Пиши .про для писателей

Витька и чёрт

Автор: Anatol

Витьке-ботанику не повезло. После Нового года сломался компьютер. А без него как без рук. Сидит он перед погасшим монитором, грустный, невесёлый, и себя жалеет:
— Давно надо было новый комп брать. Устарел этот лапоть. И что за родители у меня, как им не стыдно! Позорят меня перед корешами. Сегодня же насяду на них, пусть планшетник покупают.
Ботаником его недавно прозвали. До этого было у него прозвище «Дрон». По фамилии. Дронов он, а потому только такая кличка и могла быть. Но недавно это прозвище приобрело новый смысл, и теперь его часто двойным прозвищем зовут – Ботаник Дрон. И вот почему.
На уроке ботаничка задаёт как-то всему классу вопрос, что это за растение – азалия – и где оно растёт. Никто не знает, молчат все. Тут Витька встаёт и говорит:
— Азалия, или рододендрон, это растение семейства вересковых с крупными цветами, — и делает ударение в слове рододенрон на последней гласной, на «о».
— Молодец, — сказала учительница, — похвально, ты продемонстрировал сейчас знания настоящего ботаника. Вот только ударение в названии растения надо ставить не на последнем слоге, а на предпоследнем, на «е». Последний слог в названии – «дрон» — ударным не является.
И тут же какой-то остряк с галёрки выдаёт:
Беспилотником был Дрон,
А сейчас ботаник он.
Быть ботаником легко,
Вертолётом – тяжело.
Оба делают посадки –
Кто на брюхо, кто на грядки.
Вертолёт отдал концы,
А на грядках – огурцы.
Все, конечно, засмеялись, хотя шуточка-то неудачная, плоская. И тут же со всех сторон зашептали: «Ботаник Дрон». Не стал им Витька ничего говорить, только покрутил пальцем у виска и сел на место.
Вспомнил он сейчас всё это, плюнул на пол и выругался вполголоса:
— Да ну их всех к чёрту!
— Я здесь, — вдруг ответил ему чей-то скрипучий голосок, — сейчас буду, ежели звал.
Монитор неожиданно засветился, и из него, прямо перед Витькиным носом, вылез чёрт. Да-да, самый настоящий чёрт. Рожки, копыта, хвост, свиной пятачок на кончике носа, весь чёрный, как трубочист. Только маленький совсем, ростом с шариковую ручку.
— Да не звал я тебя, на кой чёрт ты мне нужен, — фыркнул Витька.
— Ой, зря ты так говоришь, Витенька. Нужен, ещё как нужен, — ответил чёрт, ничуть не обидевшись на грубость. – А разве ты меня не боишься? Я ведь из нечисти. Погубить могу, ежели не понравится мне кто.
— Испугал, называется! Ты маленький, как карандаш. Чего тебя бояться? Да и неправда всё это. Чертей не бывает. Нам в школе говорили.
— Так, ты думаешь, что я ненастоящий? – спросил чёрт и ухмыльнулся, — я твоя фантазия, значит, бред. Мол, заучился ребёнок до чёртиков, или того хуже – обкурился. Ошибаешься. Смотри!
Он достал рогатку и выстрелил Витьке прямо в переносицу. У того посыпались искры из глаз.
— Всё равно, не верю. Черти только в сказках, — сказал он.
— А сегодня и есть сказка, волшебная сказка, — весело сказал чёрт, — у нас только раз в году настоящий праздник бывает, когда можно делать всё, что пожелаешь, и всё сбывается, или почти всё, — добавил он.
— Не верю я тебе, врёшь ты всё.
— Если не веришь, давай я для тебя сделаю что-нибудь хорошее. Например, исполню, какое-нибудь твоё желание, которое никто другой исполнить не сможет. Но за это ты мне должен будешь отплатить. Согласен?
— А чем, платить-то? – спросил Витька, — не душой ли? Читал я сказки, в которых такие, как ты, души у людей покупали за медный пятак.
