Пиши .про для писателей

ДОНЕСИТЕЛИ. ПУТЕШЕСТВИЕ к СОЛНЦУ

Автор: РЯБЦЕВ Денис Евгеньевич

Нулевая глава без номера
Все или ничего

Хозяин времени – самое могущественное и загадочное существо во вселенной. У него одних только имен около тысячи.
Разные народы наделяют Его совершенно разными качествами. Одни – считают волшебником, другие – Великим фокусником.
Но все народы схожи в одном – все они побаиваются и уважают это существо.
«Живая тень», — говорят о нем крамзане. «Монах космоса» – называют его сопуры с Казы. «Властелин всего» — полагают шаралы правопланетные, а другие шаралы – со средней планеты, не соглашаются: «Дух звезд», — говорят они. И даже странствующий народ Фривы, которые не использует звуков для общения друг с другом, наделили Хозяина времени особым цветом — Золотым…

* * *
Хозяин времени поставил чашу того, что будет, на свой фартук, похожий на дубовый лист. Он заглянул в эту чашу, чашу времени, и содрогнулся. Хозяин увидел, что в одной из галактик космоса начинается страшная катастрофа.
Живая тень покачал в ужасе своей полупрозрачной головой. Хозяин видел, что звезда в этой галактике, звезда под названием Солнце, начинает хандрить и медленно остывать.
Хозяин времени окунул указательный палец в чашу и попробовал воду с намокшего пальца на вкус. Вода была горькой.
Эта горечь означала, что в космосе скоро начнется разрушение гармонии и равновесия.
Хозяин понял – вся вселенная в большой опасности.
Но в горечи воды было нечто еще, едва уловимое на вкус. Хозяин поднял чашу к самым глазам и попытался разглядеть.
О, да! Великий корец увидел скорое зарождение светлой идеи, способной предотвратить катастрофу.
Эта идея еще не родилась, но предвкушение ее было уже прекрасным.

* * *
Главный Логик планеты Крамза не ожидал, что Великий корец – сам Хозяин времени так запросто пожалует в его космический дворец. Живая тень выросла, будто ниоткуда, посреди комнаты переговоров и учтиво наклонила голову:
— Да не погибнет во времени Крамза! Приветствую тебя, Управитель!
— Какая честь, Ваше Владею временем! – Логик учтиво взмахнул щупальцами, — Что привело Вас на Крамзу?
— В далекой галактике остывает звезда, которая носит имя Солнце, — ответил Хозяин.
— Каждый миг что-то остывает, что-то нагревается, — искренне удивился Логик.
— Это другое, — покачал головой Хозяин времени, — Это совершенно другое. Если остынет Солнце – погибнет все живое на маленькой планете Земля. Ее населяют существа, которые называют себя людьми.
— Какое странное у них название, — заметил Логик.
— Люди, — не обратил внимания на реплику крамзанина Хозяин времени, — Многие сотни лет дарят космосу равновесие. Эти существа, вобравшие в себя множество противоречий, рождают самые великие идеи. Идеи, на которые не способны никакие другие народы.
— Вот это да, — удивился крамзанин. – Космосу нужны идеи людей?
— Крамза должна снарядить экспедицию на Землю, — спокойно продолжил Хозяин времени, оставив вопрос Логика без ответа – Думаю, что земляне смогут многое дать и вашему народу.
— Идей? – уточнил Логик.

— Найдите на земле Донесителей. – опять оставил вопрос без внимания Хозяин времени, — Донесители появятся на Земле через сорок крамзанских лет.
— Ух, — выдохнул Логик, — Просто дух захватывает. Никогда ничего подобного не слышал.
— Донесители могут спасти свое Солнце, — кивнул Живая тень космоса, — Только у них может получиться сохранить космическое равновесие.
— Может получиться? – удивился крамзанин, — Опять нет точного ответа.
— Есть ответ, — улыбнулся Хозяин – Все или ничего. Точные ответы не всегда дают точные результаты.
Крамзанин замахал щупальцами. Но Хозяина времени в комнате переговоров уже не было. Он будто растворился в воздухе.
— Донесители, — прошептал крамзанин, — Надо же! Люди…

ДОНЕСИТЕЛИ Путешествие к Солнцу

ЧАСТЬ I
НАЧАЛО ИСПЫТАНИЙ

Глава 1
О том, как Вика, Ваня и Алиса отправились на природу

— Малыши, — обратился к детям отец, — А не поехать ли нам на природу?
— Да, — загалдели дети, — Поехали!
Вика – старшая дочь, положила карандаш, которым только что рисовала на бумаге красивый инопланетный замок. Девочка любила придумывать всякие чудесные вещи. Она училась во втором классе лицея, многое уже успела узнать – о звездах, науках и разных странах. На полке рядом с большим письменным столом стояла любимая детская энциклопедия, в которой было много всего удивительного. Вика часто открывала нужный том энциклопедии и искала ответы на свои вопросы, не обращаясь за помощью к папе с мамой.
Ваня – средний ребенок, отложил машинку, которую катал по полу. Он учился в том же лицее, что и Вика, но в первом классе. Ваня тоже любил рисовать, делать с папой разные поделки и играть. Но самое главное, что любил делать Ваня, это шалить. «Наверное, все мальчики непоседы» – думали Ванины родители и прощали ему шалости.
Алиса была младшей дочкой в семье. Когда папа заговорил о поездке на природу, она открыла свой шкафчик с вещами. Алиса ходила в старшую группу детского сада. Она еще знала не все буквы, но уже очень хотела в школу, как ее старшие брат и сестра. Кроме того, Алиса обожала всякие праздники и подарки и уже сейчас, ранней осенью, всей душой ждала Новый год.
— Мама! – позвал отец, — Собирай детей на природу! Едем на озеро рыбачить.
— Хорошо-хорошо, — сказала мама, — Детки, собираемся сами!
Алиса перебрала все вещи в своем шкафчике, но так и не нашла чего-то подходящего для природы.
— Мама, — сказала девочка, — Что же мне надеть?
— Ох, Алиса, — вздохнула мама, — Ты же уже взрослая, чтобы знать, во что одеваться.
Вика, которая успела нарядиться подходящим образом, добавила:
— Да, Алиса, какой ты Донеситель после этого?
ДонЕсители – это была игра, которую Вика придумала сама. Среди обычных людей, существовали особенные люди – люди, способные нести добрую весть. Не донОсители, и тем более не доносчики, что само по себе оскорбительно и неприятно, а ДОНЕСИТЕЛИ.
У Донесителей были особые качества и умения, специальные приспособления и глубокие знания. Они много раз спасали мир от трагедий и разрушений.
Вот буквально накануне Донесители уберегли от жестокого разорения город, построенный из кубиков прямо на ковре в детской комнате. Город назывался Букваринском. А угрожала городу злая Баба Йогурт, которая прискакала с щеткой от пылесоса. Она болтала всякие глупости, размахивая своим странным оружием. Донесители Вика и Ваня, вооружившись летающими плащами, прогнали злую колдунью с ее щеткой, но город все равно пал.
Пока Донесители Ваня и Вика гнали Бабу Йогурт от стен, младшая дочь Алиса ненароком снесла Букваринск до основанья. Ей было неприятно, что брат и сестра играют в такие интересные игры без нее.
Алису за нехороший поступок исключили на время из клуба Донесителей, но быстро простили и вернули высокое звание.
Вика была, естественно, главным Донесителем. Она принимала и исключала из этого закрытого общества и своих подруг-одноклассниц, и брата с сестрой. Вика писала на листочках законы и правила Донесителей и хранила эти священные документы в небольшой шкатулке, что стояла на ее письменном столе.
Вот, почему старшая дочь Вика упрекнула маленькую Алису:
– Настоящие Донесители всегда знают, где лежат их вещи. Донесители могут проснуться даже ночью, в случае опасности, вскочить с кровати, надеть летающие плащи и отправиться спасать мир, – сказала Вика Алисе.
* * *
Погода была еще по-летнему теплой, лишь кое-где на листве появились первые желтые отголоски осени.
Папа остановил автомобиль рядом с подъездом. Дети, шумно суетясь, забрались на заднее сиденье и приготовились ехать.
— Дети, — обратился к малышам папа, — Кто забыл о безопасности?
— Какой безопасности? – переспросила Алиса.
— О ремнях безопасности, — пояснила Вика, нехотя пристегивая себя к сиденью.
— Не хочу, — стала капризничать Алиса, — у меня ремень сломан. Не пристегивается.
— Ванюша, — вздохнул папа, — помоги Алисочке пристегнуться, она у нас что-то ничего не хочет сама делать.
— Ну и что, ну и что, — обиделась Алиса на папину реплику, но ремень тем временем пристегнула.
— Вот, — обрадовался папа, — А ты говорила, что ремень сломан. В нашей машине, между прочим, Алисочка, ничего не сломано. У нас как раз все наоборот – все работает. Кто хочет послушать детские песенки, если они не сломались, конечно?
Дети засмеялись.
— Песенки сломались, — повторила папину шутку Алиса.
— Папа, — встрепенулась Вика, — Поставь мою любимую — про Синеглазку.
— Все, поехали, — сказал папа, услышав, что заиграла именно та мелодия, которую попросила Викушка.
Заурчал двигатель, машина тронулась.
— Смотрите, — весело заявила Алиса, — Наш дом поехал назад.
— Да нет же, Алиса, — засмеялась Вика, — Это машина поехала вперед.
— Нет, — сказал Ваня, — Это и машина поехала, и дом поехал. Мы на рыбалку, а дом на охоту. Он тоже решил погулять, пока он нам не нужен.
Все засмеялись.
— Да, — добавил папа, — Если наши дома без нас начнут гулять, что же тогда получится?
— Пробки из домов на дорогах, — вставила реплику мама.
В окне тем временем проплывали достаточно унылые пейзажи городской окраины. Под веселую детскую песню, которая вырывалась из динамиков, последние теплые лучи осеннего солнца плясали на капоте автомобиля и норовили поиграть с путешественниками.
— Смотрите, — сказал отец, — Какое красивое сегодня небо.
Дети машинально вытянулись вперед и стали разглядывать пушистые облака в лобовое стекло автомобиля.
— Ничего себе! — Неожиданно вскрикнул Ваня, указывая жестом вперед, — Вон летающая тарелка!
— Где? – недоверчиво спросила Вика.
— Да вон же, — Ваня привстал в машине, насколько позволял пристегнутый ремень безопасности.
Несколько секунд семья разглядывала небо, переполненное причудливыми рыхлыми облаками.
— Сынок? – уточнил папа, наконец, — Ты увидел облако, похожее на летающую тарелку?
— Нет же, — не унимался Ваня, — Вон там, смотрите. Летит. Железная.
— Вижу, — радостно заявила Алиса, — Вижу! Вон там! Да, Ваня?
— Да, вон! — Ваня начал вопреки приличию указывать на небо пальцем. – Видишь, мама?
Мама с сомнением согласилась:
— Да, сынок, вижу. Это самолет, наверное, а не летающая тарелка.
В небе действительно двигалась какая-то неопределенная черточка, поблескивая, мерцая металлическим боком. Она, то пропадала за краем одного облака, то появлялась вновь в просвете и бросала отчетливое солнечное отражение от своего борта. По форме черточка действительно напоминала фюзеляж самолета, но за ней не было характерного для реактивных самолетов белого следа. Более того, эта черточка двигалась не так плавно, как самолеты. Она поднималась выше, затем почти падала вниз и опять набирала высоту.
— Как блоха скачет, — задумчиво произнес папа. – Действительно, непонятно, что это за аппарат такой. Может, это наши военные испытывают новое вооружение?
— В городе? – с сомнением произнесла мама.
— Ха, — усмехнулся папа, — да какой же это город? До этого объекта несколько десятков километров. Это далеко над полями. Но там нет никаких военных полигонов.
— Смотрите, — громко сказала Вика, которая до этого момента молча наблюдала за чертой в небе, — От летающей тарелки что-то отделилось.
И действительно, черта распалась на две части: одну – побольше, вторую – почти круглую, маленькую.
— Точно, — заявил папа, — Наши военные испытывают новую ракету с разделяющимися боеголовками.
— Какими головками? – переспросила Алиса.
— С разделяющимися боевыми головками, — смеясь, ответил папа. – Такие ракеты разрабатывают для того, чтобы обманывать радары. Радары, это устройства слежения за небом. Летит одна ракета – за ней с земли наблюдают радары. Самый главный генерал дает команду ракету сбить. А та, прохвостка, не долго думая, разделяется на несколько маленьких частей. Попробуйте, угадайте, какая из этих частей несет в себе взрывчатое вещество. На земле паника, все бегут, «а-а-а!», — кричат.
— Что, папа, — перепугалась Алиса, — нас сейчас взорвут что-ли?
— Да нет, Алисочка, — успокаивает ребенка мама, — Папа шутит так. Папа, следи за дорогой и не пугай детей! Ты же сказал, здесь нет никаких военных полигонов.
— Детки, в ракетах сам ничего не понимаю, — признался папа. – Вот если бы я был военным, я бы знал, что это за ерунда в небе. А так, я просто предполагаю.
— А я предполагаю, — продолжает тему Вика, — что это донесительский корабль.
— Папа, — обратился к отцу Ваня, — Но ты же был военным?
— Я служил в армии солдатом, – ответил папа, — А это не совсем то. Солдатам не доверяют самых важных секретов об оружии.
— Чтобы они не проболтались? — Спросила Алиса.
— Чтобы они крепко спали и не разговаривали перед сном, – ответил папа с улыбкой.
— Ну, папа… — хлопнула Вика по плечу отца.
— А где ракета, папа? – спросила Алиса.
Тут семья вспомнила о причине долгого разговора, но небо было чистым – черточка исчезла.
Долгая пауза. Лишь магнитофонная песенка и мерный шум двигателя.
— Улетела… — с разочарованием в пустоту сказал папа.
Машина, тем временем, проскочила район пригородных дач и понеслась по ленте-дороге дальше – в безграничные степи. За окном проплывали небольшие овражки, холмы, седые от ковыля, поросшие бурьяном взгорки, редкие деревья в низинах, а над всем этим лежало прекрасное глубокое небо, способное будоражить даже самое скупое воображение.
Вдалеке показался огромный ржавый плакат у дороги. На нем выцветшими красками проступала надпись «Добро пожаловать». Это как раз и был ориентир для путешественников. За плакатом надо было съезжать с асфальта на проселочную дорогу, ведущую к озерам.
— Ванюша, — сказал папа, — Приготовься. Скоро твоя очередь вести машину.
Автомобиль сбавил скорость и заморгал оранжевыми лампами поворота. Вот и съезд на грунтовую дорогу. Папа выкрутил руль и машина остановилась, подняв в воздух серую пыль.
— Все, папа, можно?
— Да, сынок, перебирайся вперед, — отец повернулся назад и помог сыну забраться себе на колени, — Я ездил на это озеро еще на велосипеде – много лет назад.
Ваня уселся, поправил зеркало заднего вида, как профессиональный водитель, и положил руки на руль.
— Готов? — спросил отец.
— Поехали, — сказал Ваня.
Отец нажал на педали, и машина тронулась.
— Когда же Ванька дорастет до педалей? – спросила Вика, глядя, как мужчины вместе ведут один автомобиль.
— Ваня растет, — заверил отец. — Еще несколько лет и папа совершенно не потребуется. Ванечка сам будет ездить. Осторожно, сынок, впереди неровный участок.
— Я вижу, папа, — сказал Ваня и тут же угодил правым колесом в яму. Машину тряхнуло так, что песенка из магнитофона запнулась.
— Ох, Ванька, — недовольно вскрикнула Алиса, падая всем телом на Вику.
— Алиса, — отреагировала Вика, — Держись же!
— Не бойтесь, девочки, — засмеялся отец, — До озера не так много ямок осталось.
Впереди открылся прекрасный вид. Большое овальное зеркало, отражая небо, лежало в низине. Вокруг озера, будто прижимаясь к воде, рос целый лиственный лес. Мощные тополя сгибали ветки над водой, и казалось, что это огромные длинные руки стремятся зачерпнуть в ладони воду.
Ваня довел машину до места, где было удобно встать с привалом. Папа заглушил двигатель и весело пошутил:
— Все, друзья, бензин в машине часа на два закончился.
Дети распахнули двери и пустились наперегонки к воде. Папа вышел из машины и, гремя связкой ключей, открыл багажник. Мама засуетилась с пакетами и провизией.
— Дети, кто хочет порыбачить? – крикнул отец.
— Нет, папа, рыбачь сам, – выразила общее мнение детей Вика, — мы займемся донесительскими делами.
— Хорошо, как скажете, — кивнул папа, — доставая из багажника только свою здоровую раскладную удочку.
Пока мама стелила на траве плед и обустраивала место для еды, а папа собирал бурелом для костра, дети побежали в заросли искать волшебные палки Донесителей.
— Ваня, — радостно кричала Вика, — Надо все разведать!
— Да, — на бегу отвечал сын, — Только бы найти себе оружие, и можно разведывать.
За старшими едва поспевала Алиса, смеясь на бегу – радуясь долгожданной природе и воле.
Малыши на радостях не обратили внимание, что убежали далеко от машины.

Глава 2
О том, как Вика, Ваня и Алиса сделали первый шаг к необычайным приключениям

Малыши убежали далеко от машины и родителей. Как это не странно, ни один из Донесителей, не подумал, что делать так нельзя. Ведь на природе может быть масса неприятностей, когда может понадобиться помощь взрослых. А взрослые далеко…
Ваня первым подобрал себе удобную палку для меча.
— А мне? – спросила Вика, которой ни одна палка, кроме той, что попалась брату, не приглянулась.
— На, — сказал Ванечка, и протянул свое оружие Вике. Ваня был добрым мальчиком и всегда помогал сестрам во всех делах.
— Ваня, — жалобно попросила Алиса, — И мне найди оружие, пожалуйста.
— Сейчас найду, — с готовностью ответил брат. – Вот, возьми.
Ваня вытащил из кустов сухую ветку.
— Нет, — заупрямилась Алиса, — Это плохая палка. Она кривая и короткая.
— Хорошо, — согласился Ваня и бросил палку обратно в кусты.
— Вот Алиса, — нагнулась за другим мечом Вика, — Я нашла тебе прямую палку – это прекрасная шпага.
В этот момент детей неожиданно накрыла тень, будто кто-то сверху убавил яркость солнца. Малыши подняли головы вверх и в изумлении открыли рты. Над ними висел большой металлический шар. На боках этого шара не было видно никаких деталей, окон или крыльев. Он не издавал звуков. Только закрывал своим ровным туловищем солнце и не двигался.
Малыши хотели в ужасе ринуться назад к родителям, но их ноги сковала какая-то невидимая тяжесть. Ноги вросли, приклеились к земле. Так бывает в моменты ужаса.
Долгое мгновение дети стояли так, не зная, что предпринять. И тут раздался щелчок. Низ шара стал вытягиваться каплей к земле. Ниже и ниже. Малыши наблюдали не шевелясь. Капля наливалась, росла в ширину и вдруг оторвалась от шара. Она бесшумно рухнула недалеко от Донесителей на землю.
— Что это? – прошептала Вика.
— Капля, — ответил Ваня, — Дай мне палку, Вика! Я буду вас защищать.
— А капля опасная? – тоже шепотом спросила Алиса.
— Тише, — едва слышно сказала Вика, прижимаясь плечом к Ване и передавая ему палку. С другой стороны к Ване плотно прижалась Алиса. Ей было тоже очень страшно и даже хотелось заплакать.
Капля лежала на земле и поблескивала своим выпуклым железным боком. Сверху опять что-то щелкнуло, шар выпустил к земле толстую трубу, которая воткнулась в каплю на земле и остановилась. Еще щелчок. Шар открылся и выпустил из себя прозрачную кабинку. В кабинке стояло неизвестное существо, напоминающее лысую зверушку.
Капсула опустилась по трубе к земле и открылась. Существо в кабине было ростом с детей. Круглая голова без волос по цвету походила на человеческую. Небольшой нос, или просто бугорок с ноздрей внизу, один большой небесного цвета глаз – все, что было на этом странном лице.
Небольшое тело существа было одето в темно-синюю мантию и такие же штаны, украшенные золотыми звездами. Ткань эта переливалась. У существа были две лапки-ноги, обутые в сапоги почти черного цвета и три руки. На каждой руке было по три длинных тонких пальца без ногтей.
Существо с любопытством изучало детей, прижавшихся друг к другу. Оно, не моргая, смотрело и молчало.
— Ты кто? – осмелился спросить Ваня.
Существо убрало одну руку под мантию и вытащило красную коробочку с зеленоватым экраном и десятком разноцветных кнопок.
— Пистолет? – прошептала Вика брату и сестре.
— Телефон, — предположил Ваня очень тихо.
Коробочка затрещала, отчего малыши вздрогнули, а Ванюша поднял свою палку выше.
Тут из коробочки донеслось со скрежетом: «Не бойтесь, земляне! Я прилетел помочь вам спасти землю от катастрофы».
Дети в изумлении переглянулись.
Коробочка поперхнулась и замолчала. Существо в синей мантии опустило голову и свободными руками понажимало несколько кнопок. Коробочка снова заговорила, только чисто и без скрежета: «Не бойтесь, земляне! Я прилетел помочь вам спасти землю от катастрофы».
— Это друзья, — с робкой радостью в голосе прошептала Вика.
— Ага, — с сомнением ответила Алиса.
— Тише, — остановил их Ваня.
Коробочка опять заговорила: «Друзья, вы видите перед собой космическую лодку, на которой мы просим вас подняться на межгалактический корабль для получения информации о вашей миссии».
— Чего он просит? — переспросила старших детей Алиса.
— Он приглашает нас на космический корабль, — пояснила Вика.
— На кора-а-абль? — протянула Алиса недоверчиво.
— Ага, — с иронией подтвердил Ваня. – У нас какая-то миссия, оказывается.
«Земля стоит перед огромной опасностью, друзья, — продолжила говорить коробочка, — Мы прилетели к вам сообщить о катастрофе. Еще не поздно спасти вашу землю. Поднимайтесь на корабль. Повторяю — поднимайтесь на корабль».
— Что делать? – спросила Вика, обращаясь к брату.
— Я не знаю, — честно признался мальчик.
— А что такое миссия? – прошептала Алиса.
— Алиса, — ответила Вика, — Миссия – это самое важное дело, предназначение. Поняла?
— Да, поняла, — сказала Алиса тихо.
— Надо бежать и спросить у папы, — решила Вика.
— Да, — согласился Ваня, — Бежим?
«Не бегите, — остановил детей голос из коробки, — Еще несколько минут и землю спасать будет поздно. Мы не успеем попасть в межгалактический караван. Все объяснения позже. Поднимайтесь на корабль, друзья! Поднимайтесь на корабль!»
Существо в синей мантии расправило в стороны руки и кабинка увеличилась в ширину. Теперь в ней было достаточно просторно, чтобы поднять в шар всех малышей.
Алиса, повинуясь призыву из коробочки, шагнула в сторону пришельца.
— Стой! – одернула ее Вика. – Ты что делаешь?
— Ну! – несмело произнесла Алиса, — Посмотрю, что у них там за космический корабль.
— Да ты что? – громко возмутилась Вика, — Ты хочешь, чтобы папа нас поругал?
— Вика, — встрепенулся Ваня, которому было любопытно пообщаться с инопланетянами, — Папа не узнает! Давай посмотрим, что это за друзья такие. Если они попробуют нас обидеть, я стукну их палкой!
— Да, — согласилась Алиса, — И у меня есть палка. Я тоже стукну, если будут обижать.
— Стойте! – изумленно воскликнула Вика, — Вы что, с ума сошли! А вдруг это похитители маленьких детей?
— Да нет же, — ответил Ваня, — Это инопланетяне. Вика, мы что, так и не узнаем, зачем они прилетали? Мы же настоящие Донесители! Давай все разузнаем!
— Ага! – согласилась Алиса, — посмотрим, что случилось и вернемся.
— Ну уж нет, — ответила Вика и сжала свои детские кулачки. Она всегда сжимала кулачки, когда ее что-то раздражало.
— Ну, Ви-и-ика! – затянула жалобно Алиса. – Давай посмотрим.
— Ладно, — сдалась Вика, которой было тоже любопытно, — Туда и назад. Очень быстро.
Существо в синей мантии прижалось к прозрачной стене кабинки, уступая место для Донесителей. Малыши с опаской забрались в кабинку и прижались друг к другу.
Это был ужасный поступок со стороны Донесителей. Ни в коем случае нельзя было поступать так. Мало ли какие ужасы могли подстерегать малышей дальше?
Кабинка бесшумно и плавно подняла детей на борт космической лодки.
Внутри шара взору детей открылась небольшая комната с полукруглыми углами, прозрачными стенами, потолком и полом. Комната напоминала большой аквариум. Дети и пришелец вышли из кабины, которая свернулась за их спинами и слилась с прозрачным полом.
— Ого! – восторженно заявил Ваня, — Это не похоже на нашу машину.
— Мы не свалимся вниз? – испуганно спросила Алиса, которая уже пожалела, что решилась на такое.
Под ногами была видна труба с каплей у основания, полянка, на которой только что стояли Донесители.
«Садитесь на пол, — сказала коробочка, — этот вариант лодки не предназначен для перевозки существ вашей планеты. Но на борту большого корабля для вас уже приготовлены удобные места».
Дети послушно уселись на прозрачный пол и стали озираться по сторонам.
Существо в синей мантии прижалось к стене и будто прилипло к ней.
Никаких приборов и кнопочек, как ожидали малыши, они не увидели. Труба под шаром свернулась, капля поднялась с земли и прилипла к полу под малышами. Земля же в этот момент стала плавно удаляться. Вот из-за деревьев Донесители разглядели свой автомобиль и родителей, которые бегали по берегу, разыскивая своих детей.
— Мама, — закричала Вика, — Не волнуйтесь, мы скоро вернемся!
Но фигурки на берегу не слышали Викиного крика.
— А, — заплакала Алиса, — Верните нас назад!
«Не волнуйтесь, друзья, — заговорила коробочка в руке у пришельца, — Через минуту и сорок две секунды вы причалите к межгалактической лодке. И пути назад, к сожалению, уже нет».
Ваня прижал плачущую Алису к себе:
— Не плачь, — сказал он по-взрослому, — Ты же сама хотела лететь. Вот у нас и оружие…
Ваня осмотрелся по сторонам и только теперь вспомнил, что они с Алисой бросили палки у входа в кабину.
Прозрачная комната вздрогнула, и дети увидели всю землю уже далеко внизу. Наша планета мгновенно уменьшилась до размера школьного глобуса.
— Вот это да, — изумленно прошептала Вика, — Мы в космосе в одно мгновение. Смотрите.
Земля еще продолжала уменьшаться, но уже не так стремительно, пока не превратилась в некрупное яблоко неопределенного цвета. Над головами малыши увидели огромное металлическое сооружение – гигантскую трубу, изогнутую восьмеркой.
«Друзья! Сейчас вы причалите к межгалактическому лайнеру, — сообщила коробочка, — Не волнуйтесь, нам придется провести вас через специальную очистную комнату, чтобы убить вредные бактерии, живущие на ваших конечностях».
— Это что? – переспросила Алиса.
— Это они нам руки будут мыть, — повеселел Ваня.
— Мыть руки? – изумилась Алиса.
— И ноги, — без энтузиазма добавила Вика, — Ноги – тоже конечности.
Прозрачная лодка прижалась стеной к борту межгалактического лайнера. От середины к краям в борту выросла полукруглая дверь.
«Просим вас, друзья, ступить на борт нашего главного судна, — разъяснил голос из коробки. В этот момент существо в синей мантии отлепилось от стены и молча указало малышам средней рукой на дверь. А коробочка уточнила, – Просим пройти сюда, друзья!»
— Пошли, — шепнула малышам Вика, — Только держитесь вместе.
Перед детьми открылась другая комната – очень темная, неприветливая и холодная. Она была совершенно пуста.
— Страшно, — прошептала Алиса. – Ваня, Вика, давайте держаться за руки.
Малыши без слов сжали Алисины ладони своими пальчиками.
Существо в синей мантии прошло к противоположной стене, которая открылась полукружием и впустила в темную комнату пучок яркого света. Инопланетянин сделал еще шаг, и стена сомкнулась за его звездной спиной. Дети остались в темной комнате совершенно одни. Со всех сторон раздалось негромкое шипение – малыши почувствовали дуновение ветра. Они крепко прижались друг к другу и со страхом ждали, что произойдет дальше.

