Пиши .про для писателей

Король с каплей крови. 5. Королева Ночи

Автор: Игорь Чио

БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Мистический роман.
Часть VII. Король с каплей крови (линия Маргариты 1-4 сентября 2010 г).
00.00.2018 — правка 0% quittance.ru/tautology.php
07.10.2018 — посл. правка содержания.

КОРОЛЕВА НОЧИ
Предупреждение: содержит эротические сцены.

Демон зашипел, обнимая ноги Королевы и ее фрейлины теплыми волнами, и начал рассказ о своем ночном рандеву с незнакомкой.
— Я ночью прикоснулся к тайнам, они томительны, бескрайни. В блондинке много чего есть — мечтаний, мыслей, их не счесть! Любви, не траченной напрасно, желаний знойных, дум опасных; в ней жажда злата, блеска, власти, ей по сердцу лихие страсти; развратна и душой вульгарна, чтоб жить роскошно и шикарно, готова она многое отдать и демонессой дикой стать. Боится дева старостфи, морщинок, и слезы льет, жалея тех песчинок, что отмеряют молодости счет, ведь знает: мимолетен взлет! Король пресыщенный, непостоянен и взгляд его от сытости туманен. Бриллиант чудесный, нанизав на нитку, тотчас найдет другую фаворитку.
— Прекрасно, чутье меня не подвело, — таинственно улыбаясь, промурлыкала Маргарита. — Поведай о подробностях пикантных… дворяне, дамы, парики и музыканты…
— Дворец был полон, двор роскошен; король смешон и скоморошен, уродлив, крив, в шута одет, дал званный в честь нее обед. Она же, гневно ножкой топнув, и веером по голове прихлопнув, его назвала оборванцем и требовала бальных танцев.
— Чудесно! — воскликнула Маргарита, переглянулась с подругой и лукаво спросила: — Моя Луиза хочет знать детали?
— Да, мне жутко интересно, — восторженно прошептала Алиса; глаза ее блестели от любопытства. — А что это за игра в короля-шута?
— Технология разрушения бой-френда из арсенала пикапских штучек Бабникова. В ее сне демон представил короля Артура в одежде шута. Это скрытое гипнотическое воздействие на подсознание. Теперь она относится к Артуру иначе и ей будет легче с ним расстаться. Я разбиваю эту пару ради ее же блага, а тебе солнышко, мой совет: дай пощечину тому, кто скажет о твоем мужчине плохо.
— Родион душка, — мечтательно вздохнула Алиса и нежно пропела: — Я за него глаза выцарапаю.
Маргарита чмокнула воздух перед подругой и обратилась к демону:
— Скажи нам, кем ты в ее сон явился? В кого наш демон превратился?
— Слуга ваш верный, королева, предстал прожженным флибустьером.
— Я вижу девушку, блондинку в белом платье, с пиратом в танце… легкое объятье, она искрит и с ним флиртует тонко.
— О, как она смеется звонко! Все расскажу, как было в лицах: я захожу в просторный зал, тут многолюдно, весело, тут бал. За мной влачатся слухи, сплетни, о подвигах срамных и многолетних; я вижу искрометное создание и только к ней мое внимание: она как звездочка златая, смела, горит, любви желает; надменность в ней капризная пылает и равнодушием коварно завлекает; краса горда, заносчивостью манит, пирата взглядом в сердце ранит и нападенья ждет! Она готова, блеснуть талантом острослова. О-о, ее дерзкий взгляд пленит!
И вот, я, как лесной бандит, украдкой выверив момент, роняю тонкий комплимент, кокетство флиртом увлекаю. Она возбуждена, искрит, играет! Как хищный волк, надев овчинку, фривольным юмором пружинку, сжимаю в ней, приятности шепчу и взглядом влажным по плечу оттуда в декольте, в ложбинку, с улыбкой наглой глажу спинку… Ей нравится, но вида не покажет, смеясь, язвительно накажет. Я добродушен, пусть подденет, наступит час — сама себя разденет. Толкаю колким словом, отступаю, она пойдет за мной, я точно знаю! И незаметно в летний сад, где за кустами нет преград, для умысла, что я затеял… Мы вместе и одни — вот миг, что я лелеял! Рассыпался пред нею в комплиментах:

— Валерия, как сладостны моменты, когда со мною вы нежны, смоковница, как вы вкусны, вы так складки и столь прекрасны, а взоры ваши столь огнеопасны, что ваш пират, слуга покорный, не господин своим рукам проворным. Ох, милая, вы так любви достойны, так обаятельны и непристойны, что я горю и телу тесно.
— О! Тесно? Это интересно! Так дайте же ему скорей свободу…
— Я вас хочу немедленно… любить, осталось только обнажить, мое оружие, готовое к сражению. Я нанесу вам поражение!
— От вас исходит искушение, неодолимо притяжение… О-о, какое твердое намерение страсти… оно так горячо… над ним я жажду власти. Держу его в своей руке, и кровь моя стучит в виске…
— Довольно демон, — Маргарита нахмурилась. — И все же ты солгал. Ты ею втайне обладал!
— В траве высокой, под луной ее любил сам мрак ночной и затаился дивный сад! Она как дикий виноград: черна, пьянит и ядовита, обидой горькою увита, на короля и его свиту…
— Так ей по нраву темный титул?
— Желанием горит до помутнения…
— Пират извел ее до умопомраченья, но разве я такое разрешала?
— О, королева, ты мне приказала…
— Открыть ей тайну черной мессы.
