Пиши .про для писателей

Ошейник. Невеста демона

Автор: Сирена Питерская

Пролог

Великобритания, Лондон 1821 год.

— Бабушка, а что это?! — София подошла к последнему постаменту с хрустальным кубом, стоящему в углу огромной залы королевской сокровищницы. Полупрозрачное стекло отразило голубенькие, детские глазки, а в следующее мгновение ей открылась очередная королевская реликвия на алой подушечке. Колечко необычайной красоты заворожило Софи с первого взгляда. Серебряное, украшенное золотым цветочным бутоном и алмазами. Колечко, достойное принцессы! Она прижалась к кубу обе ладошки, сетуя про себя, что не может немедленно надеть его на пальчик. Пускай оно было велико, но она отдала бы все свои драгоценности за возможность обладать им одним.

Бабушка-королева, по обыкновению, не стала отвечать, а выразила холодное замечание:

— Софи, принцессе не престало дотрагиваться до витрины руками, тем более без разрешения.

— Это кольцо буквально ослепило меня своей красотой. Простите, если я вас огорчила.

Безусловно, Софи старалась быть послушной, помня, что после смерти родителей, она единственная наследница английского престола и на её десятилетних плечах лежит огромная ответственность. Спешно убрав ладони от стекла, она сложила руки по швам, выпрямилась и легким поклоном выразила почтительность её величеству-бабушке, королеве Анне.

Бабушка удовлетворенно кивнула, разбавив строгое выражение лица улыбкой, а потом подошла ближе к кубу, желая посмотреть на предмет, заставивший забыться её милую внучку.

Софи ждала историю. Несмотря на жесткие правила монаршего воспитания, иногда, даже королева понимала: принцессе необходимо побыть ребенком! Волшебные истории стали единственной, дозволявшейся отдушиной в мире придворного этикета, сложных уроков и нескончаемой вереницы светских раутов. Ведь её окружение в довесок ко всему, составляли такие же, загнанные в аристократические рамки, чопорные девочки. Сплошная взрослая обстановка.

София с завистью наблюдала за детьми из низших слоев общества. Проезжая в шикарной карете по улицам Лондона, она видела в окошко, как они беззаботно резвятся на тротуарах, грязные и оборванные. Их заливистый смех еще долго не выходил у нее из головы. Принцессе неприлично так рьяно выражать эмоции, но, по правде, у Софи не было для них повода. Ей никогда не стать полноценным ребенком.

Сжав губы, Софи изгнала мрачную истину из мыслей. Она все же принцесса! Ей не знаком голод, личная опочивальня занимает половину дворцового крыла, а новомодные платья, как это из белой парчи, что на ней сегодня, не всегда доступны даже дочерям именитых лордов. Для принцессы нанимались лучшие учителя Европы, готовились лучшие деликатесы, шились лучшие наряды — грех сетовать на жизнь!

Софи облегченно вздохнула и провела пальцами по нежному шелку юбки. Она обожала красивые вещи! Её гардероб насчитывает двести шестнадцать платьев, триста пар обуви, бесчисленное число аксессуаров и шляпок. Скромность — нежелательная черта монаршего характера, и из Софи её всячески искореняли, но она не страдала избалованностью, никогда не требовала для себя что-то сверх необходимости. В свои десять лет, принцесса умело пользовалась чувством вкуса, прослыв среди придворных «юной законодательницей мод».


Кольцо за стеклом, стало бы идеальным украшением для любого из её нарядов!

— Вижу, колечко произвело на тебя впечатление, моя дорогая. — заключила бабушка, после продолжительного молчания. — Не удивительно, ведь оно великолепно! А легенда, что с ним связана не менее поразительна. Стара я стала, Софи, поэтому так долго вспоминала. Но теперь, готова её поведать.

«Много веков назад, когда земля была покрыта лесами и люди жили в окружении природы, в их мир вторглась зловещая тьма. Демоны из сумеречного царства, во главе с королем Вельзевулом нападали на поселения, угоняя в рабство жителей, а тех, кто сопротивлялся, жестоко истребляли. И не было конца демоническим бесчинствам, пока не появился доблестный юноша Араторн и не обучил людей борьбе со злыми силами. Началась великая война между светом и тьмой. Одерживая победы, воодушевленные люди, назначили Араторна своим правителем.

Шли годы, но война продолжалась с переменным успехом. У Араторна родилась дочь, принцесса Нела, и росла она умной, мудрой и прекраснейшей девой. Видя, как опечален её отец, как страдает от войны народ, принцесса одела лучшее свое одеяние и отправилась в сумеречное царство.

Много пришлось ей пережить на пути в мифическое королевство демонов Талеф, но она добралась до короля Вельзевула и женской хитростью влюбила в себя жестокое создание.

Нела рисковала собой ради возможности узнать слабые места демонов, чтобы раз и навсегда избавить человеческий мир от них!

Её намерения дали плоды. Король демонов пожелал жениться на человеческой принцессе, и чтоб свершился сей брак, он заключил сделку с владычицей луны — богиней Селеной. Она и создала это обручальное кольцо для принцессы Нелы. Колечко было настолько прекрасным, что принцесса без колебаний приняла его и надела на палец.

Обманул её король демонов. Не всю правду о кольце рассказал. Оно не только обручало её с ним, но и делало рабыней. Вельзевул чувствовал Нелу, знал о каждом её шаге, а при желании дергал невидимые нити и бедняжку силой тянуло к нему, где бы она ни находилась.

Обручальное кольцо, стало её ошейником. Из-за его волшебной силы, Вельзевул быстро раскусил планы Нелы. Только не учел, что и сам стал пленником кольца. Оно связало их обоих. Кольцо делало Нелу неуязвимой перед физическим воздействиями, а полагающаяся ей боль от пыток, передавалась Вельзевулу. Он пытался снять с нее кольцо, но оно не снималось. Пытался отрубить палец, но топор ломался о кости Нелы, а его собственный палец кровоточил.

Мудрая принцесса воспользовалась своим преимуществом. Она добыла кинжал, нанесла себе неизлечимые раны и тем самым сразила короля демонов наповал. Пока его подданные носились в панике, Нела украла ключи от врат в человеческий мир и сумела добежать до них.

Демоны преследовали её, нанося сотни смертельных ударов, но страдал от них умирающий Вельзевул, а не Нела. Она прошла сквозь врата и заперла их.

Больше демоны не могли вторгаться в мир людей, а тех что оставались, доблестные воины Араторна перебили всех до единого.

Принцесса Нела стала народной героиней, гордостью своего отца и благословенной спасительницей человечества. Она чувствовала себя прекрасно, вот только колечко никак не хотело сниматься. Не придав этому значение, Нела стала готовиться к выбору спутника жизни. Тысячи женихов со всего света, приехали просить её руки.

Она вышла к ним в пышном платье из золота и огромной короне, усыпанной драгоценными камнями, поприветствовала и… упала замертво. С тонкого пальца слетело кольцо-ошейник. Это умер король демонов, а прервавшаяся связь забрала и её душу.

С тех пор кольцо стало символом победы любви, смелости и самопожертвования над демоническими силами»

Подобных, шокирующих сказок, Софи еще слышать не приходилось. Она посмотрела на ювелирное украшение совсем другими глазами и на всякий случай отошла подальше от витрины. Заметив её потрясение, бабушка-королева добродушно рассмеялась.

— Ах, ах, Софи, дитя мое. Это всего лишь легенда! — она ласково приобняла её за плечики и притянула ближе к стеклу, — Кольцо хранится в сокровищнице давно, и никто не знает его истинное происхождение. Возможно, дар какого-нибудь монарха, или военный трофей. Ну не делай такое испуганное лицо, моя девочка. Никаких демонов не существует, и никогда не существовало. Как и короля Араторна с принцессой Нелой.

Вспомнив уроки истории, Софи успокоилась, полностью согласившись с бабушкой. Да и в их век прогрессивной механизации, религия осталась уделом бедняков. Высшие слои общества и монарх, давно исповедуют атеистические взгляды.

— Вы правы, бабушка. Чрезмерная впечатлительность сыграла со мной злую шутку.

— Тебе нужно тщательнее следить за своими эмоциями, дорогая. Принцесса обязана быть сдержанной. Подданные никогда не примут всерьез королеву, у которой все написано на лице, а дипломатия у такой правительницы обречена на провал.

-Я сделаю все от меня зависящее, чтобы быть достойной королевой.

— Отрадно слышать, моя дорогая. Я вижу, что кольцо тебе нравится, но не могу пока позволить тебе носить его. Ты еще мала. Однако, даю тебе слово, что на свой восемнадцатый день рождения ты получишь его в подарок.

София вовремя подавила импульсивный порыв, выразив радость кроткой, благодарной улыбкой и поклоном.

— Для меня будет большой честью, удостоиться такого дара от вас, бабушка.

— Вот и славно. На этом закончим наше знакомство с королевской сокровищницей. Меня ждут другие дела. В выставочном зале, инженер Файерс собирается продемонстрировать очередную модель дирижабля и, я обязана присутствовать. А тебе пора получать знания. — бабушка подозвала гувернанток, стоящих в дальнем конце залы, у входа, и когда они подошли и поклонились, передала Софи им, — Сопроводите её высочество на уроки механики, а после проследите чтоб она выполнила домашнее задание.

— Как прикажите, Ваше Величество.


***

Талеф, главное королевство демонов (параллельная реальность).



Замок короля Анубиса сотрясала очередная потасовка между лэнд-лордами и королевской стражей. Гул стоял на всю округу, заставляя бескрылых, низших демонов и рабов изрядно нервничать. Им первым доведется познать гнев Анубиса, если лэнд-лорды надерут королевский зад.

Более умные, попрятались в подземных укрытиях, глупцы же стекались к замку, в ожидании зрелища.

Долго им ждать не пришлось. В центре одной из башен, с грохотом разлетелось полстены — это лэнд-лорд Эдольф, по традиции был первым выбит из драки. На зевак посыпались кирпичи, кого-то пришибло, а шустрый демон, сделав переворот в воздухе, сильнее замахал крыльями и со всей дури влетел обратно.

Из дыры в башне хлынул огненный поток и опять на зевак, еще не пришедших в себя от кирпичной атаки. Низшие нормально переносили огонь, а вот парочку бескрылых испепелило моментально.

— Дурачье, — заржали над обугленными, низшие. Группа уцелевших бескрылых, не отличающихся сообразительностью, напала на оскорбителей без предварительной разборки. Драка закипела и у подножия замка.

Низшие рвали на себе рубахи, расправляли полудохлые крылья и вздымали на пару прыжков вверх, чтоб в туже секунду быть схваченными за ноги и поваленными на землю проворными бескрылыми, для лишения последних перьев и зубов.

Слишком поздно обратили внимание на треск башни. Хрупкая конструкция последний раз жалобно пискнула и обрушилась кирпичным водопадом прямиком на дерущихся, вместе с теми, кто затеял драку внутри.

"-Опять раскурочили замок!" — принц Фабиан одним махом смахнул с себя кирпичную насыпь и без помощи крыльев, сделав мостик, ловким прыжком, поднялся на ноги. Гвалт драки стих, на замену пришли стоны пострадавших.

Отряхнув массивные крылья, он силой мысли уменьшил их и велел вернуться в спину.

Предстояло разобрать завал и вытащить раненых. Здесь Фабиан поступал по давно отлаженной схеме. Если доставал лэнд-лорда, давал ему крепкого пинка, запуская дебошира за пределы королевских владений. Если доставал низшего, зашвыривал его в направлении деревни, если бескрылого, то запускал полудохлика в открытое окно лазарета, в еще пока целой, второй башне замка. Туда же летели и королевские стражники. Отца Фабиан не находил. Анубис в случаях обрушения замка, умудрялся оказаться не под завалами, а в стороне. Конечно, если участие в драке не принимаешь, а только наблюдаешь, есть уйма времени слинять.

Это Фаб, с обостренным чувством справедливости, скрещивает кулаки с обнаглевшими вассалами, а папочка слишком стар стал для разборок.

Король Анубис на полуседых крыльях приземлился рядом. Фабиан закончил с выжившими, и стоял на заваленной камнями, пылью и трупами поляне, задумчиво теребя волосы.

— Мама будет не в восторге, что мы слегка подпортили её сад, — начал старик, не скрывая усмешки, — Зато показали лэнд-лордам, кто тут главный! Ты сражал прям как я по молодости. Только маме смотри не проболтайся, что в драку ввязался.

— Мама давно привыкла, да и отделать тебя за это, она больше не может, — Фабиан спокойно относился к отцовской привычке, говорить о матери, как о живой. Там была такая любовь, что потомки позавидуют! 300 лет — срок жизни любого демона Талефа (если не убьют), и ничто не поможет, когда часы судьбы истратят последний песок. Его мать, королева Эдиль, была старше отца на пятьдесят лет и ушла согласно сроку. Скоро и отцу настанет черед уходить в море Селены, а ему — Фабиану, достанется трон разваливающейся страны, где разруха и хаос окутали каждый уголок.

— Когда мы встретимся, боюсь за свой сад, она меня пустит на лунную рыбу.

— Мы успеем все восстановить, пока она не заметила, — подмигнул Фаб отцу, а сам с сожалением подумал, что реставрация и стройка займут гораздо больше времени, чем прошлый раз.