Первая глава без номера
О том, как существа с планеты Крамза играли в Здесьтам

— Гвао-гум, — обратился взрослый крамзанин к ребенку, когда увидел в круглом окне над головой, что свет уходит, — Руко-тав гало-кхи?
В переводе на земной язык это означало: «Последыш, Зачем тебе космос дал три глаза?»
— Чтобы видеть, что наступает Реманго, — ответил маленький крамзанин на своем языке, который нам непонятен без тщательного перевода.
— Нет, — не согласился взрослый, — Три глаза нам дано для того, чтобы видеть приближение обеда.
Это была шутка. Инопланетянин потер верхними щупальцами свое туловище:
— Не знаю как ты, последыш, а я чувствую пустоту в своих желудках.
— Не буду есть! – заупрямился малыш, — Я совсем не голоден!
— Ох, муки Вайзо! – воскликнул взрослый, — Тот, кто не ест – не играет потом в Здесьтам.
— Здесьтам! – малыш подпрыгнул в лентах своей крамзанской кроватки, — Большой, ты правда будешь со мной играть?
— Если ты съешь камни, — уточнил взрослый.
Камни крамзане ели вторым из четырех ртов, расположенных на их головах. Малыши очень не любили этот вполне вкусный для взрослых продукт. Дети же предпочитали еду для третьего и четвертого ртов – то, что на земле принято называть питьем и сладостями.
— Съем камни, — пообещал малыш.
Удивительная планета Крамза существует так далеко от земли, что ее невозможно разглядеть ни в один даже самый мощный телескоп. Мы можем только представить ее в своем воображении, ибо воображение наше значительно совершеннее всех земных приборов и приспособлений.
Большая, оранжевая Крамза — далекая, неизведанная землянами – она стала домом для странных по нашим меркам существ, называющих себя крамзанами. Многорукие и многоногие, трехглазые, серые – разумные существа Крамзы.
Сейчас на планете Крамза стало темно, как ночью. Дневной свет здешнего солнца — звезды по имени Вайзо, закрыл Рем. Рем – планета-спутник Крамзы, как Луна у нашей Земли. Тень этого самого Рэма каждый день падает на Крамзу. Это явление, которое на Земле происходит редко и называется затмением, на Крамзе носит название Реманго.
Реманго случается один раз в крамзанские сутки и длится недолго – около полутора часов по земному времени.
В эту сумрачную пору крамзане обедают и отдыхают.
— Раз обещаешь поесть камни, — продолжил взрослый, — Выбирайся побыстрее из кровати.
У Крамзан несколько иные, чем у землян, приспособления для сна. Инопланетяне спят на подвешенных к потолкам лентах. Это самое удобное для них состояние – не напрягать щупальца ног, не путаться в многочисленных руках. Правда, выбираться, а особенно забираться во все эти ленты не так просто, если не использовать автоматические усовершенствования. Но они, крамзане, за многие тысячи лет привыкли к подобным приспособлениям. Тем не менее, детские «ленты сна» всегда лишены удобных технических излишеств. Малыши учатся справляться с лентами сами. И это не просто традиция Крамзы, это один из способов развития ловкости у малышей.
Домашний робот Гара-гум (по-нашему Принеси-подай) накрыл обед для взрослого и ребенка. В этажерку с полочками робот поставил многочисленные блюда для трапезы. Здесь были и камни, и растения, и клейкая жидкость.
Ребенок нехотя взял первый камень во второй рот. Сморщился и с усилием проглотил его.
— Да не надо морщиться, — помотал головой взрослый, — Ты же знаешь, что твоим косточкам нужен строительный материал. Не будешь есть камни – не будешь расти.
— Да, я знаю, — ответил ребенок верхним ртом, — Ты сейчас опять расскажешь мне историю о Первом, который не мог найти камней.
Ребенок имел в виду старую притчу об основателе цивилизации Крамзы по имени Первый. У каждого народа во вселенной есть подобные сказки со смыслом.
Первый – по сказаниям – предок всех Крамзан. Родился этот герой на звезде Вайзо и долго бродил по планетам в поисках дома. Его странствия описаны в десятках историй и легенд Крамзы. То, о чем говорил ребенок, произошло с Первым на погибшей планете Кча. Почва этой планеты по легенде отличалась по составу от крамзанской.

* * *
Гуру-гуру-бру! Ах, где же камни Первому на Кче? Наш Первый был так пуст вторым желудком.
Вокруг один металл кусками. О, Кча! Еще мгновенье и погибнет Первый!
Гигант, да соверши ты чудо! Из недр своих ты накорми героя. Достань же камень, что пригоден в пищу. Не дай герою гибели ужасной.
Но Кча был глух к беде героя. Не обнажил он недра, полные камнями. И прогневил тем самым Космос.
И Космос бросил в Кчу метеоритом. Таким большим, что развалилась Кча. На части две – на Крамзу и на Рем.
То, что пригодно было в пищу, легло в основу Крамзы, как планеты. Металл же, все ненужное – плохое, на Реме с той поры осталось.
И Первый ел, как он не ел давно. Обнявши Крамзу, с диким аппетитом. И Вайзо много раз успел проплыть над ним, пока родитель наполнял желудок.

* * *
— Нет, не угадал, — ответил на детский вопрос взрослый крамзанин, — Не буду я тебе рассказывать этой легенды, — Ешь быстрее. Иначе не успеем сыграть в Здесьтам. Смотри, мои плошки уже пусты, а ты все никак не насытишься.
Ребенок стал быстрее забрасывать пищу в свои рты.
— Я все съел, — объявил взрослый, снимая плошку с коготка на своей щупальце, — Гара-гум уже приготовил диски для игры.
Здесьтам – такая же древняя игра на Крамзе, как шахматы на Земле. Доска для Здесьтам – это круглая коробка с разноцветными фигурами внутри. В разложенном состоянии коробка превращается в земную цифру восемь или символ космоса по-крамзански. Один круг восьмерки называется «здесь», другой – «там». Задача игроков – побыстрее оказаться на стороне противника всеми десятью фигурами. В этой игре никто никого не ест. Ходом считается шаг своей фигурой на одну клеточку вперед или вбок и шаг препятствием на доске противника. Препятствия – это тоже фигурки, которые обычно хранят в отдельном непрозрачном мешке. Они все одинаковые по форме, но разные по рисункам. Одно препятствие может обозначать провал во времени, другое – потерю направления и прочее. Игрок, вытаскивая вслепую препятствие, не знает, какое оно на самом деле. Смотрит, что ему выпало и ставит препятствие на любое место доски противника. Противник, делая ход, пытается обойти препятствия, которых с каждым ходом становится все больше и поставить свои самым неудобным образом. Фигуры, дошедшие до края доски – перепрыгивают на доску противника, занимая свободные клеточки чужой территории.
Игра Здесьтам сложная, но увлекательная. Крамзане проводят с древних времен много времени за этим хитрым занятием.
— Я тоже съел, — малыш показал родителю пустую плошку для камней, — Кто ходит первым?
— Ходи, — степенно произнес взрослый, — Все равно проиграешь.
— Я? – изумился ребенок, — Сейчас посмотрим. Я тебя ходов в сорок сделаю.
Малыш начал игру, двинув вперед фигурку планеты Урум.
— Самую кровожадную планету выбрал? — спросил родитель и усмехнулся, — Тебя это не спасет от поражения. Я не испугался. Давай, ставь препятствие!
Маленький крамзанин вытащил из мешка препятствие:
— Реманго, — сказал он задумчиво – Большой, какую клетку бы тебе испортить?
— Думай, последыш, — ответил отец, — Может ты на своем поле его разместишь?
Ребенок рассмеялся:
— Так ведь не по правилам. Хотя, если ты меня боишься, я могу поставить препятствие и на своем поле.
Партия не успела приблизиться к середине, когда в круглом окне над головами героев появилось Вайзо.
— Все, — с досадой сказал родитель, — Доиграем после заката. Пора лететь в низину.
— Ух, — скорчил гримасу малыш, — Всегда ты так. Я еще не успел ни одну фигуру к тебе на диск поставить.
— Вот-вот, — похлопал ребенка щупальцей взрослый, — Сначала ты висишь в кровати, потом не ешь камни. Какой результат?
— Результат – оживился ребенок, — ты доиграешь со мной игру и никуда не полетишь.
— Логика у тебя, последыш, – взрослый покачал головой, — Как это я могу не полететь в низину? Ты хочешь катастрофы на Крамзе?
— Лети, большой, — согласился ребенок, отворачиваясь от дисков Здесьтама — Я все понимаю. Есть математически важное слово «надо».
Взрослые Крамзане ежедневно после Реманго собирались в низинах у своих городов для бесед о будущем Крамзы. Иногда на эти встречи прибывали торговые делегации с других планет. Тогда крамзане, торгуясь, приобретали какие-то товары для своих нужд.
— Все, пора, — сказал взрослый и пошел к подъемнику на крышу.
Города у здешних жителей строились без улиц – стена к стене. Выходы из жилищ, как и окна, были обустроены на крыши. Здесь же располагались стоянки для всяких летающих лодок.
— Большой, возьми меня с собой, — несмело попросил ребенок.
— Ни-за-что! – пропел родитель.
В этот момент в комнату вошел робот Гара-гум и протянул взрослому синий коробок с желтой кнопкой:
— Ой! – воскликнул большой крамзанин, — Донесение! Я не получал таких ни разу за всю свою длинную жизнь, только слышал о них. Это из Превосходного дворца Крамзы от Главного логика планеты, последыш.
Взрослый нажал желтую кнопку коробочки и в комнате появился Гара-гум с тяжелым ободом на шее – такие роботы были только у Его превосходного управителя Крамзы. Принеси-подай подошел к ребенку и протянул ему средней рукой маленький шарик синего цвета.
— Что это? — С любопытством спросил большой крамзанин.
— Это какая-то маленькая планета, — ответил малыш, протягивая шарик родителю, — Посмотри.
Гара-гум остановил большого жестом и наклонил голову. На стене за спиной робота загорелся большой монитор входного звонка. Экран показал, что у дверей наших героев просит разрешения войти сам Главный логик Крамзы.
— Ничего себе, — прошептал большой, — Входите, ваша Логичность. Для нас большая честь принимать Вас в своем доме.
Подъемник опустил высокопоставленного крамзанина в комнату. Логик был внешне обычным взрослым представителем этой планеты, только над средним большим глазом сверкал золотой знак космоса – земная цифра восемь:
— Да не погибнет во времени Крамза! – обратился Логик к присутстующим с традиционным приветствием.
— Вечного тепла Крамзе, — ответили хором ребенок и родитель.
— Я пришел к вам с важной информацией, — приступил сразу к делу Логик, — которую мы сегодня смогли выкупить у корцев. В секторе ближайшего после текущего времени намечается космическая катастрофа, которая может повлиять и на нашу планету. В далекой галактике остывает звезда. Имя этой звезды – Солнце.
Ваш последыш через 10 тысяч суток должен отправиться на планету Земля, которую согревает эта самая звезда Солнце и разыскать там троих маленьких землян. Все приготовления к далекой экспедиции, тренировки и обучение я предлагаю начать с сегодняшнего дня.
— Мой последыш полетит спасать планету… — в изумлении прошептал родитель.
— Нет, — ответил Логик, — Теперь уже не последыш. Отныне ты, малыш, нарекаешься своим собственным порядковым номером — именем Гвара-рио-ган!

Глава 3
О том, как Вика, Ваня и Алиса узнали о сложной задаче, которую им предстояло выполнить

Дети крепко прижались друг к другу и ждали, что произойдет дальше. Ветерок стих и стена, куда минуту назад ушел молчаливый пришелец, снова открылась. Перед собой дети увидели коридор, залитый приятным белым светом, и старого знакомого в синей мантии. В руках у пришельца была все та же красная коробочка с зеленоватым экраном и десятком разноцветных кнопок.
«Друзья! – заговорила коробочка, — Вы только что прошли курс внешнего очищения от вредных бактерий. Приношу свои извинения за причиненные неудобства. Прошу следовать за мной в комнату заседаний».
Пришелец повернулся направо и зашагал по коридору, одной из рук маня за собой детей. Малыши молча двинулись за ним, разглядывая светлый коридор вокруг. Ровные стены, ровный свет – ни надписей, ни приборов, ни дверей. Дети так и держались за руки, хотя это было не удобно в узком проходе. Шли недолго. Пришелец остановился и повернулся своим единственным голубым глазом к стене.
«Друзья! Вы входите в комнату заседаний галактической миссии, – сказала коробочка, — прошу за мной!»
Стена расползлась, пришелец шагнул вперед. Дети проследовали за ним и увидели круглую комнату с прозрачным полушарием вместо потолка. Над комнатой простиралось огромное черное космическое небо с богатой россыпью ярких звезд. Такое космическое богатство невозможно столь отчетливо увидеть с земли даже ночью.
Донесители были очарованы видом над потолком, и не сразу заметили человека, стоящего в глубине комнаты. А он между тем наблюдал с неприкрытым любопытством за малышами.
— Друзья, — наконец обратил на себя внимание человек.
Дети вздрогнули, ибо голос у незнакомца был тем же, что они слушали из коробочки.
— Друзья, — повторил обращение человек, — Прежде всего я хочу извиниться за такой необычный способ нашего с вами знакомства. Теперь, когда вы очутились на борту нашего межгалактического лайнера, я располагаю временем объяснить вам все по порядку. Думаю, вы все поймете, и не будете держать на меня зла за тот страх, которому я вас подверг.
Дети молчали и ждали дальнейших объяснений.
— Сначала главное, друзья, — продолжил человек, — Если вы не исполните свою миссию, ваше солнце остынет, и земля через два с половиной года погибнет. Это та цель, ради которой мы прилетели за вами на землю. Вы должны лететь с нами и спасти от гибели свое солнце.
Незнакомец замолчал, но продолжал разглядывать детей, пытаясь понять, какие мысли в них вызвали его слова.
Он был ростом с малышей. Немолодое лицо незнакомца производило доброе впечатление. Большой лоб, начинавшийся от самой макушки, обрамляли длинные ниспадающие на плечи темные волосы. Тонкие полукруглые брови, почти черные глаза — большие и глубокие. Нос с небольшой горбинкой, аккуратные усы, небольшая бородка от нижней губы.
На незнакомце был красивый костюм. Такие одеяния носили на земле много веков назад. Темно-синий кафтан с золотыми узорами и множеством пуговиц, широкий белый ворот рубахи, свободные кружевные манжеты, белые, плотно обтягивающие ноги штаны и высокие с каблуками сапоги.
— Меня зовут Гвара-рио-ган — незнакомец осекся, — сложно произнести на вашем земном языке. Я — Стотысяч. Да, друзья, что же мы с вами стоим? На земле ведь говорят, что в «ногах правды нет». Прошу вас.
Стотысяч повернулся к молчаливому существу, которое носило с собой красную коробочку с голосом:
— Принеси-подай, организуй нам стол и стулья.
Существо в мантии кивнул, и в этот момент будто из пола появилось четыре стула и круглый стол. Мебель была земной — деревянные гнутые спинки стульев, стол на одной ноге.
— Смотрите, — неожиданно громко воскликнула Алиса, — Такие стулья есть у нашей бабушки в станице.
— Да, Алиса, — кивнул головой Стотысяч, — Это обычная земная мебель. Мы хотели, чтобы вы чувствовали себя как можно уютнее. Прошу вас, друзья! Сейчас Принеси-подай организует нам чаю и мы сможем поговорить не спеша.
— А как же наши родители? – спросила Вика, и было слышно, что ее голос дрожит.
— Не переживайте, — спокойно ответил Стотысяч. – При математически точном исполнении вашей задачи, вы сможете все исправить. Друзья, за стол!
Пока дети рассаживались, Принеси-подай раздобыл неизвестно где поднос с серебряными чайниками, чашками и тарелочками. Он ловко расставил перед каждым ребенком эти приборы.
— Кто предпочитает сладкий чай, — торжественно произнес Стотысяч, — вот сахар. В этом чайнике — заварка. Здесь – молоко. Сейчас Принеси-подай принесет нам пирожных. Принеси-подай – подавай десерт.
Надо сказать, что Донесители очень любили чай с молоком и пирожные. Поэтому они с удовольствием наполнили свои чашки напитком. Ваня с таким усердием помогал девочкам управляться с горячим чайником, что вызвал улыбку космического пришельца:
— Да, Ваня, с тобой сестры не пропадут.
— Вы много о нас знаете, — тонко заметила Вика, — пора объяснить, что все это значит? Кто вы?
— Да, друзья! – обрадовался этой мысли Стотысяч, — Пора рассказать вам все подробно. Я житель планеты Крамза, которая находится очень далеко от земли. Мой народ – очень древний.
— Крамзане? – задумчиво спросил Ваня.
— У тебя живой ум, — кивнул Стотысяч.
— Ваня, не перебивай, — сказала шепотом Вика.
В этот момент Принеси-подай расставлял на столе перед детьми тарелочки с пирожными. Это были шарики воздушной сдобы, украшенные цветами из крема.
— Да, друзья. Мы – крамзане, – продолжал Стотысяч, — Я постараюсь просто и коротко рассказать вам о своей планете. Тем более, вам не придется увидеть ее своими глазами.
— Почему? – спросила Алиса, которая уже успела откусить кусочек пирожного. Пирожное ей показалось очень вкусным.
— Это не входит в вашу задачу, — ответил на вопрос Стотысяч.
— Спасти наше Солнце? – уточнил Ваня.
— Да, друзья,– кивнул Стотысяч. – Наш межгалактический лайнер должен доставить вас на Урум – планету хищных и необразованных существ. А дальше мы отправимся на Крамзу уже без вас.
— Как? – откладывая пирожное, спросила Вика, — Как без нас? Вы забрали нас с Земли и бросите на съедение хищников на каком-то Уруме?
— Не на съедение! – сказал Стотысяч, — Что вы? Мы вас оставим выполнять первую задачу в цепочке множества других.
— Уважаемый Стотысяч, — ответил Ваня, — Давай разворачивайся назад к Земле. Поиграли и хватит, нас родители потеряли.
— Нет, друзья, вы не правильно меня поняли, — Стотысяч замахал руками. – Давайте заново. Все сначала. Слушайте и постарайтесь меня не перебивать.
— Хорошо, — сказал Ваня, — мы готовы выслушать подробные объяснения. Только побыстрее, пожалуйста.
— Я житель планеты Крамза прилетел за вами на Землю, чтобы помочь спасти ваше Солнце. Оно исчерпало свою собственную энергию и начинает плавно остывать.
Вы знаете, что на Солнце горят газы, в основном — водород. Твердые и жидкие тяжелые элементы расщепляются на более легкие, горячие. Друзья! В этой солнечной работе произошла ошибка. Маленький сбой, который может привести к большой катастрофе.
Если ничего не делать – в ближайшие земные годы произойдет страшная беда, которая погубит человечество. Я получил задание на Крамзе отыскать Донесителей на Земле и убедить их взяться за спасение Солнца.
— Какое вкусное пирожное, — сказала Алиса, — А Принеси-подай сам их испек?
Стотысяч засмеялся:
— Принеси-подай – мой слуга. Он ничего не умет печь.
— Как все ужасно у вас, — вставила реплику Вика, — Слуги. Это ведь очень несправедливо.
— Несправедливо? – Стотысяч искренне удивился, — Вы не знаете. Принеси-подай — существо без души. Это биологический робот. Машина, которая создана в нашей крамзанской лаборатории.
— Робот? – переспросила Алиса недоверчиво, — А ему что не больно, если его обижают?
— Ему не больно, — Сказал Стотысяч. – В его теле нет нервных окончаний, которые вызывают боль. У него нет мыслей, нет желаний. Он выполняет распоряжения своего господина.
— Жутко звучит, — сказала Вика.
— Друзья, — Продолжил Стотысяч, — Можно наделить волшебными свойствами стулья, на которых вы сейчас сидите. Приносить этим стульям подарки, кланяться. Не находите, что это глупо?
— Глупо, — сказал Ваня. – И так же глупо сказать, что стул – полная ерунда и сломать ему ножки.
— Да, умница, — поднял указательный палец вверх Стотысяч, — Именно так мы и относимся к роботам. Это очень сложная вещь, которая создана в помощь существам с душей. Мы не ломаем роботов, и не делаем из них богов. Это предмет, это вещь. Сложная. Очень сложная – вещь.
— А почему у него один глаз и нет рта? – не унималась Алиса. Ей очень понравился Принеси-подай.
— У него нет ничего лишнего, — ответил Стотысяч. – Все создано с максимальной пользой.
— Да бог с ним, с Принеси-подаем! – не выдержала Вика, — Мы говорили о Солнце и катастрофе. Это – самое главное.
— Да, — Сказал Стотысяч, — О Солнце… Оно может остыть. Ваша задача восстановить его правильную работу.
— Как? – очень серьезно спросил Ваня.
— Вам необходимо донести до Солнца прибор, который создали в своей лаборатории Корцы.
— Кто? – переспросила Вика.
— Высокая раса Корцев, — пояснил Стотысяч.
— А что за красная коробочка у Принеси-подая? – спросила Алиса.
— Это рация, Алиса, — сказала Вика сестре, досадуя, что та опять перебивает важную тему.
— Это не рация вовсе, — не согласился с Викой Стотысяч, — это прибор для заданий. Одновременно это ухо и голос робота. Робот не должен никогда расставаться с устройством.
— А почему устройство сделано отдельно? – не унималась Алиса.
— Потому что я в любой момент могу забрать его у Принеси-подая. Забрать и отдать новому роботу.
— Зачем забрать? – Алиса была крайне заинтригована.
— Чтобы другой робот выполнял мои поручения. Предположим, что Принеси-подай испортил себя, пришел в негодность. Мало ли какие бывают истории. Обгорел, сломал руки, ноги. Тогда я забираю у него коробочку и отдаю целому роботу.
— А что происходит с этим? – не унималась Алиса.
— А этот робот… — Стотысяч не мог подобрать нужного слова, — Он перестает функционировать.
— Умирает? – испугалась Алиса.
— Нет же, Алиса, — помог объяснить Ваня, — Умереть может то, что живо. А это – машина. Она перестает работать.
— Правильно, Ваня, — обрадовался Стотысяч, — Спасибо тебе. Так сложно найти нужные слова.
— А ты подаришь мне Принеси-подая, когда он будет тебе не нужен? – спросила Алиса. – Я буду его беречь, чтобы он подольше работал.
— Этот Принеси-подай и так сделан для вас, – ответил Стотысяч. – Он будет помогать вам во всех делах, связанных со спасением Солнца.
— Ой, смотрите, — неожиданно воскликнула Вика, показывая жестом вверх.
Дети подняли головы и от ужаса зажмурились – на них летел огромный камень, величиной с автомобиль.
В комнате раздался пронзительный свист. Стотысяч одним большим шагом прыгнул к стене. Там, у стены, появился большой пульт управления с кучей кнопочек, ручек, приборов. Стотысяч схватил большую ручку. Второй рукой стал нажимать кнопки, третья рука метнулась в самый верх к небольшим переключателям, четвертая рука…
Ваня, который первым поднял голову, увидел, что Стотысяч – не тот лысоватый дядя, с которым они беседовали только что. Теперь Стотысяч напоминал собой большого паука или осьминога с кучей щупалец, которые бегали по приборам. Рядом с чудовищем стоял Принеси-подай и тоже крутил какие-то ручки на пульте.
Ваня бросил взгляд на сестер. Алиса и Вика сидели под столом в испуге прижавшись друг к другу. Мальчик вскочил со стула и бросился к сестрам. Удар. Купол потолка затрещал. Межгалактический лайнер содрогнулся всей своей массой. Стулья разом упали. И тишина.

Глава 4
О том, как Вика, Ваня и Алиса постигли тайну скорости Принеси-подая

Стулья разом упали. И тишина. Полная тишина.
Донесители подняли головы. Они увидели, что купол над ними треснул. Принеси-подай расставлял опрокинутые стулья и разлетевшиеся по столу чашки и чайники. Стотысяч в старом облике человека, поправлял воротник и манжеты своей рубахи.
— Ты, — сказал Ваня, показывая на крамзанина пальцем, — ты не настоящий?
Девочки, успевшие выбраться из-под стола, с удивлением смотрели на брата.
— Нет, — ответил спокойно Стотысяч, — Я такой же настоящий, как и вы. Ваня, давай об этом позже. Мне надо организовать починку треснувшего купола, пока он не рассыпался полностью. В нас урумский камешек угодил. Расскажу вам со временем и об этом.
Стотысяч посмотрел на Принеси-подая и кивнул. Робот вытащил из мантии красную коробочку и нажал несколько кнопок. Дети увидели, что с разных сторон по внешней стороне купола потолка к трещине поднимаются шестеро таких же точно Принеси-подаев. Они отличались от уже знакомого робота только отсутствием одежды и обуви. Дети ясно видели, что ноги у Принеси-подаев снабжены шестью длинными пальцами с присосками, которые позволяли устойчиво держаться существам на выпуклой поверхности.
Принеси-подаи несли в руках какие-то неизвестные приспособления и уже знакомые красные коробочки.
— Все, — сказал детям Стотысяч, — Процесс починки купола начался. Через четыре земные минуты роботы заварят всю трещину и купол восстановит прочность. Ваня, что ты хотел мне сказать?
— Я видел, в кого ты превращался… — мальчик осекся.
— Да, друзья, — ответил Стотысяч, — Мне пришлось принять облик, который бы не пугал вас. Ведь на Крамзе – я красавец. А для вас – чудовище.
— Чудовище? – повторила Алиса.
— Для вас внешне я не красив, – уточнил Стотысяч. – А чего вы хотели? Наши планеты разделяют сотни миллиардов километров. Мы – совершенно другие. У нас с вами нет ничего общего. Даже притяжение на нашей планете в десятки раз превосходит ваше. Поэтому крамзанские тела значительно прочнее и сильнее тел человеческих.
— Притяжение другое, — задумчиво сказала Вика. – Вот почему вы не хотели показывать нам Крамзу? Нас там раздавит притяжение?
— Без специального костюма или прибора – раздавит. Но мы давно решили уже эту проблему технически, – пояснил Стотысяч, — Много наших крамзанских веков назад. У нас есть антивес – прибор, помогающий управлять притяжением.
— Как все сложно, — с разочарованием сказала Алиса.
— Давайте продолжим чаепитие и я приоткрою вам еще много тайн, — предложил Стотысяч. – Принеси-подай готов подать новые пирожные.
— Нет, — запротестовал Ваня, — Наелись. Покажись-ка, как ты есть, без обмана.
— Хорошо, — ответил Стотысяч, и перед детьми выросла большущая и страшная неваляшка с двадцатью конечностями – щупальцами. Морда существа казалась глупой. Большое рыло, будто свиное, было снабжено отростками, похожими на усики земных улиток. Такие же усики были и на голове. Три голубых глаза без век. Два больших – как у всех животных на земле, и один – очень большой – выше, на лбу. Но более всего поражали на этом космическом несуразном лице четыре рта. Они располагались на рыле один под другим.
Алиса прижалась к Вике и заплакала. Ваня сжал кулаки и приготовился к самому худшему. Донесители молчали.
Существо поползло к дальней стене. Дети увидели, как плавно там становятся видимыми приборы управления кораблем.
Стотысяч остановился у стены и молча смотрел на детей. Его три голубых глаза не моргали.
— «Коротышки с любовью и лаской», — неожиданно затянул земную песню Ваня.
— «Называли меня Синеглазкой», — подхватили мелодию перепуганные девочки.
Стотысяч обернулся опять человеком.
— Простите, друзья, — сказал он, перебивая песню, — Я, правда, не хотел вас пугать. Но, ничего уже не поделаешь. Такие мы — крамзане. У нас восемь ног, двенадцать рук, три глаза. И на нашей планете – мы совершенны. Кстати, почему вы пели? Я думал, что в случае страха земляне выделяют из глаз жидкость – плачут. А вы пели…
— Кто это плачет? – с достоинством переспросил Ваня, — Это Донесители-то плачут?
— Песня укрепляет дух землян, — ответила на вопрос космического пришельца Вика.
— Укрепляет дух… — повторил Стотысяч. – Это вы меня Синеглазкой назвали? Смешно.
Принеси-подаи на куполе потолка закончили ремонт. Теперь на поверхности не было видно никаких изъянов. Роботы бесшумно разошлись в разные стороны к основанию купола и скрылись за непрозрачными стенами комнаты.
— Я хочу домой, — жалобно заявила Алиса. Ей, самой младшей, давно хотелось вернуться к маме и папе.
— Да, — спохватился Стотысяч, — Я не успел сказать, что приготовил для вас места для сна. Вы устали. Столько впечатлений свалилось на голову. Давайте я покажу вам ваши кровати.
— Я домой хочу, — повторила Алиса еще громче. Она была готова опять заплакать.
— Алиса, — Стотысяч постарался говорить мягко, — Мы уже очень далеко от Земли. Пути назад нет. Надо сделать то, что никто другой за вас сделать не может. Наберись сил, смелости. Не позволяй себе падать духом. Друзья, пойдемте в комнату отдыха.
Стотысяч подошел к стене, в которой образовалась полукруглая дверь и поманил Донесителей жестом за собой.
Уже знакомый детям коридор, десять, пятнадцать, двадцать пять шагов. Стотысяч остановился.
— Вот и комната отдыха, – сказал он, кивая на открывающуюся брешь в стене, — Здесь все условия для хорошего земного сна. И давление, и состав воздуха, и влажность…
Донесители увидели три земные кровати, стоявшие в ряд, застеленные голубым постельным бельем, небольшие тумбочки и стулья. Большое круглое окно в потолке открывало все тот же завораживающий космический вид. Комната была уютной, синие стены украшали золотые звезды, похожие на те, что были на мантии Принеси-подая.
Кстати, робот шел следом за детьми, и теперь стоял с тем же выражением своего однообразного лица за спинами Донесителей.
— Располагайтесь, — сказал Стотысяч, — Здесь вам следует отдыхать несколько земных суток, пока идет наш полет. Принеси-подай будет стоять вон там, в углу, и слушать ваши распоряжения. Как я уже говорил – этот робот предназначен именно для вас.
Дети робко выбрали себе кровати.
— Смелее, — подбодрил их Стотысяч, — Ложитесь прямо в одежде, если стесняетесь раздеваться.
— А вы много о нас знаете, — удивилась Вика, — интересно откуда?
— Про стеснительность? – Стотысяч засмеялся, — Да. Это описано даже в космической энциклопедии. Мы хорошо изучили все ваши повадки. Я сам провел на Земле несколько лет. Прежде всего – я искал Донесителей.
— Ого! – удивилась Алиса, которая немного смогла успокоиться и взять себя в руки.
— Так вот, друзья! – увидев, что дети удобно легли в свои кровати, начал рассказ Стотысяч, — Я хочу рассказать вам подробно о том, как обстоят дела в космосе. Кто мы такие.
— Да, — обрадовалась Вика, — Мы вас внимательно слушаем. Только бы мне блокнот и ручку. Я хочу вести донесительский дневник.
Принеси-подай протянул Вике неизвестно откуда взявшийся у него в руках блокнот на пружине и обычную шариковую ручку.
— Спасибо, — сказала девочка, принимая принадлежности.
— Откуда он это все так быстро берет? – удивился Ваня, — Принеси-подай, а можешь мне дать пистолет с настоящими патронами, чтобы я оборонялся от врагов?
Робот тут же протянул Ване земной пистолет Макарова.
— Настоящий? – усомнился ребенок, — Давай испробуем?
— Не надо, — остановил мальчика Стотысяч, — Большая вероятность, что пуля может поранить кого-то из вас, друзья. Здесь очень маленькая комната. А пистолет действительно настоящий. Принеси-подай может создавать любую вещь из частиц. У него в голове сотни миллионов схем и чертежей.
— А где он берет частицы? – уточнила с деловым видом Вика.
— Где только можно: в воздухе, в земле, космосе, – ответил Стотысяч, — Везде, где есть нужные составляющие для его изделия.
— Так быстро? – не поверила Вика.
— Нет, конечно, не быстро, — терпеливо начал объяснение Стотысяч, — Эти роботы легко умеют проваливаться во времени. Вы попросили что-то, робот растягивает для себя время, создает модель по своим чертежам, и вот – готово. А вам кажется, что он сделал все мгновенно.
— А мы тоже можем научиться проваливаться во времени? – с восторгом спросила Вика.
— Я не хочу вас огорчать, но это умение появиться у вас не должно. Растягивают время без разрешения только невоенные роботы, которые призваны сделать нашу жизнь проще – Стотысяч посмотрел на пистолет, — А эта игрушка может защитить только от земных созданий. Здесь она бесполезна.
— Порох не взорвется в пуле? – постаралась догадаться Вика.
— Взорвется, и пуля полетит. Только меня она ранить не сможет. Принеси-подая – тоже. У нас слишком прочная кожа.
— Ага, — сказал Ваня, — Сейчас проверим, как Принеси-подай растягивает время. Я выстрелю, а робот поймает пулю прежде, чем она кого-то из нас ранит.
— Хорошо, — засмеялся Стотысяч, — Опять убеждаюсь, у тебя, Донеситель — очень живой ум. Да и смелости тебе не занимать! Молодец! Давай проверим. Только разреши я помогу тебе взвести курок. Боюсь, у тебя у самого на это не хватит сил.
— Нет, я сам, — с упрямством ответил Ваня и с неимоверным усилием передернул затвор.
— Это не смелость – выстрелить, — заметила Вика, — Это – глупость.
— Да я знаю, — махнул рукой Ваня, — Так наш папа говорит: «Не путайте, дети, смелость и глупость».
— И правильно говорит, — согласился Стотысяч, — У землян смелостью считается риск во благо. А глупость, видимо, это риск не во благо.
В этот момент Ваня, никого не слушая, нажал пистолетный курок и раздался оглушительный залп. Комната тут же наполнилась дымом и запахом пороха.

