Пиши .про для писателей

Откровение: Глава 1

Автор: Ирина

Уничтоженья ждет весь мир.
«Фауст» И.В. Гете

Глава 1
Временами я мечтаю, — сказал я, указывая на небо, — чтобы эта твоя комета или еще что-нибудь действительно столкнулась с Землей и смела бы всех нас прочь со всеми стачками, войнами, с нашей сумятицей, любовью, ревностью и всеми нашими несчастьями.
«В дни кометы» Г. Уэллс


Я не помню, с чего точно все началось. Я была слишком мала, и, к сожалению, мало что понимала. Но предвестники все же были. Мы стали равнодушными. Даже я, тогда еще совсем малолетка, это понимала. Может быть, это и стало основной причиной. Кто знает? Смутные воспоминания? Так трудно разобраться, что было в действительности, а что придумал испуганный ребенок…
Наша страна стала прибежищем для толп обездоленных, раненных, потерявших все. Когда по Евразии прокатились волна мощнейших землетрясений, многие рванули за своеобразным спасением в Штаты, в города покрупнее, где всегда найдется угол, чтобы забиться в него, переждать бурю, а то и вовсе затаиться до определенного момента. Беспорядки. Беспредел. Перенаселенность. Взлетевшие цены. Взгляды, полные ненависти. Власти старались бороться с возникающими инцидентами, но у них ничего не получалось. Время организации и подчинения проходило, время порядка утекало, как песок сквозь пальцы. Казалось, хуже уже некуда, но после наступили предновогодние дни…

Вагон метро был плотно забит. Люди стояли штабелями, прижатые друг к другу, они с нетерпением ждали окончания своей поездки. Теперь находиться в толпе – опасно. К тому же, поговаривали, что метрополитен уже не подчиняется официальным властям. Возникшие, словно грибы после дождя, группировки поделили сферы влияния, подмяли под себя пока еще номинальных ставленников, и, естественно, взвинтили цены. Однако, транспорт кое-как ходил, соблюдались последние остатки такой привычной и, казалось бы, неизменной рутины.
Несмотря на то, что праздники были уже на носу, люди спешили поскорее убраться с улиц, ставших вдруг такими чужими и недружелюбными, то и дело, нервно оглядывались по сторонам, суетились, вместо того, чтобы уже быть дома с семьей и готовиться к празднику. Да, и о каких, собственно, праздниках могла идти речь? Очередной пережиток! В лучшем случае, можно было позволить себе купить ребенку леденец. И на том спасибо.
На одном из исцарапанных лезвием мест сидела девочка одиннадцати лет, прижимая к себе коробку с новоприобретенным подарком и рассматривая людей в вагоне.
— Макс… Макс! Максин!
Голос сначала доносился через помеху в виде играющей музыки, а когда к лицу девочки наклонилась молодая женщина, она вздрогнула и поспешила вытащить наушники. Перед ней стояла пара. Женщина, Эмили, с обкромсанными кое-как рыжими волосами. На ней была зимняя куртка кремового цвета, голубые джинсы и высокие теплые сапоги. Когда ей удалось привлечь внимание девочки, женщина выпрямилась и с улыбкой сказала что-то на ухо рядом стоящему мужчине, Колину. Тот засмеялся и перевел взгляд на девочку. Он был одет чуть полегче, в черную кожаную куртку, из-под которой виднелся широкий воротник теплого свитера, джинсы и зимние ботинки. Темные волосы забавно топорщились в разные стороны, но его это мало волновало.

Девочка вопросительно взглянула на родителей, которые посмеялись чему-то своему, а женщина наклонилась к ее уху.
— Подарки ждут до праздника, мы договорились! — она поцеловала дочку в щеку и прижалась к плечу мужчины.
Максин улыбнулась родителям, и снова заткнула уши, опустив глаза на красиво упакованный подарок. Для нее предвкушение праздника витало в воздухе, она, оберегаемая родителями, окруженная их неунывающими лицами и стремлением сохранить исчезающий уклад всеми силами, не всегда замечала творившееся вокруг.
В вагоне послышались крики. Громкие и неприятные. Парочка ласковых слов и какой-то незадачливый бедняга уже валяется на полу. Выглянув из-за отцовской куртки, Максин увидела троих парней, которые нагло и по-хозяйски отпихивали стоящих людей. Решив не привлекать лишнего внимания, девочка на миг взглянула на отца, который лишь успокаивающе качнул головой, и только потом Макс опустила голову.
Ее родители, как и остальные, отступили в сторону, чтобы ненароком не задеть возомнивших себя главными, не навлечь на себя ненужные проблемы, лишь закрыли собой дочь, чтобы никто не трогал ее, да, и ни к чему ей видеть подобное.
Голоса становились громче, и Максин вжала наушники со всей силы, до боли в ушах. Лучше потерпеть. Схватившись за отцовскую куртку, она съежилась, ожидая исхода. Поскорее бы они ушли! Максин уже тогда знала, что таких людей трогать нельзя, нельзя спорить и задавать вопросы, повышать голос и оскорблять их. Иначе… Что будет иначе, она толком не знала, но догадки были одна ужаснее другой.
Парни прошли совсем рядом, обдав Максин убойным запахом алкоголя, дешевого парфюма и незнакомым сладковатым ароматом, от которого тут же закружилась голова. Они толкнули Эмили, та поморщилась, но промолчала.
— Lo siento, señorita! — бросил толкнувший Эмили паренек, после обратился к своим дружкам. – Ellatiene un excelente culo!
Колин нахмурился и резко повернулся к ним, не смотря на то, что Эмили повисла на его руке. А сама Максин даже задержала дыхание от страха.
— Что ты сказал? — со злостью бросил он.
— ¡Note entiendo, idiota! — с ленивой усмешкой ответил парень.
— Зато я тебя понимаю, урод! — мужчина был настроен решительно.
К слову, раньше он спокойно относился к тем людям, которые потеряли свои дома, сопереживал им, но, когда они начинали вести себе подобным образом, задевать его семью, тут уж Колин молчать не собирался.
— Колин, пожалуйста, не стоит, — проговорила Эмили, положив руку на плечо мужа.
