Пиши .про для писателей

Глава 13. Трудные будни, нелёгкие праздники

Автор: Парамон Ильич Корзухин

Что ещё можно сказать о 1911 годе? Кроме описанной драмы в Киеве и приготовлений к государственным юбилеям 1912-1913 годах, в России, конечно, происходили и другие события, на трёх из которых я задержусь.

В этом году под Августейшим Покровительством св. Николая II и почётным председательством Великой Княгини Марии Павловны – Высочайшего Президента Российской Императорской Академии Художеств – открылся Всероссийский Съезд Художников, ныне прочно забытый, хотя он знаменит широтой и значимостью выдвинутых общенациональных проблем и единым патриотическим настроем. С трибуны Съезда в духе единомыслия и озабоченности судьбами русской культуры выступили В.Васнецов, А.Бенуа, В.Кандинский, Н.Рерих, В.Поленов, И.Репин, М.Добужинский… Материалы Съезда вышли в трёх обширных томах.

В том же году вышел на экран первый русский полнометражный кинофильм «Оборона Севастополя», снимавшийся с Высочайшего Соизволения Его Величества. Св. Царь приказал собрать для этой первой в мировом кино военной картины большую группу историков и военных консультантов, предоставить для съёмок сотни мундиров и предметов солдатской амуниции времён Крымской (Восточной) войны. Фильм снимали «под документ», поэтому актёров подобрали с учётом портретного сходства с матросом Кошкой, хирургом Пироговым, адмиралами Нахимовым и Корниловым и др. Концовка фильма была целиком документальной: на фоне монумента защитникам Севастополя сняты ветераны Крымской войны, русские и французы, чьё единение в 1911 году символизировало русско-французскую дружбу. Фильм «Оборона Севастополя» имел большой успех.

В том же году Государь назначил на должность Морского министра (1911-1917) адмирала И.Григоровича (1853-1930), с которым связано быстрое развитие военного флота России. Иван Константинович командовал броненосцем при обороне Порт-Артура в Японскую войну, досконально знал техническое оснащение боевых кораблей и быт матросов, выполнял обязанности Морского министра с завидной добросовестностью, так что среди матросов даже появилась уважительная шутка в адрес адмирала: «Сейчас палубу бородой мести будет!», которая возникала во время осмотра Григоровичем какого-либо военного судна. Очень важно, что Григорович при поддержке св. Царя завершил возрождение флота России в преддверии Первой мировой войны. Например, устаревший класс боевых судов – миноносцы – был заменён качественно новым и лучше вооружённым классом – эскадренными миноносцами (эсминцами). Также нельзя забывать, что многие корабли, заложенные и построенные Морским министром Российской Империи адмиралом И.Григоровичем успешно сражались и во Вторую мировую войну, т.к. практически война на море тогда изменилась мало: усовершенствовались и умножились субмарины (кстати, русский подводный флот как самостоятельный род войск был рождён Царским Указом 6 (19) марта 1906 года), стало мощнее торпедное вооружение, появились торпедные катера, усилилась морская авиация (истребители-штурмовики, бомбардировщики, торпедоносцы), но среди эсминцев, крейсеров, линейных кораблей и т.д. серьёзных изменений не произошло, корабельная артиллерия, по сути, оставалась прежней, к ней прибавились лишь средства ПВО, да паровые машины на судах заменялись дизелями (противолодочные бомбомёты были созданы ещё Монархией).


Советской власти Григорович не служил, но оставлять Россию не хотел. Лишь в 1923 году, когда ему было 70 лет, друзья уговорили его уехать из России на лечение (тогда ещё можно было выехать из РСФСР именно для поправки здоровья). Назад Иван Константинович не вернулся и умер в эмиграции в 1930 году. Лишь недавно его прах был со всеми воинскими почестями перезахоронен в Севастополе. Это лишний раз говорит о том, что политики могут переписывать историю как угодно, но нельзя окончательно уничтожить светлое наследие Русской Православной Монархии, пока оно живо хотя бы в памяти людей, как живы славные дела св. Царя Николая II и его Морского министра Ивана Григоровича.

1912 год. Празднование 100-летия победы в Отечественной войне 1812 года (извиняюсь перед читателем за пропуск бывшего в 1909 году 200-летнего юбилея победы России в Северной войне 1700-1709 годов).

Основные торжества по поводу 100-летнего юбилея победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года прошли в Москве в конце августа 1912 года. Из Москвы св. Царская Семья с множеством приглашённых прибыла на Бородинское поле. Замечу, что во время московских торжеств Государь снова убедился в том, что не нарушено великое единство народа и Монархии (это чувствовалось по настроению праздничной толпы в Москве, по поведению подданных, с которыми св. Царь встречался в те дни). Враги России, конечно, не дремали ни внутри её, ни за границей, смущая умы, стараясь подорвать престиж Империи, разрушить исконно русский монолит Царь – Народ – Царь, потому что со времён Николая I Монархическая Власть перестала европеизироваться, становилась всё более русской, усилия Сына Петра I Алексея Петровича, Царя Павла I и его Августейших Потомков затормозили-таки национально-нравственное разложение России масонами ради «правления правящими» (я умышленно не перечисляю того множества масонских лож, которые действовали в Европе и в России, — читатель может запутаться). Св. Николай II знал, что в Думе порой звучат скандальные речи, что газеты время от времени публикуют возмутительные статьи… Но это не делало погоды: ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ НАРОДА сводил на нет все старания врагов. Народ любил своего Монарха и чтил его так же, как своё Отечество и героев Бородинской битвы. Эти любовь и почитание почти до слёз тронули св. Императорскую Чету на Бородинском поле. Вот цитата из письма Государя к Марии Феодоровне: «Сколько впечатлений пережито и таких светлых, что становится трудно описать их. …Самыми приятными днями было 25 и 26 августа в Бородине. Там все мы прониклись общим чувством благоговения к нашим предкам. Никакие описания сражений не дают той силы впечатления, которая проникает в сердце, когда сам находишься на этой земле, окрашенной кровью 58 тыс. наших героев, убитых и раненых в эти два дня Бородинского сражения. Некоторые… редуты и батареи восстановлены совершенно точно сапёрами: Шевардино и Семёновские флеши. Присутствие на панихиде и торжественном молебствии знаменитой иконы Божией Матери Одигитрии, той самой, которая была в сражении, и обнесение её вдоль фронта войск – это такие минуты, которые редко переживаются в наши дни!».

