и продолжила тему школы. Мне было не интересно, и я тупо пялился ей в глаза. В комнату вошла её сестра и назвала нас голубками. Она села рядом со мной и начала спрашивать о музыке. Глупая тема для разговора. Глупая и не подходящая, но она хоть как-то пыталась наладить разговор. Я не стал рассказывать о своём музыкальном вкусе и соврал, что мои музыкальные вкусны имеют смешанный характер. Мы ещё немного выпили. Я лёг на кровать и хотел было уснуть, но Лена легла на меня и стала целовать. Я ответил таким же горячим поцелуем как Лена. Она после этого посмеялась и начала тереться о мой член своей промежностью. Юля закрыла дверь на замок и села рядом на кровати. Ощущения от секса были не очень приятные. Как по мне, это намного круче делать по любви. Но в то же время это гордость. Мой первый секс был с двумя тёлками. Я будто членом водил в стакане с тёплой водой, и так до сих пор я не уяснил его урок. Как только я выпустил салют на живот Лене, я поцеловал её. Подумал об отношениях. Было бы неплохо иметь отношения с такой девушкой как Лена. Она быстро ушла в ванную, а Юля осталась. Была неловкая пауза, длилась она крайне долго, за это время могла начаться третья мировая война, медицина могла бы найти вакцину от рака, учёные могли бы создать робота с искусственным интеллектом. Мне было очень стыдно, что в этот момент я не смог подобрать нужных слов. Лена пришла, и сказала Юле, что ванна свободна. Я спросил, могу ли я сходить первым. Она одобрительно кивнула. Я поспешил убежать и избавиться от этого молчаливого момента. Стоял в ванной, мыл член и осознавал что произошло. Умывшись холодной водой, я наконец понял, что изменил своей девушке. И я никак не смогу смыть этого позора. Придётся ей всё рассказать, простит она меня или нет. Я не хотел её терять. Я был пьян. Я стоял в ванной и плакал. Всё было хреново. Спустился вниз, соврал, что нужно домой и ушёл. Я шёл домой и думал о ней: о её волосах, о манерах, о мимике. Шёл на душе с полным багажом экзистенциального говна на плечах.

6
Я не спал всю ночь. Утром я должен был встретиться с девушкой и всё ей рассказать. Представляя, как она плачет, и слёзы текут по её розовым щёчкам, мне самому невольно захотелось плакать. Я вышел на балкон со стаканом воды и начал рыдать. Слёзы падали на пол. Я не мог остановиться, они всё текли и текли. Я начал задыхаться, но, наконец, отпустило. Я зашёл в квартиру и сел на стул. Заблуждение… я был в полном заблуждении. Сказать ей, или же притвориться что всё нормально? Но будет ещё хуже, если она узнает, что я трахнул её знакомую от неё же. Как-нибудь она подойдёт к ней, начнёт рассказывать что-то и как бы невзначай, скажет, что я не плох для девственника. Потом посмеётся и уйдёт восвояси. Нет, уж лучше я сам скажу. Я позвонил ей и спросил, где мы встречаемся. Она просила, чтобы я встретил её в парке. Я медленно собирался, пытаясь отсрочить падение наших длительных отношений. Я шёл по парку, где-то кричали дети, их родители. А я просто шёл. Пытаясь спрятать своё лицо от каждого прохожего, я увидел её. Она стояла около фонтана и глазами искала меня. Я встал как вкопанный, не хотел, чтобы она видела меня. Хотелось убежать, спрятаться под одеялом или в шкафу, чтобы пришла мама, сказала, что всё хорошо, напоила чаем с печеньем и избавила от этого кошмара. Я нервно мял кулаки и наконец, решился подойти к ней. Она поцеловала меня и взяла за руку. Смотря в её глаза, я видел больше мира, чем в глазах тех шлюх, с которыми лишился невинности. Ком в горле встал у меня. Она спрашивает как мои дела, но я не могу ответить. Я потерял голос, потерял себя. Давление медленно поднималось, надавливая на мозг. Голову ломило. Вена на виске вздулась. Я прошипел, что хочу пить и быстрым шагом пошёл к ларьку за бутылкой газированной воды. Она спрашивала, что случилось, а я пил. Не мог остановиться и пытаясь замедлить время, жадно глотал минералку. Тетка, стоявшая рядом, что-то сказала про жажду. Но это было что-то другое. Я НИКОГДА НЕ ИСПЫТЫВАЛ ТАКОГО ЧУВСТВА. Господи, я никогда не просил у тебя помощи, но пожалуйста, помоги мне, сделай так, чтобы всё обошлось, чтобы этот день, наконец, закончился. Я попросил её пойти за мной. Дойдя до газона, я сел на эту мягкую траву и сдерживая слёзы, рассказывал, что случилось на дне рождения. Она слушала, но как только я закончил, поспешила удалиться. Я схватил её за руку и говорил что люблю, извинялся, пытался поцеловать. Она не хотела слушать. Но потом я попросил её о последнем поцелуе. Это был самый отстойный поцелуй в моей жизни. После него она ушла, и я больше ничего не слышал о ней. Возможно, она переехала куда-то и влюбилась в какого-нибудь хипстера, который не обращал на неё внимание. Конечно, я пару месяцев страдал по ней, но позже, повзрослев, я заметил, что мысленно сравниваю девушек с ней. Не просто так, а потому что мне было с ней максимально комфортно.