— Она принять готова облик демонессы! Пират с заданием справился, под утро с ней расстался, и, намекнув, что он уполномочен, ей сообщил как будто, между прочим, о волчьем логове, о фонаре, о блеске, злате серебре и о Жемчужине чернее ночи…
— Я поняла намек… Ну что ж, ты был находчив, и пользы было больше, чем вреда.
— Лишь дела ради я вкусил плода! О, черноокая, дай демону прощенье! Нам жить нельзя без прегрешения! Прошу я, будь со мной добра…
— Тогда, начнется пусть игра, но знай, она моя сестра.
— Блондинка жаждет мести в унижении…
— Ее возьму я в услужение, а ты поможешь подчинить. Но бойся, демон, мне вредить! — Маргарита злобно сверкнула взглядом. — Минута, скорый ритуал, и мир в котором ты витал и сладко деву обнимал, исчезнет для тебя навеки! Тогда забудь о человеке и ползай в огненном аду в тоске по сладкому плоду.
— О, королева, ты всевластна, пускай уляжется пурга. Я твой поклонник и слуга и знаю: месть твоя опасна. Прошу не злиться понапрасну.
— Так ты согласен?
— По рукам.
— Тогда тебе ее отдам. Но прежде расскажи мне честно, зачем, же демону невеста?
— Она как ты, противиться не сможет, я буду ею властвовать на ложе. Суккуба страстна и сладка и вся моя до волоска…
— Насилия терпеть не стану. Не примерять тебе сутану, но помни демон: коль она, тобою станет тяготиться и от тебя отворотится, ответишь за нее сполна. Ее несчастие одно — и ты познаешь бездны дно.
— Она любви вкусит сполна и ласкою окружена, утонет в неге наслаждения.
— Но прежде примет предложение. Чтоб было сразу тебе ясно: лишь подтвердив мне, что согласна, она войдет в твое владение. Ты дашь вкусить ей вожделения. На ложе ты, змееподобный, повторишь ей на что способный, а после удалишься скромно. Едва она задышит ровно, я и Лилит ответ узнаем и договоры зачитаем, скрепив их подписью и кровью. Ты напоишь ее любовью и силой темною суккубы.
— Подкрашу в адский пламень губы, а тело в бронзовый загар! Получит дева редкий дар: опутав мысли паутиной, в ночи являть себя мужчинам, собой позволив обладать, но соблазняя, подчинять и получать, что пожелает от тех, кто страстью к ней пылает.
— Теперь скажи, что сделать я должна?
— Обряд, который темная княжна тебе раскрыла перед смертью.
— Не помню точно… пляски круговертью… Я всех не разобрала слов, когда от сна едва очнулась. Из мрачной бездны я вернулась… — Маргарита задумалась. — Отец все слышал, но захочет ли помочь?
— Когда проснется в деве дочь Аквамариновой Богини, согласие отдать ее в рабыни необходимо испросить и темный символ получить у старшей жрицы Афродиты.
— Я сделаю все нужные визиты. Теперь ползи в свое гнездо, ты будешь вызван, если пожелаем, я или маркиза.
— Любые ваши выполню капризы…
Шуршание постепенно затихло, знойное марево исчезло. Потрясенная Алиса, посмотрела на подругу, лицо Маргариты было серьезным. Она встала с кровати, присела за туалетный столик и продолжила заниматься собой.
— Круто… — наконец нарушила молчание Алиса. — Почему он назвал меня Лилит?
— Это первая жена Адама, — пояснила Маргарита. — В предании говорится, что она стала злым демоном, убивающим младенцев. Возможно это иносказание аборта.
— Мне это не нравится…
— Мне тоже. Он хотел сделать тебя суккубой — я отказала.
— Дьяволицей?
— Да, суккуба это демонесса. То же что инкуб, только женского рода. Лилит была первой из них, она — темная ипостась любовницы, той, что соблазняет ради корыстной выгоды, которую дает власть над мужчинами.
— Мы конечно не святоша, но сатанизм нас не привлекает, — Алиса кокетливо опустила глаза. — Я просто плохая девочка.
— Ты божественное создание, солнышко, и твой темперамент вовсе не грех, а дар, поэтому считать себя «плохой девочкой», значит потакать тем убогим, кто брюзжит от бессилия перед сексуальностью дочери Афродиты. Отдаваясь мужчине, ты его награждаешь, и берешь взамен только то, что полагается.
— Родион спрашивал, много ли у меня было любовников…
— Надеюсь, он получил достойный ответ.
— Звонкую пощечину.
— Я тебя люблю, солнышко.
— Твоя фрейлина не святая, но начинает верить, что она богиня.
— Богиням должны быть подвластны не только светлые пути мира, но и темные тропинки войны. Ступать двумя ногами на черную дорогу вредно и опасно, ведь она ведет совсем не туда, куда нам нужно. Однако миссия наша столь ответственна, что Великая Богиня разрешила нам некоторые вольности, другим недоступные. Это большая ответственность и мы не собираемся пренебрегать теми рамками, в которые поставлены. Всему есть мера, и всему есть предел. Тот, кто этого не понимает, играет в поддавки, и даже не со смертью, а с вечностью, которая беспощадна к душам, безнадежно черным. Их ожидает глубокое ничто, которое люди называют бездной, но и это слово не способно передать всю глубину и ужас места, где падение мучительно и бесконечно, как бег по кругу лошади, загнанной до полусмерти.
Алиса слезла с кровати и обняла Маргариту за плечи.
— С тобой мне не страшны никакие напасти. Ты моя королева… Я начинаю слепо верить, что моя жизнь принадлежит тебе.
