Пиши .про для писателей

Тень лжи

Автор: xorrorr

Начало

…когда я открыл глаза, то увидел звёздное небо. Такое холодное и мёртвое… Чёрный и мерцающий купол… Я долго смотрел на него, пытаясь пошевелиться. Всё тело было словно налито свинцом… Моё положение напоминало кающегося грешника: стоя на коленях, я смотрел вверх, запрокинув голову и разведя руки в стороны… Из глаз бежали слёзы, а изо рта что-то сползало к подбородку. Опустив голову, я увидел лужу. Одежда насквозь промокла. Было видно, что я простоял так довольно долго, ведь дождь уже закончился, а шея и колени ужасно болели. Я вытер рот — из него шла пена, судя по вкусу, смешанная с кровью. Тогда я подумал, что мне повезло, как утопленнику…пожалуй, я неудачник даже среди них…
Тело начало поддаваться, нужно было оглядеться и идти…
Но куда? Домой? А где он? Слишком много вопросов!
В конце концов я встал… Для того, чтобы снова оцепенеть… После того, как я обнаружил труп. Неподалёку лежала девочка, лет четырнадцати на вид.
Совсем ещё ребёнок…
Ран на её теле не было, только синяки на шее, но её глаза и рот были открыты… Это была гримаса ужаса. Её взгляд уже замутнила мертвецкая пелена.
Чёрт, кому могло прийти в голову задушить ребёнка!?
Это была не последняя жуткая картина… Оглянувшись, я увидел с разных сторон от меня ещё несколько подростков с перерезанным горлом. На последнего, по всей видимости натравили собаку – на его шее не было тонкой полоски. На ней красовалась рваная рана…
Я бы ещё долго думал, кто же способен на такие зверства, если бы не стоял на асфальте в подворотне с опасной бритвой в руке. С бритвы капала кровь, а от её вкуса во рту мутило и кружилась голова.
Страх прессом прижал меня к асфальту. Я свернулся в позе эмбриона. Нет, это был не просто страх… Это были боль, ужас и омерзение…
Бежать! Нужно бежать! – промелькнуло в голове.
Но куда бежать, если ты весь в крови, а в руке – штука, которая «помогла» тебе ею запачкаться?
Когда оглянулся, я увидел в проломе стены мусорный контейнер. Я был не в подворотне, это было полуразрушенное здание без крыши. Стоило присмотреться к девочке, как боль пронзила голову. В это миг я почувствовал себя куклой-вуду в руках Сатаны, с миллионом игл в голове. Слёзы, боль и снова слёзы. Грудь сдавило, дышать не получалось.
Разбудите меня! Это просто кошмар! Пусть это закончится!
…но кошмар не собирался заканчиваться. С горем пополам, я собрался и выбросил куртку с бритвой в контейнер. Было тяжело, но казалось, что нужно вернуться обратно. Лицо девочки выглядело знакомым. Я решил осмотреть её карманы в надежде найти подсказку. Под курткой она прижимала к себе тетрадку пергаментного цвета. На обложке красовалась фотография разводного моста, над которым ярко светила Луна. В другой руке девчонка держала костяную маску. На ней растянулась широкая улыбка с акульей челюстью. В прорезях для глаз были солнцезащитные линзы так что изнутри всё было видно, а глаз было не различить… При взгляде на маску возвращалась боль, как и при попытке осмотреть тетрадь. Снова подкатили слёзы…
Странно…
Потом снова сдавило грудь.

Бред… Это просто бред…
Лица остальных подростков не вызывали никаких ассоциаций, потому я не стал обыскивать. Пожалуй, всё же, не стоило оставлять лишних следов. Нужно было уходить. Я забрал тетрадь и маску, положил в рюкзак, он лежал рядом, когда я очнулся.
Добежал до трассы. Там было пусто. Слишком пусто и слишком тихо. Во всяком случае, для крупного города с трассами и многоэтажками. Грёбаный сон становился ещё мрачнее и заканчиваться он явно не собирался…