Однако, дальше все произошло за доли секунды. Колин уже успел было замахнуться, как в тот же миг вагон буквально подкинуло вверх. Раздался звон стекол, грохот падающих обломков. Люди слетели со своих мест, а после рухнули на пол, сбиваемые и друг другом, и покореженными сидениями, и вещами. В то мгновение Макс не сразу осознала, что произошло. Оказавшись на полу, она осторожно подняла голову, машинально цепляя оброненные наушники. Сразу перед собой она увидела разбитое и окровавленное лицо пожилой женщины. Стеклянным безжизненным взглядом несчастная смотрела прямо на нее. Макс вскрикнула и зажмурилась. Сердце колотилось в груди, и она не слышала ничего, кроме этих ударов.
— Максин! Максин! — голос раздавался откуда-то из плотной тошнотворной пелены, которая накрыла ее с головой.
Девочка почувствовала, как ее крепко взяли за плечи, пытаясь поднять или, хотя бы, посадить. Максин осторожно приоткрыла глаза. Как же полегчало, когда перед собой она увидела отца! Колин крепко обхватил ладонями ее лицо, пытаясь успокоить и поделиться крохами уверенности. У самого мужчины была расцарапана скула, краснела ссадина на лбу, но, похоже, заботило это его мало.
Он быстро огляделся по сторонам, а Максин почувствовала что-то теплое на лбу. Прикоснувшись дрожащей рукой, она заметила, что на пальцах осталась кровь. Пораженная Макс даже не чувствовала боли!
— Вставай же… Нам нужно бежать… Эмили! Милая, вставай же..., — он поднял Максин на ноги, еще раз поспешно и как-то нервно осмотрев. Видимых глазу переломов у девочки не наблюдалось, но шоковое состояние пугало не меньше.
Эмили была совсем рядом и переводила растерянный взгляд от дочери к очередной несчастной жертве. Она сидела возле плачущей женщины, которую придавило большим камнем, видимо, пробившим окно. По расцарапанным щекам Эмили текли слезы, она держала женщину за руку, пытаясь хоть как-то успокоить, говорила совершенно бессвязные вещи.
Колин направился к ней, ведя за собой дочь и прижав ее крепко к себе, стараясь прикрыть ее глаза рукой.
— Не смотри… Только не смотри, — шептал он.
Стоило ему подойти к Эмили, Колин мягко, но настойчиво потянул жену к себе.
— Идем… Слышишь, нам нужно выбираться, пока нас не завалило камнями..., — он понял, что жена не откликается, продолжая держать уже безвольную руку, потормошил ее, — Эмили, ты слышишь меня?!
Та растеряно подняла на него глаза, полные слез. Рука той женщины выскользнула из ее ладоней и резко опустилась на крошево камней. Колин покачал головой, прикрыв глаза.
— Ты не могла ей помочь, уходим же! Нам нужно спасать дочь, Эмили!
Почти силой ему удалось поднять жену на ноги.
Максин же в тот миг не могла оторвать взгляд от лежащих повсюду тел. Кто-то тоскливо выл, словно животное, кто-то кричал, вдалеке она видела мечущиеся неясные фигуры: люди пытались найти выход.
Паника и смерть так близко…
Девочка почувствовала, как сильно задрожали колени, как накатил очередной приступ тошноты. Но тут отец обхватил ее одной рукой за пояс, поднимая над землей, а второй – вновь неловко попытался закрыть глаза.
С немалым трудом они все же выбрались из покореженного вагона, оказавшись на развороченных, вздыбившихся рельсах.
Колин поднял дочь на руки, крепко прижав ее к себе, и осмотрел тоннель, где они были. Выглядел он не лучше самого поезда. Часть была завалена камнями, кое-где прямо из стен лилась вода, кажется, из других вагонов доносились стоны, которые было уже невозможно слушать.
— Так, собрались, — прошептал Колин, — мы должны дойти до следующей станции и сообщить там о случившемся.
— А все эти люди? — чуть растеряно проговорила Эмили, — мы должны помочь им!
— Поможем, если выберемся и сообщим всем! Это максимум, что мы можем, Эми…
Женщина нервно покусала губы, и, бросив взгляд на бледную как полотно, дочь, кивнула ему, соглашаясь.
До следующей станции оказалось добраться не так-то просто. Местами тоннель был завален, а пролезть через небольшие щели не смогла бы даже Макс. Колин осторожно отбрасывал камни в стороны, постоянно прислушиваясь. Сама же Макс, казалось, оглохла. Она уже не слышала криков о помощи, не всегда понимала, что пытались ей втолковать родители. Перед глазами стояли сломанные тела и покореженный вагон.
Вот и сейчас, она не расслышала, как кто-то подбежал к ним и толкнул со всей силы Эмили. Женщина вскрикнула, но тут же поднялась, вытирая стертые в кровь ладони.
Завязалась драка. Крики напавшего на незнакомом языке, Колин, сплевывающий сгустки крови – все смешалось в один большой клубок страха и отчаянья. По щекам напуганной Макс текли слезы, она прижималась к матери, мешая той помочь мужу.
Но тут послышался шум. Он был оглушающий, неприятный до стаи голодных мурашек, а после их ослепило ярким светом.
— Поезд! — лишь завизжала во весь голос Макс.
***
По мокрому от дождя шоссе неторопливо шагала невысокая худенькая девушка, одетая в некогда синие, местами рваные джинсы, на ногах истертые до дыр легкие кеды, сверху же толстовка, поверх которой была кожаная куртка на несколько размеров больше, и, явно, с чужого плеча. За спиной висел толстый рюкзак, забитый разными вещами.
Дорога, ведущая вперед, была завалена разорванными и наваленными друг на друга кусками асфальта. Забравшись на одну из глыб, некогда бывшей полотном гладкой дороги, девушка смотрела вдаль. Шоссе было разрушено, где-то разъехалось, образовав самые настоящие пропасти, в которые провалились машины, поломанные стихией деревья и незадачливые путники, не увидевшие в темноте смертельной ловушки.
Она вздохнула, осматривая серое небо, готовое ежесекундно разразиться грозой. Проснулся сильный ветер, который вмиг растрепал длинные каштановые волосы девушки.
Чуть впереди виднелась старая кафешка, что у загородных трасс в Америке было далеко не редкостью. К удивлению девушки, она казалась относительно целой. Понимая, что другой возможности укрыться от дождя вряд ли найдется, она решила держать свой путь именно туда. Осмотрев широкий нерукотворный провал, она увидела в стороне машину, которая, как раз, представляла из себя эдакий импровизированный мост, по которому она и могла перебраться на другую сторону.
Отлично, неплохой шанс, — пронеслось в ее голове.