В Талефе кризис: рабов катастрофически не хватает, а свободным демонам нечем платить. Казна пуста, лэнд-лорды каждую неделю бунтуют, соседние демонические королевства грозят войной (хотя и там положение не лучше). Последний раз Фаб сам отстроил большую часть замка, и как показал сегодняшний инцидент, его таланты строителя слишком скромны.

Судя по отцовскому кряхтению, настало кульминационное:

— Это все твой прадед! Надеюсь он у Селены вместо отхожего места! — отец сплюнул на землю, со скрипом убирая крылья в спину. — Из-за какой-то людишки, пустить в хаос целый мир! Пандорум до сих пор в огне, — он кивнул в сторону, откуда из-за горизонта поднимался золотистый дым, — Без врат в Омен, Талеф стал ничтожеством, а не великим королевством демонов! Ни рабов, ни золота! Все закончится апокалипсисом. Надеюсь мой срок придет раньше, чем я увижу гибель нашего мира.

Вот тебе и поддержка и, напутственное слово. Фабиан покачал головой. Он и сам рад не дожить до конца света, но, когда тебе всего пятьдесят лет и, ты только-только вышел из подросткового возраста, перспектива повидаться с Селеной в планы не входит.

— Фабиан, жениться тебя надо и наследника заводить. Без правителя, Талеф загнется на следующий же день.

Вот тебе и поворот! Фаб удивленно уставился на отца, до сих пор не заикавшегося о женитьбе. Или же старик каким-то образом прознал про них с Носферати?! Исключено. Возлюбленная поклялась хранить их связь в тайне. Её отец, лэнд-лорд Эдольф — главный зачинщик всех бунтов и разборок, происходящих в Талефе. Король Анубис его на дух не переносит и никогда не позволит сыну взять в жены его дочь, к тому же демонесса была старше Фаба на сто лет, а значит с потомством могли возникнуть трудности.

Великие думы о свадьбе, Фабиан оставил на будущее, где он будет единоличником. А пока, он верный отцу, принц Талефа. Молодой, высший демон!





Глава 1

По прошествии 8 лет

Шелковая материя платья, переливалась нежнейшими кораллово-персиковыми оттенками. Традиционные цвета совершеннолетия, лондонские портные умудрились гармонично собрать воедино. Массивный кринолин придавал украшенной россыпью тканевых цветов юбке, чопорную помпезность, в то время как жесткий корсет с довольно откровенным лифом, подчеркивал соблазнительную женственность.
София кружилась перед зеркалом, предвкушая, какой фурор произведет на собственном празднике! От нетерпения поскорее оказаться в бальной зале, биение сердца стало похоже на ритмичный стук летательного мотора дирижабля, парящего над их дворцом.

Вся английская знать. Министры во главе с премьером. Иностранные послы. Представители королевских домов Европы. И все они прибыли на торжества в честь её восемнадцатилетния! Сегодня нет места политике, из-за которой Софи терпеть не могла светские рауты. Проводя там время в бесполезных беседах и лицемерных дипломатических играх, пока её фрейлины активно флиртовали с кавалерами, она полностью пропускала амурную составляющую жизни. В душе давно созрели колосья амарантов*.
Сегодня она собирается веселиться и танцевать, смеяться от души и обязательно с кем-нибудь пококетничает! Благо, бабушка-королева позволила на одну ночь побыть обычной девушкой (в рамках приличий, разумеется). Приличия для принцессы — бремя, тяжелее короны.
За прошедшие годы привилегированный статус превратил Софи в безвольную куклу на ниточках. Конечно, её мнением интересовались. Учитывая блестящее образование, компетентность и положение в монархической иерархии, она присутствовала на заседаниях парламента, участвовала в обсуждении законопроектов, была активисткой в социально-экономических отраслях. Однако, действовать по собственной воле, Софи категорически запрещалось. Она озвучивала прописанную бабушкой-королевой, позицию, безоговорочно выдавая её за «собственное мнение». Отказать или высказать противоположную точку зрения, означало испортить отношения с королевой на несколько недель. Но куда хуже контроль над личной жизнью!
Софи диктовали с кем дружить, о чем говорить, с кем танцевать и даже с кем общаться. Юноши в её окружение не допускались, а случайным авантюристам за дерзость светила высылка из столицы, так что охотники за её вниманием перевелись довольно быстро.
Тайные мечты о любви рассыпались подобно песочному замку. Истина известна: ей выберут мужа без её участия. Политический или династический брак, где не будет места чувствам. Сегодняшний бал для Софи единственная возможность пойти на риск, чтобы заполучить приятное воспоминание. Красивое, смелое платье, расшитое драгоценными камнями, темно-каштановые локоны, увенчанные бриллиантовой тиарой — она месяцами собирала обворожительный образ для дня рождения, чтоб произвести фурор, но не как принцесса, а как женщина.
Перестав кружиться, она быстрыми вдохами восстановила дыхание и взглянула на дверь. Где же бабушка? Им пора выходить.
Фрейлины, столпившиеся у стены, отпускали Софи восхитительные комплименты, приходилось улыбаться и благодарить их, мысленно желая скорейшего прихода королевы.
Вдруг в покои беспокойно постучались. Мажордом Филипп в ярко-синем фраке, войдя, небрежно поклонился. Лицо пожилого джентльмена явно выражало озабоченность. Софи не на шутку встревожилась и жестом велела фрейлинам удалиться в будуар.
— Что случилось, Филипп? Её Величество не может прийти? — спросила она, беря с туалетного столика белоснежные перчатки. Самостоятельность здорово успокаивала нервы, и пока она натягивала перчатки на тонкие запястья, пусть и медленно, всплеск волнения не грозил превратиться в истерику.
— К сожалению, Её Величество срочно отбыла в Кембридж, — ответил мажордом тихо, — С сэром Ричардом Дадли случилось несчастье.
После его слов, Софи так резко дернула перчатку, что чуть не порвала хрупкую ткань. Бывший премьер-министр был близким другом королевы, ходили слухи будто в молодости между ними даже имелась любовная связь. Что, кроме, его безвременной кончины, могло побудить бабушку оставить дворец, полный гостей, накануне важного бала? Кажется, последнее время он жаловался на здоровье. Бедный сэр Ричард, ему и пятидесяти не было.
София склонила голову, выражая почтение усопшему, и смотрела в пол до тех пор, пока мажордом тактично не прокашлялся, напоминая о своем присутствии.
— Полагаю, сэр Дадли оставил нас. Её Величество сильно расстроена, но она не могла уехать, не оставив инструкций.
— За этим я и пришел, Ваше Высочество. На дирижабль сэра Дадли было совершенно нападение. Неизвестные стреляли из пушек. Судно загорелось в воздухе. Он и его семья погибли.
— Какой ужас! — ахнула Софи, прикрыв ладонью рот.
— Королева пожелала, чтоб праздник был отменен. А вы не покидали своих покоев, пока она не вернется.
Отменить день рождения?! День, которого она столько ждала?
— Я сочувствую сэру Дадли и до глубины души потрясена трагедией, но в отличие от королевы, я почти не знала его. У нас более пятисот человек гостей, в торжество вложены средства, как вы себе представляете отмену мероприятия такого масштаба?!
Мажордом замялся.
— Это приказ Её Величества, он не подлежит обсуждению.
София сделала глубокий вдох, но бурлящие эмоции вырвались из-под контроля. Сначала горячая слезинка обожгла щеку, потом к ней присоединилась еще одна. Почему бабушка так жестоко поступает с ней? И ради кого?! Помнится, в сорок пятый день рождения, невзирая на страшное наводнение в столице, королева и не думала отменять балы. Как бы жестоко это ни звучало, но София ни считала сэра Дадли весомым поводом для отмены своего долгожданного праздника!
Мажордом сделал к ней несколько шагов и присев на одно колено, преподнес небольшую шкатулку.
— Королева выразила надежду, что подарок облегчит ваши переживания. Она просила напомнить вам, что долг правителя превыше всего ставить безопасность подданных.
Софи слышала в его тоне сочувствие, но облегчение не испытывала. Филипп единственный, кто время от времени проявлял к ней мягкость. В детстве он тайком угощал её конфетами и подбадривал, когда ей было грустно, в юности отправлял из покоев гувернанток, под различными предлогами, чтобы она могла передохнуть от изнурительных занятий. Чего не мог Филипп, так это подарить ей хотя бы глоток свободы.
София приняла из его рук шкатулку. Должно быть, бабушка сдержала данное раннее обещание, и преподнесла ей кольцо. Откинув крышку, она увидела на алой подушечке золотые серьги с рубинами в виде листиков.
— Что это?! — возмущенно спросила она. — Мне было обещан другой подарок!
Филипп побледнел.
— Кольцо «Ошейник» имеет плохую репутацию. Хранитель сокровищницы убедил Её Величество в нежелательности подобного подарка. Оно может принести вам несчастье.
— Мой самый счастливый и долгожданный день испорчен, моя бабушка-королева не верна данному слову, и я никогда более не буду иметь возможности танцевать с тем, кого выберу, — последнее она не собиралась произносить вслух, но горечь разрушенных планов отравляла разум. Натренированная годами сдержанность не справлялась. — А вы говорите, что кольцо может принести несчастье. Не может, ибо я уже несчастна! Уходите, я приказываю. Уходите и делайте то, что должно.



— Мне очень жаль, Ваше Высочество.
Она отвернулась.
— Скажите моим фрейлинам, что принцесса желает побыть одна.
— Уверен, королева приняла мудрое решение. Пока инцидент с сэром Дадли не будет расследован, в целях безопасности лучше отказаться от праздничных увеселений. Всего вам доброго, Ваше Высочество.- сказал мажордом напоследок, прежде чем покинуть покои.

— Софи, — леди Бьянка, её самая верная фрейлина, появилась в покоях далеко заполночь, когда последние дирижабли и экипажи покидали обитель дворца.
Сама она стояла на балконе, посылая вслед удаляющимся воздушным судам полный тоски взгляд.
— Софи, говорят, как только преступников поймают, бал в вашу честь будет дан вновь с еще более пышным размахом. — Бьянка умело делала вид, будто данный ране приказ не беспокоить принцессу, она не слышала.
— Нет, Би, — пожала плечами София, — Истинную ценность даты уже никогда не повторить. А реакция королевы не подается логическому объяснению. Она должна была хранить катастрофу дирижабля втайне от приглашенных и позволить балу свершиться, а не сеять панику. У меня создалось впечатление, будто сэр Дадли ей дороже, чем я и наше государство.
— Посмею с вами не согласиться. Её Величество волнуется о вас в первую очередь. Среди приглашенных могли затесаться злоумышленники, а сегодня вы доступная мишень. Безопасность наследницы…
— Прошу, Би, не продолжай, — прервала Софи фрейлину характерным взмахом ладони. Слишком мучительно с кем-то делиться унынием. — Я не имею право оспаривать решения Её Величества. Раз она считает, что мне грозит опасность и отменить мой день рождения наилучший выход, значит имеет на то основания.
— Вы слишком удрученно выглядите. Хотите, я помогу вам переодеться, и вы ляжете спать?
— Мне исполнилось восемнадцать лет, о каком сне идет речь?! — София окинула взглядом свою пышную юбку, потом посмотрела на фрейлину. Леди Бьянка была в более скромном, голубом платье, подчеркивающем светлые волосы, но и она наряжалась к балу с определенной целью, а потому доля расстройства в серых глазах не укрылась от Софи. Улыбнувшись, она прошептала: — Би, а почему бы нам не наведаться к королевскому повару? Представляю, сколько осталось еды. Вполне хватит, чтоб достойно проводить праздник.
— Я знала, что вы это предложите, — Бьянка лукаво подмигнула, и задрав подол платья, обнажила полноватые икры, обтянутые гольфами. В одном из них, удерживаемая подвязками, хранилась бутылка шампанского, по размеру почти превосходящая саму икроножную мышцу девушки.
Софи округлила глаза, позабавив фрейлину своей реакцией.
— Повар, может, нас и накормит, — Би рассмеялась, доставая выпивку из «тайника», — Но по-взрослому отметить не позволит.
— Бьянка Спэрой, что вы себе позволяете! Как вам в голову взбрело, предлагать мне алкоголь?! — она сложила руки на поясе и устыжающее покачала головой, но про себя восхитилась смелостью и смекалкой фрейлины. — Если королева узнает…
— Её Величество занята спасением монархии, а ваш день рождения закончится через четверть часа. Я готова рискнуть местом фрейлины, чтобы обеспечить вам достойные проводы праздника.
— Я не могу, Би.
Но упрямая леди уже скрылась в покоях, очевидно, в поисках бокалов.
София проводила взглядом последний из поднявшихся в небо дирижаблей, а потом скользнула к соседней двери, ведущей в будуар. Леди Бьянка может сколько угодно изображать бунтарство против правил, не понимая, что принцесса такой роскоши себе позволить не может.
Обнаружив будуар пустым, она разочарованно вздохнула. Получается, все фрейлины, кроме Бьянки, разошлись. Что ж, тем лучше. На мгновенье она ощутила себя запертой в клетке птицей и, сама не заметила, как распахнула расписные створки дверей, ведущих в анфиладу комнат и залов. Гвардейцы в красной форме, дежурили на постах, изображая живые статуи. Софи спокойно проходила мимо них, впервые не задумываясь, куда и с какой целью держит путь. Просто шла, шурша по паркету шлейфом шикарного платья.
Улавливая отражение в зеркалах, с гордостью улыбалась. Даже непроницаемые лица гвардейцев казались меняют выражение, завидев Её Высочество.
Во дворце было непривычно тихо. Даже слуги не попадались. Попав в малую балльную залу, Софи не отказала себе в удовольствие сделать несколько сольных, танцевальных па.
Прогулка приподняла настроение, но внезапно, когда она спускалась по парадной лестнице на первый этаж, на неё обрушилось гнетущее чувство опасности, словно кто-то следит за каждым её движением. Софи попыталась все списать на паранойю, навеянную сегодняшними событиями, но добилась обратного эффекта. Чувство опасности усилилось.
Какова вероятность что противники монархии, т.н. республиканцы — кучка радикально настроенных маньяков, проникнут в хорошо охраняемый дворец? Мизерная. И все-таки?
София огляделась по сторонам. Будь во дворце посторонний, гвардейцы незамедлительно всполошились бы! А если посторонний прикинется слугой или гостем?
Подгоняемая страхом, София прошла несколько залов первого этажа, пока не оказалась у дверей в королевскую сокровищницу. В замешательстве, она наблюдала полнейшую безлюдность и отсутствие охраны, а приоткрытая дверь в святая святых, обострила нехорошее предчувствие.
Сокровищница освящалась газовыми фонарями и ночью в ней было довольно светло, поэтому преодолев себя, Софи вошла.
Никого! Стеклянные витрины поблескивали, отражая фонарный свет, характерный треск издавали горящие фитиля, заглушая звук её шагов.
Бабушка разозлится за самоуправство, но необходимо немедленно разобраться в беспределе! София собралась идти к начальнику королевской охраны, но вдруг взгляд зацепился за знакомый стеклянный куб в конце зала. Кольцо «Ошейник» — её несостоявшийся подарок.
Позабыв на миг обо всем на свете, она подошла к витрине, завороженно любуясь прекрасной драгоценностью. Искушение примерить его оказалось столь велико, что Софи смело сняла с куба крышку и достала кольцо.
Вблизи, на фоне белых перчаток, оно оказалось еще прекрасней b7cfb5. Камни переливались всеми цветами радуги, а цветочный бутон струился золотистым блеском.
С Софи происходили странные вещи, необъяснимые, словно её мировоззрение сосредоточилось в пределах серебряного круга. Её разум помутился, требуя немедленно надеть колечко на палец! Невидимая сила завораживала, желание ощутить металл кожей усиливалось с каждой секундой.
Стянув с правой руки перчатку, она торопливо бросила её на грань куба, и не в силах больше тянуть, надела вожделенное кольцо на безымянный пальчик.
София слышала звук выстрела где-то в отдалении, не придав ему значения. Её сердце трепетало от услады, чувствуя невероятно приятную силу кольца. Оно оказалось божественно красивым, завладевая каждой частичкой её души.
Второй и третий выстрелы, просвистели над самым ухом, возвращая Софию в реальность. Она инстинктивно повернулась на звук, тотчас заметив в нескольких шагах от себя человека в лакейском фраке. Лицо его было страшным, перекошенным от агрессии. В руках он держал револьвер и целился ей в область груди!
Софии и вздоха издать не успела, как на нее градом обрушилась вереница выстрелов.


