Пиши .про для писателей

Глава 29. Снимаем маски.

Автор: Elena-Yantarnaya

Кирьян.

Я вернулся в дом отца на взводе: Амина так и не появилась. На Дайрессу опускался душный тягучий вечер. Я все сильней накручивал себя.
— Да сядь ты! Кончай маячить, нервирует! — Азар, без интереса, следил за моими движениями. — В любом случае, если душа нашей малышки отправится в рай, ты об этом узнаешь первым.
От «нашей малышки» меня передернуло.
— Ты ведьмак, и обязан следить за ней!
— Не-ет, меня сняли с должности. Так что, я никому ничего не обязан. Теперь, роль няньки выполняет Леонар, можешь предъявить ему все-все претензии, если очень хочется! — он зевнул.
— Она нечисть! А если убьет кого-нибудь?! — я зверел.
— И-и-и? — лениво вопросил Азар.
Я схватил Ведьмака за грудки, и встряхнул.
— Не смей брать в жены эту безродную дрянь!
Рейна… Завела шарманку…
Глаза матери полностью окрасились в цвет малахита, зрачки сузились до размеров незаметной щелки. И горели эти глаза праведным — как она думает — гневом. Примерно так выглядит чистокровная драконица в бешенстве.
Едва огнем не дышит.
— А-а-а! Василиск, и ты здесь! Отлично! Она тебе изменяет! С ним! — мать указала на Азара.
— Откуда такие сведения?
— Не веришь? Я предупредила такой исход событий! — из воздуха возник зеленый несессер. Мать, полным изящества жестом. извлекла оттуда маленький записывающий кристалл — я уже забыл, как такими пользоваться, у всех давно есть смартфоны, или фотики — нажала на две грани, и, водрузив устройство на стол, закурила, также извлеченную из воздуха, тонкую сигару.
Я спокойно смотрел видео. Пока Амина не поцеловала ведьмака!
— Достаточно!
— Что, убедился, упрямый мальчишка?! Таким, как твоя «невеста», место в дешевом борделе! — Рейна просто-таки светилась ликованием.
— Я бы так не сказал! — на губах Азара играла улыбка. — Она честно сопротивлялась. Но, рефлексы, понимаешь ли!
Я подошел к Азару, и, вложив в удары всю злость, разукрасил ведьмачью рожу.
— Справедливо. — глухо пробормотал василиск. — И больно.
— Ты пошел наперекор законам Дайрессы! Не получив разрешения родителей… — Кажется, у мамочки прорезался голос?
— Отец мне позволил. А вас, маминька, я спрашивать не обязан. — С непробиваемым спокойствием, перебил я.
— Да ты… Да как ты… — Вся надменность окончательно слетела с леди дей Эриар; на скулах проступила глянцевая чешуя.
Женщина была готова перекинуться.
— У тебя жена, опомнись, Кирьян! Ваш союз благословлен самими Первородными!!!
— Ка-ак любопытно! — протянул Азар, до этого усиленно притворяясь ненужной мебелью. — Ами знает?
Этот эпизод своей жизни, я предпочел бы не вспоминать. Ни-ко-гда.
Я там ничего не решал, все устроил отец.
Встретились мы в Академии Сумеречных Стражей. Как там оказалась Арийка голубых кровей, я до сих пор гадаю.
Но, тогда, я не знал о ее происхождении.
Не успел окончить школу, сразу же брачные татуировки поставили крест на моей холостой жизни.
Даром, что невеста — двенадцатилетняя пигалица. Отец думал о наследии.
От Лау́ры, должны были родиться дети с сильными магическими способностями.

