Пиши .про для писателей

Тени смерти

Автор: Марина Солодова

«Магия – … часть тебя. Как глаза или руки».
Маргарет Уэйс «Кузница души»

Первая история Химера

«Итак, я преследую какую-то околдовавшую меня химеру, представлявшуюся мне истиной. Я гоняюсь за миражем, которого никогда не поймаю. Разве я брежу. Или фантазирую?.. И ради своих фантазий проливаю потоки человеческой крови?..»
Рафаэло Джованьоли «Спартак»

«Стать… мишенью для своей Мечты…
Tracktor Bowling «Шаги по стеклу»

Глава 1

В пасмурное утро никуда не хочется идти – на улице темно, холодно и сыро. Смотря в окно, на мелкий дождик, я буквально грезила тепленьким одеялом, чаем и уютом вообще. Мерно гудящие электрические лампы еще больше погружали в дремотное состояние.
Белый крошащийся мел противно скрипел – звук действовал на нервы.

«Неужели его выбрали именно с этой целью?..» – подумала я. Нет, даже в нашей школе не способны на такое коварство.

Привычным жестом попыталась нашарить на шее подвеску с кинжалом – любимая игрушка, которая хоть как-то скрашивала скуку. Глупо, мне ли не знать, что она была переплавлена в наконечник для пули…

Сделав вид, будто переписываю примеры с доски, вернулась к своим мыслям. Никогда не любила математику, и все равно ничего не пойму с утра. Так почему бы незаметно для всех не окунуться в свое тихое безумие?..
Мое сознание давно уже пронизано презрением и злостью. Ненависть стала привычкой, как для некоторых людей – пить кофе по утрам.

Скоро сойду с ума, не найдя ни у кого понимания. Знаю, дело не в окружающих, а во мне. Но что тут поделать? Их мысли так стандартны, что могу прочитать их, не используя свой дар. Выйти замуж; купить игровую приставку; выпить пиво на лавочке, не получив по шее от родителей – это написано на их лицах – и больше ничего. Вот за это я их и ненавижу.

Кроме всего прочего, у каждого есть своя химера – несбыточная мечта.

К примеру, Нина – толстая девчонка, а собирается стать моделью. Она хочет похудеть и на каждой перемене с энтузиазмом ест булочки. Вика мечтает стать певицей, но даже учительница по музыке, много повидавшая на своем веку, не выносит ее пения. Бедняжка старается – разучивает тексты любимых песен! Для чего эти страдания?..

Витя – не самый умный и красивый в нашем классе, сидит напротив и пялится на глубокий вырез на моей майке. Понятно, что у него за химера.

Судя по отражению в зеркале, не могу сказать, что я сказочно красива, хотя мне ли судить об этом?..
Глубокие синие глаза, вечно растрепанные темные волосы, хрупкие плечи и маленькие руки. Бледная кожа, макияж обычно мрачный – для достижения психологического комфорта. Вещи почти все темных цветов – носить яркое не могу. Раньше я не думала, о том, что могу нравиться кому-то.
О нет, мой разум был занят решением глобальных проблем, вроде поиска смысла существования. Куда там, глазки строить!..

Что заставляет меня выстраивать невидимые стены между собой и обществом? Что же не так с моей жизнью?.. Да все! Абсолютно все!..

Взять хотя бы вчерашний вечер.

Последние два месяца в городе начали находить изуродованные трупы с необычными следами зубов. У человека таких челюстей быть не могло никак, собака – единственный городской крупный зверь, тоже оказалась вне подозрений. Наша привыкшая ко всему полиция начала искать… оборотня.

Это звучит – абсурдно, но ведь были факты.
Хотя, как отдел убийств могло шокировать какое-то чудище, если они уже два года работают с самой настоящей ведьмой?..

И так началась охота на чудовище из страшилок. Признаться честно, я сама считала такое расследование апогеем безумия, пока не увидела образ нашего подозреваемого в своих видениях. Потом я столкнулась с ним нос к носу.
Монстра выследили без моей помощи, если не считать пару случаев, когда меня привозили на места преступлений.
Задержание предстояло не совсем обычное. Серебряные пули и кинжал с покрытием серебра достать оказалось нелегко. Оставалось надеяться, что нам это поможет – оборотней никто из отдела пока не ловил.
А как это записать в отчетах? Ведь если все мы не сошли с ума разом, то придется отправить на скамью подсудимых человека, который в полнолуние превращается в нечто и начинает убивать людей. Ну, хорошо, пусть он будет представлен, как обычный серийный убийца, но тогда как нам объяснить следы зубов?..
Проще говоря, еще до схватки с монстром отдел лихорадило.
«Или мы случайно попали в третьесортный голливудский ужастик, или в дурдом», – так выразил общую мысль дядя Толя.

Волновалась, не меньше остальных. Вообще, меня взяли на задержание, так на всякий случай, но я уже знала, что сыграю не последнюю роль в этом деле. Не могу объяснить почему, но закрывая глаза, видела кровь на ладонях.
Перед выездом нервы были натянуты, как струны – я убью или погибну сама. Какая-то часть меня не хотела ни того, ни другого и отзывалась болью на мое решение. Но откуда мне знать, как лишить жизни эту тварь?.. Этого в учебниках не написано и на форумах в Интернете тоже. Более того – даже не знала, как это существо выглядит.

Мысленно я приготовилась и жестокой схватке… и к смерти.

Но как только, почувствовала его присутствие – внезапно успокоилась. Дрожь стихла; страх забылся; рука уверенно сжимала клинок; сердце билось спокойно.
Я стояла рядом со служебной машиной. Здесь, как считали безопасно. Монстра ждали со стороны подворотни. Вдыхая холодный воздух, смотрела, как блестит мокрый после дождя асфальт в свете уличного фонаря. Леденящее спокойствие и свобода – до сих пор не понимаю, почему я почувствовала именно это. Чуть позже мне стало страшно из-за пережитых эмоций.

