Пиши .про для писателей

ЛИСА

Автор: Лариса Севбо

Лиса – это не лисица, это – кошка. Это, я ее так назвала.
По телевизору повторяли фильм «Бим, черное ухо», и мне вспомнилась моя первая кошка. Потом, позже были разные кошки, но считаю, что мне с ними не везло. Вот только сейчас на старости лет мне судьба подарила замечательного кота Тишку сиамской породы. Его и котом-то не назовешь: что-то средне-алгеброическое между кошкой, собакой, человеком и еще чем-нибудь. Но я сейчас не о нем хотела рассказать – просто он мне мешает сосредоточиться, мешает печатать, лезет на грудь, трется о мою щеку, садится на компьютер и заглядывает мне в глаза. Ну, наконец-то успокоился, улегшись под настольной лампой, загораживает мне свет, но печатать можно.

Итак, был конец 1941 года. Мне без двух месяцев 8 лет. Война. Маму перевели на работу в совхоз им. Куйбышева – это почти на границе с Афганистаном. Управляющего сберкассой забрали на фронт и вместо него назначили маму. Семья его куда-то переехала, и нас поселили в освободившуюся квартиру. Это была длинная комната в одно окно и большие сени при ней. Нам в наследство досталась кошка с ярко-рыжим окрасом, за что, я ее и назвала Лисой. Правда, хвост был не пышный, т. к. она сама была короткошерстная. Нас она не признала, вела себя как дикая собака Динго. Все где-то бегала по трое суток. Прибегала голодная, что-то ела и снова убегала. Была ужасно худющая. Т. Валя – новая соседка говорила: «скучает за своими хозяевами». Жить с нами категорически не хотела.

Так прошло лето. Наступила зима, и ей приходилось отогреваться и, оставаясь у нас все чаще, она стала привыкать. С приходом весны она переселилась в сарай, где хранились дрова, сухая трава для козы и сама коза. До сих пор она никому в руки не давалась, даже погладить не позволяла. Весной она подобрела – видно стала привыкать, но в руки давалась только мне, и то не всегда. Постепенно мы с ней подружились. Я делала уроки или читала, а она лежала у меня на коленях. Мне хотелось взять ее на руки и поносить как ребенка, т.е. кверху лапками. Тут она сразу вырывалась и долго ко мне не подходила. Кажется, вообще эту позу кошки не любят, кроме моего теперешнего Тишки, у которого поза эта — самая любимая. Он может лежать часами кверху мордочкой, мурлыкать, да еще стараться достать лапкой лицо, чтоб погладить по щеке. (Ой, опять о Тишке).

Время шло, и вот однажды наша Лиса в сарае окотилась. Принесла пять замечательных маленьких котят. Она оказалась очень заботливой мамой. Нас не подпускала и все их вылизывала. Мы ставили ей миску с едой, молочко в сарае, около ее гнезда. Иногда она уходила от них, видимо, половить мышей. И вот однажды утром слышим мы крик – странный какой-то, надрывный. Крик доносился из сарая. Первой прибежала туда соседка – Маша Шубина, а потом и мы подоспели. Кричала Лиса. Вид у нее был совершенно безумный. Кричит как вот кошки по весне, когда у них загул. Бьет себя лапками по морде, воет. Зрелище прямо страшное. Но еще страшнее стало, когда мы увидели вместо котят несколько лапок, хвостиков и головку – все, что осталось от котят. Лиса была безутешна, иногда даже валялась по полу, и выла, выла.

Мы растерялись, не зная, чем ей помочь, но и смотреть на это было не в мочь. Я тоже заплакала, хотела взять ее, унести отсюда, утешить. Естественно, она не далась, ощетинилась и зашипела. Мы ушли, не в силах больше смотреть на кошачье горе. Пришли еще соседи, кто-то из маминых сотрудников, стали обсуждать: что могло произойти. Кто-то сказал, что бывает – кошки съедают своих котят, но все остальные эту мысль дружно отвергли. Осталась другая версия – ими полакомился хорек, если бы змея, то ни лапок, ни хвостиков бы не осталось. Скорее всего, так и было. Лиса еще долго «рыдала». Мы ходили по двору, стараясь не смотреть друг другу в лицо – нас тяготило, что мы не можем ничем помочь бедному животному. Потом все стихло. Я заглянула осторожненько в сарай. Лиса не обратила на меня никакого внимания. Она лапками рыла землю в полу, орудовала с каким-то остервенением, вся поглощенная этим занятием. Я ушла, чтоб не мешать ей, хоронить своих деток. Потом она куда-то убежала, и ее не было несколько дней. Пришла очень худая, зашла в дом. Дали ей еду. Она поела и прыгнула ко мне на колени.

В сарай она не заходила, стала более домашней, стала ловить мышей, чего мы раньше не замечали. Ко мне она привязалась сильнее, а в отношении других оставалась такой же дикой. Ласкать себя не очень-то позволяла: просто устраивалась рядом со мной либо на полу, либо на кровати в ногах, либо на коленях. Но ночью неизменно спала у двери, как собачка. Мама этому очень радовалась, т.к. считала, через кошку змея к нам не заползет. «А то ведь к т. Вале же заползала».

Так и жили до весны 1945года, то есть до конца войны.
Май 1945года – конец войне!!! Господи, что было !? Трудно описать! Люди, звери и сама природа – все, все ликовало. Мы – дети 11 -12 лет услышали по радио, что будет большой салют в столицах республик и городах-героях Ленинграде, Сталинграде и других. Ну те-то города -далеко, а наш Сталинабад рядом, хотя до него, наверное, километров 300. Но мы этого не знали и побежали в горы. Весь день взбирались мы на самую, как нам казалось, высокую гору, чтоб увидеть салют. Мы думали, что уж с такой-то высоты точно увидим салют, хотя не знали, что это такое, как он выглядит.
Ох! Конечно, мы ничего не увидели и совершенно обессиленные от дневной жары и проделанного нелегкого пути, вернулись поздно вечером домой.
А поселок гудел: из репродукторов неслась музыка – было и торжественно, и празднично. Все были как близкие родственники. В некоторых дворах уже был сварен плов, всем раздавали бесплатно. То тут, то там старики играли на домбрах, молодежь танцевала. Нашего дневного отсутствия никто и не заметил. Никто в поселке всю ночь не спал, кроме нас. Мы, придя домой, замертво свалились и уснули мертвецким сном. Так, что обо всем, что творилось в эту великую ночь, знаем только по рассказам восторженных участников.

Между прочим, интересно отметить, что вечером 8го мая в воздухе носилась тихо-тихо передаваемая от одного к другому весть о капитуляции Германии. Откуда? Откуда могли знать об этом в таком, бог весть как удаленном от цивилизации, уголке? От наших людей ничего не возможно скрыть, а ведь до Москвы почти 7 тысяч километров, а до Берлина? Но весть долетела! Долетела раньше, чем было объявлено официально, и ведь не было ни телевизоров, ни телефонов – только примитивный телеграф. Чудеса!

