Пиши .про для писателей

Мульмир в лодке.

Автор: Евгения

Меня телепортировали до подъезда шестнадцатиэтажного дома, где на восьмом этаже располагалась квартира. Ещё поднимаясь в лифте, мне стало немного не по себе, но я и не подумала выяснять причину этого.
Еле нашла ключи, оказавшиеся на самом дне рюкзака, и, открыв дверь, я резко почувствовала запах обездвиженного города.
Я усмехнулась фразе, мгновенно появившейся у меня в голове: так, как раньше уже не будет.

1.
Мы с моим другом детства снимали двухкомнатную квартиру в спальном районе города. Около пяти лет назад я уехала от родителей, но довольно часто навещала их. Для меня всегда поездка домой была отдушиной, наполненной исключительно добром, теплотой и домашним уютом. Моя тяга к дизайну и декораторскому искусству постоянно требовала перемен в моём, пусть и съемном, доме, поэтому все, кто приходил к нам в гости, говорили о том, что у нас достаточно уютно. Лично мне, как, впрочем, и многим людям, хотелось большего. И это большее однажды материализовалось, но обо всём по порядку.
Шифр, именно так я называла моего друга, — один из самых интересных людей, которых я когда-либо встречала. Казалось бы, мы жили и росли в одной и той же обстановке, однако, наши взгляды на жизнь не имели ничего общего.
В тот момент, когда Шифр отрывался по полной и его знали все в нашем родном городе, я мечтала о высоком ремесле творческого человека. Вышло, конечно, нечто интересное: дизайн, декорирование, эскизы татуировок на заказ. Однако, в силу моей замкнутости и изрядной доли одиночества, я не особо стремилась развиваться в этом деле, размышляя о бессмысленности бытия.
Когда мы с Шифром переехали в столицу, он не переставал меня удивлять своим бесконечным рвением к добродушно-шумным компаниям и постоянным вылазкам на природу.
— Через два месяца будет крупный фестиваль. Ты едешь с нами – сказал мне Шифр однажды за завтраком.
— Странно, так долго меня знаешь и до сих пор не понял, что мне это неинтересно – пробубнила я, наливая себе кофе.
-А мне неинтересно, что ты об этом думаешь. Это факт, о котором я тебя извещаю заранее, чтобы ты не говорила в день отъезда, что у тебя нет теплой куртки или спальника.
-Но у меня их действительно нет – сказала я, скорчив лицо.
Как только я это произнесла, Шифр мгновенно вскочил и побежал в свою комнату.
-Ищи куртку – сказал он мне, протянув пакет. – Спальник я тебе вчера купил.
-Я так понимаю, что у меня нет выбора? – спросила я.
-Выбор есть всегда, и я хочу тебе это наглядно продемонстрировать – улыбнулся Шифр.
Не то, что бы я была против. Однако, мои собственные устои и табу будто бы говорили мне, что, если я поеду, то впереди меня ждёт хаос и невесомость. Именно такие образы всплыли в моём воображении, впрочем, я не ощутила страха, что было удивлением для меня.
Взяв спальник, я пошла в свою комнату.
Дешевый ремонт не так просто скрыть, однако, не зря же я училась на творческой специальности. Я применила всю свою смекалку и мастерство для того, чтобы облагородить стены, в которых пребываю в тишине и спокойствии. Горные равнины и морской закат плавно перетекали друг в друга по всем стенам. На мой взгляд, получилось эффектно.

Теперь наступило время найти в старом шкафу некоторые вещи. Около двух лет назад Шифр встречался с крайне неординарной девушкой, которая занималась пошивом одежды на дому. Эскизы были полностью её работой, целевая аудитория – это не менее неординарные ребята, чем она, которые увлекаются фестивалями, вылазками на природу, электронной музыкой. Ярко и солнечно. Можно отметить, что в любом поколении есть такие люди, взгляды и мнения которых крайне отличаются от взглядов и мнений большинства. Мне казалось, что эта девушка была из их числа.
Вещей было больше, чем я думала: шаровары различных моделей, платки ярких цветов, безразмерные рубашки. Отобрав из этого то, что мне больше всего понравилось, я положила вещи в рюкзак. Кинув взгляд на спальник, я непроизвольно улыбнулась.
В голове пронеслась мысль — может быть, Шифр прав. Может быть, мне и правда не стоит противиться изменениям, которые ведут меня вперёд.
Мне с детства казалось, что быть мечтателем – это весело и интересно. Так и было до определённого момента. Однако, после того, как съехала от родителей, я поняла, что мечтания лишь тормозят меня, погружая в грёзы. В тот самый момент мне пришлось включить жесткого прагматика, однако, излишняя приземленность загнала меня в суровые рамки. Мне оставалось лишь удивляться, когда вечно позитивный Шифр рассказывал мне про свои приключения в шумных компаниях друзей.
-Вера, всё в порядке?- чуть слышно постучал в комнату Шифр.
-Да, я перебираю вещи Ольги, смотрю, что из них можно носить – улыбнулась я.
-Ольга — фрик!- воскликнул Шифр и тут же добавил:
-Хотя кое-что из её вещей очень даже годно к употреблению — сказал он, посмотрев на груду одежды на моей кровати. – Вообще я зашёл к тебе, чтобы сказать, чтобы ты не особо – то и размышляла о своей первой вылазке в лес. Я бы предложил тебе вообще забыть об этом. Ходи на работу, рисуй, украшай там всякие свои ларьки, отдыхай.
Собственно, не буду тебя учить, в походы в университете ты же ходила. И позвони маме в скайпе как договаривалась.
С этими словами Шифр вышел из комнаты.