Сюр

Пришлось долго брести вдоль трассы, пока я не наткнулся на магазин. Внутри никого не было, но товар стоял на витринах. Мне почему-то ужасно захотелось выпить. Снаружи было довольно холодно, и я решил взять что покрепче. Взгляд упал на бутылку с огненной водой янтарного цвета, я схватил её и уселся прямо на пол у витрины. Глоток, второй, третий… Во рту всё жгло, а по телу расходилось тепло. Я ещё пару раз приложился к бутылке, а потом моё внимание привлёк стеллаж с сигаретами.
А я вообще курю? А есть разница? Пить всё равно уже начал…
Пробежался взглядом по ценам и взял пачку самых дорогих. В кармане оказалась зажигалка.
Видимо, до этого и сигареты в нём гостили…
Залпом опустошив бутылку, я достал из рюкзака тетрадь. Там были рисунки и какие-то пометки, сделанные карандашом. Пометки почти стёрлись, но рисунки сохранились. Всё казалось знакомым… Боль, пусть и ослабленная алкоголем, вновь вонзила иглы в мозг и сдавила всё под рёбрами. Отдышавшись, я убрал тетрадь и принялся изучать маску. Она была в мелких трещинах, и пятнах крови, вся пропахшая дымом. Я надел её и взглянул на своё отражение в окне. Вид был жутким, ещё более жуткими были ощущения – кость будто разъедала лицо, сливаясь с ним, становилось тяжело дышать и, вместе с этим, начинала охватывать нечеловеческая ярость. Снять эту штуку с лица было сложно, казалось, что она оторвётся только вместе с кожей, но вдруг всё закончилось дышать стало легче и кровь перестала кипеть… Я оторвал от себя эту хрень, чем бы она не была…
Возле кассы висел телевизор, и я решил пощёлкать каналы, чтобы понять, что творится, но по всем каналам была одна рябь и белый шум. Я покрутил антенну, повозился со шнуром, но всё было тщетно. Итак, людей нет, машин нет, сигнала нет, а я есть… а ещё, есть подростки вернее то, что от них осталось. Похоже на конец света. Хуже. Выглядело так, будто именно я прикончил мир, вместе с теми детьми…
Бред… Сюр…
Под кассой я нашёл кухонный нож, который тут же полетел в рюкзак с тремя бутылками алкоголя, блоком сигарет и провиантом. Нужно было осмотреть окрестности, мне совсем не хотелось верить в то, что так навязчиво казалось очевидным. Пройдя пару кварталов, я наткнулся на кирпичную стену и решил пройти вдоль неё. Я шёл час, два… Может больше. Только для того, чтобы оказаться на том же самом месте.
Я побрёл к месту, где всё началось. Тогда это казалось не самым худшим решением…
Это было похоже на какой-то фильм ужасов… Тела лежали вокруг места, где я очнулся. Все, кроме одного. Я не запоминал их лиц, но точно помнил, что у всех, кроме девчонки были перерезано горло. Раны были огромными… Рука бы в дыру пролезла.За что же их так!? От страха всё тело затряслось, и я упал на колени…
Сверху послышался лязг металла и шаги… Кто-то ходил по крыше соседнего дома. Я достал из рюкзака нож и приложился к бутылке. Бежать было поздно, а потому я поднялся и посмотрел на крышу. Там был тот самый бедолага, которого не было на месте. Он повернул голову в мою сторону, что-то прохрипел и пошёл на меня. Вернее, побежал. Но место для прогулки он выбрал неудачное, а потому рухнул на асфальт и, судя по звуку, переломал себе все кости.
Что это было, чёрт возьми!?
С ножом в руке было уже не так страшно, особенно если причина твоего страха расшиблась в лепёшку, но подходить к нему всё же было жутко. Жутко, но казалось, что я должен это сделать. Парень был худосочным кучерявым блондином. Ноги его были раздроблены, а содержимое черепной коробки разбросало по асфальту. Ну, кем бы ты ни был – ты больше не моя проблема, — подумал я, как вдруг увидел в его руке фотографию. Там были я и та девочка. Мы стояли в обнимку босиком.
Бред на бреду скачет и бредом пришпоривает… Слишком-много-бреда на сегодня.
Теплее на улице не становилось, погода вообще не менялась, как и положение солнца, если оно есть там за тучами. Самым разумным решением было вернуться в магазин – там было тепло, там была еда и там закрывались двери.
Дорога обратно заняла больше времени. Страх и сомнения словно растягивали расстояние между секундами. Куча вопросов, а вместо ответов – новые вопросы. Я запер дверь магазина изнутри. Постелил на пол свою куртку (я достал её обратно из контейнера) и лёг спать в надежде, что внутри кошмара — кошмар присниться не может…
Надеялся. Будто после увиденного вообще есть смыл на что-то надеяться. Раздался звонок. Звук был из рюкзака, что было странно. Он был пуст, я его перерыл, как только выбросил куртку и бритву. Открыл рюкзак. Что-то светилось. Экран телефона. Номер не опознан. Сука. Страшно. Ну, не отгрызёт же трубка мне ухо, верно? Верно же? «Принять»
— Алё?
— (помехи)
— Алё!
— Ты…ня слы…
— Что? То есть, да! Да, я слышу! Ужасно, но слышу!
— …нись, отку…ол! Я… ду….ть те… м
— Что!? Я ничего не понял, повтори! Ира!
Связь оборвалась. Что она там сказала? Стоп. Ира? Имя… Это имя голоса. Знаю имя – знаю голос. Но как ты выглядишь, Ира? Стоп. У меня есть телефон, а он ловит сеть. «Список контактов», «Ира», «Вызов».
— «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети»
Твою мать!
Я, было собрался швырнуть телефон в окно, но эта Ира могла снова позвонить. Нервы. Надо успокоиться. Благо, самое надёжное успокоительное у меня в избытке. Я приложился к бутылке и закурил. Снова звонок. Нет. Короткий сигнал.
«1 непрочитанное сообщение», «открыть»
«Эй, чепушила! На случай, если ты ничего не услышал. ВЕРНИСЬ НА МЕСТО! Я жду тебя там»
Так стоп. Единственное «место», куда я могу вернуться – это то, с трупами. Почему она ждёт там? Она их убила? Или помогла Мне это сделать? А вдруг и меня порубит? Не-не-не. У меня есть нож, а она девушка – у меня преимущество. Дурак! Ещё не разобрался, а уже нож приготовил. Мне нужны ответы, в путь…
Начал моросить дождь, противный и мелкий. Он словно отговаривал меня идти туда. Образ расплющенного бедолаги с перерезанной глоткой был ещё слишком свеж. Страх, отвращение, холод… Но мне нужны были ответы, а Ира могла оказаться такой же жертвой обстоятельств, как и я.
…снова всё не слава богу. Расплющенный снова пропал, а с ним и девочка. Надеюсь, она не захочет поприветствовать меня таким же жутким способом. Вспышка. Сердце застучало, мозг снова почувствовал себя игольницей.
Ира… Ира и есть та девочка. Вернее, девушка (она была старше, чем выглядела).
Яркое воображение тут же нарисовало образ мстительного призрака Иры: мокрые волосы, абсолютно белые глаза, почерневшие веки, почерневшие вены и она идёт за мной с опасной бритвой в одной руке и телефоном в другой. Дыхание участилось. Слишком. Потерял сознание…