— Да что ты, Витенька, что ты, — запричитал чёрт, — душами дьявол занимается, а мы, черти, так, по мелочи, пакостим. Ой, пардон, оговорился. Шалим да людей веселим.
— Тогда, чем я тебе заплатить должен, если исполнишь моё желание, — спросил Витька, прикидывая, какое бы желание загадать.
— Услугой. У нас всё по-честному. Услуга за услугу. Ты мне – я тебе. Согласен? Загадывай три желания.
Подумал Витька немного, сомнения у него возникли, да и не хотелось с чёртом связываться. Обманет – недорого возьмёт. Читал он в сказках об этом сколько раз. Но больно уж хотелось, чтобы и компьютер у него был самый крутой и чтобы одноклассники ботаником не дразнили. И ещё одно тайное желание у него было. Самое тайное и самое большое. Чтобы Ленка из соседнего подъезда, наконец-то, обратила на него внимание и ответила на его письма по электронке.
— Хорошо, я согласен, давай попробуем, — махнул рукой Витька, — вот мои три желания.
— Стой, стой, стой, — замахал руками чёрт, — ничего не надо говорить, я и так всё знаю. Я читаю мысли на расстоянии. Не веришь? Слушай.
И он перечислил все его желания в том же порядке, в каком Витька их загадал.
— Вот это да! – восхищённо сказал Витька, а сам подумал, — надо было бы покруче желания загадать. Машину, яхту, например. А лучше — миллион долларов. Эх, продешевил.
— А сейчас я исполняю твоё первое желание. Пойдем со мной.
Чёрт взял Витьку за руку, поплевал ему на ладонь, что-то пошептал, затем вытащил из кармана какую-то палочку и больно ударил ею Витьку по лбу. Тот поморщился от боли, закрыл глаза и вдруг почувствовал, что куда-то падает. Продолжалось это недолго, несколько секунд. Кода он открыл глаза, то увидел перед собой чёрта, который был такого же роста, как и он, и стояли они перед каким-то огромным экраном. Огляделся Витька по сторонам, почесал в затылке и, наконец, понял, что произошло.
— Зачем ты меня уменьшил? – закричал Витька и чуть не заплакал, и только мужская гордость не дала ему разреветься. – Как я теперь буду жить таким, кому я нужен?
— Не волнуйся, Витенька, не волнуйся, всё в полном порядочке, — запричитал чёрт, — всё в ажуре. Как уменьшил, так и увеличу. Ты же видишь, я всё могу.
— Но мы с тобой так не договаривались. Верни меня назад!
— Нет, Витенька, поздно, договор уже вступил в силу. Обратной дороги нет.
— Какой договор? Никакого договора не было. И вообще, я читал, что у вас все договоры подписываются кровью.
— Ерунда это, Витенька, ерунда. Подписываются кровью только договоры с дьяволом. А у нас, чертей, всё просто. Дал слово — держи.
— Да не давал я никакого слова.
— А кто, Витенька, по-твоему, три желания загадал и согласился, чтобы я их исполнил? Не ты ли? Вот я их и исполняю, а ты расплачиваться должен. Всё по справедливости.
— Обманул ты меня, нечистый. Это что же, я ростом своим расплатиться должен? Да разве с тобой поспоришь. Ну, тебя к чёрту, валяй дальше, — обречённо сказал Витька.
Чёрт отодвинул своей палочкой край экрана, как будто это была развешенная для просушки простыня, запрыгнул в монитор и затащил за собою Витьку. Экран за ними плотно закрылся.
— Пойдём, я тебя представлю братве, — сказал чёрт, — без её участия у нас с твоими желаниями ничего не получится. И миллион долларов тоже не получится.
— Тьфу ты, чёрт побери, — подумал Витька, — уже и помечтать нельзя.
— А братва наша, что надо, все, как на подбор, – продолжал чёрт, — Ты им должен понравиться. Ты только их словом не обижай. Они и так в прошлой жизни обижены сильно были.
