Пиши .про для писателей

Глава 28. Две стороны медали.

Автор: Elena-Yantarnaya

Леонар.

«Как я ухитрился упустить Ясминель?! Рейкар голову снимет! Думай! Думай!».
Я притормозил. Кулон, точно! Если роза ветров до сих пор на девушке, то… Есть! Я чувствую след артефакта.
Магия ведет в Министерство безопасности Дайрессы. Попасть туда будет сложно — повсюду охранные чары.
Человеку — сложно, а кот легко проскользнет, надо только до карниза добраться…

Картина, что я увидел внутри, меня не порадовала. Хотя, Рано или поздно, но это бы случилось. Ренниас играл с силами неподвластными ему, и они заставили его платить по счетам.
Меня больше интересовала Ясминель.
Перешагнув труп, я направился к девушке.
Прикоснулся к свисающей руке — холодная. Но жизнь теплится.
Похоже на «Преждевременного убийцу» — так в народе называют этот яд, потому, что дыхание жертвы невозможно увидеть или почувствовать. Человека (или не человека) часто хоронят заживо, а сам яд можно распознать только в первые минуты действия. Разница лишь в том, что на различные расы, вещество действует по-разному: кому-то, отпущено меньше десяти минут, кому-то — больше.
Сколько осталось у нее, узнать уже нельзя. И противоядие искать времени нет.
Придется использовать особенности демонов. Хоть какая-то польза от сидящей во мне твари…
Я схватил со стола нож для писем, и, чиркнув им по вене, приложил запястье к мертвенным губам.
Ясминель дернулась.
— Хочешь жить — пей! — я удерживал извивающуюся девушку.
— Не пр-рикасайся к ней! — в голосе дракона за моей спиной, прорезались рокочущие звериные нотки.
Я спиной чувствовал горящий взгляд янтарных глаз.
Думаю, этого количества крови достаточно, чтобы выжечь яд.
Я обернулся, и, по очереди, медленно, поднял обе руки.
Удивительно, как дракон, в таком состоянии, смог задействовать магию и удержаться на ногах?! Он должен сейчас лежать, и с жизнью прощаться!
Стражу плохо, это видно невооруженным глазом: кожа серая, под глазами залегли тени, будто парень не спал неделю. Зубы сжаты с такой силой, что на скулах желваки.
Если учесть, что дракон сейчас переживает то же, что и его Нареченная, то вид вполне естественен.

Амина.

Пробуждение, прямо скажем, так себе.
Я почувствовала горячую влагу, коснувшуюся губ. Едва она попала в рот, появилось ощущение, что в кровь влили раскаленный металл. Тело изогнулось дугой боли.
— Не пр-рикасайся к ней! — этот голос заставил уцепиться за край уплывающего сознания и открыть глаза.
— Я на нее не претендую дракон, слышишь? — попытался вразумить Кира Леонар.
Я привстала и облокотилась на спинку дивана, ожидая, пока поволока рассеется.
— Итак, госпожа секретутка, — голос императорского следака, отзывался рвотным рефлексом, — где тут у нас «труп полуголой девицы»? — скептически вопрошает у секретаря ищейка.
— Какая неприятная встреча! — флегматично отозвалась я, слизывая с губ ведьмачью кровушку. — Вас я съем чуть позже.
Труп министра не удостоили и взглядом.
— О-о, знакомые все лица! — протянул молодой и амбициозный следователь. — Как вас по батюшке?

Я скривилась, и, осторожно, соскользнула на пол. Кир встал рядом, придерживая. А Ищейке достался уничижительный взгляд.
— Зачем спрашивать, если вам и так все известно, товарищ… Язык не поворачивается вас уважительно назвать?
— Для протокола. Ну, так как?
— Аминели Де Ал Виер. — Ответил за меня загробный голос.

Краски мира поглотил Эфир.
От каждого шага мужчины в плаще, подпространство шло рябью.
Он развернулся, и откинул черную, широкую ткань капюшона, что скрывала лицо.
— Ну, здравствуй, дочь, вот и встретились! — улыбнулся Олег Девиер, распространяя сладковатый запах разложения.
____

Кирьян.

