Пиши .про для писателей

Ардаэн

Автор: Дарья

Далеко, далеко, за пределами галактики Млечный путь, находится планета Туоафи, которую населяет раса гоцци. Планета делится на шесть огромных островов, подобных Земным континентам. Каждый из островов имеет своих представителей гоцци. Первый остров — Барханный, смесь песков и ветра, является одним из самых древних. На острове находится огромное количество пустынных оазисов, засохших рек и земель, но их гораздо меньше чем растительности. Большинство населения живут в деревнях, расположенных недалеко от городов.

Следующий остров — Торон, остров снега. Остров представляет собой огромную глыбу льда, на которой поселились гоцци. Остров окружен гигантской стеной. Внутри расположены множество городов и деревень. Из-за плохой экономики, остров не может похвастаться достопримечательностями. Большинство населения живут в деревнях, расположенных недалеко от городов.

Остров Саламандры, пустынное и неприветливое место с душным климатом и плохими условиями жизни. Этот остров словно выжжен солнцем.  Этого места стараются избегать все Гоцци. Днём там беспощадно светит солнце, испепеляя своими лучами практически всю влагу. Жители создают искусственные водоемы, потому, что на острове нет облаков, которые могли бы хоть немного защитить поверхность от жестокого солнца. Это место славится своими особыми закатами — когда садится солнце всё небо окрашивается в красно-оранжевый цвет. Большие плотоядные саламандры, обитающие там, напоминают драконов нежели ящериц. Это свирепые существа которые способны прожить без воды и еды долгое количество времени. Они живут вокруг скал и выжидают появления путника. Только местные жители могут приручить этих зловещих существ, да и то не всегда. Приручить одну такую тварь является символом настоящей отваги и силы духа.

Остров Возрождения — самый труднодоступный остров. Высокие деревья которые стремятся к небу в борьбе за солнечный свет. Разнообразные густые заросли кустарников и растения, паразиты обвивают стволы деревьев, преграждая, дорогу любому путнику. Растительность на этом острове растет с огромной скоростью, и местные Гоцци стараются бороться с ними, вырубая их день за днем. Ко всему этому на острове месяцами могут идти ливни, затопляя леса на несколько метров. Именно поэтому там строят дома на высоких деревянных столбах. Некоторые строят их прямо на деревьях. Но в таких случаях есть риск, что дерево, несмотря на большой ствол, обвалится вместе с домом. После масштабных наводнений вода сливается обратно в реки. Это место славится своими широкими быстрыми и самыми длинными реками в мире. Зачастую по ним на лодках Гоцци перемещаются по острову. Но не только этим примечателен этот остров. Там много разнообразных ядовитых змей и питонов. Они умело скрываются в зарослях, пользуясь своей маскировкой. Неумелый странник запросто может получить смертельный укус и умереть через несколько минут. Жизнь на этом острове это вечное выживание.Ночью же этот остров превращается в не менее опасную хоть и красивую сказку. В это время по всему острову распускаются цветы любых сортов. С каждым годом там можно обнаружить новый вид этих прекрасных растений. Самое важное и прекрасное это то, что они светятся подобно звёздам, привлекая этим птиц. Если сорвать цветок в спящем состоянии, то вскоре он увянет. А если заполучить цветок ночью, то он будет цвести и освещать темноту ещё долгое время. Много юношей приходят туда лишь для того, чтобы заполучить цветок для своей любимой и многие погибают от яда змей, которые выходят на охоту, разбуженные пением птиц.


Остров Пиатеи — Куда бы вы не повернули повсюду старые постройки, которые поражают своей красотой и годами прожитых лет. В тех, которые хорошо сохранились продолжают жить Гоцци. Некоторые дома же представляют собой просто груду камней, оставленной после войны. Здания оплетают растения и корни деревьев, местные жители обычно не трогают их считая, что сама природа хочет подержать и сохранит эти великие здания, которые возводились невероятным трудом. В этом месте есть любая растительность, которая служит пищей для животных. На острове присутствуют любые виды, начиная от насекомых заканчивая самыми необычно красивыми существами.Здесь совершенно отсутствуют хищники, поэтому животные и местные жители живут в гармонии, позволяя животным ходить по улицам и иногда даже ночевать у себя дома во время холодных ночей. Остров богат своим количеством рек и озёр. Считается, что вода на этом острове может залечить любые душевные раны и поможет стать намного ближе к природе.  

Остров Забытых душ- колония для преступников, появившихся после войны Гоцци с людьми. Иорлуона- король острова Берримор, сослал туда заклинателей. Заклинатели это те Гоцци, которые получили способность к чёрной магии и колдовству. В середине острова стоит колония, а вокруг неё кишат различные страшные твари, которые так и желают полакомиться Гоции.

Остров Берримора — После войны от крепости остались лишь руины, земля высохла и потеряла жизнь. Но Берримор после победы над врагами, восстановил остров и сделал его намного лучше, чем он был раньше. Маги воды и земли снова наделили землю жизнью; а целители восстановили погибшие растения и животных. В общем остров стал развиваться, позже построились многочисленные заводы, которые снова причиняли боль окружающей среде, но маги воздуха нашли решение в постройке воздуховых вакуумов. Остров начал капитально процветать, и до сих пор процветает.
Спустя несколько веков новый король Иорлуона, приказ организовать постройку Нефритовых мостов от Центрального острова к другим.

2 глава.

Планета Туоафи — жила в спокойствии и тишине до тех пор, пока люди не создали технологии, позволяющие путешествовать по космическому пространству. Они нашли Туоафи. Сначала люди показались Гоцци весьма дружелюбными, и они никогда так не ошибались. Первая экспедиция прибыла несколько позже космонавтов, они изучали инопланетную расу: их внешний вид, повадки и быт. Так же люди расспрашивали о полезных ископаемых, драгоценностях и о прочем ценном земном барахле. Гоцци с радостью делились своими секретами с гостями, раса не знала обмана, разрушения и войн. Спустя пару десятков лет на Туоафи прилетели люди. Представитель армии людей — Роберт встретился с королем Берримором. Он начал рассказывать правителю о том, как Земля страдает без полезных ископаемых, которыми так богата Туоафи. Король, конечно, поверив в эту ложь, согласился и позволил людям забрать часть их ресурсов. Но людям этого было мало, и они с большей жадностью прилетели снова, но Берримор отказал, оправдываясь тем, что его народу тоже нужны ресурсы. Роберт, почувствовав запах богатства и власти, пригрозил Берримору, что если он доброльно не согласится отдать то, что он просит, он будет вынужден силой это отобрать. Берримор, как и все Гоцци, не знал, что такое война, что такое людская алчность, и просто проигнорировал угрозу. Спустя пару дней, на остров Берримора случилось нападение. Люди не жалели ни Гоцци, ни существ, живущих на планете, они кромсали всё, что попадётся им на пути. Люди сжигали поселения, деревни, плантации. Берримор не знал, как защитить свой народ, он долго думал, что делать со всем этим. И тогда Оракул посоветовал ему призвать Пожирателя Душ. Пожиратель Душ это некое могущественное существо, которое за души может сделать невообразимое. Берримор долго сопротивлялся, потому что это существо не контролируется простым Гоцци. Если его выпустить, можно и не поймать. Оракул сказал, что выхода у короля нет. Либо он рискует, либо планета взвоет ещё сильнее, а его народ просто исчезнет.

Немного подумав, Берримор всё согласился с Оракулом и он позволил выпустить его на волю. Оракул выпустила Пожирателя Душ наружу. Тот с воем и визгом выполз из сосуда, наподобие Гоцци, и медленно произнес условия сделки.

-Я слишком слаб, чтобы вести с тобой диалог, мой король, поэтому сразу к делу, — прокряхтел он, — Я дам твоему народу силу обороняться, я могу даровать твоему народу магию, я могу защитить твою планету от инопланетных существ, взамен я требую лишь несколько тысяч душ.
-Несколько тысяч душ? — Берримор ожидал такие условия и почти было согласился, но тут существо вставило ещё одно условие.
-И моя часть поселится в теле твоей средней дочери, Ардаэн, — Пожиратель Душ медленно вился вокруг Берримора, медленно окутывая его в кокон тумана.
-Что? — король окаменел от слов существа.
-Не бойся, мой король, я не завладею её телом, это просто маленький аванс. Если ты нарушишь условия сделки, то твоя средняя дочь — Ардаэн, начнёт медленно умирать.
-Мой король, простите меня, но у нас нет другого выбора, мы должны, даже если больно, — нежным голосом произнесла Оракул.
-Да, мой король, если вы сдержите слово, то с вашей наилюбимешей дочерью ничего не произойдёт, — в воздухе появился контракт, где были описаны все условия сделки.
Король, немного подумав, всё же подписал контракт.

-Вот, не так и сложно, мой король, а теперь я прошу меня простить, мне нужно исчезнуть, — произнес Пожиратель Душ и исчез.
-Оракул, что такое? Куда он пропал? — Берримор затрёсся от страха.
-Не бойся, мой повелитель, завтра эту планету озарит неведомая до этого вам сила. Ваш народ обретёт магию. Мы не позволим этим ужасным созданиям, как люди, нападать на нашу планету и убивать наших Гоцци, — ласково шептала Оракул.
-Я надеюсь на это...- с грустью и страхом произнес король.

Каждый остров Туоафи получил свою магию. На Барханном острове почти все Гоцци получили способность управлять ветром. Жители Торона получили способность управлять стихией воды и льда. Остров Саламандры был одарен способностью управлять стихией огня. Гоцци острова Возрождения получили способность управлять стихией земли и лечить раненых, а также заклинать врагов. Остров Пиатеи был наделен магией воды. А остров Берримора смешал в себе магию всех представителей островов. Те, кто не получил способность колдовать, вынуждены были обучаться боевому мастерству.

После двух недели кровопролитной войны, Гоцци одержали победу над людьми. И те, кто остался в живых, были вынуждены бежать с Туоафи. Пожиратель Душ очень скоро навестил Берримора, и поблагодарив за лакомство, исчез. Война оставила ужасный след на планете и на его народе. Гоцци, которые не знали, что такое жестокость, алчность, познали всё, от чего страдают люди. Появились те Гоцци, которые протестовали против Берримора, говоря, что нужно отомстить за наш народ, но Берримор, как истинный правитель напрочь отказывался ввязывать своих Гоцци в очередную жестокую схватку с противником. Вместо этого, он сослал всех протестантов на отдельный, ограждённый от всех, остров — остров Забытых душ. Те, кто научились у людей жестокости, воровству, обману, так же ссылались в колонию на остров Забытых душ.

Остальные Гоцци были верны своему королю, и планета снова зажила счастливо и мирно.

3 глава.

Вокруг царила ночь. Она поглотила всё во тьму — ничего не было видно, кроме мерцающих на небе звезд. Скоро должна появиться луна, поэтому Ардаэн нужно было бежать быстрее. Скользя по тёмным коридорам между близко поставленных домов, девушка испытывала возбуждение. Предвкушение новой авантюры всегда вызывало в ней чувство восторга, и одновременно сладкого и тягучего страха. Под покровом ночи Ардаэн слышала громкий смех пьяной стражи. Из-за устремлённых взглядов на капитана, который рассказывал о своей победе над драконом, они даже не заметили хрупкую девичью фигуру, медленно подкрадывающуюся к ветхому зданию.

Путь был долгим: от её деревни до библиотеки несколько километров- такое расстояние проходит повозка лошадей за несколько часов, девушка же добралась за полчаса. Посмотрев на огромную старую постройку, которая больше напоминала бетонную тюрьму, чем изысканную библиотеку, Ардаэн составляла план действий.

Обойдя здание, девушка заметила в земле небольшую дыру, прикрытую ветками. На самом деле было очень неразумно класть на неё ветки, ведь это привлекало слишком много лишнего внимания. Перед Ардаэн встал выбор, когда она убрала преграду и посмотрела вниз. Прыгать или нет? Если потыкать сапогом в край дыры, то становилось понятно, что дыра выкопана недавно, так как стенки были сырыми и легко осыпались.

Если честно, то выбора у девушки-то и не было. Ей надо было достать книгу. Поэтому, собравшись с духом, она прыгнула вниз. Приземлившись на бетонный пол, Ардаэн ничуть не удивилась. Под деревней находились старые катакомбы, оставшиеся после войны. В нос ударил резкий запах пыли и гнили. Он был настолько резким, что девушка почувствовала его сквозь ткань, закрывающую ее лицо.

Она вытянула руку вперед и на ее ладони появился пучок синего огня. Девушка двинулась дальше, освещая стены катакомб этим холодным пламенем. Пламя трепыхалось от движения, но ни на секунду не угасало. Здесь Ардаэн было нечего боятся. Эти тоннели уже давно никем не охраняются и не используются. Вся раса старалась навсегда забыть о войне, и тех страшный вещах, что тогда происходили.

Пройдя несколько сотен метров, девушка заметила на потолке люк. Благодаря своему высокому росту ей не составило труда открыть его. Погасив пламя, она бесшумно запрыгнула наверх. Застыв на несколько секунд и оценив обстановку, она выпрямилась. Вокруг была кромешная темнота. Лишь узор на двери впереди светился слабым белым светом — явно магическая защита.

Подойдя к своей цели, Ардаэн собралась с мыслями. Будучи храброй и опытной воровкой, она понимала, что как только она откроет эту дверь, назад пути не будет. Девушка коснулась своей ладонью лакированной поверхности двери, и свет от узора в ту же секунду загорелся в сто раз сильнее. Зажмурив глаза от непривычно яркого света, она услышала скрип двери. Постояв несколько секунд на месте и дав глазам привыкнуть к свету, Ардаэн шагнула вперёд.

Перед её взором предстал поражающий своей красотой зал. Полки для книг были покрашены золотой краской, что сразу придавало значимости этим книгам и напоминало, что знание — самое важное в нашей жизни. На полу лежал бархатный красный ковёр, стены были завешаны картинами знатных людей в золотых рамах. На потолках блестели золотые узоры богов этого острова. И всю эту картину дополняла гигантских размеров хрустальная люстра с позолоченными свечами.

Но наша особа не была любителем роскоши и от гордых лиц на картинках ей становилось тошно. Однако ей было сейчас не до этого. Рванув с места, Ардаэн побежала на поиски того, за чем она сюда пришла. Библиотека была колоссальных размеров, поэтому воровке пришлось заурядно побегать.

Добежав до края библиотеки, где свет не был таким ярким, девушка оглянулась. Заметив в углу сундук, прикрытый красной тканью, она подошла к нему. Рывком сбросив алую преграду, Ардаэн без проблем открыла сундук. На минуту в голову девушки прокралось подозрение, что сундук был без замка, но, к счастью, это сыграло воровке на руку.

Ардаэн стала рыться в книгах, лежавших там. На перчатках оставалось значительное количество пыли. Видимо, сюда давно уже никто не заглядывал. Достав со дна книгу, девушка села на пол. Она смахнула рукой пыль с желанной добычи, но засомневалась в своих действиях. Книга была чёрная, как смола, с сиреневым отливом и золотым узором. Как будто что-то злое, что-то древние взывало к воровке и едким горьким голосом приказывало открыть её. Свет в комнате померк. Темнота стала сгущаться. Для Ардаэн наступила кромешная тьма и могильная тишина…

Но громкий стук заставил сердце девушки сжаться от страха и обернутся. Сложно описать удивление Ардаэн, когда она увидела около полки свою подругу. С перекошенным от злости лицом, девушка, приподняв подол платья, уверенным шагом двинулась к пойманной воровке.

— Какого чёрта ты делаешь?! — шёпотом кричала незваная гостья на свою подругу.

