Пиши .про для писателей

Ловелас. 4. Альфа-самка

Автор: Игорь Чио

БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Мистический роман.
Часть 2. СВЯТАЯ И ПРОКЛЯТАЯ
Укрощение Ловеласа (линия Маргариты). (01.09.2010—04.09.2010)
30.04.2018 — правка 80% quittance.ru/tautology.php
02.10.2018 — посл. правка содержания.

АЛЬФА САМКА (n)

Лекция закончилась. Александр вышел из аудитории, по привычке оглядывая окружение, и заметил в небольшой группе знакомых ребят парочку миловидных созданий. Компания наводила внутренние мосты, девушки немного стеснялись. Саша поздоровался с ребятами за руки, и уловил, что ему рады не все. Он часто бывал душой компании, но всегда становился лишним, когда его соперничество было нежелательным. Не обращая внимания на суховатый прием, он посмотрел на блондиночку, и тут же ввернул «открывашку» — дебютную фразу, располагающую незнакомку к общению:
— Твой папа булочник?
— Нет, — строго ответила она.
— Странно, — Саша улыбнулся, заглядывая ей в глаза. — Ты такая крошка.
Компания дружно рассмеялась; взгляды ребят весело поглаживали приятное личико блондинки. Она смущенно заулыбалась. Бабников заметил легкую ревность подруги, обделенной вниманием, и непринужденно подарил ей минуту славы:
— А ты наверно дочь кондитера.
— Да, я сладкая, — смело заявила она.
— Конфетка, может, чайку попьем?
— Лучше кофе, — не пожелала отдать первенство блондинка. — И без сахара, а то слипнется.
Бабников загадочно приподнял брови и наклонил голову:
— Предложение заманчивое. Встретимся в «Каменном Цветке»?
Блондиночка изменилась в лице, намереваясь возмутиться и сказать, что самоуверенный тип нагло перевернул смысл ее слов, но бойкая подруга, явно заинтересованная Сашей, ее опередила:
— Неплохая кафешка, мы часто там бываем.
— Меня зовут Александр.
— Оля, — представилась подруга блондинки, и ответила за нее: — А она Катя.
Удовольствовавшись быстрым знакомством и произведенным впечатлением, Бабников постепенно отошел на обочину разговора, изредка позволяя себе юморные замечания. Благодаря его вмешательству, процесс наведения мостов приобрел характер дружной стройки — беседа вступила в фазу непринужденного веселья. Тему «крошки» и «конфетки» размололи в мелкую муку, взбили с кондитерскими сливками, и увенчали вишенкой на торте.
Оля строила глазки, не скрывая, что находится в поиске. Катя, не простив уловки, мстительно демонстрировала неприступность. Принципиально игнорируя Бабникова, она часто поправляла прическу, а когда все дружно засмеялись над его очередной шуткой, даже отвлеклась, трогая пальчиком закрытый глаз. Подтверждая друзьям репутацию гипнотизера пушистых зайчишек, Бабников отреагировал на ее игру ироническим вниманием:
— Катюша, вы плачете?
В компании послышались смешки.
— В глаз попало что-то, — невозмутимо ответила она.
— Скорая помощь уже в пути, душечка, — он подобрался поближе, коснулся ее талии, и заглянул в глаза как в микроскоп.
Блондиночка, смутившись, замерла, не зная как реагировать на такую наглую экспансию, несомненно, приятную, но фривольную. Бабников, ощутив ее напряжение, мягко успокоил:

— Не бойся, Катюша, доктор знает свое дело. Смотри сюда, — он щелкнул пальцами, и поднял свою левую руку, чуть выше ее головы.
Блондинка послушно направила взгляд в верхний угол своего обзора, обнажив белки глаз, и почувствовала, что рука Бабникова уже не касается, а обвивает ее талию. Внутренний страж забубнил Кате о девичьей гордости и доложил, что коварный тип обманом проник в запретную зону, но Катя, боясь оказаться в глупом положении, не стала сопротивляться. Благодаря «доктору», она оказалась в самом центре внимания, к тому же он был так искусен в мягком напоре и действовал столь деликатно… Бабников вкрадчиво заговорил:
— У крошки карие глаза. Авантюрины с блестками внутри, а реснички пушистые как мех.
Александр ласково поправил белокурый локон, закрывший щечку, и вместо поиска несуществующей соринки, начал разглядывать миловидное личико. Заметив, что Катя провела себя рукой от груди вниз, понимая, что дальше продолжать не время и не место, он с видом победителя, вальяжно отпустил ее стройное тело, и вынес вердикт:
— Соринка утонула в океане твоих глаз. А ну-ка поморгай.
Компания, завороженная пассами Бабникова, выдохнула, и рассыпалась в шутках, смешных и не очень.
