Пиши .про для писателей

Проклятье трёхглазой гиены. Пролог.

Автор: incognita

Уже две недели прошло с тех пор, как Эридон покинул родной дом и направлялся в незнакомое поселение в западной части леса, где его ждали долгие году обучения у тамошнего Хранителя. Его оторвали от семьи, и отправили туда, как только поняли, что мальчик слышит голоса духов. Его родители были так горды, их сын Латего – любимый духами. Но его это не воодушевляло. Он мечтал быть охотником как они, выслеживать малых оленей на лесных тропах, убивать вепрей и кормить родную деревню. Жаль судьба решила иначе. После трех недельного путешествия вместе с кочевыми купцами он прибыл в поселение Моссера, что в западной части «Темного леса». Эридон был сильно изможден, от долгой поездки верхом у него онемели ноги, и болела спина. Ему очень хотелось упасть в постель и проспать хотя бы несколько часов в тепле и уюте. Все же, ночлег в негостеприимных чащах леса было тяжелое испытание для тринадцати летнего мальчишки. Сырая холодная земля и отсутствие костра, который мог бы привлечь нежеланных гостей, не способствовало глубокому сну. Эридон частенько засыпал продрогшим до костей и со стуком на зубах. И то, уснуть ему удавалось только из-за сильного изнеможения. Но больше всего он хотел обратно домой. Он не подавал виду, но в душе ему было очень горько и тоскливо.
Заехав в деревню, его взору не открылось что-то новое. Все те же деревянные хижины в окружение леса, чьи фасады были расписаны фрагментами истории наветов. Те же мощеные тропинки среди домов, вечно оживленная кузница и рынок, так же, как и в его поселении располагавшиеся у въезда в деревню, место для упражнения стрельбы из лука и уродовании мечом. Даже люди здесь были похожи на жителей его родного места. Единственное отличие и, пожалуй, самое весомое, которое незамедлительно бросалось в глаза, это большое дерево, росшее из середины деревни, крона которого словно крыша нависала над всеми домами. Она была глубокого алого цвета и свет, проходивший сквозь нее, впитывал в себя ее красные оттенки, погружая всю деревню в таинственную атмосферу. А ствол дерева, толстый и черный, словно уголь возвышался, словно неприступная башня, впечатляя своей мощью. Эдого – древа духа, именно из-за него он и прибыл сюда. Это дерево было связью народа наветов с их божеством, голоса которого, Эридону предстоит слышать всю его оставшуюся жизнь. Оглядев древо, мальчик недовольно скривился. Вот он, виновник его отъезда из родного дома. Будь в его поселении такое, ему бы не пришлось покидать дом, а если бы он вообще не открыл в себе силу слышать духов… Эридон прогнал негативные мысли. Ему недопустимо плакать и жалеть себя, как говорил его отец «Наветы — народ воинов, побеждающие в любых сражениях. Нам чужды страх и отчаяние». Краем глаза мальчишка увидел двух людей, направляющихся в сторону только что прибывших кочевых купцов. Один, рослый, широкоплечий был идеальным примером наветского воина. Татуировки на лице, длинные черные волосы, заплетенные в несколько колосков и короткий меч наперевес с длинным копьем, с которыми воины не рустовались даже за едой. Второй же, выглядел куда менее пугающе. Одетый в простые шерстяные одежды, он шел, упираясь на длинный деревянный посох. Он был стар и едва поспевал за воином. Его темные волосы уже тронула седина, а морщинистое лицо украшала татуировка. Эридону уже доводилось видеть подобный узор, так что он без труда понял кто перед ним. Мальчишка нахмурился, в глубине души он уже невзлюбил этого старика.

