Пиши .про для писателей

[ПРО]зрение

Автор: Андрей Люмнов

«Тёмные улицы манят меня к себе, я люблю этот город как женщину Икс, закрыв свою дверь, ты должен выбросить ключ», пропел мысленно я попурри из песен Цоя, закрывая дверь в кромешной тьме площадки – недавно установленный автоматический выключатель реагировал только на движение по лестнице. Можно было начаться спускаться, а потом вернуться и закрыть дверь при включенном свете, но я не стал заморачиваться – если есть в кармане пачка сигарет…
А сигарет как раз предстояло купить. В третьем часу ночи, когда большинство магазинов закрыто, да и круглосуточных тут я узнать не успел – меньше месяца как съехались с девушкой.
Я вышел из подъезда и огляделся – улица была пуста. Справа был слышен звук шагов, громкий, по раскаленному за день асфальту. Я вышел на тротуар и повернул навстречу шагам.
— Извините, сигареты не найдётся?
— Не курю, — буркнул прохожий, не поднимая головы и не останавливаясь.
«Эй, прохожий, проходи, эх, пока не получил» пропел я себе под нос и продолжил путь.
… Наш дом расположен посередине пути между проспектом и трамвайными путями, проспект – наивысшая точка, то есть путь направо – к трамвайным путям, ведет вниз, под гору. Под гору идти легче – ноги сами несут.
«О, кто-то на лавочке сидит, наверное, пиво пьёт, скорее всего, и закурить найдётся», — подумал я.
— Простите, сигаретой не угостите?
— Бросил.
— А я, к сожалению, нет. Не подскажете, где в это время сигареты поблизости купить можно?
— А который сейчас час?
— Полтретьего, где то. – Часов я не взял, но помню что, выходя из дома, видел три двойки на часах – 02:22, потому и запомнилось.
— Ночи, стало быть, — буркнул мужчина.
«Ну конечно ночи, что за глупость» — подумал я. «Ладно еще восемь утра и восемь вечера перепутать летом, по часам со стрелками, но полтретьего? Бухой он, что ли? Вроде не похож…»
— Ну, пивняк в соседнем дворе только в шесть утра откроется, так что только «Сергеевский».
— А можно по-подробнее? Я тут недавно живу, не успел узнать, где какие магазины.
— Да тут сложно заблудиться – идешь вниз по улице, как улица закончится по левую руку в пристрое к дому супермаркет «Сергеевский».
— Спасибо.
До самого магазина мне больше никто не встретился, а магазин оказался закрыт, и назывался он «На перепутье».
«Ну и куда теперь?», — подумал я, глядя на чёрные, без света, витрины магазина. «Улица закончилась, магазин закрыт, и тот ли это магазин? Вроде бы тот, других по пути мне не встретилось, напутал чего-то мужик…»
— Сигаретки не найдется? – мимо проходили к реке двое мужчин с удочками.
Они остановились, один молча открыл пачку.
— Спасибо, — сказал я, беря сигарету из открытой пачки. – А не подскажете где тут магазин открытый поблизости?
— А тебе магазин чего?
— Да вот сигарет купить. Сказали тут можно, а он закрыт.
— Да он еще в том году перестал круглосуточно работать, с тех пор как «перепутанцы» его купили. Не выгодно без алкоголя ночью им работать. А сигарет в это время только на площади и купишь. Вон туда шуруй, вдоль дороги и увидишь на площади маркеты, там шаурма и табачный, а вот алкашки там нет.