— Ничего не мешает, спасибо, — заверила она, хлопая ресницами, и потрогала клипсу.
— Доктор рисковал жизнью, крошка. Он чуть не утонул в твоих глазах, но не искал спасенья.
Катя слегка прикусила губу, и коснулась своих волос. Саша добил ее уверенным взглядом ласкового зверя, подмигнул и оглянулся вокруг. Заметив девушку, скромно остановившуюся неподалеку, он осмотрел ее наряд, и нашел, что обычно неброский стиль, сегодня более ярок, а макияж стал не в пример выразительнее прежнего.
— Тамара! — он оставил компанию, и подошел к ней.
— Привет, мой генерал. Как успехи на фронтах? Амазонки теснят батальоны пикапа? — улыбаясь, спросила она.
— У них нет шансов, — ответил Саша и сделал одобрительный жест в ее сторону. — Выглядишь боеспособно! Подозреваю душечка, что в стане амазонок, ты занимаешь видную руководящую должность.
— Угадал. Я начальница генерального штаба.
— Это видно по шикарному маникюру. Обожаю девушек с капельками крови на пальцах, — заметил он, разглядывая ногти красного цвета. — А я из особого отдела контрразведки. Вчера мне удалось завербовать одну высокопоставленную особу, но в процессе, я сильно поддался ее обаянию.
— Я знаю, о ком ты говоришь, — Тамара улыбнулась от удовольствия. — Эта особа приятно отзывалась о тебе. Она сказала мне по секрету, что ночь, которую ей подарил красавец генерал, была незабываемой.
— Подозреваю, что эта девушка ведет двойную игру. Я видел как она садилась в черный мерседес, — Бабников пристально посмотрел на Тамару.
— О, ты сильно заблуждаешься! Ее моральные принципы тверды как гранит. Эта особа очень редкая, лебединая натура. Из тех, что хранят верность всю жизнь, — уверенно и гордо улыбаясь, заметила начальница.
— Ее избраннику сильно повезло.
— Повезет, — поправила Тамара. — Если он будет благоразумен, конечно. Она наблюдает, делает выводы, но решение еще не принято.
Улыбка Бабникова превратилась в натянутую маску. Заметив эту трансформацию, Тамара с удовлетворением добавила:
— Военное руководство амазонок часто проводит аудиенции в полевых условиях. Этот мерседес, нечто вроде передвижной ставки Главнокомандующего.
— Вот как? И кто же командует армией амазонок? — поинтересовался Саша.
Тамара засветилась, не в силах сдержать эмоции, и сквозь смех нараспев сказала:
— Ба-абников, да ты меня ревнуешь, мой милый друг, — она сложила губы в поцелуйчик, слегка прикрыла глаза, и стала чмокать воздух перед удивленным лицом Александра. — Может и мне тебя поревновать?
— Тама-ара, что я вижу! Ты ведешь себя нескромно.
— А ты ведешь себя развратно, — с укоризной заметила она, указывая взглядом в сторону компании. — Что ты сделал с бедной блондинкой? Она гладит себя и играет с украшениями. Согласно вашим пикапским штучкам, это означает готовность к горизонтальному положению. Как тебе не стыдно! Фу! Прямо средь бела дня, да при людях! — Тамара хлопнула Сашу по плечу, разыгрывая шутливое негодование.
— Издержки обаяния, — самодовольно улыбаясь, сказал он.
— Ба-абников. Что я вижу! Ее ступни направлены в твою сторону как магнитные стрелки на полюс Земли. Ого, а ее подруга откровенно ловит твой взгляд. Гадкий, противный мальчишка! — она несколько раз похлопала его по плечам обеими руками.
Пользуясь моментом, Тамара отправила в сторону «крошки» и «конфетки» отпугивающий знак: обняв Сашу, она растопырила пальцы и сделала несколько интимно-поглаживающих пассов на его спине. Бабниковский тыл, обращенный к компании, стал выгодным фоном, на котором выделялись ее холеные руки в ярко-красном маникюре. Сигнал был красноречивым, как лапы львицы, на куске плоти: «Это моя добыча! Брысь, сикушки!».
— Тамара, тем двум подружкам не угнаться за тобой. Я поражен. Твой взгляд блестит, зрачки расширены! Все твое тело говорит о доступности.
— Не обольщайся, — осадила она. — Мы же взрослые люди. Одна чудесная ночь это просто эпизод нашей дружбы.
— Надеюсь не последний.
На лице Бабникова промелькнуло недоумение, которое Тамара уловила с беспристрастностью сверхчувствительного прибора. Скрыв восторг от результатов замера, он отметила, что тактика девальвации былых завоеваний, предложенная Маргаритой, вполне себе работает.
