Пиши .про для писателей

Ангелы.

Автор: Светлана Рожкова

Который раз бывшая свекровь звонила, просила найти время и приехать к ней, помянуть на полувековой юбилей сына. Может, хотелось мыслями перенестись в годы молодости, когда вся жизнь ещё представлялась большим некошеным полем, и много было надежд и радужных мечтаний о будущих возможностях и свершениях. И вот, поле опустело, осталась лишь небольшая нескошенная полоска, за которой уже маячила другая жизнь, и хотелось подвести итог, завершить дела, досказать несказанное, попросить прощение за всё то, что не сбылось или сбылось не так, как хотелось бы.
Марине не за что было прощать, в памяти хранились только светлые воспоминания. Но всё было недосуг собраться. Всё же нашла силы, преодолевая сопротивление материи, и казалось, и времени, дошла до автобуса, села.
Она доехала до поворота на посёлок, и вышла раньше, хотелось пройти не торопясь через поле, огороды, подумать, прежде чем оказаться перед домом, с которым были связаны самые нежные воспоминания и надежды. Шла и думала: «Зачем она здесь? Зачем согласилась на эту авантюру? Что может сказать и какие слова найти для матери, давно похоронившей сына; но жившей воспоминаниями; тогда как сама она несколько раз пыталась обзавестись новыми отношениями, которые неизменно рассыпались, сталкиваясь с реалиями жизни…»
Места изменились. В какой-то момент она поняла, что перестала узнавать окружавшую её действительность. Расслабленное неопределённое настроение её, плутание в собственных туманных мыслях, словно вывело через вечернее марево пеленой провисшего густого воздуха, в другой мир, иное измерение! Она перестала узнавать местность.
Огороды, начиная отгораживаться сначала более глубокими бороздами, потом небольшим частоколом вбитых в землю колышков, перешли в серьёзные межевые сооружения, плетни и заборы; и теперь плутая в лабиринте ограждений, она старалась лишь приблизительно придерживаться нужного направления; удивляясь тому, как всё быстро меняется; почти тридцать лет назад, здесь вовсе не было пристроившихся к огородам сараюшек, да и домов, отнесённых метров за сто от дороги! Огородные межи потихонечку вывели её за забор частного владения хозяйством. Войдя во встроенную в узком проходе деревянной калиткой дверь, не посчитав её серьёзным препятствием, оказавшуюся к тому же и не запертой, Марина, по-видимому, с заднего входа попалав клеточную пристройку дома. Вероятно, дальше она вела к домашней живности в дворовые строения. За ограждением — сеткой двор охраняла собака, которая, как будто, никак не ожидала проникновения к дому не с парадного прохода, ведущего к забору; во дворе дома которого она разгуливала; а как бы с заднего хода — для своих; и сейчас склонив голову на бок, словно пыталась разобраться, — кто же проник за вверенное её охране ограждение, свой или чужой, и стоит ли поднимать лай или лучше воздержаться; если же прошёл человек не через неё, а задним ходом непосредственно к двери дома? Видимо, решив подойти и на всякий случай обнюхать, пока не махая приветственно хвостом, она неуверенно направилась к ней; поэтому Марина, заметив её первой, поспешила к открытой в пристройкуклети такой же выполненной из проволочной сетки калитки – двери; ирешительно прикрыла её, отрезав себя, таким образом, от парадного входа и собаки; и почувствовала себя в клетке – ловушке. Следовало либо податься назад по лабиринту дорожек, образованных ограждениями и заборами, либо попросить хозяев дома, провести её мимо собаки на общую прохожую дорогу. Назад идти не хотелось. Она уже окончательно запуталась в этих огородах, и можно сказать, даже заблудилась. Её прогулка по огородам затянулась. Возможно, следовало подумать всё же о цели приезда сюда.