— Эй, дамочка! — Имперский следователь пощелкал пальцами перед лицом Амины. Этот ищейка начинает меня подбешивать!
Девушка застыла каменной статуей, смотря в одну точку.
Я заглянул в серые глаза.
— Она не здесь. — Я нахмурился.
— Простите, кем вы приходитесь подозреваемой? — спросил парень, имя которого так и останется загадкой.
— Будущий муж. — Я мысленно пригвоздил ищейку взглядом к стене. — А можно узнать, в чем вы подозреваете жену?
Встал за спину, все еще неподвижной, Амины, и положил руки ей на плечи.
— Жених, значит? — какой догадливый! Аж тошнит! — Так и запишем… Формально, она вам не жена, пока… — Взгляд на меня, заставил парня заткнуться, и отступить на шаг. — Кхм… Неважно… А вы? — следователь переключил внимание на демона, неусыпно следящего за ним из министерского кресла; обманчиво-расслабленный, даже ногу на ногу закинул.
Секретарша, бледной тенью, стояла позади, вцепившись ногтями в кожаную обивку спинки.
— Ведьмак на службе Императора. — Ровным голосом, ответил одержимый. Ищейка вздрогнул от его тона. — Ты решил дождаться полного разложения безвременно почившего чиновника?
Следователь распорядился, и тело вынесли.
— Вы не ответили на вопрос! — с нажимом, напомнил я.
— Ваша ненаглядная, подозревается в убийстве министра!
______

Я смотрела, и не верила собственным глазам.
— Ты же…
— Великая бездна! — закатил глаза алхимик. — Да, мертв я. Мертв! — повешенный коснулся борозды на шее, и поморщился. — Знаешь, каких усилий мне стоило вернуться на бренную землю?
Отрицательно качнула головой, но ответа ему не требовалось.
— Разумеется, нет… А ты выросла. Иди, папочка тебя обнимет! — мертвец раскинул руки для объятий.
Ага, обнимет. И не отпустит.
Олег Девиер цокнул языком:
— Власть очень портит непослушных девочек. Я ведь растил тебя, как свою, дочерью пожертвовал. Жизнь отдал. А все Наисса — Тьма пожри ее душу! — со своей мнимой честью… Стерва хитра, нашла свою дочь, даже в чужом мире, задурила мне голову, и… Ну, да ладно, не будем о грустном!
Лич приблизился, схватил за руку ледяными пальцами, и тут же их одернул. Мертвая плоть слегка задымилась.
— Я смотрю, тебя оберегают! Даже нареченным обзавестись успела, шустрая… Только вот, долго это счастье не продлится. Дитя Пламени и Тьмы, несет лишь смерть!
Фонтан прорвало:
— Ложь! — рявкнула я. — Я тебе верила! Я тебя любила, отцом считала…
Меня перебили презрительным смехом.
— Обожаю прощальные речи! Но у этой сказки не будет хеппи-энда, принцесса. Твоя редкая кровь поможет мне вернуться к жизни.
Глаза потемнели, и вспыхнули алым, впервые за долгое время.
— Ясминель просыпается! — в этом голосе столько ликования, что меня передернуло.
Сейчас бы очень пригодился Зарик, с его умением прыгать через пространство…
У нашего спектакля появилось третье действующее лицо.
— Приветствую, госпожа!
Со священным страхом, пропело странное существо, облобызав мою ладонь целомудренным поцелуем.
Спросите, почему существо? У этого… Были совершенно черные глазницы, с зелеными огоньками вместо зрачков. А еще, он хромал.
И пугал меня. Ну, так, совсем чуть-чуть…
— Можете звать меня Ворон. Я пришел спасти вас. — Ворон схватил меня птичьими пальцами, протащив через пространство.
_____

Что значит «подозревается в убийстве»?!
«Интересно, а за увечья, нанесенные сотруднику при исполнении, меня сильно накажут?», — пронеслась в голове флегматичная мысль.
Амина резко очнулась, вырвалась из хватки, и незнакомым, равнодушным, тоном, приказала:
— Ведьмак, за мной!
Одержимый встал — девушка, легким движением руки, зажгла портал. Они шагнули туда вместе.
Хорошо, хоть не за ручку.
Перед тем, как пламя окончательно поглотило две фигуры, я заметил совершенно темные, с кровавыми отсветами, глаза Амины.
Чужие глаза…

Ясминель.