Александр, решив, что пора бы перейти к делу, шутливо скомандовал:
— Доложите результаты разведывательной операции в районе предполагаемого удара.
Намек был явный, Бабников желал получить обещанный ключ.
— Тогда приготовьтесь к приему ценных разведанных, генерал.
— Надеюсь, эти сведения будут полезными.
— Особа, с которой тебе посчастливилось войти в доверительно-романтические отношения, не бросает слов на ветер.
— Такие отношения приятны вдвойне.
Тамара посмотрела на Александра, и увидела, что он готов ловить ее слова, как хамелеон пролетающих мимо мух, то есть со скоростью, невидимой для глаза.
— Королева часто бывает на Воробьевых горах. Смотровая площадка — ее излюбленное место для меланхолических настроений. Она скучает, ее одиночество безнадежно.
Александр промолчал, переваривая сказанное. Тамара продолжила:
— Мы договорились встретиться с ней завтра, именно там, ровно в шестнадцать ноль, ноль. Я не приду, но королева пока не знает об этом, и если кто-то хочет с ней познакомиться, то лучшего момента он вряд ли найдет.
— Это ценная информация, — задумчиво сказал Александр. — Но одиночество это вакуум, оно жадно засасывает внимание к своей персоне, а я видел пресыщенность и усталость.
— Она же королева, ей необходим равный. И потом, я уже говорила, она странная. Честно сказать, рассказывая все это, я побаиваюсь за себя. Иногда она так смотрит, будто прожигает насквозь. От нее веет опасностью. Поверь, ты сам все поймешь. Пообещай, быть благоразумным, а еще лучше откажись от своих планов.
Тамара тревожно посмотрела на Александра. Она кое-что придумала, но правда в ее словах, все-таки была, и от этого взгляд любящей девушки был искренним.
— Ты хочешь меня запугать?
— Я боюсь за тебя, Сашуль. Ходили слухи что она…
— Договаривай, — потребовал он.
— Может наслать проклятие.
— Поподробнее.
— Точно не могу сказать, сам понимаешь, слухи есть слухи, но дыма без огня не бывает. Вообще я думаю, что она ищет равного, а прочих отгоняет, чтобы случайно не поломать им судьбы.
— Надо стать королем?
— Лучше стань чертом! — вдруг резанула она. — Тогда, точно останешься цел.
— Тамара, хватит сгущать краски.
— Даже не пытаюсь, это банально, — Тамара помрачнела. — Ты и представить не можешь, какой там глубокий омут. Маргарита это бездна, в которую нельзя смотреть долго, иначе она тебя проглотит.
— Фридрих Ницше тут вряд ли уместен, — легкомысленно отмахнулся Александр.
— Зато Стивен Кинг, наверняка.
— Придется заглянуть в эту бездну, чтобы понять, о чем ты говоришь.
— Заглядывай, но помни: шансов на победу у тебя не существует, а потерять разум и корчиться в муках — хоть отбавляй.
— Тамара, откуда такой мрачный фатализм? — Бабников серьезно посмотрел на подругу.
— Сам все поймешь. Главное не забывай, что я тебе сказала.
— Постараюсь, — сухо согласился Александр. Нагнетание кошмаров, начало его раздражать.
— Есть еще одна, последняя подсказка, — она помедлила, разыгрывая тяжелые сомнения, затем вздохнула, и посмотрела на Сашу так, будто видит его в последний раз: — Тот самый ключик, который позволит, по крайней мере, в начале, уравнять высоты, а дальше все зависит от тебя.
— Ключ от бездны… Это уже намного теплее.
— Прежде чем ты его получишь, прими один совет.
— Я внимательно слушаю.
— Не оставляй без внимания подругу, которая, рискуя собой, передает важные сведения, и помни: она и ее дом это надежная и безопасная крепость, в которой уставший от баталий странник, сможет найти покой, уют, взаимопонимание и помощь.
— Обещаю, эта особа будет иметь привилегии, немыслимые для других.

Выполнив свою часть в задуманном Маргаритой плане, Тамара, со словами: «Дерзайте, мой генерал, и будьте осторожны», оставила Бабникова, понимая, что дальнейший разговор бесполезен, потому как мысли его, уже завертелись в вихре, удаляясь от окружающей реальности в область тактических построений.
Отметив про себя великодушие Тамары, Александр направился в сторону деканата. Он задумчиво следовал по пустому коридору, когда взгляд его, всегда ищущий, сфокусировался на рыжей девушке, стоящей у окна со скрещенными на груди руками. Появление Саши мгновенно рассеяло ее хандру; она смотрела заинтересованно и не пыталась этого скрыть.
«Внешность на девять баллов. Объект, стоящий усилий», — поставил оценку Бабников. — «Сладкая… Где ж ты раньше была».