В окне дома мелькала маленькая толстенькая бабушка, и со спины показалась весьма приветливой; наверное, не должно было возникнуть трудностей с объяснениями, как она попала к дому через задние дворы, минуя пса – охранника. Она постучалась. Ей не ответили. Она постучала сильнее и дверь сама приоткрылась. Осталось только сунуть нос, чтобы привлечь внимание хозяйки и извиниться перед бабушкой, что она и желала исполнить со всеми церемониями, хоть не китайскими, но вполне себе по этикету… и обомлела, если значение этого слова ещё остаётся в обиходе; и вы сумели его правильно истолковать!.. Дома, как такового, не было! За дверью его, кажущегося лишь сельским, внешне обыкновенным, строением, находился длинный и широкий проход явно технического сооружения, какого-нибудь заводского или фабричного производства. Поскольку за дверью никто не наблюдал, Марина в жутком интересе, проникла в так называемый домик бабушки; её, кстати, в реальности за окном не оказалось; как и окна! И бабушка, и окно были реально мороком для отвода глаз; да и само помещение никак не могло соответствовать размерам дома, видимого снаружи; оно значительно превосходило его, углубляясь внутрь себя; раздаваясь во все стороны. Она медленно продвигалась по его коридорам, стараясь теперь быть, как говорится, «тише воды, ниже травы» … Но странно, на неё никто не обращал внимания. В помещенияхнаходились люди, но словно впавшие в состояние сомнамбул, механические движения их повторялись, как у роботов, хотя выглядели они вполне людьми. До неё начинало доходить, что многие из них были идентичны самим себе, то есть как будто на одно лицо, и на одну фигуры по одному лекалу слепленные… целые группы одинаковых клонов самих себя кушали в помещении, напоминавшем столовую на производстве с длинными деревянными столами и лавками. Они ели из жестяной посуды, одинаковыми алюминиевыми ложками и попадали даже в такт однообразных одинаковых движений. Стоило ей миновать проход, ведущий в этот зал, и далее, её глазам предстали железные джонки, кроватные койки, возвышающиеся в три — четыре этажа, на которых спали, или пребывали в состоянии «отключки» ещё несколько «разнокалиберных» групп клонов. Смотреть на спящих, похожих на выключенных роботов, людей было жутковато. Она, понимая, что видит сейчас нечто запретное, явно не предназначенное для её глаз, и не в силах остановиться, двигалась глубже в производственные помещения – просебя она уже окрестила это производство «фабрикой клонов». Услышав шум льющейся воды, Марина, чуть спрятавшись за загородку, заглянула в помещение, напоминающее общественный душ; условные открытые взору кабинки и просто установленные журавли водостоков в открытом помещении, переходили в более плотно заполненную клубами пара – парную.В клубах пара вырисовывались силуэты красивых накачанных мышцами мужских тел; то ли занятых ощутимыми страданиями и переживаниями; то ли находящихся под действием какого-то нейролептика… пугающим фактором особо казалось опять же абсолютная идентичность многих телесных форм самим себе! Она обернулась, чтобы уйти или идти дальше, но далеко не ушла. Её взору предстала женская комната, наполненная одинаковыми девушками. Многие из них сидела за столами и над чем-то целеустремлённо работали. Напряжение занятости, срочности просто висело в воздухе. Одна из них мучительно равнодушная стояла ближе всего к ней, и хотя казалось, должна была её видеть, нарочито не замечала. «Может быть, я для неё такая же несчастная, и совсем не отличаюсь от остальных присутствующих; просто партия моих клонов где-то на подходе, а я экспериментальный образец!» — Марина решила выдать своё присутствие и задать какой-нибудь не слишком глупый вопрос, хотя ей больше всего хотелось понять, куда она попала. На ум пришли виденные в интернете кадры, заснятые случайно видеорегистратором автомобиля, — как укрываясь от слепящих фар машины, с обочины дороги сбегает, пытаясь укрыться в тени за стоящими деревьями и кустарниками, группа одинаковых людей, одетых в одинаковые чёрные плащи и шляпы, с одинаковыми кейсами в руках! Сейчас она видела воплощённый реальный жутик в действии, с этой фабрики клонов вполне могли сбежать или быть условно распределёнными на задание (какое-нибудь и куда-нибудь) партия одинаковых личностей, не известно к чему призванных! «Это не люди!» — прожгла мысль, — «Конечно, они чувствуют свою подневольность и отсутствие выбора, поэтому зримо испытывают мучения и страдания, но для какой цели их доставили сюда и укрывают в затерянном от Бога и Мира посёлке под прикрытием морока старухи и реального пса – охранника?!»