По окончании праздничных мероприятий св. Царская Семья через Москву поехала в Царское Село, а оттуда в Беловеж и Спалу до начала официальной части празднования 300-летия Дома Романовых. Несколько источников подтверждают, что именно в Спале со св. Царевичем произошёл драматический случай, едва не стоивший ему жизни и омрачивший радость от всех торжеств. Он же стал и своеобразной кульминацией «старчества» Распутина.

В это время, то есть в октябре 1912 года, благодаря многим обстоятельствам, в частности, неоднократным разочарованиям в людях и глубокому душевному одиночеству, окружённая недоброжелателями, св. Царица, вопреки рассказам о недостойном поведении «Гришки», видела в нём простого, из крестьян, целителя физических недугов и духовных страданий. Сама оклеветанная, она считала, что клевещут и на чистого душой и сердцем, постоянно помогавшего св. Царской Семье «старца», которого порочили за верность ей и за отказ служить клеветникам, о чём Григорий сам очень убедительно рассказывал Государыне. Её Величество верила, что «старца» наставлял Сам Бог, Который никогда не ошибается, и что если Григорий оказался около св. Царской Семьи, значит, это воля Всевышнего. Вера Государыни укрепилась после драмы в Спале.

Всё началось с несчастного случая, которому никто не придал значения, возможно, как раз потому, что приступ гемофилии не начался сразу: св. Царевич неосторожно прыгнул в лодку, оступился и сильно ударился верхней частью ноги об уключину, но ничего страшного не последовало, однако спустя несколько дней, когда св. Царская Семья находилась уже в Спале, у св. Царевича открылось обширное внутреннее кровоизлияние в паху. Вот отрывок из письма св. Царя Марии Феодоровне: «2 октября он начал жаловаться на сильную боль, и температура у него начала подниматься с каждым днём… Боткин объявил, что у него случилось серьёзное кровоизлияние с левой стороны и… нужен полный покой. Выписали сейчас же прекрасного хирурга Фёдорова (лейб-хирурга С.Фёдорова, профессора Военно-Медицинской Академии.- Е.М.), которого мы давно знаем и который специально изучал такого рода случаи, и затем доброго Раухфуса (лейб-педиатра К.Раухфуса.- Е.М.). Дни от 6 до 10 октября были самые тягостные. Несчастный мальчик страдал ужасно, боли охватывали его спазмами и повторялись почти каждые четверть часа. От высокой температуры он бредил и днём и ночью, садился в постели, а от движения тотчас же начиналась боль. Спать он почти не мог, плакать тоже, только стонал и говорил: «Господи, помилуй». Я с трудом оставался в комнате, но должен был сменить Аликс при нём, потому что она понятно уставала, проводя целые дни у его кровати. Она лучше меня выдерживала это испытание».

Несмотря на огромное самообладание, Государь едва сдерживался, чтобы не заплакать, даже иногда не знал, что делать, что говорить, как поддержать св. Царицу, которая поражала его своим мужеством, надеждой на Бога, самоотверженностью, почти забыв о сне, она часами баюкала Сына на груди, сама делала перевязки, ставила компрессы. Вот что вспоминал позднее П.Жильяр: «Цесаревич лежит в кровати, жалобно стонет, прижавшись головой к руке матери, и его тонкое, прекрасное, бескровное личико было неузнаваемо. Изредка он повторяет одно слово: «Мама», вкладывая в это слово всё своё страдание. И мать целовала его волосы, лоб, глаза, как будто этой лаской она могла облегчить его страдания, вдохнуть в него жизнь, которая, казалось, его уже покидала».

В Спалу приехали Сестра св. Царицы принцесса Прусская Ирена Гессен-Дармштадтская, доктор медицины и лейб-хирург В.Деревенко, врач св. Царевича, а также почётный лейб-педиатр Двора Его Императорского Величества С.Острогорский. Государь разрешил министру Двора В.Фредериксу публиковать бюллетени о состоянии здоровья Наследника Престола, и по всей России начались молебны о здравии Алексея Николаевича (толпы молящихся день и ночь не покидали храмы), но народ знал лишь о БОЛЕЗНИ св. Царевича, а диагноз всё же не обнародовали. Медики опустили руки, а 9 (22) октября 1912 года Государь прочёл за завтраком записку св. Царицы, сильно побледнел и знаком приказал Фёдорову встать из-за стола: в очередной раз за последние сутки подумалось, что всё кончено, но св. Царевич продолжал жить. Вечером 10 (23) октября 1912 года в гостиную, где сидели в бессильном ожидании немногие особо доверенные лица, неожиданно вошла принцесса Ирена Прусская и попросила всех разойтись: Алексею Николаевичу стало хуже. Его причастили Св. Таин, а бюллетень о его здоровье отредактировали так, чтобы назавтра можно было сообщить о кончине Наследника Престола. Как писала Вырубова в «Страницах из моей жизни», за час до полуночи она видела Их Величества в полном отчаянии. «Государыня повторяла,- писала Вырубова,- что ей не верится, чтобы Господь их оставил. Они приказали мне послать телеграмму Распутину».

Странное дело, «старец» быстро ответил не св. Царю, а именно Государыне (скорее всего, телеграмма была от её имени): «Господь видит твои слёзы и слышит твои молитвы. Не печалься, маленький не умрёт. Пусть доктора его не мучают». Интересно, что Их Величества попросили «Гришку» не о помощи, а лишь о молитве за Сына. И что же? Смерть отступила, здоровье св. Царевича начало стремительно улучшаться: упала температура, вернулось сознание и впервые за неделю он спокойно и глубоко уснул. Но ведь Распутин-то находился в Сибири!..

Все, кто увидел сияющее лицо Государыни и услышали от неё, что страшное миновало, сочли за лучшее промолчать, а некоторые подумали, что св. Царица сошла с ума. Особенно потрясены были медики, сутки назад заявившие, что наука бессильна. А наука была посрамлена перед силой веры Матери. Бог оказался намного сильнее и милосерднее врачей.

