Пиши .про для писателей

Живое прибежище.

Автор: Виктория

Пролог.
Это было начало весны. Она пришла рано, мягко шагая по снегу теплыми и босыми ногами. Светило уже не торопилось садиться за Волчий Хребет, гуляя по небосклону медленно, давая птицам возможность наконец прогреть свои перышки от стужи. А уж в этом краю она и правда отличалась особой суровостью. Людям было иногда в тяжесть ее пережить, что уж говорить о животных? Но теперь все будет иначе. Весна – символ возрождения. Предвестие того, что теперь будет легче.

В этот раз в городе никто не готовился к наступающему празднику Цветения. Не взметнутся красочные флаги, не прозвучат песни из таверн. Улицы пропахли гарью и пеплом. Но все эти разрушения были не столь значительны, по сравнению с тем, какой урон нанесли храму Элании на окраине этого городка.
Женщина сильнее дернула поводья черной словно смоль лошади, стараясь выжать из нее последние соки, дабы хоть еще на секундочку оторваться от преследования, выиграв время для себя и для той, чье тело она укрыла своим. То была девочка, подросток, не больше пятнадцати лет. Скрываясь под своим капюшоном, она всхлипывала, сжимая белую гриву лошади длинными пальцами, все сильнее пытаясь вжаться в нее лицом. На круглом лике и белом подоле робы виднелись красные липкие подтеки.
— Главное добраться до леса. – Произнесла дама, рыжая, как огонь, чьи длинные волосы были заколоты в пучок на затылке. Сказала она это явно для себя, не для той, что сейчас безудержно плачет от страха и горя. Бедный ребенок. Ей в это утро многое пришлось пережить. Но «пережить» тут имеет весомую роль.
Госпожа Нея была наставницей и служительницей, сестрой и матерью для всех детей, живущих там. Именно она первой затрубила тревогу, стоило захватчикам явиться на горизонте. Они напали без предупреждения, не высказывая никаких требований. Просто ворвались на территорию, убивая всех, кто встанет у них на пути. Скольким удалось спастись теперь доподлинно не известно.
— Прочь! – вскрикнула женщина, за долю секунды сформировав в руке сияющий, потрескивающий черный шар и бросив его в под ноги коня догнавшего преследователя. Ударившись о каменистую дорогу, шар вспыхнул ярким алым пламенем, языки которого затормозили скакуна.
— Sep’dess werra! – Зарычал на странном языке неизвестный в стальной маске, увенчанной черными драгоценными камнями, все пытаясь вывести животное из огненного круга.
— Головы… — хрипя шепнула девочка, закрывая рот рукой. – У них головы…
Наставница бегло бросила взгляд назад и заметила подвешенные в сетях головы, прикрепленные к седлам. Белые лица учеников, которых она обучала, таких же наставников, как она… Ее друзей. Все воспоминания о них подошли к горлу комом, пробуждая слепое отчаяние и ненависть одновременно. Остается на это слепо надеяться, что смерть их застала быстро, они не почувствовали боли. Однако ужас в их застекленевших глазах говорил об обратном.
— Не смотри. – Нея закусила губу, настолько сильно, что по подбородку потекла алая капля крови. Пыталась заставить себя сосредоточится на том, что более важно сейчас. На жизни, зависящей только от нее самой. Судьба дала ей шанс, возможно последний. Любая ошибка сейчас будет фатальной.

