Пиши .про для писателей

Поведение Императора

Автор: Писатель и историк Е.Ю.Морозов

В этот день, 29 мая старого стиля 1453 г. пал Константинополь, Второй Рим. Сегодня совершается память святого последнего византийского Императора (Василевса) Константина XI Палеолога и матери его Елены Драгаш, в монашестве преподобной Ипомоны. Император, его окружение и жители Константинополя отказались сдавать город туркам и приняли бой с многократно превосходившим их по численности врагом.

«… и хотя он собственными глазами видел угрожавшую Городу явную опасность и мог спастись, как предлагали ему многие, он не захотел этого, но предпочёл умереть вместе с родиной и с подданными, вернее, умереть раньше их, чтобы не видеть, как Город падёт и как его жители будут или преданы жестокой смерти, или уведены в позорное рабство. (2) Говорят, когда он понял, что враги одолевают его и победно входят в Город через проломы в стене, он громогласно произнёс свою последнюю фразу: «Город захватывают, а я всё ещё жив?» — и с этими словами бросился в самую гущу врагов и был повержен».
Михаил Критовул. Историческое сочинение. Гл. 72, § 1-2.

Великий дука (начальник морских сил Империи) Лука Нотара такими словами ободрял сыновей перед казнью, совершаемой по приказу султана Мехмета II: «… Где наш Император? Разве он не был вчера убит? Где мой сват и твой отец, великий доместик [главный начальник императорских войск]? Где протостратор Палеолог [Феофил, двоюродный брат Императора] и двое его сыновей? Разве они не пали вчера в бою? О, если бы и мы умерли вместе с ними! Но и этот час хорош для того, чтобы перестать нам грешить. Кто знает оружие дьявола? Ведь оставшихся в живых нас могли бы поразить его ядовитые стрелы. А ныне открыт путь; во имя Распятого за нас, умершего и воскресшего, умрём и мы, дабы с Ним вкусить и блага Его». Сказал он это, ободрил юношей, и они приготовились к смерти».
Дука. История. Гл. 41, § 7.
(Византийские историки о падении Константинополя в 1453 году. СПб.: «Алетейя», 2014. С. 75, 107.)

Как же поступил последний Император Всероссийский, имея в своём распоряжении действующую 10-миллионную Русскую Императорскую Армию; полицию, в это время сражавшуюся с изменниками в Петрограде; а непосредственно под рукой два царских поезда Литера А и Литера Б? В последних находились, подчинённые (кроме Свиты) Дворцовому Коменданту, Свиты Его Величества Генерал-Майору В.Н. Воейкову (бывшему командиру Л.-Гв. Гусарского полка): Свита Его Величества (штаб-офицеры и генералы); Собственный Его Императорского Величества Сводный пехотный полк; Собственный Его Величества Конвой; Батальон Собственного Его Императорского Величества Железнодорожного полка; Чины Дворцовой полиции; Чины Охранной агентуры (из бывших унтер-офицеров Гвардии), подведомственной Дворцовому Коменданту.

Противостоял всему этому лично один генерал Рузский.

Известие об отречении оказалось для сопровождавших Николая II военных неожиданным, как гром среди ясного неба: «Никто из свиты, кроме графа Фредерикса и генерала Воейкова, не знал о случившемся. В ожидании узнать что-либо о происходившем у Государя докладе, несколько человек сидели в купе Федорова. Вдруг, появившийся внезапно в дверях граф Фредерикс произнес по французски — „А знаете, Император отрекся”. Все вскочили. К дверям подбежали остальные из свиты. За министром стоял Воейков. Посыпались вопросы: что, как, каким образом, почему. Все были взволнованы, одному из присутствовавших сделалось дурно. Кто-то почти истерически кричал, как мог Государь сделать это, не посоветовавшись со свитой, почему, почему говорил об этом только с генералами. Все по-разному протестовали и просили графа идти к Его Величеству и умолять переменить решение. Когда же граф сказал, что Государь уже отдал о том телеграммы генералу Рузскому, все стали просить графа уговорить Государя взять обратно телеграммы. Растерявшийся граф отправился к Государю и, вернувшись, сказал Воейкову: — „Пойди, тебя требует Государь”.

/.../
He менее сильное возбуждение и негодование царило и среди старших чинов поезда Литера Б. Особенно горячился генерал Дубенский. Со слезами на глазах он повторял привязавшуюся к нему фразу: „как же так, никого не спросить и сдать, как сдают эскадрон!”». (Спиридович А.И. Великая Война и Февральская Революция 1914-1917 г.г. Т. 3. Нью Иорк: Всеславянское издательство, 1962. С. 296-297, 301.)


Свидетельство о публикации №10157

Все права на произведение принадлежат автору. Писатель и историк Е.Ю.Морозов, 11 Июня 2018 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    В ту ночь захоронения не было 0 +1
    *** 6 +1
    СЛОВО О СВЯТОЙ ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ И РОССИИ. От автора 0 0
    Как Александр III с Европой разговаривал 0 0
    Мифы о "Кровавом воскресении" 0 0


    Век несбывшихся надежд. Вступление и Глава 1

    ВЕК НЕСБЫВШИХСЯ НАДЕЖД
    Вступление
    Шел 1900 год. Наступал век больших надежд и ожиданий. Его уверенная поступь слышалась во всех уголках необъятной России. Эхом разносились твердые шаги, лаская слух русского человека гулом заводов и звоном ..
    Читать дальше
    349 0 0

    Великий Князь К. Р. в Оптиной пустыни

    15 июня – день памяти великого князя Константина Константиновича (1858–1915).

    Служение Отечеству на военной службе было обязанностью великих князей. Уже двадцатилетним юношей Константин Константинович успешно командовал одной из морских ба..
    Читать дальше
    213 0 -2