***

Вот и настал долгожданный день! Тело отца извлекли из ледника и потащили к священному дереву-храму богини Селены.
Принц Фабиан в сопровождении невесты, мрачной демонессы Носферати, следовал во главе траурной процессии. Генерал стражи, демон Самайн с лэнд-лордами, несли покойного короля по воздуху, над толпой, согласно обычаям.
У подножия огромного священного дерева, высшие демоны обнажили крылья и взмыли ввысь, а низшие и бескрылые, страшно ругаясь, лезли по стволу.
Полнолуние в их мире вещь нужная, но из-за редкости прибавляет хлопот. Фабиан слабо представлял, с чего начнет правление. Склонялся к благородному сложению полномочий и бегству вместе с возлюбленной. Не осилит он Талеф! Отец, и тот махнул рукой на разруху, плыл по течению. С его смертью, разруха усилилась в тысячелетних масштабах.
Фаб сомневался в жизнеспособности своего королевства: разбои, грабежи, засуха, голод, прибавить вторжение трех вражеских королевств и получится полнейший…
На верхушке дерева, располагалось священное озеро богини луны. Вокруг него уже формировались хороводы из высших. Демоны воспевали хвалу Селене, пока приспешник читал обращение к богине, стоя на камне посреди озера.
Фабиан и Носферати присоединились к поющим. Чем это лэнд-лорд Эдольф себе ручище смазал? У Фаба ощутимо зачесался безымянный палец. Заклятие навел, чтоб на Несси наверняка женился. За дочку переживает! Тут женись, не женись, привилегий по нулям. Разве что, драк станет меньше.
Преспешник освободил седые крылья, демоны остановились и в ответ убрали свои в спины. Началось громковещание:
— Народ высших, возлюбленных созданий Богини нашей, Селены Темноокой.
"- Каких возлюбленных? Большая мамаша давно повернулась к созданиям огромной задницей!" — богохульствовал Фаб, почесывая зудящий палец.
— Под великой полной луной, мы приносим короля нашего, отмеченного лунным благословением, Анубиса из династии Рексов, в твое полное распоряжение.
Преспешник подал знак и тело покойного опустили в воды озера. Фабиан же поймал себя на мысли, что за ним следят. Глупость какая-то! Он оглянулся по сторонам. Стойкое ощущение опасности, а еще подавленность. Он подавленным в последний раз был, когда четвертый раз за год ремонтировал разнесенную в пух и прах башню замка. С чего сейчас?!
Тело отца медленно скрылось под водами, отражающими полнолуние, оставив на поверхности корону из черного вулканита.
— Пора, Фаб, — шепнула Несси, страстно впиваясь ему в губы. Вместо сладострастного удовольствия, ему чудилось немыслимое — желание надеть на себя женское обручальное кольцо. То ли конец света ударил в голову, то ли последняя разборка.
Отлепив от себя невесту, Фабиан в один прыжок нырнул в озеро. Корона оказалась в его руках быстрее, чем комар в пасти жабы. Под улюлюканье лэнд-лордов, Фаб расправил в воде крылья и мощным движением взмыл вверх, обрызгивая собравшихся. Он сделал три круга над озером, держа корону над головой, и на четвертый круг водрузил её себе на темную шевелюру.
Конец представлению. Да здравствует новый король Талефа!
Низшие и бескрылые, еще не долезли, но умудрились подраться, скидывая друг дружку вниз. Очевидно, до нового короля им дела не было. Ради приличий, Фаб вылетел из веточной клетки и показался подданным. Они в приветствии подняли обе руки и как по команде, сорвались вниз.
Он покачал головой. По уму низшие стали хуже рабов. Ладно, ладно, рабы и так почти перевелись в королевстве, да и чистокровных людишек не осталось. Все сплошная бескрыльщина — плод неудержимой страсти демонов к физической любви. Фаб не представлял, что интересного можно найти в людишках? Они вонючие, тупые, а еще жалкие слабаки, неспособные сражаться открыто.
Вельзевул польстился на людишку, а та обманом пустила под откос целый сумеречный мир! Фаб сплюнул вниз и вернулся к церемонии.
— Поданные мои, времени нет, так что я пока быстренько женюсь на Носферати, а вы пойте.
Луна в их краях ни с того ни с сего может затянуться тучами, и жди следующего удачного месяца для обрядов! Низшие с бескрылыми в канаву каждый день бегают, а вот высшим требуется только священное озеро, освященное полной луной.
Вот подоспели обычные лорды с трупешниками из ледника.
— Ну чтоб вас! — Фаб кивнул, — Быстрее кидайте их и начнем бракосочетание.
Песни, песни, пляски, пляски, труппы, труппы, он подлетел к Несси, подхватил её на руки и унес на середину озера.
— Терпение, мой уголек, сейчас я сделаю тебя королевой!
— Меня интересует, кем ты потом меня делать будешь, — Несси обожала целоваться, и почти все время, что преспешник, захлебываясь, читал брачные и попутно заупокойные обращения к богине, они провели в страстном губном соитии.
— Король Фабиан из династии Рексов, берешь ли ты лэнд-леди Носферати из династии Драйконов в свои королевы?
— Беру, — хрипло ответил, еле оторвавшись от губ невесты.
— Лэнд-леди Носферати из династии Драйконов, готова ли ты стать королевой для владыки нашего, повелителя демонов Талефа, короля Фабиана из династии Рексов?
Фаб нарочно прикусил шаловливый язычок демонессы, намереваясь подшутить, но в этот момент грудь пронзила сильная колющая боль и, вскрикнув, он уронил свою невесту в воды священного озера (хорошо еще, что язык ей не оторвал)!
— Я готова! — крикнула Несси, вынырнув и облокачиваясь об камень приспешника. — А с тобой, мой король, в брачную ночь разберемся.
— Прошу соединить ваши руки в лунном свете для благословения Богиней.
Фабиан плюхнулся в воду, желая изгнать из тела непонятно откуда взявшуюся боль. Они с Несси соединили свои ладони, подставив их под лунный свет и в этот момент, демонесса вскрикнула и отняла свою руку.
— Я горю! Ааа! Больно! — только сейчас он заметил, что палец Несси в огне, а сама она безуспешно пытается его затушить в водах озера.
— Миссир, — окликнул преспешник, тыча в него пальцем, — У вас кровь на груди!
Фаб опустил взгляд. Его церемониальная туника напоминала решето. Из нескольких дырок сочилась темно-алая жидкость.
Демоны засуетились, никто ничего не понимал. Дальше, вообще, начал происходить тотальный рагнарек.
Всплыли труппы. Фабиану хватило реакции схватить Несси и вылететь с ней из озера прежде, чем гигантские водные ладони поднялись над поверхностью, захватывая беглецов, а попутно и всех, кто попадет «под руку». Преспешнику не повезло.
Луна скрылась под тучами, лэнд-лорды затеяли драку за пределами дерева, внизу дрались низшие с бескрылыми. Селена! Ну что за наказание сниспослано ему свыше?
— Несси, ты как? — поинтересовался он, опускаясь с любимой на землю, подальше от дерущихся.
— Палец регенерировался, но я не понимаю, что случилось?! И… О Селена! Фаб, ты ранен! — она провела ладошкой по его груди, запуская механизм похоти.
У него регенерация срабатывала медленно. Почему? Непонятно! Да и бескрылые с этими ранами!
Он подарил возлюбленной утешительный поцелуй, срывая черное платье, неприличию которого позавидует сама богиня. Несси не отпускала его губ, крепко прижимая к себе и надо сказать, болевые ощущения в груди, во время соития что-то новенькое.
Избавляться от церемониального одеяния не стали. Он наслаждался ею медленно, сдерживая страстного зверя, пока она властным стоном не призвала его.
И в разгар кульминации, их крылья одновременно всполошились, подбрасывая ввысь сотрясающиеся тела, соединенные между собой.
— Мы так и не поженились, — пожаловалась Несси, ища на земле свое платье. Стройное, обнаженное тело с парочкой шикарных черных крыльев могло снести крышу кому угодно и сносило её Фабиану постоянно… кроме теперешнего раза. Он испытывал иные чувства, непонятные. Словно спит сейчас и видит беспокойные сны. Но ведь он не спал!
Метаморфозы в демоническом мире дело привычное, пока не касаются лично тебя.
— Еще потеряли преспешника. Вряд ли новый найдется быстро. — он убрал крылья в спину и ощупал себя. Регенерация завершилась. — И раны, появившиеся у меня на теле. Ничего не понимаю. Твой горящий палец. Не значит ли, что ты уже замужем или обручена с другим.
— Миссир, вы с дуба рухнули? — она обиженно надула губки. — Я тебя нянчила с пеленок, я была твоей первой, я за тобой пойду хоть к самой Селене!
И он пойдет, ведь жизни не мыслит без этой дерзкой попки. Ну и смазливого личика! Однако ж, случившемуся должно быть объяснение.
— Ты ищи платье, пойду, разниму дебоширов.
— Будь осторожен, миссир.

— А ну всем тихо! — заорал он, паря над лэнд-лордами. Надо же, сработало! Утихомирились, замолкли и внимательно уставились. Чего отец приемчиком не пользовался?!
— Я ваш новый король и беспричинные дебоши не потерплю! Еще раз затеете драку, остаток срока проведете в подземелье или в леднике!
Его даже послушались низшие с бескрылыми. Внизу затишье сменилось мирной отбывкой по домам.
Лэнд-лорды отвесили поклонов, якобы поняли и тоже разлетелись. Только Эдольф остался.
Демон был недоволен исходом церемонии. Фаб ожидал праведного гнева, но вместо этого получил сочувственное похлопывание по плечу:
— Миссир, жаль, что жертвой кольца пали именно вы.
— !?
— Успей вы жениться на моей дочери до того, как кто-то из людишек напялил «Ошейник», то и связь бы не установилась. Этого боялись все короли, после Вельзевула, а страшная участь постигла вас.
— Отец?! О чем ты говоришь?! — Носферати нашла-таки платье и прилетела к ним. Актуальный вопрос, ибо Фаб сейчас откровенно ничего не понимал.
— Обряд бракосочетание не мог быть свершен, потому что в мире Омена, человеческая женщина надела кольцо- «Ошейник», став Фабиану законной невестой.
___
Амаранты — расстения, цветки которого символизируют безнадежность.