— Да мне и не надо, спасибо.
Я отошел от рыбаков пару сотен метров и присел на автобусной остановке.
«Всё-таки странный мужик был – день-ночь не различает, о том, что магазин уже другой — не знает», — подумал я, закуривая.
Спустя пять минут, выйдя из маркета и снова закуривая, я стал думать, как мне возвращаться – телефон я с собой не взял за ненадобностью и карту города посмотреть не мог. По всему выходило, что проще по трамвайным путям до своей улицы, а там разберемся, а дворам наискосок и заплутать можно. «Хрущёбы и трущобы, дома как коробки»…
Я вышел на свою улицу и увидел, что тот, показавшийся мне странным, мужик, всё еще сидит.
— Закрыт ваш «Сергеевский», — сказал я без предисловий.
— Странно, — сказал он, поворачивая голову в мою сторону. – Ну, закрыт — так закрыт. Видимо что-то случилось.
— Да и не «Сергеевский» он уже, а «На перепутье».
— Давно я там не был.
— Ну, год, судя по всему, как минимум — сказал я, присаживаясь рядом. – Вы нормально себя чувствуете?
— Бывало и лучше, но в целом – да, а что?
— Ну, мало ли.
— Спасибо за беспокойство. А сколько уже времени?
— Точно не скажу – без часов вышел, Ну начало четвертого думаю – полчаса я ходил, наверное.
— Купил сигарет-то?
— Купил, на площади.
— Хороший такой круг ты прошел.
— Ага, какой-то там по Данте
— Ну, если отнести желание курить к чревоугодию, то третий. А мне девятый получается. Обманувшие доверившихся. В ледяное озеро, к Люциферу.
— А в третьем что?
— Вечный дождь.
— Дождя бы надо – неделю уж жара стоит, надоела.
— Как нам, людям, все быстро надоедает… Быстро ко всему привыкаем и ждём перемен.
— Перемен, мы ждём перемен, — скаламбурил я.
— У китайцев есть проклятие – «чтобы ты жил в эпоху перемен».
— Странное проклятие. Застой что ли лучше?
— Ну брежневский застой я не застал, а когда перестройку горбатый начал мне четыре года было.… И знаешь – ну их к черту, эти перемены. Застой, может и плохо. Застой – болото. А покой – покой хорошо. Покой – это озеро, чистое, глубокое, как Байкал. Недаром для Мастера у Воланда покой просили.
— Ну, в одной из ранних редакций ему приказывают. У меня есть издание с черновиками. Могу дать почитать. А, нет, я книги не перевозил сюда.
— Да нет, почитать не надо. Хотя было бы интересно, если только в аудиокниге найти.
— Не читаете?
— Уже нет, только слушаю.
— Почему?
— Да есть причины…
Он замолчал на полуслове. Я закурил. Выкинув окурок, я поднялся.
— Ладно, идти надо, спать совсем чуть осталось. Меня, кстати, Егор зовут.
— Илья.
Я протянул ему руку, но никак не отреагировал. Я пожал плечами и пошёл домой.
Пройдя несколько шагов, я услышал частое постукивание за спиной. Обернувшись на стук, я увидел, как мой новый знакомец идёт, проверяя дорогу тростью. Он был слепой!
А я в темноте ничего и не заметил.
Мне стало неловко и я никак не мог отделаться от этого чувства весь остальной путь, и даже юркнув под одеяло и прижавшись к нежному телу подруги, я прокручивал наш разговор в голове.
«Так вот почему он не читает. Вот м*дак, надо было вернуться и проводить его до подъезда… Хорошая мысля приходит опосля….», продолжал думать я, проваливаясь в сон.

В выходные мы были на концерте и возвращались на такси в первом часу ночи. Таксист, сокращая путь, поехал по набережной и из окна я увидел его, сидящим на лавочке.
Мы вышли из такси, и я сказал ей у подъезда:
— Ты пока разогревай, я скоро вернусь.
Она удивленно вскинула бровь, но промолчала.