2.
Шифр, он же Фёдор – человек «бездеятельного дела». Это определение – исключительно моя идея.
Бездеятельное дело, по поему определению — это увлекательное занятие, при котором Шифр умудрялся совмещать работу повара в небольшом семейном ресторане, бесконечные встречи с друзьями и увлечение написанием электронной музыки. Мало, кто из друзей Феди называл его по имени. Прозвище «Шифр» ему досталось в школьные годы из-за неприметной истории на уроке физики.
Поначалу мне казалось, что его образ относится к образу « ленивого шута», который, всяческим образом пытаясь развлечь окружение, гибнет сам.
Прежде, чем делиться своими выводами с Федей, я решила немного понаблюдать за тем, как будут разворачиваться события. Позже я поняла, что сделала правильный выбор. Некоторые люди ошибочно полагают, что своими советами, мнениями, предубеждениями, помогают другому человеку встать на «истинный путь». Я же всегда уважала мнение близких мне людей.
Поддерживать в тишине и поддерживать словом – это две разные вещи, каждая из которых существует обособленно.
Этот, как мне казалось, «ленивый шут» имел в жизни чёткие цели и ежедневно работал над собой. Над своими привычками, страхами, амбициями, табу. Я же, в свою очередь, лишь мечтала о переменах, и однажды именно благодаря Шифру, сдвинулась с точки.
Компанейские черты Феди – это часть его образа, который он принял на себя ещё в далекие школьные годы. Я знаю его с совершенно другой стороны, и его коммуникабельные сверхспособности не вызывали моего поощрения и одобрения. Слишком уж много к себе внимания. Однако, мы – те, кто мы есть, этим и интересны.
Однажды он пришёл к моим родителям и сказал о том, что в скором времени уезжает и хотел бы, чтобы я поехала с ним. Он объяснил, что выбор, в первую очередь, за мной, но было бы неплохо, если бы они этот выбор поддержали. Он же пообещал со своей стороны сделать всё, чтобы обеспечить мне максимально комфортные условия, ну и, конечно же, присмотреть за мной.
В тот момент я не увидела ни капли сомнения в глазах родителей и уже через неделю мы играли в карты с пожилой парой в купе поезда, который мчался навстречу приключениям.
Пять лет пролетели незаметно. Уехав из своего города, мы с Шифром некоторое время шатались по коммуналкам, пока не пришли к выводу, что жить в двухкомнатной квартире вдвоём — это наилучший вариант для нас. То, что произошло позже – это сплетение обстоятельств, открывшее много нового и интересного.
Довольно занятное дело я нашла себе почти сразу, как только приехала. Устроилась дизайнером — декоратором в крупную компанию, которая являлась исполнителем различных заказов по всему городу. Занятости хоть отбавляй, но найти время для отдыха, особенно, если отдых духовно полезен, всегда можно. Однако, я не искала, с каждым днём всё больше уходя в себя и в свои заблуждения и страхи.
Шифр вовсю меня звал с ним, познакомиться с новыми людьми, найти себе оригинальные увлечения, но я считала себя слишком взрослой для современных радостей жизни. Одна огромная иллюзия, в жизни каждого есть место для всего.
Кроме этого, один из моих активных жизненных страхов — это игра воображения в то, что я иду не той дорогой, которая есть смысл. Напряженно и постоянно что-то делать, при этом не понимая для чего ты это делаешь. Результат подобной деятельности есть ни что иное, как кретинизм, понимание этого факта пришло ко мне позднее.
Бессознательное и безответственное отношение ко времени – это очередная партия игры, которую я всё время проигрывала. В то время как Федино активное взаимодействие с миром и окружающими людьми давало ему сил и основания для собственного развития и духовного роста, я тратила время на погружение вглубь себя, обретая тем самым темноту и апатию.
Однако, с моей стороны было бы нечестно говорить только о своей индифферентности. Потрясающая архитектура крупного города и моя склонность к проявлению творческого «Я» не давали мне уйти на самое дно.
Спустя время, вспоминая свои эмоции и ощущения, я говорю, что моя душа находилась в ожидании перемен, которые мне стоило только увидеть…

3.
-У нас не получится организовать транспорт до фестиваля, поэтому мы с тобой поедем своим ходом – сказал Шифр, когда накануне поездки укладывал последние вещи в рюкзак.
-Это сложно? – спросила я.
-Не советовал бы тебе придумывать сложности там, где их нет — отрезал мои размышления Шифр. – Но вместе с тем, стоит быть готовой ко всему. И нам не помешало бы выспаться.

