Пиши .про для писателей

Вариа. История Евы (2.Общежитие номер одиннадцать)

Автор: Assixeri Armariel

Дальние поездки лучше всего, по мнению Евы, совершать по осени либо же, как сейчас, по весне, в апреле − мае. В отличие от лета, в это время нет удушающей жары, когда пот противными струйками стекает по лицу, а водитель, по одному ему понятно причине не выключает печку и не разрешает хотя бы открыть форточку. А зимой, когда эта печка круглогодично настроенная на один режим… Она ужасно жарила лицо, но по замыслу Сатаны, совершенно не грела ноги. Когда ты только с улицы, в шубе, весящей едва ли не больше чем ты сам, садишься в такой автобус, а выходишь опять вспотевший, но с ногами-ледышками, то поневоле начинаешь задумываться о вселенском автомобильном заговоре. Весной же ехать сплошное удовольствие: еще не так жарко, чтоб открывать окна ради глотка свежего воздуха, но и не холодно – золотая середина, идеальная для дальних поездок.
Попутчик рядом завозился, и убрал наушники в карман, больно задев Еву краем дипломата по коленке, та поняла, что они, наконец, прибыли. Автовокзал Камска встречал необычно теплой для сентября, погодой. Вновь прибывшие пассажиры вовсю спешили по делам, покидая остановку, походя на высыпавшиеся из шкатулки бусины, они мгновенно ускользали от взора, рассыпаясь по площади вокзала.
Оставалась малость: найти нужный адрес.
− Извините, не знаете, как мне найти эту улицу? – Ева ткнула в бумажку с выписанной шпаргалкой.
Одутловатая, замученная жизнью и бытом женщина отрицательно покачала головой.
И почему умная мысль о том, что следовало подготовиться и построить хотя бы примерный маршрут, пока она была дома и у нее был интернет не пришла в голову вовремя, а только сейчас? Вопрос, конечно, риторический. Если уж на то пошло, то она до последнего сомневалась, стоит ли ехать к черту на рога, но в какой-то момент любопытство все же пересилило, так что поездка получилась более чем спонтанной. Настоящая разведка боем!
− Точно не знаете?
− Я знаю.
Перед Евой вырос мужчина – тот, что сидел рядом с ней в автобусе. Он поманил Еву за собой и уверенным шагом направился к стоянке такси.
− С чего вы взяли, что мне нужно именно туда? – спросила Ева.
Подозрительный он какой-то.
− Слышал разговор, − мужчина равнодушно глядел на Еву, его лицо не выражало ни единой эмоции. Спокойная холодность. – Решил помочь. Всего наилучшего.
Мужчина указал Еве на такси, водителю которого он озвучил адрес и удалился. Ева попыталась разглядеть его получше, но он быстро пропал из виду, почти мгновенно затерявшись в толпе.
Делать нечего, придется поверить ему и ехать.
Поездка длилась почти час и когда они прибыли, Ева с облегчением подняла глаза на здание из красного кирпича. Мужик с бакенбардами не обманул: табличка перед входом и вправду гласила: «Общежитие № 11 для иногородних граждан и людей, попавших в трудную жизненную ситуацию».
Просторный холл общежития казался чересчур темным из-за тяжелых, давно не стираных коричневых портьер на окнах. Каждый шаг раздавался гулким эхом. По углам стояли кадки с гигантскими растениями. Их листья так же, как и все вокруг покрывала пыль. Вообще, могло показаться, что тут давно не ступала нога человека, если бы по левую руку от входа, закинув ноги на стойку регистрации, не сидел мужчина лет сорока и читал газету. Казалось, он совершенно не заметил появления Евы.

− Здравствуйте, − в тишине холла собственный голос вдруг показался Еве неожиданно громким.
Мужчина отложил газету и молча воззрился на Еву. Он был лыс как колено. Взгляд из-под кустистых бровей показался ей неуютным. Он изучал Еву с ног до головы, ища ответ на вопрос, кто она и какого черта ей тут понадобилось.
− Ну? – нетерпеливо спросил мужчина.
− Я тут… вот…
А действительно, а чего это? Что именно она будет говорить, когда окажется в камском общежитии, Ева так и не придумала. Почему-то ей казалось, что стоит только ей найти нужный адрес, как все само встанет на свои места. А на деле, никто и знать не знает о ее приезде. И вопросы задают, хотя это она должна спрашивать о цели, с какой ее пригласили сюда.
− Девушка, что вам нужно? – медленно и по слогам, как для тугоухой или отсталой, переспросил мужчина.
Игнорировать вопрос и дальше становилось просто неприличным. Ева достала листок с адресом, протягивая через конторку.
− Да, это наш адрес, − подтвердил мужчина.
− Я хочу заселиться, − решилась Ева, − у вас ведь есть свободные места?