— Ты не можешь мне объяснить, почему у меня ощущение, что они сильно страдают? – спросила она у равнодушной девушки. Но та посмотрела сквозь неё так, как будто она пустое место, и отвернулась. Подумалось: «Может, она и впрямь меня не видит?»
— Что ты хочешь знать? – со спины к ней подошёл молодой мужчина, устремив к ней спокойный взгляд, ждал ответа.
— …Всё! Что это за место? – помолчав, не видя угрозы, она решилась спокойно продолжить разговор. – По крайней мере, стало ясно, что её видят! И есть адекватные личности, кто может хоть отчасти удовлетворить её возбуждение и любопытство!
— Любопытство не порок, да?.. Как ты сюда попала?..
— А ты? – не осталась она в долгу. – Что ты здесь делаешь? Что вы все здесь делаете?
— Как давно ты здесь и что успела увидеть?
Она испугалась. Хотя ей уже не так мало лет, всё равно, планы ещё были на жизнь, хотя и понятно, что высот знаменитостей её уже не достичь, но жить хотелось, ведь для неё некошеным было, по крайней мере, ещё треть поля!.. однако, мужчина терпеливо ждал или не слишком терпеливо:
— Будет хорошо, если ты поторопишься с ответом!
— Я нечаянно попала сюда! Через заднюю калитку! – на лице его прочитались заинтересованность и удивление. – Выведи меня отсюда! Там собака!
— Пойдём!
Он сопровождал её. Они беспрепятственно покинули фабрику производства клонов, вышли в дверь. Она скосила глаза на окошко, за которым не торопясь всё также расхаживала вперевалочку бабушка, видимая со спины. Она глянула на него. Ни одно движение её не ускользало от внимательного взгляда, однако внешне он, казалось, старается оставаться равнодушным и невозмутимым.
— Думаю, что лучше тем же путём! – наверное, бесполезно было спрашивать, почему так, и почему он ей помогает. – Думаю, лучше поторопиться! – может, он сумеет хоть что-то прояснить ей на более безопасной и нейтральной территории, ведь она же понимает, что она увидела что-то тайное, не предназначенное ко всеобщему знанию! Она не дура! И он не дурак! Определённо, он сам чего-то опасается! Идёт впереди, чутко прислушиваясь, иногда приостанавливаясь, делая знак рукой, замереть! Возможно, из-за этой настороженности путь показался чуть длиннее! Но вот он остановился возле калитки, прислушавшись, медленно приоткрыл её, удостоверился, что впереди никто не встретился, махнул в сторону неё головой, и чуть призадумавшись, вышел с ней:
— Я тебе ещё нужен?.. – Она поняла, что он спрашивает, покинуть её сейчас или пройтись с ней дальше; и ей не хотелось отпускать тайну просто так; ей нужны были хоть какие-нибудь объяснения! – Нет, нет! Не уходи!
Он заметно выдохнул, принимая решение.
— Отойдём подальше отсюда! – Они снова шагали, теперь вдвоём между лабиринтов полос межевания, борозд, заборчиков, плетней и деревянных ограждений. Вышли в нейтральную часть поля, присели, не сговариваясь, за бугорок. – Рассказывай!
«Ну, ничего себе! Она вообще-то ждала, что это ей расскажут о странном заповеднике клонов, раскинувшемся в самом сердце родины, в её неброской затерянной части провинциальных земель!» – Она так и возмутилась:
— А ты мне ничего не хочешь рассказать?
— Спрашивай! – последовал ответ. – Что ты хочешь знать?
— Что это было?
— Я не знаю, как ты нашла это место; думаю, что второй шанс тебе не представиться! Если ты даже попытаешься найти эту калитку, ты больше её не встретишь на своём пути! Но раз ты нашла нас – значит, так было надо! Поэтому, подумай, что ты хочешь действительно? Тебе представился шанс, который больше никогда не повторится!
