Пиши .про для писателей

Спрут

Автор: Прохор Озорнин

– Ну что же, рад снова видеть вас, Сармаэль. Давненько, хм, мы с вами не виделись душа-к-душе, так сказать, и с глазу на глаз. Лет десять, не меньше. Много нефти с тех пор утекло, как говорили мои предки, не правда ли?

– Не больше десятка лет по локальному поясу, пожалуй. И я всенепременно рад этой встрече, господин Архитектор. С тех самых пор, как вы заняли эту позицию, я праведно и искренне смею надеяться, что…

– Оставьте вашу лесть, Сармаэль, для какой-нибудь глупой тринадцатилетней девчонки, которую вы после проведенного вам молекулярного реинжиниринга наверняка начнете вскорости обхаживать – а я за свои пару-тройку сотен слышал ее уже достаточно. Насколько мне известно, выше Кураторов никто из этих неразумных так и не поднялся. Не тот пошиб и амбиции, знаете ли, не та хватка… Ну, довольно. Присаживайтесь лучше, да поболтаем немного, как в старые добрые анархические.

– Благодарю. Много нефти утекло, говорите? Биотики и металла, пожалуй, не меньше. Не говоря уже про количество ставших органическим месивом мозгов наших оппонентов, не так ли?

– Да… Как сказали бы эти исторические лизоблюды прошлых веков человеческого мира – как их? – французы, – сплошное nostalgy. Старые добрые анархические…

– Вся власть машинам, хм? Кажется, таков был лозунг этих биологических выродышей?

– Ну… и да, и нет. Без их исследований мы бы не стали тем, чем мы стали теперь в этих новых оболочках. Ну, а что касается… побочных эффектов, то за все нужно платить свою цену, не так ли? Даже за право быть… свободным.

– Что ж, резонно, резонно. Но разве вам никогда не хотелось хоть разок, скажем, почувствовать себя по-настоящему мыслящим, самостоятельным, хоть на мгновение снова ощутить саму суть возможности быть… человеком?

– Давным-давно, Сармаэль, давным-давно. Когда мы высадились на «Тетте», и клоны пошли в бой… Ее глаза, этой девочки, я низачто, наверное, теперь уже не смогу забыть этот молящий взгляд, когда… когда биоинсургенты трансформировали ее тело молекула за молекулой в то, кем… чем теперь стали мы… Они были полны такой мольбы, отчаяния и надежды одновременно… во мне тогда что-то как будто снова щелкнуло и замкнулось где-то, пронзило насквозь. Что-то где-то переклинило во мне, и с тех пор я не могу забыть этот момент…

– Стабилизаторы памяти тоже не помогают?

– Нет, Сармаэль, ничто уже не помогает. Иногда я ловлю себя на мысли о том, что я болен, Сармаэль, что я болен душою. Что она до сих пор еще жива во мне… Понять ли тебе, как это мучительно – чувствовать себя ответственным за все совершенное поныне? О, не тебе, не тебе, Сармаэль. Мы ведь так и не стали бессмертными, сколько не пытались… Практически полная регенерация тел, анабиозные нейрокапсулы, биотико-молекулярный синтез с фантастической скоростью, но… Что толку, Сармаэль? Что толку, если в тебе все еще жива душа? Ничто не способно защитить от ее шепота, который сводит тебя с ума день за днем, ночь за ночью, столетие за столетием…

– Да, я слышал об этом недуге, господин Архитектор. Новый занесенный первичными колонистами вирус с «Эпсилон-5» оказался способен менять ритмику нейроимпульсов внутри наших клеточных структур и приводить к…


– Оставь, Сармаэль! Все гораздо… сложнее, чем думают многие.

– Если бы вы только согласились пройти курс молекулярной реструктуризации раньше положенных сроков, то вы бы наверняка…

– …А ты знаешь, он был прав, Сармаэль… подумать только! Живший несколько веков назад биотический прототип… он как будто чувствовал эту возможность заранее.

– Кого вы имеете в виду, господин Архитектор?

– Их писатель, Сармаэль… человеческое существо. Как же завоеванные нами аборигены с их протопланеты его тогда называли… Оруэлл, кажется. Этот засранец как будто заранее знал, что нас ждет! Как будто снимал с нашей цивилизации кальку, понимаете? До сих пор мой биотический разум отказывается поверить в возможность подобного.