Ардаэн, всё ещё держа книгу в руках, выпрямилась, и уже собралась возразить по поводу слежки за ней, как вдруг её вынудили покрепче сжать свой трофей. Девушка в платье вцепилась своими руками в будущий предмет спора, пытаясь отобрать у подруги незаконно полученную вещь.

Началось соревнование по перетягиванию книги. В данный момент силы были равны. Воровка уже давно уяснила, что с подругой спорить бесполезно, но здесь уступать она ей не собиралась.

— Что, чёрт подери, вы здесь делаете?! — грозный громкий статный голос прервал маленькую битву двух подруг.

Сердце обеих ушло в пятки и стучало с бешеной скоростью, ведь их только что с поличным поймали за кражей. Ардаэн, стараясь выглядеть спокойно, посмотрела в сторону, откуда шёл голос. Перед ней предстала девушка, явно аристократического происхождения, с гордо поднятой головой, прекрасной осанкой и в платье цвета ясного неба.

Воровка, услышала дрожащий голос подруги:

— Простите нас, пожалуйста и отпустите, мы ничего не сломали и ничего не трогали. – нежданная спутница Ардаэн явно пыталась оправдаться, не зная всей сути положения. Всегда добрая и жизнерадостная Энисилия никогда ещё не бывала в таких ситуациях.

Воровка толкнула подругу за свою спину, явно показывая, что девушка с зелёными волосами здесь не при чём. А тем временем особа в голубом платье оценивающе оглядывала двух воровок. Задержав взгляд на книге, она уже хотела что-то сказать, но в библиотеку ворвалась пьяная стража, готовая снести все на своем пути.

Аристократка отвлеклась, и для Ардаэн это послужило спасительной монетой. Быстро взяв свою подругу за руку, она прыгнула в окно. Осколки стекла полетели в разные стороны, сверкая при этом в свете луны. Выглядело красиво, но сейчас для девушки самым главным было вытащить оттуда свою непутёвую спутницу. Приземлившись на траву, ничего не успевшая понять Энисилия просто побежала за Ардаэн в глубину леса, пока до них доносились отдаляющиеся голоса стражи и девушки в голубом платье.

4 глава.

  Подруги изо всех сил мчались по тёмному лесу. Сердце всё ещё стучало с бешеной скоростью в груди у обеих. Энисилия, не привыкшая к быстрому бегу, то и дело вечно отставала от воровки, спотыкаясь о подол платья. Ардаэн схватила свою подругу за руку и ускорилась. Ловко уворачиваясь от веток и перепрыгивая корни деревьев, фигура в тёмном плаще бежала, не замечая ничего вокруг. Во рту пересохло от частоты дыхания, в боку начало покалывать, но это было ничем по сравнению с желанием добраться до заветного места. Ардаэн так и бежала, пока не поняла, что её рука больше никого не держит. Резко остановившись, девушка обернулась и увидела, что её подруга, сидя на холодной траве, пытается отдышаться. Немного помедлив, она посмотрела на горизонт.
                

      Могильную тишину нарушало только шуршание листьев. Не было и намека на то, что за ними кто-то гнался. Уже спокойно подойдя к Эни, воровка наклонилась и тихим полушепотом, будто боясь, что её могут услышать, сказала:
             — Мы уже почти пришли, — после этой фразы Энисилия стала медленно подниматься с земли, опираясь на дерево, стоящее неподалёку. Даже не посмотрев на свою подругу, она пошагала вперёд. Ардаэн уже знала — её ждёт лекция о том, что так жить нельзя. Такой образ жизни стал для неё привычным за эти годы. Она знает, что её сожительница хочет для неё только добра, но проблема состояла в том, что Эни, которая не знала ни боли, ни горя, прекрасно понимала, что без материальной поддержки со стороны воровки, она бы не смогла в полной мере обеспечить всем необходимым не только себя, но и свою мать.

      Подождав, пока её «слишком правильная» спутница уйдёт вперёд, Ардаэн направилась за ней. Так они шли ещё несколько минут, вздрагивая от каждого хруста веток.

      Вдалеке показался маленький старый деревянный домик. Благодаря Энисе, которая часто занималась домашними делами, он выглядел достаточно прилично, но всё равно было видно, что он простоял уже много лет. Рядом с дверью были посажены цветы в неловкой попытке придать дому красоты, ржавые инструменты для обработки растений аккуратно сложены в старое ведро, а с земли убрана засохшая листва; всё это говорило о том, что у дома есть опрятный хозяин, в нашем случае хозяйка, которая тщательно следит за состоянием своего бедного, но любимого жилища.

      Красная Энисилия, не привыкшая к столь быстрому бегу, встала перед входной дверью в дом, загораживая собой проход. Скрестив руки на груди и гордо подняв голову, она уже хотела начать упрекать Ардаэн во всех семи грехах, но тут воровка просто-напросто запрыгнула в дом через окно. Эни, состроив злое выражение лица, просто опешила от такой наглости. Быстрым и уверенным шагом войдя внутрь дома, девушка хлопнула дверью и опять встала в позу для начала долгой лекции.

     — Ты не можешь теперь делать вид, что меня тут нет! — по голосу было понятно, что Энисилия явно обижена и рассержена.

Тем временем Ардаэн, кинув сумку в дальний угол комнаты, села на свою кровать. Девушка не обращала внимания на гнев подруги.

    — Игнорируешь? О чём ты вообще думала?! Я терпела мелкие кражи, но ЭТО уже слишком!

      Вот и началась такая ненавистная для воровки лекция: девушка легла на кровать, пропуская мимо ушей громкое бормотание сожительницы. Энисилия, ходя кругами по комнате, пыталась достучаться до своей непутевой подруги, при этом яростно жестикулируя руками. Так могло продолжаться всю ночь, если бы только что убежавшая от стражи воровка не прервала её довольно-таки спокойным голосом:

     — Эни, это был заказ одного богатого и влиятельного гоцци, понимаешь?— стараясь сдерживать себя, произнесла Ардаэн. Девушка была зла на свою слишком заботливую подругу, ведь именно из-за неё воровка впервые в жизни была поймана с поличным, но к счастью для Эни, Ардаэн всё-таки прихватила ту злосчастную книгу.

    — Заказ? Где мы сейчас были? — девушка начала нервничать, руки затряслись, а в горле образовался ком, который мешал говорить.

     — Я была в тайном хранилище короля Берримора— Ардаэн закрыла глаза и сделала вид, что расслабилась, на самом деле её одолевало чувство страха.

   — О боже, что теперь делать, — Эни села на пол и начала рыдать.
      Ардаэн услышала всхлипывания подруги, но подойти и успокоить так и не решилась, в её голове рождались мысли о побеге, ведь она прекрасно понимала, что украдя драгоценную для королевской семьи реликвию, будь готов к последствиям.

       Энисилия после плача, уснула довольно быстро, и Ардаэн понимала, почему: они обе пережили довольно большое потрясение сегодня. Если раньше всё шло своим чередом, то теперь всё наперекосяк. Воровка раньше никогда не попадалась за кражей, поэтому не знала, насколько быстро королевская стража начнёт поиски, но одно она понимала точно — им обеим надо хорошенько выспаться и отдохнуть. Натянув на себя пыльное покрывало, девушка попыталась уснуть, и лишь когда она собралась повернуться на другой бок, заметила, что всё ещё сжимает в своей руке книгу. Недолго думая, Ардаэн встала с постели и вышла на улицу, на этот раз через дверь. Что-то внутри подсказывало девушке выкинуть книгу, но руки не хотели её отпускать.

      Подойдя к пеньку недалеко от дома, она села рядом с ним и стала рассматривать бархатную книгу. Ей сразу всплыли предупреждающие слова заказчика мол нельзя открывать книгу, в ней таится древнее зло, но для Ардаэн всё было словно в полусне, всё происходило слишком резко, слишком быстро и отчужденно. Голова гудела, будто под водой; звуки притупились, а потом вовсе утихли. В душе начал зарождаться страх, обжигающий и пожирающий сознание… животный ужас. Разум Ардаэн застлала прозрачная белая пелена непонимания. Руки перестали слушаться. Положив книгу поудобнее на свои колени, она открыла её…

      Головная боль и сонливость улетучились так же резко и быстро, как и пришли. Даже сама природа затихла как-то неестественно. Наступила могильная тишина. Подул лёгкий ветерок, покрывая тело воровки мурашками. Руки покалывало, будто в них тыкали тонкими длинными иглами. Книга упала на холодную землю.

      На ватных ногах девушка поплелась обратно в дом, оставив книгу лежать на земле. Открыв скрипучую дверь, она не заметила, как эта самая книга начала рассыпаться на тысячи песчинок. Ардаэн, оставшаяся стоять посредине комнаты на некоторое время, стала быстро собирать продукты. От шума проснулась и Эни. Девушка, ничего не понимая, села на кровать, сонно потирая глаза.

     — Ардаэн, что ты делаешь? — зевая, произнесла девушка. Но источник шума даже не услышала вопроса подруги: она торопливо продолжила складывать в сумку вещи первой необходимости. Ладони начали потеть от волнения, а руки то и дело тряслись и хватали что попало. Вскоре сумка воровки оказалось полна, но Ардаэн всё ещё продолжала нервно толкать туда одежду.

     — Ардаэн! — крик почти над самым ухом. Только сейчас она заметила взволнованный взгляд подруги. Эни, схватив воровку обеими руками за локоть, смотрела ей в глаза в надежде, что хоть что-то поймёт в этом хаосе. Наступила тишина. Было слышно только шумное дыхание сожительниц. Постепенно Ардаэн начала понимать, что Эни не помнит их ночного приключения, или не хочет помнить.

     — Скорее всего, на-на-с уже начали искать: плакаты там, допрос жителей и так далее, нам нужно уехать отсюда как можно скорее, — заикаясь от страха, произнесла воровка. Девушка боялась не заточения, не пыток, а книгу, которую она всё-таки открыла, хотя заказчик предупреждал насчёт сущности, заточенной в ней. Быстро развернувшись в сторону двери, Ардаэн схватила сожительницу за кисть руки и, на ходу натягивая капюшон, опустила глаза.

      — Искать? — по тону Эни было ясно, что она начинает паниковать.

      У Ардаэн возник выбор: рассказать подруге правду или соврать, чтобы защитить её детскую душу от грязного и жестокого мира, воровка понимала, что в их отношениях слишком много лжи причём с её же стороны, поэтому собравшись с мыслями, она начала говорить:

   — Да, Эни, искать, вчера ты зачем-то проследила за мной и навела шуму, что привлекло внимание пьянющей стражи. В итоге нас заметили, но мы сумели убежать, а теперь нас будут искать, поэтому нам нужно покинуть это место    —  Девушка состроила смешное лицо, ожидая услышать “понятно” от подруги, ведь коммуникация воровке была не присуща.

      Девушка стала слабо тянуть свою руку назад, давая понять, что уходить она не собирается. Осознав, что просто так подруга не оставит своё любимое гнёздышко, воровка повернулась к ней и попыталась по-доброму на неё посмотреть, натянув под маской фальшивую улыбку. Взяв в свои руки руки Эни, она заглянула в её обеспокоенные глаза и как можно более спокойным голосом сказала:

     — Мы недолго поживём у твоей матушки. Погостим у неё недельку, подождём, пока всё утрясётся, а потом вернёмся сюда. Хорошо? — после этих слов Энисилия быстро повеселела. Она очень сильно любила свою мать, которая растила её в одиночестве, при этом умудряясь работать и уделять много внимания своей приёмной дочери. Бодро перешагнув порог своего жилища, она поплелась по еле заметной тропинке. Ардаэн вздохнула с облегчением — за долгое время ей удастся хоть немного отдохнуть. Спокойным шагом она пошла за своей подругой.

      Лес, который окружал девушек, был очень густым, и благодаря высоким деревьям и огромным кустам с гигантскими листьями можно было не волноваться, что их найдут. А запах цветов, которые раскрылись навстречу первым лучам солнца, наверняка, сбивал с толку рыскающих йекси — существ, похожих на земных собак, правда, эти существа были фиолетового оттенка с большими тёмно-фиолетовыми глазами с розовым отливом; сразу и не скажешь, что это ищейка.

      Появляющиеся одна за другой звёзды светились на небе, птицы пели свои песни, а весёлая Эни, вприпрыжку двигалась вперёд — нечасто воровке удавалось видеть такую картину. Спокойствие и умиротворенность на душе были редкими чувствами для нашей героини, поэтому такими моментами она старалась наслаждаться в полной мере. За долю секунды догнав подругу, Ардаэн взяла её за руку и попыталась повторить походку Эни. Две рогатые девушки, уже по-своему возрасту взрослые и самостоятельные, идут вприпрыжку в сторону порта. Со стороны это смотрелась глупо и несуразно, но для этих двоих это было нормальным. Казалось бы, подруги обе уже и забыли, что натворили много дел, или же просто никто не хотел об этом думать.

      — Ардаэн, а ты не боишься, что нас узнают? — повернув голову в сторону воровки, всё ещё подпрыгивая на ходу, полушёпотом спросила Эни. Ардаэн не хотела портить такой замечательный момент и отвечать, но сверлящий обеспокоенный взгляд сожительницы заставил её повиноваться.

       — Не думаю, что королевская стража за ночь успела оповестить о нашем преступлении стражу бархана. Так что, скорее всего, беспокоится не о чем. Да и всё равно мы уже пришли.

      Закончив диалог, обе девушки посмотрели на вид, который им открылся. В нос сразу ударил освежающий солёный морской воздух. Кристально чистая лазурная вода, казалось, растекалась на тысячи километров вперёд. «Разноцветная» вода играла лучиками солнца на поверхности. На причале, выстроенном из тёплого оранжевого камня, неторопливо ходили гоцци, изредка здороваясь и кланяясь более старшим особям. Где-то не неподалёку был слышен игривый смех детей, что встречали своих отцов с дальнего плавания. Картину дополняли массивные корабли из тёмно-коричневого дерева с белыми, словно облака, парусами. Тут жизнь всегда шла своим чередом, казалось, что тут никогда ничего не поменяется.

— Идём! — всё ещё не отпуская руки подруги, Ардаэн повела её к одному из кораблей.

      Иногда моряки перевозили гоцци бесплатно, и в этот раз подругам повезло: мужчина средних лет, которого они встретили рядом с кораблём, оказался капитаном, да ещё и в хорошем настроении. Поэтому, навешав ему лапши на уши про больную тётушку, которой нечего есть, подруги без проблем попали на торговый корабль. Пристроившись около чего-то похожего на леер, девушки начали осматриваться: матросы бегали туда-сюда, разнося груз по палубе. Белые паруса неспешно колыхались, полностью отдаваясь порыву ветра. Солнце согревало всё вокруг, и корабль, медленно покачиваясь из стороны в сторону, мешал рабочим нормально ходить, но наших героинь он только убаюкивал. Девушки начали потихоньку засыпать.

           — Ардаэн, а что ты сделала с книгой? — уже полу спавшая Эни всё никак не унималась.

           Ардаэн замялась, в голову ничего адекватного, похожего на правду, не приходило, но спустя секунд десять она всё-таки смогла выдавить что-то приличное:

          — Я не взяла её с собой, она так и осталась лежать на моей кровати, не хочу привлекать лишнего внимания к нам, — отмахнулась Ардаэн. Обыкновенный гоцци сразу бы почувствовал обман, но Эни была слишком наивной, поэтому моментально поверила нагло врущей воровке и, откинувшись на борт, начала медленно засыпать.