Вспомнив о своих планах и наставлениях Тамары, он решил не отвлекаться. Перехватив оценивающий взгляд рыжей красотки, Бабников лихо подмигнул, и проследовал мимо, но вдруг услышал сзади приятный голосок:
— Не торопись, а то успеешь.
Обернувшись, он увидел алые губы, сложенные в усмешке, и лисьи глаза, откровенно разочарованные. Красавица вскинула подбородок, выражая презрение, но взгляда не отвела, давая понять, что шанс не упущен окончательно. Волосы ее, благодаря мокрой химии, были похожи на многочисленную популяцию маленьких змеек, дружно вьющихся в большом и завлекательном семействе. Их цвет, великолепного, красно-рыжего оттенка, доминировал над окружающим пространством.
Проигнорировать столь откровенный вызов, Бабников не смог. Развернувшись, он подошел к лисе, без предисловий вторгся в ее интимную зону, и быстро заговорил:
— Скажи, как успеть немедленно поторопиться, если поспешить быстрее, чем замедляется стремительная скорость взгляда, наискосок от окна, мимо стены и нижних этажей? — перегрузив бессмыслицей ее логику, он, согласно психо-технологии, немедленно задал простой вопрос: — Хочешь, я узнаю твое имя?
— Хочу! — без раздумий выпалила лиса, поддавшись на его хитрость.
— Тогда назови его, красивая, — Бабников шумно вдохнул аромат, исходящий от рыжих волос и обласкал ее лицо взглядом. — Зеленые глаза. В них черти добывают изумруды. А губ, прекраснее твоих, я в жизни не видал. Пахнешь цветами неземными. Ты, наверное, из другого мира. Как тебя зовут, инопланетянка?
— Алиса, — девушка была ошеломлена напором.
— Александр. Твой номер? — он достал из кармана телефон и приготовился нажимать кнопки.
Рыжая красавица, загипнотизированная доминантным прессингом, продиктовала цифры.
Недалеко от парочки, столь скоропостижно обменявшейся своими незамысловатыми намерениями, стоял неприметный молодой человек в очках, и с интересом наблюдал за стремительно развивающейся сценой знакомства. Выражение его лица было серьезным, в глазах блистал живой исследовательский ум и детское любопытство, свойственное гениям до седых волос.
Веня был человеком, далеким от практики половых отношений, но их теоретическая часть представляла для него предмет, достойный изысканий. С тех пор, как в детстве, ему удалось понаблюдать за брачными играми обезьян, Веню не оставляло ощущение, что и сам он живет в большом, благоустроенном зоопарке. Не находя особой разницы между макаками и людьми, он следил за парочкой, с точно таким же лицом и сосредоточенным вниманием, как тогда в питомнике. Наблюдения молодого ботаника за Александром и Алисой, сопровождались серией умозаключений, приблизительно такого содержания:
«Самка подала звуковой сигнал, чтобы обратить на себя внимание самца».
«Самец расценил сигнал как призыв, и подошел к самке».
«Самец расширил ноздри. Запах самки его возбуждает. Он намерен совокупиться с ней».
«Самка выражает ему согласие».

Оставим на минуту эту троицу и перенесемся в начало коридора, где в этот момент появилась черная пантера. Издалека увидев юбочника в обществе ярко-рыжей лисы, она слегка замедлила шаг, обдумывая импровизацию. Момент был удобным, замысел коварным, а его исполнительница талантлива и дерзка. Вынув из портфеля папку с листами реферата, Маргарита отодвинула стягивающие по углам, резинки, активировала в телефоне меню выбора рингтонов, и стала приближаться к парочке, увлекшейся обменом контактами.
Александр заметил ее благодаря бессознательному повороту головы на звук каблучков. Поравнявшись с парочкой, Маргарита незаметно нажала кнопку — телефон заиграл мелодию вызова. Она приложила трубку к уху. Папка «неожиданно» раскрылась, и вывалилась из рук. Страницы реферата разлетелись на пол, как осенние листья.
— Да, — сказала Маргарита несуществующему абоненту, спокойно глядя на «досадную неприятность».
Александр медлил, раздумывая, стоит ли помогать, и какие выгоды он получит, от различных вариантов своих действий. Рыжая лиса, мгновенно оценив брюнетку, как крайне опасную соперницу, и не желая отпускать от себя Бабникова, окликнула молчаливого ботаника:
— Веня! Что стоишь, помоги девушке!
Исследователь поведенческих реакций бросился собирать листы. Бабников, рассудив, что выгоднее все же помочь, последовал его примеру. Собирая страницы, Веня обнаружил титульный лист, и прочел надпись:
РЕФЕРАТ НА ТЕМУ: «АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ»
— Уронила листы. Сейчас секунду, — Маргарита подошла к Бабникову, который присев на корточки потянулся за страницей, наступила на нее ногой, и продолжила свой разговор: — Александр Македонский родился в день, когда Герострат сжег храм Артемиды.
