Пиши .про для писателей

Оракул Смерти

Автор: Игорь Углов

Глава 1. Попаданец
Эх, если бы не та велогонка, так бы и жил скучно, со своими маленькими радостями и без приключений…

«Прошлого не вернуть и не изменить… даже не проси!» — сказал как-то раз один мой, будем считать, знакомый.

Но начну сначала, а точнее издалека, до событий, изменивших мою жизнь чуточку больше, чем полностью.

Однажды появилось навязчивое чувство, что за мной кто-то пристально наблюдает. Пару раз, когда оглядывался, замечал неподалеку фигуру плечистого мужика — весь в чёрном, в глухом капюшоне, скрывающем лицо, и накидке-плаще за спиной. Согласитесь, это выбивается немного из нормы, если вы конечно не на конкурсе косплея, где все одеты в своих любимых персонажей.

Со временем стал замечать чаще, но фигура по-прежнему была неподвижна, только иной раз плащ развевался от порыва ветра. Стоило отвести взгляд, моргнуть или потерять из вида хоть на секунду — эта фигура исчезала, как и не было.

Друзьям рассказывать не стал. Не хватало еще, чтобы меня сдали куда следует. Чувство что я «под колпаком» со временем развилось в паранойю, и я старался всегда быть на людях. Прекратил тренировки в загородном парке, боясь встретиться с этим загадочным наблюдателем один на один. Дома же установил пару вебок, для большего спокойствия. А может, удастся засечь чего или кого.

Целый месяц он меня преследовал, наблюдал. Когда же я собрался с духом и хотел к нему подойти, он пропал из вида. Позже я повторил попытку. И еще. Но каждый раз что-то отвлекало меня, и он скрывался.

В какой-то момент он пропал, день, два, неделя его не было. Прошёл месяц, как я его перестал замечать…

Я вздохнул с облегчением, думая, что это у меня просто фантазия разыгралась. Возобновил тренировки и решил попытать удачу: подал заявку на участие в велогонке в честь дня города.

Пройдя квалификацию, получил номер и карточку участника. И, конечно же, с такими прекрасными новостями отправился в кафе, где меня ждали друзья — Макс и Марина.

***

— Наконец-то! Свершилось! — объявил я с радостью и плюхнулся в мягкое кресло за столик к Максу и Маринке.

Несколько посетителей кафешки за соседними столиками покосились на меня — счастливого и громкого.

Краем глаза я вновь заметил ту статную фигуру в костюме «тёмный властелин» и повернулся. Наблюдатель, заметив мое внимание, сделал приглашающий жест. Стоял он другой стороне улицы. Но когда между нами проехала фура, фигура исчезла, как и моя уверенность в том, что это был плод моей фантазии.

— Поздравляю! И как её зовут? Она хорошенькая? — с улыбкой спросила Марина.

Сделав заказ на кофе с маффинами, я повернулся к ней и поднял правую бровь, изображая смайлик «удивление»:

— Не-е-е! Я ща не про это, — выдержав паузу, похвалился: — Перед вами участник «Кросс-кантри»!

Маринка спародировала мой смайлик-удивление.

Пришлось пояснить:

— Участник кросса по пересеченной местности. У меня, правда, номер… «счастливый». Тринадцатый. Ну да это ерунда!

Макс вежливо и тепло поздравил, потом стал расспрашивать, когда это событие случится. Пускают ли к старту всех или нужен специальный допуск в первые ряды — он любил фотографировать и хотел поснимать старт гонки.


Принесли заказ. Отпив кофе, я спросил:

— А как у вас успехи? Программа на день города готова?

— Моя команда готова, — ответил Макс.

Максим Четов — известный в нашем городе тренер по каратэ. После службы в армии он открыл свою школу и уже второй год проводил показательные выступления на день города.

— Час назад закончилась финальная тренировка, — продолжал Макс, — так что мы готовы и двадцатого июня покажем, что умеем.

— Клёво! У нас старт будет девятнадцатого. Это удобно сделали, что на два дня растянули.

— А мне, наконец, одобрили мой номер на фаершоу! — выпалила Марина.

Её светло-карие глаза в солнечных лучах казались маленькими огоньками, и мне сразу стало понятно — будет феерично. Не зря у неё фамилия Огнёва.

— Супер! Перед салютом будет, да?

Он кивнула, угощаясь маффинами.

Мы еще чуть-чуть поболтали на отвлеченные темы. И разошлись готовиться к празднику.

Наступил день моего триумфа. День гонки. Досадно только, что пыль, наверное, была единственным, что Максу тогда удалось заснять…

Через пару часов приехав на девятый чек, я получил четвертое предварительное место.

А соперников жаль, похоже, что для них эта трасса показалась чуточку сложнее, чем мне. Видно, не один я несколько раз встречался с землей лицом… так сказать, к лицу. Надеюсь, хоть все живы и не сильно переломались. Вроде хорошие ребята — мне так на старте показалось.