      Энислия  заснула, что, несомненно, радовало лгунью, ведь теперь у неё есть время подумать. Что будет, когда они вернутся сюда? Как скрыться от стражи? Ардаэн действительно не знала, что делать. От волнения сердце плавно сжималось. Погрузившись в свои мысли, она не заметила, как отчалил корабль, и как Барханный остров медленно оставался позади. Просидев так немало времени, воровка пришла к выводу, что лучше всего будет остаться у матушки Эни подольше и пустить всё на самотёк. В этом случае она уже ничего не могла сделать. Да и если их найдут, то тогда она будет знать, что за Эни присмотрит мать.

      Медленно поглаживая свою спящую подругу по голове, Ардаэн и сама начала проваливаться в сладкий и такой желанный сон…

5 глава.

—Ардаэн, уходи!— такой нежный и приятный для ушей голос звучал отдаленно и глубоко. Высокая фигура женщины, которая пытается укрыть маленькую девочку от сиреневого и густого, как тьма, тумана.
— Прошу, уходи! Он уже здесь, милая, беги — подталкивая свою родную кровь в сторону леса, женщина едва ли не падала на колени от отчаянья.
— Но мама, не оставляй меня! — прокричал тоненький голосок.
Каково маленькой, абсолютно беззащитной девочке видеть то, как её мать умирает? Каково осознавать, что ты можешь только смотреть? Одновременно хочется и бежать, и остаться. Пока ты бежишь в сторону, твоя душа остаётся там, рядом с таким любимым человеком. Слёзы наворачиваются на глаза, а сердце и душу будто сжимают в тиски. Хочется остановиться, и повернутся, но липкий и обжигающий страх всегда сильнее любого чувства. Даже когда видишь, как твоя мёртвая мать парит в воздухе…

***

— Ардаэн… Ардаэн! — шёпотом кричала Эни.

Мгновенно открыв глаза, ты понимаешь, что это был всего лишь ужасный сон. Рассеянно смотря вокруг и не успевая понять, что происходит, тебя будто вытаскивают, обрывая нить событий.

— Вставай, они здесь!

Только что проснувшаяся девушка посмотрела на тревожную и озадаченную подругу — та металась взглядом по кораблю, в надежде спрятаться. Ардаэн перевела взгляд на берег, где стояли несколько стражей — они допрашивали капитана, и, возможно, он сказал им правду.

— Вот чёрт! — моментально поднявшись с палубы, проговорила девушка.

Ардаэн схватила Эни за руку и быстрым шагом пошла в сторону носа корабля. Воровка понимала, что если их обнаружат — им крышка. Ладони начали медленно потеть, сердце билось всё сильнее, стараясь дать мозгу как можно больше кислорода для размышлений. Мысли метались от одного плана к другому. Глаза бегали по горизонту, пытаясь найти хоть одну зацепку.

— Ардаэн, нам надо уходить! Прыгай в воду! — бормоча, произнесла Энисилия.

Серьёзная и уверенная в своём плане Эни уже начала приподнимать подол платья для прыжка, как вдруг резкий голос Ардаэн остановил её:

— Ты думаешь, что говоришь? Я маг огня — угадай, что со мной будет, когда я упаду в воду?— разозлившись, кричала шепотом воровка.
— Я не…
— Думаю, я могу помочь.
Из тени кабины капитана вальяжной походкой вышла молодая девушка. Держа руки за спиной, она натянула на свою мордочку милую улыбку.
—Вы кто? — озвучила с ноткой недоверия свой вопрос Эни. Недоумению девушки можно было найти объяснение — лицо незнакомки было неподвижным и мраморным, словно у куклы. В серых глазах был виден фальшивый блеск, а мерзкая натянутая улыбка вызывала у беглянки раздражение.
— Просто Агнес, — скрестив руки на груди, произнесла незнакомка.

Ардаэн молчала, она боялась произнести лишнее слово при чужом гоцци. Воровка просто стояла и смотрела, как её подруга разговаривала с незнакомкой, которая хотела им помочь.

—Так что ты предлагаешь? — спросила Эни.
— Ты доверяешь ей? — Ардаэн шепнула на ухо подруге, — Я ей совсем не доверяю, посмотри на её внешний вид, — девушка указала на кукловидный образ стоящей перед ними девушки.
— Другого выхода нет, — отрезала Эни.

Незнакомка перевела взгляд на Энисилию и ткнула пальцем за спины подруг.

— Когда я скажу — прыгайте. Стража уже рядом, так что не нужно лишних вопросов.

Агнес начала водить по воздуху пальцем и произносить слова на непонятном девушкам языке — она словно рисовала что-то. Вторую руку девушка тщательно держала за собой, вне поля зрения обеих беглянок.

— Прошу.

Эни, быстро среагировав, подбежала к краю и стала восхищенным взглядом смотреть вниз; вскоре медленным шагом подошла и воровка. Но то, что она лицезрела в воде, ей совсем не понравилось: приплюснутое морское животное тёмно-серо-синего цвета, с телом в форме сердца и длинным хвостом, который под конец приобретал форму острого ромба. По бокам торчали сиреневые лезвия, плавно переходя в лазурно-голубой цвет. Впереди туловища виднелись два маленьких чёрных глаза, а из кончика носа росли длинные сиренево-голубые, с оранжевым отливом, нити, напоминающие усики. Животное было достаточно большим, чтобы поместить на себя трёх девушек. Агнес прыгнула на морского монстра, дабы показать, что ничего опасного в питомце нет. Эни, воодушевленная подводным чудищем, не задумываясь, так же прыгнула вниз, и, потеряв равновесие, упала бы в воду, если бы не незнакомка, которая поддержала её за талию. А на палубе все ещё томилась воровка королевских книжек. Смотря на чужестранку, она нервно сжимала перила корабля, и, если бы не звук приближающихся шагов, не задумалась прыгнуть вниз. Будучи опытной в прыжках с высоты, Ардаэн удачно приземлилась, но на этот раз отводя взгляд от посторонней особы. Эни с удивлением разглядывала существо — на ощупь оно было гладким.

— И что дальше?
— Мы погружаемся под воду, — с ухмылкой проговорила незнакомка.
—ЧТОО?! — крикнул маг огня, пытаясь вскочить, что выглядело довольно глупо.

Незнакомка не послушала Ардаэн и что-то прошептала свою питомцу. Медленно, но верно, морское создание начало погружаться под воду, и как бы странно это не звучало, наших трёх героинь вода не задевала. Она, буквально по воле существа, расступилась, давая девушкам простор и воздух.

— Вот видишь, — спасительница снова натянула мерзкую улыбку.
— Это… как это? Что это такое?
— Это? Ториета. А зовут её Гепорфина — начала рассказывать девушка.
— Я читала про этих ториет. Там было написано, что одни из лучших заклинателей владели ими, понимаешь? — прошептала Ардаэн Эни на ухо.

—Откуда это существо у тебя? Я думала они принадлежат лишь заклинателям. — Эни ни на минуту не задумавшись прямо спросила у незнакомки про ториету.

—Откуда такие познания? — девушку это очень удивило, ведь заклинателей не видели здесь уже очень давно, — Я нашла её в местном озере, она была ранена.

—Книги читаю, — фыркнула Эни.

—Не думаю, что о таком пишут в легкодоступных книгах, — Агнес начала подозрительно заинтересованно об этом говорить.

Эни замолчала, ведь она ничего не знала про заклинателей: кто это такие, что они сделали, что теперь их нигде не встретишь. Всей информацией обладала лишь Ардаэн, но делится ей в присутствии подозрительной особы она не стала. Тем временем Гепорфина заплыла очень глубоко. Девушкам открылись невероятные красоты чистого и нетронутого океана. Вода казалась жидким прозрачным хрусталём, песок в бликах солнца поблескивал золотом. Милые существа — юсфы, похожие на маленьких водяных драконов  плавали, как будто совершенно не замечая посторонних на своей территории. Кораллы разного цвета виднелись вдалеке, создавая ощущение расплывшихся в воде красок. А водоплавающие разной окраски только добавляли в этой картине изящности. От этого невообразимого вида у Эни остановилось дыхание, глаза искрились и поблескивали от лучиков, которые пробирались сквозь пелену воды к ней. Завороженная этим видом она так и не заметила, что зверь уже начал всплывать на поверхность. Для воровки же эта поездка прошла в напряжении, под пристальным наблюдением за Агнес.

Когда чудище окончательно вынырнуло на поверхность, Ардаэн была первой, спрыгнувшей с него и направляющейся к берегу. Эни же нехотя слезла с такого полюбившегося для неё животного, и медленно пошагала за подругой, а виновница этого побега махнула рукой в сторону океана и создание начало медленно погружаться под воду.
Догнав Ардаэн, Эни сразу же начала доставать подругу вопросами о её впечатлениях. Но девушка воровка слушала её в пол уха, обдумывая дальнейший план побега от стражи и уже от приставучей новой знакомой.

—А можно поинтересоваться, за что вас разыскивает стража? — рассказ Эни снова нагло прервали, но её саму это нисколько не задело, ибо всё внимание было сосредоточено на Агнес, которая подошла к двум подругам поближе, дабы не дать им ускользнуть не только от ответа, но и от неё самой.
— Ах, это… мы украли книгу… — в очередной раз девушку прервали, но на этот раз это была Ардаэн, закрывшая подруге рот рукой. Хотя та продолжала мычать, пока не заметила разгневанный взгляд воровки, и постепенно утихомирилась.
— Книгу? Я думала из-за простой книги королевская семья беситься так не будет, ведь я видела именно её стражу в погоне за вами. Странные они, — Агнес снова попыталась сделать милое лицо, — Может, вы зайдете ко мне на чашечку чая? А то дождь собирается. Будет невежливо вот так оставлять вас тут мокнуть — незнакомка кивнула вслед своим словам, сама себе, подтверждая, что это хорошая идея.

Эни с радостью подбежала к новой знакомой, давая понять, что она не хочет отказываться от такого предложения. Вместе они уже начали двигаться по направлению к городу. Вторая беглянка же осталась стоять позади, она всегда чувствовала плохих людей, и тут интуиция её явно не подводила. Сразу, ускорив шаг, она последовала за ничего не подозревающей подругой. Эни всю дорогу ворковала с девушкой о разных вещах, о каких именно — воровке не было слышно, она старалась держать дистанцию. Чем ближе они подходили к месту назначения, тем увереннее становилась девушка в догадке, что тут не всё так чисто и гладко.

Вскоре, когда трое дошли до города и прошли пару переулков, их взору предстал обычный дом. Самая простая хижина из дерева, не выделяющаяся на фоне остальных домов.

Вот мы и пришли. Моя хижина… — Агнес сделала резкий поворот на месте, чтобы посмотреть на Ардаэн. Лучезарно улыбаясь,  хозяйка дома подошла к двери и, толчком руки открыв её, пропустила вперёд гостей. Эни вихрем влетела в дом, сразу начиная исследовать предметы быта. А вот вторая девушка замешкалась перед порогом, но, чтобы не вызывать лишних подозрений у новой знакомой, всё же зашла и прошла на кухню. Следом вошла и владелица помещения. Захлопнув дверь, она сразу подошла к кухонному шкафчику с пряностями. С виду эта комната была обыкновенной; входная дверь вела прямиком на кухню, а дальше располагалась спальня. Ничем не примечательный, но уютный дом. И всё же в этом месте, как и в его хозяйке, было что-то неправильно, и наша все подозревающая героиня знала это. Она была в этом уверенна. Подойдя к своей подруге, Ардаэн дернула ее за плечо, чем вызвала недовольство Эни, которая чуть не уронила вазу с ручным узором.

— Скажи этой девице, что мы уходим. Сейчас же! — шепнула Ардаэн на ухо Эни, у воровки был весьма злобный тон, который предавал сказанному уверенности. Энисилия возмущенно посмотрела на подругу  и произнесла с негодованием:
— Давай дождёмся хотя бы чая, я проголодалась, — Энисилию настолько впечатлила Гепорфина и гостеприимство гостьи, что та совсем не чувствовала никакого подвоха. Ардаэн пришлось смириться, потому что в её планах не было бросить подругу в возможной опасности. Тем временем Агнес принесла поднос с чаем и пряностями в гостиную комнату, где Эни до сих пор просматривала предметы декора, а Ардаэн напряженно сидела на диване, ожидая чего-то плохого.

—У вас прекрасные картины, и статуи, и ковёр, — восхищалась Эни.
—Я рада, что наконец-то появился тот, кто оценил мой вкус, — спокойно и монотонно ответила незнакомка, — присаживайся и попробуй мой фирменный чай, и вы, Ардаэн, попробуйте тоже, для вас я сделала особенный чай, — Агнес начала протягивать чашку воровке, но та отмахнулась, показывая, что ничего пить не будет.

—Это очень грубо с вашей стороны, я же старалась, готовила, — наигранность обиды была слишком заметна, чтобы поверить, даже Эни напряглась, — позвольте на минутку вас, Ардаэн.

Когда девушки вышли, Эни схватила чай и пряности и начала их пожирать так жадно, будто не питалась несколько дней.

—Я знаю кто вы, Ардаэн. Я знаю, за что вас преследует стража, я знаю всё про всех. Моей задачей не было убить вас, взять в плен, нет. Вы не понимаете.  Зло, которое вы выпустили частично сидит в вас, и оно будет поедать всё что только можно. Вы бежите на центральный остров? Там опасно, — Агнес бы продолжила, но слова воровки остановили её.

—Нам нужно идти, — девушка была впечатлена рассказом незнакомки, поэтому побег для неё являлся лучшим решением, несмотря на то, что Агнес однажды их уже нашла.

Воровка, схватив пьющую чай Эни, пошла к выходу, но как только Ардаэн прикоснулась к дверной ручке её руку не слабо обожгло. Быстро отдернув ладонь от рукояти, она увидела подтверждение своим догадкам: по стенам, полу и потолку расползались странные неведомые символы чёрного и зелёного цвета.

—Ты что не понимаешь, что я хочу тебе помочь, глупая?— тон Агнес изменился, облегченно вздыхая, что может наконец-таки снять с себя эту фальшивую усмешку. Через мгновение перед подругами возник образ гоцци с серой, как дым кожей и белыми волосами. Лицо Агнес уже не казалось таким неестественно милым как раньше. Незнакомка была одета в темно-зеленое одеяние, единственное, что выделялось из ее темного силуэта — яркий полосатый шарф.

Эни стояла и не понимала, что происходит, как обычно это бывает. Она удивлённо смотрела на возникшую перед ней новую внешность незнакомки, по ее коже пробежали мурашки и потёк холодный пот, она, кажется поняла, что воровка предупреждала ее о потенциальной угрозе.

— Заклинатель, я ни на минуту не сомневалась, — ухмыльнулась Ардаэн, — И как же очутилась здесь? — Ардаэн никогда не видела заклинателя в живую, но она прекрасно знала, что от них ожидать. Это хладнокровные убийцы, которого никогда и ни за что не пощадят, если им будет выгодно  тебя убить.

У воровки от  нервов коленки начали подкашиваться, хотя это было незаметно на фоне глаз, полных ярости. Сердце ускоряло темп, разнося по крови адреналин. Незнакомка же никак не реагировала на буйную реакцию гостьи.   

— Ну, знаешь ли, я тоже не люблю попадаться стражникам на глаза. Аристократы закинули нас на остров Забытых душ и подумали, что там мы и останемся. Нет, я собой очень горжусь, ведь я единственная, кто выбрался оттуда, — хвастливо произнесла Агнес. Хозяйку хижины эта ситуация начала понемногу забавлять. Глаза заклинателя наполнились безумием, а на её губах впервые появилась настоящая усмешка.