Увидев перед собой туфельку на металлизированной шпильке и услышав свое имя, он изумленно поднял взгляд по ножке в черном прозрачном капроне, затем еще выше, пока, наконец, не увидел лицо девушки. Не обращая на Сашу внимания, она продолжила говорить, возвышаясь над ним, как прекрасная статуя:
— У ног юной богини, покровительницы охоты, — Маргарита опустила взгляд вниз и рассеянно посмотрела на Бабникова. — В мифах Артемида представляется мстительной и жестокой, может быть кровожадной, и часто пользуется стрелами как орудием расправы.
Саша поднялся, чтобы уравнять взгляды по высоте, но богиня отвернулась и продолжила диктовать строки реферата:
— Его матери Олимпиаде, истолковали сон как предзнаменование о рождении сына, которому предопределено захватить полмира, но угаснуть в расцвете сил. Александр растратился на империю, которая развалилась сразу после его смерти.
Бабникова начали покалывать суеверные мысли-иголочки.
— Сейчас посмотрю, — она убрала ногу со страницы с надписью «Заключение», и указала на нее, без слов приказывая Бабникову:
«Подними».
Заметив, что он не торопится выполнить ее просьбу, она властно посмотрела в его глаза, и продолжила:
— Понимая опасность своего положения, некогда бесстрашный македонский завоеватель стал трусливым и суеверным.
Бабников замер в нервном молчании, глядя на странную девушку, которая вела себя как госпожа. Не давая ему опомниться, она заговорила слегка раздраженно:
— Огромная завоеванная империя таила в себе грозные и враждебные силы. Властелин, бездумно растративший себя на ее объединение, ослаб и деградировал на глазах своих подданных.
Чувствуя себя оплеванным, Бабников невольно взглянул на Алису и уловил на ее лице мстительную усмешку, красноречиво подтверждающую его нелепое положение. Маргарита, заметив, что он отвлекся, ткнула его в живот портфелем и нахмурилась, нетерпеливым жестом указывая на страницу. Бабников стоял как истукан. Устало подняв глаза к потолку, она уничтожила его двусмысленной фразой:
— Тотемное животное имени Александр — краб охотник. Атакует клешнями, пятится назад, тащит свою жертву в нору, а если борьба неравная — зарывается в песок.
Внимая, этой оскорбительной речи, Саша впал в логический ступор. Явный смысл фраз стегал по живому, но с ним не разговаривали, поэтому отвечать было конфузно, а перебивать говорящую по телефону девушку — невежливо и глупо. Между тем, застав его врасплох, Маргарита продолжала вести непонятную для Бабникова игру:
— Согласно древнему пророчеству, корона персидского царя Дария считалась проклятой. Пожелав обладать ею, Александр заведомо обрек себя на преждевременный конец, — приговорила она, мрачно глядя на Бабникова в ожидании нужной страницы.
В памяти Саши всплыли предостережения Тамары и его нежелание поддаваться мнительности. Это придало ему уверенности. Он обнаружил, что руки Маргариты заняты. Расценив ее командный тон, как попытку манипулировать, Бабников, нарушая все аксиомы пикапа, задумал проучить юную богиню и насладиться ее замешательством. Подняв требуемую страницу, он уверенно овладел станом охотницы и прижался к ее правой руке с портфелем. Предупредительно удерживая лист перед ее взглядом, Бабников, едва слышно шепнул ей на ушко:
— Так хорошо?
Веня уже собрал остатки реферата, и теперь с интересом наблюдал за спектаклем. Беспристрастно зафиксировав хитрый маневр Бабникова, он немедленно сделал вывод:
«Самец заинтересовался черной самкой. Ее статус выше, чем у рыжей».
Брюнетка отреагировала на вторжение Ловеласа абсолютным равнодушием, а лучше сказать, никак, и продолжила свой телефонный разговор со спокойствием каменной скалы:
— Александр верил в свою удачу и не сомневался в исполнении задуманного, но действия и планы македонского завоевателя, упоенного своими победами, доказывали, что он утратил чувство реальности. Добровольно приблизившись к своей смерти, он обрек себя на погибель.
Саша, начиная догадываться, что это замаскированная психическая атака, крепче обнял пантеру за талию. Веня, наблюдательности которого мог бы позавидовать самый дотошный детектив, вдруг обнаружил:
«Черная самка опасна».