Сотворённое Распутиным чудо медицина объясняет лишь как случайное совпадение. Другие же толкователи «чудес» — психологи, психоаналитики и т.п. нынешние губошлёпы – оценивают событие в Спале иначе: телеграмма «Гришки» пришла в то время, когда св. Царица – единственный человек, с которым у Алексея Николаевича даже в бреду сохранялись сильные эмоциональные связи,- находилась в почти истерическом состоянии. Св. Царевич неизбежно это чувствовал, и его состояние, возможно, поэтому ухудшалось. Если всё так, то внезапное изменение в эмоциональном состоянии Государыни под влиянием телеграммы «Гришки», безусловно, оказало положительное действие на св. Царевича. Роберт К.Мэсси в достаточно объективной книге «Николай и Александра» писал: «Сама по себе возникшая атмосфера покоя и надежды, возможно, и не смогла бы остановить кровотечение. Но сопровождаемое большой потерей крови и падением кровяного давления возникновение процесса медленного формирования тромба – всё это, вместе взятое, оказало своё благотворное влияние…». Наука считает, что налицо уникальное психотерапевтическое вмешательство Распутина через Государыню. Теперь понятно, что удалить его от Двора св. Царская Чета не могла: «старец» вполне заслужил её доверие и даже симпатию. Конечно, такого человека масоны сделали своей игрушкой, а многие из тех, кто называл себя «монархистами» не знали всей тайной стороны дела, включая болезнь св. Царевича, но это не оправдывает их громогласное шельмование «Гришки» (клевета – излюбленное оружие политической борьбы масонов), забывая о первом и главном долге монархиста: повиноваться воле Священных Особ Государя и Государыни, а не судить их каждый на свой лад. Если Монарх считал «старца» добрым, хорошим, простым и находил, что с Григорием ему душевно легко, верноподданные обязаны были держать своё мнение при себе хотя бы из одного долга почитания Священных Особ. Выполнять этот долг обязаны были в первую очередь придворные, а как раз они-то распускали всевозможные клеветнические слухи и сплетни.

Пример Распутина – горький пример человека, оказавшегося не в своём сословии и потому заслуживающего более щадящей, объективной оценки, тем более, что каждый из нас в большей или меньшей степени оказался после 1917 года не в своём сословии, отчего произошло и происходит множество общенародных и семейных несчастий. Мне кажется, что наиболее христианскую оценку и наиболее непредвзятое описание жизни «Гришки» дал А.Боханов в книге «Николай II»: «Общение с Царями пьянило крестьянскую натуру. Распутин постепенно начинал мнить себя всемогущим, любил произвести впечатление рассказами о своём влиянии, и эти его застольные повествования (а во многих случаях россказни) передавались из уст в уста. Общественное мнение, осуждая Императрицу за её веру в этого человека, тоже в известном смысле стало жертвой распутинского (и масонского! – Е.М.) воздействия, …принимая слово за дело. Однако очевидно и то, что в делах… Распутина имелось немало пренебрежения к традициям и порядкам. В этих вопросах вряд ли он действительно… серьёзно разбирался. В то же время он прекрасно понимал, что его необразованность («неотёсанность») и грубые манеры не мешали ему оставаться популярным и «Царёвым другом». «Меня не будет — Царей не будет, России не будет», — в это мрачное распутинское пророчество уверовала Царица, и он об этом знал. Всё остальное рядом с таким предначертанием становилось несущественным».

Под контролем масонов «образованное общество» и чиновно-дворянские круги развернули кампанию против «Гришки», участие в которой приобрело характер общественной добродетели (большую отрицательную роль играл Орден Русской Интеллигенции, возникший, как писал историк Б.Башилов, ещё в 40-х годах XIX века). Председатель 4-й Думы масон М.Родзянко 28 февраля (13 марта) 1912 года на аудиенции у Государя заявил, что влияние Распутина недопустимо, что он – «оружие в руках врагов России, которые через него подкапываются под Церковь и Монархию» (в 1910-1912 годах происходили внутрицерковные скандалы), что он, развратник и «хлыстовец», влияет на перемещение церковных иерархов.

Вероятно, если бы Родзянко на аудиенции был более сдержан, св. Царь выслушал бы его терпеливо, как выслушивал обычно всех, но ему пришлось обоснованными вопросами то и дело прерывать председателя Думы и, как говорится, возвращать его с небес на землю: «У вас есть факты.., что Распутин сектант? Откуда вы взяли, что он занимается развратом? Какие перемещения произведены под его влиянием? Из ответов Родзянко стало ясно, что все обличения «Гришки» построены на предвзятых свидетельствах: хлыстовство Распутина вытекало из рассуждений автора одной популярной брошюры, а «разврат» «Гришки» Родзянко подтвердил старой «сенсацией» про его поход с великосветскими дамами в баню!

Услышав это, Государь спокойно и не без юмора ответил: «Так что же здесь особенного? У простолюдинов это принято». Родзянко рассказывал об аудиенции у Государя направо и налево, выставляя себя борцом с «тёмными силами». Весьма возможно, что как раз из-за этого глава «Союза 17 Октября» А.Гучков выступил в Думе с речью, в которой высказал убеждение, что внутрицерковные скандалы в 1910-1912 годах стали результатом сторонних влияний, а неожиданные перемещения в среде высших иерархов Церкви в этот же период – результат работы «тёмных сил» во главе со св. Царицей и Распутиным. Казалось бы, полная нелепость, но Родзянко был масоном, Гучков возглавлял «Военную ложу», следовательно, оба эти человека «работали» на тайное мировое правительство, поэтому их действия надо оценивать именно как разрушительные. Примерно в это же время В.Коковцев составил антираспутинскую записку на имя св. Царя. Словом, «атаковали» св. Царскую Семью со всех сторон. Но все они, не исключая даже Членов Императорской Фамилии, встречали отпор со стороны св. Царя и св. Царицы, имевших своё мнение о «дорогом Григории». Например, министр Двора Фредерикс услышал от св. Самодержца такое объяснение своему нежеланию удалить Распутина из Петербурга: «Сегодня требуют выезда Распутина, а завтра не понравится кто-либо другой и потребуют, чтобы и он уехал». А дворцовый комендант и зять Фредерикса В.Воейков, высказав своё возмущение «Гришкой», получил от св. Царя ещё более лаконичный ответ: «Мы можем принимать кого хотим».