— Так и есть, Алисик, ведь вместо Луизы я отдала Ангелу Смерти волка с золотым зубом. Великая Богиня подарила мне твою жизнь, и я благодарна ей, но не за право распоряжаться этой жизнью, а за ум, красоту, отвагу и верность той, что досталась мне в подруги.
Маргарита улыбнулась в зеркало. Алиса не смогла найти нужных слов, обняла крепче, и поинтересовалась:
— Сегодня ты снова в образе девушки-вамп?
— Хуже. Сегодня я Королева Ночи.
— О, ваше величество, — манерно присела в реверансе Алиса. — А как же речи о том, что вы пока только принцесса?
— При свете дня я принцесса, пока нет короля, но на темной тропинке, сокрытой от непосвященных за кулисами сцены, уже королева.
— Я тебя люблю!
— Взаимно, солнышко. Рыженькой маркизе пора умываться, а после мы сделаем из нее очаровательное утреннее создание. Я нашла в комоде кучу полезного. Между делом расскажу новости. Эта ночь располагала к заключению выгодных союзов не только с демонами, но и со смертными. Да, и пока я не забыла. Не зови Родиона уменьшительными — зайчиком или котиком, как краба. Возвышать или унижать мужчину, это наша привилегия и пока он ведет себя достойно, пусть слышит о себе только хорошее.
— При первой встрече он показался мне сердитым коршуном.
— Прекрасно. Ему наверняка это понравится.

***
Родион проснулся от звуков музыки; в гостиной играли на пианино. Алисы рядом не было, но ее одежда, разбросанная накануне, была на месте. Порванное платье и чулки — на полу, туфли — на стуле, трусики — на люстре.
Оглядывая эти яркие пятна и вспоминая, как дерзка и темпераментна была рыжая бестия, Родион довольно ухмыльнулся: «Хороша чертовка...». Дотянувшись до красных кружев, он рассмотрел их вблизи, вспоминая жаркие удовольствия ночи, проведенной с русалкой. Белье было дорогим и очень сексуальным. Ему захотелось его понюхать.
«Что поделаешь, инстинкт», оправдал он сам себя. Оглянувшись, будто тут мог быть кто-то еще, он поднес трусики к носу. Запах девы и легкий аромат духов… Шумно вздохнув, Родион с сожалением положил кружева на стул, вышел из спальни и спустился по лестнице в гостиную. Звуки плавной музыки приятно ласкали слух. Распахнув остекленные двери, он замер. Картина, представшая перед глазами, показалась райским видением.
Маргарита, в черном атласном пеньюаре, сидя играла полонез. Алиса в откровенном прозрачно-розовом неглиже на голое тело, томно возлежала на рояле, лицом к клавишам, оперевшись на локти. Причесанная, в мягком макияже, она казалась невинной нимфой, заглянувшей к нему в гости со своей темной подругой. Лежа на животе, русалочка беззаботно болтала в воздухе ножками, задумчиво лопала виноград и наблюдала за изящными движениями подруги. Тут же на крышке инструмента стояли два бокала с вином и ваза с фруктами. В ногах Маргариты сидел пушистый кот, и лизал ей ноги. В окно врывался яркий свет и выгодно оттенял изгибы фигур двух юных красавиц, подчеркивая их плавную грацию.
Увидев Родиона, Алиса сложила губки в поцелуе, прикрыла глаза и несколько раз беззвучно поцеловала воздух. Не пожелав нарушать идиллию, Родион медленно отвесил, то ли кивок, то ли полупоклон, тихо прикрыл двери и отправился совершать утренний моцион. Приведя себя в порядок, он вновь появился в гостиной, уже одетый, но девушек там не застал, и поднялся на второй этаж.
Дверь в спальню Маргариты открыла Алиса, в том же розовом неглиже на тонких лямочках. Не желая большего, Родион поманил ее к себе, пропустил вперед, не отказав себе в удовольствии погладить рыжего ангела по спине и ниже. Открыв дверь кабинета, он легонько шлепнул ее по заду и заговорил обходительно, но покровительственным тоном:
— Я испортил твое платье и хочу возместить ущерб, — он сел в кресло, усадил русалочку себе на колени и коснулся кредитной карты, лежащей на столе. — Но, разумеется, платье это мелочь. Я обещал быть щедрым и держу слово. На этой карте средств много больше, чем ты сможешь потратить на целый гардероб, но рекомендую тебе не покупать на них автомобиль. Это отдельный разговор. А пока, я хочу, чтобы красавица, которая полюбила чудовище, позаботилась о своих вещах и нарядах.
— О-о! Ты мой щедрый коршун! — радостно воскликнула Алиса, порывисто обнимая его за шею.
— Коршун? — приятно удивился Родион.
— Конечно коршун! Не зайчик же! Ты бык, жеребец, лев, а не какая-то там зверушка с мягкими лапками! Разве не так?
— Пожалуй, так, — согласился польщенный коршун.
— Ночью ты был бесподобен!
— Рыжая чертовка, — рассмеялся Родион. — Ты мне спать не дала.
— Я же обещала, а обещания надо выполнять.
— Верно, верно, — согласился он. — Я могу дать тебе машину с водителем, если нужно.
— Я поеду с Маргаритой.
— Так и думал, но если понадобится, позвони мне. Предложение остается в силе.
— Не рассчитывай, что я откажусь.
— Я предпочитаю честность, вместо недомолвок. Минуту… — он взял звонящий телефон. — Да, Алексей… Я понял. Ты хорошо сделал, что уехал пораньше. Я уже в курсе, Артур звонил мне утром, самолет на Крит вылетает в 15:30. Нам надо встретиться и кое-что обсудить, у меня появилась информация… весьма странного характера. Джокер? Ах, да, — Родион посмотрел на Алису. — Ты не терял время… Значит, она согласна… хорошо, обсудим позже. Где ты сейчас? Через пару часов в «Фонаре», комната забронирована на мое имя. Будь там заранее, я приеду с Валерией. До встречи.