— Вот и вы. Мы ожидали вас еще два дня назад. – так же, как и внешний вид, голос воина был суровым.
— Просим прощения. Из-за дождей южная река вышла из берегов, вот и пришлось искать обход. – один из торговцев говорил испуганным голосом, явно боясь разгневать собеседника. Воин перевел взгляд с торговца на Эридона. Его холодный взгляд лунного цвета разглядывал парня с секунду.
— Как звать?
— Его имя Эридон. – мельтешил торговец.
— А сам он говорить, что не научился? Сколько тебе малец? – от его тона у Эридона чуть не остановилось сердце.
— М-м-мне тринадцать. – его голос прозвучал надломлено и пискляво. Мужчина сплюнул себе под ноги.
— Вроде бы взрослый уже, я мямлишь как трехлетняя девчонка. – Эридон покраснел до самых ушей, толи от стыда, толи от злобы. – Ладно, Акил теперь этот сопляк твоя забота. Воин вместе с торговцем удалился, оставив мальчика наедине со стариком. Его лунные глаза, обрамленные черными татуировками, словно очками, от переносицы до начала роста волос смотрели на мальчика. Они не выражали ни призрения, ни жалости, ни заботы, в конце концов! В них не было вообще никаких эмоций. От этого мальчику стало как-то не по себе. Он опустил взгляд и сосредоточил внимание на белой гальке, лежавшей у его правого ботинка.
— Ну, что же следуй за мной. – Низкий спокойный голос, так же, как и взгляд не выдавал никаких эмоций. Эридон поднял голову и посмотрел уже на неторопливо удаляющегося старика. Опомнившись, он торопливо нагнал провожатого, устроившись сзади, подстроился под его ходьбу. Идти рядом он не решился, уж очень странным был этот старик. Хоть ни чуточки, не страшный, но вселявший тревогу сильнее воина.
— Так значит твое имя Эридон? Имя в честь прославленного воина-охотника?
— Не знаю я никакого воина-охотника. – буркнул себе по нос мальчик, и стразу же пожалел о своих словах. – В честь деда. Он сражался в войне против предателя Эйрагона. – добавил он с гордостью, сколько за деда, сколько за то, что разбирается в истории народа.
— Ммм? Да славная была победа. – в голосе старика проскользнула нотка одобрения.
— Вы там тоже сражались? – им вдруг одолел интерес, и он, торопливо нагнав старика, стал идти с ним вровень.
— Нет, воевать мне не довелось, но я видел сражение, и коронацию «Вечного короля» Тибериуса. – глаза мальчика расширились от изумления. Он был готов, уже завалить старика Акила кучей вопросов, когда тот добавил. – Духи показали мне. И тебе покажут, когда ты будешь готов, но это потом. – после этих слов, весь интерес Эридона угас в мгновение ока. Не то чтобы он не хотел узнать, что-то о Вечном короле, просто духи… Он был сильно обижен на них. Ему казалось чертовски не справедливым то, что именно он оказался Латего. Среди народа наветов есть столько мальчишек не хуже него, может даже и лучше, но «любимый духами» именно он. От несправедливости и обиды к горлу подступил комок, а глаза предательски наполнились слезами. Старик украдкой глянул на мальчика. – Ты пади устал с дороги? Я покажу тебе твою комнату. Отдохнёшь, а там и поглядим что делать дальше. – пытаясь незаметно утереть непрошенные слезы Эридон взглянул на старика, тот добродушно улыбался. Дальше они шли молча. Оглядываясь по сторонам Эридон отвлекся от своих переживаний и погруженный в атмосферу поселения, наблюдал за бытом местных жителей. Он с интересом наблюдал за молодой девушкой с татуировкой на правой щеке. Которая, тренируясь ловко обращалась с копьем, а пятеро детишек, тайком наблюдали за ней с восторженными улыбками. За женщиной занимающейся плетением корзин перед собственным домом, стариком, покуривающим трубку и вырезающим фигурку из дерева, мать с грудным младенцем. Звуки молота по наковальни, доносимые из кузниц и аромат свежо испеченного хлеба тянущимся через все поселение. Все это так напоминало родной дом, что казалось вот-вот из-за угла, покажутся его отец наперевес с тушками подбитых им кроликов, или мать в охапку несущая хворост. Но это было уже в прошлом. Эридон сам не заметил, как по его щекам скатываются теплые слезы. Он торопясь утер