7
Влада я за это время очень хорошо знал, он был обычным пацаном немного косящего под хипстера, но не признающий это. Мы оба были с зачесанными волосами и в модной одежде. Обычные подростки. На уроке к нам зашла секретарь и сказала, что после к часу нам нужно быть в больнице на флюорографию. Естественно мы все обрадовались, ибо можно было съебаться с никому не нужного английского языка. Я не очень любил нашего учителя английского. Её звали Оксана Игоревна, и она как тётка. Всегда недовольная моим поведением, она встречала меня на урок с осуждающим взглядом. Как по мне, тётка она хорошая, но очень много умничала и попрекала каждого в ошибке. Её постоянное «Неу», вместо обычного «Ноу», меня немного бесило. Но я так и не спросил у неё, в чем разница. Мы досидели алгебру, на которой учительница диктовала нам формулы из учебника и объясняла тоже из учебника. Наши просьбы объяснить на понятном и простом языке, она игнорировала и подкрепляла своё нежелание объяснять нам ещё раз, тем, что всё ею сказанное есть в учебнике. Мы пытались отпроситься с физики и уйти немного погулять, но у нас вышло отпроситься лишь с одного урока. Первый мы отсидели всего лишь наполовину. После, учитель пожелала нам удачи и отправила в больницу. Мы с Владом не решились идти сразу, подумали немного погулять. Я как раз хотел сдать телефон в ремонт и взял его с собой.
— Пошли со мной?
— Куда? — Спросил Влад, застёгивая куртку.
— Мне надо телефон в ремонт отдать, перепрошить его, а то глючит.
— Ну, пошли, всё равно времени ещё много есть.
Мы вышли на улицу и моментально холод пробрал нас до костей.
— Холодно-то как, блядь!
— Минус двадцать пять, вроде.
— Ебаная погода…
— Угу.
Едва мы дошли до школьных ворот, Влад засомневался во времени которое у нас есть:
— Погоди, а нам точно к часу?
— Да, а что?
Он протянул мне телефон и показал, как пара наших одноклассников спросила ко скольки нам. Один говорил, что к часу, а другой что к часу сорока.
— Блядь, и что, предлагаешь в школу идти?
— Да, пошли, спросим, а то вдруг…
Мы развернулись и быстрым шагом пошли в школу. В тепло. Как только вошли, я заметил трёх наших одноклассниц в окружении каких-то парней.
— А нам ко скольки?
— К часу. — Почти хором ответили они.
— Ладно, спасибо. — Ответили мы
Мы перекинулись взглядом и пошли на улицу.
— Так, нам куда? — Влад достал телефон и посмотрел время
— В ремонт, щас покажу где он. — Ответил я, прибавив шаг.
Мы дошли до ремонта минут за двадцать и сразу же влетели.
— Чего вам, парни? — Лысый мужик высунул нос из-за стойки и глядел на нас.
— Можно телефон перепрошить?
— Конечно.
— А какая цена? — Я начал доставать из сумки телефон.
— Там… короче, в зависимости от модели — Он прикусил губу и ткнул пальцем в клавиатуру.
Я показал ему телефон и позже мы договорились об отсрочке платежа.
Поблагодарив, его мы вышли на мороз и переговорили куда пойти. Мне совсем не хотелось на флюорографию, но нам могли дать пиздюлей. Зато, это были бы приключения. Решив, что нам всё-таки нужно в больницу, мы дошли до неё. Войдя в большое кирпичное здание, я сразу почувствовал запах хлорки. Он въедался в нос. Я не сразу заметил большое скопление людей и сначала присел на лавочку и осмотрелся.
— Может съебём? — Уговаривал я Влада.
— Хуй знает, огребём же потом. — Он снимал шапку и поправлял волосы
— Ладно, посидим немного. — Я развалился и чувствовал как мои ноги начали наконец оттаивать.
Вошла группа наших одноклассниц и стряхивая снег с шапок спрашивали у нас о том, как мы так быстро дошли. Мы посмеялись и ничего не ответили.
— Короче, слушай — Я сделал серьёзное лицо.
— Что?
— Давай короче, скажем, что от военкомата проходили в прошлом году?
Загвоздка была в том, что мне было пятнадцать, и я ничего не проходил.
— А не получим потом? — Он засуетился.
— Нет, мы же проходили, ты что, забыл? — Моё удивлённое лицо дало ему понять что я вжился в роль.
— Да, забыл.
Мы немного зассали уходить с больницы, но спустя некоторое время разговоров, я сам поверил в собственное враньё и с искренним удивлением я смотрел на Влада, который сообщил мне о том, что я сам поверил в собственный пиздёж. Я посмеялся. Чувствовал себя охуенным актёром. Мы отдали документы и сказали, что уже проходили обследование от военкомата. Позвонив маме, я вышел из больницы и ждал Влада. Его отец сказал идти ему к бабушке, как и мне, моя мать. Я думал, что разойдёмся на тридцатом магазине, но едва мы перешли дорогу, он скоро попрощался и ушёл вдаль, а я остался наедине со своими мыслями и проблемами.

8
Я собирался в душ, но меня опередила мама. С удивительной скоростью она влетела в ванную и хлопнула дверью. Решив, пока заправить постель я пошёл в комнату. Отца дома не было, и это было удивительно. Обычно в такую рань он ещё спал. Не знаю, что меня заставило, но я проснулся рано. Я зашёл в комнату, заправил постель, взял кружку со стола и допил вчерашний чай. Я включил ноутбук и зашёл во «Вконтакте». В личке висело одно сообщение. Мне написала знакомая, сказала, что приехала на выходные и хочет видеть меня. Я почесал подбородок и написал, что буду рад видеть её. Знал, что вся эта встреча будет чревата еблей, но благодаря моим родителям, даже табор цыган мог оставаться у меня на ночь, так что с хатой проблем не должно было быть. Мама как раз вышла из душа. Когда я стоял под тёплыми струями воды, я вспоминал последнюю встречу с этой знакомой. Мы ходили в кафе, на выставку зверей в музее и позже, разговаривая о чём-то малозначащем (я не запомнил, ибо это была не нужная информация), она предложила зайти к ней на торт с фруктами, я согласился и взяв её за руку мы пошли к ней. Дома у неё было уютно и тепло. Я снял обувь, как только расстегнул куртку она, набросилась на меня с поцелуями, на которые я отвечал с таким же энтузиазмом. Мы быстро снимали одежду не переставая целовать друг друга. Эта хитрая девчушка бросила меня на кровать в своей комнате и, улыбнувшись, сказала, что ей нужно в душ. Сам я порылся в кармане и достал презерватив.
Как только я вошёл в неё, я чувствовал эту огромную температуру. Было жарко, хотелось сорвать с себя кожу. Я двигался всё быстрее и быстрее, пару раз мой член выскакивал из её узкой вагины. Хотелось войти в неё с головой, поселиться в нее влагалище, и жить там в этом вечном тепле. Но всё закончилось через минут пятнадцать. Мы лежали и болтали об её родителях, куда они уехали и когда приедут. Мне было не очень приятно после такого говорить о её родителях. Попросившись в душ, я получил одобрительное «иди, конечно», и стянув гондон и выкинув его в мусорку, я ушёл в душ.

