Пиши .про для писателей

Кадры решают всё

Автор: Еквалпе Тимов-Маринушкин

Дела-дела…
дела – лишь пыль.
Слова? Слова…
хранят нам быль,
а с нею мысль
и нашу жизнь!..

— Послушай, псих, мало того, что твоего «Полиграф Полиграфыча» месяц дожидались, так он за это теперь ещё всех забраковал!
— А за психа ответишь… ему и ответишь на очередной переаттестации.
— Ах, простите, простите, господин великий ученый, совсем забыл, что вы теперь наше всё, никто кроме вас этой мудреной штукой пользоваться не умеет.
— То-то, знай своё место, кадровик.
— А сам-то кто? В одном отделе… по комплектованию кадров работаем.
— Ты, дурачок, меня с собой не равняй.
— С чего бы это?
— Хм… смешно! Ну, вот, ты кто?
— Как кто? Специалист по работе с кадрами.
— Вот именно по работе с кадрами! Вот ты с ними, этими кадрами и работаешь… или они с тобой, это с какой стороны посмотреть.
— Ну, хорошо, а ты кто?
— А я специалист-психолог…
— …по работе с кадрами.
— Да, не по работе, дурашка, а по контролю над ними… Чуешь разницу, кадровик?
— Честно говоря, нет! Задача-то одна подбор и прием специалистов на вакантные места, коих, кстати, у нас по твоей милости скоро за пятьдесят процентов перевалит.
— Это твоя задача кадры компоновать, а моя у них проблемы выискивать.
— Зачем?
— А затем!
— Ну, вот твою работу, кадровик, по каким показателям оценивается, за что премию по итогам квартала платят?
— За количество подготовленных дел на прием кандидатов к замещению на вакантные рабочие места, естественно!
— Ну, вот! А мне?
— А тебе за количество выданных с полиграфа заключений об уровне готовности моих кандидатов к замещению вакантных мест.
— А вот и нет, кадровик, мне платят за количество выявленных проблем у личного состава, изъянов, потайных мыслей, а главное склонностей к негативу, а это, дружище, целая наука.
— Какая ещё наука?
— Наука… власти.
— Скажешь тоже.
— А то и скажу, эти графики из полиграфа не просто никчемные бумажки, а кладет информации, которую кроме меня из них никто получить не может.
— Так уж и никто?
— Никто!
— А инструкции, правила, нормативы.
— Да, ты что, кадровик, действительно дурак!
— Почему, дурак?
— Ну, какие в полиграфе могут быть правила, какие инструкции, нормативы, качнулся график вверх или нет, вот и все правила, но движение графика формирует не отвечающий на вопросы, а… вопрошающих их.
— Это ещё как?
— Да так, очень просто, всё зависит от того, как спрашивать и в какой момент.
— ???
— Ну, вот спроси тебя, кадровик, к примеру, прямо сейчас, — как ты относишься к воровству? – и ты, естественно, не задумываясь и ни на секунду не усомнившись, ответишь…
— …отрицательно!
— Правильно! И по данному направлению можно ставить в психологической анкете…
— …что я годен.
— Точно! Но ведь можно спросить и по-другому.
— Как… по-другому?
— А вот этого, «раб-кадр», я тебе не скажу.
— Почему?
— Потому, что ты «раб-кадр», ну, работник кадров, то есть, а мне не платят не за то, чтобы я учил работников предприятия правильно отвечать на тесты специалистов по контролю над ними.

— Я понял, тебе платят за то, чтоб ты как можно эффективней браковал мою работу по их подбору.
— Не браковал, говорю ж тебе русским языком, а выявлял их ограничения, ты же их всё равно после моих заключений в приказ на назначение включаешь.
— Конечно, включаю, я ведь кадровик, моё дело комплектовать сетку трудовых вакансий.
— Правильно… и работать с этими кадрами, и отвечать за них, вот и отвечай себе на здоровье, это ведь ты их отбираешь.
— И для этого ты портишь все личные дела своими надуманными записями о склонности их к суициду, пьянству, слабохарактерности и прочее, прочее, прочее.
— Конечно, потому, как если что случится… нехорошее на производстве, то случится только по вине наших кадров…
— Ну, а форс-мажор, катаклизм, фатальное стечение обстоятельств.
— Запомни, раб-кадр, никаких форс-мажоров, катаклизмов, фатальных стечений обстоятельств не бывает без обычной человеческой халатности, беспечности, глупости, которую и будут в итоге искать, а главное находить проверяющие структуры всех уровней сразу после факта их свершения. Увы, дружище-кадровик, такова жизнь: все против всех!
— Ладно-ладно, я понял, во всем виновны кадры, — а графики твои тут причем?
— Графики не причем, их, к счастью, никто не понимает, а вот записи сомнений по ним, докажут то, что и психолог тут не причем, потому как выявлял поведенческие отклонения, склонности и прочую дребедень виновника происшествия.
— И что?
— И ничего, — понимаешь? — ничего мне… не будет. Предъявить мне нечего!
— А мне?
— Да и тебе, пожалуй, тоже! Твое дело собрать материал на личный состав и сформировать наблюдательные дела для директора, руководителя виновного.
— А кто тогда ответит?
— Думаю, что никто
— А директор?
— У директора целый штат юристов, они подскажут ему, что и как отвечать, когда выяснится, что он на работу принял профнепригодные кадры.
— А руководитель, непосредственный начальник?
— Вот тот ответит, крайний всегда найдется, кто предостережения игнорировал.
— Но так ведь ты все эти предостережения сам придумал.
— Ну, правильно, откуда ж мне знать, в чем он в будущем виновны будут.
— Они все?
— Все.
— Так не бывает.
— Бывает, раб-кадр, бывает! Все, рано или поздно становятся виновными.
— И директор?
— Директор чаще других!
— И я?
— И ты.
— Но на основании чего, ты сможешь сделать запись, к примеру, в моё личное дело, что я склонен к воровству, ведь я отвечу, что отношусь отрицательно и повторю это сто раз.
— Нисколько не сомневаюсь в этом, дружище, я и спрошу тебя это сто раз, а на сто первый попрошу также уверенно повторить, что ты ни разу в жизни ничего не крал, даже в детстве яблоки на ничейном вроде бы поле или у вредного соседа в огороде.
— И что?
— Ты, как и все, как минимум усомнишься.
— И что?
— График это обязательно подтвердит.
— А как максимум?
— А как максимум, ты честно сам признаешься во всем: как в детстве стащил яблоки из чужого огорода или носовой платочек у понравившейся тебе соседки по парте, исправлял двойку в журнале, вырвал страницу в дневнике, пользовался шпаргалкой и прочее, прочее, прочее.
— Но это же бред!
— Запомни, кадровик, все будут виноваты, все, про то даже в Библии сказано, всем придется держать ответ, это… и есть власть.
— Твоя власть.
— Моя.
— И нет ни у кого на тебя управы?
— Ни у кого!
— Даже у директора?
— Ни у кого, раб-кадр, ни у кого!
— Да ты… псих, самый настоящий псих, «спец-псих», ну, то есть психованный специалист с манией преследования. Жаль… тебя.

Автор благодарит критика и корректора (ЕМЮ) за оказанную помощь, а также приносит свои извинения за возможное совпадение имен, названий, диалогов, потому как рассказ является художественным, вымышленным, хотя и подслушан случайно в разговорах СНУ 12.04.2017г.


Свидетельство о публикации №12006

Все права на произведение принадлежат автору. , ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.