Пиши .про для писателей

Дары Гекаты 7. Королевские особы

Автор: Игорь Чио

БОЖЕСТВЕННАЯ ЖЕМЧУЖИНА. Часть I-1. ДАРЫ ГЕКАТЫ.
06.05.2018 — посл. правка содержания.

Симонто: — А я в безумии своем еще считаю что ад, который мне она готовит, милее для меня, чем рай, дарованный другой женщиной.
Парламанта: — Если ад так приятен вам, как вы говорите, то вам не следует бояться и дьявола, который вас туда ввергнул.
Маргарита Наваррская. ГЕПТАМЕРОН.

По дороге к Смотровой площадке, Александр проработал эмоциональный настрой и чувствовал внутренний подъем. Дабы не испытывать нервозной дрожи при контакте, королева была мысленно низведена в прачки и понижена в оценке с десятки до тройки.
Зазвонил телефон. Друг, недавно поступивший на тренинг пикапа, интересовался, как пользоваться техникой якорения.
— Ничего сложного, — ободрил Бабников. — Например, когда почувствуешь, что девушка созрела и хочет секса… Ну, сам знаешь, открывает запястья, поглаживает себя, играет туфелькой, глаза блестят и блуждают. Сделай что-нибудь необычное и запоминающееся. Поцелуй в шею или ладошку, шепни на ушко, что-нибудь супер-приятное, прикуси за мочку. Вариантов миллион, выбери самый удачный именно для нее.
— И все?
— Да, это и будет якорем. В следующий раз, когда повторишь тоже самое, она автоматически возбудится. И очень быстро. Это такое свойство организма, включать состояние по внешнему сигналу.
— Ух, ты. Обязательно попробую.
— Только его надо закреплять повторениями, как условный рефлекс у собаки Павлова, иначе якорь быстро сотрется. Ты, кстати как, не надумал поупражняться на других девчонках?
— Не, мне моей Наташки хватает. Я ведь из-за нее и пошел на тренинг.
— Ну как хочешь, — он сбросил вызов и вернулся к своим мыслям.
Накануне, Александр внимательно изучил себя в зеркале. К счастью зонт Тамары не повредил его внешности, чего нельзя сказать о ногтях Алисы, и укусе Маргариты: на спине остались царапины, а на шее небольшой, но заметный след от зубов девушки-вамп.
«Второе фиаско это уже слишком… Полоса неудач? А ведь она началась сразу после первой встречи с ней...»
Это совпадение наводило его на суеверные мысли. Леди-вамп представляла собой образ, с одной стороны таинственный, но с другой, вполне объяснимый. Необычный стиль внешности Маргариты, Саша интерпретировал как первый отборочный этап конкурса за обладание главным призом. Перебирая в памяти аксиомы, которые вдалбливали на тренинге пикапа, он вспомнил о так называемом «bitch shield», щите стервы, которым красавица отпугивает мнительных особей мужского пола. Подойти и заговорить с девушкой, избалованной мужским вниманием — значит успешно пройти ее первый тест на смелость.
«С таким мощным щитом как у нее, я еще не сталкивался...»
Понимая, что королева весьма сложная штучка, требующая тонкого инструмента, Бабников отказался от перерытого накануне, запаса вступительных фраз, показавшихся ему, топорами и дубинами, и решил использовать ключ, данный Тамарой. Неравнодушие Маргариты к витиеватым и возвышенным фразам он расценил, как следующий тест, уже на умственные способности. Тут он был в себе уверен и сделал соответствующие домашние заготовки, но все это касалось лишь начала.