Родион отложил трубку и запустил руку под прозрачный пеньюар.
— Мне надо уехать, клубничка.
— У нас с Маргаритой тоже есть дела, — она многозначительно помахала карточкой.
— Тебе не интересно кто такая Валерия? — вдруг подозрительно спросил он.
— Все богини любопытны, — Алиса плутовато улыбнулась. — А я еще и ангел небесный, поэтому терпеливо жду, когда чудовище откроет свои тайны.
— Плутовка, — усмехнулся довольный ответом Родион. — Валерия это подруга нашего шефа, у меня с ней… деловые отношения.
— Ты женат?
— Нет, я холостяк, и неподвластен женским чарам.
— Чудовище нравится мне все больше и больше. Не люблю, когда липнут с любовным сюсюканьем.
— Ты не хочешь замуж?
— Пф-ф! Вот еще! — фыркнула Алиса. — Я вообще об этом не думаю.
— Красавица нравится мне все больше и больше. Не люблю, когда на меня накидывают петлю.
— Я тоже.
— У тебя есть парень?
— Да, только он мужчина. Коршун. А в постели чудовище.
— Значит ты моя.
— А ты мой!
— Чертовка, — в очередной раз усмехнулся Родион. — Хочу тебя прямо здесь на столе, но нужно ехать. Я позвоню вечером и пришлю машину.
— Красавица будет ждать звонка, — кокетливо заявила Алиса.
— Ты можешь выбрать какой нибудь плащ из моих вещей, чтобы доехать до дома или магазина.
— Лучше, какой нибудь длинный свитер.
— Пойдем в гардеробную, — выходя, он задержался у сейфа, вынул пачку купюр и передал Алисе. — Это на мелкие расходы.

Счастливая русалочка вбежала в спальню и с восторгом показала Маргарите кредитку и деньги, полученные от щедрот чудовища.
— Прекрасно. Задача расширения твоего личного гардероба сильно облегчается.
— Звонил Алексей, он уже в курсе про Грецию, — возбужденно сообщила Алиса. — Родион сказал, что у него есть информация странного характера. Они собираются встретиться в каком-то «Фонаре», он будет с Валерией.
— Демон не обманул…
— Ой, точно! — Алиса удивленно посмотрела на подругу. — Фонарь…
— Компания собралась держать совет, пока король в отлучке. Сейчас попробуем узнать и про волчье логово…
Маргарита взяла со столика телефон и набрала номер. В трубке зазвучал голос Алексея:
— Да, я слушаю.
— Привет, мне нужен адрес гадалки.
— Какой гадалки?
— Узнаешь от Родиона. Скажи, где находится «Фонарь»?
— Вот это хватка, — удивился Алексей.
— Лишний повод убедиться, что я не зря просила тебя о моей рыжей фрейлине, — Маргарита улыбнулась, посмотрев на подругу, заворожено разглядывающую кредитку. — Впрочем, мы осведомлены именно потому, что она и сама не сидела, сложа руки, а ее положение возле Родиона устойчивее, чем я могла бы мечтать.
— Будем считать твою вчерашнюю просьбу элементом плана «Б».
— Именно. Я слушаю адрес «Фонаря».
— Что ты задумала? Вмешаться в наш разговор и подавить Валерию морально?
— Напротив, хочу ее поддержать. Вы почти довели бедную девушку до психологического срыва.
— И как именно ты будешь ее поддерживать?
— Она получит письмо из своего сна.
— Маргарита, выражайся понятнее.
— Лешенька, милый, я итак слишком откровенна, а если что-то и непонятно, то придется просто мне довериться. Если конечно ты хочешь сотрудничать, напарник.
— Ну что ж, позволю себе такой эксперимент, но если результат мне не понравится…
— Не утомляй меня сентенциями о доверии, которое зарабатывается годами и теряется в один день.
— Ладно, съел. А ты не боишься засыпать Алису? Родион сразу поймет, откуда сквозит.
— Надеюсь, эта легкая догадка сразу придет ему на ум, и ты останешься вне подозрений. Что еще?
— Скажи мне о гадалке. Кратко. Внятно. Аргументировано.
— Она предсказала Артуру о парижанке и острове, но тебе об этом пока не известно. Если добудешь адрес, я узнаю, почему губернатор собрался искать меня на острове Крит.
— Это не шутка?
— Это та самая информация странного характера. Ты убедишься в этом сам, когда поговоришь с Родионом и Валерией.
— Хорошо… Волчий переулок, дом 13 А, вход приметный, в стиле погребка. Крыльцо, чугунный фонарь.
— А вот и волчье логово…
— Что ты имела в виду?
— Ничего особенного, готовь Родиона к моему вступлению в игру. Это случится намного быстрее, чем он мог себе представить.
— Начинаю верить, что люди испытывают шок, когда ты хочешь удивить.
— Пока не старалась, но это лишний повод мне доверять, ведь я сказала правду. И еще. Не думаю, что Валерию можно с кем-то перепутать, но все же намекни старшему официанту, что блондинка, которой адресовано письмо, сидит именно за твоим столиком. И не забудь о почтовом налоге.
— Что будет в послании?
— Не пытайся его вскрыть. Ничего кроме визитки, ты там не найдешь. Жду адрес гадалки, пока.