«Вызов завершён»

— Эй, чепушила! Вставаай! — голос был только в голове, но он заставил меня проснуться.
— Ира! – мой крик эхом разлетелся, казалось, по всему городу. Они всё ещё лежали здесь. Все, кроме Иры и блондина. Издалека послышался хрип. Я схватился за нож. Сигнал. «1 непрочитанное сообщение»
«ТЫ ТУПОЙ!? ЗАЧЕМ ТЫ ВЫБРОСИЛ БРИТВУ!? ЗАБЕРИ ЕЁ!»
Не знаю почему, но мне показалось правильным последовать указанию из сообщения. Бритва уже была у меня в кармане, когда хрип стал доноситься в паре метров за моей спиной. Я резко обернулся и выставил нож вперёд. Блондин. Он таращился на меня пустыми, мутными глазами и ускорял шаг. Хрип стал звучать враждебно, а в руке у парня оказался кусок арматуры.
— Лучше б ты оставался мёртвым, Миш!
Лучше бы я не тратил времени на слова, ибо блондинчик успел замахнуться и отоварить меня арматурой по рёбрам. Боль была адская и я упал на колени. Снова замах, но я успел откатиться. Двигался он быстро для зомби, но медленно для человека. Рывок, ещё один и я у него за спиной. Запустил нож под рёбра по самую рукоять. Я уже было облегчённо вздохнул, когда хрип вдруг зазвучал ещё более зловеще. Кусок арматуры снова двигался в моём направлении. Я забежал в подъезд и закрыл дверь. Мерзавец начал стучать арматурой по двери. Звонок. Снова номер не опознан. «Принять» Были сильные помехи, но в этот раз я разобрал каждое слово.
— Ты тупой!? Где ты был? Я тебя ждала!
— Сама ты тупая! Я пришёл, а там трупы и двух не хватает! Странно, да?
— Стоп. Ты сейчас за дверью подъезда?
— Что? Да!
— Бритва у тебя?
— Да, черт побери!
— И чего ты ждёшь? Может уже пора задать ему, а?
— Бесполезно. Я ему уже перо под ребро загнал…
Металлическая дверь начала прогибаться под ударами.
— Ты тупой!? Их только твоя бритва режет! Забыл!?
Дальше – как в тумане. Руки кладут телефон в карман, попутно вынимая бритву. Ноги привели на площадку между первым и вторым этажом. В окне не было ни рамы, ни стёкол. Взгляд опустился вниз — блондин всё ещё ломился в дверь.
Прыжок! Сначала на подоконник, потом – на голову горе-барабанщику. Он лежит на спине. Я стою на нём и руки отпиливают ему голову. Меня тошнило, но стравил я только после того, как голова улетела на несколько метров, брошенная моей рукой…
Туман перед глазами прошёл. Раздался новый звонок.
— Так ты всё вспомнил?
— Нет. Я ничего не вспомнил.
— Как!? Ну, ты же разобрался.
— Оно само так вышло…
— Аааа! Ладно, при встрече расскажу. Не забудь и с ней разобраться!
— Стоять! Это же ты! Ты там лежала!
«Вызов завершён» Шикарно. Я снова не получил ответов и снова готовлюсь огребать…
Лязгнула крыша. Она стояла там и оглядывалась. Я был не в состоянии драться, а если бы и был, то рука бы на неё не поднялась. Я ещё не был готов и решил убраться оттуда…