их и шмыгнул носом. Старик без лишних слов показал мальчику его комнату. Стараясь не смотреть в его сторону. Эридон был ему за это благодарен, негоже навету плакать. ОН шагнул в комнату, и за его спиной тихонько закрылась дверь. Комнатка была достаточно мала, да и мебели было немного. Небольшая кровать, стол с одним стулом стоящие у окна, ларец в противоположном углу и рога малого оленя, висевшие над кроватью. Эридон направился прямиком к кровати. Он рухнул на нее лицом к худой подушке. Его веки потяжелели, и не смотря на свежую подстилку из сена, которая впивалась в его тело, на солнечный свет проникающий через небольшое окно вместе со звуками поселения, он погрузился в глубокий сон.
Когда Эридон проснулся, за окном все так же светило солнце, пропитанное красными оттенками листвы Эдого. На миг ему показалось, что он и вовсе не спал. Он еще раз оглядел комнату и увидел на столе глиняный кувшин, тарелку с похлёбкой от которой исходил манящий аромат и две ячменные лепешки. Он встал и подошел к столу, его рот наполнился слюной. Он жадно набросился на обед так щедро ему предоставленный. Он умял тарелку всего за несколько ложек, выпил сливовый сок, и уже доедая последнюю лепешку, разглядывал свое маленькое жилище. На ларце лежала одежда. Положив в рот последний кусок хлеба, он, освободив две руки, и осторожно взял ее. Оглядев хорошенько потрепанные вещи, в которые он был одет, Эридон сошелся на том, что всё-таки стоит примерить то, что предложено ему хозяевами дома. Штаны из тёмно-коричневой дубленой кожи чуть ниже колена, были очень умело, подобраны, и хорошо сидели на нем. Шерстяная рубаха с высоким воротом была украшена аккуратной вышивкой на переднем шлейфе, который доставал Эридону до колен. Но венцом его нового одеяния был черный шерстяной плащ с богатым меховым воротом из шкуры мраморного волка. Он аккуратно одел его застегнув на все застежки. Его подол немного волочился по полу. Закончив с переодеванием, Эридон вновь оглядел комнату. Сытый и одетый, он не знал, что следует ему дальше делать. Он подошёл к двери, и приложив к ней ухо, прислушался. За ней явно кипела жизнь, но что именно происходило, он не мог разобрать. Диалог людей смешивался со звуками тяжелой поступи и громыханием посуды, сливаясь в неразборчивую какофонию звуков. Нервно сглотнув, он отварил дверь и пройдя по узкому коридору, оказался на кухне жилища. Перед небольшим очагом расхаживал тот самый старик увлекательно рассказывая что-то своим слушателям. Ими были, молодая женщина, слушавшая его, не отрываясь от нарезки сладкого корня, и девчонка, которая восседая на краю стола поедала ячменную лепешку.
— О, проснулся? – старик прервал свой рассказ обратив все свое внимание на мальчика. Двое его собеседников тоже глянули на него.
— Я вижу тебе пришлась по нраву одежка. – девушка мягко улыбнулась, не отвлекаясь от готовки. Эридон стоял в дверях, переводя взгляд на старика, женщину, потом опять на старика.
— О, позволь представить. Мерит. – он указал на женщину. – помогает мне с хозяйством по дому. А это, юная Тария. – старик подошел к девчонке и погладил ее по голове. Эридон поглядел на девочку. Все так же жуя лепешку, она пристально глядела на него, светлыми, почти бесцветными глазами, необыкновенными даже для его народа. В какой-то момент, нахмурившись она скорчила гримасу, спрыгнула со стала и убежала прочь с кухни. – Ну, она у нас с характером. Кровь воина не дает сидеть на месте. – старик засмеялся. Он с неподдельной теплотой говорил о девочке и при этом, лицо его святилось улыбкой.
— Я Эридон. – он настороженно посмотрел на молодую девушку.
— Мы все знаем кто ты дорогой. – Мерит хихикнула, и продолжила готовку.