На первой электричке метро мы доехали до одной из крайних станций. Купив билет на автобус, мы ждали свой рейс около двух часов.
Шифр беспричинно, на мой взгляд, нервничал. Он объяснил это тем, что ждёт друзей, которые обещали быть на вокзале еще раньше него. Он постоянно звонил кому-то и смотрел на часы.
Я же беспечно растянулась на скамейке, закрыв глаза.
Образы его друзей я составляла только по описаниям Феди. Некоторых из них видела несколько раз, но продуктивный диалог между нами так и не сложился. Впрочем, я знала, что они компанейские общительные ребята.
До отправления нашего автобуса оставалось чуть больше двадцати минут. Шифр уже потерял всякую надежду дозвониться до своих товарищей, я же не пыталась никаким образом вникнуть в суть его волнений.
Вдруг я услышала громкие звуки, заставившие меня сменить столь удобное положение. К нам двигалась толпа молодых людей. Огромные рюкзаки, гитары, палатки и пенки – эту группу нельзя было не заметить. Я почувствовала запах веселья, костра и природы.
Ребята сразу представились, но их было так много, что я почти никого не запомнила с первого раза. Когда наш автобус подъехал, мы заняли большую часть мест. Как только автобус тронулся, я тут же уснула.
Меня разбудил Шифр.
-Самая скучная часть пути пройдена. Накидывай рюкзак и пойдём – улыбнулся он.
Я была в некотором смятении. Во мне появилась уверенность в том, что я знаю этих людей достаточно давно: мы строили лагерь, ночевали в горах и рыбачили на озере… Это были эпизоды моего сна во время автобусной дороги….
Мы передвигались проселочной дорогой около часа. Я шла рядом с Шифром, все молчали, как будто готовились к чему-то. Нарушать тишину у меня не было никакого желания.
Пройдя дорогу, мы завернули в лес. Вдруг промелькнула мысль о том, что последний раз я выбиралась на природу во время учебы в университете. Давно… Когда долго не бываешь в лесу, можно заметить, как меняется дыхание. Словно ты начинаешь его чувствовать, замечать. Я старалась как можно чаще дышать полной грудью, вдыхая свежесть и в то же время сырость чащи.
Примерно через полчаса ходьбы, я начала замечать на деревьях красные ленточки.
Увидев мой взгляд, направленный на них, Шифр сказал:
-Мы уже почти пришли.
По сторонам дороги начали виднеться палатки и люди. Громкие разговоры, смех… Вдруг мы вышли к небольшому обрыву, в центре которого расположилась огромная сцена. Она была украшена различными полотнами. У сцены было около двадцати человек, музыкант играл потрясающе – умиротворяющую музыку. Мне захотелось остановиться и послушать.
-Сначала ставим лагерь – потянул меня за руку Шифр.

Наш лагерь оказался, к моему удивлению, довольно большим. Палатки ставились нами в хаотичном порядке, кому где больше нравится, однако, мы заранее обговорили место для костра и кухни.
У Феди была сравнительно большая палатка. Трехместная, хотя там без всяких стеснений могли расположиться шесть худощавых ребят.
Я заметила, что многие ребята переоделись: в основном это были яркие вещи, такие, в которых вряд ли кто-то из них ходил по городу. Я залезла в свой рюкзак и достала огромный свитер, принадлежавший Ольге. Рукава у него были черные, а на груди и спине зелёные, красные, фиолетовые и желтые полоски, переходившие и переливающиеся друг с другом. Он был настолько длинным, что касался моих колен, я почувствовала себя в нём очень комфортно.
Комфортно… Что такое комфортно? Человек всегда находится либо в поисках, либо в мечтах о лучшем. Факты известны: то, что лучше для одного далеко не всегда лучше для другого. Комфорт – это ни что иное как иллюзия. Кому-то кажется, что в городе лучше, чем на природе, кому-то, наоборот; для кого-то комфортнее спать с открытым окном, а кто-то, задыхаясь от духоты, мёрзнет под одеялом даже при закрытых окнах. Комфорт относителен, мнение переменчиво, однако, если я сейчас нахожусь здесь, среди природы, глубокой музыки и весёлых людей, значит я встречу свой комфорт именно тут.
Прежде, чем искать гармонию с миром, необходимо достичь гармонии внутри себя. Все мы рождены с этой простой истиной, однако, есть люди, которым эту истину постигать не надо, она всегда с ними и именно на это упирается их жизненный путь. Я, к сожалению, отношусь не к их числу, и для того, чтобы радоваться жизни, мне необходимо работать, преумножая свою внутреннюю силу.
Я вдруг поняла, что трачу силы на абсолютно незначительные вещи, тогда как могла бы вкладываться, пусть даже в одну точку, и получать результаты, которые будут меня полностью удовлетворять.
Я давно знала, что Шифр из числа людей, которым не нужно многое объяснять. Безмолвное понимание собственных состояний и настроений позволяет ему понимать состояния и настроения близких ему людей и даже мира.