Глава 2

Фаба прорвало. Не будь он демоном, надорвал бы живот от смеха, ибо ничего бредовее в жизни не слышал!
— Да, старина Эдольф, решил бить не кулаком, а словом. Мудро, — обратился он к несостоявшемуся тестю, когда веселье иссякло.
Седовласый демон нахмурил брови.
— Миссир, я не шутил. Когда принцесса Нелла сбежала из сумеречного царства, заперев ворота в свой мир, народ справедливо предположил, что подлые людишки избавятся от любых реликвий, связанных с нами. Но вероятность, что кольцо «Ошейник» сохранится, оставалась всегда. Ваш дед и ваш отец, спешили пожениться, лишь бы не пасть жертвой…
— Довольно! Посмотрите вокруг, милорд, — Фаб красноречивым жестом обвел пространство подле себя, — Талефу приходит конец, богиня отвернулась от нас, народ демонов деградирует и аристократия вместе с ним. Срыв брачного ритуала — вполне ожидаемый итог. Селена намекает, что я — последний ваш король и жениться мне незачем. Нету здесь никакого скрытого смысла! Нету!
— Фабиан, а как же наша любовь!? — Несси взмахнула крылышками, обдав его лицо ветром, и загородила собой отца. Ночное небо затянули грозовые тучи. По-хорошему счету им бы всем троим не мешало найти укрытие, а не парить над открытой местностью, становясь приманкой для молний. Ну да, будто им дело есть?! Тут проблемы поважнее решаются! Рискни обидеть демонессу и пара-тройка лет томных ночей в одиночестве обеспечена, а если до кучи прибавится обида родни, даже подумать страшно, чем это обернется!
— Уголек, разве я отказываюсь от тебя?! Ритуал проведем в следующее полнолуние, не получится, будем пытаться пока Темноокая не сдастся.
Несси покачала головой, смерила его недоверчивым взглядом, а потом развернулась к отцу, выпятив перед Фабом одну из своих выдающихся частей. Крылья, ну и не только крылья (хотя мощные черные крылья — предмет гордости демона, но в демонессах помимо них, есть еще кое-что интересное).
— Отец, что ты мне скажешь? Имеет ли смысл пробовать снова?
— Пустая трата времени, Носферати. Я повидал десятки демонических свадеб: палец загорался у тех, чья пара была обручена с кем-то еще. А король, насколько мне известно, на лево не ходок. И раны на его груди не с дуба появились! Кто-то из людишек надел кольцо в защитных целях. И не завидую я миссиру, огребет по полной, учитывая какие в Омене слабаки!
— Ничего, что я тут летаю? Не мешаю вам? — Фаб максимально приблизился к ним.
Не верил он глупым россказням и Несси не позволит! Какой к лунной собаке, «Ошейник»!?
— Лорд Эдольф, как ваш король, я ставлю под запрет любые упоминания про дурацкое кольцо! Носферати — моя законная невеста, и только её я вижу королевой. Даже если предположить, что людишки сохранили кольцо и кто-то его надел, смысла в этом меньше, чем мозгов у бескрылых! Посудите сами: врата между нашими мирами закрыты, — он не стал добавлять мучительное для всех демонов «навсегда», — Людишке с кольцом никогда не попасть в Талеф, да и зачем? Может Вельзевула прельстила одна из них, но лично у меня человеческое отродье вызывает отвращение! Ладно слабые, вонючие, глупые, так в довесок страшилы! Такую в темном лесу встретишь и на три дня сляжешь с испугом. Защитные цели? Тысячу лет, значит, все у них было хорошо, а тут решили защититься. Маловероятно! Я остаюсь при своем — ритуал просто не удался. А мои раны, — он хлопнул себя по груди, — Могли появиться по каким угодно причинам, вы же предпочли самую невероятную и еще дурите голову Носферати. Любимая, прошу, полетели со мной.
Фаб протянул ей руку, горделиво улыбаясь. В железной твердости своих аргументов он не сомневался.
— Минуточку, миссир! — Эдольф схватил дочь за талию и притянул к себе, мешая её крыльям работать, — Верить или нет, дело ваше. Как поданный короля, я подчиняюсь приказу. Но моя дочь переступит порог королевского замка только в статусе законной супруги и ни днем ранее! Если вы любите Носферати, найдите способ снять кольцо с человеческой женщины, до того, как смертельные раны прикончат вас подобно Вельзевулу. О, простите, что уже нарушил ваш приказ, как отцу вашей невесты, мне ужасно наплевать на это! — и старый паршивец упорхнул в ночную тьму, унося с собой Несси.
Фабиан едва успел вырвать у возлюбленной прощальный поцелуй, чуть не слетев с орбиты из-за скоростного полета.


Генерал стражи Самайн, хранитель библиотеки Эпэль и самые старые обитатели замка, собрались в тронном зале по его приказу, дождливым ранним утром. Они ожидали увидеть новоиспеченного короля в бешенстве из-за сорвавшейся свадьбы, а он подкинул им себя в бодром, уравновешенном виде.
Темно-зеленная туника с элегантной кольчугой мелкого плетения, плотные черные штаны, соблазнительно облегающие ноги, и сапоги-ботфорты — пусть любуются красавцем королем. И Фаб никогда не признается, что сам все это сшил и сплел. Даже ботфорты пришлось мастерить самостоятельно. Казна не позволяла траты на портных и башмачников, а статус обязывал выглядеть по-королевски. Не ходить же в шикарной короне и лохмотьях?!
Прошлось его королевское величество по залу, ловя поклоны и «восхищенные» улыбки невыспавшихся подданных. Волоча за собой длинную, кожаную мантию, Фабиан поднялся по ступеням к простому, украшенному золотистой резьбой стулу, на двести сорок два года (если повезет прожить) ставшему его персональным седалищем* (и в прямом и переносном смысле).
Где-то глубоко, расстроился, конечно. С другой стороны, новая порция тайных свиданий куда заманчивее, чем сокрушаться о случившемся. Вон, Самайна в одной из драк так по глазу хлопнули, что никакая регенерация не помогла, а он продолжил службу, несмотря на насмешки. Как итог, Самай заслуженно стал первым, одноглазым генералом королевской стражи. Главный вывод — упертость творит чудеса. Вот и в своем случае, Фабиан уповал на ослиное упрямство.
— Доброго утречка, поданные!
— Доброе утро, миссир. — пронесся хор отборного баса и десятки сонных глаз, оторвавшись от пола, устремились на нового короля.
— Я собрал вас здесь, потому что мне хочется узнать подробную обстановку дел в королевстве и в отличие от отца, мне нужна правда. Любые достоверные сведения, детали и личное мнение приветствуются. Наказания за них не будет! Лорд Самайн, начнем с вас.
Демон в одеянии королевской стражи (коричневая туника и синяя накидка с генеральской фибулой) выступил вперед из толпы, упал перед троном на одно колено и склонил голову.
— Миссир, дела настолько плохи, что и скрывать их нет смысла. Все наши соседи осадили приграничные крепости. Талеф атакован с юга Демонией, с севера Даймондом и с запада Селенумом. Армии противников не намного сильнее, но дать отпор на три фронта мы физически не в силах. Не хватает воинов.
— Договориться с противником пробовали? — с надеждой спросил Фаб.
— После того как в Демонии казнили шестого по счету посланника, демоны наотрез отказываются от переговоров с врагом. Правители и генералы остальных королевств ясно дали понять, что разделаются с нами. Кончина короля Анубиса окончательно развязала им руки, а вас… — Самайн смолк.
— Чего замолчал, говори как есть: меня они считают ничтожеством.
— Миссир, я ни в коем случае не имел в виду…
— Ладно, Самайн. Я тебя услышал, можешь идти. Следующий, лорд Эпэль.
Скрюченный демон с седеющей бородищей, скрипя косточками, выполз к трону и занял освободившееся место Самайна.
— Миссир, мое почтение. — Фаб скорчил гримасу нетерпения, заставив старца перейти сразу к делу, — Все больше бескрылых и низших объединяются в разбойничьи шайки, нападают на деревни и путников. Города заплыли мусором, драки и пьянство стало повсеместным явлением. Канавы и реки отравлены от обилия трупов. Население стремительно вымирает. Демонессы из низшего сословия выбирают путь куртизанок, а не жен. Торговля не стабильна, урожая мало, не хватает еды. Ремесла пока кое-как держатся, но без поддержки, им недолго осталось. Лэнд-лорды погрязли во взятках.
Фаб жестом велел демону замолчать. В глазах старика вспыхнул страх.
— Спасибо, лорд Эпэль, можете идти.
— Вы меня не накажете?!
— Привыкайте, что новой король еще не в том возрасте, чтоб впасть в маразм.
— Да благословит вас Селена, миссир.
По залу прокатился полушепот бурных обсуждений. Все чаще звучало словосочетание «нам конец».
Фабиан мысленно вернулся к рассказам о былом величии Талефа. Он помнил каждую историю, каждое писание, что доводилось прочесть, словно только вчера, лично побывал в славном прошлом. Вельзевулу досталось сильное, процветающее королевство демонов. Источником благоденствия служили единственные в сумеречном царстве Врата в мир Омена. Многотысячная армия демонов, держала в страхе человечество, поставляя из их мира рабов и природные ресурсы в огромных количествах. Торговля процветала, низшие демоны по развитию, ни в чем не уступали высшим, а бескрылых просто не существовало!
Конец не наступит, он уже наступил, причем давно.
— Кхм! — Фабиан мгновенно вернул в зал молчание. Красноречием похвастаться сложно, да и закрывать глаза на очевидное зачем? Однако ж, он высший демон-король и должен хоть что-то предпринять! Фаб встал, сложил руки на груди и твердым голосом, без намека на дрожь, заявил, — Вам не больше меня нравится, происходящее. Сдаться легче всего, но мы демоны и не уйдем без боя. Другие короли правы — я ничтожество. Я молодой, ничем не проявивший себя правитель. Но вы милорды, старше меня и мудрее, у вас в умах наверняка найдется парочка способов борьбы с творящимся вокруг беспределом. Посему, к концу дня, каждый обязан подать бумагу на имя короля, в которой изложит свои взгляды на спасение Талефа. Я тоже составлю бумагу, сопоставлю её с вашими и, возможно, совместными усилиями мы найдем выход.
Фабиан ломал многовековые традиции, обращаясь за советом не к высшим демонам, а к обычным. На придворную службу допускались создания с мощными крыльями, но не из знатной династии. Начиная с прадеда, к ним относились как к прислуге и сегодня, он покончил с этим. Ведь в обычных придворных имелась черта, давно позабытая остальными — адекватность. Они не затевали потасовки, ответственно исполняли обязанности и могли спокойно излагать мысли. Сейчас именно такие нужны Талефу!
Королевская инициатива была встречена полным недоумением. Привыкшие к второсортным ролям демоны, с опаской переглядывались, пожимали плечами и чесали в затылках.
Во избежание ненужных вопросов, Фабиан покинул тронный зал прежде, чем поданные пришли в себя.
В длинном коридоре его нагнал Самайн.
— Миссир, мне необходимо поговорить с вами.
— По поводу? — Фаб остановился.
— Лэнд-лорд Эдольф распускает слухи о вашей помолвке с человеческой женщиной.
Фабиан присвистнул. Ливень хлещет, с сорванной церемонии прошло несколько часов, лордонат* Драйкон за сотни пределов* от королевского, а длиннющему языку Эдольфа позавидует самая ярая сплетница Талефа!
— Лэнд-лорд выжил из ума под конец срока*! Позаботься, чтоб у нас не принимали его фантазии всерьез.
— Боюсь, миссир, уже поздно. Народ охотно принял новость о возвращении «Ошейника». Они считают, что с его помощью можно открыть ворота в мир Омена и потушить пожар в Пандоруме.
Фабиан с трудом сдержал рвущиеся наружу крылья. Ну Эдольф! Ну козья морда! Ему для полного счастья не хватает волнений среди низших!
— Собери воинов, и накажите всякого, кто будет призывать верить в эти бредни.
— Но миссир, лордов, которых вы сегодня удостоили доверием, сие известие тоже воодушевило. Впервые за долгие годы, я увидел в их глазах надежду! Многие сегодня напишут, что спасение Талефа в возвращении кольца. И я… солидарен с ними.
— Только этого мне не хватало! — выдохнул Фабиан, подойдя к окну. Дождь хлестал вовсю.
Будь обручение с «Ошейником» реальным, он бы чувствовал иное существо на расстоянии! Нечто вроде страха, тупости, никчемности, ну или что там обычно испытывают людишки? В его же настроении помимо переживаний за дела насущные, преобладала бодрость и оптимистичный прицел. Эмоции и чувства принадлежали одному ему! К тому же попасть из мира Омена в сумеречное царство — невозможно, а значит в кольце нет смысла! Но как убедить в этом обитателей Талефа?!
Фабиан пожелал ливню никогда не кончаться (это решило бы все проблемы — нет ясной погоды, нет разгула демонов) и с силой влепил ладонь в темное стекло.