Исход третьей, и скорее всего, последней попытки не поддавался прогнозированию, потому что права была Тамара, когда говорила ему о разряде эконом класса. Для такого нищего студента как он, слом барьера недоступной красавицы — это не более чем удачный дебют для пешки, переодетой в мантию короля.
По опыту Бабников знал, что за первыми тестами на смелость и ум, последуют более сложные проверки на щедрость, уверенность, силу, спокойствие, решительность, настойчивость, и черт его знает на что еще. Из списка уже известных и особо изощренных, Александр выделил стопроцентную вероятность проверки: «можно ли тобой командовать, вертеть и манипулировать», и был к ней готов.
Оставалась одна темная сторона, проникнуть на которую, ему никак не удавалось. После истеричного нападения Тамары, ее предостережения стали внушать ощущение неведомой опасности, сходное с беспокойством полевой мыши, учуявшей присутствие хищной совы. Вчерашний телефонный разговор Маргариты, не выходил из головы. Что это было? Намеренная атака? Зачем? Они даже не знакомы. Сговор с Тамарой? С какой целью? Маргарита серьезная соперница, а Тамара умна, она не может этого не понимать. Не найдя ответов, Бабников рассудил, что следует вернуться к этим вопросам позже, а пока сосредоточиться на успехе задуманного предприятия.
На Смотровой площадке скопилось несколько десятков посетителей, треть из которых, фотографы и торговцы мелкими сувенирами, явно скучая, ловили взгляды потенциальных клиентов. Маргарита появилась точно в назначенное время и одним своим появлением, внесла смятение в маленький мирок.
На ней было легкое шифоновое платье, короткое спереди и длинное сзади. Благодаря завышенной талии и небесному цвету, оно придавало ей вид греческой богини. Разговаривая по телефону, она мерно постукивала каблучками и шла на Александра, притягивая к себе взгляды окружающих без каких-либо усилий, но агрессивно, как уникальное природное явление. Те из мужчин и парней, что увлеклись панорамой, почувствовали ее затылками и повернулись. Не заметить эту девушку, было невозможно. Она являла собой идеал красоты, выраженный в безупречной правильности элементов, гармонии форм, размеров, и их пропорций. Гордая осанка в разы усиливала отпугивающую сигнальную систему.
Мужчины при виде красавиц испытывают стресс, сопровождающийся выбросом в кровь гормона кортизола, а частое общение с ними, может даже подорвать здоровье представителей сильной половины. Сердце охотника волнительно забилось:
«Королева!»
Спонтанно восхитившись ее красотой, он нанес ущерб результату своих усилий в части понижения значимости объекта. Александр постарался представить Маргариту в черно-белом цвете и отчасти вернул себе хладнокровие, но рассматривая детали недоступной красоты, вновь испытал волнение. Ее образ разительно отличался от прежнего. Губы почти не выделялись, зато глаза были глубоки и холодны. Мягкие оттенки воды в макияже, колыхание волос и ткани платья, довершали образ воздушно-равнодушной аристократки голубых кровей, сошедшей в мир простых смертных из своего лимузина, чтобы взглянуть на город, раскинувшийся у ее ног.
Маргарита выключила телефон, подошла к парапету метрах в пяти от Александра, и устремила взгляд вдаль; одна, строгая и молчаливая. И тут, вспомнив подсказку Тамары, он разглядел под ее отпугивающей сигнальной системой великую грусть холма на равнине; печаль снежной вершины, обреченной на одиночество просто потому, что ей нет равных. Это было наитием, прозрением, и подтверждением достоверности разведданных. Понимая, что промедление недопустимо, опасаясь, как бы незнакомка не покинула удобное для подхода место, или еще хуже, не была перехвачена конкурентами, он решился:
«Мы будем иметь честь, атаковать вас!»
Александр выдохнул и сделал шаг вперед, испытывая привычное волнение актера, выходящего на сцену в тысяча первый раз, чтобы сыграть одну из своих самых звездных ролей:
— Герцогиня! Какой приятный сюрприз видеть вас, — он развел руки в королевском жесте расслабленного величия, и двинулся навстречу.
Она отвлеклась от созерцания панорамы и посмотрела с некоторым подобием заинтересованности. Александр, принял позу монарха в мастерской художника и продолжил:
— Вы без свиты? Я сильно удивлен. Не каждый день встретишь особу столь высокого положения и волнительного шарма, одну, с печатью грусти на лице, и молчаливую как мраморное изваяние богини. Признайтесь, красота неземная, как вы здесь оказались? И не говорите, что причина, которой я обязан счастьем застать вас именно здесь, незначительна! — он шутливо нахмурил брови. — И слышать не желаю! Откройте мне тайну этой Причины, и я велю возвести ее в ранг Традиции, чтобы находить вас тут ежедневно и свидетельствовать вам мое восхищение.
Заинтересованность возросла, но Маргарита по-прежнему хранила молчание. Александр хлопнул себя по лбу:
— Ох, простите. Помнится, вы проявляли интерес к моей крови, и если вам угодно испить ее, то извольте! После нашей первой встречи, я взял за правило держать при себе кубок специально для вас, — он вынул из кармана пластмассовый телескопический стаканчик.
Шутка возымела действие надгробной речи.
— Кто вы? — спросила она мрачным тоном, будто видела его в первый раз.
— Людовик четырнадцатый, король Франции, — не раздумывая, представился Александр.
— Король-солнце? Сторонник принципа абсолютной монархии и божественного права королей… Сколько вам лет, Ваше Величество?
— Двадцать два года, — ответил он, и подумал: «Начались проверки».
— Тогда мне сорок пять. Со дня смерти, — спокойно ответила Маргарита, и поинтересовалась: — А шприц у вас есть?