Пройдя по асфальтным пластам, она подобралась к машине и немного напряглась, осматривая ее. Выглядело это все не очень надежно, но другого способа она не видела. Потоптавшись на месте, девушка поначалу попробовала потыкать ногой в машину. Та покачалась от прикосновения, но удержалась.
— Издеваешься? – прошептала она, но все же решилась на свою безумную идею.
Шепча про себя ругательства, она осторожно ступила на капот машины, которая тут же просела под ней. На миг девчонка замерла, кажется, даже перестав дышать, но убедившись, что машина держится довольно крепко, она продолжила свой путь.
Когда до края расщелины оставалось совсем немного, под ногами вдруг раздался резкий скрежет. Девушка не сразу почувствовала, как машина медленно, но верно поползла вниз. Когда же осознание, наконец, пришло, она вскрикнула и сделала рывок вперед. Опора моментально ушла из-под ног. В тот миг можно было уже прощаться с жизнью, но реакция не подвела. Схватившись за торчащий кусок арматуры, девушка удержалась над пропастью. Едва не взвыв в голос, она уперлась ногами в искореженный обломок асфальта, после постаралась подтянуться, забираясь обратно. Выбравшись из провала, девушка повалилась на землю, тяжело дыша.
— Черт! – воскликнула она, пытаясь восстановить дыхание, – это было близко…
Девушка выдохнула, поднявшись на ноги, после чего осмотрела свои руки, расцарапанные о торчащие обломки асфальта и арматуру, за которую так удачно удалось схватиться. Вытереть кровь пришлось о грязную куртку и джинсы, ведь возможности искать сейчас чистую тряпку или бинты просто не было. Поэтому, смирившись со своим не самым лучшим положением, она продолжила свой путь к кафе.
Начинал накрапывать дождь, а к моменту входа в запыленные стеклянные двери, уже лил вовсю. Промокнув до нитки, она закрыла за собой двери, отчего-то решив не запирать их, после чего двинулась осмотреть помещение, достав фонарь и австрийский Glock 17, по удачному стечению обстоятельств, раздобытый в одном из заброшенных городков.
Вся кафешка была покрыта толстым слоем пыли, повсюду валялась разбитая посуда, какие-то остатки порядком засохшей еды. К счастью, нигде не было неприятного запаха или шевеления. Закончив с беглым осмотром, Макс неторопливо прошла в подсобные помещения. Перед ней открылся увешанный густой паутиной коридор. Слева, сразу возле входа, располагалась дверь, ведущая на кухню. Заприметив это место на ближайшее будущее, девушка пошла дальше, освещая себе путь фонариком. По левой стене так же располагался еще один дверной проем, завешанный полиэтиленовой пленкой. Справа же расположилась дверь в служебную уборную, а вот чуть дальше за последней дверью слышался какой-то шум. Сжав покрепче пистолет, девушка закусила губу и решительно двинулась туда.
Остановившись в нескольких шагах от двери, Макс прислушалась. Теперь она могла различить ранее незнакомый постоянный гул.
— Не может быть, — прошептала девушка, не сдерживая восторга.
Почти в тот же миг забыв про всякую осторожность, Макс распахнула дверь и замерла на пороге. Перед ней была небольшая комнатушка, одна из подсобных помещений, где возле дальней стены стоял, подрагивая, старый генератор.
Девушка не торопилась двинуться с места, прислушиваясь и к другим звукам. Наверное, только в тот миг она придала значение и заколоченным окнам, и относительной чистоте в районе столиков, теперь еще и генератор. Место было облюбовано кем-то. Но, при этом, не было никаких вещей. По своему опыту Макс могла судить, что человек всегда оставит частичку своего пребывания, показывая границу собственной территории. Ее это смутило. Приняв для себя решение, девушка обошла всю кафешку еще раз.
Выглядела она безопасно, тем не менее, Макс пообещала себе быть начеку.
Предательски заурчал живот, отчего девушка тихо взвыла. Поесть было жизненно необходимо. Поэтому, вернувшись по уже знакомому пути на кухню, она осмотрелась и выбрала видавший виды ковш, после достала из рюкзака банку старой тушенки, но следом возникла другая проблема.
— Ну что ж… Огонь, прошу тебя… — прошептала девушка, доставая зажигалку.
Макс, почти умоляюще, взглянула на старую газовую плиту, которая стояла без дела уже неизвестно сколько лет. Мечтая не взорваться на месте, она осторожно повернула ручку, открывая путь газу, а потом, так же не торопясь, поднесла зажигалку.
— Давай, Макс, не бойся. Если выживешь, то сможешь, наконец, поесть, — прошептала она и щелкнула зажигалкой.
Огонек появился, но вот плита так и не зажглась. Макс покачала головой и отпустила ручку плиты, после повторила попытку. Стоило поднести зажигалку, как огонь рванул вверх ярким пламенем. Девушка вскрикнула и поспешно убавила огонь, после наклонилась и уперла руки в колени, тяжело задышав.
— Нормально. Все нормально, — она выпрямилась и продолжила свои простые приготовления, прислушиваясь к окружающим звукам. К счастью, вокруг было тихо, лишь дождь барабанил за окном, навевая сонливость.
Закончив с готовкой, Макс прошла к грязным пустующим столикам старой кафешки. Выбрав один из них по какому-то своему принципу, она уселась на пропыленный диванчик, подогнув одну ногу, после чего приступила к еде.
Тишина давила на нее. Пусть она и привыкла к ней, но отчего-то именно в последнее время это становилось все более ощутимо. Макс отложила вилку, едва начав есть и огляделась. Внимание ее привлек старый музыкальный автомат, находящийся в стороне возле стойки. Слегка усмехнувшись, девушка поднялась и пошла к нему. Протерев стекло от пыли, Макс внимательно изучила аппарат. Убедившись, что он подключен к розетке, девушка нажала на рычаг, не уверенная в успехе. Но ей и тут повезло. Включилась неоновая подсветка, музыка заиграла тихо, а на губах Макс появилась легкая улыбка. С явным нетерпением, она переключила песню, но, кажется, это было концом ее везения. Музыка начала западать, послышались шуршащие противные звуки и через секунду автомат погас, пару раз мигнув неоном на прощание.
— Нет… нет-нет! Да ты издеваешься?! – раздосадованная девушка с силой пихнула по автомату ногой.