В прошлом году я прочитала в учебном пособии по судебной медицине о прирожденных убийцах. Они способны отнимать жизни, не испытывая угрызений совести и раскаяния. А что если это мой диагноз?..
У меня был пистолет без номеров, но серебряной пули не дали.
«Кто тебя подпустит близко к чудищу?..» – раздраженно бросил дядя Толя.
Но я попросила переплавить свою подвеску, в виде кинжала и цепочку для наконечника пули. В серебряный нож вцепилась мертвой хваткой – забирать себе дороже, дружно решили все и отстали.

Темный силуэт во мраке переулка приближался рывками. Я поняла, что миг промедления будет стоить жизни. Остальное случилось почти автоматически, как будто без моего участия.
Целилась и ждала пока зверь подойдет ближе. Два года в тире не пошли даром – я не боюсь стрелять.
Нечеловеческий оскал, покрытая шерстью морда с лысым носом, окровавленная пасть – мозг холодно запоминал детали, как для отчета.
Палец лежал на курке – рано, еще мгновение!..
Хищный блеск глаз, длинные обломанные когти.
Прыжок. Выстрел. Обезумевший от боли монстр, продолжает движение по инерции.

Оборотень захлебывался кровью – пробито легкое. Полузверь мельком посмотрел на меня и принял решение.
Я видела страшный блеск в глазах этого существа – отражение исковерканного болью и отчаянием разума.
Казалось, рука сама потянулась к кинжалу. Шаг вперед, я нырнула под занесенную для рокового удара лапу и полоснула существо по горлу… кровь на ладонях.
Инстинкт толкнул меня прочь от бьющегося в агонии тела.

Когда чудовище затихло, подошла ближе. Странное желание воспаленного рассудка посмотреть на существо, которое могло бы разорвать мне глотку одним ударом.

И что же? Вместо зверского оскала я вижу блаженную улыбку, на лице осталась печать покоя. Жизнь тяготила его?.. Болезненное воображение начало рисовать картины его существования – никому не нужный изгой, много лет скрывавшийся, он медленно сходил с ума, теряя человеческое обличье.

Передо мной было уродливое чудовище, промежуточный вариант между зверем и человеком: из покрытых рубцами губ выступали клыки, глаза закатились. Отвратительного монстра стоило сжечь, не раздумывая.

Прибежав на выстрел, двое прибывших на задержание увидели такую картину – чудовище из детских сказок в луже крови… и рядом рыдаю я.
Эмоциональный шок у девочки – они решили, что это так. Нет, я плакала о своей жизни. Разве не такой конец ждет меня? Разве не мое отражение этот монстр?.. Придет день, и чья-то рука оборвет мое существование. Когда-нибудь не смогу больше жить, притворяясь, скрываясь, прячась.

Больно защищать тех, кого презираешь. Скрывать свою суть, свой дар, будто это то, чего стоит стыдиться. Это путь ведьмы – мой путь. Всю мою жизнь, словно приступы безумия, меня будут преследовать мрачные мысли.

И за что мне любить людей? В средние века таких, как я сжигали на кострах. Нами до сих пор пугают детей.

В чем причина?.. Все проще, чем кажется. Люди боятся всего, чего не понимают и стараются поскорее уничтожить. Тогда страх исчезнет, превратившись в пепел от костра, но лишь, для того чтобы вернуться.

Ненависть взаимна и уже ничто не сможет поменять порядок вещей.

Буду верить, что кто-то не испугается моего дара. Но это мечта, которой не сбыться – моя химера, опасная тем, что с ней не хочется расставаться, иногда – принимает образ надежды, но чем ближе ты к ней, тем дальше она от тебя.

Глава 2

Я пришла на занятия, потому, что не могла уснуть и боялась остаться одна. Казалось, как только окажусь в четырех стенах, приставлю пистолет к виску – мне-то хватит и обычной пули. Теперь мне легче и пора домой – досматривать ночные кошмары.

Сгребла в сумку учебники, тетради и направилась к выходу из класса. Сложно делать вид, будто ничего не случилось, в то время как после вчерашнего я никогда не стану прежней.
– Кира, – меня окликнул Витя.
– Чего?..
– Не хочешь сходить в кино?
– Нет, я занята.

Занята – вчера, сегодня, завтра. Он – человек, а значит – мой враг. Ни о каких совместных походах в кино не может быть и речи.

Одиночество для меня давно стало нормой. Так легче. Так проще. Разве я могу быть спокойна, когда рядом находится кто-то и надо постоянно контролировать свои слова и даже мысли, чтобы не сболтнуть лишнего?..

Впрочем, я должна быть благодарна ему, за то, что не сильно достает. Если бы он слишком усердствовал – установила бы рекорд по прогулам. А ведь это последний год.

***
Стоило уютно улечься на диване и задремать, как зазвонил телефон. Интуитивно я почувствовала, что это друг моего отца, который теперь заботится обо мне – больше некому. Порядком надоел, если говорить по правде, но и ему приходится не сладко.

Он уже не молод. Большую часть жизни посветил своей работе. Висков уже коснулась седина. Лоб, рассеченный несколькими глубокими морщинами, казался высоким из-за лысины. Под глазами мешки от постоянного недосыпания.

Взяв трубку, медленно, по слогам произнесла:
– Отстань.
– Выходи прямо сейчас, ясно?
– Убей меня или дай выспаться после этого дурдома!
– Дело срочное! Быстро выходи, пока я не пришел! Тогда еще и по шее получишь. Я давно твоим воспитанием, бестолочь такая, не занимался!..
– Ага, однако, спать мне тоже, знаешь ли, иногда надо. Я ведьма, а не робот!..
– Ну, ты очень нужна и прямо сейчас. Без тебя не обойдемся никак. С меня обед!..

Я положила трубку. И, правда, случай серьезный. Иначе, какой смысл выдергивать меня после такого потрясения?.. Но не видать мне спокойного сна и чая с печеньем.