Пошли они по заэкранью, то есть по местности, которая находится за экраном. А этой местности конца и края нет. Вокруг провода какие-то переплетаются, шлейфы стелятся, матрицы и платы громоздятся друг на друга. В воздухе какие-то твари летают.
— Где это мы? — неуверенно спросил Витька, — здесь чёрт ногу сломит.
— Внутри твоего компьютера мы находимся, а здесь уже другое измерение – виртуальное. Вас разве этому в школе не учили?
— Нет, — отвечал Витька, — именно этому не учили. Рассказывали о программах, видеокартах, материнских платах, процессорах, вирусах. А о виртуальном пространстве я не слышал.
— Эх ты, тундра дремучая. Двадцать первый век на дворе, а он не знает элементарных вещей. Виртуальное измерение – это пятое измерение, неподвластное ни пространству, ни времени. Понял?
— Не совсем. Три измерения в пространстве я знаю – длина, ширина, высота. Время – это четвёртое измерение. А вот, что такое виртуальное измерение, представляю с трудом.
— Ничего, скоро ты всё поймёшь на собственной шкуре. Пардон, оговорился, на собственном опыте.
— Скажи, а как братва сюда попала и что она здесь делает? – спросил Витька.
— Всё просто. На Рождество на радостях, что Бог-человек, Иисус Христос, на земле народился, отпускает нас Бог каждый год на землю отдохнуть да повеселиться. Так что, мы здесь на законных основаниях. Земля-то большая, а нам за две недели везде успеть надо. Вот и приспособили мы всемирную паутину, которую вы, люди, придумали. Нам даже само слово «паутина» очень понравилось. Что-то такое родное в нём звучит. В паутине любой из братвы может узнать, где и что с кем происходит, и за долю секунды может переместиться куда угодно. А там он или развеселит кого, или счёты сведёт со своими обидчиками.
— А почему вы мой компьютер выбрали? – спросил Витька, — он, что, лучше других?
— Да, сейчас он, пожалуй, получше стал. У тебя в компьютере вирусов полно, а они наши лучшие друзья. За мгновенье хоть на край света доставят. Вот они, посмотри, наверху летают. Кто на летучую мышь похож, кто на птеродактиля. Пойдём к Главному процессору. Там братва сейчас заседает.
Вскоре подошли они к процессору. А там сидят вокруг какого-то железного ящика с лампочками лешие, русалки, упыри, вурдалаки, вампиры, домовые, водяные, банники, болотники, шишиги, кикиморы, шуликуны, оборотни, а с ними вместе — ведьмы и колдуньи. Все красавцы, как на подбор — и кривые, и косые, и хромые, и горбатые, и лохматые, с костлявыми руками и крючковатыми носами, у кого ноги человеческие, а у кого копыта, у кого вместо носа пятак свинячий, а у кого – хобот, все в лохмотьях, грязные и оборванные. И каждый своим делом занят: кто вино пьёт, кто в карты на человеческие души играет, а кто просто так дёргается на месте, ёрзает или почёсывается.
— Боже мой, — воскликнул вдруг Витька, но тут же вспомнил, что нельзя их словом обижать, — и замолчал.
А слова нехорошие, как будто, сами с языка хотят сорваться. Но Витька понял, что если таких и обидишь словом, то самому потом от них словами не отделаться – отделают так, что костей не соберёшь.
Братва тут же оглянулась, некоторые из них пару секунд осматривали Витьку, но быстро потеряли к нему интерес и продолжили заниматься своими делами.
Все они то и дело посматривали на телеэкран, расположенный возле процессора. На экране показывали разные страны, людей каких-то и то, чем они занимаются, как работают или отдыхают. А управлял телеэкраном вурдалак с телевизионным пультом. Время от времени вскакивала какая-нибудь нечисть с места и кричала:
— Это мой, мой. Я его забираю. Оформляй путевой лист.