***
Улыбнувшись новому дню, София прислонила ладонь к окну. Солнечное тепло приятно щекотало кожу, особенно в том месте, где на пальце красовалось заветное колечко.
В Лондонском небе, на фоне следов промышленного дыма, показался позолоченный, королевский дирижабль в сопровождении винтовых везделетов. Бабушка возвращалась домой. Улыбка медленно сползла с лица, мысли формировали логическую цепь событий, заставляя внутренне содрогаться в ожидании бури.
Удивительное происшествие, случившееся накануне, и послужившее для ее внучки вторым днем рождения, королева воспримет истерически. Суровость наказания коснется всех: сторонник республиканских фанатиков непросто проник во дворец, он еще выследил неосмотрительную принцессу и выстрелил в нее несколько раз практически в упор! В её собственный день рождения!
Королева не станет слушать про смелость Софии, не дрогнувшей перед лицом опасности, не станет внимать оправданиям. Гвардейцев, прибежавших на выстрелы и накрывших стрелка, скорее всего, выставят из дворца с позором. Сменят половину фрейлин, а её саму сошлют в уединенное поместье, якобы для безопасности, а по факту — в наказание.
Пусть ночью София рисковала расстаться с жизнью, но это был единственный глоток свежего воздуха в её размеренном до тошноты существовании!
Когда она сообразила, что пули просто отлетели от корсета, не могла поверить в невероятно странное спасение! Но она хотя бы ощутила себя живым человеком, а не безвольной куклой. Похоже, Господь все-таки существует, раз уберег её от расправы. Не смотря на то, что в их кругах верить религии — дурной тон, София считала, что столкнулась с настоящим чудом. Или это заслуга мистического кольца?!
Без конца любуясь золотым бутоном на пальце, София поняла, что самовольство приносит плоды, и потому не раскаивалась в содеянном. Всемогущая бабушка, конечно же, прикажет вернуть реликвию и будет ждать извинений. Не дождется абсолютно ничего! Пусть сама сначала извинится за испорченный праздник!
Колечко, казалось, окружило её невидимым коконом, рвущимся в самую душу сквозь броню раболепия. После покушения, она как ни в чем не бывало, вернулась в свои покои и отказавшись от услуг доктора, готовилась ко сну, наслаждаясь новизной полученных ощущений. Именно наслаждаясь, поскольку даже негативный опыт оказался волнующим!
Расспросы начались утром. К счастью для всех, Софи проснулась бодрой и охотно шла на контакт с офицерами, расследующими вопиющее преступление против короны. Внутреннее чутье подсказывало, что она обязательно должна ухватить за хвост зарождающееся упрямство, прежде чем, бабушка пресечет его на корню.
Золотистый дирижабль приблизился к дворцу, и характерный шум двигателя проник сквозь стены.
Все чувства Софии обострились до предела. Бешенный стук сердца эхом отдавался в висках, а пальцы словно налились свинцом. Она еще раз взглянула на «украденное» из сокровищницы кольцо. На мгновенье, Софи показалось, что к её ладони на стекле, прислоняется чужая ладонь, холодная и властная. Эта властность молнеиносно передалась ей и зажгла сердце.
Развернувшись на каблуках, она стремительным шагом покинула покои, отбившись от толпы стерегущих её гвардейцев властным приказом:
— Оставайтесь здесь, я в вас не нуждаюсь!
Она достигла кабинета капитана Лондонской лейб-гвардии Её Величества прежде, чем легкое трясение стен возвестило о посадке бабушкиного дирижабля.
— Сэр Уильямс, — не молодой офицер приятной наружности взлетел как пружина, едва увидел, кто перед ним.
— Ваше Высочество, зачем вы покинули комнату?! Вас кто-то побеспокоил или обидел?!
— Нет, нет. Я пришла просить вас, проводить меня к арестанту.
— Простите?!
— Я хочу поговорить с человеком, который в меня стрелял. Проводите к нему немедленно. — выдержанный в приказных тонах голос все больше нравился Софи.

Тюремный тоннель под фундаментом дворца, встретил её холодом. Капитан Уильямс не отставал ни на шаг, через слово уговаривая вернуться. Но Софию было не остановить.
Из камеры, возле которой они остановились, доносились мучительные стоны. И войдя, она поняла почему. Методы допроса даже в их прогрессивном веке, оставались средневековыми.
Вчерашней душегуб, окровавленный с ног до головы, вызвал у Софии жалость, а еще злобу на гвардейцев!
— Немедленно приведите сюда доктора, — велела она, подойдя к раненому. Мужчина узнал её, но удивление в красных глазах совсем быстро уступило место ненависти. Он словно пронзал принцессу насквозь этим ядовитым взглядом. Упрямство Софии сменилось страхом. Страхом, который она должна была испытать вчера, и лелеять до тех пор, пока не получит гарантии безопасности! Она хотела немедленно уйти и не смогла пошевелиться.
Тюремная камера давила отовсюду. Контраст между самой убогой дворцовой уборной и этим местом разительно влиял на разум. Не привыкшая к подобным зрелищам, София ощутила леденящую россыпь мурашек по всему телу. А мужчина-арестант улыбнулся ей беззубым ртом и харкнул кровью прямо на стол, к которому был прикован.
Зловонная гниль смешалась с сыростью, бесцеремонно ударив по аристократическому носу. Софию зашатало. Капитан Уильямс, отправившийся за доктором, не смог прийти на помощь, а двое часовых, дежуривших в камере были слишком ошарашены визитом принцессы, чтобы вовремя разглядеть её полуобморочное состояние.
— Жаль, что я не прикончил тебя, — прохрипел арестант, подмигивая. — Но не переживай, дело завершат.
— За… зачем вы хотели убить меня? — несколькими минутами ранее, она наивно полагала, что, взглянув ей в глаза, и услышав вопрос, несостоявшийся убийца раскается, ну или хотя бы объяснит мотивы своего поступка. Но раскаивалась здесь только она. В том, что вообще решилась прийти!
— Вы, словно комары, сосете из страны последнюю кровь. Мы вас презираем! — он сплюнул еще раз. Софи затошнило. — Мы прихлопнем сначала тебя, потом твою сумасшедшую старуху! Вы будите медленно подыхать…
Она не выдержала. Закрыла уши руками.
— Проводите меня наверх, — обратилась к часовым, едва не плача.
Непонятно, кто дал ей право считать себя взрослой для подобных выходок!

Вдохнув полной грудью чистый воздух Букингемского сада, София попыталась собраться с духом. Да что с ней происходит?! Послушная, кроткая девочка превращается в опасную для себя сумасбродку!
А началось все из-за кольца! Теперь оно не казалось таким прекрасным. Софи с ужасом поняла, что даже забыла надеть перчатки, грубо нарушив многовековой этикет. В порыве ясного разума, она схватилась за украшение и попыталась стянуть с пальца, но какой там! Кольцо застряло намертво!
За этим занятием её и настигла кара в лице взбешенной королевы.
— Анна София Виктория! — бабушка произносила её полное тройное имя в моменты наивысшей ярости. — Твоя наглость не знает границ, а безумием ты походишь на девицу из богадельни! Ты немедленно покинешь дворец и отправишься в Шотландию, под охраны аббатства Скун. И будешь там до тех пор, пока не докажешь благопристойность своего поведения! — королева рвала и метала, — Да, будь так добра, верни украденное кольцо в сокровищницу, иначе всю ссылку проведешь запертой в келье! Королевский вездеход будет ждать тебя на крыше через два часа.

Ни извенений, ни сожалений, ни пережеваний, ни даже запоздалых поздравлений! В этом вся королева. Софи пришлось молча подчиниться. Былую решимость как ветром сдуло!
Два часа на подготовку? Нужно поторапливаться!

София постаралась расслабиться, уйдя в пенную воду по самую шею. Гневная тирада бабушки и наказание подкосили душевное равновесие куда сильнее, чем она надеялась. Принцесса откинулась на спинку ванны, в последний раз наслаждаясь родным уютом. Кто знает, когда королева сменит гнев на милость?
За ширмой, прислуга торопливо собирала вещи, шурша материей и грохоча чемоданами. Высылают из родного дома! Унизительное чувство доводило до слез. А еще дурацкое кольцо никак не желало сниматься. Она уже машинально потянулась к пальцу, в сотый раз пытаясь от него избавиться. Не помогли ни вода, ни мыло.
В покои вошел мажордом Филипп. София узнала голос:
— Её Величество просила всех слуг немедленно собраться в холле. Это не займет много времени.
Пока она, ощущая неловкость, ушла под воду с головой, комната вмиг опустела. Вынырнув, София посетовала на возмутительную бесцеремонность — ладно появление Филиппа, но оставлять принцессу одну в разгар омовения, крайне непозволительно!
Позади раздался звук знакомых шагов леди Бьянки, но Софи все равно напряглась, предчувствуя неладное. Насколько она помнила, её дам полагалось распустить. Да и в покоях вроде как фрейлин быть не должно. Или Филипп специально отослал слуг, чтоб Бьянка смогла незаметно проникнуть? Но зачем?!
— Софи, я пришла попрощаться с вами.
Леди Бьянка встала подле нее. Она была одета в костюм для верховой езды, а лицом выражала обеспокоенность.
"- Неужели мой вынужденный отъезд так её расстроил?!" — не успела Софи подумать об этом, как фрейлина склонилась над ней и фамильярно опустила свои руки ей на плечи.
— Би, что ты делаешь!?
— Зря, вы отказались выпить со мной. Тогда удалось бы избежать многих проблем, — она сильнее обхватила пальцами её плечи, крепко их сжала, и принялась ощутимо надавливать.
София посмотрела в глаза подруги и обомлела. Она узнала взгляд арестанта! Такой же, полный ненависти и презрения!
— Ты одна из них! — вместо крика, пропищала Софи, задыхаясь от ужаса.
— Мне жаль принцесса, но ваша смерть принесет Англии облегчение. — Бьянка была крепкой девушкой и без особого труда заставила Софию скрыться под водой, прижав ко дну ванны железной хваткой.

_
*Седалище — 1) место для сидения; 2)Ягодичная часть тела;
* Лордонат — административно-территориальная единица (в мире людей равна графству или провинции)
* Предел — единица измерения в мире демонов (равна 5 км)