— Ты пока осматривайся, а потом я тебя лично представлю кое кому. — Старик взял посох, который все это время стоял прислонённый к стене и неторопливо вышел из дома оставив Эридона наедена с Мерит. Неловкая тишина, повисшая в комнате, навалилась на мальчика. Он огляделся по сторонам, впервые Эридон находился на кухни таких размеров. Жилища в его деревни не отличались роскошью. Маленькие домики с одним помещением разделенным перегородкой на две части, площадью были не больше этой самой кухни. Она была хорошо обставлена, разделочный стол, стоявший остовом по середине комнаты, у стены располагался очаг, облицованный таким же камнем что и пол в жилище. Около противоположной стены была обустроена столовая, большой дубовый стол на шесть персон и стулья без спинок ножки которых были вырезаны в форме могучих деревьев на кроне которых и держалась сиденье. А в глубине кухни возле открытой двери на задний двор располоскались несколько запечатанных дубовых бочек и вязка вяленного мяса.
— Ты сыт, наелся? Дети в твоем возрасте много едят. – лицо Мерит не покидала нежная улыбка.
— Да, спасибо за вашу доброту. – неуверенно поблагодарил ее Эридон.
— Что ты, что ты. Помню, когда мы с братом были твоего возраста, постоянно таскали что-то с кухни. Нам от матери хорошо доставалось. – тень печали проскользнула по ее лицу. В воздухе опять повисло молчание.
— А я могу… — Эридон указал на дверь.
— Конечно дорогой, ты же не пленник. Можешь осмотреться с наружи, ты вряд тли заблудишься, поселение у нас не большое. – Одобрительно кивнув он покинул жилище тем же путем что и старик до него.
Эридон разгуливал по поселению и разглядывая все вокруг. У него все не укладывалось в голове, как Мерит могла назвать поселение Моссера маленьким. Уже около полу часа он блуждал по его улочкам, и казалось им не было конца. При этом он держался подальше от середины поселения где росло древо Эдого. Стоило только взглянуть на него, как в его голове зарождалось что-то неизвестное, опасное. Как будто зарождающийся шепот, который жаждет проникнуть в его сознание и завладеть им. Его это пугало. Еще с детства у него была неприязнь к Хранителям и всему связанному с ними и древом духа, а теперь он должен стать одним из них. Вот такая ирония. Из мыслей его вывела острая боль пронзившая висок. Кто-то бросил камень, и еще один, угадивший мальчишке в бедро. Схватившись за голову, он оглянулся и посмотрел туда от куда ему прилетело. Небольшая группа детей, стоявшая на расстоянии трех метрах, сардонически глядела на него. Двое мальчишек держали в руках охапку мелких камней. Эридон нахмурился, ему сейчас и так тяжело приходится не хватало еще их.
— Ты здесь никому не нужен. – из-за спины двух мальчишек показалась девчонка. Эридон сразу узнал необыкновенно белесые глаза Тирии. – Слышал, что я говорю? – Эридон не отвечал, он почесал ушибленное место и хотел было уже уйти от них, как Тария выхватив камушек из рук друга швырнула прямо в него. Удар пришелся по ребрам. Еще один бросок, и камень со свистом пролетел мимо его уха. Эридон ели сдерживался что бы не набросится и не начать колотить их без разбору. Первой бы досталось внучке старика. Но не смотря на желание он лишь свирепо посмотрел на них и побежал прочь. В его голове пронеслись слова матери «Запомни Эридон, весь Темный лес твой дом, здесь у тебя нет врагов. Никогда не забывай об этом, иначе при встрече с истинным врагом тебе не выстоять». Ему было чертовски обидно, но не послушать последнего оказания матери он не мог, поэтому лучшее на взгляд решение было бежать, тем самым миновав стычки.
— Беги-беги, чужак! – кричали ему в спину. Он прекратил бежать, только когда голоса и смех обидчиков стихли за его спиной. Запыхавшись, он стоял, сжав руки в кулак, в нем бушевала злоба и обида.
— Да это вам лучше бежать! В следующий раз я вам покажу. И не посмотрю друзья или враги! – в порыве гнева он поднял весомый камень из-под ног и бросил его в пустоту.
— Кому покажешь? – из-за спины донесся знакомый голос. Акил стоял, упираясь о посох, его лицо не выражало никаких эмоций.
— Никому. – насупился мальчишка. Ему было стыдно рассказывать о своем бегстве. «А если эта Тария все расскажет? Ну, пусть только попробует, я ей таких камней подкину» подумал Эридон с новым приливом злости и обиды. Акил с любопытством посмотрел на него.
— Раз ты здесь, идем представлю тебя кое кому. – и старик зашагал прочь.