— Вы начали бунтовать и хотели свергнуть короля, вы представляли опасность для общества! — нервы Ардаэн достигли своего предела, брови начали хмурится и придали лицу злую яростную гримасу.  Воровка сильнее сжала кулаки, и на её руках стали появляться голубые языки пламени, окутывая кулаки и создавая, словно вторую, кожу. На радужках глаз начали потихоньку проявляться ярко-синие прожилки.
—Этого хотели не все. Большинство хотело спокойно жить со своими родными, никого не трогая. Но ваш король посчитал, что раз провинились некоторые, то упрятать надо всех — в глазах заклинательницы читалось явное презрение и отвращение, ухмылка исчезла с губ. Но через мгновение на лице появилось любопытство, — Вот чем ты лучше меня? А? Маг синего огня — грабишь, воруешь, скрываешься, обманываешь свою подругу — девушка выпрямилась и сделала несколько шагов по направлению к Ардаэн.
— Что?! Как это она меня обманывает?! — до этого молчавшая Эниса была в негодовании, но воровка была сосредоточена на незнакомке.
— Только попробуй ещё хоть слово произнести, клянусь, ты об этом очень сильно пожалеешь, — со злостью произнесла девушка. Глаза, которые всё это время наполнялись синими волокнами, стали полностью цвета индиго. Если пристально посмотреть девушке в глаза, то можно увидеть, как там искрится голубой огонь души.

—Остынь, я ничего и никому не скажу, пока мне от этого выгоды не будет, тем более играть с магом синего огня как-то глуповато, согласись — Агнес явно не хотела устраивать в своём доме погром из-за разбушевавшейся особы. Всё-таки имущество стоит денег, да и лишняя шумиха ей тоже не нужна.
—Правильно думаешь, — Ардаэн начала потихоньку успокаиваться. В руках начал затухать огонь, а по глазам растекался бежевый оттенок. Но маг и заклинательница всё ещё соблюдали могильную тишину и неподвижность, словно выжидая, что предпримет другая. Эни, ошарашенная таким исходом событий поняла, что если не она, то кто ещё скажет первое слово после этой жуткой тишины?

— Может, вы уже, наконец, объясните мне, что здесь происходит — Эниса, зажатая между Ардаэн и дверью, пыталась привлечь на себя хоть дольку внимания. В итоге она с большим трудом вылезла из маленького заключения. Несмотря на такие своевольные действия, Ардаэн даже слова не сказала. Постояв несколько секунд, разглаживая руками юбку и поправляя корсет, она глубоко вздохнула и приготовилась читать поучительную лекцию о добре и взаимопонимании.
— Можно вопрос? — до этого молчавшая незнакомка теперь с полной серьезностью смотрела на воровку. Эни же решила на этот раз проигнорировать сказанную фразу и продолжала читать свои нотации, с высоко поднятой головой и закрытыми глазами, в надежде, что хоть кто-то её слушает.
— Нельзя — отрезала Ардаэн. Она отвела взгляд в сторону, не желая больше держать с кем-либо зрительный контакт. Подняв руку, она натянула капюшон почти до самых глаз, как будто пытаясь уйти от такого навязчивого любопытства.
— Синий огонь,… откуда он у тебя? — девушка сосредоточенно смотрела на фигуру, стоящую впереди, терпеливо дожидаясь ответа.
— Я же сказала, не твое дело — спокойно, но грубо ответила воровка, ей явно не нравились, этот разговор, этот собеседник, этот дом.

Пожав плечами, незнакомка, закатив глаза вверх, с презрительным выражением лица повернулась в сторону Эни. Похлопывая ресницами, она недолго наблюдала за Энисилией, в конце издав неловкий смешок, прикрыв рот ладонью. Эни же, распахнув свои голубые глаза, быстро посмотрела на присутствующих в комнате и сделала явно не понравившейся ей вывод.
—Да меня вообще кто-нибудь слушал? — скрестила она руки на груди. Глаза же у неё приняли обиженный вид.
— Ну...— не зная, что и ответить, ведь она, действительно, даже не слушала воодушевленную речь Эни о добре и мире, новая знакомая пыталась сдержать смех, который в этой ситуации был неприемлемым, и, в некоторым смысле, оскорбительным.
— Как это так?!— у Энисилии глаза вылезли наружу, буквально норовя вылезти из глазниц. Угрожающе топнув ногой, она начала обвинять обеих девушек во всех семи грехах. Начав расхаживать по помещению и не стесняясь выражений, она яростно жестикулировала руками, показывая всю некомпетентность девушек, которые оказались в качестве слушающей аудитории, предъявляя при этом различные претензии по расположению столика, о который она сильно ударилась ногой. Вот теперь не до разборок было и заклинательнице, и магу. Обе они стояли, следя за разъяренной Эни, которая с обвинений перешла на факты о нынешнем положении экономики в стране. Агнес девушка, которая, в отличие от Ардаэн, плохо знала Эни, стояла с открытым от удивления ртом.
—Я даже пытаться не буду, — Ардаэн повернулась, чтобы выйти, но символы, блокирующие двери,  так и не исчезли, — Может уберешь?
—Я знаю, что вы направляетесь на остров Берримора, могу подбросить, если нужно, — предложила свою помощь Агнес.
—Лично я бы не отказа…—начала произносить Эни, как Ардаэн снова подтолкнула ее  намекнув на чёткий отказ, — то есть да, мы пожалуй сами.

После того как Агнес сняла блокирующие символы с двери, Ардаэн открыла дверь и подруги вышли, чувствуя такое облегчение, будто находились в заточении несколько лет.

—И всё-таки я настаиваю, — Агнес начала произносить заклинание одновременно махая руками, — И Комос настаивает, — позади заклинательницы появился дракон, чёрный, как смоль, глаза его были под стать цвету кожи. Если посмотреть повнимательнее, то чудовище было слеплено из маленьких, едва заметных глазу, песчинок песка. Каждый раз, при вдохе, из груди ящера, через глотку, появлялось салатовое свечение, которое ясно обозначило ребра животного. По бокам спины красовались два больших кожаных крыла.

—О боже, что это за прелесть, — на глазах Эни от радости появился неестественный блеск, — Ардаэн давай прокатимся на нём хоть раз.

—Даже спорить не буду, — Ардаэн тоже пленил столь прекрасный дракон, даже несмотря на опасность заклинателя, —Тебе зачем на Берримор?
—Там есть рынок, на котором продают самый лучший яблочный компот, — заклинательница проворно залезла на своего призванного питомца и начала колдовать над своей внешностью, — Ну,  чего ждёте?

Окинув изучающим взглядом темное существо, Ардаэн без вопросов последовала указанию Агнес.
—А… а как же я? — Эни не то чтобы боялась животных, нет, но риск быть сброшенной в грязную почву ей не очень симпатизировал. Воровка сразу просекла, что её подруга не сможет забраться на монстра самостоятельно, поэтому протянула Эни руку. Энисилия же, не торопясь, подошла к объекту сомнений и, только успев ухватится за руку мага, почувствовала, как земля уходит у неё из под ног. Ардаэн, уже в воздухе, перебросила подругу за спину, усадив её на самое дальнее место.

Дракон взлетал всё выше и выше; ветер дул с невероятной силой; понемногу начали сгущаться черные ночные облака. Последние лучи солнца пропали за горизонтом, уступая место луне и звёздам. Девушки только начали подлетать к границам острова, как Агнес прокричала:
— Прыгайте! Полетим дальше — нас заметят!— заклинательницу было плохо слышно из-за завывания ветра, но суть сказанного воровка поняла. Где-то вдалеке начала громыхать гроза, потихоньку с неба начали падать капельки дождя. Ардаэн, подхватив Эни за талию, спрыгнула вниз. Та всё ещё не открывала глаза и сильнее прижималась к своей подруге. Любопытство даже сейчас брало вверх, и девушка начала понемногу открывать свои большие голубые глаза. Её душу наполняли чувства страха и одновременно некого веселья, которого ей так не хватало последние несколько лет. Она смотрела на быстро приближающуюся землю, всё быстрее и быстрее, а потом… темнота.  

— Эниса… — прошептал милый и ласковый голосок. —Ты теперь рядом со мной, нам нечего боятся.
Та стояла в темноте, её лапы обволакивал тёплый туман, ветер нежно ласкал её лицо и медленно развивал её длинные фиолетовые волосы.
Разум начал покидать девушку. Она словно не могла думать, только слышать и смотреть куда-то вдаль, туда, где слышен этот милый голосок, зовущий её… От попытки сделать шаг её лапы будто превращались вату. Она начинала видеть размытую картину с хаотично разбросанными кругами света, но когда она стала четкой, Эниса увидела дорогу.
Боль. Резкая боль, словно из недр костей. Свет от сфер начинал угасать, девушка, потеряв равновесие, стала падать… Падать в бесконечность…

— Эниса! — прокричал знакомый голос, — Ты жива! Не пугай меня больше так, глупая.
Девушка всё ещё не могла прийти в себя: мысли путались, в глазах то темнело, то появлялся яркий и обжигающий глаза свет.
— Эни, милая. Проснись.
Веки так и оставались тяжелыми, она не смогла их поднять. Сильная боль и снова темнота, продолжающие укутывать ее. Мертвая тишина.

Тряся подругу за плечи, она хотела рыдать от боли и жалости, но будучи воровкой она не допускала себе распускать нюни в трудных ситуациях. Воровка сжала руки в кулак и быстро поднялась с колен.
— Бестолковая девица! — пробубнила незнакомка. Выражение её лица в тот момент ещё сильнее раздражало Ардаэн, но та не показывала виду. Она попыталась оглядеться, однако дома загораживали вид.
— Когда мы приземлялись, я заметила на той стороне узкую улочку и если все сделать правильно, мы легко сможем пройти незамеченными и доберемся до Сьюзи. Я отвлеку стражу, а ты потащишь Эни туда.
Кивнув, незнакомка подняла девушку с земли и забросила к себе на плечи. Воровка резко запрыгнула на ближайший выступ. Ловко перебирая руками, она добралась до крыши двухэтажного дома, оттуда было прекрасно видно стражу и людей. Решив не зацикливаться на виде, Лив начала обдумывать дальнейший план действий. Её мучили мысли о том, что она натворила с Эни, своей горячо любимой подругой. Ардаэн поступила эгоистично и подвергла её опасности. Но время вспять не повернуть и воровка собралась с мыслями. Решив рискнуть, девушка пошла против своих принципов: схватив первый попавшийся камень, бросила его в ничего не подозревающего стража.

—Эй! — крикнул мужчина с длинной седой бородой. Потирая эпицентр боли, он оглянулся и увидел перед собой девушку, полностью облаченную в кожаный костюм с развивающейся на ветру мантией, — А ну-ка, иди сюда, хулиганка! — наполненный злостью страж выхватил сверкающий меч из ножен и погнался вслед за воровкой. Ардаэн бежала все быстрее и быстрее, перепрыгивая с крыши на крышу. Она мчалась, не замечая ничего вокруг себя. На её карие глаза начали наворачиваться слезы, когда она думала о том, что отдала подругу тому, кому совершенно не доверяет, что вот так просто бросила Энисилию в трудную минуту.

Её что-то коснулось, что-то мерзкое и холодное… Это что-то, будто невидимая рука, заставило девушку остановиться и обернуться.
На Эни и незнакомку надевали деревянные приспособления, похожие на колодки. Как ни странно, но незнакомка вела себя довольно спокойно, не обращая внимания на происходящее, подруга же болталась на плече у одного из стражей. Ардаэн хотелось пойти и забрать Эни, но разум не позволял спрыгнуть Ардаэн спрыгнуть с крыши  и сразиться с несколькими опытными стражниками.

— О боже, Эни, — шепотом произнесла Ардаэн, после чего она мгновенно и максимально скрытно исчезла из виду запыхавшегося стража.  Чтобы догнать захватчиков и проследить за ними она приложила все оставшиеся усилия. Вид был размыт из-за наворачивающихся слез, а дрожащие ноги чуть ли заставляли её свалиться… Но девушка продолжала бежать. Захватчики, свалив узниц в телегу с деревянной решёткой, уселись на сиреневых лошадей с мерцающей гривой. Один из стражников достал кнут и начал замахиваться на существ. С диким ревом они встали на дыбы, после чего умчались прочь. Взгляд Ардаэн упал на чёрного коня, стоящего у фонтана и спокойно пьющего воду. Ни секунды не медля, она оседлала жеребца и сжала ему бока икрами, чем заставила бежать.
Телега с узниками особо не торопилась, и у воровки появился шанс догнать её. Оказавшись рядом, она попыталась встать на коня, но попытки были опрометчивы, и не устояв на ногах, она упала. Девушке повезло. Благодаря быстрой реакции она ловко зацепилась за ветку от решётки.

Телега начала приближаться к пункту назначения. Пока стражник разговаривал, девушка сумела осторожно слезть с уже полюбившегося ей места. Окружение было её тузом в рукаве — освещение при въезде в королевство было слабым, это показалось для воровки очень странным. Девушка потихоньку вспоминала строение местных замков, в средние века оно было одинаковым.
Решив найти канализацию, она вдруг вспомнила, что особо опасных преступников запирают в высокие башни. Пока никто не мог сбежать оттуда, все попытки были смертельны: кто-то срывался вниз, кто-то попадался стражам и был повешен или ещё хуже, подвержен пыткам, а кто-то и вовсе застревал в стенах башни по пути наружу.
Девушка знала где находятся башни и, более того, знала где их выход и вход, строение каждого кирпичика и каждой души, которая охраняет неприступную крепость. К сожалению, путь к башням проходил через группы вооружённых стражников — пройти незамеченным казалось просто невозможным, но ради спасения подруги Лив готова даже на такой опрометчивый шаг.

—Нужно добраться до башни быстрее, чем стража, тогда я смогу перехватить Энису. — прошептала сама себе Ардаэн.

Раздался приглушенный хлопок. Хлюпающий звук становился все ближе и ближе к полностью обездвиженной девушке. Затаив дыхание, немного напуганная воровка присела на корточки.

— Ну и холод сегодня, — протянул стражник.
— Ага, мерзкая погодка выдалась, мокро и холодно, что может быть хуже, — гнусавым голосом поддал второй.
— Король у нас нынче идиотом выдался, не мог нормальную форму выдать.
— Ты говори потише, за такие слова и головы можно лишится, отрезал второй и взволнованно зашмыгал носом.
— Да ладно, мне уже ничего не страшно, после такой то работки, — тот самодовольно загоготал.

Голоса стражников постепенно удалялись, к тому же шум дождя перебивал их диалог. Дождливая погода была явно не на стороне воровки. Лужи под ногами заставляли хлюпать все, что было под ними, а это было хорошо и отчетливо слышно. Беглянка как можно тише и медленней передвигалась по мокрой траве. Кусты идеально подходили для маскировки, если бы не ливень. Девушка как всегда с ловкостью пробралась через толпы страж, не привлекая внимания. Ардаэн практиковалась скрытности многие годы, хотя это было задачей не из легкий, но ей, уверенной в себе девушке, удалось справиться.

Башня была очень высокой, не имела ни окон с решетками, ни статуи, даже дверей у нее не было. Магическая защита с момента попыток побегов значительно улучшилась. Так что теперь вряд ли кто-то сможет сбежать. Здание охраняли несколько вооруженных мужчин в латах. Каждый из них не был похож на тех, кого преступница встречала раньше. Выглядели они слишком серьезными и внимательными к своему делу. Стражи быстро реагировали на каждый шорох и казалось, даже мышь не сможет проскользнуть мимо их сверкающих в темноте глаз. Просто так ворваться девушка не могла, да и прокрасться здесь не получится — заметят. Ардаэн подумала про камешек, но сразу же откинула эту мысль на второй план. Воровка чувствовала, что лезет в самое пекло и что возможно больше не выйдет на свободу. Но ее совесть не позволяла ей сидеть сложа руки. Надо действовать. Переведя дыхание, она все таки решилась красться, но услышав голоса, приостановилась.