Глава 3


Демоны думают, что быть их королем проще простого. Подхалимов одаривать милостью, неугодных строго наказывать, врагов жестко истреблять. Они сравнивают монарха с наместником Селены, будто он окружен аурой всемогущества, а история несчастного Вельзевула, наверное, прошла мимо них.
Почему? Хотел бы Фабиан знать. Даже не смотря на упадок, творящийся вокруг, народ нуждался в надежде. И по иронии судьбы, с легкой руки лорда Эдольфа, Талеф погонится за пустышкой. А он не мог этого допустить!
Обеспокоенный словами Самайна, Фаб первым делом отправился в библиотеку.
Хранитель Эпэль заступил на пост, добросовестно смахивая пыль с верхних полок. Его старые крылья скрипели по хуже убитой в хлам колесницы. Как он вообще с такими летает?!
— Лорд Эпэль, — как можно тише возвестил он о своем прибытии. Чего доброго, у старика с испугу крыло заклинит и прошибет бедняга собой пол насквозь.
— Миссир! — крыло хранителя все же скрипнуло, угрожающее задергавшись. Фаб затаил дыхание, но дожидаться эпичного падения не стал. Мгновенно взмыл в высь и подхватив старика, благополучно спустил его на пол.
— Что ж ты, старина, подмастерье себе не возьмешь? В твои года пора бы и об отдыхе подумать!
— Благодарю, миссир, за заботу. Но где найти толковых демонов? Я лучше сам по маленько, — он проковылял до длинной скамьи у стены, — С вашего разрешения, миссир.
Пристроив косточки, демон блаженно улыбнулся.
Фабиана посмотрел на него с сочувствием. Сама мысль, что еще совсем недавно, он бегал сюда за новой порцией полезных книг и встречал его мудрый, энергичный Эпэль, а не развалина, в которую тот превратился за последние годы, казалась ужасающей. Молодость — роскошь демонов, незадолго до окончания срока бесследно исчезает. Отец вообще в маразм впал, когда постарел! Даже короли бессильны перед лицом дряхления.
— Миссир, я еще не написал свою бумагу.
— Знаю, но не волнуйся, я здесь не за этим. Мне с тобой посоветоваться нужно, — Фаб убрал крылья в спину. Он остался стоять. Надо отдать старику должное: полутемное помещение библиотеки напрочь лишено запаха сырости, а книги и свитки бережно сложены на полках. С другой стороны — а как иначе, если демоны давно забыли дорогу в библиотеку? Даже он грешным делом забросил чтение лет десять назад.
— Селена, разве смею я давать советы королю?! Ваш отец сейчас в лунном океане захлебывается.
Фабиан усмехнулся и внезапно, на него напало давящее ощущение угрозы. Абсолютно беспричинное, словно где-то за массивными полками притаилась угроза его демонически крепкой жизни!
— Верно, поскольку Талеф после него, всем составом отправится в этот самый лунный океан, если я что-нибудь не предприму! Как нарочно, на ум ничего не приходит. Но лорд Самайн, заявил, будто мои придворные поддерживают идею с кольцом «Ошнйником». Вот я и пришел узнать у тебя подробности, как у самого мудрого.
— Ох, — Эпэль схватил себя за бороду и покачал головой, — Красивая сказка, сулящая нам спасение. «Ошейник» — шанс открыть врата в мир Омена, шанс потушить пожар в Пандоруме. Да что я рассказываю, будто вы сами не знаете!
Фабиан призадумался, но мысли все время сбивались. Давящее чувство сдавило легкие.
— Допустим, «Ошейник» действительно ключ к спасению, но каковы реальные шансы, что людишки его сохранили? И если сохранили, почему столько веков не использовали?
— Нельзя недооценивать мир Омена! Кто знает, по какому пути там пошли, избавившись от нас? Может кольцо было спрятано или его недостаточно хорошо пытались уничтожить.
— Скорее, тщеславные людишки оставили его как трофей.
— Согласен с вами. А надевшая кольцо, могла знать о его силе и воспользовалась, как средством защиты.
— Это бы объясняло мои странные раны. Но я скептик и не верю, просто не верю в подобную возможность и все!
— Вдруг людишка не знает, что, если вы погибните, она тоже умрет? — продолжал старик гнуть свое.
— По идее я должен эту самую людишку чувствовать, а я не чувствую её! Понимаешь! Нету никакого кольца! — он почти задыхался от нахлынувшей злости. Собственный голос показался Фабиану чужим. Воздух в библиотеке таинственным образом испарился, оставив вакуум. Стоп! А почему лорд Эпэль ничего не ощущает?!
— Миссир, вы побледнели! Что с вами?!
Ему хотелось сказать вскочившему хранителю, что тот еще себя не видел! Но Фабиан не мог — он в прямом смысле задыхался, хватаясь за горло. Грудь распирало, легкие жгло огнем, а хуже всего — он совершенно не понимал, что происходит?!
Фабиан начал оседать на пол, отчаянно хватаясь за горло. Напряжение в глазах перешло в невыносимую боль, и, к несчастью, вызвало бурный поток слез. Еще не один демон, даже самый низкий, не смел рыдать при агонии, а он король и позволяет себе такую низость!
Чтобы с достоинством выдержать смертельное испытание, Фаб лихорадочно смахивал слезы, натирая выпученные глаза до красна.
— Миссир! Миссир! Это оно! Это кольцо! — кричал лорд Эпэль, склоняясь над ним.
— Что… мне… делать...- из последних сил прохрипел Фаб, чувствуя, что тьма подобралась вплотную.
Он лежал на полу библиотеки, умирая от непонятного чего, и отчаянно желая выжить!
— Я не знаю, — сказал демон растерянно, но в следующую секунду заорал во всю глотку, — Вытащите её!
— !?
— Миссир, — Эпэль схватил его за ворот туники и затряс, — Кольцо, это ошейник, а поводок от него в ваших руках! Тяните и возможно, извлечете людишку из лап смерти! Тяните, слышите!
Даже на смертном одре его подданные твердят про кольцо! Будь оно тысячу раз неладно!
— Заклинаю, миссир! Тяните за поводок, иначе окажетесь в чертоге Селены!
Едва ор демона вызвал в Фабиане внутреннее содрогание, как инстинкты проснулись и уцепились за единственную соломинку.
Фабиан не понимал, да и некогда ему было понимать, что и как делать. Он просто представил в руках поводок и начала тянуть импровизированную нить на себя.
Сознание почти не подчинялось. Сильный, венценосный демон таял на глазах. Звуки приглушенной музыкой пронеслись в голове на пару с чудесными воспоминаниями.
Вот он впервые видит Несси — стройную, темноволосую и такую горделивую, что грех не влюбиться. Вот они впервые целуются под надежной тенью старой ивы. Несси улыбается, Несси злиться, Несси хмуриться или грустит, ему все было дорого, каждый миг, проведенный с ней. Неужели он больше не сожмет свою демонессу в жарких объятиях? Не вкусит её губ, не познает её тела?
Он болтал руками в пустоте, уже и не помня зачем. Лицо Эпэля расплылось, а голос заглох. Последнее усилие и темное пятно возникает сверху, на потолке, стремительно приближаясь.
Последнее что ощутил Фабиан, покидая реальность — как его грубо оттащили, рядом упало что-то тяжелое и поток теплой воды окончательно погрузил демона в смертельное небытие.

Как только давление ослабло, ошарашенная София всплыла на поверхность, жадно хватая ртом воздух. Она ожидала повтора, не теша себя надеждой, что убийца каким-то чудом ретировалась и не попытается утопить её снова!
Господи, неужели она смогла так долго находиться под водой и не умереть!?
Уцепившись за края ванны и надышавшись вдоволь, София разомкнула глаза и их тут же защипало. Жаркие капли, стекающие по лбу, заставили её очнуться. Рядом никого, а стало быть леди Бьянку остановили! Принцесса осталась жива…
По суровому закону жизни, радость Софии не продлилась долго. Протерев глаза, она обнаружила себя не в покоях, а в… библиотеке!?
Темная, освещенная свечами комната с огромными, высокими книжными стеллажами. Но как она здесь оказалась!? Или она… умерла!?
— Миссир, во имя Селены, дышите! — услышала София откуда-то сбоку, и приподнявшись, увидела на полу двух людей. Старик в балахоне, как у средневековых монахов, убаюкивал на руках молодого мужчину в бессознательном состоянии. Одежда на втором была странной, и вместе с тем, торжественной и видно, что дорогой. Еще мужчина был весь мокрый и его черные волосы кудрявыми прядями струились по волевому лицу. София невольно восхитилась его красотой, на миг забыв обо всем на свете!
— Миссир, дышите, прошу! — умолял старик. О нет! Неужели прекрасный незнакомец на его руках мертв!? Она издала всхлип и тут же пожалела. Старик поднял на нее лютые, полные злобы глаза. — Ты! Если ты не сдохла, то еще есть шанс спасти короля!
"-Спасти короля!? О чем он!?" — она прижала к себе колени, готовясь уйти под воду, если безумец посмеет приблизиться к ней.
— Проклятая людишка, от вашего племени одни беды!
"- Я, наверное, в ад попала, или с ума сошла, или сплю" — но щипая себя за бедра, София раз за разом убеждалась, что все происходит на самом деле. Она понятия не имела, как избежала смерти и как попала сюда, но одно в одном была уверенна наверняка — она не во дворце, и даже не в Англии!
— Миссир, — старик потряс мужчину за плечи и тот очнулся, ерзая на полу и издавая жалобные стоны. — Хвала, Селене, вы живы!
Он подхватил мужчину на руки и отнес к лавке у стены. Бережно уложив, вновь обратил гневный взгляд на Софию и шипя, поплелся к её ванне.
Внутри все сжалось от страха. Но она — принцесса, и не будет умолять о пощаде!
Старик грубо сунул в ванну свою костлявую руку.
— Нахал! Да как вы смеете! — завизжала София, пытаясь выловить под водой конечность старого извращенца. Он оказался проворнее, и схватив её за палец, на котором она носила кольцо, вытянул его на свет.
— Так это правда. Людишки сохранили ошейник! — воскликнул старик радостно и тут до Софии стал понемногу доходить невероятный смысл происходящего.
— Я в Талефе!?
— Глупое отродье. Неужели ты думала, что, напялив ошейник, будешь разгуливать по Земле и никогда не понесешь расплаты? Благодари Селену, что король выжил! Иначе твой расчлененный трупп украшал бы сейчас бастионы замка!
— Хм, — вода в ванне стала остывать от ее леденящей дрожи, — Безумие какое-то! Вы ведь не существуете! Талеф, ошейник, это всего лишь легенды!
Пока она озвучивала десятки аргументов, старик крутил её палец, чуть ли не ломая, и рассматривал проклятое кольцо, то улыбаясь, то злобно хмуря брови.
— Вы хорошо о нем заботились, раз за тысячу лет оно не утратило ни силы, ни красоты! Но не обольщайся, когда король придет в себя, ты проклянешь тот миг, когда осмелилась надеть его на свой бренный пальчик. — он оторвался от созерцания кольца, и перевел оценивающий взгляд на нее. София, только сейчас ощутив свою наготу под водой, залилась краской. Пены почти не оставалось, и если бы не поза, она была бы как на ладони!
— Прошу вас, отвернитесь. Я уже не рада, что ослушалась бабушку и выкрала кольцо! О, как я жалею, вы не представля… Погодите-ка, демоны что, знаю английский!?
— Кольцо наделило тебя даром понимать нас и говорить на нашем языке. Даже низшие демоны не опустятся до изучения рабских языков!
— Рабских языков!? Да будет вам известно, мистер, в Великобритании уже девять сотен лет нет рабства!
Их обоих отвлек стон. Мужчина на лавке ворочаясь, звал какую-то Несси.
София воспользовалась заминкой и высвободила свою руку, надежно спрятав её за спину. Если старик — демон, кольцо — «Ошейник», легенда — правдива, а красивый незнакомец — король, то выходит, что она… его невеста! Вместо того, чтоб прийти в ужас, София испытала неподдельный восторг. Наконец-то сбылась тайная, заветная мечта оказаться подальше от Лондона и всего, что связанно с королевскими обязанностями!
Вот только, как быть с демонической враждебностью?! Талеф, демоны! Просто не верится! А еще не вериться, что её «жених», настолько красив. Интересно, а какой он в жизни?
Так вот почему её не взяли пули, и не сумела утопить Бьянка! Весь удар доставался ему! София ощутила в сердце теплый прилив благодарности и посмотрела в сторону короля с улыбкой.
— Гляжу, тебе наш король Фабиан пришелся по вкусу, — усмехнулся старик, — И не мечтай! Он запрет тебя в темнице, как только на ноги встанет. А у демонов это быстро.
— В темнице!? Я же его невеста!
— Ишь, губу раскатала, — засмеялся демон, — У короля уже есть невеста, а ты, между прочим, им свадьбу сорвала. Демоны ненавидят людей, а тебя возненавидят вдвойне!
— Послушайте, мистер! Вы говорите ни с какой-то простолюдинкой, перед вами будущая королева Великобритания, принцесса Анна София Виктория…
— Да хоть наместница Селены, — демон разразился громких хохотом, и до Софии дошла вибрация стен и пола, напугав её изрядно. — Участь твоя решится быстро и готовься к худшему, принцесса, — выплюнул он последнее слово с презрением, больно задевшем её сердце. И тут Софии стало снова страшно. Радость от фантастической смены обстановки, сменилась тревогой за собственную жизнь.
— Я не знала, что кольцо волшебное. Клянусь, я просто хотела его надеть, потому что оно манило меня много лет! Я не верила ни в каких демонов и никогда не желала зла вашему королю! Вы несправедливы ко мне.
Если все демоны выглядят как эти двое, значит они безумно походят на людей. Значит, человеческое им тоже не чуждо и, они сумеют правильно понять её, и не причинять вреда. По крайне мере, надеяться Софии не на что. У нее даже платья нет!
— С какой стати мне доверять тебе? Ваше второе имя — подлость! Одна уже окрутила нашего короля и повергла все сумеречное царство в агонию! А ты очевидно, строишь планы как окончательно стереть нас с лица Вселенной!
— Что?! Нет! Вовсе нет! Я даже не понимаю, как попала сюда! Клянусь, у меня и в мыслях не было навредить вам!
Старый демон пометался взглядом между ней и стонущим королем, затем вздохнул и произнес:
— Если о тебе узнают, это наделает много шума. А в Талефе и так полный хаос! Вот что, оставайся здесь и никуда не уходи. Если вдруг кто зайдет, скажи, что ты моя племянница из Сиреневого лордоната, а я отбыл по поручению короля.
Он подошел к лавке и взяв на руки короля, стал удаляться.
— Стойте! У меня вода остыла! Я же закоченею! Скажите хоть, где у вас одежда?
— Походишь голой, — как ни в чем не бывало ответил старик и вышел за дверь, вместе с её «женихом».
София в шоке смотрела им вслед, надеясь, что действительно не сошла с ума.



Глава 4



Вечер. Напряженная атмосфера. Все в ожидании короля. Ходят слухи будто сегодня, его чуть было не убило. На входе в тронный зал возвышались полуовальные, деревянные, дверные створки в два этажа. От них тянулась алая ковровая дорожка, заканчивавшаяся у помоста с троном. По бокам от дорожки толпились демоны-придворные, все сжимали в руках бумажные свитки и взволнованно переговаривались между собой.
В западном крыле замка, король, которого жаждали лицезреть подданные, пытался дождаться окончания регенерации. Обычно она наступала быстро, но сегодня повреждения коснулись внутренних органов, а причина повреждений и вовсе заслуживала отдельного внимания! Ошейник. Теперь Фабиан окончательно убедился — кольцо в мире Омена существует. Он связан с презренным человеком, смеющим нагло рисковать его демонической жизнью, ради личной безопасности!
Оба открытия — одно хуже другого, вызвали пронзительный гнев. Злость растеклась по телу, подобно лаве. И вместе с тем Фабиан боялся, что его участь предрешена — он погибнет из-за человеческой женщины, как когда-то его предок. Вот только Вельзвул сам выбрал свою судьбу, а его поставили перед фактом… Селена! Что же делать?