— Где, здесь? – Эридон поднял голову, и сразу же получил ответ на свой вопрос. Они стояли почти у самого ствола древа. По его телу пробежали мурашки.
— Не отставай! – не глядя окликнул его Акил. Эридон с неохотой пошел вслед за стариком в сторону древа. С каждым шагом мальчик чувствовал, как в нем просыпается что-то постороннее, от чего ему было не по себе. Они уже прошли все дома и вышли на центральную площадь поселения – священное место духа, которая была пронизана массивными корнями древа. А в ее середине возвышался черный ствол, на котором по спирали в верх были сооружены ступени, ведущие к храму — сердцу священного места. Проходя мимо корней, в голове Эридона зародился посторонний голос. Сначала он напоминал тихое шипение, но постепенно неотчетливые звуки перешли в едва уловимый шепот, а вскоре в хорошо различимую речь. «Я вижу тебя…». Мальчик нахмурился, он не до конца понимал, что происходит, но это ему отнюдь не нравилось. «… ближе, подойди ко мне» голос завораживал, таинственный и глубокий казалось он говорит голосами тысячи людей, проникая в самую душу. По его телу пробежали мурашки. Эридон посмотрел на Акила, тот выглядел сосредоточено, будто вслушивался во что-то. И тут мальчик понял, старик тоже слышит его, этот таинственный голос.
— Что это? – голос утих, словно слушал что он говорит.
— Это тот, с кем я хотел тебя познакомить. – Старик похлопал мальчишку по плечу и начал взбираться по ступеням. Эридон насторожился, но последовал за ним. От дерева исходила странная энергия, взывая к нему оно словно окутывало Эридона невидимыми руками. «Я помогу тебе…». Он нахмурился и отошёл он древа настолько далеко, на сколько позволяла лестница. Ступени привели их на помост, который был сооружен среди алой кроны Эдого, вокруг ствола. По его периметру стояли фигуры волков высотой чудь больше метра. Они были вырезаны из дерева в различных позах и расположены на расстоянии в метре друг от друга. Эридон только один раз до этого посещал священное место и храм. Когда ему было десять он вместе с родителями и другими жителями родной деревни, став частью паломничества, отправились к северному краю Темного леса. Там среди голой долины, возвышаясь над землей стояла каменная статуя воина, высотной около десяти метров. По легенде ее возвел Зеленый Хранитель Трент, дабы внешние народы не забывали о могуществе наветов. Оба этих места были святыми и хранили в себе силу духа – их божества. Эридон стоял на помосте всматриваясь в алую листву в которой гулял ветер. Он закрыл глаза прислушиваясь к шелесту листвы, но не мог его услышать. В его голове звучал лишь незнакомый голос. Он посмотрел на Акила, тот стоял рядом с черным стволом положив на него руку. Только сейчас Эридон обратил внимание, что в той области ствол был покрыт отпечатками множества рук, сделанных красной краской.
-Подойди. – Акил поманил его рукой. Будто зачарованный, Эридон направился к древу, голос в его ушах звенел, затмевая все вокруг, а нутро переполняло что-то не из этого мира. Он прикоснулся к древу. В следующее мгновение голос исчез, а по его телу пронеслась волна энергии ослепляя и лишая чувств. После исчезло все.
Вокруг него разливалась умиротворенная мелодия, напиваемая на древнем наречии. Эридон огляделся по сторонам, он был в окружении знакомых ему людей. Старшая дочь главы деревни, кузнец Эрманн, братья Торана, его родители, и многие другие жители его родной деревни. Все они о множество других людей стояли посреди долины, а перед ними возвышался каменный воин с поднятым вверх мечем. Он сразу узнал это место. Он был здесь четыре года назад в «Храме Каменного война». Еще раз оглядевшись он не поверил своим глазам. Все выглядело в точности как тогда, только с одним отличием, среди родных ему людей стоял он сам. Девяти летний он. Зачарованный древней песней Хранителей он крепко сжимал руку матери. Закрыв глаза, ребенок вслушивался в песню поглощая каждый ее звук и при этом довольно улыбался. Не понимающий происходящего Эридон, перевел взгляд с самого себя на Хранителей. Те медленно ходили друг за другом вокруг Каменного воина, кроме одного. Тот стоял в середине напротив статуи, держа в руках небольшую посуду, наполненную красной жидкостью. Вдруг другие остановились и припали на одно колено. Лишь тот что в центре остался стоять, не переставая петь. Он начертил на камне символы красным. Эридон не мог понять была ли это краска или же кровь, да и сами символу были ему не известны. Явно написанные на древнем наречии, немногие и наветов владели им.