***

Анатолий Владимирович или дяди Толи ждал рядом с отделением полиции, как всегда. При виде меня упрямая складка губ растянулась в усталую улыбку, которая со стороны могла показаться горькой или иронической.
– Кира, можешь радоваться – мы пойдем в морг! Только зря ты накрасилась, как работники не решили, что к ним забрел вампир. Может, все-таки умоешься? Пожалеешь людей?.. – Вот так прозвучало приветствие. Я пробубнила в ответ, что насчет того, что без косметики буду похожа на юного алкоголика из-за мешков под глазами.

Да он и сам выглядел не лучше – короткие темные волосы взъерошены, разобрать их цвет уже довольно сложно. Щетина на лице примерно недельной давности. Вместо формы на нем надета длинная темно-зеленая куртка и обычные брюки. Карие глаза покраснели, но взгляд оставался внимательным и сосредоточенным.

Пару лет назад увидев, что у меня есть подобие магического дара, попросил помочь по работе. «И нам хорошо, и тебе не скучно», – нормальное объяснение, не правда ли?..

Скоро мы догадались, как это можно использовать. Платят за мою работу не так часто, как хотелось бы. Иногда дядя Толя отдавал мне часть денег из собственной зарплаты, думая, что: «иначе ребенок обидится». На первый взгляд, кажется, будто мы терпеть друг друга не можем, но это не так. Он единственный, кто не боится меня – ведьму. Как я могу ненавидеть его?..

***

Пропустил меня вперед, чтобы держать в поле зрения, будто я могу в последний момент передумать и убежать. Зря опасался. Уснуть на ходу – легко, убежать – это уже сложнее.
Дядя Толя решил сберечь дымящиеся обломки моей психики, потому приносил фото с трупами, но настоящих не показывал. Впрочем, это он зря. Чем можно еще сильнее подкосить мои нервы? Для меня и так место в сумасшедшем доме найдется, если подумать. Может, я и преувеличиваю, но к психологу обращаться надо бы и почаще.
Почему не делаю этого?.. Представьте себе:
«–Доктор у меня депрессия.
– Как вы считаете, в чем причина?
– Я ведьма и поэтому ненавижу людей!.. Этих мерзких, тупых, завистливых тварей!.. Я хочу поубивать их всех!.. Всех!.. Но вместо этого монстров по улицам гоняю!..»
Так не лучше ли обойтись без медицинской помощи?.. Как бы хуже не было.

В длинном коридоре, пронизывающий холод. На миг накатила жуть, и сердце неприятно дрогнуло в груди, когда выдвигали большой ящик с номером. Интересно, что же все-таки случилось?..
Жертва – молодая женщина, на ее губах застыла счастливая улыбка. Казалось, погибшая уснула и видела приятный сон, а не умерла. По коже пробежали мурашки, но не от холода морга. Это волнение, которое я чувствую, сталкиваясь со сверхъестественным.

– Ты должна была жить, – прошептала я и сказала дяде Толе, что готова слушать.
– Ее нашли на тропинке, недалеко от дома. Земля хорошо сохранила следы. Девушка шла, потом внезапно упала. На дорожке отпечатки только ее обуви. В крови ни лекарств, ни наркотиков, внутренние органы в полном порядке. На теле – никаких повреждений. Выходит, что она уснула – навсегда. В руке была зажата фотография молодого человека. Да вот она.

Мне вручили размокшее от влаги, помятое фото в прозрачном пакетике.
– Выяснили кто он?
– Парень, которого она любила.
– Значит…
– Нет, ничего не значит. Умер три года назад, когда эти двое собирались пожениться. Говорят после этого, она так и не смогла никого полюбить. Думаешь, призрак?
– Призраки не причиняют вреда тем, кто их любил, разве что убийце, – я вопросительно посмотрела на дядю Толю.
– Исключено, он был байкером и разбился насмерть.

Глава 3

Снова тряска в служебной машине и вид нашего городка из забрызганного грязью окошка. Кроме дяди Толи в «бобике» был водитель – заросший щетиной, угрюмый, не лез в чужие дела, и о себе редко говорил. Насколько мне известно, он уже давно живет один. Потрепанная одежда, грубый шов на рубашке – подтверждали мое мнение. Лучше спутника для таких прогулок нам не найти.

Весна в этом году на редкость ненастная. По улицам торопливо шагают люди с зонтами – никто не хочет оставаться среди слякоти, мелкого дождя, пронизывающего ветра.

Я смотрела на них из окна, зябко ежась. Грела руки в карманах. Тепло в машине казалось хрупким, ненадежным. Не спала ночью, и потому появилось ощущение, будто это все сон.

Жду, что скоро события примут неожиданный оборот. Посреди трассы из неоткуда появится огромный монстр с шипастой мордой и начнет одну за другой разрывать машины, как пресные булочки из столовки. Кровь. Пламя. Вопли. Дым. Запах горелой пластмассы.

… и проснусь в холодном поту. Пойду на кухню, заварю чай и буду вспоминать милые подробности кошмара.

Ах, сколько реалистичных деталей! Крики, растерзанные тела! 3D рядом не стояло. Зачем после такого ходить в кинотеатр или смотреть фильмы ужасов дома?.. Ведь они унылая чушь рядом с моей больной фантазией!..

Не люблю ездить в служебной машине. Мне не нравится, как люди на улице смотрят в нашу сторону. Так почему бы не представить, что это очередной сон?..

***
Добрались быстро.

Находясь в любом месте, будь то квартира или лавочка в парке – могу сказать, что тут случилось неделю или даже год назад – это мой дар. Нужно сосредоточиться и среди множества видений выделить одно.
– Когда она умерла?
– Вчера.

Закрыла глаза. Представила лицо этой женщины и вчерашний поздний вечер. Несколько минут головокружения. Сердце сильно билось. Казалось, что я падаю вниз с огромной скоростью. И, наконец, остановилась. Реальность стерлась, оставшись позади.