Наконец вылетел на оперативный простор: впереди ровное поле с невысокой травой, четко видны три полосы, проторенные финалистами, которых мне уже не догнать.

Я не тщеславный и на четвертое место согласен. Всяко больше, чем я рассчитывал, как дебютант, в соревновании такого масштаба. Денежный приз четвертому и пятому месту в разы меньше, конечно, чем финалистам, но для первого раза и такому рад.

Проехав треть пути по колее, любезно предоставленной мне первопроходцами, я услышал два писка с разницей в пару секунд. Не сбавляя хода, осмотрелся по сторонам в поиске странных звуков. Метрах в десяти справа снова увидел его.

И как-то засмотрелся, потерял управление — и на скорости налетел на что-то чёрное, прямо перед собой. Резко затормозил передним колесом и кувыркнулся через руль, в темноту провала. Раздался оглушительный хлопок, как выстрел около уха. Потерял сознание, последнее что помню, это как рядом звякнул велик… ещё успел подумать: «Повезло, что не на меня»…

Очнулся во тьме, ни черта не видно. Только циферблат на наручных часах светится, и угадываются в темноте фосфорные наклейки на велобайке. Светящиеся ярким светом стрелки часов показывали половину первого. Здорово же меня приложило! Похоже полдня в отключке провалялся, а такое чувство, будто только что упал. Поясница и ниже до сих пор саднящая от жесткого приземления, тому доказательство.

Но неужели за такое время меня так и не нашли. Может если только провалился куда…

Вот и верь после этого всяким!..

Нащупав колесо, а затем и руль велосипеда, случайно задел кнопку включавшую переднюю фару. И прямо себе в глаза!

На пару секунд ослеп, зажмурился. Позже, когда глаза привыкли к темноте, осмотрелся, на безлунном небе только россыпь звёзд мерцает. Ни одного знакомого созвездия не увидел. Зато полярных звёзд целых три, в разных частях небосвода. Эка меня угораздило, а вроде в шлеме… На горизонте чернели верхушки деревьев, выделяясь на тёмно-синем фоне. Такое освещение никуда не годиться, посетовал я, и снял фару с крепления, осветил свой транспорт. Изучил на предмет возможных поломок.

Затем покрутил фарой вокруг — трава, камни, мох. Ничего похожего на знакомую местность. Куда это я провалился?..

Точно ведь провалился… Не припоминаю я такого пейзажа, когда выехал на финишную прямую, скорость еще не набрал, успел осмотреться.

Надо выбираться отсюда, да поскорее. Но как? Мысль с кроличьей норой, конечно же, интересная, только вот еще бы знать, это у меня сотрясение мозга, и мне всё это сниться, или всё же реальность. Но двигаться надо, это без вопросов. Кто его знает, что тут водится, что сон, что реальность один фиг, на одном месте оставаться нельзя. И неизвестно ещё что похуже будет…

Присоединил фару обратно и побрел в случайном направлении, катя велик рядом. Ни бегом, ни на велосипеде я не рискнул бы в темноте через незнакомый лес. Мало ли что. Света от фары немного, да и лучше пешком.

С полчаса брел — трава и камни, деревья и кусты. Никакой дороги.

Рядом показался лес, решил зайти в него, нечего по ночам на открытой местности находится, тем более с маяком в виде фонарика. А чаща это хорошо, чуть что сразу на дерево, и там уже отбиваться… не дай боже, конечно же, такому случиться.

Минут десять уже продвигаюсь в выбранном направлении. С великом, выбор оказался не велик. Вдалеке послышался волчий вой, протяжный такой, табун мурашек по телу успел пробежаться не один раз. Нервно сглотнув, попытался определить, хотя бы приблизительно, откуда он исходил, дабы добавить это направление в чёрный список. Повертев головой так и не понял, откуда он исходил.

Вновь взглянув перед собой увидел искомый объект в метре перед собой. От неожиданной встречи отшатнулся назад, и споткнувшись упал на спину, и также быстро поднялся, укол боли в спине немного вывел из шока, позволив осмотреться и понять, раз жив, значит шансы уйти от этой псины живым еще есть.

Передо мной сидел, и постукивал по земле хвостом – волк, в холке ростом под два метра. Шкура светится серебром, в тусклом свете фары. Глаза ярко блестят слабо серебряным светом. Уши, как два локатора, постоянно в движении, казалось, живут отдельной своей жизнью.

Он не мигая, и не отвлекаясь ни на что, смотрит на меня, я на него.

В его глазах, холод, и интерес, в моих… и так понятно — тихий ужас.

Секунд тридцать играли в гляделки, он как сидел на одном месте, недовольно постукивая хвостом по земле, так и сидит. Не проявляя, какой либо агрессии, вообще от статуи его отличали только хвост да уши, которые не знали покоя. Набравшись смелости, решил сдавать назад. Ступал осторожно, и медленно удалялся от этого сказочного зверя, пока его сказочное терпение не кончилось вместе с моей жизнью. Шуршание листвы и веток под ногами казалось, громыхали на всю округу. Как только я скрылся из виду, развернулся и хотел на байк запрыгнуть, но вовремя опомнился, и просто быстрым шагом направился в другую сторону.