В Императорской Фамилии только вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, пожалуй, больше других жалела своего Августейшего Сына и его Супругу. Как писал Боханов в книге «Николай II», Мария Феодоровна «всю жизнь… помнила пророчество, слышанное ею ещё в давние времена, когда она, …молодая Императрица, ждала… Сына Николая. …Старушка- ясновидящая ей предсказала: «Будет Сын твой царить, всё будет на гору взбираться, чтобы богатство и большую честь заиметь, Только на самую гору не взберётся – от руки мужицкой падёт».

Неизвестно доподлинно, была ли вообще эта история, но роль «Гришки» и все скандалы вокруг него вызывали у Марии Феодоровны нехорошие предчувствия. Несколько раз она заводила разговор с Государем о дурной славе Распутина, но всегда наталкивалась на уверения св. Царя, что «всё это ложь», и напоминание, что она сама его «учила не верить сплетням».

Что касается перемещений среди высших иерархов Церкви, то они происходили не без участия масонов. Мне точно известен только случай со святителем Гермогеном, который с 1903 года был епископом Саратовским. Он выступал против «Гришки», а в атмосфере внутрицерковных скандалов это не способствовало единству в Священном Синоде, поэтому в 1912 году святителя уволили от присутствия там во вверенную ему епархию, где он продолжал противление Распутину, поэтому в том же году святителя Гермогена выслали на покой в Жировицкий Успенский монастырь, а 25 августа (7 сентября) 1915 года – в Николо-Угрешский монастырь Московской епархии. 8 (21) марта 1917 года он получил Тобольскую епископскую кафедру, стал епископом Тобольским и Сибирским и там, в Тобольске, его крестный путь пересёкся с крестным путём св. Царской Семьи. Но я ещё напишу об этом в своё время, пока же вернусь к «дорогому Григорию».

Интересно то, что сам он никому решительно ничего не навязывал, говорил лишь для тех, кто хотел его слушать и слышать. Но мало-помалу он под влиянием «братьев» стал щедро раздавать и рассылать своим многочисленным ходатаям и просителям, обращавшимся к «Царёву другу» даже за помощью в житейских нуждах, листочки, на которых было им нацарапано что-то вроде «милай выслушай ево», «милай-хороший помоги ему», «милай сделай». Примечательно, что все эти «милаи» (я говорю о не принадлежавших к масонской и околомасонской среде) выслушивали, делали, помогали в чиновных инстанциях зачастую без проволочек, благодаря именно удивительному положению Распутина, а вовсе не его гипнозу. Эта деятельность «прохвоста Гришки», разумеется, сделалась широко известной и вызвала очевидно нужную масонам бурю негодования, дескать, как он смеет лезть в государственные дела?!

Неудивительно, что очень многие стремились использовать утешителя св. Царской Семьи в своих нечистых целях. В книге «Николай II» Боханов писал: «В его окружение входили люди со скандально — тёмной репутацией. Общение …Распутина с людьми, неприглядный облик которых был хорошо известен, …неизбежно вызывало предположения о том, что эти люди используют его в своих интересах. Эту версию исследовал П.А.Столыпин, но ничего «подозрительного» выявлено не было. Об этом, как уже о реальном факте, публично заявил А.И.Гучков. В последние годы Монархии размышления и предположения о том, кто же… стоял «за этим Гришкой», стали любимой шарадой в различных кругах общества. В наше время, когда очень многое уже прояснилось, можно… заключить, что Распутина никто не направлял и никакой заговор за ним не стоял». И далее: «Основную часть распутинцев составляли женщины, о которых Бог весть что говорили! Приняв на веру все разговоры о любвеобильности… Распутина, общественное мнение было почти единодушно: в его квартире… (за счёт св. Царицы ему наняли квартиру из нескольких комнат на третьем этаже доходного дома № 64 по Гороховой улице в Петербурге, где «Гришка» жил с мая 1914 года, т.к. скитаться по ночлегам стало для него неудобным.- Е.М.) собирались ненормальные, сексуально неудовлетворённые и психически неуравновешенные женщины, предававшиеся там, как считали многие, невероятному, «просто разнузданному разврату». Говорили, что он гипнотизировал сознание разговорами о любви, а затем овладевал своей очередной жертвой, которая уже не могла освободиться от его чар и оставалась преданной ему до конца. Примерно так рассуждали многие – от кухарок в богатых домах до собеседников в профессорских кабинетах. Вообще разговоров об эротических наклонностях и сексуальном магнетизме Распутина всегда было много». И далее, главное: «Однако в большинстве случаев, по вполне понятным причинам, утверждать здесь что-нибудь наверняка невозможно. Никаких «достоверных свидетельств» не существует. Во всяком случае, и с Царицей, и с А.А.Вырубовой никаких интимных отношений не существовало, а ведь именно они являлись опорой Григория, именно их расположение делало Распутина общественным явлением. Мало того, его «верная другиня», Анна Александровна, будучи человеком строгих нравов, не допускала в своём присутствии… никаких вольностей и алкогольных возлияний».

В 1912 года по Высочайшему Распоряжению Г.Распутина охраняла полиция, но потом, до лета 1914 года, охрана была снята.

Наступил блестящий 1913 год, а с ним и 300-летний юбилей Дома Романовых.

Если сравнивать строение великой Царской России с храмом Божиим, то он строился русскими Монархами и народом больше 1 тыс. лет. 300 лет царствования Дома Романовых можно сравнить с завершающим этапом строительства и отделки, но примечательно, что этот великий храм намаливался уже в процессе строительства, а кресты, венчающие его главы,- это кресты святых мучеников России, и, наверное, самые изумляющие чистотой своего блеска – кресты св. Царской Семьи. Однако в 1913 году мало кому из честных людей думалось, что всего через четыре года в России будет «взят от среды УДЕРЖИВАЮЩИЙ теперь»: Россия находилась на такой высоте развития, до которой и по сей день ни социалистический, ни либерально-демократический строй не подняли её.

При обсуждении программы торжеств по случаю 300-летия Дома Романовых св. Царь выразил пожелание, чтобы праздник не ограничился Петербургом и Москвой, чтобы к нему приобщилась российская глубинка, чтобы миллионы простолюдинов стали участниками великого события общегосударственного значения, ознаменовавшего историческую преемственность, связь прошлого и настоящего, триумф Самодержавной России, её национального духа.