— Мне вдруг отчётливо стало ясно, что разговоры убивают людей – сказал мне Бурый, когда мы, уже во второй половине дня, завершив собирать лагерь, сели около костра.
Бурый – это старый друг Шифра. Меланхоличный смуглый парень Ваня Медведкин, который в свободное от своей хандры время, работал в метрополитене, воспитывал трехлетнюю дочь и успевал быть «везде и всегда», где собираются хорошие музыканты и присутствует энергия свободы.
-Что ты имеешь в виду? – с лёгким недоумением спросила я.
-Вот, например, когда Сашка занимается лёгким вредительством, раскидывает игрушки, начинает беспричинно кричать или бегать поздним вечером по комнате, моя жена сразу же, пребывая в лёгком раздражении, начинает читать ей многочасовую лекцию, почему так делать нельзя. Я же в этот момент просто наблюдаю за происходящим.
Разумеется, дочь молчит, опустив глаза в пол, и периодически кивает головой, делая вид, что она всё поняла. Я же в это самое время в её глазах вижу пустоту, которая говорит о том, что ребёнку попросту всё равно почему так делать нельзя. Она этого не понимает и самое главное, что ей этого понимать и не нужно. Во всяком случае, пока. То есть получается, что моя супруга своим разговором — лекцией тратит свою энергию в никуда, убивая в себе силу.
Бурый на несколько минут замолчал.
-Таких примеров я могу привести много. И не только с детьми. Хотя дети в этом смысле наиболее интересны, они более естественны. Их реакцию порой не предугадаешь, тогда как образ взрослого человека в большинстве случаев – это сценарий, заложенный самим человеком.
Даже сейчас своим разговором я отвлекаю тебя от созерцания таких красот – улыбнулся Бурый, обведя рукой вокруг себя.
-Он может и утомить – за спиной я услышала голос Шифра. -Как тебе чай?- улыбнулся он.
-Очень вкусный, спасибо – ответила я.
-Он особенный, лесной – сказал Шифр. Посмотрев мне в глаза и улыбнувшись, он добавил:
-Самое время пойти гулять. Перед нами очень много неизведанной территории.

4.
Мы стояли у озера. Не стану утверждать, сколько времени назад мы подошли к нему. Нас было человек шесть, среди которых были Шифр и Бурый. В какой-то момент понятие времени растворилось в воздухе ровно так же, как под моими ногами растворилась земля.
Я посмотрела вдаль и увидела как сворачивается мир. Идеально ровными квадратами складывались небо и озеро. Я управляла всем, что было перед моими глазами. В тот самый момент моя уверенность в том, что человек находится под властью времени и обстоятельств, превратилась в самую тёмную иллюзию. Человек управляет временем и обстоятельствами настолько, насколько хватает его внутренней силы.
Я не заметила, как мы переместились на холм, с которого открывался потрясающий вид на лес, озеро и небольшой посёлок, расположенный в нескольких километрах от нас.
-Красиво, согласна?- спросила меня девушка, которая незаметно встала рядом со мной.
-Я – Настя – сказала она, протянув мне руку.
-Очень приятно – улыбнулась я и добавила:
-Да, очень красиво.
-Жаль, что в походный рюкзак не уместились кисти и бумага – тихо сказала она.
-Пишешь картины? – спросила я.
-Вряд ли то, что я делаю, достойно этого названия – ответила Настя. – Не так давно у меня умерла мать, оставив мне небольшой участок и маленький дом в паре часов езды от города. Я перестала снимать комнату в центре города, бросила работу и перебралась в дом матери. Получается немного зарабатывать удалённо, так, чтобы хватало на жизнь, но жить в доме матери для меня психологически невозможно. Перед моими глазами всегда стоит её образ тридцатилетней молодой вечно улыбающейся женщины. Последние десять лет мы виделись раз в год, а то и реже. Приезжая к ней, я чувствовала переизбыток материнской любви и заботы, но не могла, а главное, не хотела с этим ничего делать. Мы смотрели друг другу в глаза, говорили на отвлечённые темы, но в тот момент передо мной проскакивали картинки из детства, покрытые морщинами усталой женщины, которая воспитав взрослых детей, так и научилась быть счастливой.
Ты хочешь с этим что-то сделать, но не можешь – понимаешь, что через несколько дней у тебя поезд и совсем другая жизнь, вероятнее всего, та, которую никогда не поймёт твоя мать. Ты лишь наблюдаешь, и твоя цель — принять это максимально хладнокровно, не выдавая своих волнения и тревоги.
Я убиралась в доме после смерти матери и нашла там её краски. Большинство, конечно, высохли, но несколько цветов остались. Я взялась за это, хотя художник из меня так себе. Если не обращать внимания на дом, то атмосфера в посёлке матери располагает к творению чего- то прекрасного. Вообще природа располагает к этому. Если хочешь понять, что и как тебе творить – послушай лес, он знает и скажет. Кстати, вот твой чай. Пей – с этими слова Настя, протянув мне кружку, отошла от меня к ребятам.

Вернувшись в лагерь, приготовив огромный котёл гречи с овощами и вкусно поужинав, несмотря на полночь, мы сидели у костра, собираясь пойти послушать музыку.
Я заметила как девушка, сидевшая напротив меня, что-то записывала в блокнот.
-И тебя природа вдохновляет? – спросила я, подойдя к ней.
Она, подняв на меня недоуменный взгляд, сказала:
-По-моему, это весьма глупый вопрос. Конечно. Таково её предназначение.
Немного помолчав, я спросила:
-О чём пишешь?
-Ни о чём- коротко ответила девушка. – О чём бы я ни писала, я уже никогда не открою ничего нового. Литература в мире существует несколько веков и все говорят об одном и том же разными словами.
-Для чего же ты тогда пишешь, если ни о чём?- я вновь задала вопрос.
— Любопытно. И правда, для чего?- моя собеседница задумалась или идеально сделала вид, что задумалась. – В первую очередь, я полностью удовлетворяю своё «хочу». Я решила, что могу позволить себе удовлетворить свой каприз.
Скорее всего, это попытка самовыражения. Мои рассказы читают лишь несколько близких мне людей, и я не уверена, что меня это не устраивает.
Я не могу себе ответить на вопрос хочу ли я зарабатывать себе имя и деньги.
Я делаю, потому что мне нравится это.
Пожалуй, я расскажу тебе, о чём сейчас пишу. Меня давно интересует тема реальности и сна. Что значит сон и сновидение? Почему человек в так называемой реальности беден и одинок, а в сновидении – богат, успешен и полностью удовлетворён? Это как минимум показывает вероятность существования прочих реальностей, в которой ты – доярка из деревни, а я кондуктор — контролёр.
-Возможно, даже, скорее всего, ты права, говоря о разных параллельных или не очень параллельных реальностях, однако, что тебе это даёт? Ты ведь никогда не узнаешь правду. Максимум, что может произойти – ты сойдёшь с ума.
-Мы уже сошли с него – засмеялась девушка. С этими словами она встала и ушла в свою палатку, предварительно плеснув мне чая из своего термоса.