***
Ресторанчик под названием «Фонарь», вполне оправдывал чаяния тех посетителей, что ценят возможность обособиться в уютной тишине, ради разговоров деловых или романтичных, размеренно вкушая яства и попивая напитки, к ним подходящие. Кроме небольшого зала, здесь имелись несколько отдельных комнат в стиле рустик, доступных только для тех, кто вошел в число избранной компании. Стены, отделанные грубо сколотыми камнями и декоративный камин, создавали впечатление природной пещеры. Массивный дубовый стол, кресла обитые мехом, чучело оленьей головы, кованые подсвечники и глиняная посуда на полках подчеркивали средневековую дикость интерьера.
Зайдя внутрь, Алексей оглянулся и задумался. Комната была похожа на волчье логово.
— Вы сделаете заказ сейчас, или позже? — вежливо поинтересовалась миловидная официантка.
— Я подожду моих друзей, но у меня есть к вам одна просьба. У старшего официанта оставлено письмо для некоей блондинки…
— Да, нам было сказано, что один из посетителей подскажет, за каким столиком ее искать.
— Будьте уверены, она появится именно здесь. К тому же девушка так ярка, что перепутать ее с другой просто невозможно. Подайте письмо сразу после горячего, — Алексей достал несколько купюр и положил их на стол. — Это почтовый налог. Дама, оставившая письмо, наверняка о нем упоминала.
— Совершенно верно, спасибо, — официантка ловко подобрала купюры, и заинтересованно посмотрела на Алексея, ожидая знака, чтобы уйти или услужить чем-либо еще.
— Не стоит говорить моим друзьям о нашем разговоре. Письмо оставлено не мной, я ничего о нем не знаю.
Девушка кивнула и бесшумно удалилась, вооруженная инструкциями и довольная размером налога, коего вполне хватало для дележа со старшим. Выходя, официантка заметила фигуристую блондинку в вызывающе красном мини-платье с черными кружевными рукавами и декольте, и тут же вспомнила слова Алексея. Перепутать шикарную диву с кем-либо, было действительно сложно.
Волнистые золотые волосы до талии, глаза богини, убивающие смертных наповал, губы, красиво очерченные, сексуально-сочные и сладко приподнятые в уголках. Черные колготки и черные же туфли с красными каблуками, визуально удлиняли стройные ноги, без того выдающиеся в умопомрачительном ансамбле из округлых бедер, яблочного зада, и груди, в ложбинку которой, любой из мужчин захотел бы положить спелую, как и она сама, вишню.
Облик блондинки притягивал взгляд как огненная ловушка и уже не отпускал, заставляя мужчину, увидевшего ее в первый раз, испытать шок и ухищряться в изобретательных блужданиях взглядом-рядом, ради соблюдения приличий, но истинно лишь для того, чтобы еще хоть на пару секунд увидеть ее снова. Всю эту чудесную совокупность форм и уникальное единство частей сопровождал черноволосый мужчина в дорогом костюме. Пара сразу привлекла внимание старшего официанта и была препровождена в комнату, где уже находился посетитель, оплативший почтовый налог.
Компания сделала заказ, уделив особое внимание предпочтениям эффектной дамы, против обыкновения неразговорчивой и подчеркнуто холодной. Заставив официанта блеснуть профессиональным знанием ресторанного меню, она слушала его слегка рассеянно и обескуражила, перебив вопросом о напитках, в то время как он рассказывал о сочном филе, нежном мясе и поджаристых корочках. Поняв, что блондинка более озабочена своими мыслями, нежели тем, что ей предстоит вкусить, он плавно взял инициативу и ловко подвел ее к выбору, по его мнению, достойному столь шикарной дамы. Валерия почти не возражала, но отказавшись от вина, настояла на крепости напитка.
— Я буду пить коньяк, — она сделала Родиону неопределенный жест, показывая, что не желает думать о марках, выдержках и прочих деталях: — Полагаюсь на твой выбор.
Разговор был вялым. Родион задавал вопросы, Валерия отвечала односложно и кратко, вынуждая его уточнять и переспрашивать. Алексей, соблюдая статус советника на важной встрече, скромно помалкивал, предпочитая говорить лишь, когда его спрашивали, но изредка позволял себе краткие вопросы или уточнения.
Официантка доставила холодные закуски и коньяк. Меланхолично поковыряв салат с малосоленой форелью, Валерия налегла на спиртное, очень скоро оттаяла и стала слегка развязной.
— Ты говорила, что Аваз сказал о парижанке, — вновь вернул разговор в интересующее его русло, Родион. — Постарайся вспомнить подробности.
— Да нечего вспоминать, они и говорили то о ней всего минуту, а потом стали обсуждать фрески и музей. Мне эти ваши древности ни к чему. Да и дочка Аваза меня отвлекала. Как звать то ее, я забыла, — на красивом лице появились признаки напряжения памяти. — Лаура… Луара… или Лунара, не помню. Говорливая как трещотка. Он купил ей машину, а она водить не умеет. Лучше бы подарил ей большую куклу. Потом про платья говорили…
— Валерия, — терпеливо перебивал Родион. — Мне неинтересно, о чем вы беседовали с твоей Лаурой.
— Она не моя, а Аваза. На мотылька похожа, такая же прозрачная.
— О чем они говорили? Напрягись. За минуту можно сказать много слов, которые могут быть очень важны как для нас, так и для тебя.
— Что там может быть интересного? — искренне удивилась Валерия. — Раскопки, пыль, бесцветное старье. Мне это ни к чему.
— Мы делаем на этом капитал, часть которого ты тратишь на свои нужды.
— А я не твои деньги трачу, — вдруг вспылила захмелевшая дива.