— Шприц!? — слегка стушевался Людовик. — Признаюсь…
— Плохо, — перебила она со скучающим видом. — Зачем носить с собой кубок, если у вас нет штопора. Вы меня разочаровываете, Ваше Величество.
Саша бездумно ляпнул первое, что пришло в голову:
— Можно продавить пробку.
— Перерезать вам вены, это не слишком удачная идея, ведь закрыть сосуд будет невозможно и вся драгоценная жидкость вытечет. Вы же не хотите утолить мою жажду ценою своей жизни?
— Почему бы не сделать приятное для леди-вамп, — подыграл Бабников. — Думается мне, что жертвуя ради вас своей кровью, я имею право спросить, как вас зовут.
— Вы узнаете мое имя, если решите простую арифметическую задачку, вычислив год моего рождения. Используйте подсказки: я умерла в возрасте шестидесяти двух лет, а через двадцать три года, в тысяча шестьсот тридцать восьмом году, родился Людовик XIV де Бурбон.
Александр напряг математические способности, предпочитая мыслить вслух:
— Тысяча шестьсот тридцать восемь минус двадцать три…
— Вы напоминаете моего придворного поэта. Он столь часто увлечен поиском рифм в лабиринтах словесного запаса, что позволяет себе забыть о присутствии той, ради благосклонности которой и сочиняет свои возвышенные сонеты. Чтобы получить мое прощение за вашу бестактность, вам следует вспомнить и его имя.
— Имя поэта?
— Или имя той, кому посвящен сборник его сонетов. Ее звали так же, как и дочь последнего троянского царя Приама.
Не решив первую задачку, и сразу получив вторую, Александр немного растерялся. Блеснуть знаниями было бы не лишним. На языке даже завертелось имя французского поэта, которого можно упомянуть, с минимальным риском ошибиться.
Убедившись, что Людовик отвлекся и разум его беззащитен, Маргарита неожиданно продекламировала тихим мистическим голосом:
— Спаси себя, воздвигни храм сожженный. Люби одну, и будь любимым ей.
Еще не осознавая, что подвергся скрытой психологической атаке, Бабников опешил, пытаясь понять слова девушки, но сказанные ею фразы, минуя входной контроль рассудка, уже достигли дна его подсознания. Маргарита, не давая возможности исправить результат проведенной диверсии, освободила короля от необходимости напрягать умственные способности:
— Оставьте ваши потуги, Ваше Величество. Моего придворного поэта звали Пьер де Ронсар, а его сборник называется «Любовные стихи к Кассандре». И не утруждайте себя расчетами, я родилась в 1553-м году, — она слегка приподняла подбородок и представилась: — Принцесса Франции Маргарита, герцогиня де Валуа. Мы жили в разных веках, Людовик, наши миры не пересекались в пространстве и времени. Надеюсь, я вас не сильно напугала? Это всего лишь исторические реалии.
Не желая показывать, что сбит с толку, Александр уцепился за ускользающую нить сумасбродной беседы, и ввернул домашнюю заготовку:
— Поговаривают, что королева хранила набальзамированные сердца своих любовников. Это правда?
— Да, но вам не стоит опасаться, вы не из их числа.
— Королева Марго…
— Обладает скорее божественной, нежели человеческой красотой, и создана для погибели мужчин, а не для их спасения. Так отозвался о ней современник.
— Жутковатый образ.
— Не бойтесь, Людовик. Я не буду приходить к вам ночью, и пить вашу кровь, — она наклонила голову, и придирчиво осмотрела его обувь. — Если, конечно, вам достанет ума обращаться с королевой по-королевски.
Проследив за направлением ее взгляда, он поздравил сам себя: ботинки короля, по счастью, были новые и вычищены до блеска, но программа знакомства была сбита похоронно-хакерской атакой. Александр почувствовал себя неуютно, потерял кураж, и не знал что сказать.
— Людовик, спасите себя, — нарушила паузу Маргарита. — И перестаньте дрожать, я пошутила. У меня плохое настроение, поэтому юмор слегка замогильный. Потрогайте мою руку. Ну же, смелее, я еще теплая.
Она протянула ему бархатную ладошку, которую он взял как сверток, не соображая, что прикасается к вожделенному телу. Рука была не только теплой, но и удивительно красивой. Маргарита задумчиво посмотрела на его запястье:
— Ваши вены удобно выпячивают под кожей, Людовик. Жаль, что у вас нет с собой иглы. Со шприцем, я могла бы взять вашей крови, сколько нужно, не потеряв ни капли.
Бабников ошалело посмотрел на девушку. Она была серьезна и спокойна.
— Маргарита, вы шутите слишком мрачно.
— А вы не шутите вообще. Я надеялась, что вы меня развлечете, но, похоже, ошиблась, — ручка с чудными ногтями бело-голубого цвета выскользнула и вернулась к хозяйке.
— Шутить, подвергаясь скрытому гипнозу, бывает весьма сложно, — Саша, наконец, поймал нужное русло. — Тройная спираль Милтона Эриксона была исполнена вами весьма недурно. Две недосказанные истории, управляющая директива в третьей и возврат к первым двум. Что вы хотели внушить? Зачем говорили мне о спасении себя?
— Людовик, я не понимаю, о чем вы говорите, — на лице Маргариты появилось искреннее недоумение. — Если вам интересна тема авто-спасения, обратитесь к опыту Барона Мюнхгаузена, ведь он, как известно, сам вытащил себя из болота за косичку. Вы можете прочитать подробности этой истории в книжке и последовать его достойному примеру, но поторопитесь, волосы на голове не вечны, они имеют свойство выпадать.
— О каком сожженном храме вы говорили? — нервно сменил тему Бабников, выведенный из себя намеком о болезненной проблеме лысеющего затылка.
— Вы удивляете меня, Людовик, — Маргарита подошла к королю, приложила к его груди ладонь, и погладила, успокаивая возмущение. — Всем известна легенда о Герострате, который поджег храм богини Артемиды в своем родном городе, был за это казнен и приобрел в веках позорную славу разрушителя.