Боги, как давно я не была в родовом гнезде! Теперь, здесь даже пахнет по-другому.
Игнорируя стоящего рядом ведьмака, я взмахом руки, подозвала пробегающую мимо служанку.
— Рейкар у себя? — я смерила девчонку надменным взглядом.
— Смотря, кто спрашивает! — она поставила корзину с бельем на пол, расплескав воду; поправила выбившиеся из-под косынки медные пряди, и вздернула веснушчатый нос.
— Понимаю, прислугу нанимают не для того, чтобы блистать умом, но какое ты имеешь право разговаривать так с будущей владычицей Дайрессы?! — тон обманчиво-спокоен, а в глазах бушуют багровые искры. — Правила этикета тоже незнакомы, как я вижу?
— Ясминель?! Вы же… Я… Ой… — Служанка быстро присела в смазанном реверансе. — Господина нет, он отлучился…
— Имя! — прервала я бессвязный лепет.
— Зарина, Миледи… — потупившись, комкая грязный передник, прошептала горничная.
— Можешь собирать вещи, Зарина. — Тоном палача, зачитывающего приговор, сказала я.
Девчонка упала на колени, опрокинув корзину с тряпками; по дорогому эльфийскому ковру, растеклось, пахнущее розовым мылом, пятно.
— Пожалуйста, нет… — Мокрая девица схватила меня за руку; в шоколадных глазах, было столько мольбы и слез. — Не гоните, меня ведь отправят в дом терпимости! Госпожа… Умоляю!
Такие девки только для борделя и годятся. Если ты девушка, и не маг — в Империи, есть только два пути: в прислугу, или под крылышко тетушки Анжиолетты, ублажать жирных пьяных мужиков. А мне какая разница — шлюхой больше, шлюхой меньше.
Я брезгливо отпихнула девчонку, молча, направившись в отцовский кабинет.
Ведьмак поднял девушку. Та уткнулась ему в плечо и заревела навзрыд. Только вот, мне от этого ни тепло, ни холодно.
— Нужно срочно возвращать невесту Стража, — пробормотал мужчина.

Я толкнула массивную дверь. Конечно, не стоило надеяться, что она будет открытой.
Насколько я помню, его императорское величество, всегда носит ключ с собой. Придется дождаться хозяина кабинета.
Пока я томилась в ожидании, пробегающая мимо челядь косилась на меня с подобострастным благоговением и страхом. То-то же!
Наконец, послышались чуть хромающие шаги. Старая травма дает о себе знать
— Ясминель? — неподдельно удивился Рейкар, отпирая дверь.
— Мое почтение, отец. — Кивнула я. — К сожалению, для реверанса у меня слишком неподобающий вид, — губы тронула, уже поднадоевшая, отстраненно-вежливая, улыбка.
Император позвал прислугу, приказав «привести госпожу в порядок».
— Вернись, как будешь готова. Нам предстоит важный разговор.

Служанка налила душистую горячую ванну, помогла отмыться и натерла кожу и волосы жасминовым лосьоном. Затем, принесла нижнее белье.
Любимое платье уже лежало на кровати. Я терпеливо ждала, пока прислуга наденет его на меня. Корсет девчонка затянула так, что хрустнули ребра.
Волосы служанка уложила в красивую прическу с множеством шпилек, а с макияжем я справилась сама.
Удовлетворенно покружилась перед зеркалом: шикарный черный Арийсский шелк, в движении, переливался всеми оттенками алого, будто ткань поймала закатные блики. Платье открывало плечи, и выгодно обрисовывало немаленькую грудь.
— Госпожа, а куда ж подевались ваши нательные рисунки? — неожиданно, осмелела служанка. — Неужто, благословение Исконных покинуло ваше императорское Высочество? Как же так?! Ох, беда-то!
… Но смелость бывает самоубийственной.
— Не мели чушь. Пшла вон, пока я добрая! — прикрикнула на осмелевшую служанку.
Прислуга мышью скользнула в дверь.
— Наконец-то, одна. — В зеркале сверкнули синие глаза: ведьмак коснулся непонятного символа на предплечье. В глазах потемнело.