5.
-Я с ним договорился – прервав моё созерцание костра, сказал Шифр, вернувшись с прогулки по территории фестиваля.
-О чём речь?- спросила я.
-Собирайся, мы идём в гости – с этими словами Федя ловко поднял меня с бревна, на котором я сидела у костра.
-Куда? – наморщив лоб, спросила я.
-В гости, в гости – повторил Шифр.
-Вечернее платье обязательно одевать? – попыталась съязвить я.
-Если только ты этого желаешь – улыбнулся он.
Федя улыбается ровно столько, сколько я его знаю. Он попадал в совершенно нелепые ситуации со своими друзьями, месяцами сидел без работы, не мог найти ту самую женщину, с которой был бы готов идти дальше, но, несмотря на это, всегда улыбался. « Это единственный способ показать Вселенной, что я хочу жить» — как-то обронил он.

Оставив костёр в руках ребят из лагеря, мы вышли на лесную тропу.
-Пара километров – это не так уж и много – заметил Шифр.
-Я готова прогуляться – ответила я.
-Если ты захочешь что-нибудь спросить, то не стесняйся – с доброй усмешкой сказал Федя.
Я молча кивнула.

Пройдя по лесу, мы вышли к небольшой опушке, на которой стоял дом.
-Дом в лесу?- удивлённо спросила я.
-Именно – ответил Шифр и постучал в дом.
Дверь открыл пожилой мужчина, на лице которого сияла всеобъемлющая улыбка.
-Фёдор, я ждал тебя! – обнимая Шифра, а потом меня, сказал он.
-Познакомьтесь. Это Вера, я тебе про неё рассказывал, а это Семён.
-Да, именно так. Просто Семён – и мужчина подмигнул мне.
-Пойдёмте в дом – пригласил нас Семён.
В доме была одна, почти пустая, комната. Я заметила лишь огромный рюкзак в углу комнаты, рядом с которым лежала стопка книг, среди которых были Кант, Ницше, Юнг, Кастанеда, Египетская и тибетская книги мёртвых.
-Берите пледы и располагайтесь на полу, где вам больше всего понравится – сказал Семён.
-Давно Вы тут живёте? И как Вам удалось здесь?- начала было я, но Семён прервал меня:
-Вера, поверь мне на слово, это ничем непримечательная история. Скажу лишь только, что я по личным причинам, провожу здесь не так много времени, как хотелось бы. Я живу с любимой супругой в доме в деревне, но когда мне необходимо поразмыслить о вечном, я приезжаю сюда и нахожу ответы на все вопросы.
Шифр засмеялся:
-Семён у нас лесной отец. Я познакомился с ним несколько лет назад, когда впервые приехал на фестиваль. Конечно же, я был ошарашен красотой вокруг и абсолютной добротой людей. Собственно как ты сейчас, Вера. Семён помог мне не сойти с ума.
-Да перестань ты, Фёдор девушке голову морочить! Ты был полностью вменяем. Подумаешь, впервые проснулся!- настала очередь смеяться Семёна.
-Я всего лишь объяснил потерявшемуся пареньку пару – тройку вещей, хотя, как мне кажется, я мог этим и навредить. Разговоры умаляют смысл, впрочем, если бы не разговоры, эволюция бы не была на таком уровне сейчас. С другой стороны, не было бы и деградации…- задумчиво произнёс Семён.
Шифр, улыбнувшись, громко шепнул мне:
-Семён у нас смесь всех существующих теорий этих приятелей – кивнув на книги в углу – отчего и считается сумасшедшим.
-Сумасшествие, знаешь ли, отлично дополняет мой образ – подмигнул мне Семён. – Кстати, Вера, что для тебя счастье?
Я задумалась. Простой вопрос, на который мне почему-то сложно ответить.
Не дав моим размышлениям никакого пути развития, Семён сказал:
-Если человек не выдаёт свой ответ сразу, значит он не знает, что это такое. Однако, я тебе скажу, что это по исключительно моим соображениям. И при этом не постесняюсь сообщить о том, что я уверен в своей точке зрения настолько, насколько был не уверен в своих теориях ни один из этих Ницще и компании.
Немного помолчав, он продолжил:
-Это ни что иное, как смена зоны комфорта в общем и смена привычек в частности. Постоянная перемена себя при сохранении стабильности. Понимаешь, о чём я говорю?
-Полагаю, что да. Но ведь всё может меняться и в худшую сторону… — начала я, но Семён вновь перебил меня:
-Бомжам нравится, что они бомжи. Почему ты говоришь о какой-то худшей стороне? Что бы ты ни делал, это твой путь. В твоих силах лишь украсить его через изменения. Стабильное расширение кругозора, выход из зоны комфорта, смена привычек – вот свобода, вот счастье! – как только он сказал это, в его глазах я увидела секундный ярко – красный блеск…
-Об этом можно говорить бесконечно – сказал Шифр. – Давайте пить чай.
Мы вышли во двор, где был разведён небольшой костёр и лежали брёвна-лавочки.
-Каждому человеку необходимо быть одному, но в разной степени. Благодаря ничем непримечательной истории мне удалось стать хозяином этого дома. Это произошло много лет назад. И с тех пор я приезжаю каждый месяц на несколько дней один. Беру с собой самое необходимое и пребываю с самим собой. Однако, ко мне часто приезжают… – сказал Семён, протягивая мне чай.
-Что Вы находите здесь?- спросила я.
-Абсолютно ничего. В своё время лишь однажды я перевернул свою жизнь с ног на голову, мне нужны были ответы на все мои вопросы. Я получил, что хотел. С тех пор не нахожу ничего и ни в чём. Я лишь меняюсь, согласно времени и обстоятельствам. И что мы всё обо мне да обо мне? Расскажи о себе, Вера. Ты ведь впервые за долгое время на несколько дней приехала в лес. Каковы твои ощущения?
-Отсутствуют всяческие мысли о каких-то проблемах или безобидных городских заботах. Такое ощущение, что мне ничего не остаётся, кроме как любоваться этой картиной и запоминать её…
-И не только её – постучал по плечу мне Шифр. – Ощущения важнее картины. Нами движут ощущения.
-Есть ли у тебя мечта, Вера? – спросил Семён.
-Могу сказать, что она у меня, вероятнее всего, не одна.