Александр замер от ее ласковых прикосновений. Убедившись, что король успокоился, она отняла руку, но осталась рядом и заговорила тоном загадочным и певучим:
— Страх поселился на пепелище сожженного храма. Жители Эфеса были напуганы возможными последствиями. Они опасались гнева богини, ведь Артемида славилась мстительностью и безжалостно расправлялась со своими врагами. Не прощая унизительных дерзостей, она насылала беды и напасти, и поражала насмерть своими стрелами.
— Не понимаю, я-то здесь причем?
— Между явлениями, на первый взгляд не связанными видимой причиной, зачастую существуют сходства. Видеть в них метафоры и аллегории — умение, очень важное для философа, ведь он собирается зарабатывать на жизнь словом и пером. Не так ли, милый друг?
— С этим трудно спорить.
— В таком случае вспомните мудрые слова Армана де Ришелье: «Чтобы управлять государством, нужно поменьше говорить и побольше слушать».
— Я весь внимание.
— Горожане строили версии о причинах поступка Герострата. Одни говорили, что поджог стал следствием его обиды, вызванной пылкой, но обманутой юношеской любовью. Другие утверждали, что мать его была холодна, обделила сына нежностью, и от этого он стремился к девичьей ласке, но в безумии своем, решил отомстить женскому началу. Нашлись даже люди, которые осмеливались говорить о скрытой гомосексуальной природе Герострата, однако под пытками он признался, что единственными причинами разрушительного деяния, были жажда глупого честолюбия, и желание оставить след в памяти потомков.
Кстати, к началу III века до нашей эры, храм Артемиды Эфесской был полностью восстановлен в прежнем виде. Деньги на постройку нового Чуда Света выделил Александр Македонский, который родился в день и час, когда Герострат совершил свое злодеяние. Это совпадение наводит на предположение о некоей мистической связи между этими двумя людьми…
Мозг Бабникова начал закипать от обилия информации высокого порядка, спрятанной в иносказаниях Маргариты. Он подполз на край омута, о котором упоминала Тамара, осмелился в него заглянуть и увидел в бесконечности смыслы бытия, пока довольно смутные, но грозные в своей законодательной силе.
— Люби одну и будь любимым ею. Кого вы имели в виду?
— Не знаю, кто вам это сказал, но фраза не имеет вольных толкований. Очевидно, ее следует понимать в буквальном смысле, и я думаю, что подсказка тут, — Маргарита задумчиво провела пальчиком волнистую линию по левой стороне груди Александра. — Похоже, вы уронили свой реферат, Людовик, и перепутали в голове все листы. Вам следует разложить их по порядку, и найти утраченную логику, — она вдруг устало произнесла: — А вообще, вы навеваете чудовищную скуку своими расспросами. Разбирайтесь с червяками в вашей голове сами, и если вам нечем развеселить скучающую даму, то избавьте ее от вашего общества.
Маргарита посмотрела на короля, ожидая реакции. Убедившись, что его Величество пребывает в напряженном безмолвии, она, слегка помедлив, неохотно отвернулась и оперлась на парапет, показывая, что вовсе не собиралась шутить или играть и готова в одиночестве продолжить свои размышления, которые он так бесцеремонно прервал.
«Тамара была права», — поразился Бабников. — «Но отступить немыслимо!»
Он усилием воли отогнал мистический туман. Пауза, которую выдержала Маргарита, перед тем как отвернуться, была похожа на внутренние колебания. Расценив их как хороший знак, он собрался и включился для продолжения поединка, надеясь взять реванш во втором раунде.
— Триллер был разыгран вами талантливо! — восхищенно произнес Александр. — Какое самообладание! Какой глубокий, мистический образ создан гениальной актрисой! Какие тонкие штрихи и детали, соединены в сложнейший узел намеков и недомолвок! Верю, верю, — Саша несколько раз хлопнул в ладоши. — Верю! Любые овации будут мизерно малы, и не способны выразить мой зрительский восторг. Принцесса, вы уникальны. Король у ваших ног, но безмерно страдает при виде грусти в ваших глазах, и готов сделать невозможное, что бы печаль покинула океан, созданный для любви и упоения.
Маргарита развернулась и одарила благосклонной улыбкой:
— Ожидание осени слегка повлияло на мое настроение, придав ему оттенок философских размышлений, но ваше неожиданное появление развеяло мою грусть. Видеть короля-солнце, большая радость для меня, — она говорила без раздумий и пауз, ее речь лилась естественно, будто игристое вино в бокал.
— Я нарушил ваше намеренное уединение и прошу снисхождения. Удовольствие, которое я испытал при виде вас, лишило меня такта. Думается мне, что Причина, которой я обязан нашей встрече, недостойна возведения в ранг Традиции, потому что следствием ее стала ваша печаль.
— И вы развеяли ее, подарив мне возможность беседовать с вами, но поверьте, сама причина настолько призрачна, что не имеет значения. Это всего лишь скука — черный бриллиант в оправе золотых листьев.
— Маргарита, вы ввергаете меня в бездну удивления. Обладая такой редкой красотой, вы уязвимы для скуки!?
— Ваше Величество изволили делать сравнение с бездной ради экспрессии речи, однако истинный смысл слова ускользнул от вас. Бездна это вечное падение в мрачный потусторонний мир, но поверьте, ввергать вас в бесконечную глубину недоступную для света, я вовсе не желаю, ведь вы пока не сделали мне ничего плохого, — с удовлетворением уловив на его лице мимолетную тень, она продолжила:
— Что же касается скуки, увы, Ваше Величество, со мной такое бывает, и довольно часто. Ожидание и одиночество тому виной. Красота подобна цветку. Вокруг летают шмели и пчелы, однако и среди них надобно искать ту редкую, что достойна вкусить сладости.