Бледная луна иногда показывалась из-за рваных облаков. Ветви старых деревьев скрипели под напором ветра. Небо роняло редкие капли дождя. Девушка – красивая, жизнерадостная, шла в легком белом пальто. Искренняя улыбка, озаряла ее лицо. Светлые волосы развевались на ветру.
Не верилось, что эта жизнь оборвется. Сделалось страшно оттого, что сейчас увижу, как она умирает, бережно сжимая в руках фото. Присмотревшись, я убедилась, это та самая фотография, что мне показали в морге!..

Послышались слова – сводящие с ума, проникающие в сознание: «Иди со мной, приди ко мне...». Свистящий шепот лишал разума, воли. Я сама еле сдерживалась, чтобы не последовать за этим голосом.
Чем ближе подходила жертва, тем явственнее слышался зов: «Иди за мной… ты будешь счастлива со мной...». Кто говорит эти слова? Кто?..

Я, наконец, смогла рассмотреть – безликая отвратительная тварь. У нее нет ни следов, ни тени. Вместо лица, будто кусок старой древесной коры – сплошная морщина, сплошная гримаса боли, ни губ, ни глаз, ни носа – ничего.
Голос проник в мое сознание и зазвучал в голове. Я видела, как девушка прошептала: «Люблю тебя… пойду с тобой», – сделала шаг вперед, после чего упала на землю.
Реальность рушилась. Небо быстро светлело. В висках стучало. Дышать больно. Меня трясло, как в лихорадке. Возвращение в реальный мир не всегда приятно.
– Кира, ты в порядке? Скажи хоть слово!..
Не так часто я вижу дядю Толю таким обеспокоенным. Значит, со стороны это выглядело еще ужаснее.
– В порядке. Где мой обед?
– Сейчас… сейчас поедем.

Должно быть, я их не на шутку напугала. У него бледное, вытянувшееся лицо, а глаза расширись от ужаса.
Начала рассказывать об увиденном в машине. Внимательно выслушав, дядя Толя сказал:
– Чертовщина и только. Иногда такое приходится видеть. Что делать в этих случаях никто не знает, и дела закрывают. А как же нам быть, когда сам черт ногу сломит.
– Я думаю это химера – часто эти твари упоминались в старину в песнях, в сказках. По мифам это чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом в виде змеи. На самом деле у них нет лица, тени, следов и желаний, но они читают мысли и умеют внушать. Второе значение этого термина – неосуществимая мечта.

Эти монстры ненавидят людей. За то, что у тех есть своя жизнь, цели. Завидуют нашим мечтам больше всего, и поэтому принимают облик желаемого, и зовут за собой. Стоит поддаться химере, сказать: «я пойду за тобой», как она убьет тебя. Этих чудовищ сложно убить – их никто не видит кроме жертв. Но как убить свою мечту? Вот и живут веками, питаясь человеческими жизнями. Иногда спят сотни лет, насытившись, но потом снова выходят на охоту.
– В городе вот-вот начнется такое?.. Не боишься?

Я пожала плечами, с удивлением отметив, что не чувствую ничего. Страх, возмущение, злость – все пропало. Холодное спокойствие, овладевшее мной – пугало, но так, наверное, легче – чем метаться в панике.

Глава 4

Вечер. Я сидела на кровати, обхватив колени руками. Зажигать свет не хотелось – в темноте чувствовала себя более защищенной. Ветер за окном играл ветвями дерева – движение теней на полу казалось дьявольской пляской.
Мне чудились искаженные болью лица, беснующиеся монстры. Вот так и сходят с ума!..
Внутри меня звучали эти слова: «Приди… приди». Боялась уснуть – готова была кричать, лишь бы заставить этот голос умолкнуть.

Стоило прилечь, как зов становился настойчивей. В конце концов, я уснула, но после первого же сна, проснулась в холодном поту. Нет, это хуже привычных кошмариков с демонами, гигантскими нетопырями готовыми сожрать меня, не подавившись костями, потому что в нем нет ничего, кроме ломающего волю зова.

***
Утро. Я, разбитая и уставшая, побрела в школу, где бессмысленно пялилась на доску, покрытую химическими формулами. Мозг решил впасть в блаженное забытье, спасаясь от перегруза.

И вот тут начались странности: химик с мелом в руках, доска, стены – все медленно таяло, превращаясь в подобие огромного экрана. Воспаленный рассудок подсказывал, что никто кроме меня этого не видит. Постепенно растворились звуки, запахи, и даже свет: все это слилось в бесформенное нечто – да так и пропало.

Осталось лишь изображение. Своих двоих одноклассников я узнала не сразу. Слишком они были яркими, будто безумный художник решил вырвать обоих из серой обыденности и придать насыщенные цвета их внешности.

Картина не понравилась мне с самого начала. Игорь, забыв о своей мании величия, с бледным от бешенства лицом тащил за руку лучшего друга – Витю, который сильно походил на ребенка, которого старший собирается отвести в сторонку, чтобы не наказывать при людях. Он прижимал руку к щеке и осторожно озирался по сторонам, но вырваться не пытался. Игорь был намного сильнее и агрессивней – оба понимали это.
Жалость – вот что можно почувствовать, видя такую жестокость.

Когда дошли до маленького узкого коридора лишенного окон и Игорь отпустил его руку, Витя спокойно стоял, ожидая продолжения.
– Кто это сделал?

Ответа не последовало.
– Не прикидывайся глухим!.. С кем я разговариваю?!..
– Лучше тебе не знать, – тихий ровный голос не выдавал страха.
– Ну, конечно!.. Тебя унизили, смешали с грязью, а ты не попытался ответить, но и разбираться не хочешь. Будешь ждать, пока еще раз отлупят?..
– Не отлупят. Меня ударили всего один раз – это, во-первых; а во-вторых, никто не сможет защитить от них – так к чему впутывать друга?
– Так уж и не сможет?..
– Ты колдун? – спросил Витя с горькой усмешкой. – Тогда не вмешивайся.
– А я вообще не верю в эту историю про магов – даже для тебя это слишком. Ну, да конечно, сильный чародей станет бить тебя по лицу. Делать ему больше нечего, да?..
– Я ничего не придумывал. Он ударил меня, потому что взбесился – я же отказался делать предсказания.
– Хорошо. Пусть будет сообщество злобных магов – я не спорю. И теперь эти хм… колдуны часто будут так развлекаться?..