Вурдалак с пультом останавливал изображение, а нечисть подбегала к процессору и через небольшую дверцу залезала внутрь. Через какое-то время подлетала к процессору стая летучих мышей и птеродактилей и, покружив немного над ним, с шумом и карканьем, выстроившись клином, куда-то улетала.
— Что это такое? — спросил Витька.
— Обычная практика, наш человек полетел на дело, — невозмутимо ответил чёрт, — как видишь, отсюда можно отправиться в любую точку мира и найти там, кого захочешь. Виртуальное измерение – вот что это. Всё делается за доли секунды с помощью процессора на твоём компьютере. А ты, глупый, думал, что он сломался. Как видишь, работает лучше нового. С нашей помощью, конечно.
— Так это всё ты и твоя шайка подстроили, — возмутился Витька, — вы специально его сломали, чтобы потом использовать в своих грязных делишках.
— Нет, Витенька, нет. Не горячись, — ответил чёрт, — это ты его испортил, заездил, как тощую лошадь, играя дни и ночи. Это ты его заразил вирусами так, что он перестал работать. А мы, наоборот, спасли его, привели в рабочее состояние и постепенно очищаем его от вирусов. Вирусы ведь улетают с нашими людьми в другие компьютеры и назад уже не возвращаются. Считай, что у тебя самый крутой компьютер, как ты и хотел.
— Но я хотел совсем-совсем новый, а не старый модернизированный, — обиделся Витька.
— Ошибаешься, мы так не договаривались. Ты сказал, что тебе нужен самый крутой компьютер, вот тебе — самый крутой. Какой ещё круче бывает? Где ты видел, чтобы чертей посылали с компьютера по электронке на край света, а они там не только материализовывались, но ещё и безобразия вытворяли? Нигде. Поэтому компьютер у тебя самый крутой. Считай, что первое твоё желание я исполнил.
У Витьки не было слов. Он молча стоял с открытым ртом и пускал пузыри. Ведь сколько раз я читал в сказках, думал он, что с чёртом нужно держать ухо востро. Но то были сказки. Там ведь только и делают, что врут да выдумывают небылицы. А здесь всё реально. Тьфу ты, виртуально. Но попал я, кажется, реально.
— Ладно, — наконец сказал Витька, — считай, что исполнил первое желание. Чем я тебе должен заплатить?
— Услугой, как и договаривались, — как всегда, невозмутимо ответил чёрт, — услуга-то пустяковая. Нам нужно всего-то до Крещения, до 19 января, посидеть в твоём компьютере, чтобы нас никто не беспокоил. А мы могли бы заняться нашими делами. На Крещение-то нам всем домой – в ад, в преисподнюю — успеть надо. Не то попадём под Божий гнев. В общем, арендуем мы твой компьютер до Крещения. Согласен?
— Согласен, — сразу же ответил Витька, — он-то думал, что расплата серьёзнее будет, а здесь мелочь, подумаешь, аренда.
— А ещё, Витенька, я тебе вот что скажу, — ухмыльнулся чёрт, — ты меня сколько раз за сегодняшний день вспоминал? Не помнишь? Семь раз. Четыре раза ты ругался с упоминанием моей персоны, и три раза просто так вспоминал, всуе. Так на святки делать нельзя. Знаю, знаю. Сейчас ты скажешь, что в школе вас этому не учили. Так, давай я научу.
— Не надо, — отвечал Витька, — я уже понял.
— Надо, Витя, потому что ничего ты не понял. А поймёшь ты только тогда, когда на собственной шкуре почувствуешь, что такое быть посланным к чёрту и побранным им. Ты нарушил древнюю заповедь и обязан искупить свой грех. У нас есть старинный ритуал, который испокон веков применяется в подобных случаях. Ты должен побывать в шкуре нечистого. Слушай, что надо делать. Это, кстати, поможет исполнить твоё второе и третье желание.
И чёрт рассказал Витьке, что тот должен делать.
