Пиши .про для писателей

Пересказки, часть 25-яя, Идея

Автор: Еквалпе Тимов-Маринушкин

…И снова (читай Пересказку №23) ищу баланс – это ль не Идея – меж личным и общественным правом и правдой у великих мыслителей-современников. Кому ж как не им разно полярным гениям нашим, равноудалённым от баланса мыслей друг друга, доверить сей щепетильный вопрос? Напомню, в прошлый раз это были теории «просвещенного консерватизма» из «Бесогона» великого и бесконечно уважаемого государственника и «трактат личных свобод» замечательного и не менее бесконечно любимого поэта. Читая их взаимоисключающие вроде бы доктрины человеческих взаимоотношений, невольно приходишь к мысли о том, что в каждой из них таится своя выстраданная, сермяжная правда, история… страны и мира! Вопрос лишь в том, как заставить маятник постоянных изменений человеческого общежития на планете Земля или хотя бы в одной отдельно взятой стране, лучше всего в нашей, заставить замереть посреди этих их безусловных Истин? И соответственно как сформулировать Идею баланса между ними для всего русскоговорящего, или правильней русскомыслящего социума, коротко, просто и понятно? Ну, типа, как раньше: «…от каждого по способностям, каждому по труду».
Вот ведь вопросов!
Сегодня ищу ответ в романах «Искатели» 1951-1954 годов Даниила Гранина и «Счастливая Россия» 2017 года Чхартешвили-Акунина. И хотя оба этих, несомненно, выдающихся произведения являются художественными, поиск в них гиганты-мыслители, разделенные более полувековым расстоянием друг от друга, ведут всё тот же!
Вначале «Искатели», рожденные, видимо, на заре творческого пути автора в удивительно недооцененные, недопонятые нами пока ещё года начала пятидесятых. То, что он умел делать тогда, увы, уже не доступно ни одному из нас, современников-соотечественников теперь. Там в романе чувствуется удивительный, несгибаемый стержень, мечта, Свет. «В русском языке, – вдруг откровенничает Даниил Александрович, – «свет» звучит, как «истина», «счастье», «свобода», как символ любимого существа – это земля, вселенная, это, наконец, люди».
О, как! Свет – это, наконец, люди! Кто из нас даже теперь способен на такое сравнение в своих философски-психологических исканиях себя, Бога, общества, государства? Кто видит в Свете одновременно и Вселенную, и людей в ней, в Нём? При этом истинно счастливых, свободных, любимых существ! Это ль не настоящий баланс личного и общественного? И это ль не попытка примирить сознание и рассудок, ну, дух и плоть? Но самое поразительное – это глубина и основательных сих мыслей, льющихся «сейчас и здесь» прямо из пятидесятых годов прошлого «серо-красного» века, от очень, очень молодого человека, коммуниста, между прочим, вслушайся в них:
«Тот, кто создает новое, тот опережает время».
«Не каждому выпадает свершить подвиг или стать великим, но каждый человек хочет сделать больше, прожить свою жизнь ярко и счастливо. Лучше всего это удается тому, кто умеет в своем маленьком деле увидеть большую мечту».
«…счастье имеет свои законы. Оно чахнет без надежды… мечты»
«Случай идет навстречу тому, кто его ищет».
Надо «…уйму пережить, чтобы понять…».

У каждого есть «…своя, пусть маленькая, но неопровержимая правда».
«Можно создать вещь превосходную, но окончательную – никогда».
«Звезды – это остатки миров, где люди открыли атомную энергию и не смогли договориться…»
«Один считает самым важным приборы, которые делают люди, а другой – людей, которые делают приборы».
«Как быстро уходит время и уносит с собой то единственно навсегда близкое, самое родное на земле, которого потом будет всегда не хватать и которым так преступно пренебрегаешь, пока оно есть».
Эх, вот же она эта Истина: в своем постоянном недовольстве всем и вся вокруг мы всегда преступно пренебрегаем тем, что когда-то досталось нам просто так, даром, лишь по праву нашего рождения, мы с ожесточением и упорством стремимся разрушить его во имя, лишь только возможно лучшего, но собственного завтра. В этом, возможно, и есть едва уловимая Идея автора «Искателя» – «созидать не разрушая, не останавливаться, достигнув, потому как надо уйму пережить, чтоб понять, что у каждого есть своя пусть маленькая, но неопровержимая правда в поиске счастья, истины, Света».