Маргарита начала водить носом вдоль лица Саши. Принюхиваясь, она знойно выдохнула воздух прямо в ухо Бабникова, отчего тот слегка разомлел, но вдруг почувствовал резкую боль: Маргарита вцепилась зубами в его шею и сжала челюсти, крепко удерживая складку нежной бабниковской плоти.
— О-а-а-у!!! — сдавленно взвыл Саша.
Высвободиться не было возможности. С таким же успехом он мог прищемить свой язык в тисках, и попытаться отойти.
«Черная самка дала понять самцу, что она Альфа особь», — заключил Веня.
Подержав самца в своей власти, Маргарита напоследок прикусила еще сильнее, чтобы оставить яркий след, и разжала хватку. Бабников снова взвыл, и ошалело отпрянул. Не меняя позы, будто ничего и не случилось, она продолжила свой телефонный разговор:
— Александр надел таинственную корону, и сбылось предсказание: Властелин Вселенной утратил память, повернул с полпути в Индию, забыл о своей цели, и вскоре умер, — Маргарита сделала пару шагов к Бабникову и протянула ему портфель:
— Подержи.
Отказывать было глупо. Бабникову ничего оставалось, как выполнить ее команду. Взяв из его руки страницу, она заглянула в текст:
— Вот нашла. Дройзен Иоганн. История эллинизма. Год издания 1997-ой. На здоровье. Все пока, — пантера выключила телефон, забрала портфель, и посмотрела на Сашу так, будто увидела впервые.
«Тактика нахрапа была ошибочной», — подумал он.
Что-то говорить, значило делать подход из невыгодной позиции «укушенного», а вопрос о смысле ее фраз, был равносилен признанию того, что он принял их в свой адрес. Она, конечно, даст понять, что не видит разницы между ним и окружающим воздухом, ведь они даже не знакомы. Да, все эти барьеры можно было преодолеть, перейдя в наступление, но аксиома пикапа утверждала: с увеличением количества подходов, шанс на успех резко падает. В секунду взвесив «за и против», Бабников смолчал, решив не рисковать. Его ответом стала поза скрещенных рук, и снисходительный взгляд знатока женских хитростей, подразумевающий богатый выбор для толкования:
«Было забавно, ты меня развлекла».
«Было скучно, скорей бы ты ушла».
«Я понял, ты говорила для меня».
«Я не понял, это что за представление?»
«Кусается! Ненормальная какая-то».
«Я подумаю, интересна ты мне или нет».
«Я еще не решил, стоишь ли ты моих телодвижений».
Всю эту гамму вариантов исследователь немедленно свел воедино:
«Самец заинтересован Черной Альфой, но опасается ее».
Маргарита ответила молчаливым пренебрежением, показывая, как далека она от желания морочиться расшифровкой его посыла, и взглянула на рыжую бестию. Веня, посмотрел на Алису, и сделал вывод:
«Рыжая самка выражает агрессию. Она лишилась внимания самца».
Лиса, забытая Бабниковым, находилась в состоянии плохо-скрываемой ревности. Глаза ее искрились маленькими зелеными молниями. Маргарита, выдала ей тяжелый взгляд убийственного превосходства, отчего та почувствовала себя неуютно. Зеленые глаза мстительно сощурились.
«Рыжая самка признала превосходство Черной Альфы, и приняла бета-статус», — сделал заключение умный ботаник.
Вспомнив о реферате, Веня протянул его Маргарите. Пока она разговаривала по телефону, он аккуратно объединил листы и сложил их в папку.
— Благодарю, оставь себе, — доброжелательно сказала Маргарита. — Я знаю, ты хочешь прочесть эту работу. Могу прислать текст почтой, а то листы испачкались.
— Спасибо, не нужно, — молвил Веня и сразу пожалел о своем отказе.
— Вот еще лист, тут заключение. Я вернусь через пятнадцать минут, но ждать меня не обязательно.
Не ожидая согласия, и вообще любого ответа, Маргарита оставила Вене свой реферат, развернулась, и пошла грациозно и величественно. Ей вслед смотрели три пары глаз: одна, ласкала взглядом ее удаляющуюся фигуру, вторая удивленно изучала, а третья мстительно провожала опасную соперницу.
«Бабников промолчал. Решил не рисковать. Прекрасно. Тамара выполнила свою миссию: он вооружен против меня, моими же советами». — Маргарита улыбнулась своим мыслям. — «Я буду атакована им завтра, в условленном месте, со всем, доступным ему, напором и красноречием».
Проводив брюнетку завистливым взглядом, Алиса злорадно констатировала:
— Теперь ты станешь вампиром, Сашенька, — она радостно показала пальчиком на его шею со следами зубов. — Будешь дымиться на солнышке, и спать в гробу.
Бабников нахмурился и сделал шаг в ее сторону. Алиса взвизгнула, разыгрывая ужас:
— А-а-а! Не приближайся ко мне!