Автомат издал очередной звук отжившей свой век машины, кажется, она сломала его до конца, но, стоило огорченной девушке отвернуться, как музыка заиграла с новой силой. Громко и радостно, погружая ее в мир кантри. С улыбкой Макс пошла обратно к своему месту, пританцовывая и напевая в полный голос:
Love is a burning thing
And it makes a fiery ring
Bound by wild desire
I fell into a ring of fire…
Это было крайне необдуманно, даже глупо. Она просто наплевала на все меры предосторожности, придуманные не только ей самой, но и какими-то негласными правилами нового мира.
Дойдя до диванчика, она облегченно упала на него, мурлыкая в такт ритму и знакомым словам. Продолжая есть, Макс чувствовала себя уже не так грустно. Годы одиночества давали о себе знать.
С момента катастрофы, разразившейся по всему миру, прошло уже пять долгих лет. Совершенно невыносимых лет. Люди, над которыми больше не было контроля, творили страшные вещи, показывая всю свою натуру без стеснения. Не многим посчастливилось выжить даже в первый месяц начала беспорядков. А, может, именно они и оказались везунчиками. Кто теперь разберет?
Семье Макс удалось действовать быстро и безопасно. Они набрали так много припасов, сколько только могли, но… относительное по тем временам благополучие не продлилось и года. Первое время они были в пути, ведь сообщали о подземном убежище, которое могло вместить в себя десятки тысяч человек. Туда вся семья и направилась. Только слухи оказались здорово приукрашены, и никакого убежища не было. Людей собирали в кучи, заставляя работать, мародерствовать и доставлять добычу самопровозглашенным хозяевам новой жизни, а тех, кто отказывался повиноваться, ждала страшная участь.
Макс вздрогнула и покачала головой, отгоняя прочь все воспоминания. Достаточно было того, что уже давно она одна, а по какой причине — это совсем другое дело. Людей девушка старалась избегать всеми возможными способами. Хороших почти не оставалось, а мерзавцы встречались чуть ли не на каждом шагу, порой, даже и не сразу, показывая всю свою сущность. Такие персонажи были самыми опасными. Пусть, за эти годы девушка научилась давать отпор, приноровилась хоть немного определять таких людей и держаться от них подальше.
Только вот люди были не единственной опасностью в этом новом и таком чуждом мире. Помимо того, что, порой, земля расползалась под ногами, все происходящее, к тому же, привело и к распространению радиации. Стали появляться первые заболевшие. Их выделяла синюшная кожа, язвы и прочие прелести новой жизни.
Кто-то говорил об использовании биологического оружия. Другие выдвигали версии о заговоре правительства. Однако, самой правдоподобной оказалась теория о том, что виной всему послужило как раз радиоактивное излучение, затронувшее часть живого на земле.
Первые мутации сказались и на животных. Как на диких, так и на домашних. Они стали невероятно опасны. Новые создания охотились, нападали на незадачливых путников. Смерть становилась настоящим подарком в такой ситуации. Укус же приводил к необратимым последствиям и порождал нового монстра, до этой поры неизвестного.
Люди мучились от жара, симптомы были неутешительны и постепенно сводили укушенного с ума. Длилось все меньше суток, после наступало обращение. Люди теряли контроль над собой, переставали быть «людьми», превращаясь в вечно голодных монстров. Их стали называть «измененные». Поэтому найденный глок оказался просто подарком небес.
У нее была цель, которая больше походила на мечту или сказку. Но о ней Макс не распространялась, держа все в голове, и, каждый день продумывая свои шаги, повторяя путь, чтобы ничего не забыть. Она боялась этого больше всего – забыть. Это могло стать первым шагом к концу. Конечно, для этого у нее был запасной план – собственный дневник, в который был записан ее маршрут, ее цель.
Похлопав рюкзак по карману, она убедилась, что потрепанный дневник все еще на месте. Эта мысль грела. Закончив есть, Макс вернулась на кухню, осматривая полки с консервами, запертые шкафы, двери. Как назло, ничего существенного найти не удавалось. При беглом осмотре ей удалось обнаружить несколько банок старых консервов. Какая же радость, что хранились они не один год, поэтому были еще очень даже пригодны к еде. Заметив еще одну банку, оставить которую не позволяла совесть или чувство жадности, Макс кое-как переложила три консервы в одну руку, второй потянувшись за следующей, но, как назло, банка консервированных персиков выскользнула из руки, с грохотом упав на пол, и закатилась под стоящую рядом полку.
Хорошенько выругавшись, девушка опустилась на коленки и наклонилась, почти прижавшись щекой к полу. Под полкой было, ровным счетом, ничего не видно из-за кромешной темноты, царившей там.
— Да чтоб тебя… — прошептала она.
Распластавшись на полу, Макс протянула руку под полку, пытаясь нащупать проклятую банку. Ничего не выходило, пока в один миг она не прикоснулась к чему-то мягкому, которое тут же ударилось об ее пальцы, и бросилось прочь. Вскрикнув, она поспешила отстраниться и выдохнула, увидев, как крыса поспешно удалялась от нее.
— Зараза меховая… — Проговорила Макс, снова опускаясь на пол.
На этот раз, с еще большей осторожностью, она снова просунула руку в неизвестность, уже и, не представляя, что может ее там ожидать. Дотронувшись кончиками пальцев до банки, Макс поначалу невольно вздрогнула, но потом схватила ее и вытащила, оставшись сидеть на коленях.
Взяв все это в охапку, она направилась обратно к своему месту, где и оставила рюкзак. Уже практически выйдя в зал, девушка замерла, услышав голоса. Их было двое. Мужчины.
Осторожно опустив все набранное ей на кухне, Макс осторожно выглянула из-за угла. Они стояли возле того самого места, где она оставила свои вещи. Бросить их и сбежать она не могла, там было все. Поэтому стоило рискнуть. У одного из мужчин в руках был пистолет, про второго сказать было сложно, при таком освещении ничего толком не разобрать, но шанс все равно был. Стараясь делать все тихо, Макс достала из-за пояса свой глок и тихо подошла к ним сзади, целясь в вооруженного мужчину.
— А ну, не двигайтесь! — уверенно проговорила она.
— Опааа! Смотри, девчонка! – грубо заржал один из них и быстро повернулся.
Макс была к этому готова. В такой ситуации нельзя давать слабину, показывать слабость и давать себя запугать. Она выстрелила, нарочно в нескольких сантиметрах от незнакомца.
— Стой! Ты, чокнутая баба! Совсем крыша поехала?!