Вскоре после окончания войны, ближе к осени маму отозвали назад в Сталинабад. Может, прежний управляющий вернулся, может, еще по каким причинам, но нам надо было быстро собираться. Жалко было расставаться с подружками, но впереди ждало что-то новое и, конечно, интересное. Едем в столицу! Это — самый большой город Таджикистана! Подружки мне завидовали, крутились здесь, и мама велела им попрощаться и идти домой, чтоб не «путались под ногами». Подъехал грузовик с несколькими таджиками — «леваками». Шофер попросил маму разрешить ему взять попутчиков, зато «скостит» цену. Мама не возражала, т.к. вещей у нас было мало, и места всем хватит.

Погрузили нашу с мамой железную кровать с панцирной сеткой в разобранном виде, естественно, сундук бабушкин с вещами. Туда же засунули подушки. А перину и матрац сложили вдвое и положили на деревянные сиденья, что располагались доски вдоль бортов, чтоб пассажирам было мягче сидеть. Еще стол и пара стульев – вот и все наши пожитки. Итак, по бортам уселись таджики, на тюке с одеялами и прочим барахлом — бабушка. Мама поедет в кабине. Пока грузились, маме надо было командовать, что куда положить. По-таджикски она говорить не умела – помогали жесты. И, чтоб руки были свободны, она мне дала сумку –«редикюль» — называлась такая сумка. В ней были все документы, деньги, облигации и, главное — партбилет.
Я подмышку сунула и кручусь в кузове между узлов и ног (у попутчиков же тоже узлы были). Вижу, стоит у машины Лиса и смотрит так тоскливо (мне так показалось). Я начала просить маму разрешить взять ее с собой. Маме было не до Лисы и она, отмахнувшись от меня, разрешила. Я позвала: «Лиса, Лиса!» Кошка, услышав мой голос, рванулась к машине, вскарабкалась в кузов и кинулась ко мне. Я схватила ее на руки, прижала, и тут мама попросила сумку.
— Давай сюда сумку, Лорочка, — сказала весело мама. — Пора ехать.
Ха! А сумки – то у меня нет! Ужас! Мама окаменела сначала, потом спохватилась.
— Куда ты ее дела? Подумай! Бабушке не давала?
Люди стали елозить, заглядывать под скамейки. Нигде нет. Никто не видел. Это – конец! Там — партбилет. Это – в лучшем случае, опять –тюрьма. А, скорее всего, учитывая, что муж – враг народа: расстрел. Бабушка ахает и охает. Мама стоит как парализованная. После первого шока начали искать: перевернули все тюки: ни среди них, ни под ними ничего не нашли. Когда, всё обшарив, пришли к выводу, что нет сумки – исчезла, мама вдруг одним махом впрыгнула в кузов и стала вырывать у меня кошку. Мама было белая как мел. Я испугалась и еще сильнее прижала к себе кошку. Мама все поняла. Это из-за кошки я потеряла сумку. Она вырвала у меня Лису и с силой швырнула ее за борт. Я заплакала. Я уже кончила четвертый класс, а ума еще не набралась. Я плакала от негодования и от обиды, не понимая, что в этой сумке наша жизнь. Если не найдется, то снова тюрьма. Потеря партбилета – это преступление государственной важности – измена Родине, партии, то есть — предательство. По сравнению с этим — потеря всего «имущества», нищета – это сущая безделица.
Итак, ехать мы не можем: нечем платить за машину. Шофер говорит по-таджикски, конечно, что он без нас ехать не может: по накладной он должен отвезти Рахманову. Эту машину райком партии выделил, и он не имел права их сажать. Если бы их не было — сумка бы не пропала, т.к. ясно, что кто-то подобрал и присвоил, т.е. украл. Таджики загалдели и решили всех по очереди обыскивать. Двух или трех человек обыскали, но ничего не нашли.
— Ана, ана (вот, вот) есть! Слава Аллаху! Нашли!
Кто-то не выдержал и от страха (могли бы убить) подбросил под скамейку. Ну, да бог с ним. Главное – нашлась. Погудели еще, пообсуждали, похвалили того, кто предложил обыск. Можно ехать, вечереет. Но мама сидит в кабине, боясь заглянуть в сумку. Сидит и молчит. Ей говорят:«проверь, проверь – все найдем» (они теперь такие бравые). Наконец, мама решительно открыла сумку. Партбилет — на месте, все, можно ехать, но шофер говорит:
— Максимовна, все хорошо смотри, деньги считай. Подождем, потом — нельзя.
Мама все проверила. Покивала головой, что, дескать, все в порядке, да как зарыдает – истерика. Опять все зашумели, стали давать ей воду. Она стала всех обнимать, кто спустился утешать ее, стала смеяться сквозь слезы. Наконец все уселись на свои места. Я – бессовестная девчонка – попыталась попросить маму взять Лису, что так и сидела рядом с машиной. Мама, ужаснувшись моей наглости, накричала на меня и не разрешила. Я, обиженная на нее, не пошла в кабину, а осталась в кузове.

Тронулись. Едем. Вдруг кто-то говорит что-то, показывая назад. Все стали громко лопотать, некоторые стали вставать, лезть к заднему борту. Я по-таджикски не понимала.
— Духтар, духтар (девочка), смотри! – показывают мне куда-то, цокают языком.
Я пробралась к заднему борту и вижу: за машиной бежит моя Лиса. Таджики загалдели, я заплакала, кричу: «Лиса, Лиса». Она побежала еще быстрей, видно из последних сил. Таджики стали барабанить по кабине. Машина остановилась, и они наперебой стали уговаривать маму взять кошку. Пока шел диспут, Лиса догнала машину: скорость была маленькая, т.к. дорога шла на подъем. Она стала прыгать, пытаясь запрыгнуть в кузов, но борт был закрыт, и она срывалась. Я рыдала, умоляла маму, но тщетно. Видно, она решила наказать меня по полной программе. Что ж – это ей удалось.

Ведь, что интересно: таджики кошек не любят, просто они их не держат. Это вполне объяснимо: ведь они едят на полу. Исторически сложилось, что у них почти вся жизнь проходит на полу: тут и едят, тут и спят. Поэтому, не гигиенично, чтоб животное бегало по дастархану (скатерть, постеленная на пол). Но здесь их, видимо, поразило поведение кошки, ее преданность. Сказались и мои рыданья, и, конечно же, чувство вины. Ведь как только я выронила сумку, и тот, кто ее подобрал, сразу бы отдал – ничего бы этого не было. Они несколько раз останавливали машину, просили взять кошку, сжалиться, но мама была неумолима. А Лиса бедная все бежала за нами и бежала. Уже сгустились сумерки. Лису уже не видно. Но только начнут дремать, как кто-нибудь опять показывает на бегущую тень. Это было просто невыносимо. Я устала плакать, бабушка устала охать, Лиса устала нас догонять. Наконец, все кончилось.
С наступлением ночи в кузове стало очень холодно. Как не кутайся – ветер продувает. А меня еще знобило на нервной почве. Мама остановила машину и уговорила меня пойти к ней в кабину. Мне очень хотелось, но я тоже хотела наказать маму и потому упрямилась. Все-таки пересела в кабину к ней на колени. Уже переехали перевал, мама спала, а я до сих пор в машинах спать не научилась, поэтому смотрела на дорогу. Было очень интересно и страшно: ведь с одной стороны — скала, а с другой-то стороны — обрыв в речку. Шофер, видать, тоже слегка задремал, а я вижу: впереди из капота язычки пламени появляются, и дым — изо всех щелей. Я стала будить маму, но шофер сразу проснулся, остановил машину, выскочил, открыл капот, а там уж огонь. Он стал тушить. Пиджак накинул, кто-то еще какие-то тряпки дал. Водой стали поливать. Потушили. Обошлось. Не взорвались, не загорелись. В кузове: кто причитал, кто молился аллаху, кто побежал искать воду, чтоб охладить двигатель.
Один старик все качал головой и поминал аллаха. Шофер перевел, что старик говорил: «раз такой кошка он дал, надо брать, аллах наказать». Вот так вот. Ну, ничего. С божьей помощью потихоньку спустились с гор в долину. Здесь, в поселке Уялы, пришлось заночевать. Бабушку потеплее укрыли и оставили в машине. Остальные пошли в чайхану на открытом воздухе. Нас напоили горячим зеленым чаем с лепешками, «постелили» бердану – коврики из соломы на глиняном полу вдоль стены. Все улеглись рядком и передремали до утра. Не знаю как другие, но мне было твердо и холодно. К утру, шофер машину как-то отладил, и мы поехали. Мне в середине кузова устроили постель, и я проспала до самого Сталинабада.