-Здравствуйте, Илья
— Здравствуй. Егор?
— Да, всё правильно. Вы меня по голосу узнали?
— Не ошибся я в тебе – умный мальчик. – он улыбнулся. – Я догадался, что ты не заметил моей слепоты сразу, поэтому и пошёл домой раньше, чем обычно, чтобы ты обернулся и всё понял.
— Раньше, чем обычно?
— Да, я теперь стараюсь ночами выходить. Ночью шума меньше и воздух, воздух он…. Другой. Ночью я его чувствую. А днём посторонних запахов больше – духов, дезодорантов, выхлопных газов… Поэтому я выхожу сейчас ночью и ухожу когда народ начинает на работу идти.
— И давно вы так?
— С этого лета. Первый год вообще не мог принять свою слепоту, а потом понял, что моя слепота – это то, что есть, и я могу сколько угодно разражаться по этому поводу, но видеть уже не стану.
— Это не лечится?
— Нет, такая слепота уже никак.
— Травма?
— Травма скорее душевная. Потом как-нибудь расскажу, не хочу сейчас вспоминать. Ночь для меня время расслабления, вспоминать лучше днём. Заходи в гости – семьдесят шестая квартира, пятый этаж.
— Твой дом был под самой крышей – в нём немного ближе до звёзд…
— Да, есть такая строчка в одной песне. До звёзд на самом деле ещё чуть ближе – напротив двери лаз на крышу. Раньше мы там с другом пиво пили ночью. Пили портер и курили под звёздами… А сейчас друг счастливо женат и спит дома, в кругу семьи. Ну а я бросил пить, да и звёзд уже видеть не могу.
— Совсем бросил?
— Да. А зачем? Мы пьём, на самом деле, не для того, чтобы развеселиться, а для того, чтобы приукрасить реальность. Ну или вообще от неё отключиться. Не видеть этого всего, ну или видеть в розовом тумане. А я её итак не вижу, чего бежать то?
— Интересная точка зрения…
— Точка зрения, точка зрения. Нет у меня зрения, а есть лишь способ восприятия реальности.
— Хм, интересно… — я закурил. — Без картинки реальность, наверное, воспринимается иначе.
— Другие чувства усиливаются. Когда выпадает такой большой информации, то мозг тщательнее обрабатывает те, что остались — слух, обоняние, осязание. Отсутствие зрение сделало из Сергея Ермакова хорошего модельера одежды, а из Сергея Манукяна хорошего музыканта…
— Ну про музыканта вполне реально, но слепой модельер?!
— Интернетом пользоваться умеешь?
— Конечно.
— Дерзай, всё есть в свободном доступе.
Я выбросил окурок.
— А тебя не раздражает, что я курю?
— Нет, порой даже приятно вспомнить… Если сигареты хорошие, конечно. Ты, вроде, сигариллы какие-то куришь?
— Ну по праздникам, — я улыбнулся.
— А сегодня какой праздник?
— Суббота, на концерт ездили.
— Кто играл?
— Фанк-панк-гайз
— Бухой сосед встаёт с утра и начинает день с того…
— Ну это они сейчас не поют. Презентация нового альбома была, начало гастрольного тура.
— Выросли ребятки. На Россию уже играют. Ну молодцы, развиваются. А я их молодыми и вечно пьяными помню, они мои сверстники, погодки. Живут где то рядом, кстати. Раньше я их солиста часто на улице видел, то в ларьке, то на остановке. Сейчас не вижу, конечно.… Альбом то купил?
— Нет, как то не подумал.
— Жаль, хотелось послушать.
— Ну я скачаю и на флешке принесу.
— На болванку можешь записать? Сидюк у меня есть, а флешки не на чем слушать?
— Завтра куплю и запишу. Семьдесят шестая?
— Да, домофон работает.
— Ну я побежал тогда.
Илья протянул ему руку.
Егор ответил слегка растерялся, но ответил рукопожатием.
— Ты лучше не беги — тротуары у нас так себе, тем более в темноте. Споткнешься ещё, не дай Бог, глаз выбьешь, будешь почти как я.
— Да я образно. Ну, до скорого.
— Удачи, Егор.

Я уже разливал кофе по чашкам, когда она вошла в кухню.
— Доброе утро. Кофе? Пончик?
— Кто пончик? Я — пончик? — ты пошутила, зевая.
— Ты сейчас скорее япончик, пока не умоешься.
— Ага, утро в китайской деревне. Нет, сначала кофе, потом умываться, потом пончики и всё остальное.
— Что — остальное?
— Какие есть варианты? Огласите весь список, пожалуйста.
— Списка нет, но варианты найдём. Пойдешь курить?
Ты кивнула и вышла с кружкой из комнаты.
Мы вышли на балкон, я закурил и, выдохнув дым на кофе, сделал глоток.
— Тут как то, на днях, ночью, — начал я без предисловий, за сигаретами ходил и встретил мужика. Слепой.
— Это ты к нему вчера ходил?
— Ну да, увидел, что он на лавочке сидит. Он ночью гуляет. Говорит воздух лучше и суеты вокруг нет.
— Ну, он прав, в общем-то.
— Да, он вообще интересный человек. Фанк-панк-гайз знает, Булгакова…
-Как же он его читал, слепой-то?
— Да он вроде ослеп пару лет назад, всего лишь. Как, правда, не рассказывал. Кстати, говорит ребята из фанк-панк живут где то рядом, спокойно по улицам ходят.
— Ну сейчас они уже в самолёте должны быть, так что вряд ли встретим ближайшие пару месяцев.
— А если просто пойти прогуляться? Погода слишком хороша, чтобы доима сидеть.
— Да, хороший вариант. Месяц уже тут живем и кроме пути от дома до остановки и соседнего магазина ничего не видели.
— Тогда допивай кофе, умывайся и идём.
— Эй! А пончик?! Я ж умру от истощения. — она скорчила смешную мину.
— А пончики я в планшет брошу, на природе перекусим. — Я приобнял её за плечо и поцеловал в висок.
Она положила голову мне на плечо.
— Сейчас, ещё две затяжки.