— Во-первых, ты должен побрататься с нашей нечистью, — сказал чёрт, — если ты им понравишься и станешь равным среди равных, то получишь новое прозвище. Будешь Шишигой. Ты ведь хотел, чтобы друзья не дразнили тебя ботаником. Я сделаю так, что не будут.
— Но я не хочу быть Шишигой, у меня имя есть, — закричал обиженно Витька, — и вообще, мы так не договаривались.
— Правильно, — ответил чёрт, — насчёт имени мы с тобой действительно не договаривались. Имя никто у тебя забирать не собирается. Оно остаётся с тобой. Но ты ведь меня просил, чтобы тебя не дразнили ботаником. И не просил, чтобы называли по имени. Правильно? Правильно. Так и договаривались. А называть тебя будут так, как ты этого заслуживаешь. Братание с нечистью я зачту как плату за исполнение оставшихся желаний.
— Тьфу ты, ну и хитрец, — сказал Витька, на этот раз он уже не решился назвать чёрта его именем, — а как брататься, кровью, что ли? А если я не захочу брататься с нечистью, у них, небось, кровь зелёная, что тогда будет?
— Ничего не будет. Мы прекращаем договорные отношения и всё останется как есть, согласно твоему первому желанию – у тебя крутой компьютер, а мы его арендуем до Крещения.
— А со мной-то что будет? Где я буду находиться?
— Как и сейчас, после исполнения первого желания, в компьютере.
— И ростом я буду, как сейчас?
— Да, и ростом, как сейчас.
— А когда ты меня увеличишь, сделаешь таким же, как я был раньше?
— Никогда. Договором это не предусмотрено, — невозмутимо ответил чёрт,- поэтому у тебя только один выход – выполнять наш договор до конца.
Да, подумал Витька, сколько раз я сегодня попадался на своей глупости. И всегда этот хитрец меня на чём-то ловил, и каждый раз я в дураках. Нет, так дальше нельзя. Надо что-то делать, но что? Его ведь просто так не обхитришь.
— А как брататься с нечистыми, к ним и подходить-то страшно, — спросил неуверенно Витька.
— А ты их не бойся. Если не боишься, они тебя не тронут, лишь поболтают с тобой о жизни да в картишки на интерес перекинутся. Могут вина предложить. Да только рано тебе ещё. Откажись, иначе споят, а потом всё что угодно сделать могут. Пропадёшь. А ежели понравишься ты им, то дашь клятву перед всеми, быть навеки им братом единокровным, не обижать их ни словом, ни делом, помогать во всех делах их тяжких и быть заступником их перед людьми.
— Это вроде, как у разведчиков, быть их резидентом? Так, что ли? – спросил Витька.
— Примерно так. Только разведывать и разнюхивать тебе ничего не нужно будет. Они сами что угодно разузнают лучше любой разведки.
Загнув один палец на руке, чёрт продолжал:
— Во-вторых, после клятвы ты должен будешь подписать её текст и скрепить подпись отпечатком большого пальца левой руки.
— Подписывать кровью? – забеспокоился Витька.
— Нет, Витенька, нет. Я тебе уже говорил, что кровью подписывают документы только у дьявола. Это контракты, договоры, купчие и другие бумаги. А тебе нужно подписать обычную клятву. Вы разве в детстве не клялись друг другу в вечной дружбе? Здесь будет примерно то же самое, с той только разницей, что клятву твою нужно будет подписать, то есть сделать официальной, чтобы про неё никто не забыл.
— Выходит, я должен поступить к вам на службу? – спросил Витька. – Было видно, что его такая перспектива явно не устраивала.
— Нет, Витенька, нет. Ни в коем случае, — замахал руками чёрт, — мы все ходим под Богом, но служим дьяволу. Служим без всяких контрактов. А вот, если ты захочешь ему послужить, то придётся тебе контракт подписать кровью. Но до этого ещё дослужиться надо, поработать с нечистыми не один годик. А унас контракты не предусмотрены, людишки работают с нами исключительно по идейным соображениям, — и он загнул второй палец.
