Пиши .про для писателей

Мухтар, домой!

Автор: Еквалпе Тимов-Маринушкин

Ну, кто ж в санатории «Балтиец», да и не только в нем, не знает Мухтара?
Пёс главная достопримечательность здесь. Сам директор Степан Кузьмич бывало, лишь завидев его, заулыбается, подзовет к себе поговорить, потрепать мохнатую голову, а уж затем идет себе дальше в хорошем настроении, а тот, чувствуя расположение к себе, бежит на зов, садится рядом, слушает, кивает, поскуливает, отвечает. Да и не только он, даже постоянно меняющие гости санатория, не смотря на размеры собаки, быстро привыкают к ней, не боятся. А и как бояться-то его: пушистая шерсть сверкает чисто золотом, словно лисья шуба; голубые, видно от мамы-лайки глаза смотрят спокойно, весело; хвост при встрече человеком, особенно с маленьким, радостно виляет из стороны в сторону, как волчок. И всё потому, что он всех любит всем своим сердцем, особенно детей, и люди, чувствую это, тянутся к нему, словно к маленькому щенку, не замечая его размеров, обнимаются, зовут играть.
…Мухтар очень торопится
Быстро преодолев многокилометровый путь, он буквально влетает на платформу станции Репино, где с открытыми дверьми стоит длинная – обычная для семидесятых-восьмидесятых лет прошлого столетия – десяти вагонная электричка…
До вокзала, правильней железнодорожной остановки «Репино» от «волшебного мира» девочки довольно-таки далеко. Во-первых, нужно покинуть прибрежный с морем перелесок, перейти нижнее Зеленогорское шоссе, пересечь огромную территорию «Балтийца». А во-вторых, ещё с километр пройтись по поселку, снова перейти теперь уже верхнюю магистраль и только после этого, пройдясь по тропочке вдоль путей, достичь конечной цели маршрута. Такой путь и для взрослого человека не прост, – ох, как не прост! – не напрасно волнуется Мухтар, не зря беспокоится и старый сторож санатория Михалыч, услышав в лае собаки тревогу, не без основания переполошились и все остальные, усмотрев что-то невыносимое в поведении любимца санатория.
…- Гав! Гав-гав, – хрипит утомленный бегом Мухтар, спешно перебегая от одной открытой двери вагона другой, – «Стой! Стой-стой, не уезжай».
Пассажиры уже внутри, на платформе практически никого нет, кроме помощника машиниста, зорко осматривающего электропоезд перед тем, как закрыть двери, но, услышав неистовый лай собаки, он медлит, наблюдает…
Для современного шестилетнего ребенка, «зашоренного» многочасовым смотрением в различного рода экраны телевизоров, компьютеров, прочих гаджетов такой маршрут вообще покажется непреодолимым. К тому же, сегодня мы своих чад до выпускного класса водим, возим, сопровождаем и в школу, и в бассейн, и на танцы, и на музыку, не допуская даже самой мысли о том, что они могли бы и самостоятельно преодолевать современные урбанизированные препятствия. Конечно, тогда магистраль была не та, что теперь, да и дети с самого рождения заучивали свой домашний адрес, правила безопасности на улице, порядок перехода дорог, – помнишь? – «…посмотри вначале налево, затем направо…».
Эх, а и хорошие были времена, однако! Взрослые никогда не проходили мимо детей, особенно если те вдруг оказались одни вблизи автодороги. Каждый считал долгом остановиться, выспросить, – чьи они, да куда идут? – помочь им в их самостоятельности.