— Так располагайте же мной, принцесса! — Александр развел открытые ладони, предлагая себя. — Прогоните скуку! Эту придирчивую, ворчливую колдунью, разъедающую изнутри ваши жизненные силы. Дайте возможность напористому гейзеру согреть внутренность вашего уникального по красоте и изяществу сосуда, утопить в горячем блаженстве усталое одиночество. Разве наслаждение, это не лучший способ справиться с печалью?
В глазах Маргариты появился ответный блеск.
— Что и говорить, способ замечательный, Ваше Величество. Что может быть прекраснее, чем ласковые вьюны соблазна, скользящие по впадинам и возвышенностям дикой в своих желаниях местности, открывающей потайные расселины умелому любовнику? До наслаждений, я большая охотница. Нужен лишь достойный, которому выпадет счастье стать избранным королевы, бесстыдной в своей наготе и полной страстных желаний.
— О, душечка, — Александр коснулся запястья принцессы. — Угодить прекрасной охотнице за усладами, самая драгоценная награда для ее поклонника!
Роза, начавшая открывать лепестки под теплыми лучами короля-солнце, вдруг сжалась в холодный бутон. Маргарита высокомерно сверкнула взглядом, и повысила голос:
— Вы слишком рано начали говорить о награде, Людовик! Запомните или запишите себе на лбу и смотритесь в зеркало: прикасаться к королеве без ее разрешения это непростительная дерзость!
Демонстрация неприступности напомнила Александру о необходимости скрывать конечную цель предприятия вплоть до постельной развязки. Надев маску бесполой овечки, для которой: «секс не важен, милая, а вот твоя личность это самое интересное, что в тебе есть», он постарался плавно уйти с территории сальных намеков:
— Принцесса, ваша щепетильность в вопросах этикета мне очень импонирует, и я не собираюсь ими пренебрегать, но вы столь недвусмысленно намекнули о ваших желаниях, что я, неверно истолковав их смысл, счел возможным слегка вам подыграть и совершил ужасную ошибку. Любые скабрезные намеки недостойны вас. Много приятнее говорить об удовольствии, имея в виду ум, образованность и остроумие, которые льются из вашего сосуда через край. Видеть вас — награда, слышать — истинное блаженство, желать большего — немыслимо для простого смертного.
— Людовик, я сейчас начну зевать от ваших постных речей. Если вы монах, то идите молиться в келью, а меня оставьте в покое. Я не намерена тратить время на выслушивание приторных комплиментов о моих достоинствах, потому что знаю о них и без вас, а если вы считаете, что стены моей крепости слишком высоки, то поищите караван-сарай, который будет вам по силам.
Александр, раздраженный очередным щелчком по носу, обрел кураж и покатил как танк, разрушая на своем пути заграждения, в том числе и собственные:
— Принцесса, уверяя вас в преданности, я не намерен терпеть незаслуженные оскорбления. Потакать капризам приза, не мой выбор. Я и сам достойный приз, и имею свой каприз. Простите за каламбур, это экспромт, душечка. Награда здесь не только вы. Полагаю, мы созданы, друг для друга. Врата тарана ожидают, скучая в крепости своей.
— Прекрасно, Людовик, — улыбаясь, промурлыкала Маргарита, довольная тем, что вынудила соблазнителя миновать этап осторожных обходов вокруг темы секса. — Дерзким вы мне нравитесь больше.
— Имею честь предложить вам свое высочайшее покровительство и советую не отказываться от такого роскошного шанса, — поддался Бабников на ее хитрость. — Встать с королем на одну ступень, весьма престижно для принцессы. Возлечь с ним на одну поверхность — престижно вдвойне.
— Я слышу речи не монаха, но короля. Вам удалось прогнать мои печальные мысли в знойную пустыню, далекую как звезды, — она положила руку ему на плечо: — Осталось проверить, не бравада ли это.
— Извольте, я к вашим услугам, принцесса.
— Итак, вы допущены к подножию вершины, но уверяю вас, Людовик, ее покорение станет для вас нелегкой задачей, — поддразнила Маргарита. — Ан Гард!
— Думаю, подножье пройдено и я на полпути к заветной цели, — самодовольно парировал Бабников.
— Воздержитесь от цитирования ваших скучных мемуаров, Людовик. Вы перепутали былые пригорки со сказочной вершиной. Заблудились? Или вам неважно куда подниматься? Ау, клубничка тут, — она чмокнула воздух, кокетливо стрельнув взглядом так, что у короля екнуло внутри.
— Я доберусь до вас, принцесса, взобью клубничку со сливками и поверьте: от моего подъема вам будет невыразимо приятно.
— Прекрасный каламбур, Людовик. Мужской ум меня возбуждает, но боюсь, вы надорвете ваши подъемные силы, и пикантное блюдо не пойдет вам впрок.
— Ваше беспокойство о моих подъемных силах очень трогательно. Самое время включить канатную дорогу. Я же вижу, как вы сгораете от желания стать моей наградой.
— Фу! Вы как глубоко вы меня разочаровываете, Людовик! Оказывается вы не альпинист, а горнолыжник! Вам по нраву быстрый подъем на транспортере и стремительный спуск, похожий на побег!
— Я лишь хочу доставить удовольствие скучающей даме, — невыразительно защитился Бабников.
— Мне уже не скучно, Людовик! Смотреть на ваши уморительные гримасы и пыхтение, утеха более веселая и продолжительная, чем ваше предполагаемое посещение.
— Не умрите от смеха, дожидаясь моего визита, душечка.
— Смех продлевает жизнь, а безудержный хохот от ваших комичных потуг, сделает меня бессмертной. Наберитесь терпения, восхождение будет долгим.
Бабников, распаленный ее издевательствами, вознамерился усилить натиск, заодно подбодрив себя:
