Пиши .про для писателей

"До Парижа уже недалеко!"

Автор: Евгений Морозов

205 лет назад начался заграничный поход Русской армии, длившийся больше года.
«Из холодной отчизны Севера привёл я православное моё русское воинство для того, чтобы в земле иноплеменников, столь ещё недавно наступавших на Россию, принести совокупную, очистительную и вместе торжественную молитву Господу».
(Александр I Благословенный).
В середине декабря 1812 г. Император Александр I прибыл в освобождённую Вильну, где вручил генерал-фельдмаршалу светлейшему князю М.И. Голенищеву-Кутузову-Смоленскому орден Святого Георгия 1‑й степени. Вручая эту высокую награду, Государь сказал Кутузову: «Вы спасли не одну Россию, вы спасли Европу».  Эти слова можно считать провозглашением Заграничного похода русской армии. Он начался 13 января 1813 г. Уже 28 января без боя была занята Варшава.
Решение об освобождении Европы от наполеоновской тирании было принято лично Государем Императором Александром I.
Тогда оно не у всех вызвало понимание. Фактический глава политической разведки статс-секретарь граф К.В. Нессельроде, которого принято считать главным сторонником Заграничных походов, писал Александру I: «Война, возникшая между нами и Францией, не может быть рассматриваема как предприятие, начатое нами с намерением освободить Европу». Государственный секретарь А.С. Шишков в своём разговоре с
М.И. Кутузовым высказывал опасения, чтобы «Россия, жертвуя собою для других… не подверглась каким-либо новым злоключениям».Что касается самого Кутузова, то он вовсе не был столь убежденным сторонником так называемого «стоп-приказа», как это принято считать.
Его разногласия с Государем были оперативно-тактическими, а не стратегическими. При этом Кутузов также не сомневался в необходимости освобождения Германии. Когда оно началось, фельдмаршал писал: Ежели бы мы остались за Вислою, тогда бы должны были вести войну, какую вели в 1807 году. С Пруссиею бы союзу не было, вся немецкая земля служила бы неприятелю людьми и всеми способами, в том числе и Австрия.

Принимая решение о Заграничном походе, Император Александр I исходил из совершенно им правильно понимаемой военно-политической обстановки. Бросив остатки своей некогда «Великой» армии и вернувшись 18 декабря 1812 г. в Париж, Наполеон сразу же приступил к организации новой армии, взамен уничтоженной в России. Досрочно были призваны 140 тыс. юношей, подлежащих призыву в 1813 году, еще 100 тыс. переведены в регулярную армию из Национальной гвардии. Призваны граждане старших возрастов, для вспомогательной службы призваны юноши 1814 г. призыва. Несколько полков отозвано из Испании. Ряд категорий населения лишился отсрочек, матросов перевели в пехоту. Готовя поход против России, Наполеон оставил в качестве резерва, на случай неудачи похода, 1 млн. 940 тыс. человек. Фактически же всё годное к несению строевой службы население Франции и Италии, общей численностью 4 млн. человек было поставлено под ружьё в рамках т.н. Национальной гвардии. Это был ещё один дополнительный огромный резерв для французского императора. Свалившись как «снег на голову» в Париже в декабре 1812 г., Наполеон заявил: «Я приготовлю новую армию в 300 тыс. человек, во главе которой я стану будущей весною и разгромлю московитов». Вот почему Александр I так настаивал на Заграничном походе.


Переходя границу, Кутузов отдал приказ, в котором призывал русских солдат справедливо относиться к населению тех государств, территория которых становилась театром военных действий.

Не последуем примеру врагов наших в их буйстве и неистовствах, унижающих солдата, — писал Кутузов. — Они жгли дома наши, ругались святынею, и вы видели, как Десница Вышнего праведно отметила их нечестие. Будем великодушны, положим различие между врагом и мирным жителем.

6 января 1813 г. войска генерала от кавалерии графа П.Х. Витгенштейна освободили Кенигсберг, а 11 марта — Берлин. Получив донесение о вступлении русских войск в Кенигсберг, Кутузов в особом предписании Витгенштейну еще раз напомнил, что «войска наши, вступившие в Кенигсберг, были бы признаваемы от жителей, яко избавители, а отнюдь не завоеватели». Кутузов исходил из того, что подобное обращение с пруссаками позволит быстрее оторвать Пруссию от Наполеона, включив ее в антинаполеоновскую коалицию. Самому М.И. Кутузову этого увидеть было не суждено: 16 (28) апреля 1813 г. в Бунцлау он скончался. Император Александр I писал вдове полководца: «Не вы одна проливаете о нём слёзы: с вами плачу и я, и плачет вся Россия». После смерти М.И. Кутузова Государь назначил главнокомандующим П.Х. Витгенштейна.