Госпожа резко натянула поводья и заставила коня свернуть в узкий темный переулок между магазинчиком и жилым домом.
— Оставьте нас в покое! – Рявкнула женщина настолько пронзительно, что сердце в груди девочки вздрогнуло и кажется на секунду перестало стучать. Выудив из мешочка на поясе какой-то камень, Нея бросила его в стену. Буквально в этот же момент сверкнула яркая синяя молния и ловко, по-змеиному скользнула по каменным плитам дома, цепляя соседнее здание, образовав опасный барьер, не дающий всадникам последовать за ними.
— Destrev’val mailer far! – Донеслось до ушей сквозь щелчки молний между стенами. – Nizal! Bargrog!
— Они отстали? – Всхлипнув, тихонько спросила девчонка из-под своего капюшона, боясь поднимать голову.
— Судя по стуку копыт, они попытаются нас перехватить на ближайшем перекрестке. Но он достаточно далеко, чтобы дать нам немного времени.
— Кто это, госпожа Нея? За что они… — она осеклась и заплакала. В этом плаче, Нея смогла уловить лишь не разборчивое: — За что хотят убить нас?
— Тише, Элегрис, прошу тебя. – Нежно ответила та и это был ей неприсущий тон. Госпожа Нея всегда показывала себя как строгая, но справедливая женщина. Она никому не отдавала предпочтений, поощряя равенство между всеми. И теперь ее голос был как целительный бальзам на свежую рану, успокаивающий и хоть немного облегчающий боль. – Я не знаю, кто они, не знаю даже языка, на котором они говорят. Нам нужно, как можно скорее, добраться с тобой до Академии.
— Где работает мой отец? Ту самую, что в городе Хильдегаст? – В голосе юной Элегрис прозвучала надежда. Она смахнула слезы рукой, подумав о своем родителе.
— Да, именно. Хочется верить, что ее не постигла та же участь, что и наш храм.
— Как бы то не было, Хильдегаст далеко, а единственный близкий портал находился в нашем храме. – Последние слова прозвучали уж совсем тихо.
Проезжая по задымленной улице, Нея спешно оглянулась в страхе увидеть знакомые фигуры. Но никого кроме немногочисленных раненных людей в ужасе и языков пламени она не увидела, однако чуяла: они рядом. Дышат в спину.
— Есть еще один, в лесу, в руинах эльфийского храма. – Шепнула женщина, уже видя вдалеке густые деревья, а в мыслях появилось темное и вязкое сомнение: «Если он не уничтожен».