Наша новая квартира была в кирпичном домике на две семьи с двориком. Во дворике была глинобитная мазанка – кибитка. Там жила еще семья. У нас была большая комната, коридор с печкой и общие сени на две семьи. Стали потихоньку обживаться. О Лисе ни я, ни мама не вспоминали – запретная тема.

Как только обустроились, мама написала Шубиным письмо, как и обещала. Через какое – то время мы получаем от Маши Шубиной ответное письмо. Она писала, что после нашего отъезда Лиса долго не появлялась, и они думали, что мы ее взяли с собой. Но через некоторое время она явилась. Новых хозяев еще не было, и дверь в нашу квартиру была открыта настежь. И Лиса (даже сейчас мне тяжело об этом писать).., Лиса садилась у двери и билась об нее головой, периодически ужасно крича. Она кричала так же как, тогда, когда потеряла котят. Маша писала, что выдержать было невозможно, но и сделать ничего было нельзя. Они закрыли дверь, она стала биться о косяк. «Это было жуткое зрелище» — писала Маша. Лиса билась, билась, пока не размозжила голову и не умерла под дверью.
«Мы с мамой очень плакали – писала Маша. А потом похоронили на огороде. Закопали поглубже, чтоб собаки не достали». Мы с мамой и даже бабушка тоже поплакали. Я долго переживала, даже болела какое – то время. Потом было еще одно письмо, где т. Валя сообщала, что вернулся с фронта ее муж. «Хоть и без ноги, а счастье-то какое! Маша собирается поехать учиться в Сталинабад в техникум. Может к вам зайдет». Больше писем не было. Может, мама не ответила, может, другая причина. Маша тоже не приходила. А ведь мы были очень дружны. Ну, такова жизнь.

Я просила у мамы то первое письмо, где — про Лису. Но мама не дала, сказав, что я еще не доросла. Она мне приносила и котят, и щенков. Но все это было не то. А теперь-то я точно знаю, что это была какая-то совершенно уникальная кошка. Может быть, таких кошек больше на земле и нет, и не было, и не будет, ибо им – кошкам такие переживания (по науке) не ведомы. И, тем не менее!

Да, наверно, и у кошек свои нервные стрессы бывают. Вот ведь Лиса долго отходила от потери своих хозяев, а тут случилась беда с котятами. Кстати, более чем за два года она больше не рожала, а ведь обычно кошки дважды в год приносят котят. Пережила это горе, а тут и новые хозяева ее бросили. Вот сейчас пишу, и все четко вспоминается, и мне пришла в голову мысль: ведь, если бы она, когда машина останавливалась, не ожидая приглашения, смогла вскарабкаться в машину, то ее бы никто не высадил, и она поехала бы с нами. Но, это – «если бы». Как говорится: история не любит
сослагательного наклонения.

==================


Свидетельство о публикации №4494

Все права на произведение принадлежат автору. Лариса Севбо, 02 Августа 2017 ©

02 Августа 2017    Лариса Севбо 0    120 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Комментарии (29)

  1. Антон Москалёв 04 августа 2017, 01:03 # 0
    Редко занимаюсь рецензированием, но решил Вам помочь, а заодно и самому интересно, потому что опыта у меня в этом нет.

    Если начистоту, мне совсем не понравилось. Много вопросов и замечаний, но расскажу лишь о некоторых.

    «Бим, черное ухо»

    Фильм называется «Белый Бим, черное ухо»

    средне-алгеброическое

    во-первых алгебрАическое, во-вторых, понятия «среднее арифметическое» в данном случае будет достаточно, и лезть в дебри высшей математики нет смысла. К тому же, если даже и так, то делать это надо грамотно.

    т. к. она сама была короткошерстная

    «так как» здесь сокращать не нужно, потому что Вы пишете не конспект

    Нас она не признала, вела себя как дикая собака Динго.

    Неужели Вам известны особенности поведения этого животного? Мне вот нет, но могу Вам точно сказать одно — эту собаку называют дикой вовсе не потому, что она совсем не ласковая. Мне кажется, что такое уточнение здесь необязательно. Достаточно сказать о её строптивости без излишней конкретики.

    Т. Валя

    Вероятно под сокращением т. Вы имели ввиду «тётя», и, наверное, в данном случае этого сокращения здесь тоже нужно избежать. Далее в тексте подобные сокращения часто встречаются, я думаю, что это тоже ни к чему

    «скучает за своими хозяевами»

    «Скучает по своим хозяевам»

    С приходом весны она переселилась в сарай, где хранились дрова, сухая трава для козы и сама коза. До сих пор она никому в руки не давалась, даже погладить не позволяла

    Во-первых, коза в сарае может жить или обитать, но никак не храниться, а во-вторых, в следующем предложении Вы используете местоимение «она» и складывается впечатление, что повествование уже ведётся о козе, а не о кошке. На мой взгляд, от козы следует вовсе избавиться – не вписывается она здесь хотя бы потому, что поселить строптивую кошку в один сарай с козой жестоко с Вашей стороны.

    поносить как ребенка, т.е. кверху лапками.

    Страсти какие! Если бы я узнал, что меня мама в детстве тягала туда-сюда, да ещё и «кверху лапками», я бы начал жить с оглядкой – мало ли, вдруг моя мама ещё чего-нибудь удумала. Поэтому здесь, скорее всего, нужно сказать не «поносить», а «покачать» и без лишних анатомических уточнений. И так будет ясно, что хозяйка относилась к питомцу, как к ребёнку.

    около ее гнезда

    Речь идёт о кошке, а не о птице, поэтому «гнездо» здесь можно спокойно заменить, например, «жилищем»

    Иногда она уходила от них, видимо, половить мышей.

    Это предложение само по себе ни о чём не говорит. Ну, уходила и что? Варианта 2: либо рассказать, что происходило в сарае в её отсутствие, либо вовсе убрать из текста это предложение.

    Кричит как вот кошки по весне, когда у них загул.

    Я думаю, что всем известно, чем занимаются кошки по весне, поэтому говорить про «загул» совсем необязательно.