Прусский король Фридрих-Вильгельм III, находившийся на положении бесправного наполеоновского сателлита, допускал возможность выступления против Наполеона, только в том случае, если русские очистят от его войск большую часть Пруссии. После освобождения русскими войсками Кенигсберга, король начал осторожно подготавливать разрыв с Наполеоном. 17 марта 1813 г. Фридрих-Вильгельм III издал воззвание «К моему народу», призвав к борьбе с французскими оккупантами, а 19 марта заключил военный договор с Россией. К этому времени вся территория Пруссии вплоть до Эльбы была освобождена от французских войск. За Эльбой и к югу от нее начинались земли германских княжеств Рейнского союза, сохранявших верность Наполеону.

Уже к началу апреля 1813 г. Наполеон имел 180 тыс. солдат против 69 тыс. русских и 54 тыс. прусских. Пользуясь численным превосходством, французский император нанес русско-прусской армии два поражения при Лютцене и Баутцене, вернув себе Силезию. Однако разгромить армию союзников Наполеон не смог. Александр I сменил в должности главнокомандующего Витгенштейна, назначив на эту должность опытного генерала от инфантерии М.Б. Барклая-де-Толли.

Между тем, наполеоновский маршал А. де Коленкур, бывший посол Франции в Петербурге, завербованный Царем еще в 1810 г., тайно сообщал Александру I о необходимости как можно скорее заключить с Наполеоном мир или хотя бы перемирие, так как к французскому императору подходят крупные подкрепления, и война может затянуться на годы. Перемирие, сообщал Коленкур, даст возможность союзникам также подтянуть резервы.
Таким образом, перемирие было выгодно как Александру, так и Наполеону по одинаковым причинам: подтянуть резервы и перетянуть (для Наполеона — сохранить) Австрию на свою сторону.

Тем временем, в Вене не очень-то сочувствовали идее разрыва с французским монархом. Наполеон, женатый на австрийской принцессе
Марии-Луизе, с 1811 г. являлся зятем австрийского императора Франца I.
Таким образом, сын Бонапарта и Марии-Луизы, «римский король» Франсуа Шарль Наполеон, был внуком Франца, то есть являлся потенциальным наследником двух империй: Французской и Австрийской. Полный разгром Наполеона означал для главного проводника австрийской внешней политики князя
К. фон Меттерниха лишь безмерное усиление России на Европейском континенте, чего в Вене совсем не желали. Поэтому, Меттерних предложил австрийское посредничество для заключения между воющими сторонами перемирия и послать своих представителей в Прагу для переговоров о заключении мира. Наполеон и Александр I согласились с австрийским предложением, и 23 мая (4 июня) 1813 г. в Плейсвице было подписано перемирие сроком до 8 (20) июля 1813 г. Вскоре после этого, Меттерних поспешил в ставку Наполеона в Дрездене с целью убедить его согласиться на предложения союзников о заключении мира. Наполеону предлагали уступить Гамбург, Иллирию, Бремен, Любек, герцогство Варшавское и отказаться от звания Протектора Рейнского союза. При этом за французским императором оставалась полностью Франция, Италия, Бельгия, Голландия, то есть огромная империя. Но Наполеон, вместо того, чтобы ухватиться за это предложение, обрушил на Меттерниха поток ругательств и оскорблений.

Меттерних возражал императору, что мир, который ему предлагается, это почетный, славный мир. Наполеон заявил, что даже малейшая уступка его унизит. Наполеон цинично прокричал: «Что для меня значит 200 тысяч человек! Я потерял, правда в России 200 тысяч человек; в том числе было 100 тысяч лучших французских солдат; о них я, действительно, жалею.
Что касается остальных, то это были итальянцы, поляки и главным образом немцы!». При последнем слове он сделал пренебрежительный жест. «Допустим, — ответил Меттерних, — но согласитесь, государь, что это не такой аргумент, который следует приводить, говоря с немцем».
Покидая дрезденский дворец, Меттерних сказал маршалу Бертье: «Ваш повелитель потерял рассудок!».