-И правильно! – одобрительно воскликнул Семён. – Как говорится, мечтать не вредно, однако, всё должно быть в меру. Понимаешь, человек без чувства меры, очевидно, либо в разы преувеличивает свои возможности, или же, наоборот, чересчур их умаляет. Но в любом случае, наличие цели – это идеальный путь к успеху, то есть к собственному развитию. Видишь ли ты будущее? Своё будущее? – спросил Семён.
-Нет, точно нет – ответила я. – Это ведь бессмысленно, гадать каким будешь ты и твой образ через десять –двадцать лет.
-Тут я с тобой частично согласен. Рисовать образы глупо, а вот ставить цель, о чём я только что говорил, нужно. Я на своём опыте точно понял, что если намерение сильно, оно обязательно реализуется, но вовсе не так как ты это представляешь сейчас. Тогда зачем СЕЙЧАС тратить на это время?- усмехнулся Семён. – Знаешь, Вера, ко мне часто приходят за советом.
В молодости я со своим лучшим другом построил маленький бизнес и благодаря этому обзавёлся большим количеством связей. Меня считали влиятельным и авторитетным человеком. В самый неожиданный момент, когда дела шли в гору, взаимоотношения с другом начали портиться, да так, что я был вынужден покинуть бизнес. Я не жалею об этом, считаю сожаления напрасными. Я принял обстоятельства, которые сложились и счастлив от того, что сейчас я здесь разговариваю с вами.
Так вот, о людях, которые просят, чтобы я дал им наставления…Они искренне верят в то, что я своим словом смогу их как-то утешить, а совсем отчаянные верят в то, что я смогу исправить их ситуацию. Представляешь? Они говорят и говорят, не имея сил остановить себя. Когда им всё – таки удаётся замолчать, я предлагаю им лесную прогулку. Да-да, именно прогулку. Покинуть город и их проблемы, перестать слушать себя внутри себя и услышать лесной шум. Согласись, что природу надо слышать, чтобы она услышала тебя?
Я молча кивнула.
-Эти люди по неизвестным мне причинам боготворят меня. Говорят мне о том, что я гуру, какой-то там психологический мастер, а некоторые называют меня сверхчеловеком. Употребляя этот термин Ницше, эти люди даже не понимают, о чём толкуют. Мы все наравне. Опытный бизнесмен и молодой начинающий дизайнер, психиатр с международными дипломами и немного рассеянный повар, да, Фёдор? — с этими словами Семён замолчал, улыбнулся и посмотрел на Шифра.
-Да, Семён, именно так всё и есть – улыбнулся Шифр. – По моему опыту скажу, что, чем меньше ты смотришь на других, тем больше ты видишь внутри себя. Я, как вы знаете, не богат и не влиятелен, однако, у меня есть всё, что нужно для моего внутреннего уюта. Нет людей хуже и лучше меня. Мы все одинаковые, но идём разными путями.
-Не знаю, будет ли это с моей стороны подлостью, Фёдор, но думаю, что Вере стоит знать, что она фигурировала в наших с тобой беседах.
Шифр закатился смехом.
-Подлость? Я полагал, что ты не употребляешь таких слов – чуть успокоившись, сказал Шифр. – Думаю, что сегодня тебе это позволено в знак благодарности за твоё гостеприимство.
Семён одобрительно кивнул.
-С позволения Фёдора, Вера, сообщу тебе, что ты для него близкий друг. Он искренне желает тебе успеха и благополучия… Я словно пишу поздравительную открытку. Успех, благополучие и мешок денег в подарок. Ну да, ладно, это моё одичалое чувство юмора. Я не буду продолжать, ты знаешь, о чём я говорю. Он рассказывал о тебе достаточно, чтобы я составил твой образ. В силу точных определений Фёдора и моей, без ложной скромности, сообразительности твой образ «ушами» крайне схож с образом «глазами». На описание его я не буду тратить наше время. Сообщу лишь о своей уверенности в пользе твоей вылазки в лес. Ты это уже ощущаешь, я вижу. Дальше будет куда интереснее.
-Кстати, об интересном – резко и громко произнёс Шифр, у меня создалась моментальная иллюзия того, что он специально перевёл внимание на себя – Традиционная лодка от Семёна! Каким этапом она у нас в программе?
Семён, проницательно глядя в глаза Шифра, ответил:
-Прямо сейчас.
-Какая лодка? – спросила я.
-Небольшая, но для нас троих там будет место – улыбнулся Семён.
-Да, это дружеское времяпрепровождение Семёна. Я попросил его покатать нас на лодке – подмигнул мне Шифр. –Это весьма увлекательно, поверь мне.
Мы шли около получаса по лесу, затем мы вышли к озеру, на берегу которого стояла небольшая лодка. Казалось, что таких развлечений она видела уже немало, но, несмотря на это, казалась всё ещё прочной.
Сначала залез Семён, после чего лодка начала подозрительно покачиваться.
Он подал мне руку, я села в лодку. Вслед за мной сел и Шифр.
Семён взял в руки вёсла, и мы поплыли. На улице было довольно прохладно, поднимался ветер, и моё желание плавать было не так уж сильно.
Мы плыли молча. Шифр достал термос с чаем. Сделав глоток горячего напитка, мне стало не так зябко.
-Далеко мы от берега – нарушила я тишину.
— Очевидно, ты права – улыбнулся Семён.
Ветер усиливался, лодка раскачивалась и почему-то скрипела. Мне было непонятно, должно ли так быть или это абсолютное фиаско нашей идеи.
Задавать этот вопрос я не стала.
Берега уже не было видно, и я бы предпочла оказаться у костра, нежели плыть в неизвестном направлении.
Я посмотрела на воду и увидела в ней отражение своего лица. Мне показалось, что оно было не такое, как обычно. Заглянув себе в глаза, я встретила в них человека, с которым только что познакомилась. Другую себя.
Закрыв на секунду глаза, я оказалась полностью в воде. «Тону» — пронеслось у меня в голове. Сразу же после этой мысли моё сознание отключилось.