Помехи

…шум барабанов, множество голосов, поющих в унисон. Голоса срываются на крик, а ритм барабанов ускоряется. Глаза никак не хотят открыться. Не хотят или не могут. Совсем их не чувствую. Пытаюсь дотянуться до них руками, но они связаны. Связаны за спиной. И ноги связаны. Пытаюсь кричать, звать на помощь. С ужасом осознаю, что не чувствую языка. Нет, он не онемел – его вообще нет! И глаз нет!
Чей-то голос приблизился к уху и прошептал: «Поздно кричать. Бесполезно звать на помощь. Никто не придёт. Никто тебя уже не спасёт…» — шёпот был похоронно-печальным, а голос до боли знакомым. Крик же, который раздался после того, как лицо шепчущего отдалилось от моего, печальным было не назвать. Он был надрывным и истерическим. Кричали что-то невнятное или на незнакомом мне языке. Удар по голове. Тьма.
Позже я почувствовал жар пламени и услышал треск костра прямо перед своим лицом. Я висел над костром. Барабаны не утихали. Жар всё приближался и начинал медленно, словно с садистским наслаждением лишать моё тело кожи… Вот и всё? – последнее, что я успел подумать перед тем, как снова потерял сознание…
— Быстро вставай!
— Что за..!? – только и успел я сказать, поднимаясь с пола в магазине, перед тем как у меня челюсть отвисла. Телевизор был включен, а там была она, Ира.
Она, как всегда беззаботно улыбалась. Как всегда!? Алё! Да я её видел-то только на асфальте в той заброшке! Или нет..?
— Выбирайся, у тебя ещё куча дел, — её детский голос мгновенно вытряхнул все мысли из головы.
— Каких к чёрту дел? Чё здесь случилось? – пробубнил я, доставая из кармана сигарету.
— Аааа! Так и быть. Тебе нужно сделать так, чтобы все ребята, которых ты там видел, уснули насовсем. Ты же понял, как это сделать? – Последнюю фразу я расслышал не полностью из-за помех, но по контексту было понятно.
— Стоять! Ты мне так и не сказала, что здесь стряслось!
— Может сначала уви… ся? Эти по….и н……ут нам поговорить норм…… – снова пришлось додумывать, но диалог был окончен. Помехи окончательно сбили сигнал.
Кроме как следовать указаниям ничего не оставалось. Снова огрести арматурой мне не хотелось, а значит, нужно хорошенько подготовиться…
Выходить из магазина не хотелось. Было страшно, было холодно, а кости ещё помнят вкус арматуры. Но сидеть там вечно я не мог. Возникла идея найти аптеку, мне не помешало бы обезболивающие.
Город не хотел меня отпускать далеко, но до аптеки я всё же дошёл. Всё в точности, как в магазине: дверь открыта, никого нет, товар на полках. Стенды с лекарствами были подписаны и обезболивающие я нашёл без труда. Много разных таблеток, капсул, мазей и ампул. Шикарно. Я сгрёб всё в рюкзак. Зашёл за прилавок. Может же здесь быть телефон? Зашёл в «служебное помещение».
Да! Телефон!
Схватил трубку…
Ничего. Звенящая тишина. Можно возвращаться, но сначала лучше подлечиться.
Съев горсть разноцветных таблеток, я побрёл обратно в магазин.
Что-то не так.
Я чувствовал это с того момента, как вышел из аптеки. Шаг, другой, третий… Идти становилось всё сложнее. Вдруг за спиной послышались шаги и скрежет металла об асфальт. Я обернулся. Там был парень, которому я отрезал голову.
Миша? Откуда я знал его имя!?
Тело словно наливалось свинцом. Сначала, я просто замер, потом упал. А он всё ковылял ко мне на переломанных ногах, в одной руке держа голову, в другой – кусок арматуры. В ушах зазвенело, в глазах стало темнеть и я вырубился.