    Бьет себя лапками по морде, воет. Зрелище прямо страшное. Но еще страшнее стало, когда мы увидели вместо котят несколько лапок, хвостиков и головку – все, что осталось от котят. Лиса была безутешна, иногда даже валялась по полу, и выла, выла.

    Я совсем не имею опыта в разведении кошек, но мне почему-то кажется, что они себя так не ведут, но, если я ошибаюсь, то прошу прощения.

    Дали ей еду

    Я думаю, лучше будет сказать «покормили»

    Ласкать себя не очень-то позволяла: просто устраивалась рядом со мной либо на полу, либо на кровати в ногах, либо на коленях.

    Очень много повторений слова «либо»

    т.к. считала, через кошку змея к нам не заползет.

    Тут вопрос: через кошек могут ползать только глисты, змеям там будет тесновато, но это и так понятно, зачем на этом делать акцент? Или просто вместо слова «благодаря» Вы по ошибке воспользовались «через»?

    городах-героях Ленинграде, Сталинграде

    названия городов в данном случае пишутся в именительном падеже — Ленинград и Сталинград

    Мы, придя домой, замертво свалились и уснули мертвецким сном.

    Замертво уснули мертвецким сном? Тавтология чистой воды. Не лучше ли сказать: «Мы, придя домой, легли в кровать и уснули мертвецким сном."

    Между прочим, интересно отметить, что вечером 8го мая в воздухе носилась тихо-тихо передаваемая от одного к другому весть о капитуляции Германии. Откуда? Откуда могли знать об этом в таком, бог весть как удаленном от цивилизации, уголке? От наших людей ничего не возможно скрыть, а ведь до Москвы почти 7 тысяч километров, а до Берлина? Но весть долетела! Долетела раньше, чем было объявлено официально, и ведь не было ни телевизоров, ни телефонов – только примитивный телеграф. Чудеса!

    Замечание действительно интересное, но в то же время абсолютно не уместное. Тем более исторического подтверждения, скорее всего, здесь не найти.

    А перину и матрац сложили вдвое и положили на деревянные сиденья, что располагались доски вдоль бортов, чтоб пассажирам было мягче сидеть.

    Слово «доски» здесь явно лишнее. Наверное, должно было быть так: «деревянные сиденья, которые располагались вдоль бортов»

    И, чтоб руки были свободны, она мне дала сумку –«редикюль» — называлась такая сумка

    Если Вам понадобилось уточнение, какова была модель сумки, то следовало сказать так: «И, чтоб руки были свободны, она мне дала сумку, которая называлась «ридикюль»»

    Я подмышку сунула и кручусь в кузове

    Куда Вы сунули свою подмышку, я не понял. А если речь всё ещё идёт о сумке, то лучше сказать: «Я сунула сумку подмышку…»

    Это – в лучшем случае, опять –тюрьма. А, скорее всего, учитывая, что муж – враг народа: расстрел.

    Вот здесь у меня появились серьёзные вопросы. Во-первых, откуда взялась тюрьма? Мама ранее отбывала там наказание? И кто же её допустил к работе с деньгами в сберкассе? Во-вторых, если муж враг народа, откуда у мамы взялся партбилет? Кто мог принять в КПСС жену врага народа? А потом ещё и специально прислали за ней машину, чтобы улучшить её жилищные условия. Это смешно.

    Шофер, видать, тоже слегка задремал,
    Я стала будить маму, но шофер сразу проснулся, остановил машину


    Шофёр, спящий за рулём, не так смешно, как жена врага народа с криминальным прошлым в рядах КПСС, но всё же нелепо. А потом, будили маму, а проснулся почему-то шофёр.

    Лиса садилась у двери и билась об нее головой, периодически ужасно крича. Они закрыли дверь, она стала биться о косяк. Лиса билась, билась, пока не размозжила голову и не умерла под дверью.

    Ну, это вообще трэш какой-то! Так вот ты какой, кошачий суицид! Билась-билась кошка головой об дверь, а тут мышка пробежала, хвостиком махнула, головка-то кошачья и вдребезги! Подобная чушь была бы уместна, если бы написанное было стёбом, но Вы, насколько я понял, претендуете вовсе не на это.
    Кроме того, что же это за «сердобольная» Маша Шубина? Почему она молча смотрела на то, как погибает эта кошка? Зато потом пишет целые оды о том, каким горем для неё обернулась смерть несчастного животного.

    Хоть и без ноги, а счастье-то какое!

    «У меня есть синий ежик
    В фиолетовых штанах.
    Правда, нет на нем иголок,
    Ну и что ж, хорош и так.»


    Именно такое впечатление возникло от этой фразы, мол, сгодится мужичок и одноногим.

    нервные стрессы

    Забавное сочетание, вроде «разговорчивый болтун» или «большой великан». Что называется, «масло масляное». Хотя быть может Вы имели ввиду «нервные срывы»?

    Что касается содержания, то у меня часто возникает вопрос: «Ну и что?» В данном случае этот вопрос снова возник.

    Насколько я понял, затевалась история о своеобразной и необычной кошке, полной неповторимых эмоций. А на деле затея осталась невоплощённой. В чём необычность? Рыжий хвост и нелюдимость. И орёт постоянно. Так это любая кошка себя ведёт таким образом – только садись и записывай.

    А её крикливость заслуживает особенного внимания. Вы действительно таким образом попытались очеловечить её поведение, и порыв достойный, но неудачный. Могло бы получиться очень интересно – необычная кошка, исполненная душевными переживаниями, тонко чувствующая окружающий мир вместе со всеми его катаклизмами. Как и люди, оказалась в жерновах военного времени, которое не прошло для неё без последствий. И после долгой и тяжёлой жизни, волей рокового стечения обстоятельств эта кошка умирает в муках от одиночества. Так по-человечески и в то же время так не по-человечески. Такой сценарий заставляет задуматься, где стирается грань между человеческой жизнью и жизнью животных. И в который раз встаёт вопрос: «В чём разница?»

    Но, к сожалению, всё ограничилось лишь неправдоподобными воплями очень нервного животного.

    Вот такие пироги. Прошу прощения за прямоту и резкость. Поверьте, мной двигали хорошие побуждения, и я надеюсь, что был полезен. Всего Вам наилучшего и творческих успехов.

    Как всегда с ув., Антон М.
    1. Лариса Севбо 10 августа 2017, 17:56 # 0
      Антону Москалёву

        Готовимся к окоту
      Прежде всего, подготовьте себя и своих домашних к этому важному моменту. По возможности, сократите гостевые посещения: кошка тоже волнуется (по-своему) и отрицательные эмоции ей не нужны, т.к. стресс может спровоцировать задержку родов. Выделите тихое, тёплое место и подготовьте гнездо (для этого можно использовать даже большую картонную коробку — чистую) средний размер – 60Х60 см., чуть меньше или больше, не имеет принципиального значения.