— Эридон стой! – он оглянулся и увидел себя, который пробираясь через толпу направлялся прямо к воину. Эридон поймал себя на мысли что не может припомнить что-то подобное, по правде признаться он вообще мало что помнил о том дне. Мальчик выбежал из толпы, минуя Хранителей. Уверенным шагом он подошел к подножью статуи. Толпа вокруг замерла, затаив дыхание. Но Хранители не обратили на это никакого внимания. Продолжая ритуал, они медленно поднялись и запели вновь. Песня разлилась по долине с новой силой. Тот что в середине, нагнулся к мальчику и окунув пальца в красную жидкость нарисовал на лбу мальчика символ в виде креста и полу круга над ним. Будто зачарованный мальчик не двигался с места, а после прикоснувшись к камню обмяк и упал в окрашенные красным руки Хранителя. Держа юного Эридона Хранитель запел. Эридона вновь пронзила волна энергии полностью ослепив, и уже в следящее мгновение он стоял на помосте среди алой листвы Эдого рядом с Акилом.
За весь оставшийся день Эридон не проронил не слова. Акилу аж стало интересно что такого, показал ему дух что мальчишка аж потерял дар речи. Он сидел за столом на кухни и смотрел в пустоту перед собой.
— Как прошел первый день на новом месте Эридон? – Мерит как всегда в своей веселой манере готовила за кухонным столом. Не услышав ответа, она отвлеклась от готовки и посмотрела на парня. – Что-то не так? – уже обращаясь к Акилу. Тот тяжело вздохнул.
— Я познакомил его с Эдого. – на секунду он ощутил вену за происходящие.
— Делишки Хранителей. – девушка закатила глаза. — Видимо Эридона это сильно шокировало? – Мальчик резко поднялся с места.
— Я, пожалуй, пойду спать. Я сильно устал сегодня. — Не дожидаясь ответа, он направился в комнату.
— Знаете Акил, теперь я начинаю волноваться. – Мерит встревоженно посмотрела ему вслед. – Думаю вам следует поговорить с ним. Что бы не случалось там, только вы сможете подбодрить его.
— Думаю он должен сам разобраться в своих мыслях.
— Боже, какой вы бессердечный! Он вдали от родного дома, родителей, а ему всего лишь тринадцать! Думаете ему сейчас легко? – Акил выдохнул и поднялся со стула. Посмотрев последний раз на нахмуренное лицо Мерит он направился вслед за мальчиком. Каждому Латего суждено пройти через это. И каждый по-своему справляется с открывающимися ему знаниями. Кто-то с лёгкостью принимает его и движется по жизни плечом к плечу с головами и ведениями, кто-то до конца жизни отвергает свой дар и даже сбегает во внешние земли подальше от древ и Великого духа, а кто-то и вовсе сходит с ума от постоянных голосов, пронизывающих сознание. Лучшее решение для «любимых духом» это стать Хранителем, научится контролировать свои силы, обучится всем тайнам, и служить духу обращаясь к народу от его имени.
Комната Эридона освещалась лишь лунным светом, проникавшим сквозь окно. Там же как солнце, он пропитывался красным оттенком листвы. Эридон сидел на кровати и смотрел прямо перед собой. Акил молча подошел и сел рядом с ним. Он не решался заговорить с мальчиком, как будто если он нарушит тишину, тот сломается, и починить его никто не сможет.
— Что это было, там? – он говорил растеряно. Акил мешкал. Он не знал, что именно ему стоит сказать.
— Ты ведь что-то увидел? Что тебе… — он не успел договорить, мальчик его перебил.
— Я не просто увидел, я был там! Я наблюдал, за собой, со стороны. – он посмотрел на Акила его взгляд был переполнен вопросами.
— Эдого, великий дух леса может делится воспоминаниями. Как своими, так и воспоминаниями всех умерших наветов.
— Но этого не было! Я не помню, что бы я… — Эридон запнулся.