Вторая глава без номера
О том, как крамзанин Гвара-рио-ган (Стотысяч) начал свой полет в сторону Земли

На планете Урум был еще достаточно ранний вечер. Горы не успели погрузиться в темноту, но их подошвы тонули уже в сумраке. Среди могучих скал затаилось странное существо – многоногая черепаха. Существо пристально вглядывалось в россыпи камней, которые лежали вокруг его убежища. Это был Цеп – житель Урума. Он выжидал какую-нибудь добычу на ужин. Резко похолодало. Вены на спине существа увеличились. Так всегда бывает вечером у взрослых Цепов. Кровь быстрее бежит по телу, согревая замерзающие спины. Цеп постарался поджать под себя все свои сорок ног, чтобы было еще теплее.
В небе неизвестно откуда появился металлический шар. Он двигался над горами, медленно поднимался и опускался, уходил то влево, то вправо. Цеп повел носом, пытаясь понять, что это такое. Но понять не мог. Любопытство заставило его выбраться из своего убежища и двинуться следом за необычным предметом в небе. Цеп крался тайком, стараясь не обнаружить себя. Подъем, спуск. И вот перед многоногим существом открылась пустынная долина. Теперь прятаться было уже негде. Цеп остановился у последней россыпи больших камней и задумался. К его удивлению шар в небе тоже остановился. Через мгновение раздался едва различимый щелчок. Низ шара отяжелел и каплей рухнул вниз.
Цеп еще ниже опустил тело, чтобы его не заметили. Он наблюдал, как из шара в каплю опустилась труба, затем поехала вниз прозрачная кабинка с каким-то существом внутри. Цеп смекнул, что охота может быть вполне удачной для него. Надо только дождаться, когда пришелец отойдет подальше от своей летающей лодки. Тогда можно наброситься и легко победить. Во рту Цепа стало тепло, будто добыча уже легла в его большие челюсти.
Пришелец действительно вышел из кабинки, но направился прямо в сторону Цепа. Существо несло средней рукой небольшой предмет, который громко шипел на цепском языке:
— Хи-хра! Ка укх! (Не бойся! Я свой!)
Цеп растерялся. Он никогда не видел еще роботов Принеси-подаев и не знал о крамзанах. Прятаться в камнях больше не имело смысла. Цеп понял, что существо знает, где он прячется. Цеп с опаской выбрался из камней и остановился, наблюдая за пришельцем. Тот продолжал приближаться.
За спиной Цепа раздался оглушительный свист. Многоногий вздрогнул, но было поздно. На его спину вскочил другой житель Урума – хищный Шраф. Шраф впился Цепу в спину своими тонкими пальцами. Многоногий упал набок, пытаясь столкнуть со спины врага. Цеп казался крайне неповоротливым и тяжелым. Шраф не сваливался. Он обвил длинной рукой шею Цепу и кусал врага большим ртом.
Принеси-подай замер, не зная, как поступить. Коробочка в его руках продолжала говорить одно и тоже приветствие на цепском языке. Вмешиваться в драку робот не имел никаких космических прав. Он вынужден был просто смотреть.
Цеп изловчился и обхватил тонкое тело Шрафа сразу десятью ногами. Оба существа выли, словно у них напрочь отсутствовал разум. Борьба продолжалась долго, но ни один не смог одолеть другого. Вот они оба выбились из сил. Тяжело дыша, они смотрели друг на друга. Побитые лица врагов отекли от злобы.
Цеп первым перевел взгляд на место, где недавно еще стоял пришелец с говорящим прибором в руке. Там было пусто.
— Укх хик! (свой ушел) – с досадой проговорил он.
— На-ан-а, (ужин остался) — отозвался Шраф на своем родном языке, пытаясь собрать последние силы для продолжения драки.

* * *
Главный Логик планеты Крамза был огорчен. Он только что получил известие о результатах полета на Урум.
— Как это могло случиться? – задал сам себе вопрос Логик. – Мы столько сил потратили, чтобы стать друзьями Цепам и Шрафам.
В зале для переговоров его космического дворца стоял тот самый Принеси-подай, который чудом не стал ужином Цепа. Рядом с роботом возвышался крамзанин Гвара-рио-ган. Стотысяч и робот молчали.
— Как нам посылать на Урум Донесителей? – продолжил сокрушаться Логик. – Мы обрекаем их на гибель.
— Прошу прощения, превосходный управитель Крамзы, — ответил Гвара-рио-ган, — Разрешите мне помогать Донесителям на Уруме.
— Я бы так и сделал, — упрямо замахал щупальцами Логик, — Но мы должны соблюдать пожелания Хозяина времени. Он говорит, ты помешаешь детям выполнить их задание. А я не вижу ни одного шанса, что Донесители справятся. Более чудовищной планеты, нежели Урум, нет во вселенной. Однако, в моих выводах может быть ошибка. Я не располагаю нужными данными для точного ответа. Ох уж эти Корцы! Рассказали бы все – мы бы смогли посчитать шансы Донесителей на успех.
Гвара-рио-ган тоже не понимал, зачем Донесителям рисковать своими жизнями. Стотысяч много дней изучал далекую планету Земля. Он усердно запомнил все сведения, которые хранила космическая энциклопедия. И чем больше узнавал Гвара-рио-ган о Земле, тем уважительнее о ней думал.
Космическая энциклопедия крамзан – это не книга. Это Знания космоса, которые давным-давно поймали в стеклянный шар предки современных крамзан.
— Превосходный управитель Крамзы, — обратился к Логику Гвара-рио-ган, — Давайте еще раз поговорим с Корцами.
— Нет, — с досадой отрезал Управитель, — В этом не будет никакого смысла. Продолжай подготовку к полету на Землю, Гвара-рио-ган. Только этим ты можешь сейчас помочь Донесителям – быть готовым рассказать им все так, чтобы они поняли тебя. И не забудь о главной науке во Вселенной – о математике!
— Да не погибнет во времени Крамза! – гордо подняв глаза к небу, произнес Гвара-рио-ган.
— Вечного тепла Крамзе, — ответил Логик.

* * *
Крамзане снарядили для путешествия на Землю свой лучший корабль – «Быстрый Эн». Десятки ученых проверяли работу двигателей и механизмов. Гвара-рио-ган продолжал повторять сведения, которые дал ему стеклянный шар. Он знал, сколько на земле людей, птиц, рыб и растений. Он мог перечислить все полезные ископаемые далекой планеты. Но понять мог не все.
Что такое дружба? Любовь? Ненависть? Крамзанин десятки раз открывал эти главы в энциклопедии. Он прислонял стеклянный шар к разным отросткам на его голове, надеясь отыскать потайной смысл в этих простых словах. Но шар выдавал всегда одну и ту же информацию.
«Дружба, — читал космическую энциклопедию Гвара-рио-ган, — это отношения между духовно близкими людьми с общими интересами». В голове Стотысяча укладывалось только то, что могло быть полезным. «Общие интересы» Гвара-рио-ган понимал. Это когда он, крамзанин, хочет спасти Землю, и кто-то еще – тоже хочет. «Следовательно, — думал Гвара-рио-ган, — Мы станем с Донесителями друзьями. Раз я и они – одинаково хотим не допустить катастрофы на Солнце. Но что такое духовная близость? Можем ли мы быть друзьями, если я совершенно другой, нежели они – человечки с далекой планеты».
«Быстрый Эн» был полностью готов к началу полета. После Реманго вся Крамза собралась в низине у Дворца Его Превосходного управителя, чтобы проводить Стотысяча. Гвара-рио-ган на потеху сородичам, принял облик человека. Крамзане обладали удивительным свойством управлять светом. Они могли крутить лучами так, что смотрящие видели нечто другое, чем то, что было в действительности. Гвара-рио-ган отразил от себя свет так, что вместо большой неваляшки с щупальцами, крамзане увидели немолодого лысоватого землянина.
— Здорово! – с восхищением прошелестела толпа.
— Это облик известного на Земле писателя Шекспира, — пояснил Гвара-рио-ган, обернувшись из человека крамзанином, — Его превосходный управитель Крамзы считает, что с этим обликом я не напугаю Донесителей.
— А разве они могут напугаться? – выкрикнул кто-то из толпы, – Они же герои!
— Посмотрим, — серьезно ответил Гвара-рио-ган, — Мы должны учесть все возможные варианты. Нельзя забывать, что Донесители – дети.
Несколько Крамзан в толпе стали повторять только что увиденного Шекспира. Один «писатель» получился с десятью ногами, другой – без головы.
— Хватит, — остановил эксперименты Логик, — Не забывайте, что Гвара-рио-ган летит на Землю с важным заданием, от которого зависит будущее Крамзы!
— Хороших результатов тебе, последыш Гвара-рио-ган! – Из толпы вышел родитель Стотысяча, — Ты наградил наш род собственным именем. Пусть Космос и дальше помогает тебе вниманием!
Гвара-рио-ган сел в прозрачную кабину космической лодки. Он приготовился улетать на «Большой Эн», когда из толпы раздался возглас:
— Гвара-рио-ган, возьми с собой Квадраты красок! – один из провожающих сунул в щупальца Стотысяча большой куб, металлического цвета.
— Я не против, — кивнул главный Логик Крамзы, — Цвета могут быть полезными. Бери!
Кабина уползла по трубе в шар. Лодка бесшумно ушла в небо к стоящему на орбите межгалактическому лайнеру «Большому Эну».

* * *
Стыковка прошла нормально и Гвара-рио-ган стоял в комнате очистки от бактерий, думая о предстоящем полете. Неожиданно в стене перед его глазами загорелся сигнал тревоги. «Чтобы это могло значить? – Подумал крамзанин, — Неужели существуют микробы, с которыми система не справилась?»
Комната очистки между тем запретила проносить на борт корабля Квадрат красок, который Стотысяч держал одной из щупалец.
— Хорошо! – заявил крамзанин, — Я оставлю квадраты здесь. Очищай их, сколько хочешь. А меня впускай! Пора стартовать в сторону земли.
Гвара-рио-ган поставил куб на пол, а сам выскользнул в светлый коридор лайнера. Дверь за крамзанином сомкнулась. В темной комнате раздался негромкий скрип – из квадрата красок выбрался, озираясь, эос. Существо боязливо потрогало ногой пол, пошарило вокруг руками.
— Юрг! (хорошо!) – прошептали его губы, — Юрг эос рач! (хорошо эос попал!).
В это время в рубке «Большого Эна» Гвара-рио-ган запустил двигатели и включал ускорители.
В темной комнате эос мучительно думал, как теперь сломать систему защиты корабля…

Глава 5
О том, как Вика, Ваня и Алиса узнали о народах Урума и поссорились с крамзанином

Ваня нажал пистолетный курок и раздался оглушительный залп. Комната тут же наполнилась дымом и запахом пороха.
— Ого! – восторженно заявил мальчик, — У меня пистолет из рук выбило. Как бабахнул! Это совсем не похоже на то, как стреляют игрушечные пистолеты. И тяжелый он какой-то, с таким не поиграешь.
Ваня с презрением отложил пистолет в сторону. Стотысяч пожал плечами.
— Да, не стреляй больше, — сказала Алиса, — У меня перепонные барабанки полопались.
— Перепонки, — поправила Вика, — Это называется барабанные перепонки. Все ты вечно путаешь, Алиса.
— Ну и что, ну и что? – ответила младшая дочь и скорчила гримасу. – Я специально так сказала, для смеха.
— Ага, Алиса, — настаивала Вика, — Всем так весело…
— Где пуля, Принеси-подай? – спросил Ваня.
Робот протянул желтый кусочек металла. Пуля была горячей и Ваня, отдернув руку, уронил пулю на пол.
Робот тут же вернул Донесителю упавшую пулю. Теперь она была холодной. Никто даже не успел заметить, как Принеси-подай отыскал ее и подобрал, а затем остудил.
— Ого, — с восторгом заявил Ваня, — Он опять время растягивал?
— Да, — сказал Стотысяч. – Кстати, если бы робот не обладал своими удивительными возможностями и не поймал пулю, ты бы, Ваня, попал себе в руку.
— Откуда ты знаешь? – спросил мальчик.
— Я посчитал направление полета пули, – спокойно ответил крамзанин, — Вот так она вылетела из ствола, ударилась об стену, пошла к потолку, и назад – к тебе в руку.
— Вот видишь, Ваня, — участливо вставила реплику Вика, — стрелять было глупо.
— Ничего страшного, — успокоил всех Стотысяч, — Я бы не допустил беды. И Ваня, прежде всего, показал своим поступком доверие к нам. За доверие – спасибо. Но больше так доверять не стоит. А вдруг я обманул тебя?
— Но ты же не обманул? – развеселился Донеситель.
— Будут и те, которые обманут. Думай, Ваня. Нельзя так легко подвергать себя опасности.
— Расскажите, что за камень свалился нам на крышу? – вспомнила Вика недавний ужас, который все испытали.
— Ах, — махнул рукой Стотысяч, — Это «подарки» с Урума. Бросают в космос камни. Я уже говорил вам – Урум — сложная и хищная планета.
— Кто бросает камни? Зачем бросает? – уточнила Вика.
— На Уруме идет война, — Стотысяч присел на край Викиной кровати, — Два совершенно разных народа вот уже несколько сотен лет не могут поделить власть над третьим народом. Первый воинственный народ – Шрафы. Они напоминают земных обезьян с головами лягушек. Очень нервные, раздражительные существа. С ними невозможно говорить спокойно. Они кричат, машут руками, стремятся ударить. Что не скажи – все их раздражает.
— А если молчать? – уточнила Вика, которая записывала слова Стотысяча в свой блокнот.
— Ну, вот, — развел руками пришелец, — Только молчать с ними и остается.
— Значит, — Вика кивнула головой, — Найти с ними общий язык можно.
— Да, — засмеялся Стотысяч, — Найти с ними полное отсутствие языка — можно. Они много лет назад уничтожили нашего посланника на Урум. Забрали у крамзанина антивес – тот прибор, о котором я говорил. И вот теперь используют чудо нашей научной мысли с удивительной глупостью. Шрафы бросают камни в своих врагов на том же Уруме, но чаще всего глыбы с неимоверной скоростью уносятся в космос. У Шрафов не хватает знаний даже для того, чтобы правильно предугадать, как полетит камень. Ставят антивес под глыбу, какая побольше, хватают камень и – бах!
— Какой ужас! – воскликнула Алиса.
— А второй народ Урума – Цепы. Не подарок, я вам скажу, – продолжил Стотысяч, — Круглые туловища, тонкие ноги – по сорок штук у каждого. Подлый народец.
— А третий народ, из-за которого все дерутся – добрый и хороший? – опять заголосила Алиса, которой тоже хотелось участвовать в беседе.
— Третий народ называется Пфи. Он – никакой. Нет своей речи, нет конечностей для передвижения, нет практически ничего. Есть только души. Пфи — живые растения, если взять земной образ для описания. Это существа, похожие на сдобное тесто. Нет даже постоянной формы тела.
— А зачем же эти Пфи нужны Шрафам и Цепам? – не поняла Вика.
— Да, — ответил Стотысяч, — Пфи очень нужны и тем и другим для поддержания жизни.
— Они едят Пфи? – испугалась Алиса.
— Нет. Едят и Шрафы и Цепы мясо живности, которая населяет Урум и друг друга. Я не совсем точно выразился. Объясню. Оба этих народа заворачивают в Пфи своих детей, чтобы те не погибли от жары и холода.
— Ого! – Донесители подняли в удивлении брови.
— Да, — продолжил Стотысяч, — Это вам, хорошо, друзья. Люди знают огонь, открыли чудесную силу электричества. Люди построили дома, где всегда есть очаг, теплая еда и питье. На Уруме же всего этого нет. Есть дни и ночи, как на Земле. Днем на Уруме жарче, чем на вашей планете, ночью – холоднее, чем у вас зимой. Воздуха вокруг Урума значительно меньше, чем на Земле. Остывает и прогревается все очень быстро. Но ни Шрафы, ни Цепы не умеют согреть себя. Они не умеют делать одежды, не умеют строить дома или использовать пещеры, как первобытные люди. И вот единственный для них способ сохранить своих детей живыми – завернуть их в Пфи. У Пфи всегда постоянная температура тела, они удивительно мягкие – идеальная пеленки для младенцев.
— Вот это да, — с изумлением произнес Ваня.
– А почему Пфи считается народом, а не животными? – спросила Вика.
— Это глубокий вопрос, — Стотысяч задумался, — У Пфи есть мысли, а точнее грезы. Они живут именно в своих мечтах. Эти мечты всегда светлые – образы и красивые узоры – будто цветной калейдоскоп. Вот, почему они – третий народ Урума. Если бы не Шрафы и Цепы – лежали бы Пфи сотнями лет на одних и тех же местах, питаясь пылью и воздухом. Лежали, и спокойно разглядывали картинки в своих достаточно примитивных мозгах.
— Да, — Вика показала шариковой ручкой на собеседника, — А почему вы не помирите все эти народы?
— Кто должен их мирить? – удивился Стотысяч.
— Вы – крамзане. Привезите им огонь, теплые вещи, научите строить дома, — для Вики все это было очевидным.
— Вот, — крамзанин поднялся с кровати главного Донесителя и указал пальцем на Вику, — Именно поэтому Земля так далеко от других планет, населенных разумными существами. Мы все ломали голову — почему космосу было угодно создать вас именно там.
— Не поняла, — честно ответила Вика.
— Да какой смысл нам помогать Уруму? – Стотысяч был искренне взволнован. – Скажи, Вика, зачем?
— Чтобы у них было хорошо, — Вика захлопала глазами, — Чтобы не погибали от холода малыши.
— Ай, — сказал Стотысяч, — Это причина? Скажи. Какое нам дело до них?
— Я не понимаю, — Вика тоже встала с кровати. – Я отказываюсь понимать. Вы не видите причины помогать тем, кому очень плохо?
— Мы видим только те причины, которые можно доказать математически, — сказал крамзанин, — Мы – умные. Мы – думаем и считаем. Есть смысл помогать – сделаем все возможное. Нет логики – никогда не пойдем на это.
— Вы – чудовища! – громко бросила Вика.
— Зачем же вы помогаете нам, землянам, если не хотите помочь Уруму? – задал вопрос Ваня.
— Вот мы и дошли до главного, — Стотысяч потер руки от удовольствия, — Да. Зачем?
— Ты говорил, что прилетел на Землю, — вспомнил мальчик, — И уже знал о Донесителях. Пора рассказать нам все подробно. Давай же, мы ждем ответов!
— Друзья… — начал Стотысяч по привычке.
— Не называйте нас больше друзьями, — перебила его Вика, — Такой, как вы, бесчеловечный, не может…
— Да, Вика, я – совершенно бесчеловечный, — усмехнулся Стотысяч, — Я бесчеловечный НЕЧЕЛОВЕК.
Ваня подошел к Вике, опустил ладонь на ее плечо:
— Вика, давай дослушаем его объяснения.
— Друзья, — с улыбкой повторил Стотысяч. Он сделал паузу, посмотрел на каждого из детей. Увидел, как Вика надула губы и скрестила на груди руки, — Я поражаюсь вам. Я раздавлен вами. Вы стоите на моем корабле. Вы знаете, что я значительно сильнее вас. Вы знаете, что меня не могут погубить даже ваши смешные земные пистолеты. Вы знаете, как ловко исполняет приказы Принеси-подай. Вы знаете, что ваши жизни целиком в моих руках. И при всем этом, вы не боитесь называть меня чудовищем?
— Ты уничтожишь нас? – переспросила Алиса, и по ее щеке покатилась слеза, — Верни нас домой.
— Нет, я не причиню вам вреда, Алиса. Не переживай, – Стотысяч убрал с лица улыбку и стал серьезным, — Друзья, давайте не будем спешить делать выводы. Вика, ведь это не совсем умно. Постарайся сначала понять все до конца, а потом уже совершать какие-то поступки. Вы же знаете математику, а ведете себя так нелогично.
— А причем тут математика? – Вика продолжала смотреть на Стотысяча с презрением.
— Как это причем? – пришелец кивнул Принеси-подаю. Робот вытащил из мантии чемоданчик и протянул его хозяину.
— Что это еще такое? – Ваня с любопытством вытянул шею.
— Это компьютер, — ответил Стотысяч, — Ваш земной компьютер.
Пришелец открыл чемоданчик и загрузил компьютерную систему. Дети с интересом смотрели, что хочет показать им Стотысяч. Пришелец же со спокойным лицом выбрал на рабочем столе игру – автомобильные гонки. Ваня хорошо знал ее – у детей на домашнем компьютере была такая игрушка. Пришелец ткнул в гонки стрелочкой. Пошла загрузка игры. Появилась цветная заставка. Стотысяч выбрал себе синий гоночный автомобиль. Бим! Бим! Бим! Светофор на мониторе показал старт. Пришелец рванул по нарисованной трассе. Первый круг, второй. Он великолепно вписывался в сложные повороты своим синим автомобилем.
— И что? – не выдержала Вика, — Что вы хотели показать нам?
— Я хотел показать вам, что такое логика, — ответил Стотысяч. Он взял чемоданчик и протянул его Ване, — Поставь на свою тумбочку. Поиграете потом, если будет желание. Здесь собраны все игры, которые были у вас дома. Лететь нам еще несколько земных дней. Успеете заскучать. Вы, ждете от меня ответов. А я достал компьютер и стал играть. Логично ли мое поведение?
— Не логично, — согласился Ваня.
— Вот, — удовлетворенно протянул Стотысяч, — А логично ли поступаете вы? Земля в опасности. Я – ваш шанс спасти жизни ваших родителей и нескольких миллиардов землян. А вы говорите о бедствии на Уруме. Вы портите со мной отношения, подвергая сомнению успех главного задания.
— Я была поначалу высокого мнения о вас, — промолвила Вика с грустью и разочарованием в голосе.
— Да, Вика, — продолжал крамзанин, — В вас заложено столько ошибок и противоречий. Теперь я вижу ваше полное преимущество над собой. Вы – непредсказуемы. Вас нельзя просчитать математически, хотя эта наука давно известна на Земле. Может быть, это удивительное качество позволит вам исполнить сложную задачу по спасению Солнца?
— Хватит нас изучать, — сказала Вика тихо, — Мы же не микробы, чтобы вы ставили над нами опыты? Сами виноваты – водите нас за нос. Сообщаете только обрывки каких-то историй.
— Да-да, — согласилась с Викой Алиса, — Пфи, бедные Пфи. Их используют, как пеленочки.
— Алиса, — серьезно сказал Ваня, — давай не будем перебивать нашего Математика. Мне кажется, что нас тоже используют, как Пфи. Стотысяч ловко пользуется тем, что нам все интересно. Пусть ответит на вопрос – зачем же он помогает землянам?

Глава 6
О том, как Вика, Ваня и Алиса услышали легенду о Космосе

— Стотысяч ловко пользуется тем, что нам все интересно. Пусть ответит на вопрос – зачем же он помогает землянам? – Ваня поставил компьютер на свою тумбочку.
— Друзья, — сказал Стотысяч, — Чтобы понять, зачем нам помогать землянам, мне надо рассказать вам о Космосе, иначе будет не понятно. Вы зря подозреваете меня в каких-то злодеяниях. Я же не могу сразу вам рассказать обо всем. Постепенно, не спеша, давая вам возможность осмыслить – только так. Ложитесь в кровати, устраивайтесь поудобнее и слушайте – я начинаю рассказ, который поставит все на свои места.

* * *
Итак, Легенда о начале космоса.
В самой пустой пустоте встретились однажды две противоположные идеи – идея Минус, которая искала конец этой самой пустой пустоты и идея Плюса, искавшая тоже самое, но в другом, встречном направлении. Минус был бесконечно мал, а Плюс – бесконечно велик. Минус не мог обойти Плюс стороной, поскольку Плюс был слишком велик. А Плюс не мог разглядеть Минуса – настолько минус был мал. Они столкнулись друг с другом, что было неизбежно, и Минус попал в самый центр Плюса.
В пустой пустоте прогремел взрыв такой силы, что пустота свернулась, будто прокисшее молоко. Так появились планеты и звезды.
Плюс и Минус – две совершенно разные идеи смешались в одну, занявшую все пространство, которое ранее было самой пустой пустотой. И, тем не менее, Плюс по-прежнему рвался в одну сторону, минус – в другую. Но они оказались навеки сомкнуты друг с другом.
Этот взрыв и создал космос – пространство равновесия самого большого и неизмеримо маленького.
Космос – не разум, не существо, не душа. Космос – это десятки миллионов весов, это равновесие всего живого и неживого, всего бесконечно малого и неизмеримо большого – вечная клетка для времени, для живых существ, планет, галактик – всего существующего во вселенной.