      Город-Герой Ленинград ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО №20 от 1 мая 1945 г. Москва… ПРИКАЗЫВАЮ: Сегодня, 1 мая, произвести салют в столицах союзных республик: Москве, Киеве, Минске, Баку, Тбилиси, Ереване, Ашхабаде, Ташкенте, Сталинабаде, Алма-Ате, Фрунзе, Петрозаводске, Кишиневе, Вильнюсе, Риге, Таллине, а также в Городах-Героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе — двадцатью артиллерийскими залпами …
    2. Светлана Рожкова 04 августа 2017, 17:30 # 0
      Уважаемая, Лариса, история Ваша, безусловно, очень интересная, поучительная и также «тавтологично» безусловно, стоит прислушаться ко всем текстовым замечаниям предыдущего автора, проделавшего серьёзный текстовый разбор, — значит, жалко было оставлять подобную литературную и скорее всего искреннюю жизненную историю, — (как я понимаю, Вы пишите всё как было «по жизни», не придумывая), — с оборотами, написанными «не совсем литературным языком», т.е. употребляете простонародный стиль речи с применением словесных оборотов, как по-русски речь не строят. История эта стоит правки! И не каждый автор потратит своё бесценное время на разбор чужого произведения! Добра Вам и благополучия! Р.С.
      1. Светлана Рожкова 04 августа 2017, 18:35 # 0
        Лариса, у Вас история обозначена разделом для детей, а стоит возрастное ограничение с 18 лет — думается, что в данном случае, имея ввиду, что читать можно подросткам с 14 лет, правильнее будет, не ограничиваясь в возрасте, и для более старшего читателя оставив её к возможному прочтению, поставить историю в раздел «Сентиментальный». С.Р.
        1. Лариса Севбо 06 августа 2017, 00:04 # +1
          Уважаемая Светлана, очень признательна Вам за прочтение моего рассказа. Конечно, всё это из жизни, из детства. Там всё до мелочей — правда. Ни слова вымысла. Конечно, есть литературные недоработки. Я с одной стороны благодарна Антону М. за его замечания, и с удовольствием поправлю. Но, с другой стороны много того, с чем я не согласна. Постараюсь поспорить, но что-то душу не лежит этим заниматься. Относительно возрастного ограничения: я как-то на это не обратила внимание. Попробую исправить. Перенесу рассказ в раздел «Сентиментальный». Так, действительно, правильней. Спасибо Вам большое!
          1. Светлана Рожкова 06 августа 2017, 16:37 # 0
            А Лариса, и не надо ни с чем спорить, поблагодарите автора за уделённое время — этого достаточно. Может, Вы захотите что-то подправить, может нет — это авторское право, замечания сделаны по-существу и досконально, хотя требовать передачи особого драматизма и без того драматичной ситуации, наверное,- да, не совсем корректно, учитывая, что Вы, как автор передали информацию путём воспоминания через чувства ребёнка, но ведь и не в корректности дело; Антон впервые, как я понимаю, даёт свой комментарий, делает это искренно и по большому счёту с большими требованиями; не задумываясь, что от речи письменное сообщение отличается невозможностью всё-таки дополнять текст эмоциональными нюансами — получилось резковато кое в чём, и ведь может Вашей семье действительно повезло, что семье, где отец считался «врагом народа» предоставили и жильё, и машину. Но мы же и не ситуацию судим, и не вашу семью или маму, мы говорим о литературном произведении — и только! Мне бы очень хотелось, чтобы он также искренно высказался хотя бы общее впечатление хотя бы об одном моём произведении! Считайте, что Вам повезло! И пишите — пишите и дальше свои свидетельства о времени, которое молодые не застали и знают его лишь по воспоминаниям старшего поколения через призму времени! И пользуясь случаем, приглашаю Вас заходите, бывает, и на мою страничку! А у Антона своеобразные, художественно перенасыщенные образами, поэтическими тропами литературные вещи — его следует и читать, и слушать — будете писать чище и совершеннее — это труд, но попытаться можно. У Вас, кстати, есть преимущество в том, что вещи Ваши будут по содержательной стороне сравнивать с нынешним временем, и читаться они будут в восприятии современных молодых, как сказки о прекрасной советской жизни, т.е. вы сильны тем, что свидетельствуете о том, как жили раньше в советском времени, для «зрелых и спелых» — это ностальгия, для новых и ранних — это и недоумение, и романтика, которой не достаёт, и многое ещё чего, что им хотелось бы, да не пришлось! Светлана.
            1. Лариса Севбо 06 августа 2017, 22:02 # 0
              была искренне рада узнать, что кто-то не просто прочитал, но и постарался помочь мне на литературном поприще. В мои весьма зрелые года я молодой начинающий писатель (это громко сказано). Внуки вынудили меня. Говорили: «Из первых уст хотим знать....» Да, Вы правы, если читать внимательно, то можно проследить и за той исторической эпохой. С точки зрения литературных огрехов, многое у Антона правильно, и я с удовольствием и благодарностью всё поправлю.
              Но он, видимо очень молод, не знает того, через что прошла я в своей жизни, а судит безапелляционно и, с моей точки зрения, бестактно, с сарказмом, что не очень увязывается с желанием помочь автору. Честно говоря, он плюнул мне в душу. Я, конечно, допустила оплошность, как-то просто упомянув о тюрьме. Просто, поскольку после написания рассказа «Тюрьма или репрессированные дети» прошло немного времени, мне, видимо казалось, что люди его прочитали и им всё будет понятно. А так как я по жизни очень разговорчивая и многословная. то стараюсь писать как можно короче.
              1. Светлана Рожкова 06 августа 2017, 23:25 # 0