Отказавшись от весьма выгодных условий мира и приказав всячески затягивать мирные переговоры в Праге, не присылая на них своего представителя, Наполеон в очередной раз продемонстрировал свою слабость как политика и стратега. Будучи справедливо уверенным, что перемирие играет ему на руку в военном плане, Наполеон совершенно не учел политический аспект. А он явно был не в его пользу. В Испании англичане и испанцы очистили от французов большую часть королевства, в Вене было принято решение примкнуть к антинаполеоновской коалиции: 11 августа Австрия объявила Франции войну. Такое же решение было сделано и в Стокгольме. В военном плане союзники заметно усилились: теперь общая численность их войск достигла 492 тыс. человек (из них 173 тыс. русских). Наполеон к тому времени сумел довести численность своей армии до 440 тыс. человек, основная часть которой находилась в Саксонии.

В августе 1813 г. боевые действия возобновились. 26 августа Наполеон одержал победу над русско-австрийскими войсками под Дрезденом. Союзники поспешно отступили, потеряв за два дня боев убитыми, ранеными и пленными около 37 тыс. человек (из них две трети — русские). Однако 29 августа русский корпус генерал-лейтенанта графа А.И. Остерман-Толстого закрыл корпусу французского дивизионного генерала Ж. Д. Вандама путь в Богемию. Русские солдаты сутки отражали атаки превосходящих сил французов, потеряв 6 тыс. человек. Тяжело ранен был и сам граф Остерман-Толстой, лишившийся в бою левой руки. На соболезнования по этому поводу граф отвечал:

«Быть раненому за Отечество весьма приятно, а что касается левой руки, то у меня остается правая, которая мне нужна для крестного знамения, знака веры в Бога, на коего полагаю всю мою надежду».

30 августа на помощь корпусу подошли главные силы союзной армии под командованием генерала Барклая-де-Толли, а в тыл Вандаму ударил прусский корпус генерала Клейста. Бой закончился полным разгромом французов. Они потеряли 10 тыс. убитыми и ранеными. 12 тыс. попало в плен (в том числе и сам Вандам).

Тем временем, к союзникам из Польши подошла шестидесятитысячная армия генерала Л.Л. Беннигсена. Крупнейшее государство Рейнского союза королевство Бавария перешла на сторону коалиции. Наполеону ничего не оставалось делать как перейти к обороне, и он решил дать генеральное сражение возле Лейпцига.

Сражение под Лейпцигом, «Битва народов», продолжалась четыре дня, с 4 (16) по 7 (19) октября 1813 г. На поле боя присутствовали императоры Наполеон, Александр I, Франц I, король Фридрих-Вильгельм III. С обоих сторон участие в сражении принимали французы, русские, итальянцы, бельгийцы, саксонцы, шведы, австрийцы, голландцы, поляки, немцы Рейнского союза. К началу битвы у Наполеона было 155 тысяч, у союзников — 220 тысяч человек. Император Александр I находился в гуще сражения, непосредственно руководя действием войск. Когда главнокомандующий союзной армией австрийский фельдмаршал князь Карл цу Шварценберг решил разделить армию, то Император Александр I указывал ему, что такое разделение позволит Наполеону бить союзные войска по частям.
Шварценберг упорно отстаивал свой план сражения. Тогда Александр I гневно указал князю, что австрийскими войсками он волен распоряжаться как ему вздумается, а русские войска будут действовать единой группой.

В 15 часов ударная группа маршала Мюрата опрокинула передовые русско-австрийские подразделения и прорвала центр позиций союзников. Французские солдаты находились уже в 800 шагах от ставки, где находился Государь. От возможного плена Александра I спасла своевременная контратака Лейб-гвардии Казачьего полка под командованием генерал-лейтенанта графа В.В. Орлова-Денисова. Александр I проявил в этом сражении исключительную храбрость и самообладание. Когда генералы свиты просили его покинуть опасное место, до которой уже долетали ядра, Государь отказался, отдав распоряжение подкрепить сражающиеся войска новыми силами.

К 5 (17) октября Наполеону так и не удалось разгромить противника.
К союзникам шло подкрепление в 100 тысяч солдат, в то время как французский император мог рассчитывать лишь на корпус фон Дюбена.
Через пленного австрийского генерала Мерфельда Бонапарт передал союзникам, что соглашается на условия мира, которые они ему предлагали в Праге.
Однако это вынужденное согласие, как и предложения о мире Александру I в сожжённой Москве, лишь продемонстрировали слабость Наполеона.
Союзники не удостоили его ответом.