А, так как моя кровь преобладает, еще и чистокровные драконы…
Забыли! Не люблю доставать скелеты из шкафов…
— Матушка вы сами себе противоречите, а как же Равена?! — притворно ужаснулся я.
— А что Равена?! Если любит — Смирится с ролью любовницы!
Вот как? Похоже, достучаться не получится.
— Здрассьте! — присела в реверансе Амина, которая, кажется, слышала весь наш разговор, стоя за спиной нагло ухмыляющегося Азара. Тот болезненно поморщился. — Как много я о тебе узнала, Сокол! — тон не выражал эмоций, а жемчужные глаза заледенели. — Желаю вам с женой, жить счастливо. Горько! И — да — оправдываться не буду. Я изменила, и виновата. Тема исчерпана? Отлично. Надеюсь, мы к ней больше не вернемся!
Амина позволила кровавой воронке поглотить себя. И снова в глубине глаз, блеснуло что-то чужеродное.

Амина.

Увидев потрепанного жизнью Зарика, я поняла, что Рейна — та еще сука.
Краски сошли с лица. Пришлось пустить по венам могильный холод, чтобы приглушить эмоции.
Я постаралось свернуть тему, и быстро прыгнула в открытый портал. Иными словами — трусливо сбежала.
Когда-нибудь, придется вернуться к этому разговору. Но сейчас… Я боялась. Реакции.Его реакции. И не смотрела в глаза.

Я переместилась в сырой, холодный подъезд, к двери опустевшей маминой квартиры, поздно вспомнив, что ключей-то у меня нет!
Но дверь, от легкого касания, распахнулась.
Та-ак…
«Не ходи туда!!!», — вскричал инстинкт самосохранения.
Разве я когда-нибудь его слушала?
С опаской, ступила на порог квартиры, пахнущей запустением и… Розами?!
Я вздрогнула, когда, медленно, начали загораться маленькие, круглые свечки. Свечки…
Я пошла по дороге, проложенной язычками пламени. Тропка вела на лестницу, а потом — в спальню.

Свечи, казалось, заполнили все пространство комнаты, это дезориентировало меня, но лишь на мгновение.
Тело натянулось струной, в ожидании неведомого противника. Только, к его появлению, я была не готова.
Периферийным зрением, я уловила движение, и повернулась готовой к схватке хищницей.
Но в комнате я совершенно одна! И, в то же время, здесь был кто-то еще, будто в другом измерении…
Или это мрачные тени, отбрасываемые пламенем, в лишенной света комнате, играют на моем воспаленном воображении?
Невидимка дернул за светлую прядку, выбившуюся из прически. Драгоценные шпильки, со звоном, посыпались на пол. Волосы, тяжелой волной, упали на спину.
Все-таки, не показалось.
— Кто здесь?! — чувствую себя героиней дебильного американского ужастика!
Ответом был смешок.
Невидимка начал, неторопливо, перебирать мои волосы. Ощущая горячее дыхание на шее, я знала, что жертва.
Как в том видении…
— Ты пахнешь жасмином. Мой любимый запах. — Голос не вызывал ничего, кроме омерзения и страха.
— Покажись! — потребовала, без особой уверенности.
— Если вы желаете… — Из тени выплыл… Сокол?!
Нет-нет-нет!
— Приветствую, миледи! — фальшивый Кир, протянул руку. Это движение, заставило меня отскочить.
«А уверена ли я, что он фальшивый? Как показал сегодняшний случай, я знаю о Страже далеко не все!», — мысль, тупой иглой, вонзилась в мозг.
— Ты — не он! — я постаралась придать голосу как можно больше твердости.
— Так лучше? — издеваясь, спросил некто.
Лицо его преобразилось.
Волевые черты лица, подсвеченные пламенем свечей: выразительные скулы, ярко-голубые глаза, чуть вьющаяся короткая светло-каштановая челка, падающая на лоб. И милые ямочки на щеках. Ямочки, покорившие меня, девочку с жиденькой светлой косичкой, перевязанной большим белым бантом. Пришедшую на первый в ее жизни, звонок…
Как по заказу, разум «воскресил» воспоминания.

— Андре-ей, ну дай списать! — канючила я, волоча за собой тяжеленный портфель.
— Отстань, мелкая! — раздраженно бросил мальчишка, обворожительным жестом, откинув темные волосы со лба.
Подумаешь! На год старше, и я уже «мелкая»! Интересно, почему он в нашем классе?..