— Процесс восхождения сопровождается удовольствием, а покорение пика желанно как для альпиниста, так и для многих вершин… — Бабников запнулся и невольно бросил на Маргариту вороватый взгляд в надежде, что она не уловила недосказанный смысл.
— Для многих вершин, на которые он взобрался, — с презрительной усмешкой закончила его фразу Маргарита.
— Вершин, которые ХОТЕЛИ, чтобы он на них взобрался, — поправился Александр, но было уже поздно.
Она поняла, что его кураж захлебнулся, и перешла в контратаку, нанося уколы в слабое место:
— Не по проходным ли дворам, где калитки открыты днем и ночью, вы шастаете с такой легкостью, Ваше Величество?
— О, нет, принцесса, я предпочитаю покорять неприступные возвышенности.
— И что же случается с покоренными вершинами? Они становятся неинтересны?
— Покориться желает каждая вершина, но остаться при этом интересной, способны только избранные, — уклончиво парировал Александр.
— Значит, вершина должна оставаться непокоренной.
— Оставаясь непокоренной, вершина рискует стать неинтересной.
— Риск вполне оправдан. Она будет избавлена от проходимца, у которого не хватает настойчивости проявлять интерес долго.
— «Долго», это понятие, не имеющее границ, душечка. Рекомендую придать вашему «долго» конкретную величину.
— Думаю, ВАШЕ «долго» слишком коротко, поэтому и вершины доступные вам, похожи скорее на мелкие сопки, чем на горы, — с веселым сарказмом заметила она. — Сколько насыпей в неделю вы способны оттоптать? Три или пять? Простите за каламбур, это экспромт.
Бабников старательно закрывал все окна, в которые пыталась проникнуть Маргарита, понимая, что, чем активнее девушка проявляет любопытство к его прошлому, тем меньше ей надо знать, потому что впоследствии: «Все сказанное вами, может быть использовано против вас».
— Интересуетесь моей мужской силой? — ехидно спросил он и кинул язвительную гранату: — Я готов удовлетворить ваше любопытство, но вам следует вести себя горизонтальнее, душечка.
— А вам, котик, следует беречь ресурс. Мужская сила это невосполнимая расходная субстанция. Ваша горизонталь может лишиться вертикальности одной немаловажной детали.
— Маргарита, вы так трогательно озабочены моими геометрическими параметрами, — пикантно понижая голос, и замедляя темп речи, проговорил Бабников. — Я предлагаю вам интересную программу, будьте смелее, душечка. Вы же хотели избавиться от скуки? Мы посетим ресторан, отведаем блюд, нежных на вкус, выпьем по бокалу вина. Принцесса будет окружена предупредительным вниманием, искренним восхищением ее уникальной красотой и умом. Гениальная актриса, сможет немного расслабиться, слегка опьянеет от приятного на вкус напитка, и поразит поклонника ее дарований искрометным остроумием, и тончайшими намеками. Это будет бенефис благородной дамы, фееричный триумф ее талантов. Затем мы поедем в укромное гнездышко, где природное изящество королевы будет воспето в хвалебных песнях менестреля. К ее ногам будут брошены цветы, а слух обласкан волшебными комплиментами короля-солнце. Так и быть, он разрешит вам удовлетворить ваше геометрическое любопытство: взять линейку, измерить интересующие вас длины и углы, и даже, чего уж там, потрогать и погладить отдельные части, исследуя их на прочность и упругость.
— Заманчивое предложение…
Ей понравились романтичные краски и смелые намеки. Она вдруг осознала, что начинает поддаваться обаянию ловеласа, почувствовала притяжение властной, первобытной силы и поняла, что не хочет ей сопротивляться:
— А у вас есть большая линейка? Я забыла свою дома.
— В вашем распоряжении будет лаборатория, все необходимые инструменты и объект для исследований, способный к изумительным метаморфозам, — продолжил коварную песнь Бабников. — Вас ждут поразительные открытия и незабываемые впечатления.
— Препарировать лягушек не в моем вкусе, я люблю цирк, Людовик.
— Все, что пожелаете, принцесса, — Бабников проделал пасс иллюзиониста. — Пусть будет цирк. Веселые клоуны с пропеллерами, красноречивые жонглеры комплиментами, постельные акробаты, сладость сахарной ваты…
— К нам приехал цирк Шапито…
Ее руки начали гладить плечи ловеласа, рот приоткрылся, заинтересованный кончик язычка, потянулся к верхней губе. Маргарита мечтательно предположила:
— Ночью будет волшебной карнавал, а утром шатер исчезнет, оставив на площади кучу пестрого мусора, и клоуны улетят, пообещав вернуться, — она отстранилась, насмешливо улыбаясь.
Бабников, сообразив, что снова попал в ловушку, испытал раздражение.
— Душечка, меня поражает ваша способность утилизировать солнечный свет. Вы не пробовали писать сценарии для триллеров?
— Неужели вы не заметили, что стали персонажем одного из них? — в ее голосе послышались ноты злорадного торжества. — Открою вам секрет, Людовик, я питаю слабость к крови и пожарищам. Вонзать острую сталь в плоть жертвы, а затем, посыпать пеплом, еще живое, но умирающее сердце… в этом есть что-то невыносимо притягательное. Это реквием. Гимн скорбящей боли, — она понизила голос: — Сюжеты, в которых главный герой корчится в муках перед смертью, мне особенно импонируют.
«Она сумасшедшая...»
— Я догадался об этом, уже после нашей первой встречи.
Маргарита тихо рассмеялась гортанным смехом колдуньи, мягко прильнула к Александру и зашептала ему в лицо:
— Герой был так неосторожен. Он даже не представляет, во что ввязался, но пути назад уже нет. Жребий брошен, мой кисло-сладкий, Рубикон перейден, и черная кровь неминуемо прольется. Поцелуй меня, — она зазывно приоткрыла губы и показала язычок.