— Ты говорила о фреске, — вмешался Алексей. — Может она так и называлась, парижанка?
— Может и называлась, — вяло согласилась Валерия. — Налейте мне коньяку.
— Не торопись, лучше поешь, — Родион пододвинул к ней тарелку с ассорти из балыков.
— Я уже и пить не могу когда захочу? — иронично удивилась она.
Родион нахмурился и уже хотел ввернуть строгое замечание, но Алексей его опередил:
— Более ста лет назад при раскопках Кносского дворца, англичанин Артур Эванс нашел большую фреску, изображающую ритуальный пир, но хорошо сохранился только малый фрагмент. Это изображение головы изящной девушки. Накрашенное личико, огромные глаза, черные волосы, высокая прическа. Фреска напомнила археологам изысканных француженок начала ХХ века. Ты знал об этом?
— Я не интересовался минойской культурой, — признался Родион, и заинтересованно спросил: — И как это относится к нашей теме?
— При находке, Артур Эванс или один из его рабочих воскликнул: «Это же настоящая парижанка!». Название закрепилось. Сегодня эта фреска выставлена в музее Ираклиона на Крите, она так и называется: «Парижанка».
— Ты думаешь, Артур полетел смотреть эту фреску?
— Они так и говорили, — вспомнила Валерия и заинтересованно выдала подробности: — Элегантность, грациозность, кружева на плечах, копна черных волос. Они что, эту фреску обсуждали? — Валерия повеселела. — А я думала живую парижанку.
— Ираклион, Кносский дворец, Артур Эванс. Ты слышала эти слова?
— Конечно, слышала, я же не глухая. Они только о них и говорили. Ираклион, Ираклион. Дался им этот Ираклион. Но если это всего лишь фреска, то почему он меня с собой не взял?
— Так, похоже, ты прав, — Родион серьезно посмотрел на Алексея и объявил вторую часть марлезонского балета: — Артур узнал о парижанке от гадалки… и об острове тоже, так ведь, Валерия? Ты говорила о ясновидящей?
— Говорила, что с того?
— А где обитает эта гадалка? — спросил Алексей
— На Пречистенке, — не задумываясь, ответила Валерия. — Я у нее тоже была. Она мне такого нагадала! — она вдруг прыснула мягким, музыкальным смехом. — Надула и меня и Артура… — хмельной смех блондинки стал заливистым. — А вы тут расследование проводите… Пинкертоны…
— А точнее адрес можешь назвать? — спросил Алексей.
— Да не помню я… а-а, у меня же где-то визитка ее осталась, — продолжая посмеиваться, она покопалась в клатче, на удивление быстро вынула карточку и напыщенно прочитала: — «Камилла. Раскроет мистические тайны вашей судьбы». Держите, это мой подарок следствию.
Алексей взглянул на визитку цепким взглядом и сфотографировал адрес прежде, чем Родион забрал ее себе.
— Вот что я тебе скажу, девочка, — серьезно сказал Родион. — Не могу утверждать, но сдается мне, что Артур ищет свою парижанку не там где надо. Но, вполне возможно, что найдет. А нам бы надо так сделать, чтобы не нашел. Иначе ты, моя дорогая, получишь отставку.
— Почему? — удивилась Валерия. — Парижанка живая? Это не фреска? Ты ее видел? — заметив, что Родион не торопится отвечать, она настояла: — Говори, я хочу знать!
— Может статься, что видел, и даже сидел за одним столом…
— На острове, губернатор которого отсутствовал, потому что собрался лететь на Крит, — серьезно добавил Алексей.
— Ну, ну, не будем легковерными, — возразил Родион. — Это может быть простым совпадением.
— Вы мне расскажете или будете в загадки играть!? Кто такая эта Парижанка?
— Девушка восемнадцати лет, — сказал Родион.
— Роскошнейшая брюнетка и пиковая дама. Актриса, певица, образована и выглядит как королева Марго, владеет французским как родным, умна и прозорлива не по годам, и что самое важное, метит на твое место, — объявил приговор Алексей.
— Вы меня разыгрываете? — растерянно пролепетала Валерия.
— Ставим в известность об опасности, — сказал Родион. — Она действительно очень серьезная конкурентка. Тягаться с ней тебе будет нелегко, но она не знакома с Артуром, а я не намерен ее к нему допускать. Мне важно, чтобы ты оставалась на своем месте.
— Хватит на меня страх нагонять! Всполошились непонятно из-за кого. Какая нибудь худосочная вешалка из нищих решила пробить себе дорогу в безбедную жизнь. А только Артур знаток! Он мне сам говорил и много раз, что лучше, чем я, в жизни никого не встречал! И не встретит! — она приободрилась от самовосхвалений и отпила большой глоток коньяку.
Официантка подала горячее, вторую бутылку Хеннесси, мимолетно поймала взгляд Алексея, в знак того что помнит уговор, и вышла. Вслед за ней появился старший официант и обратился к Валерии:
— Для вас оставили письмо.
— Кто? — безразлично спросила она.
— Молодая дама, — он протянул послание.
Родион молчал, внимательно наблюдая за неожиданной для него сценой. Валерия небрежно разорвала белый конверт без подписи, вынула оттуда визитную карточку с черной жемчужиной и побледнела. Алексей поинтересовался у официанта:
— Скажите, как назвала себя эта дама? Ведь вы наверняка спросили, как отрекомендовать ее адресату?
— Так и было, — подтвердил тот. — Она назвалась «королевой ночи».
Валерия изменилась в лице и порывисто задышала грудью.
— И как она выглядела? — поинтересовался Алексей, не сомневаясь в ответе.