Выполнить данное обещание неожиданно оказалось не такой простой задачей — в ближайщем гипермаркете электроники дисков уже не продавали.
«Зачем вам диски? — удивился продавец. — Купите флешку и магнитолу новую.»
Диски я купил случайно в фотосалоне. На всякий случай CD, в тонких коробках.
Дискография скачалась быстро.
Когда я подписывал последний диск в маркером, ко мне подошла она.
— А ты уверен, что слепой сможет прочитать твой почерк?
— Вот я blbjnf, — я хлопнул себя по лбу. — Какие есть еще варианты?
— Подписать чем то выпуклым
— Диски нельзя, коробки может пластилином?
— Смажется. Клеевой пистолет — вот то, что спасёт князя Мышкина.
— Умница. Тащи.
Через полчаса, закончив с дисками, мы пошли вместе в душ.


Свидетельство о публикации №11549

Все права на произведение принадлежат автору. Андрей Люмнов, 10 Августа 2018 ©

10 Августа 2018    Андрей Люмнов Рейтинг: +2 0    29





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()


  1. Андрей Люмнов 10 августа 2018, 00:32 #
    это только первые 3 главы, дальше буду выкладывать по мере написания
    просьба оставлять комментарии по существу, замечания и пожелания
    1. Алёна 15 августа 2018, 21:52 #
      Здравствуйте! Хотела уточнить возможно вот в этом предложении: Когда выпадает такой большой информации, то мозг тщательнее обрабатывает те, что остались, пропущено слово? Большой кусок или может поток информации? Очень понравилось читать Ваш рассказ, написано легко и не угнетающе, несмотря на то, что определенно сочувствуешь Илье, его потере зрения, но тут же начинаешь по иному смотреть на жизнь вместе с ним, возможно, в более истинном свете. По крайней мере, у меня появились такие мысли после прочтения. Читала на одном дыхании, интересно))
      1. Андрей Люмнов 15 августа 2018, 23:21 #
        скорее всего «объём информации»
        спасибо за вашу внимательность
        да, цель именно показать жизнь слепого и вообще людей с ограниченными возможностями
        в нашем городе был проект «Смешанные чувства», где заходишь с группой из 3-7 человек и экскурсоводом в абсолютную темноту (глаза не завязывали) и пытаешься ориентироваться — определить что за комната, определять вещи и даже продукты питания наощупь
        экскурсия длилась 1,5-2 часа, по её окончании экскурсовод предлагала поделиться ощущениями и предположить как она выглядит, предпололагала сама, как выглядят участники, а потом, на свету, выяснялось, что экскурсовод — слепая.
        Проект как раз и давал почувствовать сложность жизни слепых, плюс давал работу (и, что немаловажно — возможность почувствовать себя полноценными членами общества)
        сейчас проект, к сожалению, закрыт, но идея мне понравилась
        а Илья, по задумке, ещё и ослеп нелепо (пока не буду раскрывать интригу как), хотя остальной сюжет продуман очень в общих чертах, все пишется по вдохновению и исходят из логики предыдущих событий
        ну и самое сложное — не запутаться с героях)
        Егор — это, условно, я в молодости
        Илья — я сейчас, но только я — зрячий)
        хочется показать как Егор набирается мудрости и учится эмпатии, ну и показать что любые проблемы не повод опускать руки и можно жить (даже нужно!) в ситуации Ильи.
        1. Алёна 16 августа 2018, 05:38 #
          Очень жаль, что этот проект был закрыт. Иртересно, в силу каких обстоятельств? Не пользовался спросом? Мне кажется, подобные проекты помогают переоценить свою жизнь и ее ценности. И да, согласна, возможно после подобных экскурсий люди не просто бросают сочувствующие или и вовсе равнодушные взгляды на подобных людей, а действительно начинают понимать их и относиться, как к равным. Очень интересная задумка показать Вас через двух героев, относящихся к разным временным отрезкас Вашей жизни. Если бы и правда можно было, чему-то научить себя более молодого)) С удовольствием прочту продолжение и желаю Вам творческих успехов!

      Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



      У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.



      Свобода

      О главном... Читать дальше
      33 0 +1

      Один момент, одна судьба

      Что чувствует человек перед смертью и как к ней относится? Благодарен ли человек жизни? Что нужно, чтобы понять, что ты счастлив?
      Эти важные, на мой взгляд, вопросы я решила раскрыть в данном маленьком рассказе...
      Читать дальше
      116 0 0

      Моя биография.

      биография... Читать дальше
      144 0 +1