Саша заколебался, ожидая очередного каверзного фортеля, но близость красавицы, ее запах, глаза, губы, игривая доступность, пробудила дремучую силу, сдержать которую, разум был не в состоянии. Бабников почувствовал, что тонет в этой магической бездне. Самолюбие, страх, логика, все это было вытеснено непреодолимым желанием окунуться в строптивое бурление манящей глубины, и насладиться ее поцелуем.
Заметив сомнения и опаску, она подбодрила, издевательски улыбаясь:
— Смелее, трусишка, я не буду кусаться, а помада не оставит следов на твоем лице. Поцеловав призрак ночи, ты получишь шанс выжить в подлунном мире истин…
Саша, задетый обвинением в пугливости, выполнил просьбу принцессы с агрессивным стремлением подавить ее непокорность. Маргарита ответила влажно и жарко, распаляя Бабникова еще сильнее, и отстранилась, ощутив напряжение под его брюками.
— О, какой честный комплимент моему обаянию… — прошептала она. — Твердая откровенность украшает мужское достоинство.
— Ты меня хочешь…
— Мои желания это ветер, дующий во все стороны, Людовик. Их нелегко уловить, сложно удовлетворить и почти невозможно устоять на ногах, когда они превращаются в ураган, однако тот, кто сможет это сделать, будет вознагражден. Но я должна предупредить альпиниста, что высота вершины не единственная сложность.
— Какая же еще трудность его ожидает?
— Не трудность, а смертельная опасность, — взгляд Маргариты сверкнул как металлическое лезвие. — Непостоянство, будет жестоко наказано.
Не придав значения угрозе, Александр отметил, что ему удалось сорвать со строптивицы маску безразличия. Маргарита проявляла к нему искренний интерес, казалась возбужденной и не скрывала своего оживления.
«Момент для расставания на пике эмоций настал. Она будет думать обо мне всю ночь, а завтра станет шелковой, пойдет за мной куда угодно и отдастся без всяких условий».
— Ваше общество безумно приятно, однако я должен признаться, что меня ожидают государственные дела, — он достал телефон. — Но сначала дайте мне ваш номер, принцесса.
— Вы полагаете, что уже заслужили эту честь? — с иронией поинтересовалась Маргарита. — Ах, наверно вы оговорились, и хотели узнать не номер, а мой размер. Одежды или обуви? Может бюста? Милый Людовик, не утруждайте себя такими мелочами. Если вам угодно сделать подарок, просто платите по моим счетам или предложите кредитную карту.
— Я лишь хотел проститься и узнать номер вашего телефона, — аккуратно обошел тему денег и подарков Бабников.
— Так идите, я не смею вас держать, но прежде хорошо подумайте, ведь дважды войти в реку не получится.
— Вы не хотите продолжить знакомство?
— Разве оно уже состоялось?
— Это можно легко исправить, меня зовут…
Она поспешно приложила пальчики к его губам:
— Не продолжайте, иначе перестанете быть забавным. Кто надел маску короля-солнце не имеет значения, тем более что он уходит, а мое желание прогуляться по тихим дорожкам парка и найти укромное местечко для интимных бесед исполнит кто-нибудь другой. Прощайте, Людовик.
«Я полный идиот. Она хочет меня прямо сейчас и зовет в кустики. Романтичная натура...»
— Принцесса, я не могу позволить кому-то другому заботиться об исполнении ваших желаний.
— А как же ваши государственные дела?
— Они подождут.
— Тогда предложите мне руку, Людовик.
Александр, взволнованный неожиданным поворотом, выполнил ее просьбу. Маргарита взяла его под локоть, и махнула в сторону деревьев:
— Ведите меня в парк, я обожаю тень, прохладу и безлюдные места.
Местные любители эстетики с интересом и сожалением проследили, как видная парочка покинула Смотровую площадку и направилась в сторону Мосфильма. Спустя минуту трое молодых людей отделились от парапета и последовали в ту же сторону, не заметив, что все это время за ними присматривал широкоплечий мужчина в костюме и черных очках. Отпустив их на достаточное расстояние, он пошел следом. Растянувшись на полсотни метров и соблюдая заданную парочкой скорость, своеобразная пищевая цепочка двинулась вдоль улицы Косыгина. Маргарита не спеша постукивала каблучками и мурлыкала:
— Наш чудесный флирт был похож на дуэль, не находите Людовик?
— Она еще не завершена, — улыбнулся Александр и прозрачно намекнул: — Моя шпага стремительна, а одежды воинственной принцессы увлажнились от азарта.
— Весьма пикантная догадка, Ваше Величество, — она игриво улыбнулась. — Я предлагаю вам ужесточить условия нашего поединка. Зажгите во мне искру желания и раздуйте из нее пламя, которого я не смогу скрыть. Вам не разрешается целовать, обнимать, и прижиматься. Легкие касания, голос и жесты, это все, что вам позволено, в противном случае вы проиграете.
— Эти условия заведомо не в мою пользу. Вы гениальная актриса, и даже если вас выдадут дыхание и взгляд, вы не признаете поражения.
— Как насчет трусиков? — вкрадчиво предложила Маргарита. — Сухими они будут или влажными, вы получите их при любом исходе дуэли и легко сможете определить кто победитель, а кто побежденный.
— Я согласен, но какова будет моя награда?
— Кошачья лапка. Минуту, — она приняла телефонный вызов.
— За вами хвост, — сообщил Вольф. — Трое. Я слышал их разговор, они хотят тебя похитить.
— Наконец-то.
— Убрать их незаметно?
— Нет, сначала пусть проявят себя, — она убрала телефон и посмотрела на удивленного Александра. — Очень надеюсь, что моя будущая фрейлина это не вы, Людовик.
— Я вас не понимаю.
— Это радует, — она подняла руку, запрещая Александру говорить, немного подумала и сказала: — Наша дуэль откладывается, а свидание становится похожим на захватывающее приключение. У вас появилась возможность проявить доблесть и спасти принцессу от хулиганов. Пойдемте во-он туда, — она махнула в сторону дорожки, уходящей вглубь лесного массива.