Торжества начались 21 февраля (6 марта) 1913 года молебном в Казанском соборе Петербурга и оглашением там же Высочайшего Манифеста, в котором говорилось: «Совокупными трудами Венценосных Предшественников Наших на Престоле Российском и всех верных сынов России создалось и крепло Русского Государство. Неоднократно подвергалось Наше Отечество испытаниям, но народ русский, твёрдый в вере православной и сильный горячей любовью к Родине и самоотверженной преданностью своим Государям, преодолевал невзгоды и выходил из них обновлённым и окрепшим. Тесные пределы Московской Руси раздвинулись, и Империя Российская стала ныне в ряду первых держав мира».

В дни праздника прощались государственные долги, сокращались сроки тюремного заключения, смягчались судебные приговоры. Во всех храмах и соборах служились благодарственные молебны, на улицах городов играли оркестры, устраивались фейерверки и салюты, проходили парады, самым красочным из которых был парад Императорской Лейб-Гвардии: полки были одеты в форму того времени, когда они были учреждены (например, Лейб-Гвардии Павловский полк был одет в форму гренадер Павла I и т.д.). Были изданы книги и брошюры по истории Государства Российского и Дома Романовых, в кинотеатрах (синематографах) шли фильмы, воссоздававшие эпизоды русской истории, начинавшейся с эпохи первых князей Киевской Руси. Конечно, в то время об этом знали очень многие, но сейчас людей, понимающих историческую значимость 300-летнего царствования Дома Романовых, увы, немного: клевета, фальсификация, стремление лишить народ его русских корней, уходящих в седую арийскую древность, не прошли даром и в XX веке, и в первом десятилетии XXI века…

Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, несмотря на преклонный возраст (ей скоро исполнялось 70 лет) и неважное самочувствие, без послаблений для себя участвовала во всех юбилейных церемониях, где протоколом требовалось присутствие Августейших Особ. Хотя всё шло внешне благополучно, Мария Феодоровна испытывала грусть: ей странным образом казалось, как писал Боханов в книге «Николай II», что как-то не так, не по-прежнему, звучат высокие и хвалебные слова, не так выглядят нарядные толпы народа и лица представлявшихся, иначе звучит «ура», что у многих «внутренней радости и душевного подъёма… уже не было». Что же изменилось в праздничной России, какие невидимые превращения тревожили сердце Марии Феодоровны?.. Может быть, сказывалось нездоровье и переживания недавних драматических событий в Спале?.. Или Её Величество знала о деятельности масонов, которые все были интеллигентами, политическими и государственными деятелями, а её Сын-Царь не прибегал к суровым мерам покойного Царя-Миротворца Александра III?.. Или Она была обеспокоена сплетнями о «грязном Гришке», приносимыми ей «самыми верными» родовитыми дворянами, осуждала св. Царицу за доверие к «проходимцу», расстраивалась невниманием венценосных женихов Европы к Внучке Ольге?.. А может быть, Императрица чувствовала сдвиг, о котором писал философ К.Леонтьев?.. Кто, кроме Бога, знает правдивый ответ?..

Из всех торжеств более всего Государю запомнилась поездка в мае 1913 года по губерниям и городам России, где происходили главные события 1613 года: Москва, Владимир, Суздаль, Нижний Новгород, Ростов Великий, Ярославль. 19 мая (1 июня) 1913 года св. Царская Семья со Свитой прибыла в Кострому, где юбилейные мероприятия были особенно торжественные и пышные: здесь, в Свято-Троицком Ипатьевском монастыре в начале 1613 года по просьбе послов Всесословного Земского Собора Царь Михаил I принял Шапку Мономаха, отсюда он отбыл в Москву, положив богоугодное начало Царского служения Романовых.
О юбилейном празднике в Костроме сохранился документальный фильм: огромные толпы народа по берегам Волги при подходе Царского парохода «Межень», несчётное число флагов, шпалеры войск на пристани, отцы города и губернские чиновники подносят хлеб-соль Государю, посещение им Ипатьевского монастыря… В то время для съёмок в помещении требовалась громоздкая осветительная аппаратура, установить которую во многих случаях было невозможно, отчего некоторые эпизоды торжества в Костроме остались «за кадром»: торжественные обеды, приёмы, выставки, богослужения. Но и то, что на этой чудом сохранившейся, полуистёртой временем киноленте можно рассмотреть, красноречиво свидетельствует об истинной всенародности празднования 300-летия Дома Романовых.

К сожалению, эти неповторимые торжества сопровождались частым нездоровьем Александры Феодоровны – сказались переживания в Спале у постели св. Царевича: болело сердце, мучили головные боли и такая слабость, что св. Царица не могла долго стоять, потому много церемоний прошло без неё (это и было главной причиной неукоснительного соблюдения протокола вдовствующей Императрицей Марией Феодоровной, желавшей душевно поддержать Государя). Кроме того, последствия приступа гемофилии в Спале сказывались и на св. Царевиче: он почти целый год хромал и не мог долго стоять, поэтому почти всегда в необходимых случаях Его выносил на руках к праздничному народу дядька Деревенько. Св. Царственные Родители понимали, что на некоторых такой «выход» производил неблагоприятное впечатление, что в толпе перешёптываются, дескать, «Царский Сын – калека». Однако Государыня надеялась, что об этом забудут, когда св. Царевич поправится. Она придирчиво отбирала для газет, книг и открыток те фотографии, где Наследник Престола стоял во весь рост. Такой отбор предусматривался законом – без одобрения Министерства Императорского Двора запрещалось публиковать изображения Особ Императорской Фамилии.

Ещё об одном значительном событии 1913 года, неразрывно связанном с 300-летием Дома Романовых, напомнил иеромонах Дамиан из Ивановской области в письме от 1996 года в Комиссию по канонизации при Священном Синоде Русской Православной Церкви: «К сожалению, мало кому известно, что до царствования Николая II невозможно было отличить священника от диакона, так как тогда существовали только наградные нагрудные кресты, введённые впервые при Царе Павле Петровиче. Их вручали немногим священникам, да и только для богослужения, как и набедренник, митру, палицу и др. А святой Царь Николай Александрович, решив крестным украшением почтить иерейский сан, издал Указ о ношении нагрудного креста всеми иереями. Этот Указ был обнародован во время празднования 300-летия Дома Романовых. С тех пор каждый батюшка на своей груди носит Царский подарок – святой крест. Да ещё к тому же, всечестные отцы во Христе, никогда не будем забывать, что получили мы его из рук великого Божия угодника – святого Государя Николая II Александровича».