…Эх, до чего же богата земля наша русская неравнодушными думающими великими людьми, аж дух захватывает от восторга! Ну, как тут вслед за их безудержной мыслью не «вбросить» в пространство высоко мыслящей аудитории на волнах русской прозы свою собственную Идею для нахождения той самой хрупкой грани равновесия всех равновеликих мыслей по правильному общественному обустройству страны. Но о ней чуть позже…

Теперь о мыслях непревзойденного сегодня мастера слова Григория Шалвовича!
Его серия книг «Аристономия», «Другой путь», а теперь и «Счастливая Россия» – это поистине кладет выдающихся аналитических исследований и открытий, которые вполне можно назвать новым Манифестом или Трактатом гуманитарных идей взаимоотношений человека и общества. О бесспорно бесценной художественной, философской, исторической ценности всей этой серии книг говорить здесь, думаю, нет необходимости, значение их в истории русской литературы ещё предстоит по-настоящему оценить профессионалам (не мне). Но интересующий аспект гуманитарного или просвещённого, как угодно, концептуализма коей предложен им в книге для нахождения баланса меж теми же ПРАВДОЙ и ПРАВОМ (по «Бесогону» — читай Пересказку №23), как личности, так и государства, обсудить обязаны. Итак, вникай:
«…всякое увеличение свобод приводит к вибрации государственной машины, а всякое «закручивание гаек» – к стагнации…».
«Всякая страна может быть сильна только провинцией…», но «…Федерация не должна допустить, чтобы какие-то региональные группировки, воспользовавшись неизбежным послереволюционным хаосом, превратили области страны в собственные вотчины». И далее «…Рецепт здесь только один: смысл и выгодность совместного существования должны быть очевидны всем автономиям. Необходима общенациональная Концепция, объединяющая Идея…».
«…ввести иную электоральную систему – квалификационную, а демократический способ управления заменить меритократическим».
«Эпоха империй ещё отнюдь не заканчивается и завершится лишь тогда, когда весь земной шар превратится в единое государство. …Каждый нормальный человек … живет собственной выгодой, просто с развитием цивилизации люди постепенно отходят от слишком грубого эгоизма. …Я хочу, чтобы Россия стала самой главной, самой уважаемой, самой завидной страной на свете».
«Учение требует дисциплины, и лучше уж вколачивать знания палкой, чем оставлять юные головы пустыми».
«Никто в России не должен ощущать себя «инородцем».
«Вся история человеческого общества – это поиск правильной пропорции между свободой и несвободой. Здесь одна крайность – анархия, другая – тоталитаризм».
«…самая главная, самая трудная задача в жизни индивида и общества – найти правильное сочетание свободы и несвободы».
Вот уж поистине, правда, о которой говорить не просто легко и приятно, но и крайне своевременно всегда, потому как человечество не стоит на месте, а значит и баланс их личных и общественных свобод и несвобод всегда изменяется. Лишь одно остается неизменным в этой быстротечной метаморфозе – крайне медленный, неторопливый и осторожный поиск баланса, по принципу: «НЕНАВРЕДИ!», потому «…как быстро уходит время и уносит с собой то единственно навсегда близкое, самое родное на земле, которого потом будет всегда не хватать и которым так преступно пренебрегаешь, пока оно есть».
Вот так-то!
Но прежде чем с головой нырнуть в определение Идеи, не могу ещё раз не восхититься широтой рассматриваемого Григорием Шалвовичем вопроса от абсолютного индивидуализма в «Аристономии» к гуманитарному нахождению баланса личности с государством в «Счастливой России». Помнится, в «Аристономии» моё несогласие с ним по постановке «достоинства» индивида во главу угла человека будущего, некого «аристонома», росло от страницы к странице, то теперь те же самые качества индивида в гуманитарном балансе с социумом в «Счастливой России» вызвали откровенную симпатию.
Впрочем, сказать лишь это – значит, ничего не сказать!