Лектор, нудным голосом, гундосил что-то про какую-то из русских императриц. Я не пыталась поймать смысл слов, или конспектировать.
На мою парту прилетел скомканный лист бумаги, с одним, криво написанным, словом:
«Сбежим?».
Я скосила глаза на Андрея, получив в ответ, по-лисьему хитрый взгляд.

А, еще через год, телефон оповестил меня о скупом сообщении, которое гласило: «Я от тебя ухожу». Оно, кажется, до сих пор хранится в памяти смартфона…
— Хватит! — закричала я, и воспоминания рассыпались на пазлы. — Кто ты такой?! Чего добиваешься?!
Иллюзия рассыпалась, показав мужчину в черном одеянии, из моего видения. И что?! Ничего нового я не узнала!
— Сними маску! — еще больше разъярилась я.
— Уверена, что хочешь этого? — из голоса невидимки исчезла насмешка, оставив напряженность. Воздух в комнате потрескивал.
Не хочу. А это кого-то волнует?
Сначала, некто, неторопливо, стянул перчатку, за ней — вторую. Давал время подумать, стоит ли?..
Но мной этот «жест доброй воли» воспринимался, как измывательство чистой воды.
— Ну?! — я нетерпеливо притоптывала туфлей на, слишком высоком для меня, каблуке.
Поклонник сбросил плащ, но я по-прежнему видела размытый силуэт.
— Маску!
— Не стоит, миледи…
И все свечи резко потухли, утопив комнату во мраке; льдистые глаза сияли, вызвав стойкое ощущение дежавю.
— Прекращай свои фокусы! Снимай! Маску! — повторила я приказ.
— Как вам будет угодно! — маска, с глухим стуком, упала на ковер. Но я ничего не увидела: «нечистое» зрение отказывалось подчиняться.
Совсем рядом, раздался пронзительный птичий крик — весточка из далекого прошлого. Не моего прошлого.
Огромный феникс, замерев за моей спиной, бережно обнял мою хрупкую фигуру призрачными крыльями, укутывая, даря силу первородного огня.
Ненавистное бальное платье тлело с поражающей скоростью.
По рукам, от ключицы до запястья, зазмеились татуировки; волосы, живым потоком лавы, спускались до пят; полупрозрачная кожа приобрела красноватый оттенок; за спиной, шлейфом, волочились крылья; глаза светились охровым цветом.
В этот момент, я совершенно не обращала внимания на наготу. Было адски больно и страшно.
ЧТО я такое, твою мать?!
Я видела все в неестественно ярком спектре, поклонника — в том числе.
— Дух рода так быстро покорился тебе… Ты прекрасна, моя Императрица! Мы будем отличной парой! — с придыханием, лаская меня взглядом, сказал невидимка.
Щазз! Бегу и падаю! В мои планы не входит заводить «пару».
Кир — не в счет. Да, я к нему привязана, и повязана. Да, мне хорошо с ним — вернее, не так — мне плохо без него. Но! Чтобы любить «до гроба»?! Это — не про нашу пару! По крайней мере, с моей стороны. И потом — у Стража уже есть своя «Соколица». Я не хочу — и не буду — становится «острым» углом любовного треугольника…
Следующая запальчивая фраза воздыхателя выбила меня из колеи, моментально, шоковой терапией, возвращая в реальный мир:
— Я приму тебя — с ребенком, или без! Обещаю воспитать, как своего!
Ре… Ре… Ребенок?! Я что…
Голова закружилась. Умоляю, скажите, что мне послышалось!