Наконец, я помылся и вышел из душа, мама что-то говорила о школе, но я не расслышал и ушёл в комнату угукнув.
На улице заметно потеплело. Снег наполовину растаял, и под ногами валялись чёрные комки снега смешанного с грязью. Как только я вошёл в парк, сзади на меня кто-то накинулся, я уж было хотел сделать привычную подсечку-захват, но увидел милое и знакомое лицо. На попытку её поцеловать, я получил отказ. Постояв в ступоре секунды две, я отвернул лицо в сторону. Мы говорили об учёбе, она просила рассказать о моих делах и о моих занятиях, но я соврал, сказав, что ничем особенным не занимаюсь. После того как мы зашли в магазин за пивом, она сказала, что хочет со мной поговорить. Я уж было обрадовался, что этот разговор закончит поток стандартных вопросов.
— Помнишь поход ко мне домой?
— Конечно помню, а что не так?
— Прости меня за это…
— Почему ты извиняешься? — Я поставил слишком глупо вопрос.
— Не знаю, мне просто очень стыдно, что я так поступила.
Она плакала, а я не знал как её успокоить. Отхлебнув из бутылки, я поцеловал её. Но после поцелуя, она открыла мокрые, сияющие на солнце, глаза и сказала фразу, которую я слышал миллионы раз, но она была очень едкой, словно крысиный яд, травила моё сердце и душу. «Нам нужно прекратить общение», — Вроде бы ничего особенного в этой фразе, но моё сердце сжалось, хотелось закричать, материть весь мир, вырыть себе яму и лечь в неё, спрятавшись от всего мира. Я поцеловал её в щёчку и распрощался. Оставил её одну, сидящей на лавочке. Сам я пошёл домой, хотелось напиться, но я решил лечь спать, не смотря на то, что времени было двенадцать часов дня. Лёжа на кровати, я провёл свои выходные, не хотелось идти куда-либо, я игнорировал любые звонки. Интернет, игры, друзья, домашнее задание, да и весь мир почему-то исчез, и я не хотел его искать. Он будто крошка хлеба, прятался в клавиатуре, а мне не было до него какого-либо дела.

9
Мне надоело сидеть в одиночестве, и я решил прогуляться. Как во сне, я оделся, спустился на лифте и вышел из подъезда. На улице заметно потеплело, и я снял шапку. Пока шел, наблюдал за детьми, которые бегали на улице, смешная шапка с балаболкой была надета на одном из них, он бежал и кричал им что-то невнятное, а другие убегали и смеялись. Надел наушники и включил музыку. Унылый реп ударил мне в уши, и я провалился сквозь этот мир. Дошёл до ларька и купил пачку сигарет, не успев открыть её, я увидел неопрятно одетого мужчину, который двигался в мою сторону, я снял один наушник и пытался услышать его речь. Он протянул мне руку и поздоровался, потом зачем-то давай рассказывать мне о своей жизни, о том, как учился в школе на отлично, как его бил отец, как он первый раз влюбился. Закончил он свою историю тем, что попросил сигарету и пять рублей на бутылку водки, я угостил его сигаретой и пятирублёвой монеткой. Он поблагодарил меня и ушёл. И всё-таки, я не совсем могу понять. Почему люди из умных и образованных, превращаются в подобное говно, которое не способно сохранить семью, которое клянчит деньги и сигареты у прохожих? Конечно, если верить Сартру, то люди создают себя сами. Они сами решают, кем быть и какую роль им играть, но разве этот мужик сам решил быть таким? Ладно, нужно идти дальше, но я и вправду не видел смысла в том, что хожу здесь, в этом городе, по этой улице, не видел смысла в учёбе, не было мотивации к учёбе. Мне просто хотелось сидеть дома и говорить с кем-нибудь по душам, мне просто хотелось высказаться и стало бы легче, я бы снова стал улыбаться, нашёл бы девушку, подтянул учёбу, обрадовал родителей, но моё желание, похоже, не скоро исполнится. Пока я размышлял о тщетности бытия, мне позвонил Вася и спросил где я. Сначала не хотелось брать трубку и утонуть в своих мыслях, но я решил поддаться течению и пойти расслабиться с кем-то, хоть с кем-то.
Вася стоял у магазина «Степной» и ждал меня. Мы поздоровались, и он сразу же начал рассказывать свою историю, о том, как он дрался с отцом и сломал дверь в ванную. Конечно, я удивился, но о его войне с отцом я знал давно. Его отец, вроде взрослый мужик, но ведёт себя как дитя малое, иногда, когда я сидел в комнате у Васи, его батя заходил и начинал спрашивать меня о спорте, как только я говорил, что не занимаюсь спортом и считаю это уделом слабых, он предлагал мне побороться (он был трезвый в этот момент), когда я отнекивался, он мог схватить меня и повалить на пол, сделать какой-нибудь захват который он помнит из армии, и смеяться от моих криков. Когда Вася прибегал на крики, он пытался оттащить его батю от меня, но тут же был повален на пол, как и я. Только вдвоём мы могли повалить его отца, и он уходил на кухню, ругаясь себе под нос. Если честно, я не очень понимал его отца, он либо пытался казаться молодым и энергичным, либо он просто не очень умный.
Мы дошли до парка, и присели на лавочку, подошли какие-то парни, поздоровались, начали рассказывать о том, как они бухали на выходных, потом кто-то пошутил про пидоров, и они ушли. Я предложил выпить, но Вася не имел средств для этого, да и я потратил почти все на сигареты. Было принято решение пойти к Бубенчику, у него как раз уехали родители, а отец его крайне любит самогон. Минут за двадцать мы подошли к его дому и начали звонить в домофон.
— Кто? — Послышался сонный голос Бубенчика.
— Хуй в пальто, спишь что ли? — Сказал Вася.
— Да. — Ответил Бубенчик и открыл дверь в подъезд.
Мы поднялись к нему в квартиру, он стоял в двери закутанный в одеяло. Мы поздоровались и сразу же спросили про алкоголь.
— Блять, батя вроде забрал всё, щас гляну — Он побежал на кухню.
— Ты хоть трусы натяни что ли… — Отшутился Вася и сел на диван.
— Да-да, иди нахуй. — Ответил Бубенчик
Я присел радом с Васей и закрыл глаза. Мне хотелось бы сейчас быть не здесь, а с девушкой, целовать её, трогать, нюхать, трахаться, а я вынужден сидеть с этими идиотами и страдать о плохой жизни. Подростковый максимализм — он такой.
— Нашёл! — Крикнул Бубенчик и поставил что-то на стол.
Мы пошли на кухню разливать по стаканам, а Бубенчик побежал к себе в комнату одеваться.
— До краёв? — Спросил Вася
— До хуёв, блять! — Крикнул Бубенчик — Сильно не налегайте, спалят ведь.
— Водой разбавишь. — Снова отшутился Вася.
Мы были уже предельно пьяны и играли в карты. Я выигрывал уже третий раз, а через пару минут меня приспичило блевать, и я вышел из игры. Как только вся гадость вышла из меня, я вымыл руки и вошёл в зал. Бубенчик ставил щелбаны Васе и смеялся. Я прилёг на дивал и ловил вертолёты, пытаясь не спать. Но, всё же уснул, а через пару часов меня разбудил Вася, который предлагал погулять. Я посмотрел на время, на часах было два ночи, но идея мне понравилась. Мы разбудили Бубенчика, подождали пока он сходит посрать, оделись и вышли во двор. Я вспомнил про телефон, а как включил его, заметил двенадцать пропущенных от матери. Звонить я ей не стал, а просто отправил СМСку, что ночую у Бубенчика. Конечно, я чувствовал, что вот-вот мы опиздюлимся, но этого, к счастью не произошло. Мы погуляли час и вернулись обратно, благополучно спать.