Не она

Когда я очнулся, то оказался цел и невредим, а безголового рядом не было.
Странно, он ведь шёл именно за мной, он смотрел прямо на меня. Не важно.
Я снова лежал в луже в промокшей одежде. Снова шёл дождь? Нужно найти одежду. Дома, как и улицы, были пусты и я решил разжиться одеждой в ближайшем из них. Подъездная дверь оказалась открыта, но не двери квартир. Я решил не пытать удачи в других подъездах и найти магазин одежды.
Зомби-апокалипсис, мать его!
На пути попался спортивный магазин, я не стал привередничать и пошёл к нему. Стеклянные двери были закрыты, но я легко разбил их осколком кирпича, который нашёл рядом. Взвыла сигнализация, но что-то мне подсказывало, что по мою душу не явятся. Во всяком случае, не те, кто должен. Я решил захватить не только одежду, но и хоккейные щитки. Не факт, что они выдержат удар арматуры, но точно не дадут моим костям сломаться. Я уже начал переодеваться, когда снова зазвонил телефон. Номер снова не определился и звонок оборвался. По телу прошла дрожь. Снова вернулись страх, боль и холод. Словно, я на секунду умер…
Телефон долго не звонил. От этого, страх почему-то накатывал с большей силой. Сначала — страх, потом – безнадёга… В магазине я так ничего и не взял.
Надо было идти в то место. Что-то подсказывало, что всё закончится именно там.
В этот раз не хватало ещё одного тела. Это был самый высокий и крупный из всех. С ним будет сложно. Особенно, если он будет не один. И верно, с крыши на меня уже смотрело бледноликое тело Иры и подманивало рукой.
Ира, значит… Та ли ты Ира, что звонила и появлялась на экране?.. Я поднимался на крышу.
— Всё будет как в прошлый раз, чепушила? – услышал я, еле успев сделать первый шаг по крыше.
— О чём ты? – почему-то я ждал, что он набросится и покрепче сжал бритву в кармане.
— А, так ты не помнишь? Ты — убийца, Ким… — печаль в её голосе сменилась на едкую злобу.
— Но… Я не… Я ничего не помню!
— Ещё бы ты помнил! – перебила меня Ира и рывком приблизилась ко мне. Она смотрела на меня снизу вверх, а её глаза источали холодный свет. – Ты ведь совсем слетел с катушек, когда вернулся из той дыры! – Она уже не говорила. Она кричала, а по её щекам бежали слёзы. Бежали и замерзали прямо на лице…
Мне стало так её жаль, что чувство опасности тут же улетучилось. Достал руки из карманов и прижал Иру к себе.
— Это не она… — послышался голос из за спины. Знакомый голос. Я обернулся. Там стоял Миша, то есть, облако дыма из которого шёл его голос. – Здесь её нет. Не дай себя обмануть.
Всхлипы у моей груди сменились на тихий смех. – А Мишу не обма-а-нешь… — я резко шагнул назад, а смех Иры стал раскатистым. Слёз на её лице как не бывало, а в руке у неё красовалась моя бритва.
— Ты ведь не думал, что всё будет так просто? А, Ким? – продолжала она, вынимая лезвие из рукояти. – Тебе придётся за всё ответить, мразь!
— Пора! – проревели в унисон десятки голосов из моего рюкзака. Тело вновь начало двигаться само, быстро выхватывая из рюкзака костяную маску. Она снова оказалась на моём лице, вгрызаясь с ещё большей силой. Дальше всё как в тумане…
Ира уже поднесла холодную сталь к моему горлу, пока я пытался сорвать маску…

Трупы в кучу!