***
Все свечи разом загорелись.
— У вас было венчание огнем, не правда ли? Дух не проснулся бы по другой причине!
— Понимаешь, Ясминель… Хранители рода защищают детей. Женщина беременеет сразу после этого ритуала, если дракон нашел свою Истинную половину! — Надо мной откровенно насмехались. — Пока элементаль с тобой, маленькой жизни ничего не угрожает. Ты готова! — продолжали просвещать пришибленную новостью меня.
Почему Кир ничего не сказал?!
К чему готова?!
Туман заклятья рассеялся, открывая магическому взору фигуру невидимки. Как тут «режимы» переключать?
То, что я увидела, только больше напугало.
На теле и лице поклонника расползались кошмарные пятна гнили; они пульсировали темной силой проклятия.
Я моргнула, и восприятие стало нормальным.
Настороженно оглядела молодого мужчину сверху вниз: чернеющая местами загорелая кожа, грубые, как высеченные из камня, черты лица, перекинутая на плечо длинная замысловатая коса цвета пепла. Глаза — грозовые тучи с ледяными искрами. Злые и холодные.
Меня он лишь отталкивал, но не был лишен внимания женщин. Я это чуяла.
А еще… Знала его. Очень близко знала…
Старое видение проявилось болезненной вспышкой света.

Огромная бальная зала с зеркалами, выстроенными в два ровных ряда по стенам; безликие пары в однотонных, мышыно-серых, платьях и костюмах. Мертвые восковые лица, закрыты масками.
Они меня не видят. Будто не они призраки, а я.
Меня никто не увидит…
Каблуки, в кладбищенской тиши этого «финального аккорда», отстукивают мой похоронный марш. Спокойный и размеренный. Равнодушный.
В одном из «зеркальных коридоров» отражается фигура в белом бальном платье и маске на пол-лица. Печально-обреченная.
В моем случае, белый — цвет траура.
Навстречу идет мужчина в черном костюме. Замирает, протягивая ладонь.
Я не спешу подавать руку в ответ.
Кавалер, озлобленно-болезненно, хватает меня за запястье. Терплю, не смея нарушить тишину.
Партнер закружил меня в последнем вальсе, прижимая мое тело непозволительно близко.
Я ощущаю затылком чужой взгляд.
Из зеркальной поверхности, выходит девушка в красном, вонзая изящный клинок в мою спину, с ненавистью, проворачивая металл в теле; серебристо-белая ткань платья, окрашивается кровью.
— Ты отняла у меня жизнь, и заплатила равную цену! — откуда столько злости в таком прекрасном создании?!
— Век мотылька, увы, не долог… — С сожалением и нежностью, шепчет кавалер. — Мне жаль. Спи спокойно, мой хрупкий мотылечек!

Я выныривала из прошлого, будто из застоявшейся, поросшей ряской, воды.
Это был ОН! Там, на балу!
Этот сон преследовал меня на протяжении трех долгих лет!
…— Лед и пламень. Мы идеальная пара! — по-моему, поклоннмик говорил какую-то вдохновенную речь…
— Я так не думаю! — я была настроена враждебно.— Что тебе нужно?!
— Увидев тебя, я увидел рассвет после нескончаемо-долгих лет мрака… — Кавалер сделал шаг навстречу. Между нами выросла стена огня.
Я демонически рассмеялась:
— Да-да-да, складненько врешь, красиво. Только, я не верю в любовь. Во-о-бще! Это было — раньше… Нет, я верю в нечто более, скажем так… приземленное. Привязанности, привычки. А любовь? Это смешно! Кому она нужна в 21-м веке?! В чем реальная причина?
— Твоя сила. — Сдался поклонник. Сдался и взбесился.
Пробормотал какое-то заклятье, выпуская из груди точную копию моего духа, созданную изо льда.
Что-то мне как-то страшновато…
Огненная стена осыпалась пеплом; ледяная птица обняла меня большими крыльями, запуская холод в душу и тело, разрывая изнутри.
Я упала на колени, не в силах сдерживать мучения. Всегда сочувствовала Герде из знаменитой сказки…
А кавалер смотрел на меня брезгливо и свысока. Примерно так смотрят на таракана под ногами.
— Ты пожалеешь! — гневно прошипел в лицо «Снежный король».