10
На улице дул холодный ветер. Солнце пыталось отогреть замёрзшую почву. Гулять не очень хотелось и я решил зависнуть дома. Я налил себе кружку кофе и сел за компьютер. Забавно, но мне больше нравится Windows XP, не знаю почему, но я до сих пор не сменил её. В личке было пусто, но вскоре моя новоиспечённая девушка нарушила эту тишину. В то время я ходил по рукам как десятирублёвая купюра. Много девушек сменил и ни с какой из них я себя не нашёл. Они вроде милые, очень нравятся мне, но через какое-то время наскучивает и я расставался с ними. Помню, одну из них я полюбил за её глаза и за то, что она умела делать кораблики из бумаги. Моей новой девушкой была Катя. Ей было шестнадцать и она была отличницей. Давать не давала, всё твердила: «После свадьбы». Приходилось сидя в комнате дрочить и пускать салюты в сторону потолка в её честь. Но разговаривать с ней можно было о чём угодно. Правда, я больше любил общение в живую, а такой шанс был только на выходных и то редко. Она пыталась хоть как-то поддерживать угасающее общение вопросом: «Как дела?», или что-то в этом роде. И похоже, она была единственной кого я не сразу брошу, мне больше чем с теми шлюхами нравится быть с ней. Обещаю ей: «Мы поженимся и всё у нас будет хорошо!», хотя сам понимаю что это утопия, и этого не будет.
— Как дела? — Написала она.
— Отлично. — ответил я покашляв.
Неловкое молчание и снова сообщение:
— Почему ты никогда не спрашиваешь как мои дела?
Я действительно не знал, что ответить на это, может из-за того, что мне было не интересно, либо, из-за того, был занят. Много заморочек было у меня в то время, и школа, и курсы по истории. Не хватало еще, чтобы я ходил на занятия чечёткой и макраме. Катя давала мне очень много нежности, но мне не хватало её. Слишком много «но» в жизни. Меня уносило от неё, я любил её и ненавидел одновременно. Как Кот Шредингера она была для меня. Она пыталась удержать меня от этого течения, чтобы не унесло от неё. Но рано или поздно, я думаю, она отпустит мою руку и отправит меня плыть дальше по течению жизни, либо всё-таки выгорит и она станет той, с кем я проведу всю свою никчёмную жизнь.

11
Помню, мой дедушка попросил помочь ему залить бетон в ограде. Я не хотел, но всё же решил помочь. Тележки с песком были очень тяжёлые, казалось, что они будут нужны бесконечно. Он поставил лопату возле столба и сказал: «Хватит, Артём». Моей радости не было предела. Мы зашли в прохладную времянку и выпили сока. Он поблагодарил меня, вызвал такси, оделся и ушёл. Помню, как я шёл в сторону дома и увидел его около Гены — его, видимо, приятеля.
Не помню как я оказался у бабушки, но деда я не увидел. Мне поведали, что мой дед снова ушёл в запой.
Вечером, его привезли домой, грязного и потерянного. Попытались отмыть и уложить спать, и это вышло удачно.
Ночью, я проснулся от падения дверцы от комода в прихожей. Я разбудил бабушку и направился туда. Мы подняли деда, который что-то бормотал. Он начал блевать. Зелёная жижа полилась у него изо рта. Как только мы довели его к унитазу, он уже закончил извергать из себя эту парашу.
— Когда отходит пароход?! — Закричал он, и мы сразу поняли, что он словил белочку.
До этого он много раз ловил её, но никогда такую серьёзную.
Мы уложили его в кровать, он схватил мою бабушку и закричал имя её сестры. Она отмахнулась от него и ударила его пятернёй прямо в лицо. Я был обескуражен, я одновременно и сострадал ему и ненавидел его. Сострадание победило, и я позвонил в скорую в надежде о помощи.
В скорой, ответили, что с белочкой людей не берут. Я совсем растерялся, сел на стул и заплакал. Мне было хреново, я любил его. Бабушка ушла на кухню, а я бил его по лицу ладонью в надежде на его реабилитацию. Он узнал меня, назвал моё имя. Его глаза блестели.
В четыре часа утра я ушёл спать. Наутро, родители увезли его в какой-то центр. Там должны были помочь.
Я ждал, когда он приедет, улыбнётся, и мы пойдём пить чай с бутербродами.
Утром, меня разбудила бабушка словами: «Дед помер». Я никогда так не плакал и не страдал. Наполовину я виню себя в его смерти, я не позвонил родителям, думал, что всё обойдётся.
Похороны были в мой день рождения. Самый ужасный день рождения в моей жизни. Я смотрел на него в гробу и не узнавал. Его будто подменили, долгое время я думал, что сейчас скажут, что это розыгрыш, выйдут операторы с моим дедом и все будут счастливы. После того как гроб поместили в яму, я совсем растерялся. До этого, в церкви, я чуть не упал во время отпевания. Свечка обожгла мне руки и это благовоние, воняло уж очень сильно, от него у меня закружилась голова. Думал не устою и упаду. Но выстоял и пошёл дальше.
Мы переехали в их дом. Я сразу занял самую большую комнату. Первое, что я поставил там — компьютерный стол, чтобы можно было нормально поесть. Три вещи у меня осталось от деда:
Первая, это часы с желтизной на циферблате.
Вторая, это сувенирная ручка, которой я писал всю оставшуюся школу.
Третья, это болезненные воспоминания и отвращение к алкоголю, которое я вскоре переборол.