Некоторое время брёл без приключений и встреч подобной прошлой. Может, привиделось вовсе, кажется я всё-таки головой приложился, хотя… да, таки ударился — констатировал я, ощупывая вмятину на шлеме в районе затылка.

Пройдя неопределённое расстояние, вдалеке послышались голоса. Наконец-то!.. Будет у кого дорогу спросить. Взял на них, но пошел осторожней.

Болтали наперебой. Гвалт стоял такой, что ничего не разобрать. О чем-то спорят.

Стоило подойти поближе, как на велике погас фонарь. «Да будет свет!», вздохнул я и пошел дальше. Благо, теперь есть ориентир — несколько факелов, горящих в полной темноте. Пошел, как мотылек на огонь…

Сначала спорщики с факелами затихли — и в наступившей тишине отчетливо хрустнула сухая веточка под моей ногой. Ближайший ко мне факелоносец заверещал не то мужским, не то женским голосом — это у него, наверно, сигнал такой, чтобы оповестить всех о своей находке, в виде шокированного меня…

От его визга в голове помутилось. Лес поплыл волнами, свет от факелов замер.

Есть у меня странность… Или особенность, неважно как назвать. Бывает, нахлынет, и вижу вариант своего будущего на следующие три-пять секунд. Кадры, кадры — понять толком не успеваю. Но потом, когда отхлынет, на несколько секунд появляется чувство дежавю.

Сейчас, может, и не эта странность. Может, вообще, шок. Обстановка неспокойная, адреналин бушует, удивление от увиденного, этот с факелом верещит. И я еще не говорю о комарах, которые не дают расслабиться, кусают меня промеж лопаток.

И вот во всем этом увидел я версию заготовленного для меня на этой поляне вероятного развития событий.

Увидел — и не понравилось. Ну а кому может понравиться быть жертвой сатанистов?

Увидел я следующее: лежу на холодном каменном столе, растянутый и связанный по рукам и ногам, в свете факелов надо мной застыл жертвенный атам, сжатый двумя руками какого-то психа с грязными ногтями.

Сеанс связи с будущим оборвался за миг до того, как лезвие кинжала коснулось бы моей груди.

Меня качнуло обратно, в «сейчас». Сознание вернулось в реальность. А тело уже мчалось прочь сломя голову, в переносном смысле, конечно, сломя. Просто прочь от этого места.

Рефлексы! Хорошие мои!

Пару раз кувыркнулся, оступаясь в овражки. Но ноги не сломал, хотя коленям печаль и боль. Бег в потемках по незнакомой пересеченной местности без последствий не проходит.

Вот она ночная жизнь! А днем, по-любому, это тихие и скромные офисные работники…

Добежав, вернее, быстро хромав, до своего велика, подключил динамку передней фары — есть у меня это излишество, когда батарейка сядет, а свет нужен. Включил свет — и рискнул еще больше себя угробить. Или оторваться от погони. Это уж как повезет.

Фара выхватывала стволы деревьев. Я едва успевал крутить руль, уворачиваясь. Боком зацепил колючий куст, кажется, порвал футболку.

Наконец, чтобы наверняка, свернул с тропинки в заросли.

Сзади было тихо. От погони оторвался и даже не убился еще больше.

Повезло!..

***

Тем временем на той самой поляне, погоня вернулась с отчетом.

— Верховный! – поклонился орк в чернёных доспехах. – Догнать беглеца, не было возможности. Он использовал гоблинский механизм на колесах с «огнём в банке» себе освещал дорогу, потом он неожиданно исчез, как и не было. След от его ауры обрывается, как при телепортации, но никаких следов.Не знаю, может новое изобретение этих коротышек зеленоухих испробовал.

Выслушав отчёт, их главарь буквально взорвался, осыпая весь отряд отборными выражениями, по сравнению с ним пьяный сапожник просто младенец…

— Какого горха вы сорвались в погоню? – Произнёс Верховный, порядком успокоившись. — Кто отдал приказ? Я разве не понятно всем и каждому из вас объяснил, что от вас требуется?

Командир отряда нервно сглотнув, побледнел, хотя и казалось уже некуда – и так белый как кость.

— Так это… — осторожно начал он, — Гарм Пискля тревогу поднял. – Произнёс он, указывая на полу-гоблина в толпе, которая мгновенно расступилась, боясь быть задетыми.

— Это я заметил. – Учтиво произнёс Верховный. – Только это не то, что я хотел услышать.

— Это… Я. – Ответил Командир, замявшись на долю секунды.

— Вот! – Радостно произнёс Верховный. – Это я и хотел от тебя услышать. Что делать с тобой я решу позже. А сейчас собирай свой отряд, выдвигаемся обратно.

— Есть, Верховный!- Ответил Командир, и развернулся — Отряд стро-й-и-й-ся! Выдвигаемся к Цитадели Кольца! — Отдал команду своему отряду, прорычав так, что слышно было на весь лес.