На лице спортсмена промелькнуло выражение, сделавшее его похожим на психиатра, привыкшего выслушивать всякую чушь: «Да, конечно. Я вас понимаю – зеленые человечки совсем замучили. И вы желаете это обсудить?..»
– Нет. И я не сошел с ума, не смотри так. Тот странный маг вступился за меня, попросил, чтобы больше не трогали. Сказал, что я могу легко потерять сознание от болевого шока, и такой слабак им не нужен. Если я стану одним из них – придется оберегать меня, как хрупкую девушку, и что мое сердце не выдержит на первом же ритуале. Кому нужно возиться?.. – Лицо не выражало злости или горечи, напротив, странное умиротворение. Он повторял чужие жестокие слова о себе самом, не испытывая мучений – будто гордость его не задета.

– Вот, сволочь. Зачем так?.. – на миг Игорь поверил в слова друга.
– Я должен быть благодарен ему – теперь меня оставят в покое. Он доказал, что мой дар не принесет никакой выгоды. При условии, что буду держаться в стороне от их дел, обо мне забудут. Я свободен, понимаешь?
Обработал синяк на щеке, дал защитный амулет, магический кинжал, кое-какую литературу и даже помог добраться до дому. Лично у меня никаких претензий нет – все в порядке.

– С чего это вдруг такая доброта?.. Что ему нужно от тебя?..
– Ничего. Я – бесполезен, причина в этом.

***

Картинка таяла. Я зажмурила глаза и открыла снова. Что это такое? Раньше таких «озарений» за собой не замечала. Что это значит?..

Игра нездорового воображения? А может мозги решили поспать, вот и показали мне чего-нибудь, но почему такое?.. Требую возвращения любимых монстров!..
Признаюсь, этот разговор смутил меня. В голове все перемешалось и мысли, несмотря на мои усилия, не пожелали собраться воедино – тоскливо выли, каждая в своем темном углу.

Действительность вернулась стремительно, а иллюзия рассыпалась осколками. Над значением этого видения хотелось поразмыслить, но времени на это не дали.

Прозвенел звонок, и на перемене я попала в сумасшедший дом – иначе назвать этот взрыв хаоса нельзя.

Все наперебой говорили, не слушая друг друга. Вика встретила человека, который поможет ей поставить голос. Нина, похудела и скоро пойдет в модельное агентство. Катя – невзрачная глупая блондинка, говорила, что встретила парня, который женится на ней, как только ей стукнет восемнадцать – и теперь ликовала.

Игорь – мальчик с манией величия, нашел девушку из своих снов. «Она совершенство, такая...», – повторял он, словно обезумел от ее красоты и остальных качеств.

Больше всего хотелось забраться под парту и закрыть уши руками – слишком это страшно. Разум начинал биться в конвульсиях от паники. Все – станут жертвами Химеры. Да, я не люблю этих людей, но не могу позволить, чтобы всех нашли мертвыми с блаженными улыбочками на физиономиях. Нужно действовать, иначе случится катастрофа. Как спасти всех… нас?

Витя подошел ко мне. Он как будто старался встать так, чтобы половина его лица оказалась в тени.
– Кира, есть разговор.
– Чего надо?
– Поговорить с тобой наедине. Объясни, что это было вчера?
– Вчера я не могла уснуть. У меня болела голова и ехала крыша. Все?
– Нет, я видел тебя на крыше соседнего дома.

От неожиданности я подскочила.
– Пойдем, поговорим.

Ушли подальше, чтобы никто не стал свидетелем разговора.
– Какой крыше? Что я там делала?
– Стояла на краю и звала.
– Как? Как это звучало? – голос непроизвольно повысился – нервы на пределе.
– Приди ко мне, иди за мной.

Выругавшись, я схватила его за шиворот. Луч света скользнул по лицу и бледно-желтый с зеленью по краям след от синяка стал заметен. Лишившись дара речи на миг, я заставила себя собраться и встряхнула одноклассника за плечи.
– Это не я, понял, не я!.. Эта тварь хочет убить тебя! Не смей идти за ней!..

Он немного выше меня ростом и плечи худенькие, но при желании мог бы сопротивляться. Да видно, не хотел.
– У нее твое лицо.
Смотрел с изумлением, приоткрыв бледные губы, словно смысл моих слов не дошел до него. Если Витя и дальше будет стоять с таким выражением – не выдержу и ударю его по щеке, чтобы сознание прояснилось. Вот, еще одна жертва химеры!..

– Этот монстр читает мысли, она не имеет ко мне никакого отношения. Не иди за ней, понял?
– Неужели это случилось?.. Ты хочешь сказать, я видел химеру? Неужели ее разбудили.
Я резко отпустила его. Откуда?.. В больших карих глазах, оттененных длинными, обесцвеченными на кончиках ресницами, появилось странное выражение, больше всего похожее на обреченность.
– Да.
– Я не уверен, что смогу убить ее. Именно эту химеру я не смогу убить.

Ничего не ответив, я бросилась бежать. Что происходит? Почему?.. Он не может знать. Но эти слова!..

И этот след на коже – создавалось впечатление, что ударили две недели назад. В последнее время Витя не пропускал занятия, и такой синяк скрыть сложно. Получается, что травма так и выглядела самого начала. Но такого быть не может!.. Кстати, еще вчера кровоподтека не было – это помню точно.