12
Писать о том, что тебя действительно волнует очень трудно и больно. Развивается паранойя, будто кто-то найдёт эти записи, прочтёт, схватит тебя за рукав и начнёт трясти твоё бренное тело крича ругательства в лицо. Времяпровождение в одиночестве было моим коньком, после переезда всё изменилось, друзья исчезли, но иногда писали пару строк в интернете, чисто из-за вежливости или из-за скромного сочувствия моему одиночеству. Я был не совсем одинок, у меня была девушка, кошка и страдания. Привыкнув к такому раскладу, начинаешь разговаривать сам с собой по любому поводу, начиная пролитым на пол чаем и заканчивая не почищенными ушами или грязными ногами. Последнее время, у меня обострилась мания чистых рук. Я постоянно гляжу на свои руки и если замечу хотя бы одно еле заметное пятнышко грязи, я иду и мою руки четыре или три раза с мылом. Рутину ломали курсы по истории в другом городе и разговоры с одноклассником на уроках и перемене. Постоянная мигрень и крепкий кофе делали меня сильнее и смелей. Часто кололо сердце, но я думал, что это нормально и обычно для моего возраста. Иногда мог чиркнуть пару сообщений своим друзьям и договориться о встрече, это тоже хоть как-то ломало повседневность. Регулярное питьё спиртного с моими друзьями возвращали меня в обычное русло, хотелось переехать обратно, на ту самую улицу, трахать шлюх, часто выпивать с друзьями. Но когда я просыпался, я возвращался в суровые реалии одиночества и апатии. Учёба перестала быть для меня главным в жизни, даже не стараясь, я получал четвёрки и это стало, вроде как, обычным делом.

13
Я проснулся утром от света, лезущего мне в глаза сквозь тёмные шторы. Так и не выспавшись, я не лёг дальше спать, а полез в интернет. Я снял телефон с зарядки, включил, вставил наушники, но потом решил почитать книгу. Запустил электронную читалку и углубился в чтение.
Катя уехала отдыхать на два дня. Два ебучих дня. Одинарные звонки будут следовать два дня. Она будет, звонил утром и вечером, может даже днём, но это вряд ли. Я посрал, сходил в душ и подумывал прогуляться. Вышёл на кухню, мама жарила что-то, по запаху было похоже на блины. Позавтракав, я пришёл в комнату, зашёл в интернет. Я помню, когда я был маленький и ходил в садик, там была девочка, звали её вроде Оля. Она мне нравилась в то время, мы бегали, играли с ней вместе. Однажды, мы дождались конца сон часа и зашли в спальню, или как она там называется в садиках. Она залезла под кровать и позвала меня к себе. Через пару секунд я был там. Было пыльно, я посмотрел ей в глаза и чихнул. Она попыталась поцеловать меня, так по взрослому, будто целовалась уже лет десять или вообще всю жизнь. Я ответил ей детским поцелуем. После «взрослого» поцелуя, она сняла мои синие шорты и попыталась что-то ртом сделать с моим нестоящим и маленьким членом. Я ощущал теплоту в мошонке, не более. Как только она закончила попытку минета (откуда она вообще узнала об этом в таком возрасте? Я понимаю, дети последнее время быстро взрослеют и лет в пять знают, что такое секс, но чёрт возьми!), она попыталась поцеловать меня, но попытка вышла неудачной, зашла нянечка в спальню, крича наши имена. Мы прятались от неё, будто от маньяка. Будто он ищет нас по запаху, и вот-вот схватит за ногу, вскроет брюхо и будет смеяться, копаясь в наших внутренностях. Нас нашли через считанные секунды, забавно было то, что я оказался виноват, я получил подзатыльник, и это я сидел на стуле для хулиганов. На стуле для тех, кто не хочет следовать правилам. Для меня он был вроде электрического стула, на который я садился очень часто.

Мы стояли и пили пиво. Я глотал его так, будто это была последняя бутылка пива в мире.
— Эй-эй, ты чего? — Спросил Вася.
— Я давно не пил. — Сказал я, отдышавшись.
— Ну охуеть блять, что сказать. — Буркнул он.
— Чего ты такой злой? — Смотря ему в лицо сказал я.
— Родители опять мозги все выебали, говорят: «Пора бы уже за ум взяться, учиться начать, а то не поступишь никуда!».
— Хуй знает, моим вроде всё равно. Недавно мамка что-то там ездила в школу, меня хвалили, говорили: «Он такой молодец, способный мальчик, только когда не хочет — получает два!».
— А моим вот не всё равно. — Покашлял он.
— Думаю, это хорошо, тебя заставляют учиться, ибо трясутся за твою жизнь дальнейшую.
— А я в рот пёр эту всю заботу-хуёту. — Крикнул он.
— Придурок, потом в говне жить будешь, в какой-нибудь общаге с женой-алкоголичкой и двумя детьми-даунами.
Он вдруг замолчал. Присел на бордюр и горько заплакал. Я охуел от его отчаяния, хоть и сам недавно рыдал в подушку о своей «бессмыленной» жизни. Мне было дико стыдно. На нас посмотрел усатый мужик и покачал головой. Мне казалось, что он сейчас подойдёт к нам, возьмёт под руки, скажет по рации: «Нужен бобик, двух даунов около ларька взял, жизнью, блять, они недовольны». Но он ушёл, почесав подбородок. Мне хотелось успокоить Васю. Как только я взял его за плечо, он схватил меня за руку и уронил на землю. Я смотрел, как он встаёт и делает пару шагов в мою сторону. Первый удар он нанёс ногой в живот. Я как червь изгибался от боли. Второй пошёл мне в ебло, но я успел увернуться от него. Быстро поднявшись, я ударил его с правой в солнышко, левой же — дал ему в подбородок. Он упал и ещё сильнее зарыдал.
— Иди ты на хуй, говноед! — Крикнул я.
— Сам пошёл на хуй. — Захлёбываясь соплями, произнёс он.
Я пошёл домой, хотелось ещё выпить. Зашёл в магазин, купил вина. Продавщица смотрела на меня, и говорила глазами: «Что же за хуйню ты пьёшь, даун?». Я пошарил у себя в телефоне и набрал номер Сони.
— Алло? — Послышалось из телефона.
— Ты дома? — Членораздельно произнёс я.
— Да-да, а что?
— Одна дома?
— Да-да. Тёма, что-то случилось?
Прежде, она никогда не называла меня «Тёма».
— Выпить хочешь? У меня бутылка вина есть! — Крикнул я.
— Ну, приходи… — Ответила она и отключилась.
Я поспешил к её дому. Было непреодолимое желание выпить и рассказать хоть кому-то о своей жизни. О том, что происходит у меня на душе.
Она открыла калитку и улыбнулась.
— Привет! — Она улыбалась так мило.
— Привет, Сонь.
Направился к входу в дом. В прихожей снял ветровку и кроссовки.
— Что случилось? Может, расскажешь, наконец? — Произнесла она, достав стаканы.
Я молча смотрел на неё. Разглядывал её светлые волосы, зелёные глаза. Она была в джинсовых шортах и футболке с надписью: «Кровосток — Студень». Мы пили молча. В глотке встал ком. Я не мог сказать и слова, даже элементарно поблагодарить её за то, что пустила меня.
Мы выпили ещё по стакану. Она ладонями взяла мою голову. Смотря в глаза она сказал: «Тёма, не молчи!». Мне хотелось её поцеловать. Держался изо всех сил. Думал о Кате, о её локонах, тёплых руках, губах с малиновым вкусом губ.
-Я Васю отпиздил. — Произнёс я грустно.
И тут понеслось, я высказал её всё что думал, всё что хранил в себе так долго…
***
Мы курили на веранде. Я снял куртку с себя и надел на её голое тело. Я приобнял её. Поцеловал в шею и шепнул: «Меня ведь Катя убьёт». «А мы ей не скажем», — улыбнулась она и укусила мою нижнюю губу.
Дорога до дома была долгой и скучной. Я снова был бессилен. Я почувствовал постепенно исчезающую лёгкость на душе. Измена. Снова. На этот раз мне было не больно. Мне было безразлично.
Спать совсем не хотелось, я пытался поймать сон, схватить его за горло и заставить войти в меня, дать мне отдохнуть. Я лежал три часа в кровати, так и не смог уснуть.
Я сел за компьютер и проверил почту. В личке было пусто. Почитал новости, так ничего интересного и не было найдено мной. Снова лёг на кровать. Перебрал в голове возможные варианты дальнейшего развития событий, словно играя в солдатиков, я просчитывал все ходы, все результаты, все потери, но потерь не удавалось избежать. Теперь, у меня был выбор. Соня или Катя. Оба варианта были хороши, обе умные, начитанные. Обе мне нравятся.