— Так, так, понимаю. А дальше что?
— И, в-третьих, — продолжал чёрт, загибая третий палец, — после подписания клятвы ты должен показать себя в деле, то есть поработать вместе с нами. Помочь нам немного в наших пакостях. После окончания работы наш договор заканчивает своё действие, и мы возвращаемся в исходное положение со всем тем, что заработали за это время. У тебя исполнены все три желания – есть крутой компьютер, друзья не дразнят ботаником, Ленка обратила на тебя внимание и ответила на все письма. Ты будешь такого же роста, как при нашей первой встрече. У меня – аренда твоего компьютера, твоя письменная клятва в верности нечистым и подтверждение клятвы пакостями. Вот так и разойдёмся мы с тобой, довольные друг другом.
Так я тебе и поверил, подумал Витька, опять обманешь. Свяжись с тобой, точно попадёшь в услужение к дьяволу.
— Согласен я, так и быть, — уверенно ответил Витька, — поклянусь и клятву подпишу. Только скажи заранее, что я сделать должен, какую пакость совершить.
— Не хотел бы я заранее тебе говорить, да уж ладно, скажу. Вижу, что ты, Витенька, образумился и всё правильно понял. А задание несложное вовсе.
— Говори быстрее, мне не терпится заняться настоящим делом, — бодро сказал Витька.
— Тогда слушай внимательно. Тебе нужно будет из Главного процессора выйти на компьютеры твоих дружков и забросить им побольше вирусов, а с ними вместе и нашу нечисть. Кому русалку для соблазна, кому упыря для острастки, кому лешего для оглупления, кому болотника для одурения, кому водяного для утопления, кому банника для угара и отравления и так далее. Ты лучше меня знаешь своих дружков и их пороки. И лучше знаешь, кого из них и за что можно купить. Потому тебе и карты в руки. Сам будешь решать, кого из нечистых куда посылать. А то ведь умаялись они без дела, в картишки начали резаться, как бы драку не устроили. Азартные они больно. Ты их направишь по нужным адресам, оформишь пароли для входа. А они на месте сами решат, как и чем твоих дружков припугнуть и как их перессорить друг с другом. Перегрызутся они, и им не до тебя будет. Забудут, как тебя дразнили. А можно будет и диверсии организовать. Наши упыри и это умеют. Ты ни разу не видел, как монитор взрывается? Красивое зрелище. Тебе понравится.
— Классно задумано. А с Ленкой что будем делать? – спросил Витька, — тоже пугать?
— Будем, но не сразу. Для начала пошлём по той же схеме на её компьютер оборотня-искусителя. Он начнёт к ней клеиться, красивые речи говорить, петь дифирамбы, обещать золотые горы и вечное счастье на банановых островах. Он это умеет делать. Ещё ни одна перед ним не устояла. А потом он её подло предаст и бросит. И тут за дело возьмутся кикиморы болотные. Обработают её, как надо, запугают так, что никому из пацанов она верить не будет, всех станет бояться и ни с кем дружить не сможет.
— А не сойдёт ли она с ума от этого, — встревожился Витька, — зачем мне дурочка?
— Не беспокойся. Кикиморы знают своё дело и действовать будут поэтапно и дозировано. А я потом включу на её компьютере двадцать пятый кадр и внушу ей, что только ты один достоин её. Погорюет она немного, всё забудет и станет твоей.
— Гениально, — Витька не мог сдержать эмоции, — сразу видно, ты мастер своего дела. Только я не знаю, как вирусы с нечистыми отправлять. Научил бы меня.
— Запросто, — ответил чёрт, — пошли в Главный процессор.
Они влезли внутрь процессора. Там была небольшая комната с пультом управления, а чуть поодаль, возле стены находилась небольшая стартовая площадка, на которой стояло приспособление, похожее на миниатюрный торпедный аппарат. Рядом была кабина, вроде, как душевая, но с толстыми непрозрачными дверцами на массивном замке.