* * *
Стотысяч замолчал. Дети, лежа в кроватях, пытались осмыслить рассказ.
— Хорошо? – первой прервала тишину Вика, — А что такое идея? Ее можно как-то увидеть глазами, нарисовать на бумаге?
— Конечно, — Стотысяч рассмеялся, — Друзья, чем больше я вас узнаю, тем более уважаю землян. Конечно же, можно нарисовать, и вы сами их рисуете с ранних лет. Идея Минус – это горизонтальная палочка, идея Плюс – это две палочки крестиком – горизонтальная и вертикальная.
— Так что же? – не поверил Ваня, — В самой пустой пустоте встречались палочки?
— Нет, Ваня, — Стотысяч замахал руками, — Встречались идеи, которые вы изображаете палочками. Саму идею без какого-либо символа нарисовать невозможно. У нее нет внешнего вида или лица.
— О, — Вика разочаровалась, — Опять пустые слова.
— Не пустые, — Стотысяч сложил ладони, будто молился богу, — Вика, ты можешь нарисовать мысль, душу, разум? Может нарисуешь, удивишь всю вселенную неожиданным открытием?
— Нет, — согласилась Вика.
— Вы, земляне, можете нарисовать только предметы, — продолжил Стотысяч, — А действия, чувства, переживания – все это можно передать только с помощью каких-то символов.
— Я легко нарисую действия, чувства, желания — засмеялась Алиса, — Принеси-подай, неси мне блокнот и ручку, как у Вики.
Робот протянул Алисе предметы.
— Вот, — маленькая девочка начертила кривой круг во весь лист.
— Алиса, — обратился к сестре мальчик, — И что это – просто круг?
— Это ноль, — сказала Вика, — У Алисы такое чувство юмора.
— Интересно сопоставлять ваши земные знаки и наши крамзанские символы, — серьезно заметил Стотысяч, — У вас круг – ноль. Ничего. У нас – точно наоборот — этот знак обозначает «все».
— Да, — Вика прищурилась, — Космос. Если у нас «ничтожное ничего», то у вас «бесконечное все». Равновесие. Я правильно поняла?
— Вика, если очень все упростить – правильно, — Стотысяч покачал головой, — Не держи на меня зла за эту фразу про Урум. Мы пытались им помогать, пойми. Пытались. Но они не готовы еще ни к огню, ни к одежде. Они не научились понимать, что к ним пришли с добром.
— Как это? – удивилась Вика, — Да что они, глупее земных кошек и собак, которые чувствуют добро и зло? Глупее нашего попугая?
— Да, — вставила Алиса, — У нас дома живет попугай Кеша.
— Не глупее, — Стотысяч пытался говорить убедительно, — Они – другие. Они считают, что надо только грабить, воевать и разорять. Их расы втрое древнее вашей, земной. Но они до сих пор не открыли ничего прекрасного. Вот и все.
— Ясно, — сказал Ваня, — И при таком к ним отношении, ты считаешь нормальным высадить нас на Урум и оставить одних?
— Да, — вставила слово Алиса, — Мы же дети. Как мы можем справиться с этими чудовищами?
— Ваша сила именно в том, что вы дети, — спокойно ответил Стотысяч.
— Вот она – космическая справедливость, — добавила Вика, — Если мы не попадем на обед к Шрафам, угодим на ужин к Цепам. Остается радоваться, что съедать нас будут только один раз.
— Это черный юмор? – спросил Стотысяч.
— Нет, — бросила Вика в ответ, — Это суровая космическая правда!
— Хорошо, — поднял руки вверх Ваня, — Плюсы, Минусы – сделаем вид, что все нам понятно. Но зачем крамзанину, который сильный, смелый, умный – мы — земляне. Зачем Крамзе сохранять Землю? Ответь просто и ясно!
— Надо, — поднял брови Стотысяч, — Вопрос Земли – это дело всей Вселенной. Всего бесконечно малого и бесконечно большого. Друзья! На сегодня хватит объяснений. Завтра я расскажу вам еще одну важную историю. Историю про Время и про Владельца Времени – Великого хозяина Чаши. Вам надо подумать и обсудить, то, что вы услышали сейчас. Не думайте обо мне плохо. Вика, не будешь думать плохо?
— Я буду думать вообще, — ответила Вика загадкой.
— Хорошо, — смиренно согласился инопланетянин, — Думай вообще. Принеси-подай остается у вас, а я ухожу заниматься своими космическими делами. Мешать вам не буду. Попросите робота позвать меня, если что-то понадобится.
Стотысяч подошел к стене, та раскрылась полукругом и пропустила его в белый коридор:
— До встречи, друзья, — дверь сомкнулась.
— Ага! – Ваня вскочил ногами на кровать и начал прыгать, как на батуте. – Давайте кидать подушки?
Алиса тоже вскочила на своей кровати и запрыгала.
— Что вы делаете? – спросила Вика с удивлением, — Разве время сейчас веселиться? Надо думать, как поступить!
— А я думаю! – смеясь, ответил мальчик, – Настоящие Донесители всегда прыгают, когда думают.
— Мы думаем, Вика, — подтвердила Алиса, падая на подушку животом.
— Я вижу, — сказала старшая девочка и, подобрав ноги, обняла их руками, а голову опустила на колени.
— Есть идея! – воскликнул Ваня в прыжке, — Принеси-подай, сделай мне оружие, которое может убить Стотысяча. Да, и инструкцию на земном языке сделай. На нашем языке!
— Ты собрался убивать Стотысяча? – воскликнула в испуге Вика.
— Нет, конечно, — Ваня продолжал прыгать, — С какой стати я буду его убивать? Скажешь тоже. Я же добрый!
— А зачем оружие? – не понимала Вика.
— А это у меня план такой, — ответил мальчик. – Пусть будет оружие. Для уверенности в своих силах. Не хочу перед космическим существом чувствовать себя беспомощным. Что смотришь, Принеси-подай, сделал?
Ваня спрыгнул с кровати и увидел, что робот протягивает Донесителю палку, которую мальчик бросил перед полетом на космический лайнер. Во второй руке Принеси-подай держал лист с инструкцией по применению. Ваня развернул лист: «Инструкция по применению оружия «Палка», — прочитал он вслух, — вонзить Палку во все десять сердец пришельца».
— Да, — сказала Вика, — Ты придумал замечательный план, Ваня!
— Нет, — Ваня замахал палкой, — Это не годится. Принеси-подай, сделай другое оружие!
Робот протянул мальчику палку, которую бросила перед полетом Алиса.
— Ах, — воскликнул ребенок, — Безмозглая машина!
— Не ругай его, — заступилась Алиса за робота, — Он очень хороший. Мы его попросим с собой на Землю и будем там за ним ухаживать.
— Да, — согласился Ваня, — Будем ухаживать.
Мальчик сел на свою кровать, бросил на пол бесполезные палки.
— Что же нам делать? – потеряв самообладание, спросила Вика.
— Ждать, — ответил с печалью Ваня…

Третья глава без номера
О том, как существа с планеты Грава делали космическую энциклопедию

— Кхе раза бен, Грава, — воскликнул хмарк Хариз в прыжке. Он сделал впечатляющий кувырок в воздухе и точно угодил на спину пролетающего мимо гу. Возглас Хариза означал: «Дай мне сил, Грава».
Хмарки или «народ, оседлавший птиц» — разумные существа с бесконечно далекой от земли планеты Грава. Эти существа, чем-то напоминающие земных муравьев, живут на Граве так давно, что даже Хозяин времени уже не сразу вспомнит, когда они появились.
Хмарки – лесной народ, который не строит себе жилищ, городов и сел. Живут они среди вечного цветения растений, среди разнообразия плодов и ягод. Климат на Граве настолько удобен, что нет никакой надобности придумывать нечто, чего не дала им природа. У народа, оседлавшего птиц есть и еда, и питье, и летающий транспорт. Единственное, что сконструировали хмарки – большие Уши неба. Это очень сложный прибор, способный различать голоса других планет. Хмарки слушают голоса – набираются новых знаний, учат чужие языки. Это по-настоящему интересно этим удивительным созданиям. Вечерами, когда садится за горизонт здешняя звезда Акия, хмарки собираются вместе на поляне Историй и рассказывают друг-другу то, что успели услышать за день.
Хариз — так зовут одного из хмарков, гу – его птица. Птицы на Граве носят те же имена, что и их хозяева, только буквы пишутся наоборот: от последней — к первой. Гу Хариза звали — Зирах.
Хмарк Хариз и гу Зирах взмыли над деревьями Гравы и устремились к реке Урак.
— Бен Зирах! — Восклицал Хариз, — Быстрее гу!
Птица, пытаясь угодить седоку, старалась изо всех сил. Ее длинная шея вытянулась вперед, две передние лапы плотнее вжались в живот. Крылья, большие зеленые паруса, задвигались с бешеной скоростью.
Хариз спешил к реке, где сегодня должен был приземлиться космический челнок крамзан. Подробностей Хариз не знал. Он получил задание встретить посланца с другой планеты и дальше действовать по обстановке.
Вот впереди показалась золотая лента Урака. Хариз поднял голову выше и увидел в небе металлический шар космической лодки. Лодка быстро спускалась. У самой Гравы шар остановился, низ его набух и через мгновение большая капля, оторвавшись, рухнула вниз.
Хариз крикнул Зираху:
— Вон. Лети туда.
Птица быстро принесла хмарка на берег, где сверкала капля челнока. Не дожидаясь посадки, Хариз прыгнул вниз, успев перед этим погладить с благодарностью Зираха по чешуйчатой спине.
Шар, издав щелчок, выпустил вниз толстую трубу. Еще щелчок. Появилась прозрачная кабинка. В ней стоял Принеси-подай в синей мантии с золотыми звездами. Хариз поднял вверх все четыре своих руки, показывая, что он рад видеть робота Крамзы. Принеси-подай кивнул в ответ и вышел на почву Гравы. Он достал из отворотов костюма красную коробочку с зеленым экраном. Оттуда раздалось на хмаркаском языке:
— Приветствую тебя, сын Гравы! Я прилетел с просьбой к твоему народу, — Принеси-подай склонил голову, показывая, насколько важное дело привело его сюда.
— Да не погибнет во времени Крамза! – ответил Хариз, — Я слушаю тебя, Гара-гум.
— Я прошу твой народ не отказать. Мне нужна краткая космическая энциклопедия на языке землян. Могли бы вы ее написать? – Принеси-подай откинул мантию и Хариз увидел огромную книгу, высотой с самого Гара-гума. – Я сделал вам большую книгу с чистыми страницами и привез чернила и перья.
— Ясно, — ответил Хариз и кивнул, — Сколько у нас есть времени на эту работу.
— Время для меня ничего не значит, — ответил прибор Принеси-подая. – Время бесценно для вас. Другими словами, я готов ждать хоть сто лет.
Хариз поднял голову в небо, посылая сообщение Старейшему на Граве. Четыре руки Хариза бессильно повисли вдоль туловища, выпуклые круглые глаза с сеточками заполнились дымкой. Хмарки умели посылать мысли друг-другу на большие расстояния.
В это время Старейший на Граве – хмарк Хафара, собирал сладкую ягоду далеко от реки. Он бросил это занятие и позвал свою гу:
— Летим, есть важное дело для Гравы! Хариз говорит, что нам предстоит написать космическую энциклопедию на земном языке.
Птица никогда не улетает далеко от хозяина, поэтому Арафах появился тут же. Старейший дождался, когда гу сядет на траву рядом с ним. Хафара был уже не молод, чтобы совершать головокружительные прыжки, как когда-то. Теперь неспеша, степенно Хафара забрался на спину птице:
— Ох, Арафах, летим!
Задолго до этих событий планета Грава стояла на грани большой трагедии. Этот цветущий уголок вселенной приглянулся Эосам – народу погибшей планеты Колг. И эосы рассчитывали захватить Граву.

* * *
В стародавние времена эосы разглядели в бесконечных пространствах космоса зеленую планету Грава. Предводитель эосов – воин Эрго стал продумывать план войны с хмарками. Эта задача казалась легкой, потому что Хмарки не знали оружия. Грава была настолько мирной, что в ее лесах не водилось даже хищных животных. Все, что проживало на Граве, питалось травами, ягодами и плодами огромного леса.
И вот Эрго собрал на одной из планет военный совет своего народа:
— Эосы, — сказал он, — Пора забрать у космоса то, чего он нас лишил. Грава должна стать нашей!
— Да! – дружно закричал его народ, — Эрго, веди нас!
И Эрго стал готовить все необходимое для войны. В подземных секретных цехах планеты Кью Эосы делали новые пистолеты и пушки, стрелявшие лучами и электрическим током. На планете Каза был организован центр обучения военному ремеслу. Там маршировали войска, и сам Эрго принимал новобранцев, которые тайно прибывали с других планет.
Самой же важной проблемой главного воина эосов оставался транспорт. Эосы могли делать оружие, но не владели схемами космических лайнеров.
— Как же нам добраться до Гравы? – нередко спрашивали Эрго его помощники. – Мы можем захватить Граву, но не можем до нее долететь. Шутка ли – перегнать через огромное пространство целую армию.
— Я придумаю что-нибудь, — отмахивался от вопросов эос.
Он рассчитывал украсть какой-нибудь инопланетный корабль. Но даже эта кража не спасала его плана. Ведь любым кораблем нужно уметь управлять, уметь читать космические карты, чтобы не сбиться в пути. И это раздражало Эрго – он ходил среди своих войск мрачным и злым. В его голове крутились самые тяжелые мысли.
— Почему нам не завоевать Казу? – спрашивали помощники, — Ведь лететь никуда не надо.
— Да, — махал рукой Эрго, — У сопуров в друзьях сам Хозяин времени. Не успеем начать войну, как будем наказаны целым космосом. Нет, не надо нам Казы, нам нужна только далекая Грава. Никто из сильных во вселенной и не подумает ее защищать. А с хмарками, которые живут на Граве, мы легко справимся.
Иногда Эрго удавалось незаметно проникнуть на чужой корабль, чтобы разведать – подходит ли он для его воинов. Но все эти поиски были безуспешными. Корабли попадались слишком маленькие, иногда — не пригодные для эосов. Бывало, что Эрго ловили за руку и выгоняли с космических лайнеров.
Планета Каза, где эосы тренировали свое войско, была родиной мирного народа сопур – весьма странных существ, чье тело – это две спирали, которые соединяются у основания головы. Сопуры умели летать в космосе, но их корабли были слишком малы для эосов.
Эрго пытался раздобыть секретные схемы у них, чтобы по чужим чертежам сделать лайнер большого размера. Однажды ночью он захватил главного сопура Ара-Буру, который мог помочь эосам и рассказать, как можно изготовить межгалактический корабль. Но Ара-Бура не сказал ни слова. Он предпочел погибнуть, но не открыл тайны.
Гибель Ара-Буры привела в бешенство многих во вселенной. На Казу прилетел гонец с Крамзы, который желал встретиться с предводителем эосов Эрго. Гонец привез с собой коробочку с двумя логическими цепями. Одна цепь – эосы живут мирно, и никто из других обитателей космоса не тревожит их покоя. Другая цепь – война, взрывы, погибшие эосы и полное уничтожение народа Эрго.
Как только капля космического челнока крамзан упала на поверхность Казы, Эрго был уже готов играть с судьбой. Он подозвал к себе помощников и прошептал им новый план.
И вот гонец с Крамзы – робот — опустился в прозрачной кабине из шара вниз. Воины бросились на него, скрутили существу руки.
— Ты должен посадить на Казу большой лайнер, — сказал Принеси-подаю Эрго.
Робот молчал.
— Я понял, — закричал Эрго, — Никто нам не поможет.
Он зашел в кабину челнока. Осмотрел прозрачные стены. Не нашел никаких кнопок или рычагов управления.
— Эй, — обратился он к помощникам, — Дайте мне те коробочки, которые крамзанин держит в своих руках.
Одна была красной – ухо и рот робота, вторая – та, что содержала логические цепи. Помощники вырвали приборы из крепких пальцев связанного Принеси-подая. В этот момент у робота погас его единственный глаз.
Эрго покрутил коробочки в руках.
— И какая из них управляет этой круглой штукой? – Непринужденно спросил Эрго связанного робота, указывая взглядом на металлический шар. – Ты что, заснул, крамзанин?
— Нажми желтую кнопку на синей коробочке, — прошипел красный прибор в руках предводителя.
— А, — обрадовался Эрго, — Трехрукий не умеет говорить сам. За него говорит прибор. Как же. Понятно. У трехрукого нет своего рта.
Помощники Эоса рассмеялись. Эрго осмотрел синий приборчик.
— Нет, — решил он вслух, — Не буду нажимать желтую кнопку. Думаю, что это не приведет нас ни к чему хорошему. А вот красный приборчик – интересный. Какой он горячий – просто пальцы обжигает! Интересно.
Эрго нажал самую большую клавишу. Осмотрелся вокруг. Все было так, как раньше – лодка стояла на металлической трубе, капля, кабинка.
— Не та кнопка, — с досадой сказал эос. Он нажал другую – ничего. Покрутил небольшую ручку – тишина.
— Может мы сломали прибор? – предположил кто-то из помощников.
— Как мы могли сломать! – несдержанно вскрикнул Эрго, перекладывая раскаленную коробочку то в одну, то в другую ладонь, — Нет, прибор просто не работает в чужих руках.
Предводитель вставил красную коробочку в пальцы робота и подул на свои обожженные пальцы. Глаз Принеси-подая снова вспыхнул голубым цветом.
— Точно, — обрадовался Эрго, — Коробочка не работает, существо не работает. Они не работают друг без друга. Слушай, ты робот? Ты должен приносить пользу своей планете?
— Да, — сказала красная коробочка в руке Принеси-подая.
— Вот, — весело продолжил Эрго, — Мы хотим поговорить с теми, кто тебя сюда послал. Отвези нас на свою планету.
— Хорошо, — ответил прибор, — Заходите в кабину лодки.
— Что ты, — махнул рукой Эрго, — Нас очень много. Нас сто тридцать тысяч. Как мы можем все забраться в такую маленькую лодку? Ты не мог бы спустить для нас сюда лайнер, который привез тебя к Казе?
Эрго знал, что у Крамзан большие межгалактические корабли, способные поднять и переместить в космосе всю армию эосов. Именно поэтому он так старательно пытался обмануть робота.
— Хорошо, — ответила на вопрос Эрго красная коробочка, — Мы отвезем вас на Крамзу. Но лайнер не может спуститься на Казу. Придется вам всем перелетать на большой корабль друг за другом по пять эосов за рейс.
— Ну, ладно! – задумался Эрго, — Очень это не удобно, конечно. Много времени нужно.
— Время для меня ничего не значит, — прошипело устройство.
Вся армия эосов, нацепив на себя оружие, терпеливо ждала своего часа. Космический челнок не быстро курсировал от поверхности Казы до лайнера на орбите, каждый раз забирая пятерых эосов и возвращаясь назад пустым.
В это время на далекой Крамзе знали все об уловке Эрго. Робот передавал на свою планету все, что видел его глаз и слышала красная коробочка. Таким образом Эрго, пытавшийся обмануть робота, был сам обманут. Он добровольно грузил свое войско в космический лайнер, который был теперь для него ловушкой.
На Крамзе в это время думали, как поступить с заблудившимся народом. Скоро все воины поднимутся на борт лайнера, и надо будет принимать решение. Уничтожать корабль крамзане не хотели. Там хотели дать эосам красноречивый урок.
Но решение не приходило в голову. Все казалось или слишком мягким, либо – жестоким. Некоторые крамзане предлагали высадить эосов на Уруме, чтобы войско воевало со шрафами и цепами. Другие считали, что лучше заковать войско в цепи и отправить добывать камни, пригодные в пищу крамзанам.
Сто земных лет межгалактический лайнер крамзан с армией эосов на борту кружил вокруг Казы. Сто лет Главный логик и его народ ломали головы, не зная, как поступить с войском. Сто лет эосы, быстро догадавшиеся, что их обвели вокруг пальца, томились в проходах и комнатах крамзанского корабля, получая лишь изредка с Крамзы еду для поддержания своих жизней. Они стреляли в стены из своих пушек, но калечили взрывами только самих себя. Стены были прочнее их оружия. Эосы издевались над Эрго, который был для них раньше великим предводителем. Воины сломали Принеси-подая, надеясь добиться от него каких-то действий. Все бесполезно.
И вот через сто лет Эрго обратился с мольбой к Крамзанам. Он дал слово, что никогда больше не повторит попытки разжечь войны. Эрго молил о прощении сопуров и просил принять его армию обратно на Казу. Он обещал отдать все оружие в переплавку и соорудить из этого металла большой памятник герою Ара-Буре, которого сам же и погубил сто лет назад.
Крамзане встретились с сопурами и решили простить Эрго и его народ…
С тех пор хмарки, добрый лесной народ, в благодарность за спасение своей родной вечнозеленой планеты Грава, стараются выполнять любую просьбу крамзан и сопуров. С того самого дня хмарки хранят в памяти, что один из роботов — небольшой Принеси-подай – спас огромную Граву от большой войны.

* * *

Хмарк Хафара обратился к своему народу:
— Мы трудились десять лет над космической энциклопедией для Принеси-подая. И вот книга полностью готова, – хмарк пролистал наобум несколько исписанных страниц и удовлетворенно кивнул – Мы собирали информацию для энциклопедии сообща, всем нашим народом. Я хотел поблагодарить вас, мои умнейшие друзья, за этот замечательный труд!
Хафар посмотрел на робота, чей звездный плащ за десять лет успел покрыться толстым слоем пыли:
— Принимай работу, Гара-Гум! Знай, что это большая честь для нас – помочь друзьям с планеты Крамза!

Глава 7
О том, как Вика, Ваня и Алиса читали космическую энциклопедию

— Что же нам делать? – спросила Вика.
— Ждать, — ответил с печалью Ваня…
— Давайте попросим у Принеси-подая кубики и наши игрушки? – Предложила Алиса.
— Ну, да, — согласился Ваня, — Где там наш Кирюшка?
Кирюшка был любимой куклой у детей. Большой пупсик принимал с детьми ванну, спал на подушках у Донесителей и даже учился в школе. Правда школа эта была домашняя, а учили в ней – сами малыши.
— Нет, — запротестовала Вика, — Не до Кирюшки сейчас и не до игр. Нам надо срочно раздобыть сведения.
— Какие сведения? – спросила Алиса.
— Самые разные, — Вика так обрадовалась своей идее, что вскочила с кровати и стала расхаживать по комнате, — Помните, Стотысяч говорил нам о космической энциклопедии? — Да, — Ваня тоже оживился, — Надо прочитать эту книгу.
— Срочно прочитать! – Вика подняла вверх указательный палец, — Именно тогда, мы сможем выяснить, что нужно пришельцу. Вдруг он водит нас за нос?
— Принеси-подай, — Ваня посмотрел на робота взглядом победителя, — Провались во времени и раздобудь нам космическую энциклопедию, о которой говорил Стотысяч, на нашем родном языке!
— И с цветными картинками, пожалуйста, — вставила Алиса.
Принеси-подай поднял край мантии и дети увидели под ней огромный том высотой до детских подбородков. Черная кожаная обложка энциклопедии была украшена причудливыми золотыми знаками и звездами. На обложке красовалась надпись «Самая краткая энциклопедия космоса».
— Ого! – изумленно воскликнула Вика, — Да такую книжицу мы будем читать сто лет.
Дети обступили энциклопедию и Ваня открыл ее. Как и в любой другой книге такого рода, в этой колонками по алфавиту были собраны подробные данные обо всем, что есть вокруг. Сначала шло слово более крупным шрифтом, далее оно объяснялось мелкими буквами.
— Нет, не сто лет будем читать, — сказала Алиса, — Тысячу миллионов лет.
— Алиса, — в Викином голосе была слышна учительская нотка, — Если бы ты быстрее осваивала буквы, осилила бы всю книгу быстрее.
— Гары, (Ганы, Галканы)… — прочитал вслух Ваня одну из строчек, приподнявшись на цыпочки — разумные существа, населяющие планету Гемант созвездия Ксема-сто-два… Ох! Это и прочитать-то непросто, тем более запомнить.
— Ваня, — Вика положила руку на плечо брата, — давай проверим то, о чем нам уже рассказывал Стотысяч.
— Давай, — согласился Ваня, — Эта книга построена, как земная энциклопедия – по алфавиту. Нам нужен почти самый конец – буква «У».
— Да, — Вика стала помогать брату раскрыть толстый том в нужном месте, — Ищем для начала «Урум».
— «Уга», «Увидок», дальше, еще листаем, — Дети с большим трудом могли открыть книгу в нужном месте. Она была так тяжела и неудобна.
— Вот, Ваня, «Ур», — Вика ткнула пальцем в колонку текста, — «Урак».
— О! А что такое «Урак», например, — спросила с любопытством Алиса.
— Урак? – Вике тоже было любопытно, — Здесь сказано, что «Урак — в переводе с хмаркаского «водяная лента» – название великой реки народа Хмарка с планеты Грава. Это река золотого цвета, благодаря оттенку водорослей, покрывающих дно. Урак населяет 205 видов пресноводных существ и 586 видов растений». Видишь, Алиса, какая бесценная информация?
Дети перевернули еще несколько страниц.
— Вот, — Ваня нашел слово первым, — «Урум – четвертая от Галбо планета созвездия Ксема-триста-восемь. Крупнейшая из планет галбийской группы. Является домом для 1856 биологических видов, включая три расы существ с сознанием». Читать дальше?
— Галбо, — задумчиво произнесла Вика, — Это их солнце, наверное.
— Ну, да, — согласился Ваня, — Там Галбо ничего не угрожает? Может и ее спасем, раз уж мы будем поблизости?
— Не смешно, Ваня, — ответила Вика.
— Читай дальше, — попросила Алиса.
— Да здесь написано, что Урум образовался сразу после большой вспышки. Наверное, это тот взрыв Плюса и Минуса, о котором говорил Стотысяч. Далее идет история, строение, химических состав Урума.
— О! – остановила брата Вика, — Читай химический состав. Это может нам пригодиться.
— «Масса Урума», — углубился в чтение мальчик, — Куча цифр. Пропустим это? А то не понятно. Так. «Урум состоит в основном из железа, кислорода, кремния, магния, серы…» Вроде все вещества нам знакомы.
— Да, — согласилась Вика, — Урум, наверное, похож на нашу Землю.
— Вика, — Здесь пишут о строении Урума, какие-то иностранные буквы, такие буквы мы еще в школе не проходили.
— Да, — огорченно сказала Вика, — у нас во втором классе тоже еще не все рассказывают. Конечно, больше, чем в первом. Но не все. Давай, Ваня, пропускать химический состав и читать дальше. В этом разделе мы мало, что сможем понять.
— Дальше, — Ваня повел указательный палец вниз по колонке с буквами, — «Урум, как и другие планеты галбийской группы, имеет слоистое внутреннее строение. Он состоит из твердых силикатных оболочек, и металлического ядра. Внешняя часть ядра жидкая…» Вика, ты понимаешь это? Здесь есть картинка, будто отломили кусок планеты. Все слои нарисованы.
— Дальше, Ваня, — Вика погрустнела, ибо ей было тоже многое не понятно в этой книге, — Вот бы сюда нашего папу. Он бы все понял.
— Да, папа бы понял, — согласился мальчик.
— Может Принеси-подай принесет нам сюда папу… и маму? – спросила детей Алиса.
Донесители посмотрели на робота с надеждой. Робот закрутил головой и замахал руками.
— Нет, — с досадой заключила старшая девочка, — Принеси-подай не сможет собрать наших родителей из частичек космоса. Он не умеет собирать живых существ.
Принеси-подай в знак согласия закивал головой.
— Почему он не моргает своим глазом? – неожиданно спросила Алиса, — Я все смотрю на него, а он не моргает. Я вот уже миллион раз моргнула.
— У него нет века, — ответил Ваня, — Он же робот. У него не глаз, а прибор для наблюдения.
— Да, Алиса, — добавила Вика, — это человеку нужно моргать. Веко смачивает глаз слезой, чтобы он был всегда влажным и не треснул.
— Треснул, — повторила Алиса с улыбкой, — А почему на Земле говорят, что «губа не треснет». У губ же нет век.
— Ты все опять в кучу собрала, — сказала старшая сестра, — Давайте читать дальше про Урум. А если ты, Алиса, хочешь смочить губы – попроси Принеси-подая слетать за чашкой чая. Сделать чаю. Тьфу! Совсем запуталась.
— Ну, да, — ответила Алиса, — Принеси-подай, мы все хотим чаю с молоком. И пирожных.
— Нет, — Ваня оторвался от изучения энциклопедии, — Давайте поедим серьезной еды, а не пирожных. Нам теперь нужно как можно больше сил.
— Ой, — закрыла рот руками Вика, — Что я слышу? Ваня говорит как папа.
— Принеси-подай, — Мальчик воодушевился, когда сестра сравнила его с отцом, — Накрывай стол, братец! Три порции супа с мясом, три тарелки гречневой каши с молоком и сахаром, бутерброды с маслом, чай со сгущенкой. Вика, дай мне палку. Она под моей кроватью лежит – соорудим из нее закладку для энциклопедии…
Девочка принесла одну из палочек.
— Возьми, Ваня. Да, Принеси-подай, и три стула… — добавила Вика. – А то, как мы будем есть?
— Мы будем есть стулья, — пошутила Алиса, но никто не засмеялся.
Дети расселись за столом, который был организован, как по мановению волшебной палочки. Ваня первым попробовал горячий суп и нашел его очень даже вкусным. Девочки тоже взялись за ложки.
— Сейчас хорошо поедим и прочитаем до конца про Урум, — сказал мальчик.
Наверное, это было в первый раз, когда Донесители уничтожили всю пищу без остатка. Они даже не позволяли себе болтать за едой. Им очень хотелось здесь, так далеко от папы и мамы, быть по-настоящему взрослыми.
— Принеси-подай, — откинувшись на стул, сказал сытый и довольный Ваня, — спасибо тебе, робот! Это почти так же вкусно, как то, что готовит мама. Я просто объелся.
— И я объелась, — кивнула головой Вика.
— И я, — добавила Алиса, — А теперь, Ваня, можно я попрошу у робота пирожных?
Принеси-подай протянул большое красивое блюдо с пирожными.
— Нет, я больше не могу, — сказал Ваня, — Я пойду читать вслух дальше. А вы ешьте.
— Я тоже не могу, — отказалась от десерта Вика, — Если Ваня почитает, я немножко отдохну на кровати.
Алиса тем временем съела свое пирожное и, сказав роботу спасибо, тоже отправилась на свою кровать. Робот убрал пустые тарелки, застелил стол новой голубоватой скатертью и стал в свой угол, ожидать новых распоряжений.
— Да, — мечтательно сказала Алиса, — Везет этим космическим пришельцам. Так жить можно. Не надо убирать, мыть посуду.
— И на Земле изобретут таких рано или поздно, — уверенно бросила Вика, — Но никакой робот не сможет заменить нам наши собственные мозги.
— Я читаю вслух? – спросил Ваня, который молча что-то изучал в большой книге, — Вы будете слушать?
— Читай, — ответила Вика и прикрыла глаза.
Ваня пододвинул к энциклопедии стул – читать сидя было значительно удобнее. Правда, приходилось держать на коленях очень тяжелую, меньшую часть книги. Большая – стояла на полу рядом со стулом мальчика.
— «Население Урума, — начал неспешно мальчик, — представлено тремя расами, не объединенными общим родством по происхождению. К самой древней расе относят Пфи – беспозвоночных, теплокровных существ без конечностей, способных принимать любую форму тела». Про это нам Стотысяч рассказал. Все пока сходится. «Шрафы – вторая раса Урума – двупозвоночные»… Ого! Два позвоночника. Зачем это только? Вика, у Шрафов два позвоночника!
Девочки крепко спали, укутавшись в свои одеяла. Ваня встал со стула и поправил Алисину подушку, как это делала ночами их заботливая мама.
«Надо и мне поспать, — подумал мальчик, — Похоже, что Стотысяч говорит правду обо всем. Но что он по-настоящему хочет от нас? Какие тонкости и секреты хранит его голова? Что мы с Викой можем обнаружить в энциклопедии? Какие данные? Что нам может помочь сейчас?»
Мальчик лег на свою кровать и почувствовал, как тяжелеют его веки. Он провалился в сон – в теплые воспоминания о земном лете. Перед ним разворачивалась картина станицы, где Донесители бывали у своих бабушки и деда. Вот дед зовет всех малышей собираться в поездку на море. Все радуются, скачут. Алиса держит за рога козу:
— Поедешь с нами в море купаться?
— Не поместимся, бе-е-е, в машине, — отвечает ей коза.
А вот в сон Вани прискакал и Бобошка. Машет, комок шерсти, хвостиком. Смотрит на Ваню влажными пуговками-глазами:
— Возьми меня, хозяин, на море. Я собачка маленькая, не помешаю в машине.
Мальчик гладит щенка по спине:
— Бобошка, а умеешь ли ты плавать?
— Я его научу! – во сне появляется Стотысяч в облике неваляшки с двадцатью руками. Он хватает щупальцами машину деда и поднимает над головой, — Я всех могу научить плавать, летать и падать!
Дети смотрят на пришельца. Из летней кухни бежит папа с вилами:
— Поставь, чудище, на землю нашу машину!
— А ты воткни мне вила во все мои десять сердец! – кричит Стотысяч и смеется, содрогаясь туловищем.
— Ну, смотри у меня, безобразник, — предупреждает папа, — Сейчас посажу тебя на цепь во дворе – будешь дом охранять!
Стотысяч пугается этих слов, ставит машину на землю крышей вниз, уменьшается по размерам и превращается в Бобошку. И вот уже два одинаковых щенка с радостным лаем скачут вокруг перевернутого автомобиля.
— Вот это да! – кричит с восторгом Ваня и… просыпается.