14
Я ушёл после того как пожелал спокойной ночи. Она ответила тем же. Быстрым шагом дошёл до дома, на пороге меня встретила мама:
— Ты чего так рано?
— Так получилось.
Я ушёл в свою комнату и лёг на кровать, проверил почту во ВКонтакте, но там было всё так же пусто. Вставил наушники в телефон, включил музыку и закрыл глаза, представил, как лежу на пляже, тёплый ветер обдувает мою спину, волосы развиваются. Но на моём пляже я был не один, я держал её за руку, а она улыбалась, уголки её рта поднимались, а зубы мило выглядывали из-под её алых губ.
Но вдруг она вырывает свою руку, кричит на меня и медленно уходит куда-то вдаль.
Меня разбудила мама, она сказала, что мне звонил начальник, но я был недоступен. Я быстро пзодорвался, снял телефон с зарядки и включил его. Экран налился ярким белым цветом и сверкнул в мои сонные глаза. Я набрал номер начальника, томные гудки послышались в динамике.
— АллЁ, — сделал он ударение на Ё
— Ты звонил мне, чего хотел?
— На работу выйдешь? Там Ольга одна, помощь нужна…
— Э-э-э…
— Так выходишь или нет?
— Да-да, выхожу.
Я надел штаны и футболку, пожил телефон в задний карман и пошёл в ванную. Замкнулся на жёлтый шпингалет и остался наедине с собой. Посмотрел в зеркало и не узнал себя, мне 16, а выгляжу на 14. Маленький рост, шрамы по всему лицу, сломанный нос и дурацкая причёска. Почистил зубы и вышёл из ванны. В холодильнике из еды был только суп и тушёная капуста с варёной картошкой, мой выбор пал на второй вариант. Мама за окном вешала постиранное бельё.

Приехав на работу, с которой совсем недавно уволился и долго сидел дома, не зная, что мне делать, не зная чем занять себя, благо отец со стройкой загона для свиней помог мне с этим, мне были рады. Там появилась новенькая, её звали Лена. Перегаром от неё пасло за тридевять земель. На тот момент я работал автомойщиком, мыл машины и получал тридцать процентов от общей прибыли. Я поставил кастрюлю на электронную плиту, чтобы вскипятить воду. На удивление, вода вскипела очень быстро, я насыпал в свою кружку две ложки кофе и три сахара, залил эту смесь горячей водой и поставил немного остыть. Помогая вытирать машину моим коллегам, я наконец понял расклад, Ольга — жена начальника мойки, учила Лену сбивать грязь с машины, и показывала ей различные фокусы автомойщиков. Лена схватывала на лету, долго объяснять ей не пришлось. Половину рабочего дня я молчал, и на редкие вопросы типа: «Не выспался?», отвечал лишь угуканьем и киванием головы. Вторую половину я разговаривал с Леной. Она рассказывала о своей жизни, о детях, о муже. Её муж (или «Витязь», я назвал его так, потому что первое слово которое пришло мне в голову при его виде было именно таким, он был большого телосложения и был похож на богатыря из мультфильмов про них же) по её словам, одно время гулял на стороне с друзьями, пил пиво и чувствовал себя прекрасно, теперь стал ласковым и внимательным, приносил ей кофе в постель и ни на шаг от себя не отпускает. Мне же нечего было ей рассказать. Вот что бы я ей сказал? Я выпиваю частенько, у меня есть девушка, которую я очень люблю, но не пишу ей ни слова, есть пара друзей, с которыми я вижусь редко, я боюсь будущего и темноты, часто дрочу на второсортную порнуху и много ругаюсь матом.
Единственное, что я сказал ей, так это о похоронах моего деда, о моменте его бессознательной смерти, и моих чувствах к этому периоду моей жизни. После этого разговора была неловкая пауза, под которую я и уехал домой с мамой, на машине. Заработал я двести рублей за девять часов, разве это работа? Работа — это когда ты за час зарабатываешь эти двести рублей. Я так и лёг на кровать, с этими лоховскими двухсот рублями.