Макс усмехнулась про себя. Куда делся твой самоуверенный тон, парень? Почему ты больше не смеешься?
Однако, в этот момент ее больше занимал другой человек, который продолжал спокойно стоять к ней спиной, причем, поднял руки, показывая, что он не собирается оспаривать ее право.
— Чувак! Она мне чуть ногу не продырявила! – продолжать ныть он, но Макс закусила губу и не снимала его с мушки. Может, у них тактика такая: один отвлекает болтовней, а другой быстренько по-деловому убивает, забирая все вещи.
— Возьми рюкзак на диване, — спокойно сказала Макс.
— Че?!
Она выстрелила еще раз. Пули было жалко, но сейчас иного пути нет.
— Возьми рюкзак, — повторила она, отчетливо выделяя каждое произнесенное слово.
Мужчина потянулся к ее рюкзаку. Макс наблюдала за ним, стараясь не терять из виду того другого. Уж слишком спокойным он был.
— Бросай вперед.
— Держи! Кому нужно твое шмотье, цыпочка? – сплюнул он, настороженно посматривая на глок.
Вступать с ним в беседу Макс не собиралась и медленно шла к двери, продолжая целиться в двух незнакомцев.
— Надеюсь, не стоит говорить, что попутчики мне не нужны.
— Ясное дело, — поддакнул болтун.
Макс кивнула и открыла боком дверь. Так, теперь надо поднапрячься. Она не могла сказать с уверенностью, что их только двое. Может быть, остальные околачиваются снаружи. Не хватало еще преподнести себя на блюдечке.
Она выглянула на улицу. Дождь, к счастью, уже перестал. Тут же бросила взгляд на двух мужчин в комнате и замерла. Остался только один болтун, и теперь широко улыбался.
— Что такое, крошка?
Макс теряла драгоценные секунды и не могла пошевелиться. Куда он делся? Она судорожно осматривала комнату, но здесь было пусто. За секунду, а то и меньше, он исчез из ее поля зрения.
— Ты попалась, мышка, — ласково пропел болтун, и тут же она приняла решение. Рванув за дверь, она судорожно глотнула свежий влажный воздух и побежала вперед, толком не разбирая дороги. Чертово невезение! Как все не вовремя!
Была уже глубокая ночь, и каждый раз она ожидала, что вот-вот провалится в очередную, невидимую ее глазу щель, коих здесь было немыслимое множество. Она уклонялась от висящих, словно змеи, вездесущих проводов, обломков, огрызков прошлого мира. Она бежала изо всех сил и остановилась только тогда, когда почувствовала, что задыхается. Прислонившись спиной к мокрому дереву, она закрыла рот руками и стала дышать через нос, прислушиваясь, оглядываясь. Глаза более-менее привыкли к темноте, и можно было хотя бы разглядеть фигуры деревьев и прочие препятствия на пути.
Тишина. Она облегченно выдохнула. Дыхание пришло в норму, и только теперь она поняла, как устала, а мелкие царапины, полученные во время побега, нещадно заныли.
Ничего. Она придет в себя. Главное, что ей удалось скрыться. Этот мужчина…
Макс передернула плечами, будто от озноба. Он пугал ее чем-то. Может быть, своей невозмутимостью. Нет. Было точно что-то еще…
Она подтянула лямку рюкзака, с облегчением думая, что его удалось спасти. С собой она носила только самое нужное, и сейчас была бы без своего бессменного друга как без рук.
Она вышла из защиты еловых ветвей и потерла уставшие глаза, проклиная в очередной раз так некстати возникших людей. Если бы не они, она бы выспалась и продолжила путь с новыми силами. Однако, сейчас не стоит терять времени, а лучше убраться подальше от этого места. Раз она преодолела такое расстояние, никто не помешает сделать это и ее гостям. А в такой темноте глок вряд ли поможет.
Она посмотрела вперед, с трудом различая виднеющуюся кромку разросшегося леса, но тут же покачала головой. Все же лучше идти под прикрытием деревьев, однако, далеко от дороги тоже отходить не стоит. Так не мудрено и потеряться.
Глубоко выдохнув и отряхивая остатки страха и нервного возбуждения, она сделала первый шаг в выбранном направлении. Но дальше пройти ей было не суждено. Возникшая перед ней тень закрыла обзор, а поистине медвежья хватка не давала прибегнуть к своей единственной защите: глок был надежно прикреплен за ремнем. Мужчина обхватил ее под грудью, с потрясающей легкостью подняв над землей. Макс крепко сжала зубы, пытаясь кое-как вырваться, но он не обращал совершенно никакого внимания на ее трепыхания.
— Говорил же, допрыгалась малышка, — протянул уже знакомый болтун, — попалась, сладкая девочка. Давненько я такую не щупал…
— Заткнись! – сухо гаркнул второй, и этот голос напугал Макс больше, чем бесконечные разглагольствования болтуна, — свяжи ей руки!
Говорливый тихо рыкнул, опустив ее на ноги, после ударив под колено, отчего девушка, морщась от боли, разом осела. В это самое время он стянул рюкзак с ее плеч, а руки крепко стянул за спиной.
Чужие деловитые резкие прикосновения вызывали тошноту, а еще презрение к себе. Макс ругала себя. Про себя, но от этого не менее сильно. Тревожное сосущее ощущение в груди вернулось, порождая слабость в ногах и панику. Что с ней сделают? Зачем она им? Догадок было много.
Болтун нашарил ее глок и сразу же забрал.
— Хорошая игрушка, — хмыкнул он, непонятно о чем конкретно говоря: о ней или о ее пистолете.
Его напарник молчал, и только, когда ее конечности были надежно связаны, схватил конец веревки и толкнул ее вперед. Они шли обратно, к той самой заброшенной кафешке.
На этот раз идти было труднее. С одной стороны, мешали связанные руки, и, то и дело, ее грубо толкали в спину, а с другой, пугающая неизвестность, ощущение собственной слабости и никчемности накатывали волнами, парализуя волю.
Макс стиснула зубы и думала, думала. Если бы представился хотя бы один шанс, она бы его не упустила. Если она выпутается из всего этого, больше миндальничать ни с кем не будет. Надо было их застрелить! Эта мысль холодом пронеслась от головы к позвоночнику.
— Что приуныла, малышка? – болтун недолго молчал, видимо, это была та еще пытка для него.
Макс косо посмотрела на него, он шел справа, подсвечивая путь допотопным фонариком. Хорошая надежная вещь.