6 (18) октября Наполеон перед численным превосходством противника отошел на 1 км от Лейпцига, где занял яростную оборону. В разгар боя вся Саксонская дивизия (3 тысячи солдат, 19 орудий), сражавшаяся в рядах наполеоновских войск, перешла на сторону союзников. Чуть позже то же совершили вюртембергские и баденские части. Стало ясно, что сражение Наполеоном проиграно. Но так как «великий стратег» при планировании битвы рассчитывал только на победу, то меры по подготовке отступления не принял. Русские уже ворвались в город. В величайшем смятении наполеоновские солдаты бросился к единственному мосту через реку Эльстер. Саперы, имевшие четкий приказ взорвать мост при появлении неприятеля, заслышав русское «ура!» выполнили приказ, несмотря на то, что в городе оставалось еще 20 тысяч французов, в том числе маршалы Макдональд, Понятовский и генерал Лористон. Многие погибли, пытаясь переправиться через реку, среди них был и маршал Понятовский.
Лейпциг был взят.

За все Лейпцигское сражение Наполеон потерял убитыми, ранеными и пленными около 100 тыс. человек, союзники — 54 тысячи. Кроме того, в качестве трофеев союзникам достались 325 орудий, 130 тысяч ружей, 900 зарядных ящиков и множество обоза.

После поражения под Лейпцигом наполеоновская империя стала сыпаться как карточный домик. Вскоре после отступления Наполеона от Лейпцига маршал Сен-Сир сдал Дрезден со всем огромным арсеналом. Кроме Гамбурга, где отчаянно защищался маршал Даву, все остальные французские гарнизоны в Германии сдались до начала 1814 г. Подвластный Наполеону Рейнский союз германских государств распался, французы эвакуировались из Голландии.

Кампания 1814 г. началась от берегов Рейна, за который отступили французы. Ее целью был окончательный разгром наполеоновской Франции. Главная квартира союзников обосновалась во Франкфурте-на-Майне. Безусловным лидером был Русский Царь.

Между тем, Меттерних не оставлял надежды сохранить ослабленного Наполеона на французском престоле. Во Франкфурте он предложил план мира с Наполеоном на следующих условиях: отказ от завоеваний (и без того потерянных) и прекращение войны. В этом случае ему оставалась Франция в границах 1801 г. План Меттерниха не встретил возражений со стороны Англии и Пруссии. Однако Александр I с этим планом не согласился, справедливо полагая, что Наполеону доверять нельзя. Но Меттерних стал недвусмысленно намекать, что Австрия может выйти из коалиции.
Пришлось отправлять условия мира Бонапарту, как отмечал Е.В. Тарле:

Уже на самом краю пропасти, после страшных катастроф 1812 и 1813 гг., под непосредственной угрозой вторжения союзников во Францию, неожиданно явился шанс на спасение. Наполеон оставался повелителем первоклассной державы.

Но Наполеон этим шансом не воспользовался. Прибывший посланник союзников, нашел французского императора, шагающего взад и вперед по своему кабинету: «Погодите, погодите, — говорил он, ни к кому не обращаясь, — вы скоро узнаете, что я и мои солдаты, мы не забыли наше ремесло! Нас победили между Эльбой и Рейном, победили изменой…
Но между Рейном и Парижем изменников не будет...».

Так как Наполеон медлил с ответом, Александр I предложил продолжить кампанию. 1 января 1814 г. русская армия во главе с императором Александром I перешла Рейн и вступила в пределы Франции. Был принят манифест, в котором говорилось о том, что война ведется не против французов, а против бесчинства и насилия, которые Наполеон распространил за пределы своей страны. Зимняя кампания союзников застигла Наполеона врасплох. Силы союзников насчитывали 453 тыс. чел. (из них 153 тыс. русских). Наполеон мог противопоставить им вдоль левого берега Рейна лишь 163 тыс. чел. Но фактически у него под рукой было всего около 40 тыс. Кроме того, французская армия только что пережила сильную эпидемию тифа, унесшего многие жизни. Основные боевые действия этой кампании развернулись в бассейне рек Марны и Сены, где Наполеон, умело маневрируя сумел одержать несколько побед, подтвердив свою репутацию выдающегося тактика. 13 (25) января 1814 г. Наполеон выехал в армию из Парижа в Шалон, передав управление государственными делами своей супруге императрице Марии-Луизе и своему брату Иосифу.