— Здравствуйте, леди Мей, — стражники одновременно поклонились, прикладывая руку к левому плечу.
— Можете идти, ближайшие пару часов вы нам не понадобитесь, — гордо произнесла девушка.

Подняв подол пышного голубого платья, она дотронулась до каменной стены. В долю секунды Ардаэн и незнакомой особе предстала дверь в ярком свете. Леди Мей осторожно поднялась вверх по ступенькам, а дверь за ней исчезла.
Теперь для преступницы не было преград и она спокойным шагом прошла к той самой стене. Девушка решила открыть двери так же, как дама в голубом платье — и у нее это получилось. Бесшумно передвигая одну ногу за другой, Ардаэн кралась за ни о чем не подозревающей дамой. Дама шла уверенной походкой. Ее ровная осанка, гордо поднятый подбородок и ухоженные длинные волосы говорили об аристократическом происхождении.

Ардаэн  и не заметила, как дама привела ее в огромный зал, отделанный серыми глыбами. Это было обширное место с пустым центром. По кругу были расположены несколько камер, на каждой из них висели таблички с именами тех, кто там прибывает. Ближе к выходу стояли высокие колонны и за одной из них спряталась воровка. Мей, вытянув руку, вытащила из прозрачного рукава плеть. Она подняла ее над головой и вмиг из плети, словно змеи, начали расползаться две нити, которые пробирались в камеры узниц. «Змеи» обхватили заключенных девиц и потащили к хозяйке. Ардаэн  мгновенно дернулась, но мысль о том, что если она попадется, то ничем не поможет, заставила ее остановиться и продолжать слежку. В то время стонущая от боли Эни лежала у ног Мей, а незнакомка пыталась освободить шею от давки.

— Где воровка? — Мей не стала церемониться с жертвами. Она задала конкретный вопрос, не беседуя о лишнем с узницами.
— Я не… не знаю, — пробубнила заклинательница.
— Хорошо, попробуем по-другому. Твоей подруге осталось жить максимум несколько часов. Неосторожное заклинание мага синего огня творит чудеса. Знаешь, что оно делает? Синий огонь медленно пробирается все ближе и ближе к сердцу, а когда он достигнет пика, оно остановится. Обладательница синего огня не знает, какой сильной магией она владеет, — Мей усмехнулась, но ослабила хватку, — Выходи, маг огня.

Из-за стены появился молодой парень, он сомкнул кулаки и в сию же секунду Ардаэн была заточена в глыбы камня. После этого он подошел к Мей и встал около нее.

— Может ты сейчас заговоришь? — Юноша имел необыкновенный голос, что-то между сломанным и детским.

Лив молча посмотрела на корчающуюся от боли подругу. В ее сердце проникла режущаяя боль. Она резала его все сильнее и сильнее, и тогда девушка, подняв глаза, произнесла:

— Только попробуй, — огонь мгновенно наполнил глаза Ардаэн, на её руках появился синий огонь, который придал ей силы. Резким движением она вырвалась из заточения камней. Взмахнув рукой она оттолкнула синей волной от себя мага земли, и сделала сальто по направлению к Мей. Прыгнув в воздух Ардаэн направила волну огня в Мей, но та успела увернуться. Тогда воровка ловко пробираясь, через препятствия, которые создавал маг земли и Мей, вскочила на Мей, и подставила огненную руку рядом с её нежным лицо, а второй схватила её за горло, и воровка уже замахнулась, как Эни из последних сил произнесла:
— Не надо — после этих слов, девушка полностью потеряла сознание.
— Она умирает с каждой секундой, не вылечим мы, не вылечит никто, подумай, что ты делаешь, — еле-еле выговаривая сказала леди Мей.

Ардаэн остановилась. Соскочив с Мей,  она протянула руки, в знак того, что сдалась, маг земли моментально заблокировал её руки чем-то похожим на смесь земли с растениями.

****

Немного позже девушки уже сидели в небольшом помещении, смахивающим на камеры пыток. Ардаэн ни разу не перевела взгляд на машины убийств. Она смотрела только на Мей, которая внимательно осматривала заклинательницу.

— Эммм, начнем с тебя. Откуда ты ее знаешь? Что она успела рассказать тебе? —наклонившись к лицу незнакомки, произнесла дама.
В ответ Мей услышала тишину, девушка сидела неподвижно, она не произнесла ни слова.
— Где Эни? — Разбавила тишину воровка,
— Не беспокойся, она у лучшего лекаря замка. Тогда ты, — выпрямившись, девушка
повернулась к узницам спиной, — Кто ты такая? — Мей намного больше заинтересовала личность Ардаэн.
—Для тебя — никто, — отрезала девушка.

Лёгким движением Мей сорвала маску с лица Ардаэн, что она увидела повергло её в неописуемый шок. Перед ней предстала когда-то сбежавшая принцесса,  Арданимиалия. Девушка, схватившись за сердце, вышла из комнаты.

— Как же мне нравится наблюдать за разборками, — в голос захохотала Агнес, — Давно я так не смеялась, принцесса Ардани… как вас там.

И без того мокрые глаза Ардаэн наполнились новой порцией слез. Ведь девушка сбегала отсюда, чтобы почувствовать свободу, и она только привыкла к тому, свободному образу жизни, как опять угодила в ловушку.

— Принцесса Ардани… как вас там, что же происходит, объясните мальчику, — указывая ногой на мага земли произнесла Агнес, — Он тоже ничего не понимает. Алло, дурачок, ты держишь в узниках принцессу Ардани.., дочь короля Берримора, отпусти нас немедля.
— Заткнись! — крикнула Ардаэн.

Спустя несколько минут в помещение ворвался мужчина с короткой черной бородой, карими глазами и крепким телосложением. Он был одет в красное одеяние, на голове виднелась блестящая корона с самоцветами, а ногах дорогие, но некрасивые сапоги. Стремительной походкой он направился к преступницам. Изнемогая от радости он схватил Ардаэн, сидящую на стуле, и крепко прижал к себе.

—Арданимиалия, как же я рад, что ты жива, да спасибо тебе великая Тария, — на глаза у брутального мужчины навернулись искренние слезы.

Девушка промолчала. В ее глазах не было ни страха, ни радости — ничего. Словно ее мысли и разум провалились сквозь землю.

—Как же я долго этого ждал, я молил всех богов и богинь, чтобы встретить тебя ещё раз, я должен просить прощения за всю ту боль, что причинил тебя, моя хорошая, я правда хотел лишь огородить от того, что случилось с нашей семьей ранее. Я надеюсь ты найдёшь силы меня простить, — продолжая обнимать свою дочь, произнес Берримор.

Рядом стояла Мей, она тоже не могла сдерживать слёзы, несмотря на всю свою гордыню и серьёзность.

—Освободи её немедленно, — приказал король магу земли, —А ты Мей, прикажи слугам готовить большой стол и созови всех-всех.  Скоро состоится пир, которого мы ещё не знали!

6 глава.

Вокруг темнота, что порождает в голове Эни не самые хорошие мысли. Тишина обволакивает и режет слух. Порой возникает свист, как от ветра, но он настолько ничтожен, что кажется будто отсюда нет выхода. Страх. Животный страх цепляется своими острыми когтями, царапая кожу молодого гоцци.

— Он рядом…

Тихий, словно шепот, женский голос явно предупреждает Эни о чем-то страшном. Девушка вертится вокруг себя, пытаясь увидеть того, кто с ней говорит.

— Он силён и страшен…

Голос становится громче, настойчивее, а самое страшное ближе. Со лба Энисилии капает пот, глаза раскрыты в немом ужасе, но она ничего не предпринимает. Ей страшно. Ей страшно говорить, двигаться, дышать.

Внезапно чья-то холодная костлявая рука ложится на плечо. Эни в ужасе отскакивает и оборачивается. Женщина в тёмном одеянии и волосами цвета тины смотрит на неё, но глаза её отнюдь не злые, не кровожадные, не яростные. Они смотрят на гоцци с жалостью и состраданием. А её губы произносят слова, которые будут будут заставлять думать о плохом и преследовать Эни.

— Береги Ардаэн.

Вспышка.

Резко распахнув глаза, Эни зажмурилась от яркого света, что поступал в комнату через большое окно. Это был всего лишь сон, но он смог накрыть волной ужаса, вспотевшую от страха, девушку.

Плечо до сих пор холодило от прикосновения незнакомки, а паника до сих пор окутывала словно кокон.

— Сон, просто сон, сон, — бубнила портниха под нос, в бессмысленных попытках успокоиться.

В голове вновь пронеслись последние слова женщины.

«Береги Ардаэн».

Оглядев комнату, лучшей подруги Эни не обнаружила. Паника словно второй волной накатывает на сердце. Заметив на спинке кровати вещи, девушка наскоро оделась и кинулась к двери.

Заперта.

Дернув ещё несколько раз, Эни оставила попытки открыть дверь и в растерянности начала метаться по комнате.

— Эй, тебе нужно отдыхать! — в приказном тоне проговорил только что вошедший молодой человек.

Эни зажмурила глаза и вжалась в стену, в тайне надеясь, что это поможет ей спрятаться или избежать настойчивого взгляда, который она чувствовала своими рогами.

— Энисилия, — тихо и успокаивающе промурлыкал незваный гость.

Его голос завораживал, манил, притягивал. Эни медленно и осторожно подняла голову и посмотрела на незнакомца. Только в его глазах не было того, что ожидала увидеть девушка. В них плескалось удивление вперемешку с добротой.

— Тебе нужно поесть и выпить лекарства, — он медленно положил на стол поднос с едой и непонятными пилюлями на столик возле кровати.
— Где я? Где Ардаэн? Что произошло? — ошарашенная Эни не понимала, что происходит.

— Её величество просила не рассказывать Вам, но как только ваше самочувствие улучшиться, она обязательно навестит Вас, — парень мило прощебетал.

—О боже, — вздохнула Эни, присев на кровать, — через пару секунд она вскочила с криками, — А где мама?

— Всё в порядке, мы предупредили о том, что Вы здесь, она приедет как только Вам станет лучше, — парень снял с блюда салфетку и преподнес его Эни, — вот, поешьте, Вам нужны силы.

***

      Тем временем Ардаэн уже переодевшись в свой непривычный облик, разгуливала по дворцовому саду вместе со своим отцом.

—Как же много времени прошло, я боялся, что не больше никогда не встречу тебя, милая, — тёпло повторял отец, его глаза сверкали от неподдельного счастья.

—Это платье меня раздражает, — пробубнила Ардаэн.

—Закажем тебе новое, — посмеялся Берримор, — Ты ни капли не изменилась, вредина, произнес он с улыбкой.

— Отец, не притворяйся, что ничего не произошло, я знаю, что ты очень зол на меня, давай без притворства, хотя бы сейчас, — девушка посмотрела на своего отца.

-Ардаэн, послушай. Я не притворяюсь, я действительно, очень счастлив, что ты жива, даже, когда ты виновата в возможной угрозе всей нашей планете, — пошутил король.

— Тебе смешно? — Ардаэн схватила приподняла подол платья и направилась вон.

К королю подошла Мей, она посмотрела на него с состраданием, но одумавшись смахнула странную для неё эмоцию.

—Мне жаль, что она так себя ведет, Ваше величество, — кланяясь, произнесла она.
—Порой я её совсем не понимаю, но, Мей, я правда рад, что она жива.
—Я Вам верю, но, Ваше величество, нужно подумать о безопасности Туоафи. Книгу так и не нашли.
— Поговори с ней, Мей, возможно, тебя она послушает.
—Я поняла Вас.

***

— Тебе стало лучше? — раздался красивый добрый голос где-то над головой.

Эни медленно разлепила глаза и оценила обстановку. Находилась она все в той же захламленной комнате. Лёжа на спине, девушка рассматривала потолок. Почему-то сейчас, когда мозг ещё слаб, а тело порой аукается небольшой болью, этот потолок казался ужасно красив и интересен. Он был матового цвета, а в некоторых местах виднелись подтеки.

Немного сменив точку обзора девушка столкнулась с симпатичным мужским лицом. Короткие блондинистые волосы продолжали контактировать с лучами солнца, из-за чего казались золотыми. Его добрые и зеленые глаза изредка оглядывали комнату, но в основном держались на лице девушки. Большие грубые руки порой дотрагивались до щёк, когда поправляли холодное полотенце на лбу.

— Ты в порядке? — уже более настойчиво спросил молодой человек.
— Да, но…

В голове стоял густой непробудный туман, сквозь который не проскальзывала ни одна нормальная мысль. Слова крутились в беспорядочном потоке, а язык заплетался. Девушка вновь и вновь испуганным взглядом скользила по комнате и надеялась, что горе-собеседник её поймёт.

— Ты ищешь свою подругу? — он по-доброму посмеялся над больной.
— Да, — тихим слабым сказала Эни.
— В данный момент она с отцом.
— О чем ты говоришь? — недоуменно спросила девушка и попыталась подняться.
— Лежи, — страж схватил волшебницу за плечи и аккуратно вернул в прежнее положение.

Данная ситуация Эни не особо радовала. От долгой лежки в одном положении затекли мышцы. Хотелось немного пройтись, может быть тогда пришло бы понимание. Да и не в привычках девушки было долгое ничегонеделание. Непонятно было это место, непонятен был этот человек, непонятно было все, кроме очевидного. Девушка снова попыталась встать.

— Глупая, — он снова посмеялся.
— Почему это? — выгнув бровь спросила Энисилия. Кого-кого, а её эта ситуация совсем не забавляла, чего не скажешь о юном страже.
— Тебе нужно ещё немного отлежаться, — девушка едва открыла рот, чтобы спросить о местоположении — ответ последовал незамедлительно. — Вы находитесь в одних их покоев королевского замка.

Вот здесь-то логика и отъехала окончательно. Как Эни могла оказаться в замке? Таким как она и её подруга здесь выделяют не больше, чем вонючую камеру где-нибудь в подвале и кормят сухим пайком, но явно не целые покои, личного стража и неплохой завтрак. Девушка покосилась на поднос с едой, а потом на стража и немного отодвинулась. А может все это его глупые россказни?

— Не бойся меня, — слегка обиженно протянул парень. — Пока ты здесь, моя обязанность оберегать тебя. — он снова смочил полотенце водой и вернул его на место, а после протянул небольшую фарфоровую чашку с мутным зеленым напитком.
— Что это? — Девушка покраснела.
— Настой из целебных трав. Лучший лекарь планеты готовил его для тебя, поэтому не выпить его будет расценен как знак глубокого неуважения.
— Что со мной произошло?
— Это Ардаэн, — он гордо выплюнул имя подруги. — Она смешала твою кровь со своей магией — синим огнем и, она начала взаимодействовать, что негативно сказалось на тебе и твоем здоровье.
— Ого, — девушка пребывала в шоке.

Эни удивлялась способностям лучшей подруги. В глубине души притаился небольшой комок обиды, но он был ничтожно мал. Ардаэн — её лучшая подруга. Возможно, она сделала это по случайной глупости. Она не желала зла, в этом девушка была уверена, чего не скажешь о собеседнике.

— Старайся избегать встреч с Её величеством, пока она не научится самоконтролю, —серьёзным голосом проговорил парень, а после усмехнулся своим мыслям.
— Её величеством? Избегать? Ты так говоришь, будто что-то поистине страшное произошло с моей подругой. Что случилось? — немного испуганной спросила девушка.
— Поговори с Её величеством, Эни. Она должна сама тебе все рассказать.

Парень никак не мог контролировать улыбку при виде её изменяющегося лица. Её имя из его уст звучало ужасно тихо и романтично. И его можно было понять. Эта девушка притягивала не только милой внешностью, но и внутренней энергией, что гигантскими каналами била из нее.