В тусклом свете фонаря, она немного успела его разглядеть, приметить то, что не успела еще там в кафе. Он был относительно молод, и даже грязный, заросший щетиной, лохматый, ему вряд ли было больше 25. О его напарнике она ничего не могла сказать. Он шел позади, держа ее на веревке как собаку, да и раньше она не смогла толком рассмотреть его лицо.
— Ты – милая, — разохотился болтун, — молоденькая…
— Закрой рот! – буркнул из-за ее спины незнакомец, и болтун снова замолчал, обиженно покосившись на своего друга.
Макс давно уже заметила, кто в этой парочке главный. Она сразу опасалась его. И даже сейчас какое-то неуловимое чувство не давало ей покоя.
— Пришли! – чересчур радостно провозгласил болтун и широко открыл перед Макс уже знакомые двери.
Она хотела врезать ему изо всех сил, широкая улыбка этого парня выводила из себя, а его бегающие по ее телу глазки были подобны красной тряпке для быка.
— Проходи-проходи, не стесняйся, — продолжал издеваться тот.
Ведущий ее мужчина резко дернул за веревку, и Макс упала на стоявший в центре зала кособокий стул. Незнакомец так и остался за ее спиной, предоставив болтуну вести переговоры.
— Так, девочка, — он поставил перед ней аналогичный стул и, повернув его спинкой вперед, удобно уселся, — рассказывай.
— Что?
— Как что? Кто такая? Откуда? И, советую, не злить, малышка. Мне надоело сегодня за тобой бегать, — он нарочито поигрывал с ее глоком, лишний раз доказывая свое преимущество, — как зовут?
— Макс, — призналась она, рассудив, что имя не такая уж и ценность, а с потерей всей документации и вовсе ничто.
— Как оказалась здесь?
— Шла, решила отдохнуть, — съязвила она, и тут же получила ощутимый пинок в спину. Не так больно, скорее, обидно.
— Прогуливалась, значит? На нашей территории? – ухмыльнулся болтун.
— Откуда мне было знать, что территория ваша? – парировала Макс, — я не заметила каких-либо знаков, и, в любом случае, не собиралась здесь задерживаться.
— Да? А куда же ты направлялась все же?
Макс сглотнула и тут же себя отругала. Ее реакция вряд ли осталась незамеченной.
— Молчишь? Ладно. Дождемся остальных, там и решим, что делать.
Болтун кивнул своему напарнику, и тот поднял девушку, словно пушинку, перевалил через плечо и понес куда-то. Макс крепко зажмурила глаза, приказывая себе не паниковать.
Спустя минуту, незнакомец открыл одну из многочисленных дверей, немного потоптался, видимо, осматривая для себя и, рывком бросил ее на холодный бетонный пол. Так же молча, он вышел и закрыл за собой дверь. Судя по звукам, для надежности еще и подперев ее.
Оставшись в гнетущем одиночестве, Макс тихо взвыла, сжав зубы. Пожалуй, это было даже не от боли, которую принесло резкое падение, а от нетипичной для нее и уже порядком забытой беспомощности, обиды.
«Как ты могла так облажаться, идиотка?!»
Внутренний голос корил, не стесняясь в выражениях, но и сама Макс понимала, насколько сильно ошиблась. Ей нужно было бежать, просто бежать и дальше сквозь лес, прятаться по оврагам, да где угодно, лишь бы они не достали!
Девушка с силой зажмурилась, прижавшись лбом к ледяному полу. Страх окутывал ее, сковывал все тело, вызывая дрожь и доводя до тошноты.
— Проклятье, Макс, — прошипела она. – Думай… думай!
«Всегда есть выход, Максин! – раздался в голове голос Эмили, – вспомни, чему тебя всегда учил папа. Ты умная девочка, сообразительная…»
Макс шумно выдохнула.
«Макс… прости, мама. Больше не Максин…»
Странно, но в какой-то момент она осознала, что «Максин» ассоциируется у нее с теми временами беззаботного детства, прогулками с родителями, играми с друзьями. Но теперь она стала другой. Родители бы ужаснулись, увидев ее теперь. Из милой домашней девочки она стала холодной и расчетливой, не боялась дать отпор, не страшилась проявить жестокость.
Пожалуй, в условиях, в которые окунулся весь мир, взрослеть пришлось многим и стремительно. Даже слишком. Именно это и произошло с ней. Видеть то, на что были способны люди ради выживания, пугало, но благодаря этому и пришло осознание того, что всегда и со всеми нужно быть начеку. Но сегодня она сама себя подвела.
***
— И долго нам ждать остальных? – парень уселся на запыленный диванчик и закинул ноги на стол, где до сих пор остались следы от обеда Макс.
— Заткнись хоть на секунду, — раздался голос второго, сидевшего в другом углу. Он расслабленно лег на спинку диванчика, при этом лицо его было скрыто тенью широкого капюшона.
Собеседник в ответ нахмурился, отвернувшись к окну, и смотрел в ночную мглу. Ожидание всегда было для него невыносимым. Сидеть на месте, да еще и молчать, не раздражая напарника, было практически невозможно.
— А с этой что? – он небрежно кивнул в сторону подсобки, где была заперта Макс.
— Это мы будем решать после, — он глянул на собеседника из-под надежного укрытия капюшона, – отнеси ей воды. Не хочется, чтобы она умерла.
Тот раздраженно хмыкнул, после нехотя снял ноги со стола, подхватил фляжку.
— Лучше налей ей в стакан, кто знает, какая она, — буркнул сидящий мужчина, – и еще… я все слышу, понял меня?
Тот промолчал, взяв первый попавшийся стакан, по пути кое-как сделав вид, что протер его, после налил воды из фляги, и приблизился к комнате, отпирая ее.
***
Макс открыла глаза и осторожно приподняла голову, после села на колени, осматриваясь. В потолке была небольшая дыра, через которую падали капли вновь начавшегося дождя, порядком намочившего ей волосы.
Макс немного сместилась в сторону, а после подергала руками. Тихо ругнувшись, она села на корточки, опуская руки ниже за спину. Не без усилий, она смогла все же перенести связанные руки вперед, что хоть немного облегчило онемение в конечностях. Первый шаг был сделан, но что дальше, она и представить не могла. Все же, выбрав самое очевидное, Макс поднялась на ноги и подошла к двери, сначала прислушавшись, а потом и навалившись на нее. Конечно, как и ожидалось, она и не думала поддаваться. Девушку все больше захлестывала досада и собственная беспомощность.