С 1894 по 1914 год численность населения Российской Империи выросла на 40% (на 50 млн. человек); естественный прирост превысил 3 млн. человек в год. Параллельно «…благодаря росту сельскохозяйственного производства, развитию путей сообщения, …поставке продовольственной помощи, «голодные годы»… отошли в прошлое. …НЕДОРОД В ОТДЕЛЬНЫХ МЕСТНОСТЯХ ПОКРЫВАЛСЯ ПРОИЗВОДСТВОМ ДРУГИХ РАЙОНОВ (выделено мной. – Е.М.). Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы и ячменя), достигавший в начале царствования (св. Царя Николая II. – Е.М.), в среднем, немногим более 2 млрд. пудов (1 пуд = 16 кг), превысил в 1913-1914 годах 4 млрд. пудов».

Для сравнения могу сказать, что в нынешней России во время постов православным христианам даже среднего достатка приходится туговато в смысле однообразия, посредственного качества и дороговизны постных продуктов, а между тем, моя бабушка Елена Михайловна Царькова, прожившая при Монархии десять лет (1907-1917) и не склонная к преувеличению, рассказывала о великом множестве, отличном качестве, разнообразии постной пищи (в частности, хлеба) и её копеечной стоимости, благодаря чему посты соблюдались даже много и физически тяжело работавшими людьми без всякого напряжения. Не могу не сказать, часто вспоминая эти рассказы бабушки, что больно думать, как сначала всего естественного изобилия лишили её и семью её отца полковника Царской армии Михаила Александровича и уже упоминавшейся мной Любови Александровны, и моего деда Владимира Карловича, а мой дядя Владимир Владимирович (1932-1997) и моя мама Наталия Владимировна (она родилась в год смерти прабабушки – в 1937 году), да и я сам застали лишь «остатки прежней роскоши»и всё чаще в виде подделок – «фальшака».

Но возвращаюсь к светлому прошлому, не видя «светлого будущего». Случайно мне были подарены одной пожилой знакомой, уже, к сожалению, умершей, отдельные страницы «Русских Ведомостей», откуда я узнал, что экономические успехи Царской России достойны того, чтобы о них лишний раз напомнить. Так, с начала 70-х годов XIX века земский бюджет вырос с 25 млн. р. до 220 млн. р. в 1912 году (это в 34 губерниях!) при государственном пособии земствам (преимущественно на начальное образование) в 29 843 р. на этот год. Расходы земств на содержание правительственных чиновников, учреждения (включая земские станции) и места лишения свободы сократились с 50,5% от общего бюджета (в 1868 году 30 губерний, далее — 34) до 4,7% к 1912 году, что говорит о снижении налоговых обязательств земств на фоне роста их общего бюджета. Из этого бюджета земства финансировали «врачебное дело с общественным призрением», народное образование и т.д., причём с 1868 по 1912 год расходы на медицину выросли более чем в 3 раза, а на народное образование – в 6 раз. С 1900 года по 1912 год расходы земств на повышение производительности сельского хозяйства выросли тоже в 6 раз при существенном снижении трат на земское управление (доходы земств происходили от незначительного налога с сельскохозяйственных угодий, от налога с земель и домов в городах, фабрично-заводской недвижимости и жилых домов, а также от государственных пособий, которые в 1912 году стали ОСНОВНОЙ СТАТЬЁЙ ДОХОДА земств.

А теперь интересная цитата: «Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с 300 млн. р. в 1894 году до 2 млрд. р. в 1913 году.

Добыча каменного угля увеличивалась непрерывно. Донецкий бассейн, дававший в 1894 году меньше 300 млн. пудов, давал в 1913 году уже свыше 1,5 млрд. пудов. …Началась разработка новых мощных залежей Кузнецкого бассейна в Западной Сибири. Добыча угля по всей Империи за двадцать лет возросла более чем в четыре раза. В 1913 году добыча нефти приблизилась к 600 млн. пудов в год (на 2/3 больше, чем в 1894 году).

…Выплавка чугуна увеличилась за двадцать лет в четыре раза; выплавка меди – в пять раз; добыча марганцевой руды – также в пять раз. …Основной капитал русских машинных заводов за три года (1911-1914) возрос со 120 до 220 млн. р. Производство хлопчатобумажных тканей с 10,5 млн пудов в 1894 году удвоилось в 1911 году и продолжало возрастать… Общее число рабочих за двадцать лет приблизилось к 5 млн. человек (на 3 млн. больше, чем в 1894 году. – Е.М.).

С 1,2 млн р. в 1894 году государственный бюджет достиг в 1913 году 3,5 млрд. р. …За десять лет (1904-1913) превышение обыкновенных доходов над расходами составило свыше 2 млрд. р. Золотой запас Государственного Банка с 648 млн. р. в 1894 году возрос до 1 млрд. 604 млн. р. в 1914 году. Государственный бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая рост народного хозяйства.

Протяжение железных дорог, как и телеграфных линий, более чем удвоилось. Увеличился и речной флот – самый крупный в мире (пароходов в 1895 году было 2 539, в 1906 – 4 317).

Русская армия возросла приблизительно в той же пропорции, как и население: к 1914 году она насчитывала 37 корпусов. …После Японской войны армия была основательно реорганизована. Русский флот, …пострадавший в Японскую войну, возродился.., и в этом была огромная личная заслуга Государя, дважды преодолевшего… сопротивление думских кругов.

О росте народного образования свидетельствуют следующие цифры: к 1914 году расходы государства, земства и городов на народное образование составили 300 млн. р. (в 1894 году – около 40 млн. р.) (с 1908 года начальное образование было не только бесплатным, как раньше, но и обязательным. – Е.М.).

О числе книг и периодических изданий в России за 1908 год имеются следующие данные: периодических изданий было 2 028, в том числе, 440 ежедневных. Книг и брошюр издано 23 852 названия тиражом 70 млн. 841 тыс. экз. на сумму 25 млн. р.