− Искра?
− Простите, не курю.
Мужчина откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки:
− Я заселяю только тех, кто приходит по рекомендации, − отрезал он. – У вас есть что-то подобное?
−А-а-а, вы в этом смысле…
Какие ему нужны рекомендации, Ева не знала. По всей видимости, она зря потратила время на поездку – ведьма просто снасмешничала, подсунув этот адрес. Придется смириться с поражением и вернутьсяк тетке.
Стыдно-то как, купиться на глупый розыгрыш!
− Нет, у меня нет никаких рекомендаций, − в голове прорезалось разочарование. Мужчина пожал плечами и снова скрылся за газетой. Сказка о новой судьбе закончилась, не успев толком начаться. Следовало пройти около трех километров от общежития до ближайшей остановки, а после дождаться автобус, который отвезет ее обратно, на вокзал. Денег на такси у нее не осталось.
Однако оставалось еще кое-что.
− Вы не поможете мне? – Ева оттянула воротник куртки и повернулась к мужчине спиной, показывая рисунок на шее. – Может, вы знаете, что это? Просто этот адрес мне дала одна женщина, она же и сделала вот это…
Мужчина нехотя отложил чтиво. С выражением, в котором явственно проглядывала жажда поскорей отделаться от навязчивой посетительницы, он взглянул на Еву.
Взглянул и дружелюбно улыбнулся.
− Что ж вы говорите, что у вас рекомендаций нет? Сразу бы так, а то молчите загадочно, какие-то бумажки показываете…
Пешая прогулка до автобуса и возвращение в родной город, отодвинулось на неопределенный срок.
– Глеб, комендант общежития. Главный. – представился мужчина. – А вы…
− Ева. И если можно, на «ты».− Договорились. Проходи, – сказал Глеб и указал рукой на широкую гранитную лестницу, ведущую на верхние этажи.
Ева ступила на широкую гранитную лестницу с деревянными перилами, отполированными до блеска ладонями живущих здесь людей. Вот только никого из соседей Ева не встретила ни на кухне, ни по пути в выделенную ее, комнату.
− Почему так пусто?
− Днем тут мало кого встретишь, у нас и народу-то раз-два и обчелся, − ответил он, − Эрика с Маратом на работе, Антон наверняка в тренажерке, а Лика у себя. Она редко выходит из комнаты.
− Кто это редко выходит из комнаты? – раздался позади Евы веселый девичий голос. Обернувшись, Ева увидела светловолосую девушку, чуть постарше себя, с тонкими чертами лица. Она приветливо улыбнулась и подошла к Еве. Они оказались примерно одного роста.
− О, а кто ты? – спросила она.
− Ева.
− Лика. Но я имею в виду не имя. Я имею в виду кто ты?
Ева замешкалась с ответом. Никак не понимая, что конкретно хочет узнать Лика, Ева в смятении уставилась на коменданта.
− Она пока не в курсе, − быстро ответил Глеб за Еву. – Вообще, это твоя специализация, знать кто именно к нам должен приехать.
− Я недавно смотрела, − парировала Лика, − кроме нас, никаких…
Глеб цыкнул и Лика, осекшись на полуслове, еще раз улыбнулась. Теперь в ее взгляде Ева могла прочитать легкую растерянность и неловкость.
− Ну, в общем, добро пожаловать! Если потребуется помощь – заходи. Да и просто так заходи, поболтаем, – Лика кивнула Еве и скрылась в своей комнате.
Не торопясь, Ева разбирала вещи. Книги нужно было поставить на полку, но для этого требовались сначала обтереть ее от пыли. Вообще, складывалось впечатление, что в эту комнату не заходили лет сто – вся мебель пыльная, ветхая –дунь посильнее, и она развалится.
В этот вечер обитатели общежития накрыли большой стол на общей кухне. Лика намекнула, что это что-то по типу смотрин: всем хотелось пообщаться с новенькой. Из ее слов, Ева поняла, что новеньких до нее было не так уж и много – последний заселился много лет назад.
Кухня, как и все в общежитии, не блистала. Пол, выкрашенный масляной краской, кое-где облупившейся, а кое-где почерневшей от грязи, был до омерзения липким и холодным. Сделав отметку купить тапки и как можно скорее, Ева с ногами забралась в одно из темных, с обивкой под бархат, кресел в углу.
Оттуда, как из убежища, внимательно разглядывала обитателей общежития. Лика, с которой она уже была знакома, нарезала хлеб. Представившаяся Эрикой, высокая девушка с резковатым немецким акцентом и немецкой же фамилией Бергер, вытянув ноги, развалилась за столом, без энтузиазма топила майонез в тарелке супа. Антон Исаев – парень с выгоревшими бровями, худой и долговязый, с вечно падающей на левый глаз, челкой, перемещался по кухне чуть ли не бегом, умудряясь по пути заглядывать во все кастрюли, и выстреливал шуточки одну за другой.