                Лариса, он не судит Вас и Вашу жизнь, он писал о литературном произведении! Автор должен уметь самоустраняться от уже написанной вещи и помнить, что «судят» ни его, а дают комментарий относительно произведения! И есть прекрасное выражение — «Нет ни одной книги самоидентичной самой себе в прочтении другого человека, — с его тезаурусом, нажитым содержательным и эмоциональном опытом, — так все по разному воспринимают даже „Мастера и Маргариту“, „Библию“, „Апокрифы“, и также писателей — Набокова, Виктора Пелевина, Эдуарда Лимонова и и др. Как начинающий писатель — не копите в себе нелепые обиды — мы Вас ценим, и прощайте то, с чем не согласны, ради зёрен, которые Вам полезны, таблетки тоже горькие, а лечат! Пишу Вам это исключительно, потому что понимаю, что Вы чувствительная и ранимая, и обращаюсь к мудрой женщине также в Вас живущей, имея в виду, что у каждого из нас есть несколько граней — »личностей", как в психологии коммуникативные связи «ребёнок — взрослый, ребёнок — ребёнок, взрослый — взрослый!» Не переводите связь «взрослый — взрослый» в отношения «взрослый — ребёнок»! Позже обязательно прочту Ваше произведение о репрессированных детях! Вы, кажется, так густо пишите, словно вдохновение Вас гонит кнутом по голым пяткам, а «чистить» написанное не успеваете. А мы так долго «чистим», что задыхаемся при возможности наконец пробежаться! Так и есть, («шорт побери»)! У Вас дети, которые Вас вдохновляют, а у меня лично мама, которая вообще не понимает зачем я что-то там делаю, и для меня важно определиться стоит мне давать возможность кому-то что-то большее понять, взглянув под другим прицелом и наклоном, или оставить всё как есть, и заниматься только своими вещами. Разбор Вам сделал Антон, как понимал и умел, без пристроек и сносок на то, что вы всё это пережили и являетесь бабушкой, как равный — равному. Я бы это ценила, повторюсь! Я бы простила резкость высказываний, учитывая полезность комментария! В Ваших правах вообще ничего не править, и продолжать бежать «вприпрыжку» на прилавки, но мне приходилось видеть «редакторов» и корректоров, выпускавших книжки ради денег, и их отношение к авторам — торопыгам, которые, простите, «поносили» их на чём свет стоит, смеялись над ними, а у бабушек были непомерные амбиции, и желания внукам о себе память оставить — получается — не важно какую, лишь бы оставить! К таковым Вас не отношу.Надеюсь на понимание. Светлана.
                1. Лариса Севбо 07 августа 2017, 23:45 # 0
                  Уважаемая Светлана! Большое спасибо Вам за понимание и поддержку. А вот относительно «критики» Антона, извините, я с Вами не согласна. Он судит не литературное произведение, а меня, как лживого автора. Судит именно там так, о чём сам ничего не знает. Тон не говорит о доброжелательности, а о непомерной придирчивости и себялюбии. С негативным чувством к человеку которого не знаешь, не стоит заниматься «критикой». Можно было в вопросительной форме спросить у автора: действительно ди было возможно такое, чтоб вышедшему из тюрьмы доверили деньги. Маму, как и других освобождённых после подобного заключения, восстанавливали в партии, если это были коммунисты, и возвращали все права.
                  Маме не просто доверили деньги, а доверили очень сложный и ответственный участок работы. Я имею в виду партийную нагрузку. Она была направлена в Курган-Тюбинскую область, то есть на границу с Афганистаном с партийным поручением — партинструктора. В её обязанности входила работа с местным населением. надо было, чтоб они не поддавались панике, агитациям зашевелившихся басмачей, чтоб верили в победу, в то, что ханы и баи не вернутся, чтобы помогали пограничникам. (Рассказ «Басмачи»)
                  К тому же она была на работе парторгом, пусть и маленькой партийной организации. За свою партийную деятельность в годы войны она была неоднократно награждена медалями.
                  Вы вот тоже пишете, что нам повезло, что дали жильё… Нет. Просто было такое время. Бомжей не было. Если человека принимали на работу, то ВСЕГДА предоставляли жильё. Ведомственное. Оно у всех было примитивное, но все этому были рады, так как лучшего не видели. Мы, конечно, после квартиры в «правительственном» доме барачного типа, где было две комнаты и веранда,
                  теперь жили, как и все, в однокомнатной квартире с сенями.
                  Даже выселенные из Ленинграда получали жильё. В очень редких случаях — общежитие. Везде, и в правительственном доме в те времена, вплоть до 50-60 тых годов удобства были во дворах.
                  Вот такая небольшая историческая справка.
            2. Светлана Рожкова 06 августа 2017, 17:07 # 0
              Лариса, у нас нет специальных критиков! Где их взять на графоманов? Мы сами себе критики! «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!» И да пребудет с нами «страсть к письму!» Ведь слово «графоман» стало ругательным в нашем времени, а перевод дословный его именно как «страсть к письму»! Непреодолимая тяга поделиться с миром своими мыслями, образами, историями; страсть, которая занимает большое и важное место в жизни, примиряя нас с ней, придавая ей смысл, значимость, надежду на лучшее, мы себя подтягиваем к своим внутренним идеалам, мы себя организуем и делаем сознательный выбор изо дня в день, мы посвящаем этому любое свободное время; позвольте на Вашей страничке высказаться по этому поводу для всех, кому это будет интересно, и кто хочет действительно не «зазвездиться» на сайте, а имеет к тому склонность и свободное мышление! Желание быть услышанным и помочь тому, кому сможешь! Надеюсь, что Вы разрешили мне это, и спасибо за возможность!