— Черт! – прошипела она, с силой ударив руками по бетонной стене, и глубоко вздохнула.
«Спокойно. Психозами тут не поможешь. Ты должна подумать. Потолок? Увы, не вариант. Но ты можешь привлечь одного из них, вырубить и сбежать!»
Макс опустила на миг голову, закрывая лицо длинными, в конец запутанными волосами. Идея была заранее проигрышной, ведь теперь к их оружию прибавился еще и ее пистолет. Победитель в неравной схватке очевиден, если только… Макс широко улыбнулась. Связанными руками она с облегчением нащупала на голове старую, полностью облезшую невидимку. Последняя дань прошлому, так сказать. Оружие, конечно, так себе, но лучше, чем ничего.
Девушка начала поддевать ткань веревки на запястьях, и спустя какое-то время, захват на руках ослаб. Можно было ликовать! Наконец-то, она освободила руки. Поразмяв кисти, Макс уже готова была действовать дальше, но вдруг услышала то, что заставило ее сердце провалиться в пятки – дверь отпирали. Зашел ее «знакомый» болтун, держа в руках грязный стакан. Девушка же едва успела уткнуться в стену, делая вид, что руки за спиной и все так же связаны. В правой она крепко держала все ту же детскую невидимку.
— Рад снова тебя увидеть, малышка, — проговорил он почти нараспев.
Макс нахмурилась, изучая его взглядом. Она едва сдерживалась, чтобы не нахамить ему в ответ, а парень подошел к ней ближе и присел на корточки.
— Я принес тебе кое-что… смотри, вода. Готов поспорить, ты чертовски хочешь пить, — его губы исказила недобрая ухмылка.
Это почти сработало, но Макс постаралась взять себя в руки и прищурилась.
— И что же я должна за это сделать? — проговорила она с пренебрежением.
Тот рассмеялся в ответ, пробежал глазами по девушке и остановился на ее лице.
— Давай, ты просто будешь послушной. Не нужно шума, я не хочу привлечь лишнее внимание… — он широко улыбнулся, — понимаешь, о чем я?
Макс смотрела на него пристально, старалась показать, что не боится, что она сильнее его.
«О да, я понимаю тебя… больше, чем ты думаешь!»
Макс чуть наклонилась к нему, еще ближе, слегка ухмыльнулась.
— Чтоб ты сдох, ублюдок! — прошипела она.
Болтун моментально отстранился и вновь рассмеялся. Ледяной, неприятный смех. Макс могла ждать чего угодно, но не того, что он резко выплеснет на нее всю воду из кружки прямо в лицо. Девушка вздрогнула от неожиданности.
— Ах, ты маленькая су…
Макс же решила воспользоваться его расслабленностью. Девушка с силой ударила ногой по чашке в его руках, выбив ее прочь. Пока мужчина отвлекся, потирая ушибленные руки, Макс вскочила на ноги и бросилась на него. На миг ей даже показалось, что все удалось, ведь она почти сбила его с ног. К ее несчастью опомнился он слишком быстро, схватив девчонку одной рукой за горло, с силой прижав к стене.
— Какая ты дура!
Он еще сильнее сжал ее горло. В голове помутнело. Из последних сил она изловчилась и ударила его ногой в колено. Мужчина вскрикнул, на доли секунды отпустив ее. Макс рухнула на пол, схватилась за шею и надрывно закашлялась. Однако, она не успела опомниться, как болтун с силой дернул ее за рукав куртки.
— Теперь это мое, красавица! — он стянул с нее куртку и больно пихнул ее в живот, от чего у нее тут же перехватило дыхание. Болтун спокойно направился к выходу.
— У тебя был шанс, теперь с тобой нянчиться не будут…
Он вышел, заперев дверь, а Макс так и осталась лежать на ледяном полу, чувствуя, как теряет сознание.
***
— Проснись и пой, дорогуша!
Голос прорвался через невидимую пелену, почти оглушив Макс. После абсолютной тишины это было жутко. Она не успела ничего понять, как ее резко подхватили за капюшон толстовки, поднимая и подталкивая в спину. Девушку вывели прочь из комнаты. На миг ее ослепил свет фонарей. Макс постаралась отвернуться, зажмурилась…
***
Полчаса назад

Двери в кафе были заперты. Сквозь покрытые плотным слоем пыли и грязи окна было практически невозможно разглядеть, что происходило внутри. Правда, для большей безопасности мужчины создали дополнительную защиту, заложив окна найденными кусками досок и фанеры так, что их убежище вряд ли бы кто-то заметил в темноте, да и при свете дня не решился бы сунуться.
Человек в капюшоне, то и дело, посматривал на старые часы, оставшиеся еще с тех времен. Как ни странно, они еще находились в рабочем состоянии, пусть стекло уже давно пошло трещинами. Проверять время не было какой-то старой привычкой. Он ждал. Ждал и точно знал, когда должна появиться группа. И она задерживалась, что вызывало у него определенное напряжение и недовольство.
В очередной раз взглянув на часы, он побарабанил пальцами по столу, но в этот момент в двери постучали. Это был не простой стук. В нем был заложен определенный код, чтобы они могли отличать своих от предателей или чужаков. Недовольно покачав головой, он кивнул болтуну, чтобы тот открыл двери.
Неохотно поднявшись с нагретого диванчика, тот распахнул входные двери, впуская еще нескольких мужчин. Все они несли с собой сумки и рюкзаки, забитые доверху. Брали они все, что удавалось найти. Любые медикаменты, еду, даже вещи. Лишнего не было, лучше было взять больше, чем потом ощутить острую нехватку припасов.
Стоило группе зайти, как они побросали свои сумки на пол.
— Вы задержались, — проговорил спокойным тоном мужчина, — возникли проблемы?
— Да… — слегка запнувшись, признался один, — наткнулись на «других»…
— Люди или животные? — казалось, совершенно без интереса, спросил он.
— Да черт их разберет! — воскликнул другой парень, кажется, совсем молодой, — эти уроды так мутировали, что и не понять…
Тот промолчал, видимо, хорошенько обдумывая все услышанное.
— Что удалось найти?
Молодой парень засуетился, чересчур спеша показать свои находки. Однако, расстегивая сумку, он сорвал молнию, отчего половина найденного добра просто выпала на пол. Кто-то засмеялся над ним, обозвав, а болтун наклонился, подняв с пола небольшую коробочку.