Однако, уже у моста из селения гонители, которых стало гораздо меньше, нагнали госпожу Нею и Элегрис. Их лиц не было видно, но чувствовалась их ярость и как они уже устали играть в кошки-мышки со своими жертвами. Виднелось лишь легкое свечение глаз из темноты разрезов в масках и шлемах.
— Отдай девчонку, женщина! – На ломанном человеческом языке взревел один из всадников, доставший тонкий, урезанный узорами клинок.
— Нет!
Земля под ногами его коня треснула, от чего он и еще два всадника провалились в большой разлом и увязли там из-за какой-то горячей, но очень вязкой массы.
«Открытая местность…Поле. Тут мы как на ладони» — мрачно подумала Нея, оглядываясь назад и с облегчением понимая, что пока они оторвались на короткий промежуток.
— Они от нас не отстанут. – Произнесла Элегрис с отсутствующим видом. Капюшон с ее головы упал, обнажив опухшее от слез лицо и две длинные тонкие косы с вплетенными в них красными лентами.
Госпожа Нея хотела было возразить, но поняла, что сейчас девочка как никогда права. Конь уже устал и не сможет более нести двоих, а кони убийц, по какой-то причине, гораздо мощнее и выносливее. Они догонят, рано или поздно.
— Им придется. – Нахмурилась она и остановила своего скакуна у самого леса.
— Что…? Что вы делаете?! – В панике спросила Элегрис, глядя как в дали снова зашевелились фигуры.
— Слушай меня, времени нет! – Она сорвала брошку в виде перевернутого месяца с плаща девочки и сжала ее в руке настолько сильно, что побелели костяшки пальцев. – Я задержу их настолько, насколько смогу, твоя же задача добраться до портала. Твоя брошь укажет дорогу к нему.
Она в кулаке вспыхнула ярким голубым светом, пройдя сквозь кожу ее руки и показав все кости и вены магессы.
— Нет! Нет, я не могу! – По юным щекам снова потекли слезы, смешиваясь со старой кровью, въевшуюся в щеки. – Я не могу потерять еще и вас!
— Можешь! – Нея вернула в ладонь девочки брошку с сияющим голубым камнем. – Я приду за тобой. Просто немного задержусь. Пошла! – Она рявкнула и звонко ударила по бедру лошади ладонью. Та встала на дыбы и резко двинулась с места, унося в чащу леса плачущую Элегрис, прижимающую к груди серебряную брошь, теперь пульсирующую, словно живая.
Госпожа Нея смотрела ей вслед с нескрываемым страхом за будущее. Не за свое, как могло бы показаться, а за будущее Элегрис. Она напоминала ей нежный цветок, который почему-то решил появится на свет среди злой стужи. Доброе и наивное дитя. Это прекрасные качества, но обладателям часто достается за их веру. А теперь, слыша звук копыт за своей спиной, она лишь молила богов о ее сохранности. Потому что о своей просить бессмысленно.
Одна яркая вспышка и линия из огня растянулась на долгие метры перед лесом, не давая всадникам подойти ближе. Выставив руку вперед, госпожа Нея поддерживала этот барьер, вкладывая в него свои силы и эмоции. Она чувствовала, как горячая сила течет по ее венам, стуча в кончиках пальцев. Всадники лишь стояли, повернув свои головы к женщине. Они внушали ужас одним своим видом. Своим молчанием. Их латы были чистыми, хотя руки жестоко кромсали тех, кто не смог дать им достойный отпор. Держались в седле гордо, ровно, взирая с каким-то презрением на все старания Неи.
— Вы не получите ее! – Сжав челюсти, зарычала женщина.
— Дикий зверь, загнанный в угол. – Слова давались всаднику тяжело, этот язык был чужд и неприятен ему. Он легким движением спрыгнул с коня и сделав шаг в сторону барьера, коснулся пламени рукой в перчатке. На его пальцах звякнули стальные пластины. К ужасу Неи неизвестный медленно шагнул сквозь барьер, подобно призраку, даже не нарушив его целостности.
— Она не могла уйти далеко. – Проговорил он задумчиво, но с явной усмешкой в тоне, и в этот раз уже обратился к своим воинам. – Raszed dil.
Всадники кивнули и уже были готовы двинуться с места, как вдруг кони их запаниковали, отказывались двигаться вперед, будто ноги обвили невидимые путы.
— Я сказала: Ты ее не получишь!
Глаза магессы заполонил золотой свет, поглотив собой радужку и зрачок, продолжая растекаться по венам под ее кожей. По лицу, по рукам. Вокруг нее стали метаться негаснущие золотые искры. Взметнув руки к небу, женщина подняла голову, глядя уже незрячими глазами куда-то в бескрайнюю синеву. С губ сорвался ужасающий крик, освобождая наружу бьющую через край магию. Теперь госпожа Нея уже не помнила кто она, не понимала, что происходит. Она лишь видела перед глазами лица мертвых друзей и детей, разрушенные стены храма, которому она посвятила всю свою жизнь. И жгучую боль в груди, в душе, которая требовала отмщения, требовала освобождения. Сквозь этот нечеловеческий вопль, эхом раздался металлический скрежет выскальзывающего из ножен меча и взволнованное ржание коней. Но только лезвие коснулось тела магессы, сила, ждущая и растущая внутри, наконец освободилась от оков и вырвалась наружу яркой вспышкой, сначала ослепляя, а потом заживо сжигая все вокруг, подобно взрыву.

Элегрис притормозила скакуна, почувствовав легкий толчок в спину. Ей показалось, будто невидимая теплая рука коснулась ее позвоночника, подгоняя вперед, а издалека, вместе с шелестом листвы, до ушей дошел тающий крик, заставив вздрогнуть ребенка всем существом. Он пролетел между деревьев и исчез где-то в глубине. Девочка оглянулась, до боли в руке сжимая брошку.
— Пошел, — тихонько подогнала коня Элегрис, пригнувшись от нависающих острых веток.
Тропа давно заросла травой, и, если бы не заряженный магический указатель в виде сияющего камня в узорчатом месяце, юная девушка наверняка бы потерялась. Тоненькая сияющая голубая ниточка вела ее в глубь леса, в самую чащу, а усиливающаяся пульсация говорила лишь о том, что цель близка.
— Знаешь, Звездочет, — Шепнула она, стискивая в руках повод. – Я не могу избавиться от чувства, что на меня кто-то смотрит. Из деревьев.
Конь повел черным ухом в белую крапинку и помчал быстрее, будто почувствовав беспокойство девочки.
— Надеюсь, с госпожой все хорошо… — Элегрис шмыгнула носом, сдерживая накатившие слезы, словно уже и не веря в собственные слова. Она осторожно застегнула брошку на своем плаще, чтобы точно ее не потерять. — Боги, да за что же все это…? — Не выдержала она. Из глаз снова потекли слезы. В памяти, как назло, всплывали ужасающие кадры прошедших двух часов. Паника и крики, наставники, отчаянно пытающиеся защитить детей, острые сверкающие мечи, в мгновение ока разрезающие ткань и плоть. Всплески магии. И кровь. Ручьи крови, капающие по белым мраморным ступеням. И безжалостно отрезанные головы, запиханные в сети, словно кочаны капусты. – Что это за монстры?!
Только теперь в мозг Элегрис стали доходить мысли о том, что, если бы не наставница, которую девочка так не любила за наказания, лежал бы ее труп там, в кухне, на втором этаже. Смерть была слишком близко и уже смотрела на юную жизнь незрячими дырками в черепе, и от этой мысли кровь стыла в жилах ребенка.