…- Мухтар, Мухтар, – наконец отзывается девочка, выскочив в проход одного из первых вагонов поезда, – что случилось?
— Гав-гав, – радостно визжит тот и, что есть сил, несется к хозяйке…
Эх, а ведь и правильные были времена! Ни один шофёр в населенном пункте не превышал заданную скорость движения, – в точности как в фильме «Берегись автомобиля», – при виде пешехода на дорожном полотне, обязательно останавливал машину не зависимо от того, есть здесь переход или его нет.
…Сотни удивленных, даже где-то испуганных глаз наблюдают, как огромная рыжая «бестия» длинным трехметровым прыжком буквально влетает в тамбур электрички и, ни слова не говоря, выволакивает маленькую смеющуюся девочку наружу, схватив её своей огромной пастью за подол платьица. Увидев это необычное зрелище, машинист опускает дуги поезда, обесточив его на всякий случай, а помощник немедленно бросается спасать ребенка…
Эх, а и интересное же всё-таки было время, столько неравнодушных людей вокруг, которые просто смотрели не в экран своей «виртуалочки», а в живые глаза собеседников без лукавства и прочих «фейков»!
…- Кыш, кыш отсюда, – ревет помощник машиниста, скоро приближаясь к Мухтару и девочке, размахивая невесть откуда взявшейся палкой.
— Мухтар, прячься в дом! – испуганно кричит девочка, обхватывая его головищу руками, накрывая всего-всего насколько возможно своим хрупким телом.
Подружки девочки вслед за ней тоже высыпают из тамбура на платформу и, чувствуя какую-то непредвиденную опасность, включаясь в игру, также накрывают собаку сверху, плотно обступив её по кругу, и вцепившись друг в друга руками. На платформе вырастает маленький «живой домик», шалаш, шатер, правильней сказать «живая будка» Мухтара, из-под летних юбок которой немедленно высовывается его смешная веселая моська. Обрадованный пёс принимает игру, девочки частенько прятали его в «живом домике», чтоб он не подсматривал, когда те всем двором играли в прятки, а ему выпадало водить с его хозяйкой и малышами-подружками.
— Стой! – хрипит с другой стороны платформы, неожиданно появившейся из ниоткуда, Михалыч, – не тронь!
— Не сметь, – вторит ему тучная повариха, тетя Галя, тяжело взбираясь по лестнице вслед за ним на платформу, – нельзя…
Вход на перрон в те года был совершено свободный, – незачем было ставить преграды, да не от кого, – проезд в электричках стоил недорого, к тому ж подавляющее большинство людей имели различные льготы на проезд, а дети и пенсионеры так вообще ездили бесплатно.
…Удивленный странным зрелищем помощник машиниста останавливается, опускает палку и растеряно смотрит в озорные голубые глаза огромной собаки, смешно задравшей вверх платьица его маленьких заступниц…
Слава Богу, всё обошлось, – «…хорошо то, что хорошо заканчивается!..» – железнодорожники быстро разобрались в ситуации, и электричка без лишних проволочек отправилась в путь, потеряв лишь пару минут на этой незапланированной остановке.
Тетя Галя строго отругала девчонок за вольность, поблагодарила Мухтара за бдительность и, забрав свою дочь, спешно вернулась на кухню. Михалыч же взялся развести остальных по домам и рассказать их родителям о происшествии. Ну, а то, как по-другому, нельзя, ни в коем случае нельзя допустить повторения опасного похода малышей в город и потому родители должны знать, принять меры. Но Мухтару с его шалуньей всё-таки как-то удалось упросить пожилого сторожа отпустить их домой сразу, как только они перешли опасную нижнюю магистраль, сказали, мол, мама у них очень волнуется, ждёт к обеду, а сердце у неё больное.
…- Ну, где ж тебя носит, доченька? – обречено всплеснула руками мать, выйдя на крыльцо, лишь завидев их с собакой во дворе дома, – обедать давно пора! – и благодарно Мухтару, – умничка ты наш, нашел-таки нашу пропажу.
— Что ты, что ты, мамочка, какая пропажа, – затараторила непоседа, – мы с девчонками давно уже пообедали у тети Гали, – оправдывается репинская «амазонка», – вот я и не приходила, чтоб тебя напрасно не беспокоить.
— Да как же не беспокоить, я уж как час места себе не нахожу, – не на шутку бушует та, – поесть-то ты поела, а домой показаться, чтоб я знала, что у тебя всё нормально, хорошо.
— Прости, прости, меня мамочка, – лукаво улыбается та, – заигралась немного с девчонками, не заметила, сколько времени прошло, часов-то у меня нет.