Всё-таки, несмотря на потрясающую глубину погружения автора в анализ человеческих взаимоотношений на историческом отрезке времени с конца девятнадцатого по начало двадцать второго века в трилогии, не могу не отметить… себе, что он «ни черта» не понимает в психологии реального (некнижного) коллектива, а уж тем более полного социума. Да это и понятно! Ну, не может гений со своим «умищем» понять, что рассудок (материя) в нормальном индивиде всегда возьмет верх над сознанием (духом), каким бы интеллектом тот не обладал, хотя автор и подозревает об этом говоря, что «…каждый нормальный человек … живет собственной выгодой», но внутренне, видимо, не соглашается. Увы, приходится признать – абсолютного добра в природе нет, возможность достичь её – иллюзия, ведь мы не Боги, а посему теория «Аристономии», будь то в индивидуальном плане, будь то внутри социума, на мой взгляд, – есть очень опасная утопия. Почему очень? Так ведь и это тоже край! И обратная сторона абсолютного добра – правильно! – абсолютное зло. В состоянии абсолютизма они легко меняются местами, это ведь ещё как посмотреть «ху из ху», ведь, как известно от любви до ненависти один шаг. Но это, кстати, вовсе не трагедия, а банальная реальность, в которой мы все живем, жили, и будем, что характерно, жить. В любом случае любой абсолютизм – это не равновесие, а значит не искомый мной баланс. Лишь в коллективе (семья, родня, соседи, предприятие, город, отрасль, народ, «наши») возможно сбалансировать поистине всегда эгоистические потребности индивида, так как первая потребность любого из нас по Фрейду возвыситься и… любить. Ну, или по Веллеру – ощутить свою значимость! А без коллектива, пусть даже очень маленького, двоих, это невозможно, а значит и достоинство (Аристономия) индивидуума не будет достигнута. Человек не самодостаточен! Лишь в коллективе балансируя между двумя потребностями возвыситься и любить, он способен достичь полной гармонии, равновесия внутри себя, а значит и общества вокруг.
Что ещё?
Ну-у, разве только, что не могу согласиться и с красивой вроде бы и даже популярной в последняя время мыслью о введение квалификационной электоральной системы. В ней, кстати, нет ничего нового. Это ничто иное, как полный регресс, возврат в средневековье, где подавляющее меньшинство населения управляло подавляющим большинством, используя своё право голоса по праву своего рождения «вороном», которому другой «ворон» глаз не выклюет.
Нет, и не может быть, никакой квалификации человека человекам!
Почему?!
Так ведь – судьи кто? Мы ж не Боги! И сколько можно это «талдычить»? Кто и по каким принципам будет назначать эти квалификации, оценивать их соответствие, а кем будет квалифицироваться при этом сам? К тому ж трудно не заметить, что кучка пусть даже супер академиков и теоретиков совершенно не понимают и не знают законов жизни «людской массы», «толпы», «общаги», а значит и не способных управлять ею.
Опять почему?
Так ведь «общага» не даст! Она-то всегда и везде будет в абсолютном большинстве относительно них, и законы своего общежития внутри установит сама по своим, так называемым, понятиям, не оглядываясь ни на кого. В юриспруденции это, кажется, называется «обычным правом» – от слова обычай. Не знал? В «общаге» правит негласный этикет, по которому каждый определяет каждого в иерархической цепочке по принципу «свой-чужой». У Михаила Веллера в каждом произведении, будь то художественном, будь то публицистическом, много про то сказано.
И ещё, добавлю, что для формирования общегосударственной Идеи, не может быть взята за основу просто экономическая идея. Каким-то там раем для всех в «волшебной трубе» народ на великие свершения не поднять, ну «не хлебом единым жив человек», а уж тем более… целый коллектив. Нормальный человек не хочет просто хорошо жить, этого ему мало! Он хочет жить лучше других, ну или как минимум, что б никто другой рядом с ним не жил лучше его. Это нормально! Всё, как в анекдоте, где Всевышний предлагает мужику исполнить любое его желание при условии, что у соседа прибудет вдвое от этого желания, и тот, не задумываясь, в ответ просит выколоть ему глаз. А раз так, то и Идея для русского человека должна быть такой, которая бы звала его к чему-то поистине великому, важному, можно сказать Святому, в чем приобретения окружающих его соседей, а через них и всего общества, государства, возвращались бы снова лично к нему с торицей.
О, как!