— Так и выглядела, как назвалась, — без тени улыбки сказал официант, — Жгучая брюнетка. Ослепительная. Агрессивный макияж в стиле вамп…
Он хотел сказать еще что-то, но уловив знак от Родиона, кивнул и тихо удалился.
— Эта визитка принадлежит той самой Парижанке, — удивленно сказал Родион, заметив знакомую карточку, и подозрительно посмотрел на Алексея. — Но как она узнала о нашей встрече?
— Я ей ничего не говорил.
— И я… — Родион вдруг вспомнил: — Алиса была рядом, когда ты звонил!
— Лихо, — улыбнулся Алексей. — Хватка у нашей Парижанки просто железная. Да и фрейлина ее не промах. Боюсь, что все твои попытки оградить Маргариту от Артура, заведомо обречены на неудачу.
— Это мы еще посмотрим, — возразил Родион, но тон его был не убеждающий, а сомнительный.
— Ты сам не веришь в то, что говоришь, — заметил ему Алексей.
— Валерия, что с тобой? Тебе знакома эта визитка? Или ты знаешь ту, кому она принадлежит? — спросил Родион, удивляясь ее потрясенному молчанию.
Ответа не последовало.
— Эта комната похожа на волчье логово, — оглядевшись, подметил Алексей, и пристально посмотрел на Валерию.
Она еще заметнее изменилась в лице, затем вдруг встала и вышла из комнаты, так ничего и не сказав. Родион, все более удивляясь, начал мыслить вслух:
— Визитку взяла с собой… Пошла звонить?
— Телефон тут, — Алексей кивнул на сумочку, оставшуюся в кресле.
— Пригляди за ней на всякий случай, а то, как бы чего натворила. Пьяная уже…
Алексей, кивнув, резво встал с кресла и направился в холл ресторана. На его вопрос, старший официант подтвердил: блондинка только что благополучно вошла в туалет. Алексей достал телефон, набрал номер Маргариты и кратко сообщил:
— Пречистенка, дом 24 дробь 2, подвальное помещение. Ориентир: вывеска рядом с подъездом кафе Лилия. Имя — Камилла.
— Спасибо.
— Письмо получено, объект в шоке.
— Прекрасно, пока.
Он хотел задать вопрос о причине столь странной реакции Валерии, но Маргарита уже сбросила вызов. Решив не перезванивать, он присел на диван и задумался. Долго ждать не пришлось. Блондинка в красном, пошатываясь, вышла из уборной и направилась в «волчье логово» походкой, сводящей зубы. Алексея она не заметила, зато он уловил в ее глазах решительный блеск, а на губах презрительную усмешку.
Большинство из присутствующих в холле мужчин забегали зрачками, а самые уверенные в себе самцы, проводили ее пристальными взглядами, на ходу обмеряющими параметры знойной самки, и даже мысленно погладили некоторые части под ее платьем. Привыкшая к такому масленому сопровождению, Валерия, не обращая внимания ни на кого, продефилировала как яркая звезда по небосводу, но вдруг неожиданно сменила направление, поймав наглый взгляд лощеного бородача, и подошла к нему.
— Чего пялишься, сладкий? — она тронула его броду пальчиком, приблизилась и спросила: — Ты пират?
— Адмирал флота ее Величества, — не спасовал мужчина, нагло разглядывая черты ее красивого лица.
— Жаль, — разочарованно ответила Валерия. — Я люблю пиратов.
— Прошу простить, моя дама немного не в себе, — вежливо прокомментировал Алексей, выросший из земли прямо между ней и Адмиралом. — Валерия, пойдем в комнату, нас ждут.
— Подождут! Я хочу говорить с пиратом. Ты ведь пират? А где твоя сабля? Обнажишь ее для меня?
— С удовольствием, — не отступая ни на миллиметр, подтвердил бородач.
— И нанесешь мне поражение? — томно спросила она.
— Разобью наголову.
— Наглец! — с оттенком восхищения констатировала Валерия и смерила его взглядом.
Алексей, приобняв ее за талию, оттер от Адмирала и повлек за собой, но она заупрямилась, развернулась обратно к мужчине и повелела:
— Дай мне свою визитку, пират.
— Валерия оставь этот тон, здесь приличное место, — тихо сказал Алексей.
— Пусть сначала даст визитку, — упрямо настояла она.
Мужчина, не отводя от нее взгляда, неторопливо достал из кармана портмоне, подошел и без тени замешательства или смущения, уверенно передал ей карточку.
— До свидания, мой пират, — она отправила воздушный поцелуй, многозначительно помахав карточкой. — Я приду к тебе прямо из ада.
Алексей подвел хмельную диву к двери в комнату и прежде чем открыть, тихо посоветовал:
— Лучше не говори Родиону о своем пирате.
— Обойдется твой Родион! Это мое личное дело.
— Дай мне визитку, я верну ее позже.
— Не дам.
— Тогда спрячь.
— И спрячу, — она сунула карточку в рукав.
— Вот и умница.
— Да, я такая… умница-разумница.
Вернувшись на свое место, Валерия, с видом особы, наслаждающейся жизнью во всех ее ипостасях, с удовольствием вдохнула аромат Хеннесси, отпила, слегка поморщилась и взяла в руки приборы, намереваясь отведать филе сибаса. Родион безмолвно смаковал коньяк; уставшие от взлетов и падений брови, отдыхали в положении, нейтральном, относительно эмоций.
— Вкусная рыба, этот сибас, — заметил Алексей, нарушив молчание. — По сути, морской судак или окунь. Его еще называют морским волком.
— Почему тебя так взволновала эта визитка? — поинтересовался Родион.