              1. Критика не есть средство стать большим и важным при минимальных затратах; это трата времени, энергии и внутреннее понимание, что ты можешь помочь; дело не благодарное порой очень.
              2. Применительно к универсальным спортивным терминам, критик «натаскивает» писателя на то, чтобы он писал лучше. Хочется быть тренером для умных игроков. Вас критикуют? — нет — Вас тренируют — да!
              3.Слабости великих — утешение дураков!
              4. С задранным носом тяжело в дверь вписаться! Умный игрок, рассматривая себя как новичка, возьмёт у тренера максимум для себя! Умный игрок использует тренера, как ресурс, источник, а не готовый ответ!
              5. Вдохнови тренера, и он для тебя выложиться на сто!
              6. Желание выиграть ничего не значит без желания подготовиться!
              7. Кто ищет недостатки в тренере, лишает себя шанса чему-то научиться!
              8. Нельзя надеяться построить лучший мир, не улучшая людей. Для такого исхода каждый из нас должен совершенствовать себя и разделять общую ответственность за всё человечество. Особенно мы обязаны помочь тем, кому, как мы думаем, мы можем быть наиболее полезны!
              Спасибо за внимание! Р.С.
              1. Лариса Севбо 06 августа 2017, 22:39 # 0
                ЗдОрово, Светлана. Чувствуется соответствующее образование: гуманитарий, филолог. А я — технарь, хотя ещё в школе писала сочинения размером с тетрадь в 12 листов.
                Прочту внимательнее ещё раз или много-много раз. А пока продолжаю.
                Итак, в 1937 году арестовали папу и вскоре маму. Как и за что описано в рассказе. Она просидела почти два года за «потерю бдительности». Я же это время находилась в детском доме при тюрьме — детприёмник НКВД. Так получилось, что мне там досталась тяжёлая участь. Не всем так не везло. Просто — это моя доля, видно.
                В 1939 году маму освободили на неимением состава преступления и реабилитировали по партийной линии. Антон насмешничает, обвиняет во лжи. Ни когда за многие годы мне не было так больно и за себя и других таких же, как мы. Впервые мною овладело чувство озлобленности, не присущее мне. Увы! Хочется швырнуть ему в лицо все документы. Вот так, вот такие «недоросли» влияют на другую молодёжь, которая верит, ибо у нас верят скорее во зло, чем в справедливость.
                Я попробовала узнать, кто он? Но на его персональной странице ничего нет. Прочитала его рассказ «Советская власть». Мне не понравился, но на многое раньше я бы не обратила внимания. А теперь его, не знаю, как это определяется, просто лезут мне в глаза. Но не хочу опускаться до разборок, а потому и не определилась, что и как ему ответить. Уф! Выплеснулась! Спасибо Вам за терпение и доброту.
                Вы очень удивили меня своей проницательностью: я ещё не вы сказалась, а Вы поняли что в «критике» Антона меня не устроило. Спасибо Вам.
                Я читала Ваш рассказ «Обрыв» ( не спутала?) Он навеял на меня воспоминание о подобной трагедии, случившейся с нашей сотрудницей, с которой мы впоследствии сблизились, и она выложила мне все свои переживания и прочее. Захотелось написать. Но у меня всё очень прозаически. Не умею фантазировать. Тем более, что появляются люди — свидетели того или иного события. Я ведь пишу о своих сослуживцах, о своих сокурсниках (ну, вот: повтор «о своих», за что критикует меня Антон.
                Так, всё. Ещё раз большое спасибо. Встретимся на чьей- либо странице.
                С уважением и теплом, Лариса.
              2. Лариса Севбо 06 августа 2017, 22:48 # 0
                О, Господи, Светлана! Звонил сын, и я отправила написанное, не перечитав его. А тут и описки, и ошибки. Стыд какой!!! Простите, Лариса.
                1. Светлана Рожкова 06 августа 2017, 23:58 # 0
                  Лариса, дорогая Вы всех запутали, где произведение, а где просто письмо, общение!? К Вашим мемуарам отнеслись, как к готовому произведению! А в письме делайте любое количество ошибок — утрирую, конечно, ну, сколько получится! Ух, до чего Вы эмоциональная! С Вами бы в жизни пообщаться! Мне кажется, не смотря на Вашу трудную долю, что в настоящем Вы — хохотунья, или так: от хохота до слёз один шаг! Так и есть? Вот, всё равно вторгаемся в личное, ну у писателей духовный стриптиз — норма, от души зависит — как восприятие «сработает»! Удивили насчёт «Обрыва» — изначально был сон, иначе бы я не решилась описать гибнущих в автобусе людей! И много снов — про сами автобусы — начало рассказа! И что? Ситуация похожая в чём? Спасся ли хоть кто-то в том случае — «похожем»?.. Часто пишу рассказы, как будто кто-то требует из вне или изнутри, и злюсь, что не так быстро, как хотелось бы, и словно меня торопят, тяжело ждать когда я освобожусь и засяду лихорадочно работать, и тут и поесть могу забыть, и ото сна всё, что можно урву, что потом просто валюсь на пару — другую оставшихся ото сна часов. Переболею и освобождение на некоторое время. А у Вас как? Р.С
                  1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 00:16 # 0
                    Дорогая Светлана! Да вы ещё и неплохой психолог! Да, я близка к Вашему суждению обо мне: Я, действительно, очень эмоциональная. очень люблю посмеяться, но, то ли время такое, то ли старость сказывается, то ли одиночество, но только смеяться приходится много реже. А плакать чаще. Но я люблю плакать от умиления. Это светлые слёзы. Не могу без слёз смотреть передачи о детишках. С участием детишек. Долгое время моя самая любимая книга (книжечка) была «Серёжа» В. Пановой. Ну, и, естественно, фильм.
                    Относительно обрыва: ситуация похожая лишь в том, что соя сослуживица, ехавшая из командировки на служебной легковой машине, упала в обрыв. У нас же горные дороги: с одной стороны скала, с другой — бурная речка, протекающая глубоко или далеко внизу.
                    Водитель — молодой мужчина погиб. Она выжила. И по прошествии довольно длительного периода, когда уже начинались тяжёлые события в Таджикистане и с кем было поговорить по душам, так как близкие друзья уже разъехались, она решилась поведать мне и свою историю, свои переживания, мысли и прочее. Оказалось это очень необычным. Я часто вспоминала её рассказ. А теперь вот, когда меня обуял писательский зуд, по прочтении Вашего «Обрыва» память всколыхнула его.
                    Я тоже заболела не на шутку. Уже опубликовано 110 рассказов, а сколько написано!!! А сколько в мозгах кишат и просятся наружу. Ужас. Сын утешает: «Пиши, пиши, выпишешься, будет легче».
                    Да, действительно, хорошо бы пообщаться вживую. Приезжайте ко мне на дачу. В Ленинград!
                    С теплом, Лариса.
                  2. Светлана Рожкова 07 августа 2017, 00:09 # 0
                    Лариса! В качестве кого была ваша знакомая сотрудница относительно рассказа «Обрыв» — она кого-то потеряла в этой трагедии? Кого? Спасся ли кто?.. Р.С.
                    1. Антон Москалёв 07 августа 2017, 00:21 # +1
                      Здравствуйте, Лариса.