— Писклю мне сюда подай, и оставь нас. – Бросил в след уходящему Командиру, Верховный.

Когда отряд покинул место ритуала, пискля взял слово:

— В-в-в-верховный… сжальтесь… я не специально… — забубнил Гарм. – Это всё рефлексы, вбитые нашими наставниками рефлексы.А то что в погоню все сорвались, тут я не виноват. У меня нет сил таких…

— Верю, верю — Доверчиво произнёс Верховный. – Это всё очень хорошо. Подойди ко мне, я сам всё увижу и решу наградить тебя или казнить.

Гарм на негнущихся ногах подошел к нему и встал на расстоянии вытянутой руки. Верховный положил ладони ему на голову, спустя секунду они засветились тёмно-фиолетовым цветом, еще через минуту, он уже перешагивал через лежащее на земле тело полу-гоблина.

Он увидел глазами Гарма: Парень лет двадцати пяти, рыжие лохматые волосы. Затуманенный взгляд, будто с кем на связи, либо, смотрящий видение…

Лицо ему показалось смутно знакомым. Закрались сомнения, был этот человек тем самым кого они ждали? Но ведь небожитель не мог ошибиться в координатах.

На выходе с поляны он оглянулся, осмотрев панораму, он сделал пас рукой вытягивая потраченную силу. Еле заметные серые нити потянулись к нему. Алтарь и руны на нём погасли. Сделав жест пальцами другой руки, и тело Гарма скрылось в земле. Всё, теперь можно отправляться, и исправлять совершенные ошибки.

***

Первое, что я услышал, было обрывком фразы:

—… это вы его?

— Как я не догадался сразу, — устало вздохнул мужской голос, — отличница по боевым искусствам! И оковы повесили. Надеюсь, не перестарались в этот раз? — спросил он с нотками беспокойства, потом добавил: — Ладно, снимите оковы. Я не вижу в нем угрозы.

Что это были за оковы такие, я не понял. Но чувство «гора с плеч» было буквальным. То неземное облегчение, что я ощутил, можно сравнить разве что с гипсом на все тело, внезапно снятым через полгода.

Даже голова пошла кругом!

— Эли, вы все-таки переборщили с силой. Для простого человека это многовато. Был бы он хотя бы полуорком, пришлось бы в самый раз. Но на него он не похож. Вы ведь так и раздавить его могли. Я бы даже сказал, что заклинание такой силы должно бы раздавить его. Жилистый паренек, а с виду так не скажешь.

— В темноте плохо видно было, — оправдывался женский голос, — и некогда было разглядывать! Он железную калитку вышиб, на меня вылетел. Остановила, чтобы меня не задавил.

Голос был красивым и очень мелодичным. Мне захотелось, чтобы она еще немного пооправдывалась.

Погодите-ка. Полуорки… Заклинания…

Что за летний лагерь «ролевик-затейник»?

Открыв глаза, я увидел стоящих перед собой мужчину, достаточно преклонных лет в домашнем шелковом халате, и девушку с потупленным стыдливо опущенным взглядом. Милое личико, с заострёнными ушками на манер эльфийских.

Ну и лес! Шагу ступить нельзя, чтобы не попасть в какую-нибудь ролевуху или ритуал с жертвоприношением!

Немного оклемавшись и дождавшись, когда головокружение прекратится, я облокотился о стену за собой, подтянулся, привстал. И решил заговорить с этими дружелюбными на вид людьми:

— Здрасти… — Поприветствовал я, хотя вышло это как то неуверенно. – А где это я нахожусь, можно узнать?

— Доброй ночи, молодой человек. — Вежливо произнес мужчина в халате, перевел взгляд с меня на девушку и обратно, в задумчивости погладил бороду:

— Нет, наверное, Мелар вас все-таки сильно приложила, что даже забыл, где находится… — добавил он тихо, словно бы для себя, затем обратился ко мне: — Как самочувствие? Встать и пройтись до моего кабинета сможете? Ночами все-таки прохладно, а вы вдобавок лежите на земле.

Я кивнул и поднялся. Голова больше не кружится, иду ровно. И думаю — куда делся мой велик? Куда же это я угодил? В чьи угодья?

Отрываясь от тех сатанистов, свернул в кусты. Даже и представить не мог, что за ними находится! Заботы было — как бы ноги не переломать.

А вдруг это их база? Осенило меня, может, эти такие же ролевики, а я им всё испортил своим появлением, а они даже из роли не вышли? Придут, те, которые в роли сатанистов по ночному лесу бегают, и впаяют проникновение на частную территорию…

Пока это все обдумывал, по еле заметной тропинке мы вышли на тротуар, освещенный фонарями на столбах, оформленные в средневековом стиле. Я смотрел, проводов нет, свет мечется, дрожит, как живой. Понять не мог, что так светится — на светлячков похоже, но как-то ярко.

— Так, как вас зовут, и кто рассказал про черный ход в нашей академии? — спросил мужчина и приглашающим жестом указал направление мимо фонарей.