— Похоже это здесь, Звездочет. – Дрожащим тоном проговорила Элегрис, останавливая коня у разрушенной колонны с непонятными письменами.
Перед ней возвышалось большое, полуразрушенное здание, поросшее плющом. Даже сейчас эльфийский храм, находясь в таком плачевном состоянии, выглядел элегантно, но все же устрашающе. Пугал он своей пустотой и холодом. Гордым одиночеством. Девочка поставила ногу на одну на ступеньку, увенчанную витиеватым узором и глянула в арку, ведущую внутрь храма. Там было темно и пусто. Можно предположить, что все было разграблено очень давно, а что не разграблено, то уничтожено временем.
«Мне совсем не хочется идти туда. Надеюсь портал находится снаружи» — Размышляла Элегрис, глядя на статую, склоненную над алтарем в конце зала.
Конь обеспокоено рыл копытом землю, потряхивая гривой, словно не решаясь переступать колонну.
Придерживая подол робы, девочка обошла храм осторожно, смотря себе под ноги, боясь о наличии капканов и ловушек. На заднем дворе, среди скамеек и разрушенных статуй, она увидела на удивление целую очередную арку, увенчанную каким-то лицом. Не понятно только: мужским или женским.
— Кажется это он. Остается лишь активировать.
Благо Элегрис запомнила, как это делается. Конструкция так называемых «городских» порталов не менялась уже много лет, пройти через них может любой, даже простой человек, не имеющий возможности пользоваться магией. Она положила руку на круглый черный матовый камень, будто бы вросший в каменную конструкцию. От соприкосновения с теплой кожей, тьма внутри камня стала отступать, оставляя после себя свет, мерцающий всеми цветами радуги. Внутри арки вид деревьев стал плыть, двоиться и закручиваться, сметая любые знакомые очертания. Потом, словно в стакан воды добавили чернила, в портале растеклась темнота, закручиваясь в середину. Она несла с собой туманность древней магии, та искрилась подобно звездам на ночном небе, менялась, строила созвездия и исчезала.
— Тебе нельзя со мной в портал, животным там опасно. — Помотала головой Элегрис подошедшему коню. Ладонь девочки погладила его по носу. – Найди свою хозяйку, она нуждается в помощи. Иди, Звездочет.
Она обняла коня напоследок, погладив его по шее и развернулась лицом к порталу. Глубоко вдохнув лесного воздуха, Элегрис твердым шагом вошла в портал. Ее шаги эхом раздались внутри портала, а сама девочка распалась на белые волокна тумана и исчезла в черноте.

Середину портала прошил голубой инородный свет. Черная магическая материя стала трескаться, подобно разбитому стеклу, но свет на этом не остановился. Он проникал в любые образовавшиеся щели и сотворял новые с целью уничтожить портал. Тот с болезненным треском сопротивлялся, но, неведомая разрушительная сила была настойчивой и агрессивной. Она не отставала до тех пор, пока искаженный портал не исчез, издав последнюю вспышку света.


Свидетельство о публикации №9530

Все права на произведение принадлежат автору. , ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.