В ней присутствовала необычная и никому неизвестная изюминка. Энисилия была проста и обаятельна, не знала понятий обида и злость. Несмотря на низкое финансовое положение семьи, девушка умела жить так, как не умеют жить многие богачи. Радовалась каждому прожитому моменту, быть то — нечто хорошее или же наоборот. Из плохих ситуаций вынимала урок, а на мелкие и вовсе не обращала внимания.

— Как твоё имя? — тихо поинтересовалась Эна.
— Алвин.
— Постой, а моя матушка? Она же наверняка волнуется, — снова спросила Эни. Новая волна беспокойства накатила на и без того нервную девушку.
— Ей сообщили незамедлительно, — парень виновато опустил глаза, но продолжил говорить. — Не беспокойся, скоро она навестит тебя.
— Что случилось?
— Все в порядке, Эниса. Прости, мне нужно идти, я зайду позже, — пробубнил парень и выскочил из комнаты.

Он расстроился? Может быть она что-то сказала не так? Эни начала воспроизводить в памяти разговор с новым знакомым и попыталась понять, что же могло так смутить юношу. Но так и не найдя лазеек в разговоре, бросила эту затею. Мозг устали протестовал против умственной деятельности и призывал к порядку, призывал ко сну, на что девушка с удовольствием согласилась.

***

Ардаэн быстрым шагом вошла в коридор, где размещались её покои и покои Агнес, комната Энисилии находилась в другом крыле, ради её безопасности. Принцесса боялась причинить ей большую боль, да и навестить её не хватало храбрости. Девушке почему-то захотелось поговорить и она незамедлительно вошла в покои Агнес.

—Здравствуй, — пробубнила про себя Ардаэн.

Агнес лежала в белой мраморной ванне, украшенной когда-то цветами разных оттенков, которые превратились в чёрные, будто обугленные розы. Возле заклинательницы бегали служанки, старающиеся угодить капризной девушке.

—Вот тут потри, — сказала она слуге, которая тёрла ей спину. Увидев Ардаэн, заклинательница вскочила и сверкая своими прелестями, поклонилась принцессе.
—Сядь, — увидев грудь Агнес, неуверенно произнесла девушка.
—Почему, Ваше величество, Вам не нравится моя обаятельная грудь? — произнесла Агнес, плюхаясь в пенную ванну, — Не хотите ко мне?
—Агнес, давай на ты, это во-первых, а во-вторых, я не могу погружаться в воду, меня омывают травами, и это и то больно. Я лишь посижу рядом.
— Можно нескромный вопрос? — спросила девушка, сексуально поедая виноград.
—Слушай, давай без всего этого. Я пришла выговориться, — Ардаэн присела рядом.
—Да всё что угодно, милая, ты спасла мне жизнь. Я преступник, а живу в такой роскоши! — радостно заплескалась Агнес.
—Не могли бы вы выйти.
—Конечно, Ваше величество, — толпа слуг вышла из комнаты.

Ардаэн опустила глаза, полные слёз в пол.

—Нет, Ардаэн, я так не могу, иди сюда, — Агнес встала из ванны и подозвала воровку к себе.

Ардаэн была настолько подавлена, что ей было всё равно на то, что происходит, поэтому принцесса незамедлительно подошла к Агнес.

—Ты же знаешь, что я великий заклинатель, сейчас я проведу обряд, — Агнес взяла девушку за руки и начала медленно и нежно проводить по ним начиная от кончиков пальцев до плеч, нашептывая Ардаэн на ухо. Затем она начала расстёгивать её корсет, продолжая гладить тело раслабленной принцессы. После того как она расстегнула все пуговицы, расслабила все нити, платье просто свалилось с Ардаэн, и та осталась стоять лишь в прозрачном нижнем белье. Но заклинателю этого было мало, она расстегнула и бюстгалтер. Затем всё теми же медленными движениями она водила по нежной коже принцессы пальцами, продолжая шептать странные слова…

—Агнес… остановись...—нехотя произнесла Ардаэн
—Не могу, — ответила заклинательница и опустилась на колени, девушка лёгким движением раздвинула ноги принцессы и провела язычком по мокрым губам.
—Аа-аа-а, — простонала принцесса.

Постанывание Ардаэн ещё больше завело Агнес и та начала подталкивать девушку к ванне.

—Мне нельзя, я маг огня, — совсем тихо сказала принцесса.
—Я это только что исправила, — заклинательница толкнула Ардаэн в ванну и легла к ней, она начала гладить её мокрую грудь.
—Что такое? Мне совсем не больно, — продолжала стонать принцесса.
—Наш маленький с тобой секрет, — Агнес присосалась к возбужденным сосками Ардаэн, — Ваше величество, вы так прекрасны.

Агнес села на Ардаэн и прижалась своей мокрой киской к киске принцессы и начала двигаться, постанывая в ответ. Их груди тоже тёрлись друг об друга, что не могло не возбуждать обеих. Тогда Агнес ускорила темп. Ардаэн облокотив голову на ванну застонала ещё громче. Через мгновение она схватила Агнес и прижала крепко к себе, что означало самый пик эйфории.

Когда действия обеих девушек закончились, Агнес поднялась с груди Ардаэн и нежно поцеловала её в губы.

—Я мечтала об этом с того момента как только увидела тебя…
—Это и правда наш маленький секрет, — в первые улыбнулась Ардаэн.

7 глава

Утро в дворце начинается с суматохой. Всюду бегают слуги: кто-то с блюдами для будущего пира, кто-то с мётлами, кто-то с нарядами для принцессы и короля, в общем начало дня было не самым спокойным. Где-то возле кухни слышны громкие крики:

Дурак, принцесса не любит твой фенхель, нужно добавить любисток! — слышался женский голос.
Сама ты такая, я сам знаю, что подать нашей прекрасной Ардаэн, — с восторгом произнес мужской голос.
—Её величество не любит ничего из того, что вы предложили, два олуха! — крикнул третий, — Она любит мангольд, украшенный помидорами.
—Я тебе сейчас покажу! — крикнули несколько гоцци, после чего раздался звук лёгких оплеух.

Пока король Берримор тихо и сладко дремал в своих покоях, в тронном зале проходила генеральная уборка и репетиция церемонии, которую организовала леди Мей, она не особо была рада возвращению когда-то лучшей подруги, но старалась не показывать своих истинных эмоций. Алвин, словно хвост, бродил за Мей, стараясь привлечь внимание королевской особы.

—Алвин, мы устраиваем церемонию по возвращении когда-то сбежавшей принцессы, которая опустилась до низшего уровня, украла древнюю реликвию и подвергла жизнь Туоафи катастрофе, я правильно понимаю? Или в этом дворце все сошли с ума? — грубо произнесла Мей, — А королю словно плевать, как так можно относиться к своим поданным?
— Леди Мей, поймите и его тоже, он потерял свою дочь несколько десятков лет назад, а тут она объявилась жива и здорова, естественно, сейчас для него нет ничего важнее.
— Я не могу понять. Если бы я занимала такой пост, для меня не было бы ничего важнее, чем безопасность моей планеты.
Алвин был не согласен с Мей, но решил промолчать.
—Чего ты замолчал? Я права? — задала вопрос леди, — я знаю, я всегда права. После этих слов она направилась к тронному залу, где с ней столкнулась Энисилия, недавно проснувшаяся.
—Доброе утро, Ваше величество, — поклонилась та, приставляя правую руку к левому плечу.
—И тебе, — отрезала Мей, даже не обратив внимания.
Увидев Алвина, девушка обомлела. Напротив неё стоял привлекательный юноша, точнее она и до этого его считала довольно симпатичным, но в здоровых не помутневших глазах Алвин смотрелся ещё притягательнее чем раньше. Отмахнувшись от своих мыслей, Эни подбежала к юноше:
—Вот кому я обязана своим выздоровлением. Я хотела поблагодарить тебя за всё, чем ты мне помог, — девушка взглянула на Алвина поближе, но не увидела в нём того «сияния», что было раньше.
—Зачем ты встала? Тебе ещё нельзя ходить. Я зайду позже, как освобожусь. —  не поднимая глаз, произнес Алвин.
—Что случилось?
—Я не могу сказать, — юноша хотел было повернуться, но его остановила рука Эни.
—Пожалуйста.
— Это личное.
—Я просто хотела сказать, что мне уже гораздо лучше, и всё это благодаря твоей заботе и уходу.  Спасибо тебе,  — девушка вцепилась в парня, прижимая его всё сильнее и сильнее. После чего она направилась к гоцци, украшающим залы.

Алвин остался наедине со своими мыслями, которые без остановки резали и кололи его сердце. Мысли о Мей, и о том, что между ними происходит. Бывает, что принцесса так ласково с ним обходится, хвалит, шутит, но чаще она бросается холодными фразами, которые так и терзают душу бедного влюбленного мальчика.

—Какая ты мастерица, Энисилия, — протиснулся чей-то голос через не просветные мысли.
—Да бросьте, я этим всю жизнь занимаюсь, —хихикнул кто-то в ответ.

Парень огляделся и увидел Эни, которая помогает украшать зал незнакомым ей Гоцци. Девушка со счастливым видом протягивала ленты слуге, стоявшей на диске льдины, созданной магом льда.
—А ты аккуратнее там, — крикнула та самая слуга магу льда, — Не натвори дел как в прошлый раз, целитель целый час восстанавливал мне перелом!
—Если бы ты не болтала, а занималась делом, ничего бы не произошло, — пробубнил мужчина, пристально наблюдающий за своим «творением».
—Не ругайтесь, пожалуйста, иначе всё испортите, — мягким голосом произнесла Эни.
—Вот и я говорю, что нужно делать работу, а он мне её постоянно портит, лучше бы пуфик взяла!
Алвин смотрел на всю эту картину и испытывал какое-то теплое чувство, которое словно горячее молоко переливалось внутри. Он считал Эни достаточно милой, это та девушка, которая была полной противоположностью леди Мей, но почему сердце так не считает?
***

      Мей ураганом неслась к когда-то лучшей подруге детства, которая после очередного заеба сбежала из дворца. Гнев настолько окутал её, что банальные защитные рефлексы полностью отключились. Она не понимала, что идёт “разбираться” к единственному пускай и не могущественному  магу синего огня.

*мощный стук в дверь*

—К чёрту этикет, речь идёт о безопасности планеты, Арданимиалия!
Ответа не последовало, тогда Мей отошла на безопасное расстояние и ударила ногой по двери. После столь сильного грохота, Ардаэн всё-таки открыла глаза и нехотя поплелась к двери, пока та ещё была “жива”. Резким движением девушка открыла дверь, и увидела замахивающуюся Мей.

—А ну прекрати! — повысила голос принцесса.
—Доброе утро, Ним, — пригладив платье, произнесла Мей, — Мне нужно с тобой срочно поговорить.
—Заходи.
—Ним, что ты сделала с той книгой, которую украла из библиотеки моей семьи? — нервно произнесла девушка.
—Выбросила, кучка глупых стражников бы сразу заподозрили что-то неладное, увидев меня с ней.
—Смешно, ты ходишь по улицам средь бело дня  вся укутанная в чёрный латекс, это не привлекает внимание?
—Не думаю, что кто-то обращает на это внимание.
—Э, — задумалась Мей, — Ладно, куда ты её выбросила?
-В кусты возле заброшенного дома, правда не помню какого дома именно, — Ардаэн легла на кровать.
—Я надеюсь ты говоришь правду, ведь эта книга с запечатанным, твою мать, пожирателем душ, — Мей подошла к принцессе и повернула её к себе.
—Эй, эй, то, что ты когда-то там со мной дружила не даёт тебе привилегий со мной так разговаривать и уже тем более трогать, — грубо ответила Ардаэн, —А если я открыла книгу то что?
—Твой отец рассказал мне про неё, когда лично мне доверил её охранять, но я не придала этому важное значение, из-за этого теперь мы в опасности, — Мей присела, — Несколько сотен лет назад, когда наша планета не знала ни боли, ни страха, ни войны к нам явились неизвестные существа. Король очень сильно удивился, ведь у них не было ни рогов, ни хвостов, ничего подобного. Практически все одинаковые, без каких либо кастовых отличий.Они называли себя людьми.Их было несколько.Так вот, эти существа показались очень дружелюбными, некоторые из них наблюдали за нашей жизнью. Кто-то узнавал про климат, кто-то про живность, населяющую планету. Король не знал, к чему всё это приведет, но тогда он верил каждому их слову. Через несколько месяцев группа людей покинула нас. Гоцци были очень удивлены тому, что есть кто-то непохожий на них. Но через пару лет к нам прилетели сотни таких машин. Они высадились на тогда ещё центральном острове и заявили о том, что либо мы соглашаемся на их условия, либо они силой отбирают у нас то, чем так богата Туоафи. Их условия в принципе ничем от той самой “силы” не отличались, поэтому выбора у нас как такого у нас не было. Люди начали нападать, они крушили, ломали всё, что видели. Все наши малые деревни были захвачены в течение нескольких дней, остались города.Мы давали отпор как могли.Но беззащитные существа, не знающие что такое война, оружие и насильственная смерть, как ты представляешь себе это? Король долго горевал, думал, как же защитить нашу планету от вторжения врагов, и тогда обратился к Оракулу. Оракул рассказала ему про Террека — пожирателя душ. Рассказала, как именно он может помочь  и  что потом может произойти… Но про последствия он тогда и не думал, его главной целью было защитить Туоафи. Террек без проблем согласился на сделку. В течение нескольких лет острова пытались освоить магию и оружие, но это того стоило. В конце концов мы прогнали незваных гостей. Наша планета превратилась в развалины. Каких сил им всем стоило восстановить утраченную красоту… После победы начались восстания заклинателей, в их душе осела та боль, тот страх, та злость, которую невозможно простить, и они требовали мести, но никто не хотел повторения того, что произошло. Наш народ был наделен магией, силой, он научился людским грехам, но открытой войны не хотел никто. Поэтому король во избежание больших восстаний, сослал всю касту заклинателей — тёмных магов в колонию на остров забытых душ. Многие гоцци сейчас даже не знают, что когда-то существовала такая каста. Позже объявился Террек, ему было мало человеческих душ, и он потребовал больше. Но больше король дать не мог, поэтому им пришлось запечатать его в книге, Оракул отдала жизнь, чтобы это проделать. Я не знаю какая должна быть сила, чтобы такое повторить, — В глазах Мей проскочил ужас,  — И сейчас ты освободила его, более того позволила ему поселиться своей частью в тебе.
—Поселиться своей частью в себе? Это что значит? — Ардаэн вскочила с кровати.
—Я читала это в закрытом архиве нашей библиотеки. Террек не один раз восстанавливался после того, как кто-то или что-то мешало его планам. После поражения он начинает всё заново, словно феникс. Распечатать его из книги может далеко не каждый гоцци, поэтому он провалялся там несколько сотен лет. Чем-то ты ему понравилась и он сделал тебя достойной вынашивать его часть.
—Вынашивать? Ты хочешь сказать, что я…? — на лицо Ардаэн наполз шок.
—Нет, ты не так поняла. Это часть просто будет высасывать из тебя жизненную энергию, а в конце ты просто высохнешь, наверное, в книге написано об этом кратко. Остальная же часть будет искать себе другие тела и высасывать души из них.
—Звучит заманчиво, заказчик мне совершенно другое рассказал, — улыбнулась Ардаэн.
—Заказчик?
—Да, меня нашёл какой-то подозрительный гоцци, который представился как Тоурэн Миаф. Так вот он предлагал любые деньги за эту книгу, и приказал не ни в коем случае её не открывать, но я не послушала, да, Мей. Когда я держала её в руках, будто бы какой-то приятный сладкий голос шептал мне “открой, открой”, ну вот как-то так.
—О великая Тарья, нам конец, — Мей побледнела.
—Я всё исправлю, не знаю как, но я его запечатаю обратно, — Ардаэн подошла к Мей и начала её успокаивать.
—Оракул запечатала его ценой своей жизни… что сделает обычный маг огня?
—Необычный, — Ардаэн вскочила с кровати и начала трясти Мей, — Я найду Террека и запечатаю этого гада обратно!
—Ты с ума сошла?
—Я по своей глупости подвергла весь наш народ опасности. Войны им хватило, я не хочу, чтобы пострадал кто-то ещё, — девушка хотела направится к выходу, но Мей задержала её.
—Ты же не хочешь сказать об этом королю? Второго побега он не переживёт.
—Он всё равно узнает, а уподобляться  ему и лгать, я не горю желанием, — Ардаэн захлопнула дверь и вышла в коридор. Она знала, что пока не в состоянии бороться с древним могучим существом, тем более в одиночку. Но выбора не было, на весах стояла целая планета. Девушка быстрым шагом направилась в покои отца. Ардаэн была уверена в себе как никогда раньше, перейдя в западное крыло дворца, девушка постучала в двери.