17 января Наполеон атаковал шедшую в авангарде союзных сил армию Блюхера и нанес ей чувствительный удар при Бриенне. В течение пяти дней (с 29 января по 2 февраля) Бонапарт одержал ряд последовательных ярких побед (при Шампобере, Монмирае, Шато-Тьери и Вошане) над русско-прусскими корпусами, разбросанными поодиночке в долине Марны. Воспользовавшись успехами Наполеона, Шварценберг немедленно предложил заключить с ним перемирие. Лишь настойчивость Александра I заставила австрийского командующего предпринять движение вперед. Это спасло Блюхера от неминуемого разгрома. Осознавая, что австрийцы смогу заключить с Наполеоном сепаратный мир и выйти из коалиции, Александр I буквально заставил союзников подписать Шомонский трактат, в котором они обязались не заключать с Францией ни мира, ни перемирия без общего согласия.

В 20-х числах марта 1814 г. Наполеон решил пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал деблокировать французские гарнизоны, и, значительно усилив свою армию, принудить союзников к отступлению. Наполеон рассчитывал, что союзники пойдут за ним и надеялся оттянуть их тем самым от Парижа. В конце февраля казаки, находившиеся в подчинении у прусского фельдмаршала Блюхера, перехватили наполеоновского курьера. Тот вез письмо Наполеона жене. Из перехваченного письма следовало, что Наполеон решил двинуться на восток и оттянуть силы союзников от Парижа. Как только Александр I узнал об этом, он немедленно приказал всем находившимся при нем войскам двигаться ускоренными маршами на Париж. Историк Н.К. Шильдер отмечал: «Смелое решение идти на Париж, бросив свои сообщения, принадлежит всецело Императору Александру».
При продвижении на Париж произошло несколько сражений. В одном из них, согласно военному историку А.И. Михайловскому-Данилевскому, Александр I лично участвовал в атаке: «Государь Сам понесся с конницей на французские каре, осыпаемый пулями. Бог хранил Великого Монарха!», а другой военный историк А.А. Керсновский отмечал: «Император Всероссийский, как простой эскадронный командир, врубился в неприятельский строй».

В ходе марша Император Александр объезжал войска и подбадривал их: «Ребята! До Парижа уже недалеко!». Время от времени он заезжал на ближайшие возвышенности и наблюдал за движением войсковых колонн, спешивших к Парижу.

Как только Наполеон узнал о продвижении союзных войск к Парижу, он немедленно приказал своим войскам как можно быстрее двинуться на помощь городу. Наполеон не ожидал таких действий от союзников и высоко оценил их:

Это превосходный шахматный ход. Вот никогда бы не поверил, что какой-нибудь генерал у союзников способен это сделать.

Тем временем по Парижу поползли страшные слухи о приближении союзников, собирающихся сжечь город, как была сожжена Москва. Вечером 29 марта передовые части союзников увидели вдали высоты Монмартра и парижские башни. Измотанные долгим маршем войска расположились на ночлег.

Александр I вместе с генерал-майором князем Н.Г. Волконским и графом К.В. Нессельроде разрабатывали план действий на следующий день. Александр отдал распоряжение взять штурмом высоты Монмартра и ряд других, чтобы не дать возможности французам на них закрепиться. Вместе с тем он приказал, желая избежать кровопролития, использовать любую возможность для переговоров с парижанами о сдаче Парижа.

Утром 30 марта начался штурм высот. Бои были тяжелыми. Французы прилагали все силы, чтобы отстоять подступы к своей столице. Постепенно союзники оттеснили французов к границе Парижа. Тогда французский маршал О.Ф. де Мармон решил пойти на переговоры. Приблизившись к Александру I и сняв свой головной убор, посланный Мармоном французский офицер произнес: «Маршал Мармон просит Ваше Величество прекратить военные действия и условиться о перемирии». После нескольких минут раздумий Александр I ответил французу:«Соглашаюсь на просьбу вашего маршала. Прикажу сейчас остановить сражение, но с условием немедленной сдачи Парижа. Иначе к вечеру не узнаете того места, где была ваша столица!».

Париж пал. Император Александр I во главе своей Гвардии и союзных монархов торжественно вступил во французскую столицу, которая встретила его с восторгом. Один француз, протиснувшийся через толпу к Александру, заявил: «Мы уже давно ждали прибытия Вашего Величества!» На это Император ответил: «Я пришел бы к вам ранее, но меня задержала храбрость ваших войск». Слова Александра передавались из уст в уста и быстро разнеслись среди парижан, вызвав бурю восторга. Сотни людей теснились вокруг Александра I, целовали все, до чего могли дотянуться: его коня, одежду, сапоги. Женщины хватались за его шпоры, а некоторые цеплялись за хвост его лошади. Часть французов бросилась к статуе Наполеона на Вандомской площади, чтобы разрушить ее, но Александр намекнул на то, что это нежелательно.