Все более, чем благостно, если бы не последний из жильцов. Хмурый, недовольный, с лицом, заросшим щетиной и взглядом, неуловимо похожим на взгляд Глеба, кстати, он сидел, так же, как и Ева, в дальнем от стола, углу.
Он прямо-таки не сводил глаз с ее шеи. Подобные взгляды всегда напрягали Еву, особенно от незнакомцев. Но вспомнив, что дело может быть в ее рисунке, она немного расслабилась и даже приветственно кивнула хмурому типу, по ходу вспоминая, что Эрика уже обращалась к нему по имени – Марат.
К слову, татуировки Ева заметила у большинства обитателей.
Глеб и Марат что-то негромко обсуждали, то и дело пихая Лику в бок и многозначительно поглядывая на Еву.
Эрика так же пристально, как и Марат ранее, смотрела на нее и в ее взгляде легко читалась неприязнь…
Антон Исаев был весел и жизнерадостен. Он с упоением расспрашивал Еву, прося рассказать о себе, искренне негодовал, услышав, как родители Евы оставили ее на чокнутую тетку и свалили с такими же, как они, чокнутыми фанатиками в горы.
В конце застолья, когда за окном стало уже совсем темно, а все темы для разговора были переговорены не один раз, обитатели общежития стали расходиться по комнатам. Первой ушла Эрика. С громким скрипом, отодвинув стул, она пожелала всем спокойной ночи и, кинув последний, выразительный взгляд на Еву, удалилась. Следом за ней потянулись и остальные. Лика с грохотом свалила тарелки в мойку.
− Я помогу, − Ева с опаской посмотрела на гору посуды, доходившую ей почти до груди.
«А они тут любят пожрать, ничего не скажешь!» − мысленно прибавила она.
− Не надо, − Лика открыла кран и оттуда с натужным ревом, хлюпая и побулькивая, хлынула вода. – Твоя очередь через три дня. Лучше ляг пораньше, чтоб выспаться, иногда тут бывает… немного шумно.
Что ж, совет дельный.
Одеяло в комнате Евы было тонким и пахло сыростью и шерстью. Порадовавшись, что взяла с собой в поездку теплый халат, Ева забралась в постель и как могла, укуталась. После непрекращающегося городского шума за окном в городской квартире Евы, нынешняя тишина за окном казалась чем-то чужим и непривычным. Глядя, как по оконному стеклу бегает тень от раскачивающихся веток деревьев, Ева уснула.
***
Перепалка в гостиной становилась все громче. Три голоса орали друг на друга, хотя, казалось, совсем недавно говорили приглушенно, обсуждая что-то серьезное. Ева отлично расслышала Марата, в его тоне можно было расслышать злость и раздражение. Сгорая от любопытства, Ева подкралась ближе и прислушалась, прислонившись ухом к дверному косяку.
Слегка приоткрыв дверь, она заглянула в проем и увидела обладателя самого громкого голоса – Марата. Он сидел вполоборота, Сложив на груди руки и нахмурившись. Лика стояла напротив и на ее лица, пожалуй, недовольства было даже больше, чем у Марата.
– Мы должны рассказать ей, но мягко, ненавязчиво…
– Ненавязчиво? По-твоему, об этом можно рассказать ненавязчиво?! Как ты себе это представляешь?! И – если хочешь знать мое мнение, я вообще против того, чтоб она знала о Вариа хоть что-то. Мой ответ – нет!
Марат поднялся и заходил по комнате. Он старался выглядеть спокойным, но при этом руки его яростно сжимались в кулаки. Поворачиваясь вслед его перемещениям, Лика саркастично усмехнулась. По ее хлестким взмахам рук, Ева поняла, что та сейчас взорвется от гнева.
– Она такая же, как и мы! Почему ты – имеешь право знать о своей Искре, я – имею право, а она – нет?! Значит, она не достойна?!
– Без обсуждения! Мы родились такими! Еще неизвестно, откуда девчонка получила ее и каким путем… Помниться, когда-то мы договаривались учитывать желание всех живущих в общине, прежде чем принимать кого-либо новенького? С каких пор мое желание перестало быть веской причиной для того, чтоб она уехала отсюда?
Ева затаила дыхание. Она почти слилась с дверью, следя за разговором и стараясь не пропустить ни слова. Дверь предательски скрипнула, но в пылу спора никто не обратил на это внимания.
– Давай не будет раздувать конфликт на пустом месте! Я не против, что она временно находилась здесь, подчеркиваю – временно! Но не более! Рассказывать, ей о Вариа, а тем более приглашать ее остаться в общине совершенно лишнее. Ты видела ее стигму? Я – видел! И я скажу тебе – она – не такая, как у тебя! Как у меня, Исаева или кого-либо еще! Ева здесь не приживется! Я видел уже подобный ей и она зло!