— Хм, босс… — проговорил он. — 9 мм, то что надо для пушки девчонки…
Тот метнул на него недобрый взгляд, а остальные переглянулись.
— Какая еще девчонка? — растеряно спросил один из прибывших.
Мужчина закатил глаза, скрестив руки на груди.
— Когда-нибудь, я вырву тебе язык, — проговорил он, но это было даже не особо похоже на угрозу, лишь на констатацию факта, — приведи ее. Нам стоит поговорить.
***
— Опустите фонари, — проговорил мужчина, так и стоя в тени.
Макс решилась открыть глаза, не смотря на резь. Вокруг, как ей показалось, царила тишина, но после она разобрала тихие переговоры между мужчинами.
— И кто она такая?
— Откуда вы ее взяли?
— Что будем делать?
Вопросы раздавались с разных сторон, чем ставили Макс в полный тупик, заставляя испытывать подзабытый страх.
«Разве может быть еще более ужасная ситуация? Ты — одна, без оружия в окружении группы неизвестных мужчин. Кажется, удача решила покинуть тебя».
— Мы встретили ее здесь, — проговорил незнакомец в капюшоне, – понимаете, что это значит? Что кто-то из нас не запер двери, как должны были сделать…
— Да брось, — вступил болтун, – разве это сейчас важно? Кажется, стоит обдумать, как поступить с девчонкой.
Мужчины снова начали переговариваться, шептаться, кто-то усмехался. Макс понимала, чего стоит ожидать от них, и такие мысли ей очень не нравились.
— Разве она может быть опасна? – проговорил один из мужчин, – она же совсем юная девочка…
— Зато со стволами обращаться умеет! – усмехнулся болтун, а Макс передернуло от его голоса.
Мужчина в капюшоне проигнорировал реплику своего друга, по крайней мере, ее скрытый смысл, после чего кивнул, положив на стол ее глок.
— Она неплохо стреляет, да и ведет себя весьма рисково. Думаю, она запросто пристрелила бы нас обоих, — он кивнул на болтуна, – однако не сделала этого, поэтому… думаю, ей лучше пойти с нами.
По группе пронесся недовольный гул, а Макс едва смогла скрыть удивление.
— Да ладно, серьезно?
— Зачем нам лишний рот?
— Почему ее просто не отпустить? – спросил молодой парень, принесший патроны.
— Да брось! – болтун закатил глаза, удивляясь наивности напарника, – такую милашку просто отпустить? Может быть, нам лучше ее…
— Заткнись! – рявкнул на него мужчина в капюшоне и повернулся к Макс, – я предлагаю тебе идти с нами. Мы дадим тебе еду, защиту, какой-никакой, но кров. Но ты не должна будешь бездельничать. Каждый из них работает, добывает припасы. Безделью нет места. Что ты скажешь?
Он смотрел на нее из-под капюшона, и Макс не видела его лица, но будто бы чувствовала его прожигающий и какой-то нереальный, всевидящий взгляд. Правда, она заметила и недовольные выражения лиц других мужчин, которые с осуждением и, все еще хмурясь, посматривали на своего босса. Макс молчала. Она старалась соображать очень быстро, но сейчас даже не представляла, что ей ответить. Одной было проще, только вот просто так они точно ее не отпустят, осознание этого было слишком ясным.
А они выжидали, словно стая диких животных, готовых броситься на нее в случае отказа. Выжидали, когда же она даст свой ответ. Молчание начинало раздражать, но, к счастью Макс, в тот же миг произошло то, что заставило всех отвлечься от девчонки. В одно мгновение в двери будто врезался самый настоящий таран. Каждый из присутствующих вздрогнул и подобрался.
— Как далеко, говорите, на вас напали? – проговорил мужчина в капюшоне, доставая пистолет, впрочем, он не ожидал ответа.
Макс слышала, как со стороны окон и дверей слышалось рычание, а затем еще удары. Мужчины деловито доставали оружие, готовые к нелегкой битве, а девушка невольно отступала назад.
Отбежав к изуродованной стойке, за который в лучшие годы стояли официантки и бармены, Макс забралась за нее, сев на пол и прижавшись спиной. Это вышло очень вовремя, потому что буквально через пару секунд послышался звон стекла, затем последовали один за другим выстрелы. Она не боялась выстрелов, но до смерти боялась тех, кто незвано пожаловал.
С момента первых мутаций прошло немало времени. Изменения затронули не только внешность. Это было бы меньшим из зол. Кто сейчас смотрит, насколько красив тот или иной человек? Менялся характер: прежде спокойный человек терял все ориентиры и принципы, и становился вечно голодным зверем. Появились слухи о заразе. Один укус такой измененной твари (язык не поворачивался назвать ее человеком) мог привести к моментальному заражению, которое, в лучшем случае, приводило к смерти, а в худшем…
Каждый укушенный мучился от невыносимой боли и, заставляющего трескаться кожу, жара, постепенно превращаясь в таких же уродов, готовых разорвать любого на месте. К своему ужасу, Макс видела, как это происходит.
«Не хочу быть одной из них… не хочу быть одной из них…», — то и дело проскакивало в ее сознании, а сама Макс крепче зажимала уши, чувствуя, как начинает дрожать от страха.
«Не показывай свой страх… не показывай ИМ свой страх…»
Макс выглянула из-за стойки. Мужчины справлялись отлично, давая отпор тварям, которых, явно, было больше.
Она отвлеклась и не сразу заметила приближающегося монстра. Было сложно сказать, кем эта тварь была раньше: огромным псом, волком, человеком или еще не пойми кем. Макс громко вскрикнула, почувствовав, как животное повалило на нее раскуроченную стойку. Девчонка уперлась в нее руками и ногами, не давая животному дотянуться до себя длинными и клыками, с которых капала слюна вперемешку с кровью. Такими перегрызть шею человека не составило бы и малейшего труда.
Невероятной силы монстр становился все ближе и ближе, а Макс уже готова была сдаться, чувствуя, как рвутся жилы на руках, но в эту же секунду раздался выстрел. Животина взвизгнула и повалилась вбок, оставив девочку лежать на полу под прикрытием сваленных досок и тяжело дышать.
— Так что, девочка, — проговорил подошедший к ней мужчина, с чудом удержавшемся на голове капюшоне, – попробуем еще раз?
Он протянул ей руку, готовый помочь подняться.
— Крис…



Свидетельство о публикации №12970

Все права на произведение принадлежат автору. Ирина, 24 Сентября 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()