—Отец, нам нужно серьёзно поговорить.
—-Уже иду, — король явно не спал, он открыл дверь и провёл рукой, показывая, что можно пройти, — Доброе утро, Ним.
—Присядь, это очень серьёзный разговор, — девушка начала расхаживать по комнате, нервно перебирая пальцы, — В общем, та древняя книга, я открыла её, и теперь планету ждёт опасность, и ты не должен мне мешать, ведь я спасу планету. И да, не стоит переживать.
—Подожди, подожди, ещё раз, я ничего не понял, — посмеялся Берримор.
—Папа нашу планету слопает Террек, а ты не понимаешь? Я теперь монстр, — Ардаэн вцепилась в отца, трясся его.
—Что ты такое говоришь, как это произошло?— тон короля сменился. Он нервно схватился за рога, ведь именно в них скрывалась жизненная сила гоцци.
—Отец всё будет хорошо, я запечатаю его обратно, и планета будет спасена, не переживай, — Ардаэн принялась успокаивать беднягу.
-Нн… ним, Оракул отдала жизнь, чтобы запечатать его, что ты такое говоришь? Если он теперь свободен, я пошлю сотни бойцов, нет, тысячи, десятки тысяч, но тебя я больше никуда не отпущу! — король в ярости вскочил с кровати, — Я спасу  планету снова, но при этом ничего больше не потеряю!
—Отец, я чувствую вину, которая будет убивать меня напару с частью Террека во мне, я буду мучаться в боли. Я не хочу, чтобы невинные гоцци страдали из-за какой-то бестолковой ВОРОВКИ, — Ардаэн повысила тон, — Я не хочу сидеть в рубиновой клетке и мнить из себя той, кем не хочу являться. Я хочу свободы, путешествий, приключений, а сейчас возникла, действительно, серьёзная причина. Я всё равно убегу. Отец, пойми, я люблю тебя, но свобода манит меня с каждым днём сильнее и сильнее.
—Кто тебе этой свободы не даёт? Я отпускаю тебя куда нужно, я не держу тебя под замком!
—Держал когда-то давным давно… Так что ты решил, отпускаешь меня?
—Мне нужно подумать, останься хотя бы на пир...—расстроенный Берримор снова присел на кровать и опустил глаза в пол.

Ардаэн присела на корточки.

—Я не умру, обещаю, после всего этого мы ещё отпразднуем победу, — улыбнулась девушка, — она обняла отца, а затем покинула его покои.
***

      Тем временем день на Барханном острове тоже начался очень неспокойно. Каждое утро множество торговцев выходят на местный рынок и занимают свои места. Торговцы с грохотом и криком раскладывают товары на прилавки, а потом усаживаются под ярким солнцем и ждут своих покупателей. В такие моменты суета исчезает, уступая место блаженной утренней тишине.

Самым опытным торговцем  был Стефан — одинокий старик, торгующий яблочным сиропом. Считается, что его сироп лучший на острове. Хотя все жители знали и уважали мужчину за труд, но только единственный человек по-настоящему заботился о нем. Ионна— молодая девушка, что жила неподалеку от лавки Стефана и навещала его каждое утро.

— Доброе утро, Стефан, — издалека крикнула девушка. Она шла неспешно и махала рукой. Ветер развивал её длинные рыжие волосы и колыхал короткий подол её пышного платьица.
—Здравствуй, Ионна, — покашливая, просипел старик, поправляя края широкой соломенной шляпы.
— Как ваше здоровье? — спросила девушка, выбирая бутылек с сиропом.
—Знаешь, в последнее время все хуже. Помру скоро, — дед выдавил насмешливую улыбку, только шутку его совсем не восприняли.
— Не стоит так говорить. Вы в самом расцвете сил. Все будет хорошо,— Ионна доброжелательно улыбнулась, бросила несколько монет за сироп на прилавок и удалилась, помахав рукой на прощание.

Торговать на этом прекрасном рынке всегда любили, если бы только не жаркое палящее солнце. Здесь не спасали даже самые плотные соломенные шляпы. Сидеть на рынке с утра до вечера было невыносимо жарко. Вот только старик не жаловался и, молча, ожидал конца рабочего дня, чтобы в вечерней прохладе, не спеша, прогуливаться до дома. А дом находился достаточно далеко, чтобы вдоволь во время прогулки насладиться вечерней прохладой.

Только сегодня что-то было совсем иначе. На пустынных улицах, по которым постоянно хромал старик, стояла тишина. Она обволакивала и сводила с ума. Только вдали обычно был слышен шум прибоя и голоса, гулом раздававшиеся с соседних улиц.

Стефану казалось все это очень странным, но он сослал все на свой старческий маразм и глухоту. Вдруг он не услышал странный шорох. К сердцу поступил болезненный сигнал тревоги, и мужчина остановился. Думаете, стоило бежать? А смог бы он это сделать?

—Кто здесь? — как можно громче спросил дед в пустоту.

Ответа не последовало. Теперь тишина не успокаивала, а зарождала где-то глубоко в душе паническое семя. Казалось, что улица увеличилась в размере, хотя до конца этих бесконечных серых домов оставалось рукой подать. В переулках взвывал ветер, унося за собой необычную серую пыль. Послышался женский стон.

—Кто здесь? — более настойчиво спросил старик и увидел тень.

Из-за угла выглядывала маленькая девочка, наряженная в белое ажурное платье, рукавом которого она вытирала опухшие от слез глаза. Она была словно хрустальная, а волосы, казалось, светились в темноте. Во второй руке она крепко сжимала старую деревянную куклу.

—Что случилось с тобой, дитя? — нежно спросил старик и протянул к девочке морщинистую руку.

Девочка не отвечала, но медленным шагом приближалась к Стефану. По мере приближения она поднимала голову, а когда была совсем рядом старик смог разглядеть её глаза. Ужасающие свои перламутровым цветом они переливались и сверкали в темноте. Прямо глаза Фериды — растение с острова забытых душ, похожее на девушку с голубыми глазами, которая привлекает путников своими сексуальными формами, а затем, когда любопытный гоцци подойдёт поближе, схлапывает его своими большими ветвями, похожими на руки.

— Кто ты?

Девочка все еще молчала. Она лишь протянула руку с куклой старику. Страшные глаза-бусинки сверкнули красным цветом, а руки куклы начинали медленно отрастать, обволакивая беспомощного старика в некое подобие кокона. Потом появились шипы, что явно причинили невыносимую боль жертве.

Усмехнувшись, девочка удалилась, забрав старика куда-то за собой.

Она притащила его в темное и пугающее место. Тишина резала слух, а редкие смешки его убийцы заставляли сердце уходить в пятки. Хоть старик и знал, что скоро настигнет его неминуемая смерть, он неистово желал, чтобы его почти остановившееся сердце прекратило свой ход прямо сейчас, чтобы не знать, чтобы не слышать.

Для ритуала все было подготовлено заранее. В центре зала стояла ничуть не пугающая, но довольно опасная титановая установка: большой обруч, чуть выше которого в форме квадрата торчали трубы. Повсюду виднелись кровавые подтеки, которые либо никто не убирал, либо просто не удалось отмыть. Больше в помещении ничего не было.

Полуживой старик все еще глухо стонал от раздирающей боли в объятиях жуткой куклы. В один миг движения прекратились, и Стефан уже было выдохнул и хотел перевести дыхание. Тогда боль не так давила на рассудок, хотя давно хотелось сойти с ума, чтоб не чувствовать, а лучше умереть, хотя тело продолжало бороться со смертью. Скоро движение возобновилось, а глаза и нос резанул противный запах живой плоти. Он пытался открыть глаза, что слиплись от запекшейся крови, и видел лишь размытый силуэт той милой беззащитной девочки.

Наплевав на все, убийца тащила свою жертву за руки по холодному бетонному полу, оставляя новые кровавые следы. Жертва глухо стонала, но не брыкалась, что играло на руку ситуации. Подтянув мужчину к себе, девочка подняла его, заставив руки и ноги в железные трубы смертельной установки. Отойдя на пару шагов, она стала наблюдать. Титановый обруч начал свое движение, медленно приближаясь в натянутым конечностям старика. Он пытался завершить свой круг, несмотря на то, какой отпор давали ему препятствия.

Мужчина кричал отчаянным криком, срывая голос и находя в себе силы на сопротивление. Его конечности охватывала жгучая и всепоглощающая боль, которая была явно сильнее той, что он испытывал раньше. Кожа на его старых руках и ногах трескалась и мучительно рвалась. Только душераздирающие крики совершенно не пугали маленькую садистку, наоборот, они были сладкой песней для её слуха.

Когда же все было кончено, старик тряпичной куклой упал на землю, а руки и ноги его, отпущенные железными трубами, упали следом. Наколдовав необычную сферу, девушка собрала в нее необходимое количество крови, а потом, посмеиваясь, покинула помещение.

8 глава

Утро в дворце начинается с суматохой. Всюду бегают слуги: кто-то с блюдами для будущего пира, кто-то с мётлами, кто-то с нарядами для принцессы и короля, в общем начало дня было не самым спокойным. Где-то возле кухни слышны громкие крики:

Дурак, принцесса не любит твой фенхель, нужно добавить любисток! — слышался женский голос.
Сама ты такая, я сам знаю, что подать нашей прекрасной Ардаэн, — с восторгом произнес мужской голос.
—Её величество не любит ничего из того, что вы предложили, два олуха! — крикнул третий, — Она любит мангольд, украшенный помидорами.
—Я тебе сейчас покажу! — крикнули несколько гоцци, после чего раздался звук лёгких оплеух.

Пока король Берримор тихо и сладко дремал в своих покоях, в тронном зале проходила генеральная уборка и репетиция церемонии, которую организовала леди Мей, она не особо была рада возвращению когда-то лучшей подруги, но старалась не показывать своих истинных эмоций. Алвин, словно хвост, бродил за Мей, стараясь привлечь внимание королевской особы.

—Алвин, мы устраиваем церемонию по возвращении когда-то сбежавшей принцессы, которая опустилась до низшего уровня, украла древнюю реликвию и подвергла жизнь Туоафи катастрофе, я правильно понимаю? Или в этом дворце все сошли с ума? — грубо произнесла Мей, — А королю словно плевать, как так можно относиться к своим поданным?
— Леди Мей, поймите и его тоже, он потерял свою дочь несколько десятков лет назад, а тут она объявилась жива и здорова, естественно, сейчас для него нет ничего важнее.
— Я не могу понять. Если бы я занимала такой пост, для меня не было бы ничего важнее, чем безопасность моей планеты.
Алвин был не согласен с Мей, но решил промолчать.
—Чего ты замолчал? Я права? — задала вопрос леди, — я знаю, я всегда права. После этих слов она направилась к тронному залу, где с ней столкнулась Энисилия, недавно проснувшаяся.
—Доброе утро, Ваше величество, — поклонилась та, приставляя правую руку к левому плечу.
—И тебе, — отрезала Мей, даже не обратив внимания.
Увидев Алвина, девушка обомлела. Напротив неё стоял привлекательный юноша, точнее она и до этого его считала довольно симпатичным, но в здоровых не помутневших глазах Алвин смотрелся ещё притягательнее чем раньше. Отмахнувшись от своих мыслей, Эни подбежала к юноше:
—Вот кому я обязана своим выздоровлением. Я хотела поблагодарить тебя за всё, чем ты мне помог, — девушка взглянула на Алвина поближе, но не увидела в нём того «сияния», что было раньше.
—Зачем ты встала? Тебе ещё нельзя ходить. Я зайду позже, как освобожусь. —  не поднимая глаз, произнес Алвин.
—Что случилось?
—Я не могу сказать, — юноша хотел было повернуться, но его остановила рука Эни.
—Пожалуйста.
— Это личное.
—Я просто хотела сказать, что мне уже гораздо лучше, и всё это благодаря твоей заботе и уходу.  Спасибо тебе,  — девушка вцепилась в парня, прижимая его всё сильнее и сильнее. После чего она направилась к гоцци, украшающим залы.

Алвин остался наедине со своими мыслями, которые без остановки резали и кололи его сердце. Мысли о Мей, и о том, что между ними происходит. Бывает, что принцесса так ласково с ним обходится, хвалит, шутит, но чаще она бросается холодными фразами, которые так и терзают душу бедного влюбленного мальчика.

—Какая ты мастерица, Энисилия, — протиснулся чей-то голос через не просветные мысли.
—Да бросьте, я этим всю жизнь занимаюсь, —хихикнул кто-то в ответ.

Парень огляделся и увидел Эни, которая помогает украшать зал незнакомым ей Гоцци. Девушка со счастливым видом протягивала ленты слуге, стоявшей на диске льдины, созданной магом льда.
—А ты аккуратнее там, — крикнула та самая слуга магу льда, — Не натвори дел как в прошлый раз, целитель целый час восстанавливал мне перелом!
—Если бы ты не болтала, а занималась делом, ничего бы не произошло, — пробубнил мужчина, пристально наблюдающий за своим «творением».
—Не ругайтесь, пожалуйста, иначе всё испортите, — мягким голосом произнесла Эни.
—Вот и я говорю, что нужно делать работу, а он мне её постоянно портит, лучше бы пуфик взяла!
Алвин смотрел на всю эту картину и испытывал какое-то теплое чувство, которое словно горячее молоко переливалось внутри. Он считал Эни достаточно милой, это та девушка, которая была полной противоположностью леди Мей, но почему сердце так не считает?
***

      Мей ураганом неслась к когда-то лучшей подруге детства, которая после очередного заеба сбежала из дворца. Гнев настолько окутал её, что банальные защитные рефлексы полностью отключились. Она не понимала, что идёт “разбираться” к единственному пускай и не могущественному  магу синего огня.

*мощный стук в дверь*

—К чёрту этикет, речь идёт о безопасности планеты, Арданимиалия!
Ответа не последовало, тогда Мей отошла на безопасное расстояние и ударила ногой по двери. После столь сильного грохота, Ардаэн всё-таки открыла глаза и нехотя поплелась к двери, пока та ещё была “жива”. Резким движением девушка открыла дверь, и увидела замахивающуюся Мей.