Все прекратилось так же резко, как и началось.
— Вставай! — Голос знакомый — очередная весточка из прошлого.
На меня накинули то ли плащ, то ли куртку, и подняли на ноги.
— Вижу, перестарался братец! — Кто-то пнул один из образовавшихся в комнате сугробов. — Ты как, живая? — Андрей развернул меня лицом к себе.
— Андрей?!
А сюрпризы не заканчиваются!
— Вообще-то, Андриан! — ворчливо поправил бывший парень. — Хотя, как хочешь, так и называй. — Призрак прошлого заставил шагать в направлении гостиной.
— Пиши! Пока не оттаяла! И пойдем. — Меня усадили на припорошенный снежинками диван.
— Что писать? — я пребывала в прострации.
— Объяснительную, для мужа. Мол, так и так: «папинька против твоей кандидатуры, подобрал мне нового жениха. Прости-прощай!». — Андрей смахнул с журнального столика сугроб, и передо мной легли листок и ручка.

Закончив записку, протянула ее парню; он, свистом, подозвал ворона, и привязал бумагу к лапке птицы.
— Х-хол-лодно! — стучала зубами я.
— Иди в комнату, оденься! Только быстро!

Кирьян.

Я стоял у окна и нервно курил; хотел вернуться в город сразу после ухода Амины, но Нерель уговорила остаться.
В стекло постучался ворон; я впустил пернатого, и отвязал черную ленту от лапки. Развернул послание.

Что ж, Кирьян, вот и все, наверное.

Видишь ли, император против тебя на месте мужа будущей владычицы, и подобрал для меня более выгодную кандидатуру.
Я, ни то, чтобы «за», но не особо «против». Жаль, что все так быстро закончилось, но я не хочу лезть в вашу с женой пару. Живите долго и счастливо!

Прости, если сделала больно.

Ами.

Каждая строчка, каждая буковка этого письма сочилась безразличием. Лучше бы по щекам отхлестала!
Я, методично, разорвал лист на конфетти, и отряхнул руки.
Постепенно, смысл слов до меня доходил.
«Не хочу лезть в пару»… «Желаю счастья»… Либо она сама себе врет, либо действительно так думает.
— Угадай, кто! — раздался жизнерадостный голос за спиной. Женские ладони с аккуратными черными ноготками, закрыли мне глаза.
— Ла́ура… — Отнюдь не жизнерадостно, прошептал я.

— Узнал! Ты мне не рад? — девушка присела на подоконник, так, чтобы ее глаза были на уровне моих.
Я узнал бы ее, даже если не видел никогда…
— Кирьян, да что случилось?! — черные глаза смотрели с тревогой; Лаура нервно оправила короткое красное платье.
А жена осталась верна себе — еще ни разу не назвала меня «Кир», и не знала о моей кличке. Только официальный «Кирьян»! Такие женщины, как Лаура Арийсская, редко меняют привычки.
— Просто… Неожиданно. Пять лет. Ты не появляешься, и тут, когда я уже начал новую жизнь, восстаешь призраком прошлого…
— Нареченная? Теперь ясно. — С задумчивой улыбкой, Лора обводила тату на моем запястье.
Я нервозно одернул руку, напугав девушку.
— Причины? — задал сухой вопрос.
— Тетя Рейна. — Просто ответила жена. — Она заявила, что: «ты должна соблазнить Кира любой ценой! Нищим девкам не место в нашем роду!» — конец цитаты.
Я, со злостью, ударил кулаком теплый каменный подоконник. Лаура отодвинулась подальше, боясь, что и ей попадет.
Мог бы догадаться! Маман, с ее отвратительным характером, способна на все!
— Я так понимаю «нищая девка» — и есть Нареченная? Ты лучше скажи — мне порадоваться, или посочувствовать? — с иронией, спросила девушка. — Просто, обычно, в таких случаях сочувствуют.
— Не знаю уже!
— Расскажешь о ней? — полюбопытствовала Лаура. — Интересно, все-таки, какая она? Вторая половина твоей души?
Наглая, настырная Ехидна, всегда стоящая на своем.
Холодная, на первый взгляд, неприступная, стремящаяся казаться железной леди, но такая слабая. В душе — маленькая брошенная девочка; печальная, приносящая с собой запах терпкой осени и соленых слез. Она разная…
— Лаура, давай не сейчас. Не сегодня. Никогда. Мне нужно выпустить пар. Иначе на кого-нибудь сорвусь.