София все еще не могла поверить в происходящее. Господи, как тяжко осознать все это! Демоны и «Ошейник». Создания, внешне напоминающие людей, а на самом деле темные, сатанинские отродья (если верить легендам). И она прикована к их королю магическим кольцом! Её трясет от страха. Поразительно, как она еще не лишалась рассудка?
Старый демон, по чьей вине она целый час просидела в ледяной ванной, не переставал издеваться. Он принес ей мешковину вместо полотенца, нагло глазел на то, как она обтирает тело и в довершение, бросил ей под ноги старую, помятую одежду со словами:
— Это принадлежало любовнице старого короля, но она уже лет пять как сбежала с бескрылым, так что пользуйся на здоровье.
София, преодолевая отвращение, плотно укуталась в грубую ткань. Особо не оботрешься такой — остаются царапины. А то что старик бес стыда и совести смотрел на нее, уже не так сильно волновало. Лишь бы не причинил вреда!
"-Но он и не может причинить! Все отразится на короле!" — успокаивала она себя. А как быть с самим королем? При одной мысли, что он придумает, как её наказать, София впадала в ступор.
Долгожданная свобода от дворцовой тирании сглаживала шокирующий эффект обстоятельств. Недолго. Когда до нее дошло, что её статус здесь не имеет значения, Софию снова захлестнул страх. Снисхождения ждать не стоит! А за красивой внешностью короля, мог скрываться кровожадный монстр.
Она с мольбой взглянула на старого демона:
— Что вы собираетесь со мной делать?
— Пока ничего. Будешь слушаться, возможно, я найду способ как вернуть тебя в твой мир. А будешь много болтать и ерепениться, миссир живо тебя укротит.
Почему они называют короля «Миссир» через и, если правильно через е!? И что за порядки царят в их мире?! Почему этот хамоватый, самодовольный старик вдруг решил помочь ей?!
— Значит, вы спасете меня?!
— Не тебя. Больно нужна ты! Я верен своему королю и ради его блага, скрою причину твоего истинного пребывания здесь. Ты слишком много болтаешь. Напяливай шмотье и идем в тронный зал. По дороге объясню в двух словах, как вести себя и что говорить. Пошевеливайся!


***

Появление Софии в тронном зале встретили менее оживленно, чем она предполагала. Похожая на только что выволоченную из постели: в платье, напоминающем летнюю, ночную сорочку с откровенным декольте и тонкими бретелями, распущенными, все еще влажными волосами, странным ожерельем из костей, одной перчатке без пальцев, скрывающей кольцо, ну и в грубых, деревянных башмаках; она сгорала со стыда и думала, что старик просто хотел унизить её. Каково же было узнать, что по сравнению с другими, она еще скромно выглядит!
Демонические женщины, все поголовно — красавицы, с черными как крылья воронов, волосами и гипнотическим взглядом, носили платья выше колен и настолько откровенные, будто шили их для публичного дома! Лишь пожилые дамы с сединой, были одеты в такие же длинные сорочки, как на Софие.
— Хоть что-то забудешь, пеняй на себя, — угрожающе прошептал ей на ухо старик.
София сжала кулаки, ведь позабыла абсолютно все, чему он научил. Оставалось надеяться, что к ним никто не подойдет.
— Лорд Эпэль, — красивый юноша, с повязкой на одном глазу вырос возле них неожиданно. У Софии чуть сердце от испуга не выпрыгнуло.
— Лорд Самайн, познакомьтесь, моя племянница Сия.
Она машинально преподнесла юноше ладонь для поцелуя, но встретив недоуменный взгляд, тут же прижала руку к себе.
— Она из бескрылых, плохо соображает, — пояснил старый демон, чем очень сильно задел её самолюбие. Но София тактично промолчала, понимая, что безопаснее со всем соглашаться.
— Не знал, что у вас есть родня из бескрылых.
— Мой брат знатный гулеха, заделал сотню бастардов, а мне расхлебывать.
— С её красотой, жених найдется быстро. Сплавишь в мгновение ока, — юноша подмигнул, а София пыталась сохранить остатки самообладания.
Она потерла палец с кольцом, надежно скрываемым материей перчатки от посторонних и, опустила глаза в пол. Чувствовать себя не в своей тарелке, это самая мягкая характеристика её состояния. Как она может претворяться бескрылым демоном, если кардинально от них отличается?!
— Молчи, улыбайся, веди себя расковано, можешь хамить и грубить, но запомни, что ты глупая, никаких признаков ума! — строго настрого поучал старый демон.
— Давай-ка ты на мне и женись! — неожиданно для самой себя выдала София, причем игривым тоном, будто неведомая сила заставила тотчас же вжиться в роль.
— Аххахах! Ты, конечно, пирожок сладкий, но не для моего стола! — юноша еще раз подмигнул и тряхнув черной копной кудрей, развернулся и зашагал к трону, продолжая заливаться смехом.
— Что это с ним?! — шепотом поинтересовалась она у старого демона.
— Демоны женятся только на представительницах своего вида. Высшие на высших, низшие на низших, бескрылые на бескрылых. Лорд Самайн — высший демон, и при всем желании не смог бы взять тебя в жены.
— Потому что на мне «ошейник»?
— Тсс! С ума сошла! Нас могут услышать!
— Тогда зачем вы привели меня сюда, не лучше ли было, оставить где-нибудь одну?
— Так! Вижу тебе и притворяться не надо, дура набитая. — он больно схватил её за запястье, и склонившись к самому уху, прошипел, — Если останешься одна, станешь жертвой любвеобильности демонов. А поскольку ты у нас особенная, король это ощутит и тогда ты себя раскроешь. Безопаснее держаться подле меня и ни на шаг не отступать. Понятно?
— Да.
Гул голосов стих и в этой тишине, режущим скрежетом распахнулись двери. Король торжественно ступил на ковровую дорожку.
София оцепенела. По спине забегали ледяные мурашки. Вдруг он узнает кто она? Вдруг ощутит?
Вместо того чтоб уткнуться взглядом в пол, спрятаться за спинами демонов, она во все глаза уставилась на короля. Никто не загораживал ей обзор, ведь они со стариком стояли у самого края ковровой дорожки. София сжалась, проклиная страх и любопытство, равноправно владеющих её душой.
Черноволосый король, шел бодро, величественно держа осанку и улыбаясь подданным, приветственно склоняющим перед ним головы. Настоящий монарх, ничего не скажешь! В его темных глазах столько смелости, величия, что София почувствовала себя песчинкой. А ведь она тоже как-никак будущая королева! Но даже не видя себя со стороны, она понимала, что на подобных мероприятиях, её появление выглядело блекло, она излучала тупую покорность старшим, скрывая собственные чувства глубоко внутри.
Второе, на что она не могла не обратить внимание — его необычайная внешняя привлекательность! С первого взгляда она отметила, что её «жених» красив, и только сейчас поняла насколько!
Все аристократы и принцы Европы, с их снобизмом и высокомерием, и в подметки не годились королю демонов. София буквально физически ощущала мощь, исходящую от его фигуры. Даже не банальную силу, а нечто духовное. И его красота завораживала, пробуждая в ней странные отклики, заставляя сердце сжиматься в сладостном спазме.
Королевские черты лица: высокие скулы, слегка припухлые щеки, гордый, прямоугольный подбородок, небольшие глаза и низкие брови, а еще немного орлиный нос с тонкими губами, делали его поистине притягательным! Никакой смазливости или жесткости!
Черные, как смола для дирижаблей, волосы спадали до плеч и были зачесаны назад, обнажая молочно-фарфоровый лоб. Голову короля венчала причудливая корона из темного материала, чье происхождение София так и не смогла угадать.
Король Фабиан завладел её мыслями без остатка. Слишком поздно София сообразила, что нужно поклониться. Он поравнялся с нею, повернул голову и остановился. Их глаза встретились. В этот момент, не то что разум, все её существо затрясло в неописуемом, волнительном восторге. София была готова вечно так стоять, наслаждаясь неподдельной искренностью демонического взгляда. Она не обращала внимания на попытки старика вернуть её с небес на землю, ритмичными подергиваниями и откровенными шлепками. Позабыла о страхе, об опасности, о том, где находится. Только тихий шепот дыхания, бешеное биение сердца и он…

Фабиан до сих пор был рассержен, вдобавок глупое чувство страха (наверняка исходящее от человечишки), мешало ему сосредоточиться. Он еще не научился отличать собственное я и ту, с которой его связывало кольцо. Да и как тут научишься, с таким обилием бедствий на бедную голову!
Ситуация в королевстве и его личной жизни складывалась печальная, если не катастрофическая. Фабиан с сожалением улыбнулся, сдаваться он не собирается, но и кольцо надо как-то вернуть в Талеф!
Войдя в тронный зал, он ощутил кардинальную смену настроения. Злость сменилась легкой взволнованностью, а страх воодушевлением. Странно, никогда вроде он не замечал за собой павлиньи замашки, а тут вдруг так восхитил сам себя, что боязно даже!
Вышагивая по ковру к трону, его необъяснимо тянуло уйти вправо, в толпу придворных. Тяга становилась невыносимой, настолько, что пришлось остановиться. Он повернул голову и… увидел её! Демонессу, чьи волосы были не черными, а каштановыми, а глаза голубыми, как ясное небо! Никогда прежде, не доводилось ему видеть подобные оттенки у демонов, да и её он видел впервые в жизни…



Глава 5

Оказавшись в другом мире, София так до конца и не осознала опасность происходящего. Король демонов, смотрящий прямо на нее, казался воплощением мужественности и красоты, вызывая в невинном сердце жгучий трепет. Её мечты, всю жизнь ограничивались рамками, что делало общение с противоположным полом невозможным. Сейчас же, София ощущала подобие свободомыслия и не стыдилась зарождающейся симпатии.
— Кто ты? — спросил король, чьи глаза заворожили её с первых секунд.
— Миссир, это моя бескрылая племянница, тупая как дерево, — старик сделал шаг вперед и попытался загородить Софию собой, встав между ними.
— Я не тебя спрашиваю, лорд Эпэль, — король без усилий отодвинул старика, не скрывая раздражения, — Пусть сама скажет. Хочу знать, где у нас в королевстве отыскались голубоглазые демонессы, да еще с таким редким цветом волос.
До Софии дошло, что король заподозрил подвох. Она испуганно вздохнула, покосилась по сторонам, прикидывая, успеет ли сбежать. Первоначальное очарование сникло, стоило почуять угрозу собственной жизни. Однако, годами тренированное самообладание пришло на выручку. Она присела перед королем в глубоком реверансе, чем тут же вызвала гул смеха. Видимо, здесь не привыкли к придворному церемониалу.
— Меня зовут Сия, ваше величество, я племянница лорда Эпэля из Сиреневого лордоната. Дядя приютил меня, ведь идти мне некуда. Простите нас.
Король разве что рта не раскрыл от удивления. Зал стих, послав к Софии несколько десятков любопытных взглядов.
— Эпэль! — грозно позвал король и старик, воспользовавшись этим, вновь загородил её собой от греха подальше.
— Да, миссир?
— Войска враждебного королевства как раз осадили Сиреневый лордонат. Ты уверен, что она твоя племянница, а не шпионка?
— Уверен, миссир. Да и какая шпионка из бескрылой?!
— Непохожа она на бескрылую. Но в виде исключения, я разрешу ей остаться под твою ответственность. Пусть ступает служить на кухню, нечего ей делать в тронном зале. — сурово объявил король. Софии даже обидно стало за подобное презрение с его стороны. Она-то в глубине души, размечталась о взаимной симпатии.
— Хорошо, миссир. Я сейчас же её уведу. — и грубо взяв Софию под руку, старик поспешил к выходу.
Только достигнув середины пустынного коридора, он соизволил её отпустить.
— Плохо дело, он тебя чует. Еще немного, поймет кто ты есть на самом деле. — шепотом заключил старый демон, задумчиво глядя в окно. София тоже глянула, из любопытства и чтобы унять волнение.
Вечерние пейзажи мира демонов походили на осеннюю Шотландию. Глыбы холмов возвышались, изгибая линию горизонта, деревья казались высоченными, окутанными гривой пышной листвы, и над всем этим природным великолепием царил золотисто-красный отлив, порожденный… двумя закатами?!
— У вас два светила на небе?! — потрясено спросила она, забыв о только что услышанном предупреждении.
— Что? А, ты про звезду, дарящую свет. Нет, она одна. А то, что горит на горизонте, это Пандорум. — они, не сговариваясь, подошли ближе к овальному окну. Визуально, София отметила довольно-таки приличное стекло, да и деревянная рама была похожа на те, что встречаются в средневековых замках. Впрочем, при более детальном рассмотрении, строение, в котором она находилось, скорее всего, будет иметь сходство с готическим архитектурным стилем.
— При всем уважении, милорд, я до сегодняшнего дня и понятия не имела о демоническом мире, потому не могу знать, что такое этот ваш Пандорум, и почему он сияет подобно солнцу. — сдержанно высказала София. Второе зарево представляло желтый, пылающий купол, будто солнце почти зашло за горизонт. Если это не светило, то что тогда?
— Вижу, в Омене людишкам память отшибло хорошенько так. Что ж, слушай, — старик придвинулся к ней ближе, оперся сложенными руками об узкий подоконник и завел длинный рассказ, — Когда-то демоны правили в вашем мире, а вы были не чем иным, как источником рабской силы. Ваша земля хранила золото, самоцветы, древесину, камни, да и кучу всяческой живности. В сумеречном царстве этого не было. По праву сильного, мы властвовали над вами. Но слабым людишкам захотелось восстать и это они начали войну. Мы с лёгкостью одолевали их, пока коварные создания не пошли на хитрость и не подослали к нам свое отродье, колдовскими чарами пленившее нашего короля. Браки между разными видами недопустимы, как я уже говорил. Они просто не осуществляются высшими силами. Но Вельзвул был одержим и пошел на сделку с богиней. Кольцо, позволяющее совершать таинство брака, в обмен на самый большой и богатый город Талефа, Пандорум. Город, где жили тысячи доблестных воинов, были сосредоточены все запасы ресурсов и хранились ключи от ворот в ваш мир. В один миг его накрыл купол священного огня, — у старика на лице заходили желваки, а глаза почернели от злости, голос перешел на зловещий, скрипучий тон, — Все жители, обречены гореть заживо и не умирать, испытывая жуткие муки. Королевство осталось без богатств, приговоренное на нищенское существование, а врата в мир Омена незапертыми и без ключей.
— Прошу прощение, что перебиваю. Но, разве врата в наш мир не были заперты принцессой Нелой с помощью ключа? Где же она взяла его?
— Не произноси это имя, оно под запретом! — гаркнул на нее старик, — Я и так тебе много лишнего наболтал, поганое ты отродье! Чтоб Селена забрала всё ваше племя! Идем на кухню, там тебе самое место!