6.
Языки пламени поднимались вверх. Треск сухих веток и запах хвои создавал атмосферу вселенского уюта. Мне было очень хорошо, я слышала спокойствие внутри себя и спокойствие всех, кто был у костра в тот момент.
— Ты согрелась? – заботливо шёпотом спросил у меня Шифр.
-Да, чувствую себя отлично — улыбнулась я.
Вокруг нас велась оживлённая беседа. Большая часть ребят вернулась с прогулки, они обсуждали выступления музыкантов и планировали поход в баню. Шифр о чём-то эмоционально рассказывал друзьям, я же не имела желания участвовать в этом. Костёр по-прежнему был объектом моего внимания.
-Завтра мы возвращаемся – я не заметила, как ко мне вновь подошёл Шифр.
-Уже завтра? – немного раздосадованно сказала я.
-Тебе мама в детстве не говорила – хорошенького понемногу? – усмехнулся Шифр.
-Мама мне много чего говорила в детстве, но, к сожалению, я её не часто слушала – ответила я.
-Почему же? Твоя мать — отличная понимающая женщина, я ей всегда нравился, собственно, поэтому ты в надежных руках. Моих руках – сказал Шифр.
-Да, согласна полностью. Но для того, чтобы достичь с ней понимания, мне пришлось пройти через тернии.
-Я тебя не понимаю – с неким сочувствием сказал Шифр.
-Слишком по-разному мы смотрим с ней на всё. Мы не прислушивались друг к другу вовсе, не уважали выбор друг друга. Я понимаю, что ещё несколько лет назад я вела себя с ней неадекватно. Я бы не хотела, чтобы мои дети так со мной поступали. Я вижу её редко и каждый раз, когда это происходит, я говорю ей «спасибо» и прошу прощения. Это ведь важно, понимаешь? – я замолчала, ком подкатил к горлу.
-Теперь понимаю – обнял меня Шифр.

Я так и не смогла уснуть. Внезапно я ощутила, как во мне перемешиваются все эмоции, которые я испытала за время пребывания в лесу. Удивление, радость, искренность, воспоминания, страх — это всё смешалось в один вихрь, который растворился в воздухе. Может быть, мне всё же удалось уснуть и я видела сон, где незнакомая молодая девушка улыбалась мне, гладя меня по плечу. Она шептала мне: «Ты сама рисуешь свой мультик».
Что отличает сон от реальности? В человеческих силах управлять и тем, и другим. В человеческих силах ощущать себя и во сне, и в реальности. В человеческих силах действовать и во сне, и в реальности. Всё в силах каждого – созерцать тонкую грань жизни и смерти, добра и зла, эйфории и апатии. Мы живём, потому что мы ощущаем.
Всё смешалось в один вихрь, где я есть природа, где природа есть я.