На пульте управления были клавиши, как на компьютерной клавиатуре, и монитор, на котором можно было работать и одновременно видеть всё, что показывал телеэкран снаружи. За пультом сидел оборванец непонятного происхождения и следил за монитором.
— Смотри и запоминай, — сказал чёрт, — скоро тебе придётся командовать этой системой.
И он рассказал, как работает процессор. Когда на телеэкране останавливается изображение, дежурный находит в базе данных адреса компьютеров тех людей, которые заинтересовали того или иного нечистого. Затем этого нечистого дежурный помещает в кабину и с помощью команды с пульта уменьшает до стандартных размеров, позволяющих отправить его по нужному адресу. Потом тот переходит в торпедный аппарат. Дежурный набирает электронный адрес и пароль, формирует команду вирусов и даёт команду «Старт». Всё. Через несколько мгновений вирусы переносят нечистого по указанному адресу. Если же адрес и пароль человека известен заранее, то их набирают на мониторе, а все остальные операции проводят в том же самом порядке.
Витька внимательно выслушал инструктаж и говорит:
— Всё просто и понятно. Не сложнее, чем отправить письмо по электронке. Но надо бы закрепить навыки. Ответственность большая. Допустишь малейшую оплошность и всё. Пиши пропало.
— Ты прав, — ответил чёрт, — давай потренируемся. Эй, дежурный, ты пока свободен, пойди погуляй, да смотри, не напивайся. Тебе ещё работать.
Чёрт еще раз подробно повторил инструкцию и показал на пульте все команды, которые нужно набирать.
— А теперь, — сказал он, — давай я на тебе продемонстрирую работу системы. Отправлять я тебя, конечно, никуда не стану. Ты не бойся. Ты мне здесь нужен.
Витька залез в кабину, чёрт закрыл его на замок, уменьшил, а затем Витька перешёл в торпедный аппарат, пристегнулся там ремнями и приготовился к старту. Чёрт набрал какой-то адрес и сформировал команду вирусов.
— Всё готово к старту. Осталось только дать команду, — прокричал чёрт Витьке в торпедный аппарат, — вылезай, повторим ещё раз.
Витька вылез из аппарата. Он был такой маленький, что не доставал даже до края пульта управления.
— Сделай ты меня нормальным, как я буду управлять системой, — прокричал Витька чёрту откуда-то снизу.
— Сейчас сделаю, ответил тот, — полезай снова в аппарат.
Витька залез в аппарат, а черт командой с пульта увеличил его до прежних размеров.
— Покажи, как ты сделал это, какую команду нужно набирать? – спросил Витька, подойдя к пульту.
— Смотри, — ответил чёрт, и показал, что нужно делать, чтобы увеличить человека до прежних размеров.
— А больше, чем был, можно сделать? – спросил Витька.
— Нет, больше нельзя. Система на это не рассчитана. Давай теперь ты меня подготовишь к старту. Но только никуда не отправляй. Обещаешь.
— Клянусь, что никуда тебя не отправлю. Ты мне здесь нужен. Из-за Ленки, — твёрдо ответил Витька.
Витька стал у пульта, а чёрт залез в кабину. Затем Витька закрыл его на замок и уменьшил. Потом он выпустил чёрта из кабины и пошёл с ним к торпедному аппарату. Возле самого аппарата Витька внезапно набросился на чёрта и скрутил его. Ремешком от брюк связал его по ногам и рукам, кончиком носового платка заткнул ему рот, чтобы тот не орал, забрал палочку, а самого посадил к себе в карман. Затем он на пульте набрал адрес и пароль антивирусной лаборатории, сформировал команду из всех оставшихся вирусов и дал старт.
— Что дальше делать будем, любезный? — учтиво спросил Витька. — Отправить тебя в антивирусную лабораторию или домой, в преисподнюю?
Витька вытащил конец платка изо рта чёрта, и тот пропищал слабым голосом:
— Но ты ведь обещал никуда меня не отправлять. Клялся.