Я уже чувствовал, как капельки крови спешат вырваться из, пока что, совсем тоненького и короткого разреза. Вдруг всё замедлилось. Все ощущения, заставлявшие снять маску улетучились. Я схватил Иру за руку и вырвал из неё бритву. Стоило мне это сделать, как всё вернулось. И злой зуд маски и скорость Иры, которая тут же ретировалась, схватившись за руку, которой держала рукоять. Её рука посинела и напоминала ноги Миши, когда он расшибся.
— Её не возьмёт бритва! Пока ты в маске – задуши её и сразу снимай! – скомандовал Миша загробным голосом.
Ира не смогла долго продержаться на ногах, да ещё и с раздробленной рукой. Она съёжилась на холодном металле крыши. Мне не составило труда приблизиться к ней. Странно, но пока маска была на мне, мысль об убийстве не вызывала никаких эмоций. Я поднял её за шею прямо над тем местом, откуда падал Миша.
Да! Свалим все трупы в кучу!
Она уже не дышала и не дёргалась, когда я отпустил её холодное тело в свободный полёт. Странно. Оно было холодным с самого начала, до того, как я её задушил… Сзади послышались тяжёлые шаги.
— Вот и Саша. Не подходи к нему сегодня, Ким. Тебе ещё надо снять маску. – всё тем же ледяным голосом прокомментировал мой дважды мёртвый друг.
Я обернулся. Это и правда был он. Мёртвый. Очень хотелось исполосовать его бритвой, но что-то подсказывало, что лучше бы последовать совету покойного. В этот раз снять маску было куда легче, но от её пребывания на мне чувствовался осадок. В то же время, жгучее желание исполосовать ещё одного мёртвого друга бритвой сменилось обыкновенным страхом. Саша стоял на другом краю крыши и я должен был успеть добраться до чердачной дверцы раньше, чем он до меня. Так я думал, пока Саша на проводил меня в эту самую дверцу мощным ударом ноги в спину.
Я рухнул на бетонный пол. Мне повезло не потерять сознание, ведь я хорошенько стукнулся головой. Надо было бежать, ведь Саша прыгнул вслед за мной. Так я думал, пока не он задел ногой лестницу, а потому впечатался в пол ещё сильнее, чем я. Встать он не мог, а потому полз за мной. Я посмотрел на его лицо. Я никогда не видел столько ненависти в глазах. Особенный ужас его взгляду придавал выбитый глаз. Он затёк кровью и весь белок стал бурым.
— Заканчивай с ним! Заканчивай или он снова набросится! — вновь услышал за спиной голос Миши.
— Безумие. Это всё не со мной! Не хочу!
— Ты должен. Иначе всё зря… — вещал из-за спины загробный голос.
Саша лежал на животе. Я сел ему на спину и поднёс остриё к краю разреза на шее. Руки тряслись. Рывок. Второй. Третий. На пол начала капать почти чёрная кровь. В нос ударил запах крови и тлена. Я стравил прямо в свежую лужу чёрно-красной жижи. С горем пополам, отделил голову от туловища. Хромая, выбрался на улицу и закурил. Да. Это именно то, что нужно. Пора было убираться оттуда…
Я снова сидел на полу в магазине, когда телефон наконец снова зазвонил.
— Ира! Ира, это ты? – закричал я на весь магазин.
— Ещё жив, чепушила? – отозвался голос в трубке, словно впрыскивая в кровь наркотик надежды.
— Что это было!? Почему ты на меня набросилась!? – я думал об этом с того самого момента, как потасовка закончилась.
— Никак не хочешь сам вспоминать, да? Ладно. Слушай…
Что бы случилось с собакой, если бы она догнала автомобиль? Ступор. Я получил свои долгожданные ответы, но абсолютно не представлял, что с ними делать…
Оказалось, что на крыше была не Ира. Вернее, только та её часть, что жаждала мести. Вероятно, за своё убийство. Тех, кто был убит бритвой – ничто другое снова убить не может, потому Миша так легко оправился после падения, потому было так важно остановить Сашу, пока он снова не встал. Тот же Миша, которого я видел после похода в аптеку – был галлюцинацией, последствием коктейля из химии, что я принял. Об именах… Я действительно знал всех этих ребят, они были мои друзья и знакомые. Я начал что-то вспоминать, но увы – всё обрывки, кирпичи в огромной стене. Тетрадь – вовсе и не была тетрадью, она была нашим с Ирой альбомом. Почему нашим? Оказалось, что мы вместе. Во всяком случае, были, пока не начался весь этот кошмар. Ира так и не объяснила, что это за место и как я здесь оказался. А когда я спросил – она заплакала… Я так и не спросил Иру ни о маске, ни о своём сне.
Это был тяжёлый разговор и мне безумно захотелось выпить, но я осознавал, что ответы ДОЛЖНЫ остаться в моей памяти, а потому я просто закурил. Вдруг, сердце заколотилось, в ушах загудело, а содержимое черепной коробки вновь стало адской игольницей. Падение. Удар. Тьма…
Я очнулся и перевернулся на спину. Теперь они были! Саша и Миша! Мои друзья… В груди защемило. Я помнил, как познакомился с каждым из них. Надежды, обиды, планы – всё это пронеслось немым кино в перемотке перед моими глазами. У меня был талант попадать в передряги, у ребят был талант меня из них выручать… Потом стало еще хуже — я вспомнил Иру. Девушку, которая изменила мою жизнь. Ради неё хотелось стать лучше. Стать чем-то большим, чем я был… Я должен выбраться. Я должен вспомнить остальных и узнать наконец, что с ними стало.