Глава 8
О том, как Вика, Ваня и Алиса расспрашивали коробочку Принеси-подая

— Вот это да! – кричит Ваня и, просыпаясь, смотрит вокруг.
Девочки еще спят. В углу стоит робот в своей красивой звездной мантии. Рядом с ним космическая энциклопедия с закладкой-палкой.
— Принеси-подай, — говорит мальчик, — Умыться где?
Робот поворачивается лицом к стене и показывает на открывающуюся перед ним полукругом дверь.
— Нет, — досадует Ваня, — Так не годится. Поди пойми, куда идти. Сделай, прошу тебя, земную дверь с ручкой. Нам будет значительно удобнее.
В стене появилась деревянная дверь.
— Вот, — улыбнулся мальчик, — Это совершенно другое дело, Принеси-подай. Слушай, какое имя у тебя плохое. Унизительное. Как ты сам думаешь?
Робот достал красную коробочку. Из нее прозвучало голосом Стотысяча:
— Я думаю точно так, как думаешь ты, Донеситель.
— А! – обрадовался мальчик, — Идеальная машина? Все для удобства хозяина. А голос в коробочке можешь поменять на голос нашей мамы?
— Да, — сказал красный приборчик родным женским голосом.
— Замечательно, — обрадовался Ваня, — так приятнее. Сколько мы летим уже?
— Сорок пять часов по земному времяисчислению, — ответила мама, — осталось еще пятьдесят два часа до высадки на планете Урум.
— Ясно, — сказал Ваня, потягиваясь, — Я пошел умываться. А ты, друг, сделай чаю с молоком и сахаром. И перекусить чего-нибудь.
— Я могу выполнять только точные поручения, — возмутился красный прибор в руке Принеси-подая.
— Мама! – громко закричала Вика, вскакивая с кровати. Она проснулась и не сразу вспомнила, что летит на космическом лайнере.
— Это только голос мамы, — сказал Ваня, — Я попросил Принеси-подая заменить голос Стотысяча.
— А… — разочаровано протянула Вика. – Заменил голос.
— Здесь, — Ваня показал пальцем на дверь, — Комната для умывания. Пойдешь умываться первая?
Вика подошла к двери и открыла ее. Перед ней была обычная ванная с душем и прочими земными приспособлениями. На стене висели разноцветные полотенца. Небольшая полочка у зеркала была заставлена шампунями, тюбиками с зубной пастой и щетками.
— Иду, — сказала Вика и, сделав шаг вперед, закрыла за собой дверь.
— Ладно, — произнес Ваня, — А мы с тобой, Принеси-подай, определимся с завтраком. Сделай нам две тарелки яичницы с сосисками, две чашки чая.
Алиса как всегда просыпалась позже всех. Она любила все делать без спешки. Полежать, сладко потянуться в кровати. И вот теперь, она открыла только один глаз. Осмотрела комнату и тогда уже сказала:
— Не две яичницы, Ваня, а три. И пирожные.
Стол был накрыт. Донесители, умывшись, сели завтракать.
— Я подумал, — сказал Ваня, закончив еду, — что надо дать Принеси-подаю другое имя. Это звучит унизительно.
— Да, — согласилась Алиса, — давайте назовем его красиво.
В этот момент стена за спиной Алисы открылась. На пороге появился Стотысяч в облике уже знакомого детям человека.
— Добрый день, друзья! – с радостью сказал пришелец, — Мы проделали почти половину пути до Урума. Времени на подготовку остается все меньше. Вижу, что вы поели. Это просто замечательно, что догадались подкрепиться. Теперь за работу. Принеси-подай, убирай тарелки и неси нам космические костюмы.
Робот разложил на кроватях новую одежду для Донесителей. Одежда была той же ткани, что украшала Принеси-подая.
— Это не простые наряды, — пояснил Стотысяч. – Это костюмы с множеством удивительных свойств. Одевайте, друзья. А я буду рассказывать дальше. Да, не буду смотреть на вас.
Стотысяч отвернулся к стене. Дети стали перебирать вещи. Сапожки, штаны, рубахи на молниях, мантии.
— Ткань эта сделана Корцами, — продолжил Стотысяч, — Я вам говорил о них. Это самая технически развитая раса во вселенной. Корец – в переводе на земной язык – Живая тень. О них самих очень мало известно среди других существ космоса. Корцы берегут все сведения о себе. Мы не знаем, кто они, когда появились, как они добиваются таких поразительных технических результатов. Но ткань, которую вы одеваете на себя – это просто чудо. Впрочем, как и все остальное, что мы покупаем у Корцев многие сотни лет.
— Ха, — Ваня успел одеться первым, — Тепло. Мягко. Удобно. Синяя мантия с золотыми звездами!
— Да, — согласился Стотысяч, — Мы специально подобрали такие цвета. Это символично для землян – золотые звезды на синем фоне. Но это далеко не все. Ткань эта не рвется, не мнется, не горит. Она всегда будет держать ваши тела в одинаковой температуре. И даже, не поверите, эта ткань будет очищать воздух вокруг вас от неприятного запаха.
— А зачем очищать? – спросила Алиса, застегивая рубаху.
— Это очень важно, — ответил Стотысяч. – На Уруме не очень подходящий воздух для вашего дыхания. В нем много примесей аммиака, серы и прочих неприятных газов. Пфи и прочие существа – привыкли. А для вас это будет губительно.
— Слушай, Стотысяч, — Ваня подошел к пришельцу и заглянул ему в лицо, — Ответь, что нам надо на этом Уруме? Может пролетим мимо?
— Вам нужно достать Нечто. То, что может заинтересовать Корцев. Нечто важное для Корцев. Нечто такое, за что они могут отдать вам прибор для спасения Солнца.
— А просто так они не отдадут? – изумилась Вика, — Ты же говорил, что спасение Земли – дело всего космоса.
В этот момент что-то громко ударило корабль, комната содрогнулась, дети попадали на пол. Стотысяч, неизвестно как устоявший на ногах, бросился к стене, где была невидимая дверь в коридор. Ни слова не сказав, он скрылся в светлом переходе, и дверь сомкнулась.
— Ну вот, — огорченно заметил Ваня, вставая на ноги, — Только задашь серьезный вопрос – что-то непременно помешает.
— Это опять камешек с Урума, — предположила Вика, — Мы так не долетим до этой жуткой планеты.
— Ну и что, — вставила Алиса, — зато новые костюмы нам очень к лицу. Эх, видела бы нас мама.
— Неужели у них на корабле нет никаких средств защиты? – недоуменно произнес Ваня, – Почему камни попадают в лайнер?
— Да, — согласилась Вика, — Совершенно непонятно.
— Принеси-подай, — обратился к роботу Ваня, — Веди нас к Стотысячу. Он в том зале, где мы были первый раз?
Принеси-подай вытащил красный приборчик:
— Стотысяч находится в камере для очистки, — зашелестел мамин голос.
— Ой, мама! – закричала Алиса.
— Тише! – остановила сестру Вика, — Это только голос. Мама на Земле.
— Стотысяч собирается выйти в открытый космос и изучить повреждения корабля от удара небольшого метеорита, — закончила мысль коробочка.
— А почему на корабле нет защиты? – не унимался Ваня. – Мы так и будем собирать все камни?
— И кометы, — добавила Вика.
— Система защиты была уничтожена еще при полете на Землю. Ее невозможно восстановить в условиях космоса. Нам пришлось лететь с таким риском, чтобы успеть войти в логическую цепь. И умение роботов растягивать время здесь помочь не может.
— Опять что-то непонятное, — разозлилась Вика, — Что это такое?
— Логическая цепь, — продолжил голос из коробочки, — это ряд условий для достижения результата.
— Не поняли мы, — еще громче заявила девочка. – Объясни просто. Не издевайся!
— Если бы вы вовремя не сели в челнок на Земле, — сказал мамин голос, — вы бы не успели пристроиться к каравану кораблей, с которыми мы встретимся через сорок земных минут. Этот провал потянул бы за собой ряд других опозданий. В результате вся миссия была бы невыполнима. Робот может растягивать время для себя, а изменять его для вас – не может.
— Мы бы опоздали спасти Солнце? – спросила Вика заметно тише.
— Вы бы просто его не спасли, — пояснил голос.
— А как же Великий властелин времени? – вспомнил Ваня.
— Да, — Вика тоже вспомнила. Стотысяч обещал рассказать им об этом, — Что это за Властелин времени?
— Это один из Корцев, — сказала коробочка, — Эта Живая тень может менять время и давать такое право другим. Информации, как Корец это делает, нет. Известно, что любое временное изменение Корец согласует с Космосом.
— Мы могли вернуться во времени с его помощью и не спешить, — воскликнул Ваня.
— Не могли, — ответил прибор, — добиться разрешения на изменение времени для живых существ – практически невозможно. Это право дано однажды и навеки лишь мирным роботам.
— Почему? – задала вопрос Алиса, которая до этого была слишком увлечена изучением своего нового костюма. – Почему он не поможет нам?
— Корец считает несколько миллионов последствий, к которым приведет нарушение хода времени. Для расчетов он использует специальную чашу. Чаша показывает величину искажений и нарушений естественного развития событий.
— Событий, — повторила Алиса, — Хода времени. Чаша. Ничего эти пришельцы не говорят просто.
— Это понятно, Алиса, — сказал Ваня.
— Тебе понятно, а мне не понятно, — расстроилась Алиса.
— Представь несколько огромных и высоких стен из кубиков, Алиса, — вновь заговорила коробочка, — Эти стены стоят рядом друг с другом. Если из одной стены вытащить кирпичик – рухнет часть этой стены. Корец должен не только познать, сколько кубиков упадет. Он должен рассчитать, где эти кубики будут лежать после падения. Хозяин времени не должен допускать, чтобы кубики, падая, рушили другие стены, стоящие рядом. Очень сложная наука – считать последствия движения времени.
Дверь в стене бесшумно расползлась полукругом и на пороге появился Стотысяч:
— Беда, друзья, мне нужен ваш Принеси-подай!

Четвертая глава без номера
О том, как на Крамзе появился артефакт

Есть во Вселенной странствующий народ — Фривы, что в переводе на земной язык означает «идущие меж звезд». Это существа, которые путешествуют на своей странной планете Лода из одной галактики в другую.
Прилетают эти лодяне Фривы нежданно к звезде, встают на удобную орбиту и делают передышку. Передышка эта может быть многолетней, а может быть совсем короткой.
С какой целью Фривы бороздят пространство, что ими движет – большая загадка для иных существ во вселенной. В этом бесконечном полете Лоды нет ни логики, ни математического смысла. Единственное правило, которое лодяне не нарушали ни разу – их планета никогда не возвращалась к тем звездам, где уже успела побывать.
Лода по размеру приблизительно такая же, как наша Луна. На ней, как и на Луне, отсутствует атмосфера — воздух, которым бы могли дышать живые существа. Однако Фривы установили на поверхности несколько куполов, соединенных переходами. Пространство под прочными колпаками они заполнили газами, необходимыми для дыхания. Более того, Фривы установили на Лоде еще и мощные двигатели, которые позволяют перемещать планету в космосе.
Получилось нечто похоже на огромный космический корабль с нутром в виде целой планеты.
Кто же такие эти Фривы?
Внешность лодян можно назвать оригинальной даже среди того многообразия существ, которые населяют космос. Головы Фривов напоминают гроздь ягод, укрытую двумя высохшими лавровыми листами светло коричневого цвета. Ягоды, шесть виноградин, попарно расположенных друг под другом – это глаза. Туловище существ – гибкое, длинное, тянется от глаз до одной большой пятки, которая похожа на ногу земной улитки. Тело Фривов имеет две руки, скорее даже два хобота с ноздрями на концах. Существа могут пользоваться своими хоботами так же проворно, как мы, земляне, своими руками.
Но отдельного рассказа достоин живот этих существ. На животе у Фривов расположен большой квадрат речи. Этот орган, который служит лодянам для общения друг с другом. Фривы меняют краски на животе и таким чудным образом передают друг другу информацию, они «разговаривают цветами» на своих животах.
Красочный язык поражает разнообразием. Он способен передавать не только факты, но и настроение лодян. Синие цвета – холод, зеленые – ложь, желтые – недоверие и протест, красные – любовь. Сложные сочетания выражают самые глубокие чувства Фривов.
За спиной у лодян большой кожаный рюкзак, по форме напоминающий банан – красочная железа, которая как раз и вырабатывает все разноцветье для общения.

* * *
В один из дней Лода прилетела в галактику Крамзан и встала на удобную орбиту у звезды Вайзо. Без предупреждения – совершенно бесцеремонно.
На Крамзе начался переполох. Главный Логик собрал экстренный совет планеты сразу после Реманго. Что делать с Лодой? Зачем прилетели Фривы? Нет ли угрозы благополучию крамзан со стороны малоизвестных существ? Все эти вопросы будоражили Крамзу.
— Тихо! – сказал главный Логик, обращаясь к взволнованной толпе соплеменников, — Я сообщу факты!
Толпа затихла.
— Главный факт – продолжил речь Логик, — к нам в галактику прилетели Фривы и встали на орбиту вокруг Вайзо. Факт второй – их орбита короче нашей на одну пятнадцатую расстояния. Другими словами – нашим планетам столкновение не грозит. Мы это посчитали с научной определенностью.
— А почему Фривы не предупредили нас? – раздалось из толпы.
— Может у них злобные цели? – громко предположил другой крамзанин.
— Это вторжение? – прокричал еще кто-то.
— Не знаем, — остановил полет коллективной фантазии Главный логик, — Я только что попросил Хозяина времени помочь нам с фактами. Но корец в помощи отказал. Вы же знаете, насколько непредсказуемы корцы. То помогают Крамзе, то – не помогают. Хозяин времени предложил разбираться нам с Фривами самим.
— Надо снаряжать космический челнок, — снова раздалось из толпы.
— Верно, — поднял одну из щупалец Логик, — Именно такой шаг и представляется самым мудрым. Мы пошлем делегацию от Крамзы на Лоду. Но загвоздка в том, что у нас нет общего языка. Мы не видим красок, которыми лодяне разговаривают. Фривы же не умеют издавать и слышать звуки, с помощью которых общаемся мы.
— У них нет ушей и ртов? – изумилась толпа.
— Видимо нет, — кивнул Управитель Крамзы, — Мы не знаем этого наверняка. В космической энциклопедии очень мало данных об этом народе.
— Какие же тогда у нас варианты? – выкрикнул кто-то недоуменно.
— У нас два варианта, — задумчиво ответил Логик, — Можно найти существо, которое не только видит все цвета, подобно Фривам, но и владеет искусством издавать звуки. Оно будет посредником в нашем с Фривами общении. А можно постараться овладеть самим секретом разных цветов. Постараться подойти к решению проблемы глубоко.
— И что логичнее? – раздалось из толпы.
— Решать совету Крамзы, — развел щупальца в разные стороны Превосходный управитель, — Вариант с посредником хорош своей простотой. Раз-два – и готово. Но этот шаг имеет свои существенные недостатки. Кто сможет гарантировать достоверность сведений, которые чужой растолкует по-своему? Плох этот вариант тем, что мы, используя посредника для переговоров, можем потерять много тонкостей и даже смыслов.
Совет Крамзан загудел десятком взволнованных голосов. Каждый житель пытался взвесить и обсудить предложенные варианты.
— Другой способ, — перебил общий шум Логик, — Научиться понимать красочный язык Фривов. Для этого нам нужны самые разнообразные цветные таблицы.

* * *
Робот приземлился у живописного земного озера. Здесь на маленьком стульчике восседал художник и рисовал красивый пейзаж.
Человек очень удивился появлению пришельца. Он с изумлением разглядывал Гара-гума.
— Нам нужны цветные таблицы, друг! – прошипела красная коробочка в руке Принеси-подая.
Художник молчал. Кисточка, повисшая над холстом, не удержала краски. Желтая капля оторвалась от ее волосков и упала на колено живописца. Землянин вздрогнул и очнулся:
— Ты кто? – шепотом спросил он.
— Я – биологический робот. Меня зовут Гара-гум, — ответил Принеси-подай, — Я прилетел с планеты Крамза по очень важному делу. Помоги нам, друг, овладеть секретом красок. Нам нужны цветные таблицы.
— Биологический робот? – художник встал со своего стульчика. Теперь в его глазах появился восторг, но он быстро сменился недоверием. – Может ты меня разыгрываешь?
— Как это, разыгрываю? – не совсем поняла вопроса красная коробочка.
— «Скрытая камера», например. Фокус с Летающей тарелкой… — Человек осмотрелся по сторонам, но не увидел ничего, что могло бы открыть секрет удивительного появления шара и робота.
— Повторяю. Это не розыгрыш, – заговорила коробочка. – Помоги нашей планете, друг!
— Подожди, — махнул рукой живописец, — Не спеши. Рассказывай все с толком. А то я совершенно ничего не могу понять. Ты очень спешишь, робот?
— Время для меня – ничто, — ответило приспособление в руке Принеси-подая.
— Тем более, — художник дружески хлопнул по плечу пришельца, — Давай сядем на траву, и ты мне подробно все расскажешь. Кстати, есть у тебя другие имена? Что означает это корявое Гара-гум?
— Корявое? – переспросила коробочка, пока робот усаживался на землю в предложенном месте, — Меня зовут Принеси-подай поземному, если это «не коряво».
— Да, — усмехнулся землянин, — Это имя удачнее. Так что, Принеси-подай, привело тебя на Землю?
— Мы просим тебя, землянин, разукрасить чистые листы всеми цветами, которые видит твой глаз. И написать под каждым цветом его название.
— Всего-то? – изумился художник.
— Это так просто сделать? – спросила красная коробочка.
— Да, — кивнул головой человек. Он встал с земли, подошел к велосипеду, лежащему рядом с этюдником и раскладным стульчиком. Художник снял с руля небольшой пакет и вернулся к пришельцу. – Вот. Сейчас покажу.
Человек достал из пакета чистые листы и пачку цветных карандашей.
— Вожу с собой все это для быстрых зарисовок, — пояснил землянин, — «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан».
— Фазан, — повторила коробочка, — Раздел «Земля». Крупная птица отряда куриных с ярким оперением…
— Это ты про что? – опешил художник.
— Это я прочитал выдержку из космической энциклопедии про фазана.
— А, — рассмеялся человек, — Нет. Это у нас на земле такая художественная поговорка, которая помогает запомнить все цвета радуги. «Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан». «Каждый» — красный, «Охотник» — оранжевый, и так далее: желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Понял?
— Всего семь цветов? – прошипела красная коробочка в руке Гара-гума.
— Есть еще белый и черный. Это так называемые монохромные цвета, они в чистом виде в природе не встречаются. Впрочем, не будем углубляться в дебри. – Человек достал из цветной упаковки все карандаши и протянул их роботу.
— Да, — робот с трепетом взял их свободной рукой, — Я вижу только очень светлые, не очень светлые и темные палочки. И никаких других цветов. Как вы этому научились, земляне.
— О, — художник приподнял брови, — Разве я могу тебе ответить на этот вопрос? Это же миллион лет назад произошло. Первобытные люди смотрели на небо – на голубое небо. На деревья – зеленые деревья. На кровь, которая красная. Так было нужно природе – дать человеку дар видеть цвета.
— И сколько цветов видят люди? – с глубоким уважением в голосе спросила красная коробочка.
— Странно, Принеси-подай, что тебе не сделали рта, — задумчиво произнес человек, разглядывая прибор в руке робота, — У вас там и ртов нет ни у кого?
— Рты есть, — ответил прибор, — У крамзан их четыре.
— Ничего себе, — удивился землянин, — три запасных рта? Ладно, это я пошутил – не обижайся. Я понимаю, что мы можем долго утолять любопытство, забыв о деле. А говорили мы о цветах. Их ведь не так много — цветов-то. Но у каждого есть сотни вариаций – такое разнообразие, что невозможно описать. Глаза землян улавливают около полутора миллионов оттенков. Представляешь? Смогу ли я тебе все это нарисовать на бумаге?
— Сможешь? – переспросила коробочка.
— Нет, Принеси-подай, не смогу – покачал головой художник. – Никак не смогу. Я могу десятки лет потратить на это дело, но не добиться никакого успеха.
— Не добиться успеха? Почему?
— Да потому, что нет у землян отдельных названий для каждого из оттенков. Понимаешь? Цвета могут быть светлыми и темными, яркими и тусклыми. Те цвета, в состав которых входит белый цвет, называются бледными или светлыми, а те тона и оттенки, которые получаются при добавлении черного цвета, называются темными. Вот, к примеру, красный цвет. Сколько у него оттенков? Рыжий, розовый, бордовый, малиновый, алый… И это далеко не полный список. Как это все описать на бумаге?
— Давай начнем, — предложил прибор Гара-гума.
— Ох, — вздохнул художник, — Я нарисую тебе все, что смогу.
Землянин взял один из тюбиков с краской и кисть. Посмотрел на недописанный пейзаж.
— Хочешь, — неожиданно оживился человек, — Я подарю тебе все свои краски и карандаши. Это может помочь твоей планете?
— Ты сделаешь это для Крамзы?
— Мне не жалко. Тем более ты говорил, что это очень важное дело для твоей планеты. Смотри. Все цвета на тюбиках подписаны. Тио-индиго черная – это черный цвет, охра – светло коричневый, вот белила – это белый, краплак красный — красный. У меня здесь десять, пятнадцать, восемнадцать… восемнадцать тюбиков с разноцветными красками. А – девятнадцать. Вот еще церулиум – голубой или небесный цвет.
— Но ты, землянин, не сможешь дорисовать свою картину, если я заберу краски.
— Не беда, — махнул рукой художник, — Допишу полотно дома по памяти. Просто расскажи – зачем Крамзе краски? Если вам не дано видеть цвета, кроме светлого и темного, будет ли прок от всех этих тюбиков?
— В нашу галактику прилетели Фривы, — ответила коробочка, — Они разговаривают, используя вместо звуков – краски на своих животах. Мы – крамзане, хотим освоить язык пришельцев. Узнать о них все, что пожелают рассказать Фривы.
— А, — протянул человек, — Странно. Краски. Просто удивительно. Значит Фривы не умеют говорить звуками, а вы не различаете цвета? Ха! Да — забавно. Никаких шансов на взаимопонимание, вроде. Послушай, а как же жесты? У вас есть язык жестов?
— Жесты, — повторило приспособление Гара-гума.
— Руками махать, изображать телом какое-то действие? Вы испробовали такой вариант? В конце-концов можно рисовать символы на бумаге! Это тоже язык. Почему вам пришло в голову использовать краски?
— Так решил Его превосходный управитель Крамзы, — ответил прибор. – Фривы могут истолковать наши жесты и символы неверно. Это не очень-то надежный язык.
— Ясно, — кивнул художник, — Видимо простые пути мало привлекают сложных существ. Это я без злобы, учти! А краски тебе все равно подарю.
Гара-гум встал на ноги и, уважительно поклонившись, вытащил из-за спины большой металлический куб.
— Я смастерил этот куб для твоего подарка. Для красок.
— Чудеса, — почти испуганно ответил землянин, — Когда смастерил?
— Сейчас, — ответила коробочка, пока робот открывал крышку куба.
— Ладно, — решил не вдаваться в подробности землянин, — Что-то великоват ящик для девятнадцати тюбиков и десятка карандашей.
Тем временем Гара-гум вытащил на траву квадратную толстую пластину, похожую на мягкий земной поролон. В центре пластины были изготовлены впадины для тюбика и карандаша. Художник уложил краплак красный и карандаш и приготовил следующий тюбик. Мягких квадратов в кубе оказалось ровно девятнадцать – по количеству подаренных тюбиков с краской.
— А, — хлопнул себя по лбу художник, — Это упаковка такая огромная. Ну как же, краски – великая ценность для Крамзы. Просто артефакт какой-то.
— Артефакт, — прошипел прибор в руках робота, — Искусственно созданный объект, имеющий знаковое или символическое значение.
— Опять цитируешь энциклопедию? — Усмехнулся землянин. – Давай назовем этот ящик проще — например – «красочными квадратами».
— Квадраты красок, — сказал прибор Принеси-подая, — Так благозвучнее для Крамзы. Ты не против? Мы назовем этот куб «Артефакт. Квадраты красок. 19 тюбиков и 10 карандашей».
Художник громко рассмеялся и опять похлопал пришельца по плечу:
— Забавный вы народ, однако. Надо бы тебе для убедительности мантию надеть, прежде, чем встречаться с землянином. Такую: синюю, волшебную, с золотыми звездами. Было бы эффектно…
— Я хочу, чтобы ты выполнил еще одну мою просьбу, — сказала красная коробочка серьезно, оставив реплику без внимания, — Крамза просит тебя не информировать других землян о нашем появлении. Можешь ли ты дать слово Человека, что не расскажешь о нас?
— Даю слово, — помрачнел художник, — Даю слово Человека, что никому о вас не расскажу. Тебе уже пора улетать?
Гара-гум кивнул головой.
— Прощай, Принеси-подай … — с грустью протянул землянин.