— Если ты не помнишь, не значит, что этого не было. Он в силах показать лишь то что было.
— Хотите сказать, что я забыл такое? Я был как будто в трансе. А эти Хранители, они как будто ждали чего-то подобного. Жуткие. – Эридон судорожно сжал руки.
— Что бы ты там не увидел, Эдого не спроста так показал тебе это.
— Не спроста. Дух хотел, чтобы я вспомнил ту церемонию, тех Хранителей и… — Его глаза округлились. – Тогда во время песни, я слышал его, Тот же голос, что и сегодня. Это он вел меня! – Акил не до конца понимал, о чем говорит мальчишка. Единственное что он мог это только выслушать. Эридон нервно усмехнулся. – Вот почему я так недолюбливал Хранителей, я думал, что они что-то сделали со мной. Наложили проклятие или что-то в этом роде. Но дело было не в них, а в духе. – Эридон посмотрел в окно и облегченно вздохнул. «С ним все будет хорошо» Акил улыбнулся и поднялся с кровати.
— Теперь я постоянно буду видеть нечто подобное? – Акил обернулся, взгляд мальчика был полон печали.
— Да, но это можно контролировать. – тот поджал нижнею губу. – Главное не забывай одну вещь, Эдого тебе не враг. Он любит свой народ.
— Темный лес наш дом, здесь у нас нет врагов, да? – на секунду Акил замер от удивления.
— У тебя был тяжелый день, отдыхай. Тебе еще предстоит узнать много нового.
Эридон проснулся из-за страшного грохота, доносившегося с кухни. Он хмуро уставился на дверь. В окне уже во всю сияло солнце, заливая комнату утренним светом. Эридон поднялся с кровати и лениво влез в новые одежды, в том числе, не забыв про шерстяной плащ. Пригладив растрепанные черные волосы, он небрежно собрал их часть в хвост, а затем вышел из комнаты. Все его тело белело, за прошлый день ему не один раз пришлось спуститься и подняться по лестницам храма. Старик не на шутку пользовался тем что стар, а Эридон так молод. Поэтому сейчас, с трудом передвигая ногами Эридон шагал на кухню где как всегда хозяйничала Мерит. За неделю, проведенную на новом месте он уже успел привыкнуть ко всему и больше всего к ее вкусной стряпне. Но этот день начинался не с привычного распорядка, на кухне царил бедлам и Мерит не было на месте, в ее отсутствии кухню заполонила кучка детей, которые гремя посудой завтракали. Они кидались едой и громко смеялись. Троих из них Эридон сразу узнал, те самые мальчики и Тария. Эридон нахмурился. За столом, в доме где он жил сидела та самая пятерка, кидавшая в него камни.
— Вот и плакса объявился. — Одона из них, девчонка с длинными заплетенными в два колоска волосами с усмешкой глянула на Эридона. После ее слов дети затихли и все как один посмотрела на него. У каждого из них на лице, красной краской был нарисован одинаковый символ.
— Все еще здесь? – недовольно заметила Тария.
— Если хочешь, можем еще раз закидать тебя камнями? Только попроси. – они дружно захихикали. Эридон сжал руки в кулак и выпрямился. Его тело отозвалось поющей болью в мышцах.
— Думаете я позволю вам? – Он старался говорить уверено. Глаза Тирии сощурились.
— А что ты сделаешь, Акилу расскажешь? — девчонка недовольно фыркнул. Эридон неуверенно сделал шаг назад.
— Я, не какая-то девчонка, чтобы бежать и жаловаться.
— Да что ты. – Она резко поднялась со стула и решительным шагом направилась к нему. Хоть она было младше него и уступала в росте сантиметров на двадцать, вид у нее был достаточно грозный для такой малявки. – И что ты собираешься делать? – ее бесцветные глаза с вызовом смотрели на Эридона. Тот из-за всех сил старался не отвести взгляд, он не мог проиграть какой-то девчонке, снова. Тария сочтя это за вызов ударила его с ноги по передней чисти голени. Тупая боль отозвалась в кости, но в этот раз Эридон решил не сдаваться. Он в пол силы оттолкнул от себя девчонку, на что та лишь с новой яростью набросилась на него. Когда на кухню вошли старшие Эридон уже во всю дрался с Тирией на полу, а остальные четверо задорно их подбадривали.