Лучшее место успокоения — спортзал, где я, в данный момент, срывал злость на ни в чем неповинной груше. Как будто она виновата во всех грехах. Моих, и не только.
— Так и знала, что найду тебя здесь!
Марина?
Продолжаю избивать грушу в полном молчании, только глухие звуки ударов нарушают тишину.
— Сокол, оставь Ами в покое, живи своей жизнью! Ей с тобой плохо! — выпалила девушка, и зажмурилась, думая, что встанет на место груши. Гонца с плохими новостями всегда убивают.
Вот это — еще неожиданней, чем внезапное появление жены. Как удар под дых!
Я сбросил боксерские перчатки, и угрожающе навис над старшей сестрой Амины. Марина пискнула и сжалась.
— Она так сказала? — все, что я спросил.
— Нет, она…
— Сестренка, а ты не думаешь, что я сама разберусь? — мертвенно-ледяной голос.
Амина подкралась незаметно, «на мягких лапах»; черная одежда полностью скрывала ее фигуру; из-за этого, казалось, она — неприкаянное привидение, бледная тень. Скорбно опущенная голова, и спадающие на грудь светлые волосы, лишь добавляли сходства.

Амина.

Единственное, что помню отлично — сбежала от Андрея по граням пространства. А как, и, главное, зачем, я оказалась именно рядом с Киром — провал.
Зачем-зачем-зачем?! Теперь не отвертеться и не сбежать от судьбоносного разговора. Не собираюсь быть трусихой в глазах Стража.
— Это и есть частичка твоей души, Кирьян? — интерес в глазах миловидной брюнетки, материализовавшейся в портале за спиной парня, сменился страхом; белая сияющая алебастровая кожа, побледнела сильнее.
Вот и жена нашлась!
Я избегала смотреть в глаза Сокола. Боялась реакции. Боялась, не выдержу. А он пытался поймать мой взгляд.
Спокойно! Достаточно натянуть фарфоровую маску безразличия.
— Вы красивая пара. Так что, снимай кольцо, и распрощаемся!
— За что ты меня так ненавидишь, Амина Девиер?! — Сокол, по-моему, охрип.
— Ненавижу?! — я фыркнула. — Не-ет, мне все равно! — побольше высокомерных ноток в голос. Ты должна правдоподобно сыграть этот спектакль.
Кир подкрался незаметно, ребром ладони, сбросив мой капюшон.
Я думала, он ударит. И лучше бы ударил, чем этот взгляд!
Ожидая увидеть в янтарных глазах любые негативные эмоции — злость, ненависть, осуждение, безразличие ́— я оказалась не готова к тому, что наткнусь на глухую стену почти отчаяния. От слова «совсем»!
Почему страж смотрит на меня, как недобитый пес, которого через миг пристрелят?!
— А теперь, глядя в глаза, повтори то, что только что сказала — спокойно попросил Сокол, взяв меня за подбородок.
Внутри расползались склизкие щупальца, отравляя черным чувством вины. Я тварь, но нужно завершать спектакль…
— Мне все равно! Все объяснения в письме. Можешь перечитать, если хочешь. Я не сторонница любовных фигур, у тебя уже есть одна Соколица. Вторая явно будет лишней. Сними кольцо! — отчеканила я.
— Соколица? — подала голос брюнетка, смиренно стоящая за спиной мужа.
— Ты издеваешься надо мной! — измученно простонал Кир.
Это ты надо мной издеваешься! Прекрати так смотреть!
Мне становилось все хуже: кожа горела огнем, по странным татуировкам бегало пламя, вызывая болезненные ощущения. Хотелось лечь на пол, и не вставать. В помещении гуляют сквозняки, даря желанную прохладу.
— Кольцо! — поторопила я.
— Родовой артефакт тебя признал, его под силу снять лишь нынешнему главе рода! Довольна?!
— Более чем! Украшение пришлю почтой. Прощай, надеюсь не увидимся! — я направилась к выходу, понимая, что, если уйду, то навсегда.
Я уже переступила порог спортзала, когда Кир перехватил поперек талии одной рукой, дернул назад, и захлопнул дверь, перекрывая пути к отступлению.
Сокол впился в мои губы отчаянным поцелуем. Таким, что мне не хватало воздуха.
Я пыталась вырваться, но куда там! Пришлось покорно ждать, пока эта сладкая пытка закончится, осознавая, что проигрываю с треском.
— Кирьян! — терпение жены исчерпало свой лимит. — Держись от нее подальше. Неужели, ты не чуешь, с кем связался?! От нее за версту несет мертвячиной и Тьмой! Эта девушка вобьет последний гвоздь в крышку твоего гроба! — злой взгляд красивых, глубоко-черных глаз, ввинчивался в мозг свинцовой пулей.
О! Как завернула-то!
— Сокол, она права. Хоть раз, послушай кого-то, кроме себя!
— Я сам решу, кого слушать, и кто будет моей единственной Соколицей. — Тон Стража не предполагал возражений.
Кожа продолжала пылать; я таки-соскользнула на пол.
— Амина! — взвизгнула Маря, перестав претворяться, что ее не существует. — Кир, сделай что-нибудь!
Голос доносился, как через толщу воды.
К чему паника?! Я только полежу, чуть-чуть, и…
Я не смогла закончить мысль. Нет сил. Этот взгляд раскалывал голову на кусочки.