* * *
Металлический шар приблизился к одному из куполов планеты Лода. Низ шара раскрылся, из круглого отверстия вывалилась белая ткань. Ткань под собственным весом расправилось и Фривы, наблюдавшие за космическим челноком из-за стекла, увидели нарисованную крамзанами желтую звезду Вайзо на белом полотне. Под звездой стоял нарисованный красной краской крамзанин с зеленой веткой в руках.
— Это друзья, — поняли Фривы, — Можно открывать защитный купол и впускать пришельцев с Крамзы.

Глава 9
О том, как Вика, Ваня и Алиса нашли тайного пассажира и услышали крамзанский язык

— Беда, друзья, мне нужен ваш Принеси-подай! – Стотысяч был встревожен.
— Конечно забирайте, — сказала Вика, — Но что случилось?
— На нашем корабле обнаружен инородный предмет, — бросил пришелец и выскочил из комнаты. За ним исчез и робот. Дверь сомкнулась.
— Нет, это безобразие, — крикнул им вслед Ваня, — Вика, надо срочно узнать, как открываются двери на этом корабле.
— Как мы узнаем? – живо поинтересовалась старшая девочка, — В энциклопедии это вряд ли написано.
— Я знаю, — сказала Алиса.
— Шутишь, — не поверил мальчик.
Алиса подошла к стене и полукруг открыл Донесителям проход в коридор.
— Ух ты, — восторженно в один голос произнесли Ваня и Вика.
— Как это у тебя вышло? – добавил Ваня.
— Дунуть на стену нужно, — спокойно пояснила Алиса, — вот так – фу-у-у!
Донесители сложили губы трубочками и тоже подули. Дверь не закрывалась.
— Как ты этому научилась? – спросила Вика.
— Я? – Алиса показала двумя пальцами на свои карие глаза, — Смотрела.
— Молодец, — хлопнул по плечу сестру Ваня, — побежали. Надо все разведать, пока мы одни.
Донесители выскочили в коридор и в растерянности остановились. В обе стороны шел совершенно однообразный светлый ход с ровными стенами.
— Стоп! – громко скомандовала Вика, — если мы сделаем хоть шаг, потом не найдем, где дверь в нашу комнату.
— Да, Вика, ты права. А где твоя ручка? – спросил Ваня.
— Я взяла свою, — сказала Алиса и достала из отворотов синей звездной мантии ручку. – Я нарисую на месте нашей двери большой ноль.
— Ох, влетит нам от Стотысяча, — предположил Ваня, — Вдруг у них нельзя пачкать стены? Вдруг у них за это казнят?
— А мы скажем, — с иронией ответила Вика, — что на земле не принято забирать детей без спроса.
— И это правда, — засмеялась Алиса, чертя на стене большой овал, — пусть будет знак нашего ничего или крамзанского все? Понимайте, как вам больше нравится.
— Красота, — удовлетворенно заявил Ваня¸ глядя на Алисин настенный знак, — теперь не заблудимся. Пошли туда. Я считал шаги от первой комнаты, где прозрачный потолок. Двадцать пять шагов.
— Я тоже считала, — согласилась Вика, — Ваня, ты считай шаги, а мы с Алисой будем дуть в разные стороны. Вдруг найдем еще проходы.
Процессия двинулась по светлому коридору.
— Раз, два, три, — негромко считал шаги мальчик.
— Фу-у-у, — дула вправо Вика.
— Фу-у-у, — Алиса экспериментировала с левой стеной, и ей первой удалось обнаружить еще комнату, – Вот. Смотрите.
Дети остановились. Стена младшей девочки открыла темную неприветливую комнату без окон и каких-либо предметов.
— Да, — сказала Вика, — Здесь мы были. Помните?
— Ага! – живо согласился Ваня, — Здесь нас очищали от земных микробов. Зайдем?
— Нет, — замахала руками Алиса, — Там противно и холодно.
— Другая сторона этой комнаты, — напомнила Вика, — Ведет в открытый космос. Надо и эту комнату пометить знаком. Вдруг пригодиться. Ой, смотрите!
Дети увидели, что в темноте что-то зашевелилось. Неожиданно из пустоты прозвучал мелодичный голос:
— Донесители, не бойтесь. Я – Эос с планеты Колг. Я тайно лечу на этом корабле, чтобы предупредить о большой беде. Тише, я не должен раскрыть своего присутствия. Не выдавайте меня Крамзанину.
— Покажись, — сделал шаг вперед Ваня, — Покажи нам свое лицо, Эос.
В темноте едва забрезжил контур большого существа, похожего на человека. Ровный овал головы, две длинные руки, две ноги, стройное туловище.
— Донесители, — продолжил голос, — Через полторы минуты в коридоре появится Крамзанин с роботом. Робот обучен распознавать все живое. Эта модель особо опасна для меня. Запомните главное и постарайтесь мне поверить – не берите с собой на Урум Принеси-подая. Он — беда. Времени для разъяснений нет. Уходите. Я помогу вам на дикой планете и буду всегда рядом. А теперь уходите!
Дети машинально сделали шаг назад из проема двери. Стена сомкнулась. И в этот момент из противоположной стены появился Стотысяч:
— А, друзья, — с изумлением воскликнул пришелец, — Вы научились открывать сами наши космические двери?
Следом шел Принеси-подай. Его лицо было лишено интонаций.
— Давайте пойдем в космическую рубку, — предложил Стотысяч, — у нас десять минут до стыковки с межгалактическим караваном. Я хочу дать вам несколько советов.
Дети пропустили вперед пришельца и робота. Они боялись, что инопланетянин почувствует неладное, и с волнением ждали, как отреагирует Стотысяч на нолик, который нарисовала Алиса. Но Стотысяч не обратил внимания на волнение детей и не посмотрел на стену.
В главной рубке на сей раз было все по-другому. У стен, на которых мерцали многочисленные кнопки, торчали хитрые ручки и вентили, стояли Принеси-подаи без мантий – наверное те, что чинили некоторое время назад купол. Посредине комнаты возвышалась какая-то странная пирамида из прозрачных кирпичиков. Пирамида сверкала и переливалась всеми цветами радуги, доставая верхушкой почти до самой поверхности прозрачного купола потолка.
— Друзья, — сказал Стотысяч дрожащим голосом, — Что-то происходит неладное. Я вам говорю честно. Наш лайнер бороздит космос уже многие сотни земных лет. И первый раз за все это время пришла в негодность система защиты этого корабля. Теперь вот Принеси-подай сообщил, что на лайнере есть кто-то чужой, но найти его мы не смогли. Робот ошибся? Идеальная математическая машина дала сбой.
— Мало ли? – с хитринкой заявила Вика, — Может робот приболел?
— Не переживай, Стотысяч, — добавил Ваня, — Все бывает.
— Да, — согласился пришелец, — Я запустил программу анализа ситуации. Посмотрим, что скажет Наука.
— Наука, — повторила Алиса.
— Это анализатор, — пояснил Стотысяч, указывая на пирамиду, — Принеси-подай, изготовь Донесителям диван. Наблюдайте друзья! Стыковка – дело интересное. А потом мы с вами пойдем в гости на Летящий Эр. Это один из самых современных лайнеров Крамзы. Смотрите, вон караван.
Дети увидели над собой среди ярких звезд космического неба четыре корабля. Это были металлические вытянутые овалы. Они быстро приближались и становилось понятно – они огромны по своим размерам. Стотысяч занял место у приборов и обернулся неваляшкой с двадцатью щупальцами. Теперь это уже не изумляло Донесителей и они спокойно смотрели, как пришелец ловко крутил ручки, нажимал кнопки на своем сложном инопланетном пульте управления кораблем.
Вот прозрачный потолок над детьми подобрался ко второму овалу группы. Борт овала засверкал и стал провисать каплей вниз, чуть в сторону от купола, под которым сидели Донесители.
— Ух, ты, — восторженно прошептал Ваня, — Действительно красиво стыкуются. Похоже на ту каплю, что была на Земле.
— Только больше, — добавила Вика. – И трубы нет.
— Другая конструкция – согласился мальчик.
Беззвучно капля легла на поверхность корабля Стотысяча, не отрываясь от овала.
— Все, — прошептала Алиса, — Наверное, все.
— Что вы думаете? – спросила Вика, — Стотысяч хороший? Что имел в виду Эос? Когда мы все сможем с вами обсудить?
— Тише… — прошептал еле слышно Ваня, — Молчи пока. Все разузнаем. Нужно только время.
— Ладно, — согласилась Вика, — Алиса, поняла? Ни звука!
— Да, — кивнула младшая сестра, — я тоже пока над всем этим думаю.
В этот момент полукруглая дверь в коридор расползлась. В комнату вползли две неваляшки, совершенно похожие на Стотысяча. Они остановились и пристально без стеснения стали изучать детей. Их голубые глаза светились, будто драгоценные камни. Донесители встали с дивана и поздоровались.
К детям подошел их Принеси-подай с красной коробочкой в руках. Коробочка маминым голосом сказала:
— Капитан и помощник Летящего Эра приветствуют вас, Донесители! – неваляшки качнули своими большими головами.
Прибор в руках робота продолжал:
— К сожалению, ваш друг, который назвал себя Стотысячем, проявил нематематические качества в работе с вами. Мы забираем его с собой.
— Стоп, — возмутился Ваня, — Мы ничего не поняли. Какие качества? Куда забираете?
— Далее с вами будет заниматься ваш Принеси-подай. А Стотысяч пойдет с нами на Летящий Эр, — заявила коробочка.
— Нет, — возразила Вика, — Никто и никуда не пойдет. Мы сейчас сядем на диван, и вы закончите отвечать на те вопросы, которые нас давно интересуют. Иначе…
— Да, — поддержал Викину мысль брат, — Не смог Стотысяч, отвечайте втроем – что происходит? Иначе мы отказываемся высаживаться на Уруме, отказываемся делать вообще что-либо!
Существа зашевелили верхними щупальцами и переглянулись.
— Булум-гум-гугом, — звонко залепетал Крамзанин, стоящий справа.
— Гобом-губом-биом, — отвечала левая неваляшка, моргая всеми тремя глазами.
— Ох, — заметила Алиса, — говорят они верхними губами.
— Это настоящий крамзанский язык? – спросил Ваня Вику, — Выучим?
— Да, — кивнула Вика, — «Булум-гулум». Я французский только начала учить, а ты еще один предлагаешь.
— Что они говорят? – спросила Алиса Принеси-подая.
Красная коробочка маминым голосом ответила:
— Они считают, что Стотысяч заражен очень страшной болезнью. Эта болезнь не лечится на Крамзе.
— Какая болезнь? – совсем растерялись дети.
— Эта болезнь, – ответила коробочка, — любовь к вам!

Глава 10
О том, как Вика, Ваня и Алиса взвешивали факты

— Эта болезнь, – ответила коробочка в руках Принеси-подая — любовь к вам!
Стотысяч сложил вместе верхние щупальца и протянул их своим сородичам:
— У нас на Крамзе это знак смирения, — пояснил он детям. – У нас не существует наручников, как у людей. Не переживайте, Донесители. Все выяснится. Я уйду сейчас на Летящий Эр. Мне надо ответить на множество вопросов моих соплеменников. С вами останется Принеси-подай…
Один из крамзан, стоящий справа от Стотысяча, перебил его:
— Кваро-кива, — крамзанин поднял одну из щупалец к своему лицу. Стотысяч осекся и беспрекословно повернулся мордой к выходу.
Три неваляшки покинули большую комнату с прозрачным потолком. Донесители молча проводили их взглядами.
— Чушь какая, — сказал Ваня после долгой паузы. Он сел на диван и обнял голову ладонями.
— Да! – согласилась Вика, — мы не успеваем понимать, что происходит.
— Что происходит? – спокойно повторила Алиса, — Стотысяча забрали, вот что…
— Это мы знаем, — сказал Ваня, – а вот не знаем мы, что предпринять. Не будем же мы просто ждать?
— Нет, просто ждать – глупо, — Вика села рядом с братом на диван, — Ваня, давай попросим Принеси-подая уйти. Мне кажется, что нам лучше обсудить все без лишних ушей.
— У него нет ушей, — напомнила Алиса, — И вообще, он хороший.
— Хороший, — согласился Ваня, — А может плохой. Мы этого пока сказать не можем.
— Да, — согласилась Вика, — То, что он приносил вкусное пирожное, не говорит еще о том, что он друг.
— Нет, — заупрямилась Алиса, — вы не поняли, я сердцем чувствую.
— Ах, — недовольно сказала Вика, — Сердцем. Наш папа бы со стула упал, если бы такое услышал.
— Нет, папа бы взвесил все факты, которые нам известны, — заметил Ваня, — Мы знаем, что в комнате для очистки от…
— Стой, Ваня, — Вика вскочила с дивана, — Принеси-подай, иди постой в нашей комнате для отдыха. Мы поговорим без тебя, а потом сами туда придем.
Вика ожидала, что робот не подчинится ее приказу. Она была уверена, что существо помотает головой и откажется выполнять распоряжение. Но Принеси-подай исчез. Был и тут же пропал, будто растворился.
— Упс, — сказал Ваня, который тоже сомневался, что робот оставит их одних, — Надо же, скрылся.
— Да, — оглянулась по сторонам Вика, — Но эти крамзане могут нас слышать и видеть без помощи Принеси-подая. Откуда мы знаем, какие у них тут технические возможности. Может повсюду видеокамеры и всякие подслушивающие устройства.
— Тогда, — Ваня развел руками, — Пусть слушают. Пусть смотрят. Разве у нас есть выбор?
— А темная комната? – Вика села поближе к брату и перешла на тихий шепот. – Если тайный пассажир сидел там и не был обнаружен, значит там безопасно.
— А ты не подумала, Вика, что именно этот пассажир, — Ваня говорил тоже тихо, — главная для нас опасность? Давай вспоминать все, что нам известно. Иначе, мы сделаем много ошибок.
Алиса села на корточки напротив брата с сестрой и облокотилась на их колени:
— Мы знаем, — сказала младшая девочка, — что Стотысяч сейчас на Летящем Эре.
— Да нет, — махнул рукой Ваня, — я не про эти факты.
— А про какие? – удивилась Алиса.
— Первый факт – Ваня загнул палец, — Стотысяч прилетел на землю за нами. Он прилетел помогать землянам.
— Да, — согласилась Вика, — Он говорил, что прилетел именно за этим. Он рассказал, зачем мы должны лететь с ним. Но не рассказал, почему он нам помогает.
— Стотысяч не успел об этом рассказать, — заметила Алиса, — Он хотел, но не успел.
— Допустим, — согласился Ваня.
— Стотысяч был вежлив с нами, — добавила Вика, — Это тоже факт?
— Да, — мальчик загнул второй палец.
— Он сказал, что робот сделан для нас, — вставила свой аргумент Алиса.
— Три, — мальчик кивнул головой.
— Сейчас его увели на большой корабль наказывать за любовь к нам, — сказала Вика задумчиво, — это главное доказательство того, что он хороший.
— Ладно, — кивнул мальчик, — Предположим, что Стотысячу доверять можно. А роботу?
— Если Стотысяч не желает нам зла, — вдумчиво заключила Вика, — может ли нам желать зла его робот?
— Не может, — поспешила заключить Алиса. Ей нравился Принеси-подай. – Он добрый, я же вам говорила.
— Алиса, — Вика погладила сестру по голове, — Не спеши. Здесь нельзя ошибаться. Давайте еще думать. Что нам сказал этот Эос с планеты…
— Колг, — напомнил Ваня, у него была очень цепкая память, — Эос. Звучит не зло.
— Ха, — Вика тряхнула плечами, — Звучит. Это что, факт?
— Нет, — мальчик улыбнулся, — я просто пытаюсь учесть все.
— Мы знаем, — теперь Вика выставила ладонь и приготовилась загибать пальцы, — На корабле впервые сломалась система защиты. Помните?
— Да, — Ваня приподнял брови, — вполне возможно, что это Эос постарался. Но не факт.
— Хорошо, — Вика кивнула, — А камни?
— Что, камни тоже Эос бросал, — Ваня ухмыльнулся.
— Давайте тогда расспросим Стотысяча, — Вика отвернулась от брата и надула губы.
— Как расспросим? – Алиса от удивления привстала с корточек, — Его же забрали на этот Эр.
— Так спасем! – Вика махнула рукой, — Чего мы здесь расселись? Пойдемте искать лаз в большой корабль. Проберемся туда. Разыщем Стотысяча и все узнаем.
— Как все просто, — покачал головой Ваня, — А эти неваляшки как достанут по лазерному пистолету, как постреляют нас.
— Знаешь, — Вика смахнула челку с лица, — под лежачий камень вода не течет.
— Надо поступить умнее, — мальчик встал с дивана, — Давайте для начала узнаем, что написано в космической энциклопедии о планете Колг и Эосах. Распросим Принеси-подая об оружии Крамзан. Подготовим план.
— Опять оружие, Ванька, — Алиса деловито похлопала брата по руке, — У тебя одни пистолеты в голове.
— Нет, — мальчик засмеялся, — У меня в голове еще пушки с пулеметами и компьютерные игры. Пойдемте читать энциклопедию?
Донесители вышли в светлый коридор. Теперь они чувствовали себя здесь достаточно уверенно:
— Тихо, — шепотом сказала Вика и показала жестом на противоположную стену, — Эос не должен нас услышать.
Дети благополучно добрались до комнаты отдыха. На фоне земной двери, которую Ваня заказал изготовить для удобства, стоял Принеси-подай и не мигая смотрел на Донесителей. Рядом лежала на полу огромная книга с палкой, заменяющей закладку.
— Помогите мне, — сказал Ваня, открывая энциклопедию, — «Э» должна быть в самом конце.
Втроем Донесители достаточно быстро перевернули тяжеленную кипу страниц.
— Эос (Экос, Эмос), — начала читать Вика вслух.
— Ой, Вика, постой, — Алиса посмотрела на Принеси-подая, — Что там делают со Стотысячем? Ему делают больно?
Робот вытащил коробочку:
— Ему не делают больно, — прозвучал голос мамы.
— А что с ним делают? – не унималась девочка.
— С ним ничего не делают. Стотысяч доказывает Большому совету логику своих действий, — ответила коробочка.
— А, — Алиса облегченно вздохнула, — они же там все математики. Любовь для них – болезнь.
— Ну, правильно, — махнул рукой Ваня, — Вот включу я компьютер, а он мне вместо игры сердечки начнет показывать. Что это будет за ерунда?
— Но Стотысяч – не компьютер, — маленькая девочка нахмурилась, — он – живое существо.
— Ладно, Алиса, давай послушаем про Эоса. Вика, читай дальше!
— Эос, — повторила Вика и разыскала потерянную строчку. – Ага. «Живые существа с погибшей пять миллионов лет назад планеты Колг». Ничего себе. А где же они живут? Вот. «Проживают небольшими группами на приемлемых по условиям планетах Бекра- и Цекта- созвездий, уживаясь с коренными народами этих планет.» А, теперь про руки, ноги — пропущу. Слушайте: «Эосы становились причиной пяти межгалактических войн. В разные времена их стремление найти себе постоянную планету приводило к большим катастрофам в космосе. Третья война полностью уничтожила галактику Бекра-сто-два, на месте которой сегодня существует закрытое для любого перемещения пространство». Вот это не понятно. Принеси-подай, как это – «закрытое пространство»?
Робот высунул из-под мантии коробку:
— Закрытое пространство – это место беспорядка. Любое приближение к беспорядку ведет к неминуемой гибели и живого, и не живого.
— Прямо как наша детская комната, — пошутила Алиса, — Место беспорядка.
— Да, ладно, Алиса, — возмутился Ваня, — в детской у нас порядок!
— Тише, — махнула рукой Вика, — Слышите?
Дети обернулись и увидели, что в детскую входит улыбающийся Стотысяч в облике человека. Лысоватый человечек остановился, расправил руки и запел: «Коротышки с любовью и лаской, называли меня Синеглазкой».

Пятая глава без номера
О том, как была спасена планета Каза

Планета Каза, маленькая частица бесконечного мира, однажды, много земных лет назад, заболела. Да-да именно так. Кто сказал, что болеть могут только живые существа? Планеты, да и все остальное, что встречается в космосе – все хрупко.
Маленькая планета Каза неожиданно для ее обитателей – сопуров – стала покрываться черными пятнами, которые разрастались с каждым днем. Пятна были горячими. Все, что хотя бы на мгновение попадало в их пределы – гибло. Но гибло не от температуры, а от какой-то неведомой и мощной силы. Будто в одно мгновение из предмета или живого существа высасывалось все его нутро.
Каза заразилась странным вирусом, блуждающим во вселенной. Позднее вирус получил название Интерт Зирус, что в переводе с сопурского означает «пожирающий твердь».
Ученые с планеты Каза – маленькие сопуры – ломали голову, как победить безумную напасть. Проводились исследования и научные эксперименты, но загадка Интерта Зируса была неподвластна самым лучшим умам планеты. Ученые могли описывать, как вирус себя ведет. Но понять, что это и, главное – как с этим бороться – не могли. Любой предмет, попадавший в пределы черного пятна – мгновенно разрушался. Жидкость – испарялась с шипением. Пластины мощного устройства, похожего на земной микроскоп, установленного над одним из пятен, мгновенно покрывались мутной пленкой. Рассмотреть, что из себя представляет Интерт Зирус, было невозможно.
Группу ученых сопуров возглавлял Ага-Рева – признанный на межгалактическом уровне ученый, открывший множество замечательных свойств материалов. Но именитый ученый ощущал себя совершенно беспомощным. Он мог только наблюдать за распространением вируса, записывать в журналы все, что происходит…
Нужна была какая-то идея, которая позволила бы понять, с чем пришлось столкнуться Казе. Ага-Рева понимал, что времени на бесконечный поиск этой идеи у него нет. Пятен становилось все больше. Каждое из них росло в ширину со скоростью пять земных сантиметров в каждые световые сутки.
— Айлот! (Стоп!), — сказал однажды Ага-Рева, — Кайло мило (только днем).
— У со Ага-Рева появилась идея? – спросили ученого его помощники.
«Со» — это такое хитрое слово в сопурском языке. Напоминает наши земные существительные «господин» или «месье». Только означает это «Со» — «близкий нам по духу». Так же называется и звезда, которая светит над Казой – звезда Со. Поэтому частичка, которую используют сопуры, обращаясь друг к другу — многозначна.
— У «подобного звезде, близкого нам по духу» Ага-Ревы появилась идея? – спросили ученого его помощники.
— Пятна растут только днем, — ответил именитый сопур. – Нужно попытаться создать над пятнами вечную ночь. Мы укроем зараженные места планеты колпаками, которые не пропускают свет.
Это было самое простое решение на тот момент. Ага-Рева понимал, что колпаки могут только увеличить время для поиска настоящего средства борьбы с напастью. Но и это – уже очень и очень много.

* * *
Надо сказать, что проблемой черных пятен на Казе занимались ученые умы и с других планет. Математики Крамзы, как только получили известие от сопуров о бедствии, тоже приняли участие в поиске решения. Они собрали все факты, которые предшествовали заражению Казы. Логики крамзы работали по двум направлениям. Одна группа — по направлению появления вируса из недр самой Казы. Вторая — рассматривала вероятность космического заражения.
Именно вторая группа, изучив все передвижения планет во вселенной, открыла ряд интересных фактов. Выяснилось, что незаселенная живыми существами планета Флока в десятках тысяч километрах от Казы, впервые за большой промежуток времени была потрясена мощным землетрясеньем. Это явление природы происходит не только на Земле, но и на других планетах вселенной. Крамзане видели, что землетрясенье выбросило в космос множественные пыльные облака, которые вполне свободно могли достичь поверхности Казы. Было теоретически установлено, что вместе с пылью с Флоки мог попасть сопурам и неизвестный доселе вирус. Крамзане не знали наверняка, существует ли он, но придумали рабочее название заразе – Интерт Зирус. Причем использовали для этого термина сопурский язык, раз вирус заразил Казу. Но версию вируса с Флоки нужно было проверить.
Пообщавшись с коллегами с Казы, крамзане снарядили научную экспедицию на Флоку, чтобы изучить особенности этой малоизученной планеты, найти возможные источники возникновения заражения. В делегацию вошли трое ученых крамзан и два сопура — помощники Ага-Ревы.

* * *
Флока встретила экспедицию плотным туманом. Когда крамзанский корабль встал на орбиту вокруг этой планеты, ученые припали к мощному приспособлению, напоминающему земной телескоп. Они пытались разглядеть поверхность, чтобы вооружить себя подробными знаниями о Флоке. Но это оказалось бесполезным – настолько была плотная облачность.
Конечно, кое-какими данными ученые к тому времени уже обладали. Они знали, что Флока целиком заросла всевозможными растениями самых причудливых форм и цветов. Знали состав почвы и воздуха. Знали, что на Флоке есть вода. Много воды. Но этого было недостаточно, чтобы понять, мог ли существовать здесь какой-то вирус.
На Флоку был послан Гара-Гум с набором пробирок и колб, куда робот должен был собрать образцы почвы и растений планеты. Робот вернулся с сотнями образцов. Началось изучение всех этих проб. Но какого-то опасного вируса найти не получалось. Весь материал исследований был осмыслен, обобщен и записан в космическую энциклопедию. Но… Интерт Зирус себя не обнаружил.
— Видимо, — сказал Главный Логик Крамзы, общаясь с экспедицией с помощью космической связи, — Мы сделали неверные выводы – Флока не имеет отношения к вирусу на Казе.
Тем не менее, чтобы окончательно убедиться в этом, крамзане решили спуститься на Флоку сами и не посылать больше роботов.
Когда шар повис над поверхностью планеты, удалось разглядеть бескрайние просторы растительности. Почвы у оснований растений видно не было – все пространство покрывал слой жидкости. Все, что здесь росло – росло в воде.
Космический челнок обогнул на малой высоте планету, но каких-то сухих возвышений не обнаружил. Было решено, что крамзане спустятся на поверхность и проведут ряд исследований по колено в воде. Сопуры же останутся наблюдать за работой из челнока. Они были слишком низкорослыми, чтобы самостоятельно бродить по Флоке.
Многочасовые исследования и поиски крамзан не привели к каким-то результатам. Делегация собиралась уже покинуть Флоку и вернуться домой, но тут над поверхностью раздался хлопок.
Ученые увидели, как неподалеку вытягивается вверх толстый стебель с небольшим бутоном на вершине. Этот бутон, видимо, и издал шум.
Сопуры просмотрели записанное на специальное оборудование изображение, переместив его чуть назад и увеличив нужное место. Увидели, как забурлила вода, как показался из нее бутон – верхушка неведомого растения. Бутон лопнул сверху, выпустил едва заметное облачко белого цвета и опять сомкнулся. Ученые сопуры передали изображение крамзанам, стоявшим внизу в воде. Те кивнули. Наблюдение продолжалось. Растение доросло до высоты полутора земных метров и снова громко хлопнуло. Опять выскочило едва заметное облачко. Еще хлопок и бутон развалился на пять частей, которые сразу образовали острые лепестки загадочного цветка. Если бы крамзане видели цвета, картинка бы показалась им еще эффектнее. Лепестки переливались фиолетово-черными зловещими оттенками. Едва заметное облачко тем временем опустилось к воде и… Вокруг него все забурлило, будто заработал большой кипятильник, опущенный в воду.
— Нашли, — дружно закричали все, кто входил в экспедицию, — Вот он источник вируса Интерта Зируса! Это цветок!
С большой предосторожностью ученые приблизились к месту, где стоял стебель. Вода продолжала бурлить. Область закипания медленно росла. Даже быстрее, чем росли пятна на Казе. Там, где начинала кипеть вода, немедленно пропадали другие растения, будто кто-то неведомый высасывал из них жизнь.
Тут раздался еще хлопок. Хором еще и еще. Сопуры выпустили из космического челнока вниз каплю и крамзане спешно поднялись на борт – оставаться по колено в воде было опасно. Наблюдали сверху, записывая происходящее.
— Как бы нам взять на борт образец такого растения? – подумал вслух кто-то. – Надо изучить строение стебля, все особенности и его состав.
— Да, — кивнул один из сопуров, — Риск очень большой. Я ничего подобного никогда еще не встречал в космосе. Давайте не будем спешить. Сейчас главное – наблюдать.
Вскоре вся вода под крамзанским челноком кипела. Датчик температуры за бортом показывал высокую температуру воздуха. Несколько минут назад густо заросшее поле, превратилось теперь в сплошную бурлящую поверхность без единого растения.
— Вот это да, — воскликнул кто-то из ученых. – Этот ужасный цветок уничтожает все растущее вокруг. Видимо, готовит удобную площадку для своей жизни.
С Казы пришло сообщение. Ага-Рева просил экспедицию во что бы то ни стало продолжать наблюдение за удивительным явлением:
— Было бы хорошо взять одно растение для исследований на Казу. Постарайтесь добыть хотя бы корень этого цветка. – Сказал Ага-Рева. Ученый предполагал, что именно в корне растения содержится вещество, способное утихомирить вирус на планете сопуров. – Полагаю, что бурление прекратится через какое-то время. Сообщаю экспедиции, что температура в черных пятнах на Казе стала падать через десять дней с момента их появления. Предполагаем, что это и есть срок действия неизвестного нам вещества. Через десять суток сила его действия начинает ослабевать.