Валерия, не обращая внимания на вопрос, вдруг мечтательно сказала, посмотрев в свою тарелку:
— Морской волк? Пират! Да-а… он бесподобен…
— Ты не хочешь мне отвечать?
— Не хочу, — с убийственным равнодушием вторило эхо.
— Тебе безразлична твоя судьба? — настаивал Родион
— Судьба? А что это такое? — слегка заплетая языком от опьянения, она томно взглянула на Родиона. — Та гадалка… как ее… Камилла. Она сказала, что судьба моя, это путь в рай через ад, — Валерия вдруг снова засмеялась, издавая гортанные звуки, отчасти вульгарные, но приятно возбуждающие мужской слух. — Вот попаду в ад и устрою вам чистилище, — она откинулась на спинку стула, возбуждающе сотрясая грудью, снова оперлась локтями на стол и указала пальцем на Родиона. — Тебе, устрою в первую очередь, потом тебе… нет сначала Артуру. Высосу из него всю кровь!
— Валерия прекрати, это не смешно.
— А кто смеется? — она стала серьезной. — Это не шутки. Я и не думала шутить.
— Чем тебе Артур не угодил? — вновь нахмурился Родион.
— Надоел…
— Ты отдашь его Парижанке без боя?
— Это для вас она парижанка, а для меня королева ночи.
Родион недоуменно посмотрел на Алексея. Валерия встала с кресла, подняла ногу, опираясь на приступок, и бесстыдно задрала платье в поисках визитки, спрятанной под чулком.
— Можете смотреть, сколько влезет, я разрешаю, — она вынула карточку с черной жемчужиной, отвернулась от Родиона, и, сложив ее с визиткой Адмирала, спрятала в клатч. — А хотите я вам стриптиз покажу?
— Валерия…
— Думаете, не умею? — она подняла руки и начала плавно извиваться. — Жаль, нет музыки…
— Валерия, что с тобой происходит?
— Готовлюсь вступить во врата ада…
Она вдруг спустила платье с плеч, обнажив грудь, подняла подол к талии и начала снимать трусики. Родион вскочил с кресла, одернул красную ткань, но кружева успели упасть на туфли. Оперевшись на его плечи, Валерия стала высвобождать ногу, путаясь каблуком в тонких веревочках.
— Хочешь меня? — прошептала она ему в лицо. — Прямо здесь…
— Валерия, возьми себя в руки…
— А ты хочешь взять меня в свои руки? — она повисла у него на шее. — Я хочу…
— Если Артур узнает…
— Плевать мне на Артура! Бери же, пока я не передумала…
Нога Валерии, с висящими на каблуке трусиками, обняла Родиона, а рука нетерпеливо нырнула под ремень в пах к зверю.
— Твое оружие готово к сражению, пират… — жарко прошептала она, запустила вторую руку в его волосы и приникла губами в страстном поцелуе.
Алексей встал с кресла и закрыл дверной замок. Родион, разгорячившись, снова задрал красное платье, резко развернул Валерию спиной к себе, расстегнул ремень и брюки. Зверь скользнул в сладкое истекающее лоно, яростно атакуя чудесные формы блондинки. Валерия застонала. Родион зажал ей рот рукой и превратился в бешеное чудовище. Алексей, в шоке сел в свое кресло, не в силах отвести взгляда от исступленной пляски страсти.
Возбужденная дива, оперевшись на каменную стену и прогибаясь в спине, мычала в ладонь, закрывшую красные губы. Счет времени потерялся для всех троих…
Подтянув брюки, Родион взял со стола салфетку и обтер следы преступления с оголенного зада дивы. Валерия развернувшись, выпутала вторую ногу из трусиков, откинула их в сторону и поманила Алексея.
— Теперь ты…
Родион, поймав его вопрошающий взгляд, утвердительно кивнул. Не заставляя себя уговаривать, Алексей разоблачился. Валерия не дожидаясь, пока он придумает позицию, запрыгнула на него, обхватив руками и ногами. Алексей крепко обнял разгоряченную диву и насадил спелую дыню на ствол, тугими венами обвитый.
— Только не кричи, девочка, — прошептал он ей на ушко. — Ты же умница-разумница.
— Да, я такая…
Валерия тяжело дышала, сдерживая стоны, впивалась в губы, извивалась, откидывала голову и гортанно смеялась, счастливая от свободы раскрепощенных желаний и сладкой неволи объятий. Золотые волосы колыхались в воздухе в такт яростному биению тел. Она отдавалась откровенно и со страстью, ранее ей неведомой. Жаждала, получала и жаждала еще больше. Внутри нее проснулось природное буйство морей и океанов, неуправляемых в подводных течениях и неистовых в шторме.
Внутреннее землетрясение планеты докатилось волнами до поверхности, подняло высокую волну, ударило и унесло в пустоту. Все тело ее затряслось и задрожало в судорогах мучительной услады, она вжалась в Алексея, сдавленно зарычала и торопливо высвободилась из яростной сцепки…
Родион мрачно поглядывал, пытаясь смириться с реальностью: Валерия вышла из-под контроля и ее карьера окончена. Даже если она захочет остаться возле Артура, придется сделать все, чтобы этому помешать.

=====================================
Продолжение: 6. КРЕСТОВАЯ ДАМА.
www.proza.ru/2018/03/20/928
proza.pishi.pro/mistika/13254.html

БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА мистический роман.
Общая композиция, части и главы со ссылками:
proza.pishi.pro/mistika/13175.html

=====================================



Свидетельство о публикации №13202

Все права на произведение принадлежат автору. Игорь Чио, 04 Октября 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()