Вон оно как! Академия целая! Не простой лагерь, подумал я.

— Так вы и не спрашивали. – Усмехнулся я. – А в те кусты я сиганул, чтобы спастись от бледнолицых сатанистов в черном, с факелам, внушающих ужас дикими гортанными воплями. Я даже забыл про свою больную ногу, топил педали и не знал, что там обрыв, — махнул рукой в ту сторону, где меня нашли. — Что пару метров вниз находится ваша академия, даже не представлял. Пока летел по обрыву, увидел калитку, правда, в последние секунды. Времени тормозить не было. Спрыгнул на скорости, кувыркнулся пару раз. Только на ноги поднялся, как меня ударило что-то — вот и все. После помню, как очнулся, и вы передо мной.

Мой собеседник пробормотал под нос:

— Странно. Вроде кристаллус нормально работает, но все равно не понятно. Молодежь…

Позади девушка с ушами под эльфийку слегка прыснула.

— Хм-м, — кашлянул бородач в халате, — позвольте представиться. Магистр Малус Дегорр, ректор Академии Магических Искусств объединённого королевства Далекс. А сопровождает нас этой ночью, — он развернулся и жестом указал на девушку, — Эльвиолин Мелар. Адептка факультета боевой магии и прорицания. Девушка в ответ слегка присела в реверансе.- А как зовут вас молодой человек?

Ректор удивленно поднял одну бровь. Но, ничего не сказав, остановился. Его широко открытые глаза покрылись белой пеленой.

Мне стало нехорошо, от мысли, что всё это реально. Скула до сих пор болит, после удара. Куда уж реальнее.

Вскоре он заговорил:

— Господин Кир Ужонкин, мы с вами сейчас находимся в Лангерском заповеднике. Вероятно что вы сильно ударились… или ударили по голове. В таком случае мне понятно, почему вы говорите так, что даже криссталлус не может адаптировать вашу речь.

— Йошкин кошкин… — я приложил ладонь ко лбу. – Это ж как так вышло-то?

Что же получается? Я в какой-то параллельный мир угодил?.. Астрономию я знаю неплохо и, насколько помню, ничего знакомого на небосводе не было, тем более в каком-то Лангерскому лесу.

— Где он? — Настороженно спросила Эли.

Ее стройную фигуру озарили две вспышки, и два огненных шарика возникли в ладонях эльфийки, готовые сорваться в любую секунду.

Я чуть дёру не дал, когда увидел объятые огнём её руки… За огнетушителем и мазью от ожогов. Честно-честно. Жаром обдало… тут не до спецэффектов, всё взаправду оказывается.

Ректор сохранял спокойствие, лишь бровью повел, удивляясь моему метанию.

— Кто? — выдохнул я, в шоке глядя на огонь в руках этой хрупкой девушки.

С ладонями все было в порядке, и кажется, мазь от ожогов ей не нужна.

Всё чудесатее и чудесатее…

— Где это йошкино отродье с помесью кошки? — процедила она и закрутила головой, осматриваясь то в лес, то по крышам академии. — Быстрей! Его иглы смертельны для человека, а стреляет он метко.

— Йо… Кх-м… М-да, — запнулся я, решив не провоцировать эту боевую… единицу. Мало ли еще превратится в кого-нибудь.

Вот это я попал!..

Осознание этого, как обычно, запоздало пришло. Я начал волноваться, а когда я волнуюсь, то фантазия мне оптом поставляет варианты развития событий. Редко, когда такие поставки чем хорошим заканчиваются. Точнее сказать, ничего хорошего не будет подвезено в вагонах с надписью «А что если...»

— Успокойтесь Мелар, — заговорил магистр. — Его здесь нет и быть не может. Йошь в этих краях не водится. Мне придется просить профессора по бестиарию побольше уделить вам времени на изучение ареалов обитания.

Девушка потушила свои огоньки на ладонях.

— А вам молодой человек, я бы посоветовал выбирать выражение, — сказал он мне. — Не знаю, откуда вы прибыли, но упоминать таких хищников попусту лучше не надо.

Потом магистр задумался на секунду и предложил:

— Давайте пройдем в мой кабинет, а то похолодало уже.

Он повел рукой и открыл портал. Другим словом я не смогу назвать неизвестно откуда появившийся дверной проём, затянутый плёнкой, как мыльный пузырь. За пленкой виднелась комната.

Возникло противное чувство — то ли я это где-то видел, то ли уже успел предвидеть. Вспышка и хлопок открытия портала мне показались очень знакомыми. Не хочется туда шагать, аж мурашки по всему телу. Страшно!

Моя паника не осталась незаметна для ректора.

— Однако интересно, откуда такая паническая боязнь порталов? Не бойтесь, входите. По ту сторону находится мой кабинет. Если боитесь самих порталов, то просто закройте глаза и сделайте шаг.

Блин, что-то я совсем уже…

Хорошо, вхожу.