— Ах, и хитрая же ты «бестия», – улыбается находчивости мама, – пойдешь в школу, купим тебе часы. Скажи-ка мне лучше, куда колготки свои опять подевала?
— Ой! – вопросительно глядя на Мухтара, восклицает девочка, – на пляже, кажется, оставила.
— Эх, ты Маша-растеряша, – качает головой мама и, присев к собаке на корточки, просит, – сбегай, Мухтарка, на пляж, принеси нашу пропажу, пожалуйста.
— Гав, – заявляет пёс, – «сейчас», – и, чуть помедлив, срывается с места в другую от пляжа сторону, чем несказанно удивляет и маму, и девочку…
Ну, откуда им знать, что идя по следу и почувствовав серьезность складывающейся ситуации, пёс около получаса назад у летней эстрады избавился от этих «окаянных» колготок, как от лишнего груза перебивающего ему запах следа девчонок.
…Сходу найдя на своем месте «потеряшку» Мухтар со всех лап весело несется домой, торопится, позабыв уже обо всех неприятностях сегодняшнего дня, как вдруг… на тропке практически у самого дома сталкивается лоб в лоб с Михалычем, который разведя всех беглянок по домам и рассказав, естественно, про их подвиги родителям, спешит теперь уже и к маме девочки…
Михалыч очень любит детей, беспокоится о них по-настоящему, – да и должность у него такая: сторожить и следить за порядком, за всем и всеми присматривать, учить, в том числе и молодых родителей, уму разуму, – и поступить по-другому он не может!
…Пёс сразу смекнул, что девочке сильно попадет сейчас за её фантазии, вольности с этой непредвиденной и к счастью не случившейся поездкой в город на просмотр зайчиков, если только… не успеть поговорить с Михалычем… по-мужски, объяснить ему всё, договориться, что ли…
О чём, а главное как Мухтар беседовал с человеком теперь, спустя почти полвека, вряд ли кто поведает. Но появление старика и собаки во дворе дома девочки помнят до сих пор многие. Помимо самих участников беседы тот диалог слышали ещё очень многие: три больших вороны с ветки старой сосны, вездесущий молодой и нахальный черный кот, развалившись на форточке окна второго этажа, дюжина мышей в подвале дома и рыжая белка со своим выводком бельчат в дупле молодого дуба напротив.
…- Гав, гав, – громко возвещает пёс о своем возвращении.
— Мухтар, домой, – радуется девочка, выбежав на резное крыльцо, и тут же, увидев старика, испуганно замирает.
— Здравствуйте, Кузьма Михайлович, – выйдя вслед за ней, говорит мама, – вы к нам?
— Здравствуйте, Лилия Семеновна, – уважительно хрипит Михалыч, – к вам, если позволите. – Девочка стоит «чуть жива», глядя широко раскрытыми глазами на сторожа.
— Проходите, – приглашает мама, – проходите, пожалуйста. Что-то стряслось?
— Да вот, знаете ли, – тянет старик, – стряслось.
— Р-р-р, – незаметно клокочет пёс.
— Понимаете ли, вот незадача, колготки я чьи-то нашёл, – вдруг объявляет Михалыч, с некоторым удивлением глядя на Мухтара, – не ваши ли?
— Наши, – с напряжением выдыхает девочка.
— Вот спасибо, Кузьма Михайлович, за беспокойство, – благодарит его мама, – пойдемте в дом чай пить.
— Благодарствую за приглашение, но мне пора… служба, – многозначительно глянув на Мухтара, отказывается тот, и в его благодарном сопровождении движется обратно на тропу. – Да, пожалуй, ты прав, дружище, – негромко говорит он ему, отойдя от дома, – не стоит резать крылышки твоей выдумщице, пусть чудесный мир сказки, который ты лучше всех нас понимаешь, живет в ней и дальше, радует нас, ведь в общении с ребенком, главное – что?.. – главное не навредить ему своими нечаянными знаниями!
— Гав, – очень гордясь собой, отвечает Мухтар, радуясь, что сумел объяснить человеку необъяснимое.
— Хотя, возможно, я и ошибаюсь, – продолжает, потрепав его по голове, – но теперь ты за неё в ответе.
— Гав! – говорит Мухтар, – «я знаю».
— Мухтар, домой, – словно в награду обоим слышится звонкое эхо девочки, разлетающееся во все стороны перелеска, до сих пор космато выползающего на самый берег Финского залива Балтийского моря недалеко от крепкого старого деревянного дома в бывшем поселке Куоккала…



Свидетельство о публикации №12162

Все права на произведение принадлежат автору. Еквалпе Тимов-Маринушкин, 26 Августа 2018 ©






Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()