Амина.

Темно-синий шелк простыней, приятно холодил разгоряченную кожу.
— Просыпайся же, моя Императрица!
Этот раскатистый, красивый мужской голос, вызвал волну стойкого отвращения, заставил подскочить.
Абсолютная темень в комнате, не дала мне ничего разглядеть. Страх комком подкатил к горлу, терпеть не могу неизвестность! И куда подевалось мое «нечистое» зрение?!
Кто-то невидимый, почти нежно, дотронулся до щеки. Пальцы были ледяными. Я отшатнулась, от непрошеного касания, сжавшись в комочек, словно маленький, напуганный зверек.
— Не стоит меня бояться, дорогая, я не обижу. — В этом голосе было столько приторной заботы.
— Катись к демону на рога, кто бы ты ни был! — резко бросила я «невидимке».
Легко соскользнув с шелковых простыней, побежала наугад. Наткнувшись на двустворчатые двери, навалилась на преграду.
Несмотря на то, что вес у меня маленький, створки разошлись, и я упала вперед, на каменный пол.

Из носа хлестала кровь, кожа горела огнем, но я продолжала бежать. Тени, верными псами, загоняли добычу для хозяина под аккомпанемент биения чужого сердца.
Финальных ударов…
Тук-тук, тук-тук…
Я в очередной раз споткнулась на лестнице, и поняла, что уже не встану.
Луна светила сквозь стрельчатое окно в стене холодным, безразличным светом, издеваясь, будто говоря: «вот и все!».
Серые, как грозовое небо со льдистыми искрами, глаза поклонника, пугающе фосфоресцировали в прорезях глухой черной маски, во мраке казалось, что у мужчины нет лица.
Лишь две сияющие льдинки…
Ну, вот и все...

И снова боль. Одуряющая, до потемнения рассудка и цветных кругов перед глазами.
Закричать не получилось, даже дышать было затруднительно.
Я лежала на животе, на чем-то мягком и ворсистом. Перевернулась на спину, не открывая глаз.
Тело онемело, я отчетливо ощущала горячую кровь, стекающую по подбородку. Хорошо. У мертвецов кровь не идет.
Черт… У меня раньше не было до такой степени реальных видений!
Встала на четвереньки — на большее усилие не способна — и меня вывернуло наизнанку, прямо на роскошный ковер.
— Ненавижу… — Что я ненавижу, в данный момент сказать затруднительно.
Я вытерла губы.
— Встань. — Легко сказать!
Не дождавшись реакции, одержимый поднял на ноги. Меня обдало запахом хвои и лимона.
Ведьмак отвел в ванную, умыл, как маленькую.
Поддерживая, привел к потухшему камину, прошептал на каком-то рычащем языке что-то непонятное, и вспыхнул черный огонь.
— Шагай к дракону, ты не та, за кого тебя приняли. Магия чужда тебе, Рейкар ошибся. — Произнес Леонар.
Сурово, но, правда. Рада, что хоть кто-то это понял.
Крылатые каменные ящерицы, оседлавшие камин, свирепо сверкали кроваво-рубиновыми глазами, раздув капюшоны.
Стало не по себе. Рептилии ожили, злобно зашипев на меня.
— Сидеть, она своя! — рыкнул оборотень. — Можешь быстрее?! Император скоро хватится любимой дочурки.
Ну, была не была!
Я выдохнула, и сделала шаг.
— Спасибо, что вернул мне меня! — бросила я, исчезая в портале. — Буду должна.
— Я запомню! — ухмыльнулся ведьмак уголком рта. — Какие же вы все-таки разные…
Любопытно, кто эти «мы»?..

Редактироваться все будет чуть позже!



Свидетельство о публикации №15254

Все права на произведение принадлежат автору. Elena-Yantarnaya, 12 Января 2019 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()