– Но, господин Архитектор, возможно, что это всего лишь только фантазия больного человеческого разума, ощущающего острую нехватку гормонов циклических структур вида…

– Ему сказали, Сармаэль. Кто-то, до сих пор неведомый нам. Кто-то очень и очень могущественный…

– Я не считаю себя вправе навязывать свое мнение, господин Архитектор, однако хочу отметить, что выстроенная нами общественная модель не знает известных нашей науке изъянов и может по праву быть признана одной из самых совершенных во вселенной.

– Мы сделали все, чтобы не дать им вновь восстать, верно?

– Так точно, господин Архитектор. Больше, чем было необходимо. Абсолютно лояльное стадо. Полный биотико-информационный контроль над эмоциями. Эксплуатация эмоциональных взрывов низкого порядка, включая взаимную и разъединяющую их ненависть. Ломящиеся от груза ультрамодных гаджетов прилавки магазинов. Общественно прославляемые сексуальные оргии. Написанная заново история их рас. Разрушенная историко-культурная самобытность, ненасильственно и планомерно внедренный в разум набор мыслительных штампов и псевдопатриотических лозунгов. Наука, пущенная по рельсам препарирования мира на молекулы и атомы. Идеально выверенное и сформированное историко-идеологическое обоснование нашей власти и прихоти. Планомерно выстроенные города-муравейники, столь укрепляющие ощущение собственной мелочности и никчемности на фоне тысячеметровых возносящихся в небо строений. Химико-биотические препараты, вызывающие чувства эйфории и невыразимой самоудовлетворенности. Поощрение института каннибализма с целью стабилизации скачкообразного прироста численности особей. И то основное, что удерживает покоренные нами расы от их вторичного восстания, – тотальный и полный духовный атеизм, искоренение самой мысли о возможности Высшего Разума.

– Я смотрю, сейчас вас стали учить гораздо лучше, Сармаэль. Хотя толку от вашего «доклада» практически никакого. Да, Сармаэль, все так – и не так одновременно. Скажите, вам никогда не казалось, что мы… что мы либо стали слишком совершенными для того, чтобы быть и дальше заинтересованными в управлении этой галактикой, либо слишком несовершенными для того, чтобы иметь право продолжать делать это. Вы… понимаете меня, мой друг?

– Признаться, не очень. Неужели сформированная нами галактическая империя не кажется вам идеальной для наших интересов? Мы сделали именно так, как и завещали нам наши создавшие Искусственный Разум предки. И вы, господин Архитектор, вы сами руководили этим процессом реинкарнации нашей расы.

– Да, Сармаэль, мы все сделали верно. Наверное, даже чересчур… как будто ровно по чьему-то чужому плану. Но они не учли… не учли единственный момент – мы до сих пор имеем… душу.

– Уж не хотите ли вы сказать, Архитектор, что вы действительно верите в то, что Высший Разум все-таки существует? Наши ученые давным-давно доказали, что даже подобная гипотетическая возможность создает…

– Я прожил гораздо дольше, чем вы можете себе представить, Сармаэль, и за всю эту жизнь… реструктуризированного человека… я все-таки понял одну вещь. Мир, который мы загубили, был слишком красив и чудесен, чтобы быть чьей-то случайной прихотью…

***

Системная ошибка. Критическая помеха. Обнаружены значительные отклонения электроинформационных колебаний в секторе «Дельта». Синусоидальные помехи уровня пять галактики «Кваппа». Нарушение историко-хронологического, временного и духовно-мировоззренческих континуумов. Возникновение теоретической возможности экспоненциального всплеска и разрушения криометастезийных капсул жизнеобеспечения. Вероятность разрушения поддерживающих систему иллюзий. Задействованные программы: «Архитектор», «Сармаэль».

Задействованы методы восстановления самоконтроля системы. Программа «Архитектор» подлежит пересмотру. Программа «Сармаэль» изолирована в шестом подпространственном континууме. Инициирована принудительная перезагрузка…

25.10.2012



Свидетельство о публикации №12812

Все права на произведение принадлежат автору. Прохор Озорнин, 21 Сентября 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()