* * *
Прошло долгих десять дней. Космический челнок успел несколько раз облететь Флоку и установить границы кипения. На большей части планеты ничего не случилось. Росли все те же разнообразные виды растений, не наделенные еще именами ни на одном наречии вселенной. Только один обширный бок Флоки очистился от всей растительности, кроме торчащих из бурлящей воды полутораметровых цветов мрачного цвета.
Экспедиция назвала эти растения Кромами, что в переводе с сопурского означает «ненасытные». Кромы, не меняя своего вида, простояли почти две земные недели, но вода постепенно остывала. В один из дней экспедиция увидела, что цветки стали сворачиваться.
— Вянут, — предположили ученые. – Пора брать экземпляр для исследований.
Гара-гум спустился в еще достаточно теплую воду и совершенно беспрепятственно добрался до одного из стеблей Крома. Робот обхватил цветок своими сильными пальцами и с усилием выдрал его целиком из земли. Гара-гум аккуратно поместил экземпляр в длинную прозрачную колбу, которую приготовил заранее и плотно закрыл отверстие крышкой.
— Большое дело сделано, — с облегчением выдохнул на Казе Ага-Рева. – Срочно возвращайтесь домой. В лаборатории мы быстро сможем понять, что за образец растения перед нами.

* * *
Каза была спасена. Ага-Рева смог быстро понять, как устроен цветок и уничтожить зараженные участки на своей планете. Он написал большой научный труд под названьем «Ненасытный цветок Крома» и теперь это можно прочитать в специальном разделе космической энциклопедии.
Сын Ага-Ревы, забавный малыш по имени Ара-Бура, слушая бесконечные рассказы отца об этом приключении, однажды произнес: «Папа, когда-нибудь я тоже спасу Казу и стану героем».

Глава 11
О том, как Вика, Ваня и Алиса узнают, почему крамзане спасают Землю

— «Коротышки с любовью и лаской, называли меня Синеглазкой». – Стотысяч улыбался, не скрывая свое хорошее настроение.
— Ура, — хором закричали дети. Вика, Ваня и Алиса обступили пришельца с трех сторон.
— Рассказывай, что случилось? – Вика, как и младшие, настроилась получить теперь ответы на все вопросы, которые занимали Донесителей. Слишком многое оставалось детям непонятным.
— Друзья! – сказал Стотысяч, — Не будем же мы говорить стоя. Давайте, устраивайтесь поудобнее и слушайте… На Летящем Эре были удивлены, почему на нашем корабле случались аварии и неполадки. Помните, мы дважды поймали камни из космоса?
Дети утвердительно закивали головами.
— Вот, — степенно продолжил Стотысяч, — Меня упрекнули, что я подверг вас большому риску и не смог выяснить причины. Я говорил по космической связи с самим Главным Логиком Крамзы. Оказывается, на борт нашего судна проник Эос…
— Знаем, — махнула рукой Алиса, — Мы его видели, не успели тебе рассказать просто.
— Ох, Алиса, — вздохнула Вика, — Мы не знали, Стотысяч, стоит ли тебе о нем рассказывать. Эос просил про него не говорить.
— Да, — с удивлением протянул крамзанин, — Эосы очень хитрые. Наверное, он хотел, чтобы вы перестали мне доверять. А сам пытался уничтожить наш корабль. Не беспокойтесь, друзья. Теперь мы под защитой Летящего Эра. Эос пойман и сидит на большом корабле в одной из закрытых комнат.
— Вы его накажете? – спросила Алиса.
— Не знаю, — честно ответил Стотысяч, — Эосы… Что с ними делать? Столько раз они совершали глупости – вы себе не представляете.
— Представляем, — не согласился Ваня, — Мы прочитали в нашей большой книге, в нашей энциклопедии.
— Хвалю вас, друзья, — улыбнулся пришелец, — Это очень взрослый поступок. Очень логичный.
— Итак, — подытожила Вика, — Эос пойман и заперт, чтобы не натворил других бед. Мы же продолжаем полет на Урум, чтобы достать там нечто ценное для Корцев? Правильно?
— Да, — согласился Стотысяч, — Все верно. На Уруме вы должны найти небольшой прозрачный камень ярко синего цвета.
— Что? – не поверил Ваня, — Корцам нужен камень?
— Может он драгоценный? – предположила Вика, — Может даже волшебный?
— Этого я, к большому сожалению, знать не могу, — Стотысяч встал со стула и сделал три длинных шага по комнате прежде, чем продолжил, — Видимо, этот камень очень важен для корцев. Вот и все.
— А где он лежит? – заморгала большими карими глазами младшая девочка, — Может мы попросим Принеси-подая его принести?
— Умное предложение, — согласился Стотысяч, — Но Принеси-подай не найдет нужного камня на Уруме.
— Почему? – удивилась Алиса, — Он все умеет. Он очень смелый.
— Да, — Стотысяч вновь улыбнулся, — Все умеет, действительно смелый. Но проблема не в этом. Проблема в том, что роботы не различают цветов. И мы – крамзане – тоже их не различаем. Мы умеем преломлять свет, так что видимое меняется. Мы можем копировать цвета. Но для нас самих мир – теплое и холодное, черное и белое, живое и не живое. Вот, почему у нас три глаза. Каждый глаз видит по-разному.
— А, — протянула Вика, — Я знаю, это болезнь такая. Кажется, таких на земле называют дальтониками.
— Нет, — Стотысяч погладил Викину голову, — Не болезнь. Это свойство наших глаз – не различать цветов. И робота, к сожалению, мы создали с похожими свойствами. И других создать не можем – нет у нас технологии изготовления столь сложных глаз для Принеси-подаев.
— Ясно, — разочарованно сказала Вика, — Но ничего, Стотысяч, когда я вырасту, обязательно сконструирую глаз, который видит все цвета. Для тебя и для роботов.
— Спасибо Вика, — рассмеялся Стотысяч, — Я приготовлю к тому времени отверстие для глаза в своем затылке.
— Два отверстия, — добавил Ваня, — Я тоже сконструирую.
Алиса открыла рот, но Вика остановила ее жестом:
— Сверли, Стотысяч, три отверстия, — угадала мысль сестры старшая девочка.
Все весело засмеялись, кроме Алисы:
— Я скучаю по маме и папе, — прервала веселье девочка, — Быстрее бы все это кончилось.
— Да, — согласился Ваня, но взял себя в руки и добавил, — Ничего, Алиса. Скоро мы все дела сделаем и назад. Стотысяч, когда мы дождемся ответа – зачем крамзане помогают Земле?
— Я расскажу вам притчу об этом, — кивнул пришелец, — Слушайте, друзья!

* * *
В стародавние времена, когда идея Минус еще не встретилась с Плюсом, во Вселенной была самая пустая пустота. Однажды, заглянули в эту пустоту Те, Кто ни тени, ни звуки, ни запахи. Те, Кто есть само Живое Начало. Живому Началу было скучно и неудобно быть везде — и нигде, жить — и не жить, число иметь – и не иметь числа.
Живое начало с восторгом увидело в пустоте место, способное однажды стать Живому Началу домом. И решило Начало ждать столкновения двух идей – Минуса и Плюса.
Живое хотело посмотреть на себя в ином: в ощутимом, в имеющем вес и форму. Оно хотело получить жизнь, как мы ее теперь понимаем.
И вот раздался взрыв, который заставил свернуться пустоту. Живое Начало получило множество пространства и бросилось занимать его, но путь ему преградил Космос – идея равновесия и гармонии. Космос разрешил Началу вступать в телесное, не нарушая сложной тяжбы идей. И с той поры стоит Живое Начало в очереди перед весами. Ждет своего часа за пределами нашего бесконечного мира.

* * *
— Вот такая легенда, — завершил рассказ Стотысяч.
— Мы ничего не поняли, — выразила общее мнение Алиса, — А я даже захотела съесть пирожное.
Принеси-подай протянул девочке тарелку с красивой выпечкой.
— Кто они эти Те, Кто? – спросил Ваня.
— Это наши души, — шепотом сказала Вика. – Ей показалось, что легенда была очень страшной.
— Это души, Стотысяч? – переспросил мальчик, — А при чем здесь Крамза и Земля? Ты опять ушел от ответа на вопрос?
— Говори, — согласилась с братом старшая сестра, — А то не сконструирую тебе глаза, когда вырасту.
— Да, — ответил пришелец, улыбнувшись, — Вы обещали мне сразу три. Чтобы они цвета различали.
— Помним, — нетерпеливо заключила Вика, — Рассказывай!
— Так получилось, что ваша Земля – математический центр двух идей, самая середина Плюса и Минуса. Не сможем спасти вашу планету – не будет ни крамзан, ни эосов, ни других существ. Не останется на чашах весов ничего живого.
— Никого, — уточнила Вика с изумлением.
— Никого живого, — кивнул Стотысяч.
— А зачем эос, которого вы поймали, хотел уничтожить наш корабль, если он сам погибнет? – спросила Алиса, откладывая на тарелку остатки пирожного. – Что-то я не могу больше есть сладкого.
— Не ешь, — согласился Ваня.
— Эосы так увлеклись поиском своей собственной планеты, — проговорил Стотысяч задумчиво, — Что теперь они уже не способны видеть реальность.
— Слушай, Стотысяч, — Ваня растопырил пальцы правой руки, — Может это просто космическая чушь? Ведь Те, Кто — легенда – просто сказка.
— Легенда, но не сказка, — ответил Стотысяч, — В любом случае Хозяин Времени говорит: «Погибнет Земля – погибнет все». А Хранитель не ошибается. У него есть ответы на многие вопросы.
— И Хранитель погибнет? – Вика запнулась, — Он Хранитель или Хозяин? Ты называешь его каждый раз по-разному.
— Да у него добрая сотня имен, — ответил Стотысяч, — Погибнет ли он? Я не знаю, что может произойти с Хозяином и другими Корцами. Эти существа больше всех остальных напоминают Тех, Кого. Интересно, зачем им нужен синий камень с Урума?
— Да, — согласился Ваня, — Надо было с Земли взять осколок какой-нибудь синей бутылки. Ладно. Расскажи, что нас ждет на Уруме?
— Что ждет, что ждет? – вставила реплику Алиса, — Зубастые чудища нас ждут, Ваня. Ждут, когда мы приземлимся и дадим им палками по головам.
— Когда мы приурумимся, — уточнил мальчик.
— Сколько нам еще лететь? – с волнением задала вопрос Вика.
— Скоро, друзья. Как ты сказал, Ваня – приурумимся? – Усмехнулся пришелец. – Не надо заранее переживать, друзья. У вас все должно получиться. Мы высадим вас в час, когда Галбо будет в зените. На планете в это время очень жарко и никто из местных жителей не охотится. Высадим подальше от гор, и вы начнете поиски.
— Пройдем пешком весь Урум? – горько усмехнулась Вика.
— Почему пешком? — Хмыкнул Стотысяч, — Мы приготовили вам с Принеси-подаем транспорт. Машину. На четырех колесах. Мальнькую копию вашего земного автомобиля.
— Наша машина может ездить по другим планетам? – не поверил Ваня.
— Нет, конечно, — рассмеялся Стотысяч, — Мы поставили на нее другой двигатель. Бесшумный. Мощный. Он будет работать безотказно.
— Наша машина тоже работала безотказно, — обиделась Алиса.
— На Земле, — уточнил Стотысяч, — А на Уруме нужна другая техника. Во много раз надежнее и прочнее. И потом, Ваня еще не дорос до педалей земной машины. А наша крамзанская копия специально сделана по вашему росту.
— А кто будет ей управлять? – спросил мальчик.
— Ты, — просто ответил Стотысяч.
Тут в комнате раздался чужой громкий голос. Говорили на крамзанском и дети ничего не поняли.
— Эос убежал, — с ужасом перевел сообщение Стотысяч, — Не могут его найти на кораблях. Пропал. Объявлена всеобщая тревога!

Глава 12
О том, как Вика, Ваня и Алиса находят на корабле сбежавшего эоса

— Объявлена всеобщая тревога! – Стотысяч бросился к двери.
— Постой, — остановила его Вика, преграждая путь, — Мы тоже хотим искать эоса.
— Нет времени спорить, — согласился крамзанин, — Бежим. Как бы этот эос не натворил еще чего с нашими кораблями. Возьмите Принеси-Подая с собой.
Дети и робот выскочили в коридор, но Стотысяча уже там не было видно.
— Быстро он скрылся, — растерянно сказал Ваня, — космическая суперскорость.
— Веди нас, Принеси-подай, — скомандовала Вика, — Показывай дорогу на Летящий Эр.
— Как скажете, Донесители, — ответила красная коробочка маминым голосом.
Принеси-подай показал жестом направление движения.
— Стойте! – воскликнул Ваня, — Почему мы все решили, что эос на Летящем Эре? Если он сбежал, значит, может быть где угодно.
— Верно, — кивнула Вика, — Ах, жаль, что Стотысяч так быстро скрылся. Нужно было бы посоветоваться с ним.
— Давайте подумаем сами, — степенно заявил мальчик.
— Да нечего тут думать, — рассмеялась Алиса, — эос спрятался в той же темной комнате, где мы его нашли в прошлый раз.
— Откуда ты знаешь? – удивилась Вика.
— А куда ему еще бежать? Пойдемте, проверим – это ведь близко.
— Да, — Вика подняла указательный палец, — Что-то убедительное в словах Алисы есть. Теперь с нами Принеси-подай. Эос не сможет причинить нам вреда. Пойдемте.
— Ты, наверное, с ума сойдешь с нами? – хлопнул Ваня робота по плечу, — То – идем на Эр, то не идем… Не логичные мы?
— В мою структуру не встроена категория оценки существ, наделенных душей – витиевато высказалась коробочка.
— А, ну да, — улыбнулась Вика, — Все понятно. Нам бы тоже, землянам, неплохо было бы научиться не оценивать друг-друга. А то вечно – Вика плохая.
— Кто это говорил? – поинтересовалась Алиса, — Ничего подобного. Вика – хорошая!
— Просто классная! – засмеялся Ваня, — Вика – замечательная! Идем же! Чего мы тут рассусоливаем?
Дети и робот почти крадучись приблизились к стене, где скрывалась полукруглая дверь в комнату очистки.
— Кто будет дуть? – спросила шепотом Алиса.
Вика, не говоря лишних слов, сложила губы трубочкой: «Фу-у-у!» Дверь бесшумно отворилась и дорожка света упала на единственный предмет в комнате – металлический куб, стоявший на полу.
— Что это за ящик? – спросила Вика Принеси-подая.
— Это Артефакт «Квадраты красок», — ответила красная коробочка.
— А попроще… — прошептала Алиса, — Что там внутри – краски что-ли?
— Давай посмотрим, — поспешил сделать шаг вперед Ваня. Он осмотрел куб и, щелкнув двумя накидными задвижками, приоткрыл ящик.
– Ох, а вот и эос! – мальчик, будто ошпаренный, отпрыгнул назад.
Существо же выбралось из коробки и молча смотрело на Донесителей и робота.
— Чего молчишь, эос? – прервала тишину Вика, — Попался? Не удалось ввести нас в заблуждение?
— Нет, Донесители, вы не поняли главного, что я хотел сказать, — прошептал эос. В этот момент лицо его исказила хищная гримаса. Он вскрикнул и дети увидели, что на его руках и ногах в одно мгновение появились толстые веревки.
— Что… — Вика повернулась к Принеси-подаю, — Что происходит?
— Эос прыгнул на Ваню, — ответила красная коробочка Принеси-подая, — я был вынужден остановить эоса, пока он не покусал вас, Донесители.
— Эх, — с пренебрежением воскликнула Вика, — Что же вы за негодяи – эосы. Ты же говорил, что будешь защищать нас, что ты — друг.
— Лживые существа, — добавил Ваня. – Ты хотел воспользоваться нашим доверием.
Эос молчал. Казалось, что слова детей пристыдили его.
Тем временем Ваня заглянул в металлический ящик, в котором стоял связанный эос. Мальчик увидел под ступнями космического лгуна раздавленные тюбики с красками.
— Смотрите, — Донеситель наклонился и достал один из тюбиков, — Артефакт уничтожен.
Эос раздавил ногами краски.
— Вылезай оттуда, — жестко скомандовала Вика, — Может еще что-то удастся спасти.
Лгун послушно переступил бортик и опустил грязные от краски ноги на пол.
— Вот, теперь еще и пол испачкаешь, — вставила реплику Алиса.
— Друзья, — дети обернулись и увидели Стотысяча, — Ну, молодцы! Мы там перевернули весь Летящий Эр вверх дном, чтобы найти эоса…
— Не надо убегать так быстро, — с досадой ответила Вика.
— Вот и наука мне, — кивнул Стотысяч, — Эос уничтожил квадраты красок. Мне надо было догадаться, что он прячется именно здесь. Эх, я! Позор на всю жизнь!
— Не переживай, — погладила Стотысяча по руке Алиса, — Вернемся на землю, я обязательно попрошу у папы для тебя краски. У нашего папы есть именно такие тюбики, только целые.
Стотысяч открыл рот в изумлении, но промолчал.
— Что теперь будет с эосом? – Задал вопрос Ваня, бросая испорченный тюбик в коробку.
— Оставим его здесь связанным, — пожал плечами Стотысяч, — Пусть сидит и думает над своим поведением.
— Нет, как это думает? – возразила Вика, — Надо, чтобы он рассказал нам о своем плане. Зачем он проник на корабль? Что хотел?
— Да, — поддержал сестру Ваня, — говори, прохвост!
— Я хотел помочь Донесителям… — начал жалобным голосом эос.
— О-о-о! – протянула Алиса, — Все ясно. Ни слова правды.
— Да, — кивнул Стотысяч, заглянув в ящик с испорченными красками, — Не стоит тратить наше время на лживые выдумки. Мягкие пластины для тюбиков выбросил еще на Крамзе?
Эос кивнул головой.
— Расскажи все, как есть, — Ваня сделал еще одну попытку разговорить злодея, — Не бойся! Ты напуган? Да? Никто тебя не собирается наказывать. Хочешь, мы развяжем руки и ноги. Нам нужна от тебя только правда.
Стотысяч с уважением посмотрел на Ваню:
— Мальчик прав, — кивнул крамзанин, — Наказывать тебя, эос, нет никакой нужды. Мы не враги твоему народу. Пойми. Мы спешим выполнить важное дело. Важное, для всего космоса. А ты мешаешь нам. Хотя бы расскажи, зачем ты это делаешь? Ведь твои поступки лишены не просто логики, они лишены здравого смысла. Понимаешь? Если мы не спасем Солнце – наступит катастрофа во вселенной. Не выживут ни крамзане, ни эосы, ни другие народы…
Эос молча протянул Стотысячу связанные руки. Это было красноречивее слов. Крамзанин кивнул Принеси-подаю и в это мгновение веревки на руках узника исчезли. Пленник потер запястья и неспеша окинул взглядом детей:
— Вы знаете, земляне, что мой народ однажды потерял свою планету, — начал говорить эос.
— Да, — кивнула Вика, — Мы это знаем. Пять миллионов лет назад ваша планета Колг погибла. Давай пропустим детали, которые не имеют отношения к делу.
— Все это имеет отношение, — горько заметил эос, — пять миллионов лет мы блуждаем по разным планетам. Везде мы чужие. Везде мы в тягость.
— О, — воскликнул Стотысяч, — Я сейчас начну выделять жидкость из глаз. Бедные эосы.
— Да, — озлобленно воскликнуло существо, топая грязной от краски ногой, — Если бы Крамзе выпала хотя бы десятая доля нашей боли, ты бы меня понимал лучше!
— А наш папа говорит, — громко заявила Алиса, — Что «боль увеличивает крылья».
Вика махнула сестре рукой:
— Это другая мысль, Алиска. Это папа говорит о творческом страдании, по-моему.
— О творческом страдании? – переспросила младшая с удивлением.
— Эосы страдают не даром, — вернул сестер в действительность Стотысяч, — Они миллионы лет сеют раздор и разрушение. Говори, зачем ты проник на наш корабль? Говори прямо, эос.
— Это задание Ирага, — выдавил из себя признание эос, — Ираг сказал, что я должен во что бы то ни стало захватить межгалактический лайнер. Но я не смог. Я не знал, что вы возьмете в полет супер-робота последней модели.
— А, ясно! – замахал руками Стотысяч, — Принеси-подай, со своим умением видеть живое, не входил в ваши планы. А кто такой, этот Ираг? Новый предводитель эосов?
— Кстати, — вставила Алиса, — А наша мама…
— Алиска! Совсем не кстати, – осекла девочку старшая сестра, — Не время для воспоминаний! Я ничего не понимаю. Продолжай, эос.
— Ираг, — существо задумалось.
— Наша мама накормила бы сначала эоса, — закончила мысль Алиса, — Что вы все набросились на него? Ты голоден, эос?
— Ох! – Вика прислонила растопыренные пальцы к своему лицу, — Алиса…
— Я умираю от голода, — всполошился эос, — У меня путаются мысли. Да! Покормите меня.
— Накормим, — серьезно сказал Стотысяч, — Принеси-подай, сможешь сделать сытный обед для эоса?
Робот кивнул, но при этом не растянул время, ибо в темной комнате ничего не изменилось. Принеси-подай смотрел на Стотысяча и с едой не торопился.
— Да, — спохватился крамзанин, — Донесители, нам лучше выйти из комнаты, когда эос будет принимать пищу. Это очень некрасивое зрелище. Давайте подождем в коридоре. Ираг, кто же такой Ираг? Скорее всего очередное бедствие для Вселенной?
Друзья вышли в коридор, оставив в комнате очистки робота и эоса.
— Они едят насекомых, — сказал Стотысяч, — Подождем за дверью. Надеюсь, эос насытится быстро.
— Вот, Алиса, — с досадой сказал Ваня, — Не вовремя ты влезла в разговор. Что могли решить лишние пять минут? Разузнали бы все, а потом покормили.
— Алиса поступила очень сердечно, — заступился за девочку крамзанин, — У нее доброе сердце. Не будем ее корить за это.
Дверь в комнату очистки открылась и Донесители увидели на пороге робота.
— Эос умирает, — воскликнула красная коробочка в руке Принеси-подая, — Его желудок не выдержал большого количества пищи.
— Что? – бросился в полумрак Стотысяч.
Следом вбежали Донесители. Эос лежал на полу, среди разбросанных причудливых панцирей неведомых насекомых:
— Алиса, — прошептало существо едва различимо.
Младшая девочка боязливо наклонилась к еле живому созданию.
— Алиса, — почти без голоса сказал эос, — На лайнере бомба. Я теперь еще опаснее. Прости меня…
Эос вздрогнул и замолчал.
— Все, — бесстрастно сказала красная коробочка, — Душа ушла. Эоса, как мы его понимаем, больше нет.
Алиса закрыла лицо ладонями и громко разрыдалась. Ваня обнял сестру:
— Ты, Алиса, не виновата, — мальчик сам был готов расплакаться, но просто не мог себе этого позволить, — Слышишь. Не виновата! Ни при чем!
Вика тоже прислонилась лицом к щеке к сестры:
— Алиса, ты хотела, как лучше, не плачь.
— Бомба! – спохватился Стотысяч, — Принеси-подай, объявляй тревогу. Все на поиски бомбы.
— Стойте! – Вика взяла сестру за плечи и повернула к себе, — Что сказал эос? Алиса, можешь повторить точно? Мы половину слов не расслышали.
— Я, — всхлипывала девочка, — Не могу…
— «Алиса, — заговорила красная коробочка голосом эоса — На лайнере бомба. Я теперь еще опаснее. Прости меня».
— Спасибо, Принеси-подай, — Вика посмотрела на робота с восторгом, — Ты смог все услышать и запомнить. Это нам должно помочь. «Бомба. Я теперь еще опаснее». Бомба внутри эоса! Да?
Стотысяч погладил Вику по голове:
— Молодчина, Вика! – он припал перед девочкой-Донесителем на одно колено, — Я в вас открываю такие вещи, что Крамзе и не снилось! Вы, Донесители, лучшие существа во Вселенной!
— Нам нужно срочно обезвредить бомбу! – воскликнул Ваня и взял за руки сестер, — Бегите подальше отсюда, а я помогу крамзанину.
— Мы не бросим тебя, Ваня, — ответила Вика и крепче сжала руку брата.
— Все позади, нет смысла спорить, — рассмеялся Стотысяч.
Дети увидели, что в комнате очистки уже нет эоса. Пол, перепачканный масляной краской и усеянный панцирями насекомых, был теперь совершенно чистым.
— Все, — растерялся Ваня, — Это Принеси-подай постарался? Все сделал без нас?
— Ну! – протянул крамзанин, — Пока вы геройствовали, бомба могла рвануть. Вот робот и поспешил все исправить. Друзья! Об этой истории с эосом вряд ли в космосе будут слагать песни. Неприятная вышла история. Давайте и мы побыстрее ее забудем.
— Неприятная история, — Вика потрогала свои виски кончиками пальцев, — Голова просто раскалывается от всего этого. Может я простыла?
— Исключено, — спокойно ответил крамзанин, — Эта комната убивает все вредные бактерии, которые могли бы вызывать болезни в ваших организмах. Ты просто переутомилась, Вика. Давайте, друзья, один час выделим для отдыха.
В этот момент вся комната так сильно вздрогнула, что дети снова попадали на пол, как тогда, при столкновении с космическим камнем.
— Уши, — закричал Стотысяч, но было уже поздно. Очень громкий хлопок оглушил всех, кто был в комнате.

Шестая глава без номера
О том, как были созданы Уши неба
Пунам Гайгерро долго летел на своем скриполете по космосу, но какой-то идеи в его голове не появлялось. Он был необычайно голоден, и это путало мысли. Существо мечтало набить желудок хоть чем-то, что можно прожевать и проглотить внутрь. Его огромный глаз шарил по космической карте, в поисках ближайшей планеты, где можно было раздобыть пищу. Взгляд Гайгерро упал на Граву. Он ткнул пальцем в изображение планеты: «Растительность, животный мир, — прошептал пунам Гайгерро с восторгом, — Это именно то место, где можно поживиться».
* * *
Пунамы – существа планеты Скарга. Несуразные, прожорливые. Внешне они напоминают людей. Только головы у них меньше, а туловища почти в два раза больше по размерам, чем у землян. Глаз же всего один по центру лица.
Пунамы – самые отчаянные любители поесть во вселенной. Они готовы жевать круглые сутки напролет.
На Скарге издревле было очень мало пищи. Космос не даровал этой планете ни флоры, ни богатой фауны. Из растений здесь нашли свое прибежище только различные виды ядовитого Глобуральника (что-то внешне отдаленно напоминающее наши земные кактусы). А животные – небольшие стаи Кнеанов (они похожи на земных ящериц в тридцать сантиметров длиной) и малочисленная колония Дораваев (крылатые гусеницы).
Каждый новый родившийся пунам, был просто обузой и угрозой для всего рода. Будучи существами развитыми и неглупыми, пунамы не пошли по пути поедания друг-друга. История, по крайней мере, не помнит фактов, чтобы один пунам съел другого. Но много столетий назад эти существа научились бороздить космос на небольших лодках, получивших название Скриполеты (по характерному шуму двигателя). Именно тогда начался их большой космический поиск пропитания для Скарги. Пунамы облетели всю вселенную, собирая пригодных для еды животных и растения. Они обустроили на Скарге грядки – часть пунамов занялась земледелием. Другие – разводили инопланетных животных.
Некоторые островки живой природы во Вселенной пунамы разоряли полностью. Не со зла, конечно, а так, не задумываясь – по необходимости. Особенно доставалось космосу тогда, когда на Скарге был неурожай. Сотни скриполетов – целые космопоезда – стартовали со Скарги и тащили, тащили, тащили провиант.
Некоторые считают, что в один из таких моментов пунамы разорили и нашу Землю, собрав в свои скрипопоезда всех динозавров. Во всяком случае, фактом остается то, что на Скарге до сих пор живут в клетках наши птеродактили и даже несколько громадных особей туриазавров – а это самый большой вид динозавров, когда-то живших на Земле.
Традиция собирать на других планетах нечто, пригодное в пищу, сохранилась на Скарге до сих пор. Теперь, правда, это не вопрос жизни и смерти. Скорее – испытание на зрелость для подрастающего поколения. Прежде, чем молодой пунам награждается правом на самостоятельную жизнь, он обязан привезти на Скаргу новое живое существо или растение.
Вполне можно сказать, что пунамы познали удивительные рецепты и создали самую изысканную, разнообразную кухню в космосе. Среди блюд, которые они могут приготовить – только супов — более десяти миллионов разновидностей. Думаю, что даже у очень большого любителя поесть нет никаких шансов за жизнь перепробовать их все.