— Ай, блин! — вскликнул я от ослепительной вспышки перехода портала.

— Сказал же глаза закрыть, — бросил вслед ректор.

Я сделал пару шагов вслепую, на третьем шаге наткнулся на высокую спинку кресла, как я понял потом. Споткнулся, перемахнув через него — ноги описали полукруг в воздухе по инерции и внизу почти у самого пола наткнулись на «что-то» звонкое… похоже стеклянное, потому что под ногами оно зазвенело как разбиты й хрусталь.

От неожиданности внутри всё сжалось. Я попробовал вдавиться в кресло. Ой что будет!.. Сейчас мне еще и порчу имущества припишут. Хотя кто знает, какие у них тут порядки в этом их магическом мире.

— Что за шум? Кир, вы в порядке? — довольно равнодушно спросил ректор, заходя в кабинет.

— Извините, я, кажется, что-то разбил тут у вас… И ничего не вижу.

— Не берите в голову, лучше поднимите ногу. Нет другую… Вот теперь точно не из-за чего переживать.

Странный дядька. Так спокойно реагировать на разгром в своём кабинете абсолютно посторонним человеком… После него как-то бесшумно вошла и адептка, потому как лёгкий, пряный аромат донёсся меня, наполняя комнату.

Услышав мелодичный перезвон, я попробовал открыть глаза. Больно. Тогда я тихо спросил:

— Что это было?

— Чайный столик, что вы случайно задели, создан из гномьего хрусталя. Он зачарован на самовосстановление и немного укреплен, иначе первый же предмет, поставленный на этот столик хотя бы с легкой небрежностью, разбил бы его. Но теперь я думаю, что и этого недостаточно… Сейчас вернем вам зрение и продолжим разговор. Случай уникальный, чтобы человек из другого мира, а вы скорее всего не из нашего мира, смог получить разрешение на вход в Академию.

Сказав это, магистр прошел мимо меня, что чувствовалось по легкому волнению воздуха, остановился шагах в двух позади и спокойно произнёс:

— Адептка Мелар, вы свободны, возвращайтесь к себе.

После этого раздался хлопок закрытия портала.

Я страдал без возможности открыть глаза и жадно вслушивался в каждый звук. Недалекое шарканье, звук открытия шкафчика и снова шарканье. Наконец к моим глазам приложили что-то твердое, полилось мягкое тепло. Стало так уютно, что я непроизвольно зевнул и поерзал в удобном кресле.

Вскоре с глаз убрали этот источник тепла, и я без напряга открыл глаза. Никаких привычных «зайчиков» даже на периферии зрения! Куда делись?

— Это что было? Магия, да?.. Такое чувство, что новые глаза вставили! Хе-хе!

Вертя головой, я осматривал кабинет. На деле же просто убедился, точно ли ушла та девушка.

Немаленький такой кабинетище. Окна огромные, почти до высокого потолка. Одна стена напротив окон сплошь в книгах. Библиотека под рукой — это всегда хорошо, но что-то мне подсказывает, что настоящая библиотека здесь еще больше.

Потолки… А где потолок-то?

А-а-а, стилизация под ночное небо! Неплохо придумано, а сначала показалось, что эта огроменная люстра просто висит в воздухе.

Повернулся к хозяину кабинета. Как-то невежливо с моей стороны сидеть тут и ворон… то есть звезды считать на потолке.

— Да, Кир, это была магия исцеления, — улыбнувшись, произнес ректор, возвращаясь ко мне от своего письменного массивного резного и наверняка тяжеленого стола. — Вы меня не перестаете удивлять. Рискну предположить, что с магией вы столкнулись впервые.- Поднявшись из-за стола, он двинулся в мою сторону. — Вы ведь очень удивились, когда адептка Мелар создала два огненных шара. И этот ваш Йошкин-кошкин…

Остановившись возле чайного столика, он в неясном жесте повел пальцами, потом опустился в кресло напротив меня и продолжил:

— Даже мне с моим опытом сложно представить такое чудовище! Из всего этого следует сделать вывод, что вы из технического мира.

Я кивнул.

— Тогда мне интересно, каким образом вы попали в наш мир. Я не вижу у вас способности к таким перемещениям. И аномалий, способных на такое, не зафиксировано.

— Про аномалии ничего не знаю. Про способности тоже. Как уже рассказывал, очнулся ночью и заметил некоторые изменения, но не придал значения, пока не встретился… э… с волком, или его проекцией что ли. Был-бы он настоящий, даже боюсь представить, как бы могла эта встреча закончиться. — Честно ответил я, и отвлёкся…

На столике появлялись чашки на блюдцах, чайник, из носика которого струился пар. Чудесный ягодный аромат наполнял комнату.

У меня волосы на голове дыбом встали от такой сервировки.

— Определенно. Вы из мира, где магии нет, или может она держится в тайне. Впервые вижу такую реакцию на бытовое заклинание, — произнес ректор. — Значит, вы всё-таки встретились с Эа, хранительницей Академии. Она всегда принимает разные облики, отпугивая незваных гостей, или тех, кто случайно забрёл не туда, куда надо. С этим разобрались. – Подытожил магистр. — Теперь расскажите, так же не спеша, от кого вы убегали не разбирая дороги, что угодили к нам?