…До 1897 года в России было… около ста потребительских обществ с небольшим числом участников и несколько сот мелких ссудо-сберегательных товариществ. …К 1 января 1912 года число потребительских обществ приблизилось к 7 тыс. …Кредитные кооперативы в 1914 года увеличили в семь раз свой основной капитал по сравнению с 1905 годом и насчитывали до 9 млн. членов.

На фоне общей картины могучего роста Российской Империи… выделялось развитие её азиатских владений. За двадцать лет около 4 млн. переселенцев из внутренних губерний нашли себе место в Сибири (есть сведения, что ежегодно в Сибирь переселялось примерно 300 тыс. крестьян. – Е.М.)». Эти точные данные из книги историка С.Ольденбурга «Царствование Императора Николая II» я привёл по Сретенскому календарю-сборнику за 2000 год. Необходимо добавить: в 1913 году Россия имела более ½ мирового поголовья лошадей и поставляла до 50% яиц, экспортируемых на мировой рынок. Вывод напрашивается один: за двадцать лет правления св. Царя Россия «достигла ещё невиданного в ней уровня социального преуспеяния». Во Франции экономисту Э.Тери, редактору издания «Европейский экономист», было поручено в конце 1913 года исследовать экономическое состояние Российской Империи. Отметив наши удивительные «успехи во всех областях», Тери писал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 год идти так же, как они шли с 1900 по 1912, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

В 1912 году Главноуправляющий Земледелием и Землеустройством А.Кривошеин заявил: «России нужно тридцать лет покоя и мира, чтобы стать самой богатой и процветающей в мире страной». К сожалению, Россия не получила ни покоя, ни мира.

Небывалый расцвет экономики в предвоенной Царской России дал силу выдержать нанесённые ей удары и сохраниться как национальная единица, однако по многим показателям ни советская власть, ни теперешняя так и не смогли достичь того уровня развития нашей страны, который принято называть её Серебряным веком.

В балете блистали Анна Павлова, Тамара Карсавина, Матильда Кшесинская; в опере – гениальные Шаляпин и Собинов; новые веяния в театральное искусство привнёс основатель МХАТа К.Станиславский и писатель-драматург А.Чехов; из художников назову Врубеля, Коровина, Билибина (всех перечислить просто невозможно). Произведения Л.Толстого издавались без купюр, кроме псевдоправославных философских статей. Хорош был и молодой М.Горький, ещё не увлёкшийся идеями социализма. Обязательно хочу упомянуть И.Бунина, И.Северянина, Н.Тэффи (Лохвицкую), А.Ахматову, Н.Гумилёва, А.Куприна, М.Цветаеву, К.Р., М.Алданова (Ландау), Д.Мережковского, А.Вертинского, З.Гиппиус, А.Блока, С.Есенина. К этим очень разным талантам можно относиться по-разному, но никогда – равнодушно. И надо признать, что всех их вырастила великая Царская Россия, а революция вынудила многих из них эмигрировать, чтобы сохранить «своё лицо». В этой связи не могу не сказать о масонском тлетворном влиянии на творческие умы: сбился с пути истинного и умер без покаяния одураченный «братской философией» Л.Толстой, стали масонами поэты А.Блок, А.Белый и др., а М.Горький и вовсе входил в ложу «Великий Восток Народов Франции» вместе с Лениным, Луначарским и Троцким (эта ложа основана герцогом Монморанси-Люксембургским, делала Французскую революцию 1789 году во имя торжества масонской триады «Свобода, Равенство и Братство»). Наша интеллигенция, давшая миру П.Флоренского, С.Булгакова, И.Ильина, И.Шмелёва, не чуралась теософии Е.Блаватской (Ган) и Рериха и много вкусила от ядовитого плода западного либерализма. Трагический результат известен: часть интеллигенции коммунисты планомерно уничтожили, а часть «выдавили» за границу в течение нескольких лет.

Не буду описывать «хождение по мукам» тех, кто уехал, но отмечу – очень многие из них сохранили любовь к России до самой смерти, а несколько поколений русских людей, живших и живущих на Земле Русской, потеряли НЕПОВТОРИМЫЙ И НЕВОСПОЛНИМЫЙ пласт культуры, обеднели духовно, потеряв цвет нации, как это и планировали тайные создатели «нового мирового порядка».

Если не считать убийства в 1913 году Брата Императрицы Марии Феодоровны короля Греции Георга I, то в Семье св. Николая II и вообще в России ничего не предвещало ни политических, ни исторических драм. Напротив, в 1914 год начался с обычных пышных праздников Рождества, Нового Года, Крещения… Наиболее ярким торжеством в Императорской Фамилии и высшем свете стало 9 (22) февраля 1914 года браковенчание в церкви Аничкова дворца Племянницы св. Царя Ирины Александровны с князем Ф.Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон, сыном княгини З.Юсуповой и князя Ф.Юсупова-старшего, графа Сумарокова-Эльстон (Ирина Александровна была Дочерью Великокняжеской Четы – Ксении Александровны (Сестры Государя) и Александра Михайловича). Эта свадьба стала последним пышным торжеством в Доме Романовых предвоенной и предреволюционной поры.

14 (27) февраля 1914 года Мария Феодоровна записала в дневнике: «Я впервые за последние двадцать лет сегодня устроила бал!» Впервые за двадцать лет!.. Куда же уходило большинство средств Марии Феодоровны, которой Протоколом давалось больше полномочий, чем св. Царице Александре Феодоровне? Мария Феодоровна деятельно занималась делами образования и благотворительности по ведомству своих учреждений. Из дневника вдовствующей Императрицы за 27 февраля (12 марта) 1914 года: «Приняла множество начальниц и опекунов. Вместе с Марией (единственная Сестра Царя Александра III Великая Княжна Мария Александровна (1853-1920). Замужем (1873) за Сыном королевы Англии Виктории.- Е.М.) посетила Екатерининский Институт. Всё очень хорошо устроено».