Нафиг это всё!

Теперь, я знал, что должен делать. Всё, что было нужно – это набраться храбрости, прийти туда, надеть маску и… Убивать. В маске всё давалось проще. Я проливал кровь, убивал и возвращал себе воспоминания о друзьях. После каждой резни я стравливал на асфальт и шёл напиваться. К счастью, боль, страх и жалость не давали привыкнуть к такому существованию…
Настал тот день… Пришло время упокоить последнего. Артур… Я вспомнил его имя, как только увидел его сидящим на асфальте. Он знал, что я приду. Что-что, а это точно выглядело жутко. Он смотрел на меня исподлобья, а следы зубов справа, на месте сонной артерии кровоточили. Не успел я и глазом моргнуть, как он уже стоял прямо передо мной. Я выхватил бритву и замахнулся. Удар! Нет. Артур схватил меня за руку, посмотрел в глаза, медленно вынул бритву из моей руки и отбросил в сторону. Я попытался вырваться, но он был сильнее. Он отпустил мою руку, но холодные пальцы тисками сдавили подбородок. Здоровяк оскалился и показал пальцем, сначала — на зубы, потом – на следы от зубов.
— Я… Я должен отгрызть тебе голову!? Нет, чувак, так не пойдёт! Это совсем бред! Я не буду этого делать!
Он развернул меня к себе спиной, достал из рюкзака маску и впечатал её в моё лицо. Меня снова охватил злой, клокочащий зуд…
— Ну и что!? Не видишь!? Маска закрывает мой рот! Я не отгрызу тебе башку, как бы мне этого не хотелось! – прорычал я.
Он ухмыльнулся и крепко двинул мне в ту часть маски, что скрывала рот. Маска раскололась. Он подписал себе приговор! Глаза затуманила багровая пелена и я лишь слышал чавканье, чувствовал вкус крови и запах тлена. Странно, но ничего из этого не заставило меня стравить.
Вот и всё… Всё кончено.
Я очнулся в луже крови, а маски не было. Ни на лице, ни рядом со мной, ни в рюкзаке. Зачем-то подобрал бритву и побрёл в своё убежище, в магазин. Долго полоскал рот различным крепким алкоголем, но вкус тлена и крови никак не покидал меня, поэтому я решил просто напиться. Я уснул и проснулся всё в том же магазине.
Я так и не выбрался!? Что же я забыл!? Или… Отсюда нет выхода..?
Нафиг это всё! Я схватил лезвие и решил пролить последнюю кровь в этом пустом, сером мире… Разрез, красная лужица на полу за кассой и в глазах начало темнеть…

Hotel California

Когда я открыл глаза я уже не был в магазине. Я сидел на кровати. Я чувствовал, как изо рта на руки капает слюна. Это было похоже на больничную палату. Из коридора доносились голоса санитаров.
— Вытаскивай этого из палаты. Чего встал? – скомандовал басом первый.
— А как мне знать, что он на меня не набросится? Вон он как лихо тех ребят порешил… — попытался отговориться второй голос.
— Шутишь? Он уже год, как овощ. А ну пошёл! – дверь открылась и в мою палату затолкали довольно щуплого для санитара, юношу. – Ну, чего смотришь? Пошли, водные процедуры.
Меня отвели в помещение, полностью отделанное кафелем. Видимо это и была душевая. Меня поставили напротив стены и стали поливать из шланга. Потом, выдали чистую одежду и отвели в раздевалку. В стене было зеркало. Я боялся в него посмотреть, но любопытство оказалось сильнее. Вскоре я пожалел об этом…
Я выглядел, как скелет, обтянутый кожей. Голова была гладко выбрита, а изо рта капала слюна.
Нет! Это не я! Как я вообще здесь оказался!?
Голова закружилась, мысли забегали по голове, как тараканы, сотни образов, картинок и звуков… Я отключился и рухнул на пол, так и не успев переодеться…
Меня встретило серое небо. Я стол на коленях и голова была запрокинута. Я снова здесь!? Снова этот кошмар!? Нет. В руках ничего нет, а изо рта ничего не стекает… Ура?
— Ты так ничего и не вспомнил, чепушила? – это была Ира.
Я встал и посмотрел в сторону, откуда шёл звук.
Да! Это она!
Никаких следов на шее, никакого стеклянного взгляда. Это была она! Ира! Вернее, её образ в моей голове.
— Я вспомнил всё – из глаз побежали слёзы – Это… Это и правда был я… Я уб-бил и т-тебя и ребят… — каждое слово приходилось откашливать. Грудь снова сдавили гигантские пассатижи…
— Да, так и было… — вздохнула Ира.