                      Светлана пробует меня оправдать, тем не менее, никакая обида не терпит оправданий. Я прошу у Вас прощения за свою «критику». Действительно, было сказано много лишнего, и я с большим успехом умудрился Вас обидеть. Конечно, слово не воробей и, обычно, не забывается. Но я всё же надеюсь, что Вы в скором будущем сумеете забыть и обо всей моей болтовне и обо мне.

                      Желаю Вам доброго здравия и прочего благополучия.
                      1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 00:33 # 0
                        Доброй ночи, Антон!
                        Я благодарна Вам за те замечания, что относятся к огрехам литературного характера. Всё исправлю обязательно. Остальное требует от меня необоснованных оправданий. Нужно ли? Тон Ваш просто бестактен. Более всего мне обидно за маму. Я не люблю ни произведения, ни кинофильмы о войне, написанные теми, кто никакого отношения к ней не имеет. Я понимаю: Вы молодой, самоуверенный, возможно и самовлюблённый. Все кругом глупые, лживые, а вот я…
                        Я прочитала Ваш рассказ «Советская власть». Что это? Где там она? Послушайте совет старой женщины, наверное Вашей бабушки: пишите, что хотите и как можете, но не критикуйте других. Рано Вам ещё. И просьба: найдётся время, прочитайте «Тюрьма или репрессированные дети» и «Басмачи».
                        Успехов в жизни и творчестве.
                      2. Светлана Рожкова 07 августа 2017, 00:27 # 0
                        Антон! Пользуясь случаем, — буду рада видеть Вас на своих страницах с беззлобной, но искренней критикой — приму к сведению любые Ваши замечания, если таковые будут! Существуют на свете прививки, которые вырабатывают на будущее хороший иммунитет! И приносят пользу, не смотря на болезненность таковых! Р.С.
                        1. Светлана Рожкова 08 августа 2017, 00:29 # 0
                          Да, Лариса, но разбор Вам делал Антон, и по делу, думается, вы остались на своих позициях, но вряд ли от меня за это аплодисменты. Мне хотелось, чтобы вы как автор и женщина заняли более мудрую позицию, мог инициироваться, попросту сказать, критик с острым глазом, но авторские амбиции даже при наличии согласия, что он был вам полезен, не дали возможности, по видимому этому случиться! Теперь и Вы, и другие товарищи останутся при своём видении! Может, Антон пока не научился искать подходы и выражения, но он чётко видит моменты, которые можно улучшить, или вызывающие сомнения! Мне не хочется вступать с вами в полемику о строе, к этому даже нет предпосылок! — а говоря о произведении, хоть и не пощадил он ваши чувства, высказался резко, но был искренен и зорок, а вы теперь, конечно, воспользуетесь, тем что уже отмечено, но больше замечаний не получите, также как и другие люди. К тому же он принёс извинения за резкость своего суждения и тона! Если мы хотим оценки, надо выслушивать спокойно любое мнение, а уже как к этому отнестись,- править ли,- решать автору, у вас никто ваших авторских прав не отнимает. Увы, если думаете, я мечтала стать подушкой безопасности для чувствительных авторов — ошибаетесь, я взывала и просила Вас быть сдержаннее, мудрее и спокойнее! Простите, если разочаровала! Я, как вы понимаете занимаюсь этим на сайте, не жалея своего времени, но иногда очень хочется без китайских поклонов говорить, что чувствуешь, и боишься задеть авторское самолюбие, а авторы должны учиться выслушивать разные мнения, и не падать от этого в обморок! Лариса, я прекрасно к вашим вещам отношусь, и очень надеюсь, что вы переживёте и переосмыслите случившуюся ситуацию, но поверьте, если такие большие обзоры пишутся, то не для того, чтобы смешать вас с грязью, попросту говоря, а чем-то очень важным задевают ваши вещи, что есть ради чего «перья ломать», -надо подтянуть, или побольше объяснить сомнительные места, подправить, а вы впадаете в панику и создаёте никому не нужный мини -стресс. Ладно, всё уже случилось, лучше бы он меня покритиковал, ей богу! Он выбрал ваше произведение, значит оно ему понравилось, глупые произведения просто обходят стороной, и не разбирают так досконально, захотелось помочь улучшить — не сумел к автору подхода найти, не ставил он такой задачи, думал только о рассказе. До встреч на страничках. Всё хорошо. Пишите, как пишется. У каждого своя небесная лошадка! Ещё покатаемся! Р.С.
                          1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 00:54 # 0
                            Ой, Светлана, что-то мы зациклились на этом вопросе. Я же писала и повторюсь: всё, что имеет отношение к литературе, я поправлю. Это само собой разумеется. Я за эти замечания благодарна Антону. Но тут дело в другом. Не будем возвращаться.
                            Вы пишете, что он выбрал это произведение потому, что оно ему понравилось. Нет, моя дорогая, он и начинает то со слов, что «не понравилось». А дальше ему и надо было доказать, почему не понравилось. И начались, в конце концов, придирки, не относящиеся к литературе. Всё, всё. Всё в прошлом.
                            Будем писать, «творить», несмотря ни на что. Я без этого уже не могу жить.
                            Сейчас я на даче, и времени совсем нет. Годы не дают возможности быстро двигаться, а мне хочется, чтобы у меня всё росло не хуже, чем у молодых семейных соседей. Работаю в гордом одиночестве на удивление всё тем же соседям. Вот только писать некогда. Иногда сижу ночами и пишу. Что делать? «Охота пуще неволи». Лариса.
                        2. Светлана Рожкова 08 августа 2017, 00:41 # 0
                          Лариса! Огромное спасибо за рассказ истории похожей на мою с автобусом. И за приглашение тоже, конечно, но это не реально. У меня кошки, и не только. Не прощаюсь. Позже будет к вам просьба, поскольку где-то в отдельных произведениях нам интересны сходные темы — заглянуть чуть позже на мою страничку для ознакомления с рассказом, которого пока там нет. Я слишком много туда неожиданно даже для себя самой вложила. Нужен взгляд не «замыленный». Позже. Пока хорошего Вам урожая! И ещё раз — не переживайте! В спорах, в общении рождается истина! Р.С.
                          1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 01:07 # 0
                            Да, Светлана! Обязательно прочитаю. Только как он будет называться?
                            И вот ещё что. «Раз пошла такая пьянка...» У меня к Вам тоже просьба. Я начала и уже более половины намеченного написала. Речь идёт о своей жизни: о её радостях, горестях о всём том, что проходит через человеческую жизнь. Это о семейной жизни. Стриптиз. Очень хочется опубликовать, но боюсь. Чего боюсь? Многого. Ох! «Тяжела ты шапка Мономаха». Извините. Вернусь к этой теме в другой раз. Что-то не получается сформулировать просьбу-вопрос.
                            Если не возражаете, обязательно вернёмся к этой теме. Мне нужен Ваш совет, как более опытного в этом вопросе человека.
                            1. Светлана Рожкова 08 августа 2017, 01:22 # 0
                              Сегодня круглая луна, и жизнь полна забот!
                              Но охраняет тишина твой творческий полёт!
                              И днём ты холишь огород, чтоб вырос урожай,
                              А ночью звёздный хоровод — что хочешь пожелай,
                              И возвращает белый лист мечты и юность лет,
                              Где ароматом ночи ты вдыхаешь лунный свет…
                              8.08.17 Р.С.
                              1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 23:13 # 0
                                Дорогая Светлана! Я по почте дважды отправляла ответ, но в комментариях его нет…
                                Спасибо за стихотворение. Хочу сообщить, что я перекинула «Тюрьму...» с сайта проза ру, где я публикуюсь под псевдонимом Лариса Азимджанова в память об отце, расстрелянном в 1938 году.
                                И вот моё стихотворение:


                                ЗАМРИ, МГНОВЕНЬЕ!

                                Пусть я не Белла Ахмадулина
                                Да и не Агния Барто.
                                Хочу писать, да вот смогу ли я:
                                Ведь я лишь Лорочка Севбо.

                                Что делать, коль дряхлеет тело, Вдыхали б чудный аромат цветов,
                                Слабеет зрение и слух Их прелесть и очарованье,
                                И поясница надоела. И пышный цвет моих кустов,
                                Вот только не слабеет дух. И влажных трав благоуханье.

                                Душа всё также молода: А утром наслаждаюсь я
                                Хочу я танцевать и петь. Пастельно-розовым рассветом,
                                А что? Старушка хоть куда. Сребристой трелью соловья
                                Лишь в зеркало бы не глядеть. И соловьихиным ответом.

                                А по ночам, когда не спится, Эх! Разбежаться б да взлететь,
                                Мечтаю дом достроить я. Как в детских снах бывало.
                                И снова починить теплицы. Душа взлетает. Тело – нет:
                                Да, чтоб приехали друзья. Тяжеловато стало.

                                И, чтоб родные приезжали Да нет! Смотрите! Я парю, парю!!!
                                Весной и летом, и зимой. Ах! Боже мой, какое наслажденье!!!
                                Чтоб здесь душою отдыхали, «Замри мгновенье!» — Говорю.
                                Хочу создать я рай земной. Увы! Уж проскочило, к сожаленью.
                              2. Светлана Рожкова 08 августа 2017, 22:32 # 0
                                Дорогая Лариса, ведь в душе вы знаете ответы на все свои вопросы. С.
                                1. Светлана Рожкова 08 августа 2017, 22:38 # 0
                                  Представьте, что этот бы вопрос вам задавала, скажем я или ваша близкая подруга, чтобы вы ей посоветовали?.. — Можете последовать её совету. Можно менять имена и фамилии, корректировать место действия, время и обстоятельства, не называть всё в лоб и отойти от изложения событий прямолинейно во времени, оформить в другом жанре, представить в миниатюрах и анекдотах и художественно преобразовать опыт так, что ни вы, ни люди, участники событий не узнают в рассказе себя и свою ситуацию. Отойти от жанра мемуаров. Всё равно каждый читатель трактует и видит всё неадекватно вашему авторскому изложению в силу опять же своего индивидуального эмоционально — чувственного опыта. С.
                                  1. Лариса Севбо 08 августа 2017, 23:18 # 0
                                    Нет, Светлана. Я, пожалуй, в данной ситуации не смогла бы ничего толкового посоветовать.Спасибо Вам за предложения изменить форму. Я подумаю над этим. Только боюсь: я не готова к такому повороту. Подумаю. Надо время на переваривание.
                                    Ещё раз благодарю. Л.С.
                                    1. Хасанов Васил Калмакатович 25 августа 2017, 09:16 # 0
                                      Здравствуйте, Лариса! Прочитал Вашу работу. Мне она понравилась. С Уважением к Вам Васил.
                                      1. Лариса Севбо 25 августа 2017, 09:19 # 0
                                        Уважаемый Васил! Весьма Вам признательна!

                                        Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


                                        + -
                                        + Добавить публикацию