— Ты предлагаешь мне исполнения желания?
— Если оно возможно к исполнению мною, то да.
— Кто вы? Ты сказал, нашла «нас»!
— Позволь мне говорить только за себя! Я тот, кто призван исполнять желания!
Она обдумывала ответ, ей хотелось более чётких формулировок!
— Вы ведь не люди?
— Чем дольше мы общаемся с людьми, тем больше становимся ими! Пойми, я стараюсь сохранять нейтралитет, но чем больше ты сомневаешься, тем труднее мне будет исполнить твоё желание! Ты не понимаешь, но надо решать всё быстрее; чем дольше я с тобой нахожусь, тем больше настраиваюсь на тебя, и если ты меня отринешь вдруг, а я уже буду настроен на тебя, тем бездарнее моё пребывание здесь окажется, если не сказать хуже…
— Но я хочу знать!
— Спрашивай!
— Почему там все на одно лицо? Вернее, несколько разных бригад, люди которых на одно лицо?
— Если ты видела несколько разных групп лиц, значит, у тебя есть вариативные ветви развития событий, связанных с тобой! Тебе не кажется моё лицо отталкивающим?
— Нет, нисколько!
— Я мог бы в том виде, в котором виден тебе, надеяться на продолжение отношений с тобой?..
— Похоже, ты мне делаешь предложение!
— Ты должна или отпустить меня, как можно быстрее, или навсегда оставить с собой, если сможешь меня принять! А я в этом случае постараюсь сделать твою жизнь счастливее!.. Это всё, что я имею право рассказать тебе! Это главное! Это была бы моя задача в этом мире! – почувствовав, что она не удовлетворена ответом, и немой вопрос провис в воздухе, он всё же продолжил. — Мир страдает! Он шлёт сигналы бедствия во вселенную! Земля плачет! И только любовь может спасти землю! Слишком много несчастных! Они перекрывают страданиями энергетические каналы Земли! Мы десант, который должен спасти Землю! Спасти её возможно только любовью! Решай же! Или позволь мне остаться с собой!.. или отпусти!
— Ты сказал, как я вижу тебя? Неужели ты можешь поменять внешность?
— В принципе могу, но это уже будет прямая настройка на тебя! После этого я буду никому больше не нужен!.. А тебе нужно для этого просто начать думать, представлять меня таким, каким бы ты хотела меня видеть!..
Боже мой! «Влюблён», что называется, пособственному желанию! Разве это не проверка твоей веры и надежды? Проверка любовью! Вот сейчас подумать о человеке! И прийти в гости к бывшей свекрови с ним, таким похожим на сына, это было бы слишком жестоко, не по-человечески!..
— Прошу, не меняйся! Оставайся, как есть! – «Так что же, когда уже и душа не чаяла, вдруг, после стольких неудачных попыток, так просто взять, и поверить, а доверившись — пожелать любви! Ради неё ведь люди и живут! Ради неё прислан на землю целый десант страдающих Ангелов, не знающих как раскачать человечество, чтобы поменять вектор несчастий, и начать думать о красивом, добром, вечном… чтобы со всех Земных каналов пробежалась волна Любви и Счастья от разделённых чувств грусти и радости, от вместе пережитых волнений и уютных домашних вечеров! От надежды исполнить своё предназначение, растворившись в желаниях и потребностях другого человека! Разве помешает что-то ей, если они вместе будут пытаться познавать этот мир и природу друг друга?..»
Он больше не сидел, он встал и стоял также тихо, изо всех сил стараясь по её просьбе оставаться нейтральным и спокойным! И время остановилось! — «И ей надо было только разрешить ему исполнить своё предназначение, которое, по-видимому, заключалось в том, чтобы исполнять чужие желания! Разрешить ему сделать себя счастливой! Включить его, настроить на себя! Вновь почувствовать себя женщиной! Как это было давно! Снова пройти через боль волнения, и огонь желаний, общую деятельность, и потребность в общении, через возможные недопонимания и конфликты, без которых, по опыту, ни одна семья не обходится! Прийти к Миру в душе, Любви и Согласию! Принять волшебную сказку, сотворённую на заказ Всемогущей Вселенной, приняв Ангела её, посланного со своей миссией, – раскачать, осчастливить, изменить, принять участие в божественном замысле, самой до конца не понимая, не осознавая это! Просто стать счастливой! Принять на Веру! Способна она на это? Почему затягивает с ответом?»