===========================
ССЫЛКИ:
Кортизол — биологически активный гормон. Является регулятором углеводного обмена организма, а также принимает участие в развитии стрессовых реакций.
«Она обладает скорее божественной, нежели человеческой красотой, но в то же время она создана для погибели мужчин, а не для их спасения». Автор этих слов о Маргарите де Валуа — дон Хуан Австрийский, незаконнорождённый брат Филиппа II и губернатор Нидерландов.
Тройная спираль Милтона Эриксона — гипнотическая техника позволяющая ввести человека в состояние транса так, что человек не осознает того, что находится под гипнотическим воздействием.
Караван-сарай — большое общественное строение на Ближнем и Среднем Востоке и в Средней Азии, в городах, на дорогах и в ненаселенных местах, служащее кровом и стоянкой для путешественников, как правило — для торговых караванов. Стены караван-сарая давали возможность отбить нападение и выдержать недолгую осаду.
Ан Гард — (фр. En guarde) — К бою. В спортивном фехтовании сигнал о подготовке к соревнованию. Участники поединка должны занять позиции каждый за своей линией начала боя.
«Да будет брошен жребий!» Так сказал Юлий Цезарь перед тем, как перешел вместе со своими легионами Рубикон — пограничную реку Древнего Рима. Он не распустил свою армию у границ империи, а сознательно нарушил закон, отрезав себе путь к отступлению, и это послужило началом войны.


Свидетельство о публикации №9613

Все права на произведение принадлежат автору. Игорь Чио, 05 Мая 2018 ©

05 Мая 2018    Игорь Чио Рейтинг: -1 0    46





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Божественная жемчужина. 3. Пробуждение 0 0
    Божественная жемчужина. 5. Радуга любви 0 0
    Божественная жемчужина 7. Взлет и падение 0 0
    Божественная жемчужина 8. Сцилла и Харибда 0 0
    Божественная жемчужина 9. Слуга из преисподней 0 0


    Совершение. Глава 1

    Роман, Мистика, Готика, Стимпанк, Фэнтези... Читать дальше
    137 0 0

    Те, за кем приходят

    Иногда, смерть это только начало... Читать дальше
    367 7 +3

    Таинственный череп«инопланетянина»и след«Аненербе»

    Статья про таинственные находки в горах Северного Кавказа в Республике Адыгее... Читать дальше
    114 0 0