…И выглядеть такая Идея, думаю, должна примерно так:
«Неизменное совершенствование подлинно независимого государства с максимально возможным справедливым обустройством индивидуальных и общественных отношений непосредственно ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС»!
Эх, всё-таки сложновато вышло! К тому ж с очень даже неконкретным понятием «справедливость», о которой, безусловно, можно спорить вечно, но зато она с уточняющим словосочетанием «максимально возможным», да ещё сдобренным точным указанием места и времени: «здесь и сейчас»…

— Ха! – скажешь ты. – Кто ж станет возражать против независимости и справедливости, да ещё здесь и немедленно?
— Согласен, – отвечу, – не очень-то современно звучит для новой Идеи, нацеленной в будущее, но, во-первых, «…всё новое – это хорошо забытое старое», про философию Екклесиаста в данном аспекте, даже и не стану здесь упоминать, а во-вторых, если можешь, скажи лучше, буду очень рад услышать… поспорить.

…Вот! А ещё б к этой Идее нужен лозунг… краткий, как выстрел, что-то типа:
«Даёшь независимость и равенство правам и обязанностям личности и государства»,
ну-у, или
«Обеспечить прямо пропорциональную зависимость независимости и прав, как личности, так и государства от взятых на себя обязательств»,
или,
а, впрочем, это уже другая тема для другой Пересказки…

Автор благодарит своего критика и корректора (ЕМЮ) за оказанную помощь.
03.02.2018г.


Свидетельство о публикации №9396

Все права на произведение принадлежат автору. Еквалпе Тимов-Маринушкин, 22 Апреля 2018 ©

22 Апреля 2018    Еквалпе Тимов-Маринушкин Рейтинг: 0 0    99





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Увы-увы, не знаю сам! 2 +3
    Родительское собрание 3 +3
    Талант это дар или наказание? 2 +1
    Здесь вам ни тут 0 +1
    Вечера любовались мы Питером с катера 0 +1


    Целиком

    Я знал одну девочку… Нет, слишком ничтожными мне сейчас видятся эти слова, ибо мы были не просто знакомыми, а теми, между кем случилась великая дружба, любовь (не та опошленная любовь, о которой читают ныне полувзрослые дети), привязанность. Помню, к.. Читать дальше
    145 0 +1

    Еврейский сад

    В юности я прочитал одну книгу, очень заинтересовавшую и задевшую меня. Там рассказывалось о нестандартном, необычном человеке, который был непонятым и странным для своего поколения, общества. Он всегда был один… был одинок, но смог это принять, смог.. Читать дальше
    235 0 +1

    Loneliness, pt1

    Одно из первых произведений, очень депрессивное, тяжелое и нагнетающее. Скажите, мне стоит продолжать?.. Читать дальше
    130 0 +1