И чего он нагрубил красавице? Фаб восседал на троне, делал вид что слушает придворных, при этом внимательно читает их бумаги, а на самом деле думал о новенькой демонессе. Бескрылая? Жаль, конечно, но не смертельно. Жениться он на ней не собирался, а вот поразвлечься вполне себе можно. Так, почему он был грубым? Потому что удивился её внешности? Нет, скорее, взбесился, что её в замок протащили без его ведома и согласия. Устроили, понимаешь, проходной двор! Если бы он не вставил жесткое, королевское фи, на завтра каждый второй демон притащил бы в замок с десяток родичей и попробуй, потом, прокорми эту ораву.
Ох, и хороша же бескрылая. Фигурой стройная, плечики белоснежные, а волосы, волосы само загляденье! Личиком, тоже вроде ничего. И как смотрела на него своими большими, голубыми глазищами, будто призывала «возьми меня прямо здесь»…
— Миссир, позволите мне самому зачитать бумагу, — лорд Самайн, поправляя повязку на глазу, отвлек Фаба от мечтаний.
— Дерзай.
— Это не только мое мнение, но и мнение многих других демонов, — он впился единственным глазом в текст и озвучил, — Найти способ вернуть кольцо «Ошейник» в Талеф, затем заключить оборотную сделку с богиней луны Селеной и взамен кольца, просить освободить от огня Пандорум.
Самайн замолк, Фаб пару раз печально вздохнул для вида. Селена! Его высшие по уму догоняют низших.
— Как мы, Селена вас подери, вернем это кольцо? Все только и говорят, что надо делать, а как это сделать, пусть у короля голова болит, -справедливо возмутился он, — Мне нужна конкретика! Ну там, кинуться всей оравой в библиотеку и книжки изучать, пока не найдем что-то путное. Или там, пойти куда в священные места, Селену на диалог вызвать. Да хоть что-нибудь, понимаете!
— Да, миссир, — подданные виновато опустили головы. Видимо, он сейчас им не слабо так самооценку понизил.
— Дальше. За всю историю сумеречного царства, не было ни одной оборотной сделки. Более того, мои безмозглые, за всю историю Талефа, только наш король Вельзвул заключил хоть какую-то сделку с богиней. Вы что, базар со священным перепутали?! Единственная мысль, которая иногда звучала в королевстве, это то, что кольцо можно бросить в священное озеро в период полнолуния. И то не факт, что сработает!
Он величественно поднял пятую точку с трона и распахнул руки.
— У нас нет времени заниматься кольцом. Три части границы осаждены соседями! Вода в королевстве настолько плоха, что скоро нам будет нечего пить. Да и с едой дела обстоят не лучше. Поданные, ау! Нам надо придумать, как действовать здесь и сейчас, а не гоняться за чудом. Даю вам вторую попытку. Завтра к утру жду новые бумаги, с конкретикой! — он демонстративно разорвал листы, лежащие на столике рядом с троном, а клочья развеял по залу. — А теперь, бегом ужинать, пока еще есть чем.

Кухня демонов была небольшой, отгороженной от соседних помещений толстенной стеной, комнатой, без окон и дверей. Единственным входом служил узкий проход почти в углу. Слабое освещение шло с низкого потолка, где в круглой люстре горели несколько вонючих свечей, дымящих так, что у Софии сразу заслезились глаза. Еще здесь пахло капустой и тошнотворным варевом.
Деревянный столик, за которым несколько седовласых женщин, сидя друг напротив друга, шинковали полугнилую капусту, выглядел обшарпанным и шатким, непрерывно скрипя. За плечами тех, кто сидели лицом к Софии, источал пар огромный чан, подогреваемый благодаря каменному очагу. Над чаном располагались подвешенные на веревке пучки сушеной травы. Подняв глаза чуть выше, можно было увидеть, что они свисают с железного крюка, прибитого к потолку. Слева от очага лежала целая гора деревянных тарелок, чашек, ложек, в общем примитивной посуды, из которой в её мире едят разве что самые бедные слои населения. Значит, в Талефе действительно дела плохи, раз в королевском замке не могут себе позволить фарфор. Или же проблема в том, что здесь не водятся необходимые глина и шпат? Старик ведь говорил о проблеме с полезными ископаемыми.
София вздохнула. С одной стороны, её мучил интерес. История, география и устройство нового, неведомого мира — что может быть увлекательнее, чем исследования в данных областях? С другой стороны, она опасалась за свою жизнь. Людей тут не жалуют, да еще и кольцо для них предстает символом всех ненастий, постигших королевство. И её прежняя жизнь, то, о чем она старалась не думать, сейчас вдруг сильно стало беспокоить. Пропажа наследной принцессы не только ударит по здоровью бабушки-королевы, но и может ввергнуть Британию в династический кризис, ослабить государство, дать силы мятежникам… Её прямой долг сделать всё для возвращения!
— Это моя племянница Сия. Король определил её работать с вами. Она бескрылая, так что не поручайте ей тяжелую работу.
— Хорошо, Эпэль, — отозвалась одна из женщин, та что, сидела лицом к ним. Она посмотрела на Софию и её старческое лицо украсили улыбчивые морщинки, — Сия, ты можешь подавать еду за стол, а если умеешь петь, мы будем рады тебя послушать за работой. А то звуки бурлящего котла уже приелись.
Перспектива быть подавальщицей Софию не страшила. Другое дело, что она понятия не имела как это делается. Но ничего, попросит показать, вроде как дамы настроены доброжелательно. А петь она умела, как играть на музыкальных инструментах, говорить на нескольких языках, заниматься живописью и далее по списку.
— Она не умеет петь, — почему-то решил за нее старик, — Глупая, недалекая, короче, держите её подальше от посуды и других демонов. Вон, пусть в углу посидит, раз вам помощь не нужна.
Возражать София не стала, хоть и обиделась. Ведь кому понравится, когда его возможность быть полезным пресекут на корню?
— Вечно ты ворчишь, — заступилась за нее другая демонесса, сидящая спиной и так и не обернувшаяся к ним, — Оставляй нам Сию и проваливай, мы уж найдем ей занятие.
— Да ради Селены, — возмутился старик и, склонившись к её уху, прошептал, — Заклинаю, не облажайся.
Когда старик ушел, одна из женщин, та, что первой её поприветствовала, отодвинула рядом с собой табурет и пригласила Софию присесть.
Каково же было её удивление, когда она поняла, что старые женщины между собой очень похожи, будто сестры-близнецы, да и капусту они шинковали синхронно, отбивая ножом единый такт.
— Меня зовут Амиртина, — сказала её соседка, — А это мои сестры, Лилау, Милифертина и Эрилина. Расскажи, откуда у такого дряхлого ворчуна выискалась такая чудесная племянница?
"-Какие у них забавные и в то же время красивые имена" — София улыбнулась и озвучила заранее заготовленную стариком легенду:
— В Сиреновом лордонате осада, родители отправили меня сюда.
— У вас там все бескрылые голубоокие? — спросила Лилау, та старушка, которая за нее заступилась.
— Не все.
— Это у них от людей осталось. Там обожали человеческих женщин. — пояснила Милифертина, — И Амрита, зачем Сие наши длинючие имена. Зови нас просто Ами, Ли, Эри и Мили. Давненько у нас гостей не было, да еще таких молоденьких. Сколько тебе? Пятьдесят или семьдесят?
— Сорок, — ответила София так, как ей велел старик, про себя поражаясь возрасту демонов.
— Ой, и правда дитя, — ахнула Ли, — А нам с сестрами двести девяносто. Еще десяток лет и к Селене отправимся, а ничего кроме кухни, за всю жизнь, так и не повидали.
— Как!? Вас что же, здесь постоянно заставляют находиться?
— Не вводи Сию в заблуждение, конечно, мы не пленницы кухни, — засмеялась Ами и закончив одновременно с сестрами шинковку, отложила нож, — Но с ранних лет прислуживаем тут.
Капуста пахла одновременно свежестью и гнилью, а теплый аромат из чана был ничуть не приятней, но София сдерживалась. То, что могла вести диалог при шуме ножей, для нее уже было прогрессом. В голове не укладывалось, как можно сотни лет провести здесь, в этом дурнопахнущем, темном, тесном помещении и не желать для себя чего-то большего?!
— Скажите, а почему вы используете в пищу гнилую капусту? Ведь это может быть опасным для здоровья.
Женщины рассмеялись хором, а София почувствовала себя неуютно, будто спросила что-то неподобающее.
— Ах, Сия, Сия, а разве в Сиреневом лордонате нет проблем с провизией? — спросила Ами и тут же добавила, — У нас в Королевском замке и окрестностях, урожай гиблый, едва хватает чтоб держаться, потому, даже гнилые овощи нам за счастье.
— Простите, я не хотела вас обидеть. Я очень глупа, как говорит мой дядя, — София стыдливо опустила глаза. Ей стало жалко этих существ, хоть их участь она считала заслуженной карой за грехи против человечества, их подобие тем же людям, помимо воли заставляло сопереживать.
— Ничего, мы тоже бескрылые, потому не в обиде. Поможешь нам забросить капусту в котел?
— Конечно.
Старушки не успели подняться с табуретов, как уже успели шокировать Софию. Они погружали свои костлявые руки в кучу нашинкованной капусты и зачерпывая оттуда её в кулак, кидали в чан по очереди.
Подражать им София не стала. Она взяла деревянную тарелку, набрала туда капусты с горкой и под удивленные взгляды старушек, закинула содержимое в чан.
— Ничего себе! — Ами выглядела потрясенной, будто перед ней только что продемонстрировали величайшее чудо.
— Это у вас в доме так положено? — Мили последовала примеру Софии и тоже взяв тарелку, стала наполнять ту капустой, — А мы-то, бескрылые дурехи, столетиями руками, да руками! Ах, какое счастье что на старости лет, Силена послала нам такую помощницу!
Сестры мгновенно приняли на вооружение новый для них способ подачи капусты в кипяток, а София стояла и искренне недоумевала — неужели те за столетия не додумались до столь элементарной вещи?! Но, на душе возникла теплота.ючцфюз Несмотря ни на что, она помогла им. И приятно чувствовать себя полезной, пусть и в такой незначительной мелочи.


Свидетельство о публикации №5447

Все права на произведение принадлежат автору. Сирена Питерская, 02 Октября 2017 ©

02 Октября 2017    Сирена Питерская Рейтинг: 0 0    156





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.



    Там, где небо соединяется с морем

    Солнце приближается к горизонту. Пора возвращаться домой, но Саша продолжает сидеть на берегу. Мокрый песок и холодный ветер не мешают мальчику наслаждаться закатом. Он не хочет домой, он хочет приблизиться к горизонту. Невозможно. Да, Саша знает, чт.. Читать дальше
    189 0 +1

    История Мифических существ. Героев магии, войны и

    Пролог
    Эта история началась триллионы лет тому назад, когда не было ни людей, ни животных, ни прекрасной планеты Земля с её флорой и фауной, ни даже самой Вселенной. Лишь кромешная тьма и бесформенный, безграничный хаос заполняли её необъятные п..
    Читать дальше
    227 0 0

    Друзья-враги.

    Многие не верят в судьбу. Зря. Она могущественна. А люди для неё, игрушки! Но парой, она любит менять правила... Читать дальше
    86 0 0




    + -