15
Погулять не хочешь? — Этот вопрос застал меня врасплох. Ответить да или соврать, что занят?
Мысли летали в голове как пчёлы, моментально переносясь от одной к другой. Прошло уже много времени и нужно было что-то ответить. Нехотя я написал: «да»…
Самая нелепая ситуация, ты встречаешься с девушкой, которую не любишь, но между вами что-то прошло. Вас связывает только один момент — минутная страсть, заставившая вас целоваться и лапать друг друга не переставая. Вы были единым целым всего минуту. Но имена эта минута стала роковой, достаточно неудобная ситуация, правда?
Я пришёл на школьное крыльцо и стал ждать Настю. Люди мельтешили и спешили кто куда. Была ранняя осень, на улице было достаточно тепло. Листья уже желтели, но не спешили опадать.
Настя появилась быстро, её улыбка на лице не сулила ничего хорошего.
— Идём?
— Э-э, да-да, идём.
Шли мы очень медленно и молча, не держась за руки. Всё случилось тогда очень быстро, и я не был готов после такого брать её за руку. Долго и упорно мы бродили по городу медленным шагом, я уже начал уставать от такой скучной прогулки, лучше бы я тогда сказал, что мне нужно бежать. Пути отхода в моём юном мозгу были найдены быстро, и я начал приводить план в действие.
— Слушай, а куда мы идём? — наконец, развеяв тишину, спросил я.
— Не знаю, я думала ты нас ведёшь куда-то.
— Окей, пойдём-ка до магазина, я водички куплю.
Направившись в сторону магазина, я начал расспрашивать её о её увлечениях, вкусах в литературе и музыке, но это был тухлый разговор. Дальше мне было лень расспрашивать её.
Она остановилась и исступлённо посмотрела на меня. Говорить что-то было бессмысленно и глупо. Надежда на поцелуй сверкнула в её глазах, но этому не суждено было произойти.
— Слушай, давай заключим пари? — Сгорая от стыда произнёс я.
— Окей, какое?
— Я позвоню маме, чтобы забрала меня, а ты позвони в такси.
— И в чём пари?
— Ну, кого быстрее заберут.
Я мигом вытащил телефон из кармана и набрал маму. Настя же, доверилась и позвонила в такси.
Мы пришли к магазину, а мама была уже там. Я быстро сел в машину, не попрощавшись с Настей. На этом наши отношения кончились.
Если вы скажете, что я хороший человек, то вспомните мою историю про Настю, и поймите, что вы ошибаетесь.

16
Войдя в кафе, я потерял нить наших размышлений о вечном. Мы присели за столик возле окна, её глаза сверкали на солнце, а волосы переливались золотыми волнами. Она была не голодна, но я, настояв, заказал ей чёрного чая, себе же, взял шаверму. Прогулки прогулками, а обед имеет место быть. Она предложила сфотографироваться, отказываться от этого я не стал. Я ловил каждый момент и пытался выглядеть счастливым и весёлым, шутил, улыбался.
Шаверма была тёплой по краям и холодной в середине. Но чтобы не показаться жмотом, я не стал устраивать скандал и просто съел её. Оплатив заказы, мы ещё немного посидели. Я жадно смотрел в её глаза, а она по-детски смущалась и отворачивалась. Наконец, отогревшись, мы вышли из здания, и пошли восвояси. Гулять по холодному городу было не очень, поэтому мы слонялись из одного здания в другое.
В одной кофейне, куда мы заходили, очень вкусно пахло свежим кофе. Посмотрев на цены, я понял, что кофе я не так сильно люблю, чтобы так переплачивать за него. Её же, это не остановило, и она взяла американо без сахара. Бодяга конечно страшная, но ей нравилась. Я рассказывал ей истории из жизни, и мы вместе смеялись. Я снова вглядывался в её глаза, и снова отворот-поворот.
Мы гуляли по рынку и обсуждали дальнейшие планы. Я ужасно замерз, но не подавал виду. Как мухи, мы кружили по этому рынку, ища что-то удивительное. Так и не нашли.
После пяти или шести кругов по рынку было решено ехать домой. Когда я зашёл в автобус, сразу же растаял. Я ждал этого тепла долгое время. Закинув сумку на верхнюю полку, я расстегнул куртку и посмотрел на неё. Она, на это раз, смотрела на меня в ответ, секунд десять мы играли в гляделки, и я в них победил.
Остальной путь из города мы ехали молча, каждый переваривал информацию, полученную за день. Я играл в телефон, а она сидела в интернете, иногда хмыкала, когда видела смешную картинку.
Когда мы вышли из автобуса, я немного растерялся, отдал ей бумагу для рисования, которую на купила в канцелярском, обнял. Она улыбнулась и мы распрощались. Я даже забыл сказать ей спасибо за эту прогулку. А в голове невольно возникла фраза из песни: В конце концов, баба меня, конечно, продинамила, ибо вокруг есть ребята покрасивее, побогаче и подоминатнее.

17
Когда мы вошли в её квартиру, запах комнатных цветов приятно ударил мне в нос. Она сняла сапоги и прошла на кухню в куртке. Я рассматривал её апартаменты, руками расшнуровывая ботинки. Она вышла с кухни, уже без куртки, а я в тот момент снимал шарф.
— Я скучала по твоим глазам. — улыбнулась Она
— А я скучал по твоей фигуре.
На ней была полупрозрачная блузка, белый лифчик, чёрные джинсы и белые носочки. На мне же, были синие джинсы белая футболка и поверх неё моя любимая клетчатая рубашка.
Она провела меня к себе в комнату, разнообразие зелени на подоконнике сразу же бросилось в глаза.
— Говоришь, их нужно полевать солёной водой?
— Ты сейчас об этом хочешь поговорить?
— Да, вроде нет…
Она горячо поцеловала меня и прижала к себе руками. Я почувствовал её грудь своей.
Мы целовались минут пять, прежде чем я уронил её на кровать. Она перевернулась и легла сверху. Я мацал её зад и целовал её шёю. Мне нравилось, как она время от времени постанывала. Мой член встал и бугром лежал между нами. Она схватила его через штанину и немного погладила. Когда я схватил её за грудь, она привстала на колени и сняла с себя блузку. Я сел на кровать и принялся стягивать футболку вместе с рубашкой. Пока я боролся с рукавами рубашки, она слезла с кровати и сняла с себя джинсы. Пялясь на неё я, наконец, разобрался с верхней частью одежды и начал работу с нижней.
Когда же с одеждой было покончено, она принялась ласкать мой член, стоя на коленях возле кровати, она облизывала его. Если девушка умеет заниматься оральным сексом — я даю ей сто очков вперёд. Ибо, лишь немногие, с кем я спал, действительно отлично делать минет.
Позже, она толкнула меня, и я упал спиной на кровать, примостилась сверху. Её вагина была узкой, или это я никогда не встречал широких вагин?
Она скакала на мне и стонала, сквозь стон иногда я слышал что-то вроде: «Тёмочка-Тёма».
Я опрокинул её на бок и вставил снова. Шлёпая её по заднице, я ощущал оргазм. Спустив ей на жопу, я тяжело простонал и поцеловал её в плечо.
Минут пятнадцать мы разговаривали и только после этого она ушла в ванную, а я остался со своими мыслями наедине. Этот роман на один раз или надолго.?