Так что это за ерунда?
Логика – где ты? Вернись!.. С тобой гораздо лучше было!
Прозвенел звонок. Я стояла, прислонившись к стене, чтобы никто не видел моего лица. Мозг грозился отключиться вовсе. Теперь мысли, бешено метались с воплями из стороны в сторону, словно их покусали злые осы.

А впрочем, зачем возвращать себе адекватность?.. Все сошли с ума. А мне, что нельзя?.. Да, посреди общего безумия никто не заметит мою странную ухмылочку!..

На сей раз у нас география. Доска с надписью: «Классная работа», ярко-голубые парты. Карта мира, в которой, думаю, мало понимала наша географичка и запах только что вымытых полов. Все казалось таким обыденным, но сводило с ума. Можно подумать, что среди привычной обстановки жило безумие гораздо более сильное и темное, чем наша географичка Зинуля, во время очередного приступа маразма.
Открылась дверь, вошла классная, вместе с незнакомой девочкой.
– Это наша новая ученица Оля. Она совсем недавно переехала в наш город. Я надеюсь, вы подружитесь.

Классная вышла. Оля обменялась с девочками парой ничего не значащих фраз и встала рядом с моей партой.
Бросив беглый взгляд, я отметила, что у нее роскошные рыжие волосы, нежная бледная кожа и несколько веснушек на носу и щеках.
Мне всегда хотелось быть рыжей, но яркий, солнечный цвет волос не подошел бы к моей внешности, потому краситься нет никакого смысла. Про себя я вздохнула. Цвет волос достаточно редкий и даже много «мифов» на эту тему придумали.
Вот уже несколько мгновений я старательно делаю вид, будто не замечаю свою новую одноклассницу и не убирала сумку со стула. Это не вежливо, знаю.
– Здесь занято, – пояснила я, подумав: «Я всегда одна – так лучше. К чему менять привычки?..»
– Но никого нет. Я сяду тут.
– Смотри сколько свободных парт.
– Нет, хочу сесть здесь. Ты кажешься мне интересной.
Вместо того чтобы самой пересесть, я освободила место для нее. Не знаю, как это вышло, но мы разговорились. А дальше еще удивительней, когда закончились уроки, вместе пошли в кафе.
– Покажешь город?
– Конечно, – ответила я, немало удивившись своему согласию.

Вечером засыпала с мыслью: «У меня могут быть друзья», но это лишь в том случае, если я буду молчать.
Внимание и симпатия Ольги для меня очень непривычны. Как правило, люди относятся ко мне не очень хорошо, как будто подсознательно чувствуют тайну.
Не знаю, откуда берутся маги и само колдовство. По правде говоря, плохо понимаю, что это такое. По случайным обрывкам сведений могу сделать предположение, что это похоже на обычный человеческий талант, как способности к музыке или живописи. Но тогда почему художников и музыкантов не сжигают на кострах? Ведь искусство тоже может влиять на умы, вызывать эмоции.

Характер магического дара непонятен, а потому представляется опасным.

Кроме безвредного таланта, которым пользуется доблестная полиция, в меня будто самой природой вложена злость, всегда ищущая выхода. Это чувство и спасло мне жизнь при встрече с оборотнем. Физически я значительно сильнее, чем обычная девочка в моем возрасте. На что способны другие маги, я не знаю.

Дар делает нас странными. Мы слишком рано взрослеем, поэтому в ранней юности нам отчаянно хочется жить, познать все, любить и быть любимыми. Наше отличие – наше проклятье. Чудаковатые и опасные с точки зрения большинства людей – мы не находим тепла. И как же быть? Искать понимания, пока отчаяние не уничтожит эту потребность? Или может раз и навсегда осознать, кто ты есть, и построить непроходимую стену между собой и миром – как сделала я.

Сталкиваясь с обществом, видя его несовершенство и осознавая свою беспомощность, мы рано разочаровываемся во всем и становимся циниками.

Мы можем легко научиться чему угодно, особенно если это, связанно с творчеством. Искусство – нам ближе и понятней, чем науки.

Как правило, для людей мы выглядим привлекательно, но ничего кроме зависти это не вызывает. Ладить с обществом, судя по историческим фактам, у магов не получалось.
Лично меня это не расстраивает. Я живу в прекрасное время – на костре не сожгут, не утопят. Только будут коситься с опаской. Да, пусть себе косятся на здоровье!..

Глава 5

Искать Химеру не придется – она уже нашла меня. Но я не знаю, как убить ее и даже – где достать нужные сведения – чувство беспомощности давило.
Я стану одной из первых жертв, если потерплю поражение. Сначала, ей нужно убрать с дороги меня – ведьму. Тогда уже никто не помешает монстру наесться.

***

Следующим утром Оля не пришла на занятия, Витя тоже. Тревожные предчувствия не давали покоя. Я позвонила ему. Трубку взяла женщина, ее голос срывался от слез.
– Позовите Витю.
Через сдавленные всхлипывания я разобрала:
– Его больше нет.
Я оборвала звонок и побежала в класс, схватила сумку.
– Кира, ты куда?.. – окликнула меня Аня. Отличница – вся из себя правильная. Мысль о том, что школу можно прогулять, вызывала у нее ужас.
– Не твое дело, – огрызнулась я, но тут, же спохватилась, – Витю убили.

***

К счастью я вошла в подъезд вместе с пенсионеркой, которая тащила, несколько кошелок, а потому не пришлось звонить в домофон. Придержала дверь, чтобы она могла войти, и кинулась вверх по лестнице.
– Помоги, пожалуйста, мне с ними не подняться.
Нет времени, но если бы не эта старушка – пришлось бы торчать у домофона.
– Какой этаж?

Нелегко спешить с такой тяжестью, но я должна дойти. Бросила сумки на пятом, как просили, нужно подняться на шестой. Сердце колотилось в груди, спину ломило, переведя дыхание, прислонилась к стене.