Саша, глухо рыча, схватил девушку в охапку, оскалился и потянулся к ее шее. Алиса пронзительно завопила:
— Прочь, отродье сатанинское! Веня, дай мне осиновый кол!
— Ты ее знаешь? — поинтересовался Бабников у исследователя, усмиряя рыжую добычу. — Ту, черненькую.
— Я видел эту Альфу раньше, но незнаком с ней, — ответил Веня, не заметив, что оговорился.
Ошибка исследователя была смешной, но интригующей. Пользуясь этим, Алиса прекратила сопротивляться, не без удовольствия затихла в объятиях Бабникова и спросила у Вени:
— Она тоже инопланетянка? С Альфа Центавра?
— Я хотел сказать, девушка. Альфа, означает доминанта. Потенциальный лидер группы, — поправился Веня.
— Чем ее можно заинтересовать? — Саша, ослабил хватку, не заботясь о том, что вопрос слишком явно выдает его интерес к брюнетке.
Веня бесстрастно выдал справку:
— Альфа всегда стремится занять самое высокое положение в иерархии группы. Мужская особь будет бороться за статус вожака. Женская Альфа никому ничего не доказывает, ее статус обычно признают без боя. Она всегда сама выбирает самца для спаривания, это ее привилегия. Ей важно качество семени: Альфа выбирает сильный генотип, который передастся ее детям. Это у стайных животных в дикой природе. А у людей, все конечно сложнее, хотя животные стили поведения так же присутствуют.
— Ты не элитный самец, тебе с Альфой ничего не светит, — с наслаждением уничтожила Бабникова Алиса. Месть за пренебрежение ею, ради брюнетки, была сладка. Она прищелкнула язычком, и сделала контрольный выстрел в голову: — Не тот генотип!
— Придется побороться с тобой в горизонтальной плоскости, — нагло отпарировал Саша. — Ты же хочешь узнать мой генотип?
— Пфф! — презрительно фыркнула Алиса. — Ракообразными не интересуюсь. Разве что в крабовом салате, — пользуясь послаблением, она ловко вырвалась из объятий, уверенная, что ее догонят. Отбежав в сторону, она ткнула в самолюбие Бабникова очередную шпильку: — Веня скажи ему, пусть идет тренировать свой генотип на одноклеточных организмах.
— Я в ваши игры не играю, — сказал исследователь, и перевернул титульный лист реферата.
— Веня, не упусти свой шанс, Альфа того стоит, — пошутил Бабников, намекая на возвращение Маргариты. Настигнув Алису, он потянул ее с собой. — Пойдем, душечка, прогуляемся до деканата.
— Не щелкай своими клешнями, мне страшно! — кокетливо отшила Алиса, позволяя себя увлечь. — Ты тащишь меня в свою нору. Я не хочу! Там сыро и темно!
— Там уютно и тепло от камина, а пол устлан мягкими шкурами. Мы возлежим на них в объятьях нежных, — романтично нарисовал Бабников.
— Под этими шкурами земляной пол, испачканный слизью медуз, которых ты убил! Фу-у!
— Придется тебя украсть, душечка, — Бабников, бесцеремонно схватил Алису, легко забросил ее на плечо, и понес как свернутый ковер.
— А-а-а, помогите! Меня похитил краб-убийца! — в восторге завизжала она, барахтаясь вниз головой, и беспомощно болтая ногами.
Эта сцена похищения, могла бы произвести фурор, и стать триумфальной для Бабникова, если бы в коридоре присутствовала благодарная аудитория, но кроме Вени, погрузившегося в чтение реферата, и трех подруг библиотечно-пуританского вида, очевидцев не оказалось.
— Люди гораздо более аморальны, чем могут себе вообразить, — с морозной иронией процитировала Фрейда, самая умная библиотекарша.
Не считая нужным стесняться этого трио синих чулков, Бабников заносчиво пронес свою добычу мимо них, и даже изловчился подмигнуть обладательнице самых больших очков. Алиса, уловив осуждающие взгляды скромных девушек, издевательски шокировала:
— Помолитесь за меня сестры! Моя невинность в лапах страшного чудовища!
Хлопая его по спине, она додумалась задрать бабниковскую куртку и рубашку, добралась до голого тела, и безжалостно оцарапала его от копчика до лопаток.
— О-а-а-у!!! — снова взвыл от боли Саша.
Остановившись метрах в пяти от трех сестер, Саша переместил центр тяжести своей ноши, прижимая ее чтобы движение тела по телу было медленным и сплоченным. Алиса начала сползать вдоль него как по стволу. Когда ступни ее почти коснулись пола, он развернулся, прижал свою добычу в укромном уголке за выступающей колонной, и аккуратно ослабил хватку, дав ей возможность обрести, наконец, землю под ногами.