— А я тебя никуда и не отправил. Как видишь, держу слово. Говори, куда ты хочешь, и что с твоей братвой делать будем. Не нужна она мне здесь.
— Я домой хочу. А братва? Да чёрт с ней, захныкал чёрт.
Витька вылез из процессора. Братва не обратила на него никакого внимания, все продолжали заниматься своими делами и лишь изредка пялились на телеэкран. Он нашел кусок графита и тихо, чтобы не привлечь внимания нечисти, начертил на плате большой круг, который запер всю братию возле процессора. Затем он трижды перекрестился и стал крестить нечистых. Те вначале не поняли, что происходит, запрыгали на месте, застучали зубами, завыли, а затем, опомнившись, бросились на Витьку. Но, как только кто-нибудь из них пытался выскочить из круга, то тут же бился головой о невидимую стену и падал, изрыгая проклятья. А Витька продолжал их крестить и начал читать «Отче наш». Ещё с детства на Рождество он часто гостил у бабушки в деревне и потому хорошо запомнил, что нужно делать, если поблизости появится бесовское отродье.
Крестил и читал он до тех пор, пока братва не угомонилась и не повалилась в изнеможении. Затем знакомой дорогой вышёл он к экрану монитора и вылез на стол. Достал из кармана чёрта и говорит:
— Ну что, любезный, давай я тебе ещё что-то хорошее сделаю — отпущу тебя домой прямо сейчас. А ты меня опять большим сделаешь. Вернее сначала ты меня увеличишь, а потом я тебя к проруби отнесу. Вы, как я знаю, через прорубь в Крещение улепётываете. А я не могу, такой маленький, через весь город к проруби идти. Договор будем заключать, или на честном слове порешим?
— На честном слове, — ответил чёрт, — обещаю, что всё сделаю, как договорились. Я слово держу, ты знаешь.
Витька вернул ему палочку, а черт взял его за палец, поплевал, пошептал что-то и ударил палочкой по ладони. У Витьки закружилась голова, он зажмурился и на секунду отключился, а когда пришёл в себя, то увидел, что стоит в своей комнате с маленьким чёртом в руках. Потом он, как и обещал, отнёс черта к проруби и отпустил. Тот не стал сразу убегать и спросил у Витьки:
— Витенька, а как же оставшиеся два желания, которые я не успел исполнить. Что ты будешь делать дальше, или пусть всё остаётся, как было?
— Нет, по-прежнему всё оставаться не может. Надо менять ситуацию. Но здесь всё зависит только от меня. И никакая нечистая сила или колдовство не помогут. Только я сам смогу всё исправить. Сегодня я это понял. Прощай.
Чёрт засеменил куда-то, подальше от людских глаз, а Витька разделся и полез в прорубь – смыть с себя грехи. Как-никак, целый день проваландался с нечистым. А это грех. Только окунулся, слышит голос мамы:
— Витя, просыпайся. Хватит спать. День ещё.
Витька продрал глаза и осмотрелся. Сидит он перед монитором, а рядом с ним его домашний чёрный кот, Чёртом зовут. Неужели всё это мне приснилось, подумал Витька. Фантастика какая-то, бред полнейший.
— Витя, а мы с папой тебе новый компьютер купили, планшетник. Старый-то ненадёжный, ломается часто, а планшетник – то, что надо, и вид у него приличный. Это тебе на Рождество подарок.
С улицы послышались голоса друзей:
— Витя, Витя, выходи. На каток пойдём, в хоккей играть, — хором кричали они.
Витя, пошёл, конечно. А через пару дней в их классе появился новенький — Васька Шишигин.
Вот и думайте теперь, где здесь сказка, а где быль.
А как с Ленкой у него, это уже личный вопрос. Не для посторонних.


Свидетельство о публикации №2229

Все права на произведение принадлежат автору. Anatol, 12 Декабря 2016 ©

12 Декабря 2016    Anatol 0    164 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    + -