Тень лжи

Однажды мне приснился кошмар. Тот, с криками и барабанами. Я решил его записать и, может, попытаться сделать из него рассказ. В тот холодный сентябрьский день всё и началось…
У меня абсолютно пропало желание выходить из своей комнаты. Я завесил шторы, свет меня раздражал. Перепады настроения стали обычным делом. Я, то скучал по друзьям и Ире, то ненавидел и их, и себя, и весь мир. Ира-то и начала замечать, что со мной что-то не так…
Однажды вечером я всё же решил пройтись по городу. Кругом была грязь и лужи. Задумавшись, я не заметил, как зашёл в совсем незнакомый двор. Там в песочнице и валялась та маска. Она вовсе не была костяной, скорее, пластиковой. Костяной в ней был только цвет. Я взял её и принёс домой. Дома мне пришла мысль примерить маску. Я ополоснул её в ванной, встал напротив зеркала и надел её, посмотрел, посмеялся. Потом комп, ютьюб, новостная лента. Тут я вспомнил про дедлайн и что у меня готова только половина текста.
Я никогда не умел писать быстро и, одновременно ярко, без марок. Я позвонил своему пушеру и через полчаса я уже мог смотреть на движение узоров на обоях. Я собирался сесть за работу, когда та дурацкая маска попалась мне на глаза. Сначала, я не обратил внимания и сел за текст, но обнаружил как листаю страницу своей бывшей, вижу её фотографии с тем, кто занял моё место… Тогда случился очередной перепад и я снова всех возненавидел. Всех! Не раздумывая ни секунды, схватил опасную бритву и вылетел из квартиры. Миша, мой друг детства, стал первым… Меня словно подначивал какой-то мерзкий писклявый голосок: «Да! Сделай это! Они все ублюдки! Они все тебя использовали! ПУСКАЙ СДОХНУТ!»… За ним последовали остальные ребята, а когда на одежде не осталось места, не запачканного кровью, настала очередь Иры. Это произошло у её дома. Я не смог поднести сталь к её коже – она была прекрасна, как и в день нашей встречи. У меня не поднялась рука, разрушить эту красоту… Мои ладони сомкнулись на её тонкой, нежной шее. Через две минуты всё было кончено. Она осталась такой же, как и была. Всего лишь синие пятна на шее и пустой взгляд. Я опустил её веки, обнял её и провалился во тьму…
— Прости меня, Ира…
— Ты ведь сам знаешь, что уже слишком поздно, ммм? – ответила она.
Вот значит, как всё было… Я не смог выдержать реальности и спрятался здесь. В тени моего разума… В тени лжи…
— Ты ведь понимаешь, что не заслуживаешь покоя после всего, что натворил? – так же холодно продолжила Ира.
— И что же будет теперь? – выдохнул я.
— Игра продолжается, дорой – её губы расползлись в ухмылке, взгляд стал стеклянным и на шее выступили синяки.
Меня медленно окружали те, кто совсем недавно были мне самыми близкими людьми. Ноги мои подогнулись, я упал на колени, я шептал: «Нет! Пожалуйста! Простите, ребята… простите…» Но слова уже ничего не значили…


Свидетельство о публикации №9728

Все права на произведение принадлежат автору. xorrorr, 13 Мая 2018 ©

13 Мая 2018    xorrorr Рейтинг: +1 0    74





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.



    Дары Гекаты 4. Как построить запретный город.

    Некоторые из юных принцесс умеют создавать вокруг своей персоны особый рынок услуг, на котором есть клиентка с широким спектром запросов, и специалисты разных уровней мастерства. Уже со школы красивая девочка учится управлять окружением, приобретая, .. Читать дальше
    69 0 +1

    Книга Тьмы

    Кто не мечтал на заре своей жизни нацепить венец знаменитой персоны?.. Главный герой — музыкант, открывший для себя силу мистической Тьмы. Возможность заглянуть за кулисы обыденной жизни открывают ему далекие перспективы, но оголяют перед могучим Вра.. Читать дальше
    341 0 0

    ИНФЕРНАЛЬНЫЙ ОХОТНИК.(Военно-Мистический хоррор)

    Не для тех, кто не верит ни во что. Военно-мистический хоррор. Небольшого формата.Всего 35 листов. Данный рассказ не требует от читающего его досконального обсуждения. Просто, прочтите и все... Читать дальше
    125 0 0