Её последние слова можно было понимать двояко – «Не меняться, оставаться как есть!» — что это – отвержение его или принятие таким, как она впервые увидела и осознала его для себя?»
Чем дольше они так стояли, тем больше, не желая того, он становился на неё похожим, — сомневающимся, желающим всё и ничего; берущего и дающего век в мгновении, и длящего бесконечно затянувшийся миг!
О, Небо! Соединяешь ты их столь необычным образом или только дразнишь? И когда приводишь, друг к другу детей разных своих народов, вер и религий, цвета кожи и обычаев, традиций и культур, разве не стоят они также поражённые этим несообразным в природе несоответствием?! Или в природе всё живое хочет любить себе подобное? И даже не подобное? И птица выкармливает кукушонка! И кошка спасает ребёнка человека! И волк растит Маугли! И рядом с хорьком растёт щенок! И в дикой природе тигрица почему-то спасает детёныша антилопы! И звери стремятся заполнить пробел своим самопожертвованием там, где человеку не хватает человечности!..
«Простите меня!» — В самом деле, что остаётся ей, всё ближе приближающейся к своей черте? Разве она что-то потеряет, или кому-то что-то не додаст? Будет ли счастье её в чужаке, пришедшем со звёзд ли или из других миров? Ангел хранитель её это или змей искуситель, меняющий облик по заказу? Кто знает? Одно и то же великое открытие может быть использовано и во благо, и во вред человечества! До конца никто ничего не знает! Но, похоже, даже из того, что она узнала, можно было заключить, что её присутствие там было не менее для них опасно, ведь она могла подключить на себя целое войско Ангелов, исполняющих желание только её одной! Так что, кого спасал Ангел, выводя её за черту другого мира, решив пожертвовать своей миссией во имя её желаний, ещё не известно!»
— Ты будешь помнить, откуда пришёл, если я тебя оставлю?
— Вероятно, но вы всегда забываете, откуда приходите, как забываете и о своём предназначении! Ты мне позволяешь исполнить — моё?..
— Как быть, если моих желаний так мало! А узнать хочется так много!
— Мы будем вместе познавать друг друга! И узнавать миры! И этот! И другой! Миры бесконечны!
Они молчали. И время их то удаляло, то сближало друг с другом, и чем дольше это тянулось, тем неотвратимее формировалось из настоящего будущее, и безвозвратною становилась связь события и следствия, крепчали ментальные узы, и растворялись друг в друге эфирные тела…
— Я не хотел бы подарить миру новое одиночество!
— Мне не хочется, чтобы из-за меня в мир пошёл поток новых несчастий! Если я тебя задержала настолько, что их при расставании не предотвратить, возможно, стоит попробовать быть счастливыми?!
— Я подключился к тебе даже раньше, чем ты это сказала…
— Теперь тебе никуда не надо уходить?
— Нет!
— «Твои» — знают?
— Узнают по волнам! Выбор сделан!
Выбор всё равно будет сделан – хотим мы того или нет! Но сделайте его правильным!..
Будьте счастливы!..


Свидетельство о публикации №8720

Все права на произведение принадлежат автору. Светлана Рожкова, 14 Марта 2018 ©

14 Марта 2018    Светлана Рожкова Рейтинг: -1 0    135





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Супер. 10 +3
    Домик. Сказочка. 2 +2
    Вирус. (39 стр.) 0 +2
    Поучительные истории для детской аудитории 10 +2
    Тайна снегов 5 +1


    Здесь вам ни тут

    Философия и ФАНТАСТИКА
    из сборника «Вот и Всё»..
    Читать дальше
    146 0 0

    Мы будем вместе!

    У меня уже была семья – муж и дочка, когда вдыхая чердачную пыль заброшенного дома своей тётки, я обнаружила её дневник, который она вела в дни своей одинокой молодости. Тётка была учительницей. Первый её брак был неудачным. Вскоре за ним последовал .. Читать дальше
    788 8 +1

    Время Х. Час ЗУНов.

    Недалёкое возможное будущее, когда человек освобождённый от обязательного труда, предоставлен самому себе. С доброй иронией в юмористическом ключе... Читать дальше
    151 0 -1