— Что здесь происходит? – Ребята моментально замолчали, лишь двое на полу не как не унимались. – Я сказал прекратить! – Подняв двоих за шкирку, мужчина с татуировкой на лице и шрамом на лбу свирепо смотрел то на Эридона, то на Тарию. Те лишь молчали враждебно уставившись друг на друга. – Я спросил, что здесь случилось! Тария? – он легонько встряхнул девчонку. На что та лишь фыркнула и махнув нагой, попыталась напоследок ударить Эридона.
– Проклятья духов, да угомонитесь вы наконец! — он отодвинул еще дальше их друг от друга.
— Подраться в такой важный день, ну вы ребята даете. – Акил облокотился на свой посох.
— Этот чужак первый начал! – Тария кивнула в сторону Эридона. Глаза Акила и воина, держащего их, округлились.
— Чужак? Не вижу здесь никого чужого, а ты Сигерон? – воин нахмурил брови еще сильнее.
— Тария, нельзя называть своих соплеменников чужаками. – Вся строгость в голосе воина растворилась в мгновении ока.
— Он нам не соплеменник! Он из другой деревни. Думает, придёт сюда и все сразу начнут ему кланяться только потому что он Хранитель?
— Это не повод называть его чужаком. Все жители темного леса твои соплеменники. – воин бережно обхватил большими ладонями ее плечи.
— К тому же он еще не Хранитель, для этого нужно много учится. – Казалось все это забавляет старика, хоть вид у него был как всегда безэмоциональный. Воин выпрямился и скрестив руки на груди, окинул двоих властным взглядом.
— Извинись перед ним.
— Нет! – моментально, не раздумывая не секунды.
— Больно мне нужны твои извинения. – Эридон поглаживал ушибленное плечо. Тария, в ответ на его замечание хотела было вновь накинуться, но воин, успев среагировать отволок ее в сторону.
— Немедленно Тария, или можешь забыть о будущем воина. – та призадумалась. Глядя исподлобья на Эридона, она надула губы и что-то тихо пробубнила себе под нос. – Громче.
— Извини! – он сделала паузу, а потом добавила – но ты мне все равно не нравишься. – воин обреченно вздохнул.
— Сигерон им уже пора. – воин окинул взглядом Тарию. Символ на ее лице частично стерся, косы растрепались, и одежда была вся смята и перекошена.
— Ты только посмотри на себя! Что бы сказала твоя мать? Подраться в день посвящения, немыслимо. – он вскинул руки и удалился прочь. Пристыженная Тария замельтешила, пытаясь привести себя в порядок. Эридон еще раз взглянул на символ на ее лице. Когда он покидал деревню, ему тоже нарисовали символ краской, но другой. А этот, длинная линия от бровей до кончика носа, а над ней по середине лба точка. Такой символ рисовали посвящённым в воины. Он символизировал копье, с которым те не будут рустоваться до конца своей жизни. После этого посвящённые покидали деревню для обучения военному делу. На секунду он проникся сочувствием к ней. Она так же, как и он вынуждена покинуть родной дом. Но потом Эридон вспомнил что воины, после обучения чаще всего возвращаются в родные деревни, и все сочувствие улетучилось так же быстро, как и возникло. Девчонка окинула его враждебным взглядом, а потом вслед за товарищами вышла, покинув жилище и родную деревню.


Свидетельство о публикации №9471

Все права на произведение принадлежат автору. incognita, 26 Апреля 2018 ©

26 Апреля 2018    incognita Рейтинг: -1 0    74





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.



    Мир Бесконечной Войны: Пролог

    Пролог

    — Цель на три часа, боевой слон высших, бронебойным, заряжай – две огромные корабельные башни бронепоезда, несущегося по рельсам, медленно начали свое вращение.
    — Орудие номер один первой башни главного калибра заряжен..
    Читать дальше
    173 0 0

    Герои по ту сторону: дебют

    Глава I.

    Сердце колотится так, что больше ничего не слышно.
    Картинка происходящего воспринимается как пошаговая стратегия.
    Резкая боль пронзила плечо. Ответный удар настиг противника. Серебристый паук размером с мусорный бак расс..
    Читать дальше
    272 0 0

    Бродяга колдун.

    Синий дым сигареты,
    Да печаль в глазах.
    Я иду по дороге,
    Не помня свой страх.

    В потёртом плаще,
    Да таких же штанах,
    Я бреду по Руси,
    Словно древний монах.

    Ночуя на кладбищах, старых домах,
    Я ча..
    Читать дальше
    108 0 -1