– Глеб, скажи ему!
Третий собеседник, до сих пор молчавший и не вмешивающийся в спор, откашлялся и заговорил:
– Лика – проводник, − заговорил он. − Препятствовать ее желанию привлечения в общину новых Вариа, значит, мешать проявлению ее Искры. Я думаю, Ева может остаться, если пожелает. Насчет того, рассказывать ли ей про то, что она – Вариа… Думаю, лучшим выходом будет, если кто-нибудь из вас повернется и сам расскажет ей об этом.
Спорщики синхронно повернули головы, а Ева шарахнулась прочь. Лика решительным шагом направилась к ней. Поняв, что скрыться уже не успеет, Ева приняла, как ей казалось, самую непринужденную позу.
– Что ты тут делаешь? – следом за Ликой, подошел и Марат. Глеб так и остался стоять на прежнем месте, у окна.
– А я, это… попить… А что такое Вариа?
– Кто… – Марат, еще не отойдя от спора, хватал ртом воздух, стараясь подобрать ответ. – А, сами заварили эту кашу, сами и разбирайтесь с ней! Но, если что, помните – я был против!
Махнув рукой, он удалился к себе.
– Прости, что разбудили, – Лика неловко улыбалась. Она, как и ее недавний собеседник слегка растерялась. – Насчет Вариа…
Пальцы Лики коснулись шеи Евы, того места, где располагался рисунок октаэдра. Ева инстинктивно отпрянула. Сделав вид, что не заметила этого жеста, Лика поманила ее в свою комнату. Незаметно подошел и Глеб, пропустив Еву перед собой.
– Ты любишь легенды? – спросила Лика.
– Не особо.
– Придется полюбить. Как тебе легенда про то, как боги, после того, как люди перестали в них верить, разбили свои души на части и отправили их на землю – жить в душах людей, наделяя Искрой и отмечая их тела стигмой? Такой, как у тебя.
Если Лика говорила всю эту чушь с серьезным видом, то Ева не могла удержаться от улыбки:
– Дети богов, ага. Только это больше на сказку похоже, а не на легенду. К чему это?
– К тому, что эти люди и прозвали себя Вариа. Ты же про это спрашивала?
– Про это. Только я не похожа на юного волшебника-очкарика, а ты – на Хагрида.
Ева старалась уловить хотя бы тень насмешки и убедиться, что это такая шутка, розыгрыш, но Лика была как никогда, серьезна. Больше Ева не улыбалась..
– А эта…
– Стигма.
– Да, она. Это подтверждение твоей Искры.
А ведь похоже… Похоже, что они все тут слегка сумасшедшие! Какие-то боги, в существование которых Ева отродясь не верила, да еще, оказывается, не один, как все привыкли думать, а несколько. Желание поверить в свою исключительность боролось со здравым смыслом. У Евы тут же возникла куча вопросов, но задала она самый первый и глупый.
– Я умею колдовать?
– Я ее сейчас стукну! – Лика фыркнула и повернулась к Глебу, – Объясни, у меня не получается.
– Вариа не обладают магией, – поправил он Еву, – скорее, это улучшенная версия простых, человеческих возможностей. Но, если тебе угодно, можешь называть это магией. Потом, со временем, ты сама разберешься, что к чему. Погоди, я сейчас…
Широким шагом Глеб вышел из комнаты. Спустя минуту, он вернулся. В его руках Ева увидела листок с текстом, отпечатанным на принтере.
– Мы тут пытались составить мануальчик для новеньких, – сказал он, протягивая Еве распечатку, – Почитай пока это. Если появятся вопросы, а они у тебя уже есть, по глазам вижу, – он позволил себе ухмыльнуться, – то обязательно спрашивай. Можешь подойти к любому, из живущих здесь, но лучше подходи прямо ко мне, если я не буду занят, конечно.
– Можно, я завтра почитаю? – Ева старательно скрывала скепсис, но листок все же взяла. В конце концов, если там найдется, пускай фантастичное, объяснение, появления та… стигмы, то прочитать стоит. Жалко ей, что ли? Листок был сложен вчетверо и упрятан в карман халата. Утром она обязательно посмотрит, что там, а пока, раз никто больше не ссорится, можно идти обратно, спать.
– Может, зря мы так, с наскока, – расслышала Ева, едва за ней закрылась дверь ликиной комнаты. – Не поверит же…
– Поверит, – ответил Глеб. Смачно зевнув, он так же, как и Ева хотел поскорее закончить разговор и отправиться в постель. – Все, рано или поздно, начинают верить.



Свидетельство о публикации №10639

Все права на произведение принадлежат автору. Assixeri Armariel, 20 Июня 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()