Сестры в стыдливом шоке отвели взгляды от сладкой парочки: юбка рыжей красавицы задралась чуть ли не до горла, ослабив, или точнее сказать, оголив ее, и без того слабую оборону.
— Ты маньяк! — прошептала Алиса, выдыхая ему в лицо, и одергивая юбку, однако руки Бабникова уже прочно захватили плацдарм под лисьим хвостом, дабы использовать его для вторжения вглубь территории сопредельного государства.
В дальнем конце коридора появилась Тамара. Картина, открывшаяся ей, была порочно-живописная: рыжая бестия, растрепанная, так и не успевшая поправить юбку, в неприличных объятьях милого друга, возбужденного и запыхавшегося. Три очковые змейки-зрительницы, порицающие бесстыдство, даже не помышляли об отступлении, ибо каждая из них тайно позавидовала рыжей лисе, и норовила украдкой подсмотреть за ходом бесцеремонной экспансии наглого самца.
— Сестрички, свечки подержите? — осведомился Бабников, намекая, что вообще-то, страсть дело спонтанное, и неплохо бы им удалиться.
— А ну пошли вон отсюда все трое! — издалека крикнула Тамара библиотекаршам, угрожающе вынимая из сумки зонтик, и ускоряя шаг.
Змейки, почуяв пробуждение разрушительной стихии, зашикали, и предпочли дружно ретироваться. Бабников отпустил Алису, оперся на колонну рукой, и самодовольно улыбнулся, встречая Тамару взглядом всепобеждающего нахальства.
— Захотел вылететь из университета за аморалку!? — не сбавляя скорости, строго окрикнула она Бабникова. — Лучше беги! Иначе я тебе сейчас лоб разобью! А ты, рыжая отойди, а то и тебя задену ненароком! — Тамара на ходу раздвинула складной зонт, будто передернула дробовик.
Алиса, сообразив, что избиения Сашеньке не миновать, выскользнула из угла, и пошла вдоль стеночки, торопливо поправляя юбку. Оставаться в этом коридоре ей больше не хотелось. Женское чутье подсказывало: Сашенька сильно ошибается, полагая, что гнев Тамары для него безопасен. Интуиция лису не подвела. Царица сходу размахнулась, и влепила Бабникову зонтом между глаз.
— О-у!!! — в третий раз сдавленно взвыл Саша. — Ты что, с ума сошла!
— Лучше я сама тебя убью! — она начала ритмично наносить удары зонтом по спине и плечам Бабникова. — Пусть Маргарите достанется труп бездыханный. Лучше умри от моей руки, чем от колдовства!
Весь океан ее былого терпения, взбунтовался и заштормил, насылая на кумира бесчисленные цунами. Получая удары зонтом, Саша пытался прижать Тамару к себе, чтобы лишить ее возможности замахиваться, но это оказалось делом нелегким. Она, как разъяренная львица, чудом выкручивалась от его хватательных движений, и вновь била, уже куда попало.
— Все равно сгинешь, если не убью!
— Хватит! — заревел Александр. — Прекрати истерику!
— Не хватит! Не хватит! — теряя силы, продолжала лупить его царица.
Александр взбесился, и нерасчетливо сильно толкнул Тамару в плечи. Она, чуть не упала, но смогла удержать равновесие, и заняв атакующую позицию, выпалила:
— Другого места не нашел!? Почему здесь!?
Обессилев, она все равно не мыслила отступления. В ее напряжении читалась способность напасть в любую секунду, без раздумий о ценности собственного здоровья и жизни.
— Тамара, успокойся!!!
Выронив вдребезги разбитый о кумира зонт, она вдруг обмякла, и прижалась к Александру, всхлипывая, и роняя крупные капли из глаз на его рубашку. Бабников тяжело вздохнул. Но это было не мужское сетование на женские слезы, а вздох облегчения:
— Тамара, ты опасная.
— Я твой дефибриллятор…
Саша почувствовал на шее влагу от слез Тамары. В том самом месте, где укусила Маргарита.
— Почему ты сказала, что я умру от колдовства?
— Потому что ты дурак, — буркнула она, пряча заплаканное лицо.
— А все-таки?
— Когда умрешь, приходи ко мне. Я верну тебя к жизни…

===========================
Продолжение: Королевские особы
proza.pishi.pro/mistika/9613.html

Общая композиция романа «Божественная жемчужина», анонсы и главы со ссылками:
proza.pishi.pro/mistika/13175.html

===========================
ССЫЛКИ:
Оригинальная цитата Фридриха Ницше: «Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя».


Свидетельство о публикации №9526

Все права на произведение принадлежат автору. Игорь Чио, 30 Апреля 2018 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.