Мрак ластился, словно домашний котенок — пушистый и безобидный; укутывала в теплый плащ, принося покой и уют. Странно-спокойное ощущение…
— Здравствуй, Смерть проведшая! Давно ты не заходила в гости! — губы Тьмы исказила «дружественная» улыбка. — Иди к мамочке!
Богиня подплыла ко мне, стиснув в смертельных объятиях, раскраивая спину когтями в том месте, где была «татуировка» — лилия, высасывая силу…

Кирьян.

Марина настояла, чтобы я перенес Амину в квартиру Инессы.
Под ботинками захрустел снег: вполне реальный, и нетающий. Что здесь случилось? Законы физики отменили?
— Положи ее на кровать, и можешь идти. — Отрешенным тоном, скомандовала Марина.
Я положил, бережно, будто Ами могла рассыпаться на осколки. Осторожно, снял с девушки толстовку, расстегнув молнию.
И увидел символы Исконных, покрывающие руки Амины. Насколько я знаю, у нее их не было. И не должно было быть!
Удивленно дотронулся до вязи, и девушка вцепилась в мою ладонь мертвой хваткой. Да она вся горит!
— Ответь: почему ты с ней носишься? — раздался нежный голос жены, с незнакомыми мне нотками.
Почему?!
Она, на полном серьезе, ждала ответа, но я тоже хотел кое-что знать…
— Лаура, что за фокусы?! — прошипел я.
— Фокусы? — Арийка усмехнулась. — Это предупреждение! Ей. И тебе. Откажись! — Лаура распустила прическу, взлохматила черные волосы, привстала на цыпочки, и поцеловала, обдав запахом красного вина. Стягивая с меня футболку.
Я ответил, скорее, по привычке.
— Что ты творишь?!
— Соблазняю! Раз ты по-другому не понимаешь! — шепнула девушка, прервав поцелуй.
Меня пытается раздеть собственная жена, а я против. Никогда бы не подумал!
Футболка полетела на пол.
— А вас не смущает, что Амина рядом?! — повысила голос Марина. — Идите, брачуйтесь в другом месте!
— Зачем? Пусть продолжают! А я пока позаимствую у вас беглянку. Да, в целости и сохранности, вернуть не обещаю. Все, Марюсик, привет тебе! — подмигнул наглый незваный гость, исчезая с бессознательной Аминой на руках.
— Это был Андрей — бывший парень Амины. Он маг. И только что похитил мою сестру, исчезнув в неизвестном направлении. — Спокойным тоном, с отголоском начинающейся истерики, констатировала факты Марина.



Свидетельство о публикации №15255

Все права на произведение принадлежат автору. Elena-Yantarnaya, 12 Января 2019 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()