Наш лагерь проснулся довольно рано. Позавтракав рисовой кашей со сгущёнкой, мы начали собирать вещи. Это заняло много времени и мы смогли покинуть место уже после обеда.
Многие ребята из лагеря уехали на машинах, кое-кто ещё остался в лесу. Мы с Шифром возвращались вдвоём. Всю дорогу до автобусной остановки мы шли молча. Было солнечно, тащить рюкзак для меня оказалось тяжело, поэтому я шла медленно.
На остановке сидела женщина средних лет.
-Молодые люди, вы опоздали на автобус. Следующий будет через три часа – сказала она.
-Через три часа?- переспросил Шифр. – Ну что же, нам остается его ждать. Я пойду поищу магазин, хочу купить воды – произнёс мне Шифр.
-Да, и возьми мне мороженое, пожалуйста — сказала я.
-Договорились- с этими словами Шифр пошёл в неизвестном направлении.
Моё легкое разочарование от столь длительного ожидания автобуса прервал голос женщины:
-Вы тут отдыхали? – спросила она.
-Да, приезжали на музыкальный фестиваль на несколько дней – ответила я.
-И как ощущения?- некая загадочная искра промелькнула в глазах женщины.
-Вряд ли у меня получится Вам это описать.
-Правильный ответ! Местные жители и так знают, что у нас тут просто волшебно! – сказала она. – Каждому человеку необходимо побыть одному в единении с природой и самим собой.
На секунду я замерла. Я была уверена, что слышала уже эту фразу, сказанную чуть иначе, но с тем же смыслом, но почему-то не могла вспомнить где.
Женщина продолжала:
— Мы все одинаковые, но идём разными путями. Я живу здесь давно, но, несмотря на это, не перестаю восхищаться местными красотами. Вы, молодёжь, приезжаете редко ради веселья и развлечений, но некоторым из вас удается созерцать глубину. Вот вижу, что тебе удалось – улыбнулась она.
И вновь в моей голове эффект дежавю. У меня было что-то общее с этой незнакомой женщиной, но я не понимала, что именно.
-Задерживается Ваш молодой человек – многозначительно сказала она. -Возможно, он в поисках самого вкусного мороженого.
Я молча пожала плечами.
-Как прекрасен период начала отношений! – вздохнула женщина.
-Это мой друг — резко перебила я.
-Тем более! Дружба – это подарок Вселенной. Если ты открыт и добр к ближнему, ты будешь получать в ответ лишь положительные эмоции. Дружба важнее многого. Мой муж до сих пор остается для меня, в первую очередь, другом. Я поддерживала его на протяжении всей нашей совместной жизни, человеку необходимо чувствовать опору каким бы самодостаточным он ни был. В то время, когда дела его сходили на ноль, я уверяла его, что впереди новая светлая полоса. Примитивно, конечно, однако, всё дело в том, как посмотреть на ситуацию. Каждое событие в жизни несёт опыт и только тебе решать, как работать дальше с этим опытом.
Знаешь, мы с ним почти не разговариваем. Он часто хочет побыть один, уезжает на некоторое время на природу, беря с собой несколько книг и немного еды. Я с радостью даю ему это свободное пространство, потому что в то самое время, когда его нет, я нахожу себя в женских заботах, хлопотах и слабостях. И как потрясающи и интересны наши встречи после этого! Мы делимся друг с другом рассуждениями, которые нашли внутри себя!
Он дал мне свободу, я плачу ему тем же – на миг мне показалось, что моя собеседница вот-вот заплачет, но она рассмеялась.
-Он говорит, что я сумасшедшая. А вот и твой друг – кивнула в сторону женщина.
Я повернула голову и увидела, как улыбающийся Шифр несёт мне мороженое.

7.
Меня телепортировали до подъезда шестнадцатиэтажного дома, где на восьмом этаже располагалась квартира. Ещё поднимаясь в лифте, мне стало немного не по себе, но я и не подумала выяснять причину этого.
Еле нашла ключи, оказавшиеся на самом дне рюкзака, и, открыв дверь, я резко почувствовала запах обездвиженного города.
Я усмехнулась фразе, мгновенно появившейся у меня в голове. Так, как раньше уже не будет.

Не люблю осень. В этом городе постоянно льют дожди, холодно и серо. Редко бывают и солнечные дни.
Приятно просыпаться и видеть, как лучи солнца попадают в твоё окно. Чувствуется прилив физической бодрости. Собравшись на работу, я дошла до станции метро. Открыв рюкзак, чтобы достать кошелёк, я почувствовала лёгкий удар по плечу. Резко обернувшись, я увидела перед собой знакомого человека. Это был Семён, которого я не видела несколько месяцев с того момента, как мы уехали из леса. Даже более того, эту личность мы никогда не обсуждали с Шифром. Я не хотела, чтобы он интересовался моими ощущениями и впечатлениями от поездки, и во мне была уверенность, что он это прекрасно понимал. Начался новый этап жизни, для осознания и развития которого не нужно было слов.
-Семён! Семён! – выкрикнула я его имя, будучи уверенной в том, что он меня узнает.
Он, услышав своё имя, обернулся и посмотрел в толпу, не концентрируя ни на ком взгляд. Через несколько секунд он посмотрел на меня, достал из рюкзака термос и поднял его в воздух, после чего скрылся из виду.


Свидетельство о публикации №4667

Все права на произведение принадлежат автору. Евгения, 21 Августа 2017 ©

21 Августа 2017    Евгения 0    33 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    + -
    + Добавить публикацию