Я не умею внушать и даже не изучила свой дар, потому в квартиру соваться не стоит. Да, и страшно если честно. Не люблю надоедать людям – все готова сделать, лишь бы ни с кем не говорить. А тут человек еще и убит горем.

Есть идея, как выяснить правду. Но то, что предстоит сложнее, чем ставшее привычным колдовство. Как правило, стою именно на том месте, где произошло преступление и из этой точки погружаюсь в транс. А сейчас я в нескольких шагах от той самой комнаты, в которой умер мой одноклассник.

Мне придется не только войти в прошлое, но и пройти эти шаги. Как это сделать и получится ли вообще?..

А была – не была! Что я теряю, в конечном счете?.. Глубоко вздохнув, отбросила все лишние мысли и сосредоточилась. Реальность задрожала, сегодняшний день гас. Почувствовав боль в груди, я судорожно сглотнула.

Схватилась за ручку двери, не подумав о том, что она окажется закрытой. Резкая боль обожгла пальцы. Нет – не так.

Тогда я представила, Витю за письменным столом. Стою тенью позади и смотрю через плечо. Воображаемая картинка стала живой не сразу. На это потребовались магические силы. Эти усилия грозили убить меня – дыхание стало хриплым и царапало горло. О том, что мое тело осталось в подъезде – лучше не думать. Но вот я уже вижу комнату, в которой раньше никогда не бывала.

Ощущение опасности давило на меня. «Не смотри в окно. Не надо!..», – шептала обострившаяся интуиция.

«Да мне это и не надо!..» – со злость подумала я.
Витя бледнел, пальцы судорожно сжимались, плечи вздрагивали от напряжения. Парень схватил карандаш и начал писать на попавшем под руку листе:

«Свою химеру встретишь ночью,
И полная Луна ее лицо откроет.
Кинжалу дай напиться кровью:
Кровь ведьмы яд он уничтожит...»
Буквы налетали друг на друга, плясали, как пьяные. А потом он прекратил это занятие и лег на стол, положив голову, на сложенные руки и затих. Послышался прерывающийся шепот:

«Не могу больше. Я сдаюсь. Я пойду с тобой».
«Пойдем!», – отозвался голос из моих кошмаров.

Обернулась на звук. Это стало ошибкой – там за окном, стояла вторая я. Такие же пронзительные синие глаза, растрепанные черные волосы, бледная кожа, темные тени под глазами – от множества бессонных ночей, тонкие руки и едва заметная усмешка.

В двойнике крылось нечто дьявольское. Она была куда совершенней оригинала, то есть меня, и это пугало. Я смотрела на собственное отражение, как заколдованная. Из-за всех сил старалась перевести взгляд на Витю, но не получалось. Мне захотелось стать таким же невесомым и прекрасным созданием.

Вот Химера уже в комнате и медленно подплывает к столу. Ничего не могу сделать – я всего лишь тень здесь.

Виктор был еще жив – я слышала дыхание. Он ждал чего-то. Когда чудовище подобралось совсем близко – парень вскочил на ноги, выдернул кинжал из ножен, скрытых на запястье под рукавом рубашки и ударил.

Взмах лезвия рассек воздух, а Химера тонкими пальцами сжала сердце мага. Он застонал и попытался вскрыть горло врагу, но силы покидали его. Руки тряслись от перенапряжения, а веки опускались, закрывая глаза.

Нож выпал из его рук. Не могу объяснить, зачем потянулась к этому оружию, для чего схватилась за рукоять и как оказалась снова в подъезде.

Я дрожала от боли, сжавшись в комок. Сцена страшной смерти стояла перед глазами. Хотя, мне не хотелось верить в реальность этого видения. Разум уверял, будто это страшный сон. В правой руке держала гладкий, холодный, как лед, предмет. Магический клинок? Но как такое возможно? Неужели это продолжение ужасов?..

Глава 6

С трудом добравшись до дома, упала на кровать – бессонная ночь, беготня и применение дара сделали свое дело.

Но усталый мозг по инерции думал. Почему клинок оказался в моих руках? Что если магический предмет может вот так перемещаться? Этого мне пока не выяснить. Сегодня первый день полнолуния. Значит так – надо взять нож, отравленный моей кровью, и прибить тварь в темном переулке – вот до чего я додумалась, благодаря «магической разведке». Остался нерешенный вопрос – что конкретно надо делать, чтобы прикончить эту заразу?..

Настойчивый зов неустанно шептал: «Приди ко мне, приди...».
Витя знал о Химере, и собирался убить ее, но проиграл.
Да, он точно был магом и прекрасно знал, кто я.
Перед глазами стоял его образ: застенчивая улыбка; несколько веснушек на бледных щеках; темно-рыжие волосы; небольшого роста, довольно хрупкий. Он даже отдаленно не был похож на мага!..

Но вот голос – мягкий, музыкальный, вкрадчивый и очень выразительный. Такая манера говорить могла принадлежать только чародею. Я могла бы полюбить его за этот голос, если бы знала и не воспринимала, как врага.
Хотелось кричать, но сил уже не осталось. Я не могу узнать своих!.. Как же так?!..
Нет, мне не до истерики и слез, лучше, приведу себя в порядок и сделаю то, чего он хотел:
«В лицо безликое взгляни,
Не позволяй взять верх обману.
Безликой смерть ты подари...»
Откуда в моей голове эти строки?

***
Тревожный сон. Крепкий кофе. Я готова идти.

Сделала неглубокий надрез на предплечье. Ранить себя неприятно – в душе, будто что-то сопротивляется, не хочет причинять вред, но я была в таком взвинченном состоянии, что легко перешагнула через этот барьер. Лезвие впитывало кровь, как губка. Теперь она смешивается с кровью человека, которого я не знала и не узнаю.

Застегнула во внутреннем кармане куртки ключи от квартиры. Надеюсь, они еще понадобятся мне. Туда же поместила записку с моим именем, фамилией и телефоном дяди Толи, я пояснила, что ему стоит, если меня найдут мертвой. Не хочу, чтобы у знакомых из отдела убийств были проблемы с опознанием тела – ведь у них и так хватает работы.