Между тем сам Наполеон двинулся через Труа к Фонтенбло. 18 марта в Труа он дал диспозицию, чтобы войска подошли к Парижу, а сам на почтовых доехал в полночь до станции Кур-де-Франс, в 20 верстах от столицы, думая оказать ей содействие личным присутствием. Здесь встретил войска, отступившие из Парижа, и узнал, что столица пала. Наполеон сел на дороге и погрузился в глубокую думу, окруженный сподвижниками, безмолвно ожидавшими его приказаний. Он послал Коленкура в Париж для переговоров, полагая выиграть время, а сам вернулся в Фонтенбло. Число войск его, вместе с отступившими из Парижа, достигало 36 тысяч, а союзники собрали к югу от столицы 180 тысяч. Маршалы вовсе не желали идти на Париж, о чем и заявили императору, намекнув на необходимость отречения. 25 марта император подписал отречение за себя и своих наследников, после чего Наполеона оставили почти все его сподвижники. В ночь на 31 марта он открыл свою дорожную шкатулку, вынул оттуда яд, приготовленный еще в 1812 г., и принял. Яд не подействовал.

Союзники, англичане и пруссаки, хотели сурово наказать Бонапарта.
Однако Александр I настоял на почётной ссылке его на остров Эльбу.
По дороге через Францию Бонапарт едва не был растерзан толпой ненавидевших его крестьян. По мере приближения к Авиньону Наполеона встречали всё более враждебно. В Авиньоне, в то время, когда меняли лошадей, у почтовой станции собралась толпа. Слышались крики:
«Долой тирана! Долой сволочь! Да здравствует король! Да здравствуют союзники, наши освободители!» Вдруг толпа хлынула к карете Наполеона. Люди лезли на подножки, грозили Наполеону кулаками, выкрикивали площадные ругательства; другие бросали в карету камни. В небольшой деревушке Оргоне толпа мужиков повесила чучело Наполеона, вываленное в крови и грязи, на виселице возле почтовой станции. Пока меняли лошадей, крестьяне орали: «Долой вора! Долой убийцу!», бранились и плевали на карету.

От неминуемой смерти Наполеона спас сопровождавший его граф
А. П. Шувалов. Весь дальнейший путь Наполеон проделал в английском мундире с белой кокардой на шляпе.

Когда Наполеон отправился в свой беЗславный путь на Эльбу, провожаемый проклятиями французского народа, в Париже народ с восторгом приветствовал императора Александра I. На площади Согласия, где в 1792 г. принял мученическую смерть король Людовик XVI, а при Наполеоне пламенела огромная пятиконечная звезда, состоялся большой благодарственный молебен Российской Императорской Гвардии.
Была Пасхальная неделя и на помост, установленный на месте пламенеющей звезды, окружённый духовенством поднялся молодой, высокий государь Александр Павлович. По бокам помоста стояли не только русские генералы, офицеры и солдаты, но и французские маршалы. За ними толпились парижане. Раздался возглас:«Христос Воскресе!», − и над Парижем пронеслось многотысячное и всесокрушающее: «Воистину Воскресе!».


Свидетельство о публикации №7278

Все права на произведение принадлежат автору. Евгений Морозов, 15 Января 2018 ©

15 Января 2018    Евгений Морозов Рейтинг: 0 0    160





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    *** 2 +3
    В ту ночь захоронения не было 0 +2
    Синица 2 +2
    Часть II. Глава 6. Война и "репетиция Октября" 5 +1
    СЛОВО О СВЯТОЙ ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ И РОССИИ. От автора 0 +1


    Маячки памяти. Проклятый Город.

    Бросив на горячую броню под спины броники мы с Братишкой отправились в Город за сан.минимумом для нашей роты.
    Город… Город… Проклятый Город и нами и местными.Очередной раз мы оставляем его. Оставляем что бы потом опять идти на штурм по желанию..
    Читать дальше
    102 0 0

    Про спорные территории

    Для начала надо отметить, что под спорной территорией следует понимать определённый участок земного пространства, чья государственная принадлежность является предметом территориального спора между двумя или несколькими государствами... Читать дальше
    156 0 0

    Была ли Финляндия в составе России?

    В российском обществе иногда приходится встречать людей, которые утверждают, что расположенная на севере Европы Финляндия никогда не была в составе России... Читать дальше
    192 0 0