—А ну прекрати! — повысила голос принцесса.
—Доброе утро, Ним, — пригладив платье, произнесла Мей, — Мне нужно с тобой срочно поговорить.
—Заходи.
—Ним, что ты сделала с той книгой, которую украла из библиотеки моей семьи? — нервно произнесла девушка.
—Выбросила, кучка глупых стражников бы сразу заподозрили что-то неладное, увидев меня с ней.
—Смешно, ты ходишь по улицам средь бело дня  вся укутанная в чёрный латекс, это не привлекает внимание?
—Не думаю, что кто-то обращает на это внимание.
—Э, — задумалась Мей, — Ладно, куда ты её выбросила?
-В кусты возле заброшенного дома, правда не помню какого дома именно, — Ардаэн легла на кровать.
—Я надеюсь ты говоришь правду, ведь эта книга с запечатанным, твою мать, пожирателем душ, — Мей подошла к принцессе и повернула её к себе.
—Эй, эй, то, что ты когда-то там со мной дружила не даёт тебе привилегий со мной так разговаривать и уже тем более трогать, — грубо ответила Ардаэн, —А если я открыла книгу то что?
—Твой отец рассказал мне про неё, когда лично мне доверил её охранять, но я не придала этому важное значение, из-за этого теперь мы в опасности, — Мей присела, — Несколько сотен лет назад, когда наша планета не знала ни боли, ни страха, ни войны к нам явились неизвестные существа. Король очень сильно удивился, ведь у них не было ни рогов, ни хвостов, ничего подобного. Практически все одинаковые, без каких либо кастовых отличий.Они называли себя людьми.Их было несколько.Так вот, эти существа показались очень дружелюбными, некоторые из них наблюдали за нашей жизнью. Кто-то узнавал про климат, кто-то про живность, населяющую планету. Король не знал, к чему всё это приведет, но тогда он верил каждому их слову. Через несколько месяцев группа людей покинула нас. Гоцци были очень удивлены тому, что есть кто-то непохожий на них. Но через пару лет к нам прилетели сотни таких машин. Они высадились на тогда ещё центральном острове и заявили о том, что либо мы соглашаемся на их условия, либо они силой отбирают у нас то, чем так богата Туоафи. Их условия в принципе ничем от той самой “силы” не отличались, поэтому выбора у нас как такого у нас не было. Люди начали нападать, они крушили, ломали всё, что видели. Все наши малые деревни были захвачены в течение нескольких дней, остались города.Мы давали отпор как могли.Но беззащитные существа, не знающие что такое война, оружие и насильственная смерть, как ты представляешь себе это? Король долго горевал, думал, как же защитить нашу планету от вторжения врагов, и тогда обратился к Оракулу. Оракул рассказала ему про Террека — пожирателя душ. Рассказала, как именно он может помочь  и  что потом может произойти… Но про последствия он тогда и не думал, его главной целью было защитить Туоафи. Террек без проблем согласился на сделку. В течение нескольких лет острова пытались освоить магию и оружие, но это того стоило. В конце концов мы прогнали незваных гостей. Наша планета превратилась в развалины. Каких сил им всем стоило восстановить утраченную красоту… После победы начались восстания заклинателей, в их душе осела та боль, тот страх, та злость, которую невозможно простить, и они требовали мести, но никто не хотел повторения того, что произошло. Наш народ был наделен магией, силой, он научился людским грехам, но открытой войны не хотел никто. Поэтому король во избежание больших восстаний, сослал всю касту заклинателей — тёмных магов в колонию на остров забытых душ. Многие гоцци сейчас даже не знают, что когда-то существовала такая каста. Позже объявился Террек, ему было мало человеческих душ, и он потребовал больше. Но больше король дать не мог, поэтому им пришлось запечатать его в книге, Оракул отдала жизнь, чтобы это проделать. Я не знаю какая должна быть сила, чтобы такое повторить, — В глазах Мей проскочил ужас,  — И сейчас ты освободила его, более того позволила ему поселиться своей частью в тебе.
—Поселиться своей частью в себе? Это что значит? — Ардаэн вскочила с кровати.
—Я читала это в закрытом архиве нашей библиотеки. Террек не один раз восстанавливался после того, как кто-то или что-то мешало его планам. После поражения он начинает всё заново, словно феникс. Распечатать его из книги может далеко не каждый гоцци, поэтому он провалялся там несколько сотен лет. Чем-то ты ему понравилась и он сделал тебя достойной вынашивать его часть.
—Вынашивать? Ты хочешь сказать, что я…? — на лицо Ардаэн наполз шок.
—Нет, ты не так поняла. Это часть просто будет высасывать из тебя жизненную энергию, а в конце ты просто высохнешь, наверное, в книге написано об этом кратко. Остальная же часть будет искать себе другие тела и высасывать души из них.
—Звучит заманчиво, заказчик мне совершенно другое рассказал, — улыбнулась Ардаэн.
—Заказчик?
—Да, меня нашёл какой-то подозрительный гоцци, который представился как Тоурэн Миаф. Так вот он предлагал любые деньги за эту книгу, и приказал не ни в коем случае её не открывать, но я не послушала, да, Мей. Когда я держала её в руках, будто бы какой-то приятный сладкий голос шептал мне “открой, открой”, ну вот как-то так.
—О великая Тарья, нам конец, — Мей побледнела.
—Я всё исправлю, не знаю как, но я его запечатаю обратно, — Ардаэн подошла к Мей и начала её успокаивать.
—Оракул запечатала его ценой своей жизни… что сделает обычный маг огня?
—Необычный, — Ардаэн вскочила с кровати и начала трясти Мей, — Я найду Террека и запечатаю этого гада обратно!
—Ты с ума сошла?
—Я по своей глупости подвергла весь наш народ опасности. Войны им хватило, я не хочу, чтобы пострадал кто-то ещё, — девушка хотела направится к выходу, но Мей задержала её.
—Ты же не хочешь сказать об этом королю? Второго побега он не переживёт.
—Он всё равно узнает, а уподобляться  ему и лгать, я не горю желанием, — Ардаэн захлопнула дверь и вышла в коридор. Она знала, что пока не в состоянии бороться с древним могучим существом, тем более в одиночку. Но выбора не было, на весах стояла целая планета. Девушка быстрым шагом направилась в покои отца. Ардаэн была уверена в себе как никогда раньше, перейдя в западное крыло дворца, девушка постучала в двери.

—Отец, нам нужно серьёзно поговорить.
—-Уже иду, — король явно не спал, он открыл дверь и провёл рукой, показывая, что можно пройти, — Доброе утро, Ним.
—Присядь, это очень серьёзный разговор, — девушка начала расхаживать по комнате, нервно перебирая пальцы, — В общем, та древняя книга, я открыла её, и теперь планету ждёт опасность, и ты не должен мне мешать, ведь я спасу планету. И да, не стоит переживать.
—Подожди, подожди, ещё раз, я ничего не понял, — посмеялся Берримор.
—Папа нашу планету слопает Террек, а ты не понимаешь? Я теперь монстр, — Ардаэн вцепилась в отца, трясся его.
—Что ты такое говоришь, как это произошло?— тон короля сменился. Он нервно схватился за рога, ведь именно в них скрывалась жизненная сила гоцци.
—Отец всё будет хорошо, я запечатаю его обратно, и планета будет спасена, не переживай, — Ардаэн принялась успокаивать беднягу.
-Нн… ним, Оракул отдала жизнь, чтобы запечатать его, что ты такое говоришь? Если он теперь свободен, я пошлю сотни бойцов, нет, тысячи, десятки тысяч, но тебя я больше никуда не отпущу! — король в ярости вскочил с кровати, — Я спасу  планету снова, но при этом ничего больше не потеряю!
—Отец, я чувствую вину, которая будет убивать меня напару с частью Террека во мне, я буду мучаться в боли. Я не хочу, чтобы невинные гоцци страдали из-за какой-то бестолковой ВОРОВКИ, — Ардаэн повысила тон, — Я не хочу сидеть в рубиновой клетке и мнить из себя той, кем не хочу являться. Я хочу свободы, путешествий, приключений, а сейчас возникла, действительно, серьёзная причина. Я всё равно убегу. Отец, пойми, я люблю тебя, но свобода манит меня с каждым днём сильнее и сильнее.
—Кто тебе этой свободы не даёт? Я отпускаю тебя куда нужно, я не держу тебя под замком!
—Держал когда-то давным давно… Так что ты решил, отпускаешь меня?
—Мне нужно подумать, останься хотя бы на пир...—расстроенный Берримор снова присел на кровать и опустил глаза в пол.

Ардаэн присела на корточки.

—Я не умру, обещаю, после всего этого мы ещё отпразднуем победу, — улыбнулась девушка, — она обняла отца, а затем покинула его покои.
***

      Тем временем день на Барханном острове тоже начался очень неспокойно. Каждое утро множество торговцев выходят на местный рынок и занимают свои места. Торговцы с грохотом и криком раскладывают товары на прилавки, а потом усаживаются под ярким солнцем и ждут своих покупателей. В такие моменты суета исчезает, уступая место блаженной утренней тишине.

Самым опытным торговцем  был Стефан — одинокий старик, торгующий яблочным сиропом. Считается, что его сироп лучший на острове. Хотя все жители знали и уважали мужчину за труд, но только единственный человек по-настоящему заботился о нем. Ионна— молодая девушка, что жила неподалеку от лавки Стефана и навещала его каждое утро.

— Доброе утро, Стефан, — издалека крикнула девушка. Она шла неспешно и махала рукой. Ветер развивал её длинные рыжие волосы и колыхал короткий подол её пышного платьица.
—Здравствуй, Ионна, — покашливая, просипел старик, поправляя края широкой соломенной шляпы.
— Как ваше здоровье? — спросила девушка, выбирая бутылек с сиропом.
—Знаешь, в последнее время все хуже. Помру скоро, — дед выдавил насмешливую улыбку, только шутку его совсем не восприняли.
— Не стоит так говорить. Вы в самом расцвете сил. Все будет хорошо,— Ионна доброжелательно улыбнулась, бросила несколько монет за сироп на прилавок и удалилась, помахав рукой на прощание.

Торговать на этом прекрасном рынке всегда любили, если бы только не жаркое палящее солнце. Здесь не спасали даже самые плотные соломенные шляпы. Сидеть на рынке с утра до вечера было невыносимо жарко. Вот только старик не жаловался и, молча, ожидал конца рабочего дня, чтобы в вечерней прохладе, не спеша, прогуливаться до дома. А дом находился достаточно далеко, чтобы вдоволь во время прогулки насладиться вечерней прохладой.

Только сегодня что-то было совсем иначе. На пустынных улицах, по которым постоянно хромал старик, стояла тишина. Она обволакивала и сводила с ума. Только вдали обычно был слышен шум прибоя и голоса, гулом раздававшиеся с соседних улиц.

Стефану казалось все это очень странным, но он сослал все на свой старческий маразм и глухоту. Вдруг он не услышал странный шорох. К сердцу поступил болезненный сигнал тревоги, и мужчина остановился. Думаете, стоило бежать? А смог бы он это сделать?

—Кто здесь? — как можно громче спросил дед в пустоту.

Ответа не последовало. Теперь тишина не успокаивала, а зарождала где-то глубоко в душе паническое семя. Казалось, что улица увеличилась в размере, хотя до конца этих бесконечных серых домов оставалось рукой подать. В переулках взвывал ветер, унося за собой необычную серую пыль. Послышался женский стон.

—Кто здесь? — более настойчиво спросил старик и увидел тень.

Из-за угла выглядывала маленькая девочка, наряженная в белое ажурное платье, рукавом которого она вытирала опухшие от слез глаза. Она была словно хрустальная, а волосы, казалось, светились в темноте. Во второй руке она крепко сжимала старую деревянную куклу.

—Что случилось с тобой, дитя? — нежно спросил старик и протянул к девочке морщинистую руку.

Девочка не отвечала, но медленным шагом приближалась к Стефану. По мере приближения она поднимала голову, а когда была совсем рядом старик смог разглядеть её глаза. Ужасающие свои перламутровым цветом они переливались и сверкали в темноте. Прямо глаза Фериды — растение с острова забытых душ, похожее на девушку с голубыми глазами, которая привлекает путников своими сексуальными формами, а затем, когда любопытный гоцци подойдёт поближе, схлапывает его своими большими ветвями, похожими на руки.

— Кто ты?

Девочка все еще молчала. Она лишь протянула руку с куклой старику. Страшные глаза-бусинки сверкнули красным цветом, а руки куклы начинали медленно отрастать, обволакивая беспомощного старика в некое подобие кокона. Потом появились шипы, что явно причинили невыносимую боль жертве.

Усмехнувшись, девочка удалилась, забрав старика куда-то за собой.

Она притащила его в темное и пугающее место. Тишина резала слух, а редкие смешки его убийцы заставляли сердце уходить в пятки. Хоть старик и знал, что скоро настигнет его неминуемая смерть, он неистово желал, чтобы его почти остановившееся сердце прекратило свой ход прямо сейчас, чтобы не знать, чтобы не слышать.

Для ритуала все было подготовлено заранее. В центре зала стояла ничуть не пугающая, но довольно опасная титановая установка: большой обруч, чуть выше которого в форме квадрата торчали трубы. Повсюду виднелись кровавые подтеки, которые либо никто не убирал, либо просто не удалось отмыть. Больше в помещении ничего не было.

Полуживой старик все еще глухо стонал от раздирающей боли в объятиях жуткой куклы. В один миг движения прекратились, и Стефан уже было выдохнул и хотел перевести дыхание. Тогда боль не так давила на рассудок, хотя давно хотелось сойти с ума, чтоб не чувствовать, а лучше умереть, хотя тело продолжало бороться со смертью. Скоро движение возобновилось, а глаза и нос резанул противный запах живой плоти. Он пытался открыть глаза, что слиплись от запекшейся крови, и видел лишь размытый силуэт той милой беззащитной девочки.

Наплевав на все, убийца тащила свою жертву за руки по холодному бетонному полу, оставляя новые кровавые следы. Жертва глухо стонала, но не брыкалась, что играло на руку ситуации. Подтянув мужчину к себе, девочка подняла его, заставив руки и ноги в железные трубы смертельной установки. Отойдя на пару шагов, она стала наблюдать. Титановый обруч начал свое движение, медленно приближаясь в натянутым конечностям старика. Он пытался завершить свой круг, несмотря на то, какой отпор давали ему препятствия.

Мужчина кричал отчаянным криком, срывая голос и находя в себе силы на сопротивление. Его конечности охватывала жгучая и всепоглощающая боль, которая была явно сильнее той, что он испытывал раньше. Кожа на его старых руках и ногах трескалась и мучительно рвалась. Только душераздирающие крики совершенно не пугали маленькую садистку, наоборот, они были сладкой песней для её слуха.

Когда же все было кончено, старик тряпичной куклой упал на землю, а руки и ноги его, отпущенные железными трубами, упали следом. Наколдовав необычную сферу, девушка собрала в нее необходимое количество крови, а потом, посмеиваясь, покинула помещение.


Свидетельство о публикации №8143

Все права на произведение принадлежат автору. Дарья, 28 Февраля 2018 ©

28 Февраля 2018    Дарья Рейтинг: +1 0    153





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.



    Проклятый мир

    Хельга вернулась в столицу, чтобы отстроить город заново — Алистер, чтобы убить ее отца.
    Что может объединять дочку Верховного князя и сына заговорщиков?
    Годы назад они сражались в одном отряде, именно Хельга научила Алистера обращаться с..
    Читать дальше
    127 0 +1

    Багровый рассвет.

    1.
    Рассвет приближался…
    Рассвет неумолимо, как и сотни, как и тысячи лет назад, надвигался с востока, одаривая всё человечество своими лучами, окрашивая небо в приятный, сиреневый оттенок.
    Охотник не торопился…
    Охотник прекрасно з..
    Читать дальше
    15 0 0

    Бродяга колдун.

    Синий дым сигареты,
    Да печаль в глазах.
    Я иду по дороге,
    Не помня свой страх.

    В потёртом плаще,
    Да таких же штанах,
    Я бреду по Руси,
    Словно древний монах.

    Ночуя на кладбищах, старых домах,
    Я ча..
    Читать дальше
    191 0 0