— Откуда я знаю? Мчался по трассе, никого не трогал, и вдруг меня ослепляет, и это было явно не солнце. Вспышка похожа на ту же, что почувствовал и при переходе через портал. Только помощнее вспышка была. Или вы про то как оказался в академии? Тут совершенно случайно, откуда ж мне знать-то…

Магистр вздохнул:

— Наш мир имею в виду.- Пояснил он, и похоже пришел к выводу. — Портал-эвакуатор… Такому не нужны точные координаты. Он даже не открывается полностью, просто затягивает искомый объект в себя, и объект появляется в условленном месте. Одна проблема, чем дальше расстояние эвакуации, тем не стабильней портал, и точка доставки может потеряться в пространстве. А там уже свои последствия. Вам, Кир, в какой-то мере, повезло…

— Да уж, — проворчал я.

— Ну, вот и хорошо, с одним вопросом разобрались. С остальными — с утра попробуем. Я вам комнату выделю. Сейчас каникулы, и свободная комната найдется. Вас туда проводят. – Устало выдохнул, магистр, подводя итог. И добавил, — пешком — на всякий случай.

Проводить меня вызвали «заведующего мужским общежитием» — как выразился ректор в разговоре по своему медальону, который, похоже, еще и функции мобильника выполняет.

Когда он зашел, я аж вздрогнул, увидев его. Большие уши, как у кошачьих, треугольные, заостренные кверху, стоят торчком. По три кольца в каждом ухе. Увеличенный, сгорбленный, крючковатый нос заметно выделяется на сером лице. Огромные и почему-то печальные глаза с большими зрачками смотрят прямо на меня.

— Подумаешь, не причесался. Что вздрагивать-то, будто огриху в брачный период встретил? — ворчливо произнес гоблин, приглаживая волосы на голове.

Повернувшись к хозяину кабинета, он спросил:

— Магистр Дегорр, чем обязан в столь поздний час?

— Ланарикс, проводишь нашего гостя в одну из свободных комнат, он погостит у нас. Записывать его не надо, я думаю, он у нас не долго задержится.

Гоблин молча поклонился ректору, бросил сонный взгляд на меня и вышел из кабинета. Я поднялся уйти вслед за ним.

— Он подождет вас Кир, — сказал ректор неспешным тоном и налил себе ароматного чая. — У вас, наверное, куча вопросов, которые вы хотели бы задать.

Не успел я подумать, что тоже бы не отказался от чая, как чайник сам завис над моей чашкой, наполняя ее. У меня только рука дернулась за чашкой, как в нее запрыгнули пару кусочков сахара.

Рука дернулся еще раз. Нервное. Наверно.

— Даже не знаю, смогу ли я на них ответить, — продолжил ректор. — Могу только дать совет: перестаньте реагировать на проявление магии, как на невозможные чудеса. Иначе к утру вам потребуется лекарь душ, а он у нас в летнем отпуске. Ближайший город в трёх дневном пути отсюда.

— Чего?.. – Произнёс я отводя взгляд от входной двери.

— Кир, скажите, вы не думаете, что обладаете магическими способностями, которыми пользуетесь неосознанно?

Неожиданный вопрос ректора поставил меня в тупик. И только то, что я здесь уже видел и чувствовал магию, удержало меня от нервного смеха.

— С чего это вы взяли? — спросил я.

— Там, на улице, около портала, я заметил магические возмущения. Исходили они от вас.

Ректор сделал многозначительную паузу, давая мне слово. Я в ответ лишь плечами пожал.

— Значит всё-таки неосознанно. Я могу видеть суть волшбы. Перед порталом я увидел, что вы в тот момент просматривали множество возможных вариантов развития событий после шага в портал. Должен сказать, эти варианты мне тоже не понравились. Но почему вы сосредоточились на варианте со смертельным исходом?

— Не знаю. Страх неизвестности, может быть. Меня это всю сознательную жизнь преследует… А что, это у вас тут, в магическом мире, считается магическим талантом? Способностью? Я всегда думал, что это мое личное проклятие.

— Если взять под контроль эту способность, она перестанет мешать, а наоборот, начнет помогать.

— Недавно как раз мне это способность помогла. Обычно я вижу три-пять секунд вперед, да и то очень редко. А тут было минуты полторы-две. И даже натуральней, чем обычно. Как раз тогда я и набрел на каких-то сатанистов. В случае с этим вашим ухом хранителем, такого не было. Я в основном какие-то неприятности вижу.

— Отлично! — воскликнул ректор, вставая с кресла. — Вот в этот эпизод и попробуйте вернуться мысленно. Обычно, в спокойной обстановке пересматривая незапланированные видения, оракул может заметить то, чего не заметил в первый раз…

Я моргнул, не успев уточнить.