Ведомство Учреждений Императрицы Марии Феодоровны опекало благотворительные общества и организации, среди которых, например, были: Российское Общество Красного Креста (РОКК), Община Сестёр Милосердия Св. Георгия, Благотворительное Общество Храма Иконы «Всех Скорбящих Радость» при Обуховской больнице, Приют для Неизлечимых Больных, Общество Спасения на Водах, Мариинский Родовспомогательный Дом, Мариинский Институт для Слепых Девочек и Институт Слепых Девиц, Свято-Троицкая Община Сестёр Милосердия, Покровская Община Сестёр Милосердия, Братолюбивое Общество по Снабжению Неимущих Квартирами, Братство Св. Марии Магдалины, Александро-Мариинский Дом Призрения в Сергиевом Посаде, Богадельня Ермаковны, богадельни, воспитательные дома, приюты для обездоленных детей (вся Царская Фамилия вкладывала немалые средства в содержание всех этих заведений). Сюда же надо прибавить и учебные заведения, а среди них тридцать два женских института с семилетним сроком обучения тридцать гимназий, прогимназий, и педагогических курсов, низшие училища, к числу которых принадлежали и Мариинские Женские Училища с четырёхлетним сроком обучения для малоимущих девушек-горожанок, созданные «при сердечном участии и по личному почину Государыни Императрицы и в её честь названные «Мариинскими». К сожалению, теперь ТАКОЕ количество богоугодных заведений, активно работавших в предреволюционной России, кажется невероятным, что говорит прежде всего о нашем духовном упадке, об уничтожении коммунистами исконно русского понятия о милосердии и нежелании нынешних демократов это понятие возродить. Почему? Всё просто: одно дело губошлёпствовать (за большое жалованье!) с высоких трибун и совсем другое – опустошать СВОЙ толстый кошелёк ради нужд бедных. Законы о так называемой социальной защите населения практически не работают и подчас злостно нарушаются недобросовестными людьми, остающимися безнаказанными. Поэтому-то благотворительность в Царской России, начинавшаяся с самих Монархов и контролировавшаяся ими, нынче кажется сказкой, а на самом деле – это нелицемерная и деятельная христианская добродетель, пренебрегать которой для богатых людей было ПОСТЫДНЫМ делом.

Ровно за три года до февральской катастрофы 1917 года, 2 (15) марта 1914 года в дневнике Марии Феодоровны есть совсем безмятежная запись: «По обыкновению была в церкви на службе. Затем завтрак, на котором присутствовали граф Шереметев и полковник Арцишевский из Эриванского полка – очень симпатичный человек. Князь Долгоруков преподнёс мне букет от Кавалергардского полка (этот полк учредил в январе 1799 года Царь Павел I «для составления Гвардии Особы Великого Магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского Императора Павла I». – Е.М.). Уже 33 года я являюсь его Шефом. Долгоруков оставался с нами завтракать (Кавалергардский полк носил имя Марии Феодоровны с марта 1881 года, когда она взошла на Престол и стала его Августейшим Шефом. – Е.М.)».

Многие считали и считают, что Орден Св. Иоанна Иерусалимского создан масонами, но это не совсем так. Интересно другое: в 1914 году увидела свет книга С.Толь (урождённой Толстой) – исторический очерк «Масонское действо» — о масонском путче декабристов в 1825 году, отличавшаяся большими знаниями автора о разрушительной антироссийской работе тайных лож. Очерк не переиздавался ни в советское время, ни в демократическое время! Читал ли его св. Царь или он знал больше? Напрасно сетуют, что у него «не хватило сил» навсегда вышвырнуть из России масонскую гидру. Как и его Августейшие Предки, св. Николай II не был избавлен от необходимости пользоваться в государственных делах тем же «человеческим материалом», который поставляла «братская» чиновно-дворянская среда, а терпение, доверчивость и великодушие были наследственной чертой характера Государя.

Наиболее примечательным внутриполитическим событием в России начала 1914 года стала отставка председателя Объединённого Совета Министров В.Коковцева (он был министром Финансов с 1904 года по октябрь 1905 года, потом с апреля 1906 года по январь 1914 года) за несогласие с программой народного образования. При увольнении со всех постов 30 января (12 февраля) 1914 года в Высочайшем Рескрипте Государь выразил Коковцеву благодарность за труды, пожаловал титул графа. Председателем Совета Министров св. Царь назначил снова И.Горемыкина, учитывая его опыт и неамбициозность. На этом посту Иван Логгинович оставался до 1916 года.

В высшем свете жизнь шла по протоколу. Посол Германии в России граф Фридрих фон Пурталес присутствовал в числе многих 3 (16) марта 1914 года в Императорском Эрмитаже на оперном спектакле «Парсифаль» и на пышном обеде там же, в Бальном зале, где между ним и св. Царём сидела Мария Феодоровна, а на следующий день сам давал обед.

5 (18) марта 1914 года исполнился год со дня убийства греком-социалистом Скинасом короля Греции Георга I во время его обычной прогулки в Салониках в сопровождении только адъютанта. Его вдова Великая Княгиня Ольга Константиновна (1851-1926) вернулась в Россию, где и жила до революции. Ей достался тяжкий крест эмигрантской жизни в Швейцарии, Франции, Англии, Италии, но похоронена она всё же в Греции. Вместе с другими Членами Императорской Фамилии Ольга Константиновна 29 декабря 1916 года (11 января 1917 года) подписала крайне бестактное «письмо» св. Царю, требовавшее смягчить наказание Великого Князя Дмитрия Павловича, одного из организаторов и участников убийства Г.Распутина.

Могу предположить, что убийство короля Греции Георга I – «первая ласточка» надвигавшейся мировой войны, у которой своя непростая предыстория, о ней пойдёт речь дальше.

(Продолжение следует.)


Свидетельство о публикации №7806

Все права на произведение принадлежат автору. Парамон Ильич Корзухин, 12 Февраля 2018 ©

12 Февраля 2018    Парамон Ильич Корзухин Рейтинг: -1 1    178





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    В ту ночь захоронения не было 0 +1
    *** 6 +1
    СЛОВО О СВЯТОЙ ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ И РОССИИ. От автора 0 0
    Как Александр III с Европой разговаривал 0 0
    Мифы о "Кровавом воскресении" 0 0


    Равноапостольные царь Константин и мать его Елена

    Святой император Константин (306 — 337), получивший от Церкви именование Равноапостольный, а во всемирной истории наименованный Великим, был сыном цезаря Констанция Хлора (305 — 306), правившего странами Галлией и Британией. Огромная Римская империя .. Читать дальше
    129 1 -2

    Кто первым открыл Австралию?

    Принято считать, что Австралию открыл в 1606 году голландский мореплаватель Виллем Янсзон (1570 – 1631), который данный материк назвал Новой Голландией... Читать дальше
    211 0 0