Выйдя во двор, я оглянулась – посмотреть на окна своей квартиры. На душе сделалось тоскливо, но страшным волевым усилием заставила себя отвернуться и уйти прочь.
Поднялся сильный ветер. Вперед, в лабиринты темных улиц на поиски приключений на голову и другие части тела.
В заброшенном парке – села на лавку. Не зачем тратить силы на поиски. Химера сама найдет меня – я ее добыча. Осталось только ждать. На виски давила скопившаяся усталость, ничего скоро все кончится – уже слышу зов: «Пойдем за мной – будешь счастлива».

«Нет – я убью тебя», – таким был мой мысленный ответ.
Время тянулось невыносимо долго, но вот я услышала шаги и вскочила.

Силуэт показался мне прекрасным – ветер трепал одежду и длинные рыжие волосы. На ней надето е белое платье, шаги такие тихие – на ней нет обуви. Нечто истинно-ведьминское, родное и привычное виделось мне в этом человеке. Оля?
Я сама сделала шаг на встречу.
– Здесь опасно. Тебе лучше уйти.
– Я могу позволить себе гулять в такое время – умею постоять за себя. А ты почему одна? В городе ходят слухи, будто Химера появилась.
– Ты-то откуда знаешь?
– Все наши знают. Жаль Витю, плохо нам придется без его дара.

Холодный озноб пробежал по коже. Не знаю, что именно не понравилось в этих словах, но вдруг захотелось бежать прочь, что есть силы. Из-за туч не видно луны – ее свет помог бы распознать чудище. Не знаю, могу ли я верить Оле, она появилась как раз, когда все началось. По ее словам выходит: несколько дней, что приехала в город, и тут же говорит, будто знает тут всех магов. Не странно ли?
– Кому это «нам»?
– Магам.
– Какой у тебя дар?
– Я могу читать мысли.
«Ага, и внушать их заодно – это уже понятно. И ни один нормальный маг не станет выставлять напоказ невосприимчивость к холоду».
– Думаешь, я Химера? Нет, я человек. Иначе меня видела бы только ты. Мы встретились в людном месте, помнишь?.. Вышла на охоту, как и ты. Я одета так, чтобы чувствовать воздух и землю под ногами, так я ближе к окружающему миру, так проще сражаться.
В голове звучал этот голос. Как трудно сопротивляться!..
– Идем вместе.
– Нет. Я не знаю, как работать в команде. И не горю желанием попробовать!..
– Я помогу тебе, идем.
Нельзя, если соглашусь идти с ней, она может забрать мою жизнь.
– Ты больше не будешь одна. Я познакомлю тебя с остальными.
– Я не хочу никого знать!..
– Неправда, ты одинока.
– Я поняла, что мне лучше быть одной, когда встретила тебя!..
– Нет, идем, идем со мной…
Тело отказалось подчиняться моей воле, ноги делали шаг за шагом, с языка вот-вот сорвутся те самые слова.
Я права – она Химера. У нее нет имени и лица, но трудно противостоять ее чарам. Витя умер именно так, у монстра был мой облик, он не смог убить меня.
Ветер разорвал облака, и луна осветила отвратительную гримасу без каких-либо черт. Чары на миг ослабели, но шепот стал еще настойчивей и яростней. Сейчас свет снова скроется.
Если замешкаюсь, это будет стоить мне жизни. Короткий взмах кинжала, брызнула кровь, заливая мои руки и одежду. Химера с хриплым стоном упала. Зов оборвался. Она больше не опасна. Моя Химера умирала. Я жива. Но отчего так жаль?
Я села на землю рядом с ней.
– Ты – Химера, но недолго была моим другом и заставила по-другому смотреть на людей. Я запомню, тебя, как Ольгу. Позволь сохранить этот образ. Спасибо тебе за это и прощай.
Те, с кем я общаюсь не такие, как мне казалось сначала. Витя был магом, а я так ничего и не узнаю о нем и не могу простить тебе его смерть. Но теперь можешь уснуть навечно, а я вернусь к людям, которых презирала.

Теперь мои руки снова в крови, и я рассматриваю второе «не существующее» чудовище, которое собиралось убить меня. Сцена повторяется, но больше не плачу – не хочется.

Мне по-настоящему жаль это существо. Как тяжело жить столь долгую жизнь в таком облике, спать сотни лет. Затем, пробудившись, идти в города и убивать людей, чтобы выжить. Это похоже на ужасный замкнутый круг, все повторялось снова и снова. Возможно, есть и другие химеры, которые придут в наш город, но эта нашла здесь покой.
– Я никогда не хотела просыпаться… – донесся до моего слуха хриплый стон.

Читать полную версию бесплатно — litnet.com/book/teni-smerti-b14414


Свидетельство о публикации №9271

Все права на произведение принадлежат автору. Марина Солодова, 16 Апреля 2018 ©

16 Апреля 2018    Марина Солодова Рейтинг: +1 0    143





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Ведьмина доля 0 +1
    Проклятый мир 0 +1


    Бермудский. Глава 1

    Россия. Деревня. И что-то большее, чем просто мистика... Читать дальше
    161 0 0

    Хроники Могота. Часть I. Призванный

    Могот, мой верный и бесстрашный слуга, мы вместе ждали этого часа бесчисленные столетия – и вот он, наконец, наступил. Да восславится имя Неназываемого, ибо мы наконец получили возможность вмешаться в планетарную судьбу тех, кто называют себя людьми... Читать дальше
    27 0 0

    "Черный снег".

    Иногда в грезах или наяву, во сне или бодрствуя мне рисуется картина безмятежного, безветренного, яркого, жаркого, солнечного дня. Город погружен в спящее лето, кипящий асфальт, в умиротворенной тени деревьев прячутся редкие люди. Я выхожу в знакомый.. Читать дальше
    291 0 +1