18
Мы решили сходить в кино и немного отдохнуть от повседневности. Заодно и опробовать малый зал, который недавно построили. Сначала мы договорились идти на исторический фильм, но потом я увидел, что в свет выходит фильм, в котором играет мой любимый писатель. Решено было идти на него. Билеты я купил быстро, было очень интересно узнать, каков же этот малый зал внутри. Я работал и ждал заветного дня. Было лето, а я всё ещё работал на ссаной автомойке. Взял выходной у начальницы, по совместительству жены начальника. Она была брюнеткой, с причёской как у персонажа из мультфильма «Гадкий Я». Агнесс, вроде звали этого персонажа. Муж ей изменял открыто, а она делала вид, что ничего не знает. Может, это и правда было так. Единственное, что я понял, работая на автомойке, нужно всегда молчать и давить глупую лыбу. Больше всего я презирал тувинцев, которые приезжали по выходным на авторынок, чтобы либо просто продать свою тачку, либо светить ебалом. Так вот, эти Тувинцы, никогда ничего не понимали, просто заезжали на мойку, выходили, говорили: «Кюзовь, солён», и съёбывали. А если их спрашиваешь: «Багажник надо?», они пугаются и дёргаются забавно, потом спрашивают о цене за багажник, получают ответ и удаляются торговать ебалом. Однажды я даже чуть не отпиздил одного, он начал выёбываться на меня за то, что я сначала пылесосил, а потом вытирал пыль. Какая нахуй разница как мыть тачку? Я же тебе не говна туда насыпаю. В общем, он повыёбывался, я его отъебал от себя и он удалился.
Я взял выходной, хорошенько выспался и плотно позавтракал. День начинался хорошо и обещал быть таким же пиздатым. Согласовав время встречи с Ней, я налил себе кофе. Попутно раздумывал: как мы проведём время, и каким должен быть фильм, судя по трейлеру.

Мы встретились в назначенном месте и пошли в кино. Брели мы различными тропами неизведанными, по Её прихоти. Я ругался и психовал на неё. Пришлось даже дорогу по картам смотреть. В своём маленьком городке мы умудрились потеряться. В итоге мы пришли вовремя и прошли в зал. На удивление, в зале было пусто. Я подумал, что сейчас все придут и фильм начнётся. Прошло какое-то время, фильм уже был включен, а в зале всё ещё были только мы. Мы покушали чипсы, и я поцеловал Её. Она улыбнулась и сказала, что мой любимый писатель выглядит не очень на экране, и что у него плохие актёрские качества. Я попытался отстоять своего кумира, но тщетно, я и сам увидел, что актёр он не очень.
Я пытался уломать Её на дрочку долгое время. Она стеснялась и не отвечала взаимностью. Я пробовал ещё и ещё, и ещё – тщетно. Ладно, забил на это тухлое дело и стал внимательнее смотреть фильм. Фильм, честно говоря, был не очень. Не спас его даже писатель. Мда, ни дрочки, ни классного фильма, обидно. Ладно.

Я вспомнил ещё одну забавную вещь, мой друг. Как-то раз, мы с Ней ходили в кино, на какой-то фильм, уже не помню какой. Толи это было про Фантастических Тварей, то ли что-то другое. Не важно.
Так вот, на середине фильма, значит, пересели мы на задние ряды. Мне перед этим позвонил отец и сказал, что ему срочно нужна моя помощь, попутно отругав меня за что-то. Я был расстроен, ибо хотел провести своё время с Ней.
Её приспичило вздрочнуть мне, или не только, я не знаю, что было у Неё в голове в этот момент. Я, так как был в подавленном состоянии, боялся своего нестояка и сказал ей забавную фразу чтобы прекратить это. «Давай лучше чипсов поедим?». Как же я сейчас посмеялся с этого. Это наверное круче чем история про Настю. Она обиделась на меня. Не везёт мне с кино. Либо никакой эротики, либо фильмы дерьмовые.

19.
«Кофе я люблю крепкий, а суп пересоленный и перчёный».

Лето было в самом разгаре. Я познакомился с Даней. Отличный парень с хуёвой философией и слишком острым максимализмом. Мы познакомились в инстаграмме, у нас оказались одинаковые кружки и предпочтения в литературе и музыке. Каждый раз, когда мы виделись — мы бухали. В сопли. Я работал, получал зарплату и бухал с ним. Такой досуг был мне по душе. Разговоры и вечном и неизменном, откровения. Всё это лилось через край, словно пиво в гранёный стакан. Мы предпочитали пить у местной церкви. Набирали спокойствия в душу и алкахи в желудок. Пели песни и орали матерные стихи. Весёлые были деньки.
Однажды, я поссорился со своей девушкой из-за какой-то хуеты. Обычное дело. Мы почти не разговаривали пару дней. Я пил много и много страдал из-за этой залупы.
Мы сидели около его дома. Я поговорил с Ней по телефону, мы снова переругались. Я прервал звонок и сел на траву. Даня в это время молчал и стоял рядом. Я рассказал ему всю ситуацию ещё раз и заплакал. Тихонько шелестела трава, солнце грело мои длинные волосы, слёзы капали на землю и быстро высыхали. Я ненавидел всё, и выпивку, и работу, и себя. Он успокоил меня. Мы зашли в дом. Я прилёг на кровать, а он сел на диван и начал играть на гитаре «Joy Division».
Я смотрел в одну точку и придумывал планы решения проблемы с Ней. В голову ничего не шло.
Так прошла пара дней. Мы, наконец, помирились.
Данил очень хороший парень, пишет хорошие стихи и неплохо играет на гитаре. Мы перестали с ним общаться, хоть и были лучшими друзьями. Клёвый парень. Благодарен ему за проведённое время и потраченные деньги.

20.
Лето подходило к концу. Прошёл мой день рождения, который я провёл, почти полностью с семьёй. Перестал работать и пить. Я тогда чуть не расстался со своей девушкой. Мы сильно поругались, и полдня стояли на одном месте, выясняя отношения. Она плакала и просила не бросать её. Я судорожно спрашивал у неё по существу и аргументировал каждый свой довод.
Закончилось всё тем, что я дал ей несколько дней, чтобы исправиться. Она пыталась, правда. Я замечал некоторые изменения в ней, но ненадолго. Может, ей нужно было больше времени, а скорее всего я виноват, в том, что хотел изменений, а не сказал каких.

20.
Лето закончилось, и я снова пошёл в школу, заканчивать свой последний класс. Многое у меня было впереди, и многое стоит ещё пройти.
Заметил в себе несколько изменений. Я перестал не спать всю ночь. Стал реже выпивать и стал лучше выглядеть. Наверное, это всё к лучшему. Точно я сказать не могу, судьбою уже всё расписано. Единственное, что мне осталось, это пожелать удачи самому себе и вам — Дорогим, ебаным читателям.

***
Выражаю благодарность всем, кто меня поддерживал, в ходе написания моего романа.

2018 год



Свидетельство о публикации №8474

Все права на произведение принадлежат автору. Ортём, 08 Марта 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()