— В комнате можно будет попробовать. Это не сложно. Ланарикс ждёт и готов проводить вас. Там и потренируетесь.

— Я попробую, конечно, — ответил я и, выдохнув, тоже поднялся с кресла. — Надеюсь, когда я закончу смотреть, то не побегу опять. Чисто на рефлексах.

— Не думаю. Обычно повторы не вызывают тех же рефлексов, — уклончиво заметил ректор.

— Вы оракул?

— Хе-хе… Нет, я просто кое-что про них знаю. Мне многое известно, — усмехнувшись, ответил ректор.

Гоблин с серым лицом проводил меня в комнату. Дал какой-то талон на еду, при этом не рассказал, где столовая, как работает, и чем там кормят.

Потом он, широко зевая и шаркая ногами, отправился прочь.

Не прошло и минуты, как стихли шаги заведующего, в дверь постучались.

Оказалось, это адептка Эль… как-то там, проще будет просто Эли. В общем, пришла она с извинениями и с примирительным ужином. Следила она, что ли… У нее были такие же талоны, как и у меня.

Посидели, перекусили.

Талоны эти, оказывается, еду прямо на столе колдуют. И ходить никуда не надо!

Хотели было пообщаться… но Эли вдруг на пару секунд зависла, как старенький компьютер. Изменилась в лице и извинительным тоном сказала, что ей нужно срочно идти, что ей очень жаль, но следующий раз пообщаемся.

Странные какие они тут все! Эти, двое… Только Ланарикс нормальным оказался, даром, что гоблин.

Эли ушла, я остался один.

Всю свою жизнь, сколько себя помню. Один, хоть и окружен с детства друзьями по детскому дому. Но всегда, когда остаюсь один, ощущаю себя одиноким на весь мир.

Наша компания с годами редела, многих моих друзей забирали их приемные родители. Я видел, как горели их глаза, когда их уводили в новые дома, в новую жизнь.

Нас четверых так никто и не взял. Мы выросли, государство выдало нам по углу. Мне дали «однушку» в спальном районе. В свою квартиру я приходил только спать. Приходил и вырубался почти сразу, чтобы давящее чувство одиночества не успело подкрасться.

Сейчас это чувство одиночества и собственной ненужности подступило, взяло в тиски и давит не хуже тех оков, которые на меня наколдовала Эли, едва я снес железную калитку.

Так!

Ладно, не время унывать! Не такой я уж и ненужный, если вспомнить, как за мной гнались эти… Как их назвать-то теперь, даже не знаю.

Что там рассказывал ректор про повторы? Мысленно вернуться в нужное видение. Осмотреться без эмоций.

Ладно, посмотрим, проверим!

Я улёгся на кровать, закрыл глаза. Начал вспоминать…

Чувствую свежий воздух, лёгкий теплый ветер и назойливое жужжание комара над ухом. Кажется, что в этом писке есть что-то связное и похожее на речь.

Хотел отмахнуться от него рукой, не получилось. Руки привязаны, ноги тоже. Открываю глаза: голова зафиксирована, вижу небо, обрамленное верхушками деревьев. Звучит какое-то ритуальное песнопение. Древний, мертвый язык. Не знаю, почему я так решил; словно чужая мысль зашла и мне это поведала…

Жертвенный атам возносится надо мной. Кинжал горит в красно-черном свечении.

Чего-то я такого не припомню…

Вдруг стало тихо, ритуальные песни оборвались, как и вообще все звуки. Но слышен треск факелов — значит, я не оглох.

— Бэзил Джэрго Грэйс! Проснись! Взывает к тебе твой верховный жнец Кара-Гхеш. Проснись и прими власть над этим бренным миром, о, Великий Оракул Смерти! — прокричал в тишине загробный холодящий голос.

Сияние вокруг кинжала стало ярче и теперь пульсирует тьмой. Атам медленно опускается острием вниз к сердцу. Вот он уже почти касается кожи.

Новая вспышка ослепила меня.

Я очнулся в своей комнате. Не один.

Малус Дегорр собственной персоной стоял напротив моей кровати. И чего ему не спится? Ночь на дворе.

— Кир, что здесь происходит? Я заметил магический всплеск большой силы. Думал, нападение, — обеспокоено произнес магистр.

— Да вроде ничего. Последовал вашему совету. Посмотрел повтор того видения, что было у меня недавно, в лесу. И всё, — сказал я, вставая с кровати.

— Никогда раньше не замечал такого… — пробормотал магистр. — Ладно, если все в порядке, то завтра пойдем смотреть места ваших приключений. Следы должны были остаться. Да и есть у меня подозрения, кто бы мог… Но это завтра, а сейчас спать. Просто спать. Нам всем нужно восстановить силы, — сказал ректор и исчез в портале.

В комнате снова стало пусто и темно. Ну и денек же выдался! Я нащупал кровать. Только прилег — сразу провалился в сон.

Пробная выкладка. На текущий момент готов 13 глав


Свидетельство о публикации №9470

Все права на произведение принадлежат автору. , ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.