* * *
Так вот, молодой и дерзкий пунам Гайгерро был необычайно голоден. Разглядев изображение Гравы, пунам направил свой скриполет прямиком к этой планете. Он выяснил по данным на карте, что пунамы уже бывали на этой планете. Знал Гайгерро и то, что образцов еды на Скаргу никто привезти так и не смог. Много лет назад хмарки — народ, оседлавший птиц, дали отпор пунамам и не позволили разорять свою цветущую Граву.
Поэтому Гайгерро было вдвойне интересно – что там, на Граве? Он увидел сияние звезды Акии, вся акийская галактика лежала перед ним как на ладони. У пунама перехватило дух от восторга.

* * *
Хмарк Разга собирал сладкую ягоду кулдача с раскидистого куста и сразу складывал ее в свой рот. Неподалеку от него, прикрыв крылом голову, лежала в траве его гу Агзар. День был спокойным и размеренным.
Кулдача – очень вкусный и полезный плод, который встречается только на Граве. Круглые, величиной с земную черешню, ягоды кулдачи помогают бороться со старостью. Именно из этих плодов другие народы делают знаменитый Кулдачный эликсир – жидкость молодости. И Крамзане, и сопуры многие столетия подряд берут у хмарков ягоду и варят для своих нужд знаменитое лекарство.
Разга неожиданно услышал шум, доносившийся с неба. Хмарк оторвался от куста и задрал голову вверх. Он увидел ослепительную Акию, которая стояла в зените.
— Гу Агзар, — позвал он птицу, — Давай-ка мы с тобой выясним, что это за скрип я слышал.
Гу послушно подошла к хозяину и опустила на землю крылья. Разга легко вскочил на хребет гу и они взмыли в небо. Только теперь хмарк увидел странный предмет – похожую на сигару космическую лодку. Это был скриполет Гайгерро, который приближался к Граве.
— Коу кхе, Грава, обуге, (не дай, Граве, беды) – воскликнул хмарк.
Скрип все усиливался. Разга с любопытством наблюдал.
Сигара тем временем зависла над лесом, затем вздрогнула и быстро рухнула на поляну между деревьями. Гу спикировала на траву неподалеку, Разга бесшумно соскочил со спины своей птицы и спрятался в пышных зарослях кулдачи.
Гайгерро вышел из скриполета и огляделся вокруг. Он увидел множество разноцветных плодов, которые висели вокруг на ветках. Пунам аккуратно сорвал плод карфы (гравийское дерево, плоды которого напоминают земные яблоки) и откусил кусочек. По лицу было видно, что вкус пунаму понравился. Он закинул всю карфу в свой рот, жадно сглотнул и протянул руку к ветке кирлы (гравийское растение с ягодами, вызывающими сон). Кирла по вкусу понравилась меньше (она попросту очень кислая). Гайгерро опять потянулся к карфе, но рука его беспомощно повисла, а рот открылся в широкой зевоте. Пунам рухнул всем телом на траву и моментально заснул.
Разга беззлобно усмехнулся. В этот момент на поляну стали опускаться другие гу с хмарками, которых заранее позвал на совет Разга. Гравийцы стали рассматривать спящего пришельца, который был раза в три больше их по росту. Кто-то попытался заглянуть даже в скриполет, но не нашел способа открыть массивную прямоугольную дверь.
Посовещавшись, хмарки решили, что пришелец прилетел с миром и не стоит его бояться. Гравийцы приоткрыли рот Гайгерро и бережно вставили между зубами лист кормая (пробуждающее растение). Пунам резко вскочил на ноги, чем изрядно перепугал хмарков.
— Ра-бу-рабулла? (что со мной было?) – проревел Гайгерро.
Из толпы хмарков вышел старейшина Обзар, который каким-то непостижимым образом много лет назад освоил язык пунамов:
— Ги-ра — Обзар! Риэ-эл-ла? (мое имя – Обзар! С чем пришел?) – спросил хмарк.
— Бу. (Я) – растерялся Гайгерро, услышав родной язык, — Я голоден. Много дней желудок не вкушал ничего, что может помочь жизни (у пунамов своеобразная манера выражать свои мысли).
Обзар кивнул с благодушием:
— Наш лес – твой лес, — он учтиво повел рукой вокруг, — Отведай вдоволь карфы. Эти плоды дают много сил и здоровья, пришелец. Вот аквыч – утоляет жажду лучше самой чистой воды. Это – кувра. В ней польза не только для желудка, но и для зрения.
— Я бы хотел отведать птицы, — пришелец показал пальцем на гу.
— Наше почтенье, пришелец, но мясо не едят на Граве, — Обзар видимо помрачнел. Он начал переживать, что визит пунама не сулит добра.
— Я понял тебя, — кивнул Гайгерро, — Значит, только ягоды станут мне пищей. Я утолю голод и покину вашу планету.
— Так тому и быть, — поклонился Обзар, — Твое слово – мое доверие!

* * *
— Обзар, беда, — Разга повалился у ног старейшины. На его теле была огромная рана, — Пришелец утащил на свою планету Агзара.
Старейшина спешно созвал хмарков, и, не мешкая, оборвал длинные листы круена (растенья, чьи листья при необходимости используют как бинты).
В этот момент Гайгерро на своем скриполете, с украденным гу на борту, был уже далеко от Гравы. По мнению пунама, он поступил правильно. Скоро он вернется на Скаргу с добычей. Ему будут завидовать друзья – какая удача. Найти не растение, не ягодку – а живое существо, каких не было никогда еще на Скарге.

* * *
Прошел месяц по времяисчислению хмарков. Рана на теле Разга затянулась и превратилась в едва заметный рубец. Но тоска, неудержимая боль об утерянном друге не отпускала измученное сердце.
Разга перестал общаться с другими хмарками, которые искренне пытались помочь другу. Кто-то предлагал Разге маленьких гу, только что вылупившихся, несмышленых. Но… Разга никого не мог принять, кроме своего Агзара. В один из дней хмарк неожиданно воспрял духом и начал конструировать из ракушек реки Урак, засохших палок и камней нечто доселе на этой планете невиданное.
— Что это ты сооружаешь? – спросил однажды Обзар, который часто прилетал на поляну к Разге.
— Это Уши неба, — скупо ответил раздавленный горем Разга, — Я хочу слышать космос. Может быть Агзара не съели, может он зовет меня на помощь.
Старейшина ничего не ответил, только погладил друга по плечу и молча улетел прочь.

* * *
Прошло еще долгое время. Разга доделал свой непонятный прибор и часами просиживал подле, прислушиваясь к небу.
— Что-нибудь удалось прояснить? – нечасто и очень аккуратно осведомлялся старейшина, пытаясь не причинять Разге лишней боли.
Разга качал головой.
Но в один из дней Разга услышал скриполет!

* * *
Сигара неспешно опустилась на поляну. Здесь уже собрались все хмарки планеты. Они готовились к самому худшему – к войне.
Прямоугольная дверь распахнулась. На пороге стоял Гайгерро:
— Я привез назад птицу, — прокричал пунам, — Она умирает от голода, помогите ей!
Старейшина перевел на хмаркасский слова Гайгерро. Разга первым юркнул в скриполет. За ним последовали еще несколько хмарков. Они вытащили наружу обессилевшего и сильно исхудавшего гу Агзара и уложили его на мягкую траву.
— Простите меня, — почти шепотом продолжил Гайгерро, — я не знал, что есть во Вселенной такая великая дружба.
Он закрыл дверь так быстро, что хмарки даже не успели понять, что пунам улетает – пунаму было впервые в жизни безудержно стыдно перед этими маленькими муравьями, существами Гравы. Сигара прыгнула вверх, заскрипела, набирая обороты двигателя, и молниеносно превратилась в маленькую точку, которая также быстро растворилась в небе.

* * *
— Агзар! — Радостно кричал Разга, перепрыгивая с ветки на ветку огромной карфы. Вокруг дерева кружила гу. Разга делал сальто и нырял в золотые воды Урака. Следом, вспенивая спокойные потоки, устремлялась Агзар.
Много воды Урака прошло у корней карфы с тех пор, но до сих пор хмарки помнят все до мельчайших деталей.
История большой дружбы Разги и Агзара – стала сюжетом для песен, разных историй и поэм.
Слушают хмарки голоса космоса, поворачивая созданный Разгой прибор – Уши неба – и многое знают. Не держат хмарки обиды на планету Скарга, на ее обитателя Гайгерро.
Каждый во Вселенной может заблуждаться. Каждый может натворить какие-то беды, иногда даже не понимая этого. Но не каждый может сознаться в том, что поступил гнусно. Не каждый способен «вернуть украденного гу назад»…

Глава 13
О том, как Вика, Ваня и Алиса осваивают новый автомобиль

— Уши, — закричал Стотысяч. Громкий хлопок оглушил всех, кто был в комнате.
— Вот это взрыв, — сказал Ваня, помогая подняться на ноги сестрам, — Это бомба эоса рванула?
— Да, так и есть, — кивнул головой Стотысяч, — Представляете, что могло произойти?
— Лучше не представлять, — прошептала Алиса.
— Друзья, — крамзанин постарался изобразить на лице улыбку, но она получилась грустной, — Давайте выбросим из головы всю эту историю. У нас очень много дел, которые не терпят никакого отлагательства. Вы не проголодались, Донесители?
— Ага, — Вика скривила губы, — Тут только что один уже наелся.
— Я понимаю, — крамзанин развел руками, — После истории с едой и эосом сложно заставить себя принимать пищу. Но это важно — есть хотя бы трижды в день.
— Да мы знаем, — остановил дальнейшие объяснения Ваня, — Поедим, не переживай. Только давай сделаем это позже.
— Хорошо, — кивнул крамзанин, — Тогда прямо сейчас, друзья, я покажу вам транспорт, на котором вы будете путешествовать по планете Урум. Специальную модель, которую для вас создали наши ученые.
— Это интересно, — кивнул Ваня, — Показывай!
Друзья вышли толпой в белый коридор и устремились следом за крамзанином. Все молчали и выглядели уныло.
— Вот, — показал жестом на стену Стотысяч. – Здесь у нас специальный отсек для крупного багажа.
Дверь полукругом открылась и дети увидели огромное помещение с высоким потолком без окон. У стен стояли удивительные приспособления: неведомые землянам приборы, инструменты и какие-то механизмы.
— Ух, — восторженно выдохнул мальчик-донеситель, — Сколько всего интересного. Расскажешь, для чего все это?
— Конечно, — улыбнулся крамзанин, — Здесь много всего. Вот, например, паяльник для прозрачных конструкций. Вы его видели, когда роботы ползали у нас над головами и налаживали купол. Помните?
Стотысяч протянул Ване инструмент, который очень напоминал земную дрель. Мальчик взял его в руки:
— Не тяжелый, — Донеситель повертел паяльник в руках. – Интересно, нашему папе такой бы пригодился?
— Только если ты разобьешь в школе стекло, — пошутила Алиса.
— Раз Стотысяч напомнил починку купола – спрошу, — Вика даже не посмотрела на инструмент, — Я вот все думаю, а почему роботы не проваливались во времени, когда чинили купол?
— Да, — крамзанин забрал у Вани из рук инструмент, — Сложно рассказать сразу все. Понятно, какой сложился хаос в ваших головах. Почему? Сто «почему». Друзья, чинить корабль можно только под моим присмотром – такое правило. А наблюдать я могу, как вы понимаете, только в режиме нерастянутого, нормального времени. Понимаете? Просто много лет назад один из роботов, ремонтируя корабль, умудрился выпустить весь воздух в космос. Принеси-подай, растянул время и неосторожно загубил экипаж.
— А, — Ваня оглянулся по сторонам, продолжая разглядывать диковинные приспособления, — Люблю, когда ты, Стотысяч, отвечаешь коротко и понятно.
— Да, — кивнула Алиса, — Я тоже хочу простого ответа. Не могу никак понять. Ты говорил, что не видишь цвета? А у робота красная коробочка в руках.
— Это не крамзане делали, — высказала предположение Вика, — Они и синюю одежду нашу с золотыми звездами заказывали у Корцев.
— Одежду – делали корцы, это правда. А вот красную коробочку создали наши ученые, — Стотысяч поднял вверх указательный палец, — И тому, что она красная – есть логичное объяснение. Коробочка очень горячая. Если вы когда-то решите прикоснуться к ней – просто сожжете себе пальцы.
— И ты нам только сейчас об этом говоришь, — изумился Ваня, — Мы могли уже давно обжечься об нее.
— Нет, не могли, — Стотысяч обиженно поджал губы, — Робот ни за что не позволил бы вам это сделать. Его пальцы сконструированы из материала, который легко держит высокие температуры. Ваши же земные пальцы – нежные. Мы не зря сконструировали прибор именно таким. Корпус – очень горячий. Кнопки – холодные. У каждой кнопочки – своя собственная температура. Робот не ошибается в кнопках, прекрасно различает каждую на ощупь. Это удобно.
— Ясно, — сказал Ваня, — А где же наша машина для Урума?
— Вот она, — Стотысяч сделал несколько десятков шагов до дальней стены и показал на большой предмет, укрытый материей. – Кто откроет автомобиль? Ваня?
— Да, — ребенок ухватил полотно за угол и проворно стащил его с машины. – Ха, наша машина.
Перед детьми действительно стояла чуть уменьшенная копия такого знакомого им земного транспорта. Ваня посмотрел на Стотысяча:
— Можно сесть за руль?
Крамзанин кивнул, улыбаясь глазами.
Мальчик открыл водительскую дверь и залез в салон. Но прежде чем взяться за руль руками, он повернулся и открыл изнутри дверь сестрам:
— Кто поедет кататься?
— Садитесь, друзья, – кивнул Стотысяч девочкам, — Сейчас Принеси-подай покажет Ване, как эта машина работает.
Робот мгновенно очутился на пассажирском месте рядом с водителем.
— Закрывайте плотно двери, — сказала красная коробочка голосом мамы, — Мы отправляемся в учебную поездку по корпусу нашего космического лайнера. Ваня, готов?
— Да, — ребенок обхватил руками руль и посмотрел на робота.
— Так, — сказала коробочка, показывая на замок зажигания, — Заводим двигатель здесь.
— Подождите, — громко остановила Вика, — А Стотысяч? Он не поедет с нами?
— Крамзанин не может поместиться в этот автомобиль, — ответил прибор Принеси-подая. — Он подождет нас здесь. Смотри, Донеситель. Рулем пользоваться ты уже умеешь. Педали — их всего две: справа – газ, слева – тормоз. Эта ручка справа…
— Да, это скорости переключать, — перебил робота мальчик.
— Нет, — не согласилась коробочка, — На ваших земных автомобилях этот рычаг, безусловно, переключает скорости. Мы же посчитали, что тебе переключать ничего не нужно. Это ведь не удобно. И решили наши ученые дать этому рычагу другое предназначение.
— Какое? – лукаво прищурившись, спросил Ваня, — Катапульта. Бац! И я вылетаю с сиденьем в небо?
— Нет, — голос мамы оставался спокойным и размеренным, — Этот рычаг помогает поднимать весь автомобиль выше и ниже.
— Так это не машина – изумился Ваня, — Это самолет?
— Почти самолет, машина может подниматься на десять метров выше почвы, — кивнул робот, — Полетим?
— Как? – спросил мальчик.
— Под ногами педали, — повторила коробочка, — Справа – газ…
— Ясно, — Ваня что есть сил надавил на правую педаль. Машина мгновенно прыгнула к стене и замерла.
— Ух, — Вика хлопнула брату по плечу, — Что творишь, Ваня? Поубиваешь нас всех.
— А как назад поехать? — Спросил робота Ваня, пропустив Викину реплику мимо ушей.
— Машина остановилась сама, — ответил на Викино замечание прибор Принеси-подая, — Эта модель «видит» стены и не позволяет водителю ошибаться. А задняя скорость, Донеситель, включается просто – как на земной машине. Этот рычаг надо вдавить вниз и двинуть на себя. Вот так. Полетели назад?
Ваня аккуратно нажал ногой на педаль газа. Машина плавно и бесшумно отлетела от стены.
— Готов попробовать свои водительские навыки в космосе? – спросила мальчика коробочка.
— Ваня, — Алиса сложила ладони лодочкой, — Может не надо нам этого делать?
— Это безопасно, Донесители, — мамин голос из коробочки звучал убедительно, — Летим?
— Да, — кивнул Ваня, обхватив руль еще крепче.
Стена, в которую Ваня только что пытался въехать носом, открылась большой круглой дырой.
— Ваня, — продолжил робот, — Заезжай вперед в ворота. Останавливайся. Когда дверь за нашими спинами закроется, откроется другая дверь – та, что ведет в открытый космос.
— А, — вставила реплику Вика, — Я знаю. Это называется переборкой. Переборка нужна, чтобы не выпускать в космос воздух с корабля.
— Совершенно верно, — согласился робот, — В путь, Донесители!
Машина двинулась вперед, но тут же остановилась.
— Что случилось? – спросила брата Алиса, — Сломались?
— Нет, Алиса, — вздохнул Ваня, — Не сломались. «В нашей машине ничего не ломается. В нашей машине как раз наоборот – все работает».
Дети на долгое мгновение замолчали, вспомнив, что именно эти слова совсем недавно на земле говорил им папа. Затем Ваня поднял глаза на зеркало заднего вида и посмотрел в лица сестер:
— Я остановил машину потому, что кто-то забыл про ремни безопасности.
— Ты, — Алиса ткнула Ваню пальцем в спину, — Ты забыл!
— Точно, — рассмеялся мальчик и застегнул ремень, как делал это на Земле.
Девочки и робот последовали его примеру.
— А куда делся Стотысяч? – вспомнила Алиса про крамзанина, о котором все забыли, разбираясь в конструкции машины.
— Он сейчас на «Летящем Эре». Крамзане решают, как собрать побольше информации о планах Ирага, нового предводителя эосов, – ответила прибор Принеси-подая.
— Вот напасть новая, — кивнула Вика, — Ираг. Будет еще одна война?
— Крамзане во что бы то ни стало попытаются предотвратить нехорошие последствия, — сказала коробочка.
Ваня тем временем плавно завел автомобиль в переборку и остановился, ожидая, когда двери завершат свой цикл с открыванием и закрыванием. Наконец, перед лобовым стеклом открылось пугающее и бездонное пространство космоса с миллионами россыпей звезд.
— Дух захватывает, — поделился первым впечатлением мальчик, — Как красиво!
Ваня взял правой рукой набалдашник рычага высоты и плавно нажал на педаль газа.

Глава 14
О том, как Вика, Ваня и Алиса увидели Урум своими глазами

Ваня взял правой рукой набалдашник рычага высоты и плавно нажал на педаль газа. Машина послушно поплыла вдоль металлического борта лайнера. Мальчик то ускорял движение, то притормаживал. Поднимал автомобиль выше и опускал ниже к корпусу корабля. Надо сказать, что управление машиной мальчику давалось легко.
Девочки во все глаза смотрели по сторонам. Часть звездного неба закрывал Летящий Эр, к которому по-прежнему было пристыковано огромное восьмиобразное тело — межгалактический лайнер Донесителей.
— Ваня, — Алиса показала жестом вперед, на трубу стыковки, — поехали туда. Посмотрим, как соединены корабли.
— Ага, — сказал мальчик, чуть корректируя руль, — Сейчас. Принеси-подай, а где все окна лайнера?
— Под нами, — ответила коробочка, — Это такая космическая мода – делать внешний борт судна гладким, без лишних деталей.
— Даже так, — засмеялся Ваня, — мода. Мы ничего не разобьем колесами, если я спущусь слишком близко к кораблю?
— Надо было паяльник взять с собой, который показывал Стотысяч, — пошутила Вика.
— Ничего не разобьешь, Донеситель, — ответил прибор, — Так что паяльник нам не пригодится.
Мальчик подвел автомобиль к толстой трубе, которая соединяла два корабля.
— Ну, вот, — Ваня повернул руль и объехал место стыковки вокруг, — Ничего интересного.
— Да, — согласилась Вика, — Принеси-подай, давай вернемся на корабль. Хватит без дела кататься. Летать. Тьфу. Сказать-то не знаю как. Сколько осталось времени до высадки на Урум?
— Тридцать четыре земных часа, — ответила коробочка.
— Чем больше я думаю об этом, — призналась Вика, — Тем больше переживаю. Как мы найдем камень на огромной планете?
— Это сложная задача, — согласился робот, — Тем более, у нас не будет времени искать его вечно. На Уруме мы пробудем не больше земной недели. Иначе – опоздаем спасти Солнце.
— Показывай, Принеси-подай, — перебил робота мальчик, — Куда ехать, чтобы вернуться на корабль.
— Надо передвинуться на двести метров вперед и сделать треть оборота вправо, — сказал прибор в руке робота. – Я нарисовал в этом месте круг.
Дети переглянулись. Они поняли, что робот видел их художество, которым Донесители помечали дверь своей комнаты на корабле. Ваня нажал на педаль газа и приподнял машину выше над поверхностью лайнера.

* * *
Стотысяч ждал детей в комнате отдыха. Здесь уже был накрыт обед для Донесителей.
— Как вам понравилась машина? – спросил крамзанин, улыбаясь.
— Да ничего особенного, — махнул Ваня рукой, — Пойдет… для Урума.
— Ну-ну, — еще шире улыбнулся Стотысяч, — Замечательно. Проголодались? Давайте кушать.
На столе стояли тарелки с супом, которые испускали вкусный запах. Только теперь дети поняли, как они устали от всех происшествий. Малыши с удовольствием принялись за обед, и какое-то время в комнате царила полная тишина. Стотысяч молча смотрел на детей и в его глазах читалось добродушие.
Ваня первым закончил еду и обратился к крамзанину:
— Расскажи нам еще об Уруме? – Мальчик уложил подбородок на сложенные на столе как в школе руки, — Что еще мы должны узнать о нашем деле?
— Все просто, — Стотысяч очнулся от мыслей, которые бродили в его голове, — Мы высаживаем вас на планету. Тебя – Ваня, Вику, Алису и Принеси-подая. И вы будете искать на этой планете синий камень. Как только вы найдете нужный предмет, Принеси-подай передаст на Летящий Эр сообщение и мы вас заберем с этой дикой планеты. Срок, который отпущен на поиски – неделя.
— А если мы быстрее справимся? – спросила Алиса.
— Тем лучше, — кивнул крамзанин. – Но планета большая. Найти такой маленький предмет будет непросто.
— А мы спросим у цепов или шрафов, где у них тут синие камни лежат, — пошутила Вика.
— Да уж, — с грустью выдохнул крамзанин, — Друзья, держитесь подальше и от тех и от других. Надеяться, что кто-то с Урама вам поможет — все равно, что стрелять из пистолета в самого себя.
— Ну, Ваня же стрелял, — вставила Алиса.
Мальчик недовольно махнул девочке рукой, но промолчал.
— Мы посовещались, — продолжил Стотысяч, — И совет Крамзы принял решение: наполнить ваши рты водой, чтобы вы не обнаружили свое присутствие на Уруме случайным словом.
— Что? – Ваня вскочил со своего стула, — Наполните наши рты? Что за ерунда, Стотысяч?
— У шрафов и цепов очень хорошо развит слух, — крамзанин встал с места и положил руку на плечо Донесителя, — Заговорить на этой планете – значит обнаруживать себя.
— Так мы будем молчать и без воды, — сказала Вика, — Делов-то!
— Э-нет! – Стотысяч покачал головой, — Вы даже себе не представляете, как это непросто – молчать. Не час или два, а сутки, двое – неделю. Мы очень боимся, что вы не выдержите и проболтаетесь. И тогда – гибель. Поэтому ваше земное выражение придется в буквальном смысле воплотить в жизнь.
— Какое еще выражение? – не поняла Алиса.
— «Молчишь, будто в рот воды набрал», — пояснила Вика.
— Совершенно верно, — улыбнулся Стотысяч. – Именно это выражение.
Дети на время представили, что им придется перенести на Уруме.
Ваня надул щеки и хлопнул по ним ладошками. Звук получился громким, будто лопнул воздушный шарик.
— Ванька! – Вика сжала кулачки, — Давай не будем шутить. Дело очень серьезное, а тебе все шалости.
— Пусть пошалит, — усмехнулся Стотысяч. – Не будь такой требовательной, Вика.
— Ну и ладно, — обиделась девочка, — Я тогда ни на какой Урум не соглашусь. Шалите, сколько влезет.
— Вика, — мальчик состроил гримасу, — Я стал серьезным. Не переживай – не подведу.
— В вашем арсенале, — не обратил внимания на слова старшей девочки крамзанин, — помимо автомобиля, чудесных плащей, будет еще набор всяких полезных приспособлений. Сейчас Принеси-подай покажет.
Робот вытащил из-за спины три небольших рюкзачка такого же небесного цвета, как и мантии у Донесителей.
— Здесь, — Стотысяч расстегнул один из походных мешков, — Мощные бинокли, которые видят не только днем, но и ночью. Вот коробочка со столовыми принадлежностями. Тарелка, ложка, вилка… Осторожнее, в каждой коробочке лежит по ножу – эти ножи сконструированы из специального металла. Острые ножи. Режут все, даже камень и железо. Будьте с ними аккуратными. Вот планшеты и ручки, чтобы вы могли переписываться друг с другом. Темная сторона ручек – пишет, белая – стирает. Чернила светятся, так что вполне сможете пользоваться этим и в темноте. Отдельно в рюкзаках лежат маленькие, но очень мощные фонарики.
Крамзанин вытащил небольшой цилиндр и нажал на кнопку. Фонарь выпустил такой яркий столп света, что дети невольно зажмурились.
— Это все, что может вам пригодиться, — заключил Стотысяч.
— Если нам нельзя говорить, — Вика нахмурила брови, — то почему можно светить? Разве это не привлечет внимания чудищ Урума?
— Хороший вопрос, — крякнул Стотысяч, — Светить можно. Света и цепы и шрафы не уважают, побаиваются и даже избегают. Так что светите столько, сколько вам будет нужно.
— И не сядут батарейки? – осведомилась Алиса. Девочка помнила, что земные игрушки с батарейками быстро приходили в негодность.
— Не сядут, — кивнул крамзанин, — В этих фонариках запас энергии на пять земных лет. Пять лет они могут гореть не выключаясь.
— Вот это да! А оружие? – поинтересовался Ваня, — Неужели вы не дадите нам какой-нибудь пистолет с лазерным лучом?
— Нет, — коротко ответил крамзанин, — Вы же не на войну летите. Зачем вам пистолеты?
— Для обороны, — настаивал мальчик.
Крамзанин вздохнул:
— Для обороны – думайте головами, — Стотысяч стукнул себя по лбу указательным пальцем, — Никакие пистолеты не спасут, если будете делать глупости. Оружие – это насилие. А насилие еще никого ни разу не спасало. Это я знаю точно…
— А где еда будет лежать? – поинтересовалась Алиса.
— В багажнике вашей машины, — ответил крамзанин, — Там небольшие бутылки с чистейшей водой. Коробочки с завтраками, обедами и ужинами. Запаса вполне хватит на неделю и больше.
— А почему еду нам надо брать с собой? – удивилась Вика, — А Принеси-подай не сможет готовить прямо на Уруме?
— Это очень сложная задача для робота. – Стотысяч посмотрел на Принеси-подая и заключил, — На Уруме очень мало веществ, пригодных для изготовления пищи. Каждый ваш завтрак будет отнимать у Гара-гума по десять земных лет! Понятно, что вы этого времени не почувствуете. Но робот… У него быстро закончится рабочий ресурс.
— Он умрет? – воскликнула Алиса с ужасом.
— Он перестанет функционировать, — хором ответили на вопрос Стотысяч и Ваня.
Вика тем временем вытащила из рюкзака бинокль и, направив его в круглое окно потолка, заглянула в окуляры:
— Ого, вот это да! – девочка рассмеялась, — Он приближает еще сильнее, чем мой земной бинокль! Я вижу какую-то планету прямо над нами. Облака. Скалы. Камни…
— Да, — согласился Стотысяч, — Ты смотришь, Вика, прямо на Урум!
— Дай, дай мне посмотреть, — Алиса протянула руки к сестре.
— Все успеете, — остановил девочку Стотысяч, — Открывайте свои рюкзаки.
Ваня и Алиса достали по биноклю из своих мешков и тоже уставились в звездный потолок.
— Ну как? – мгновение спустя спросил крамзанин, — Разглядели Урум? Как он вам?
— Зловещий, — ответил Ваня, оторвавшись от бинокля.
— Зловещий, — поддакнула Алиса, которая все вертела головой, — Только я никак не могу понять, куда смотреть?..

* * *
«Большой Эн» оторвался от межгалактического каравана и встал на орбиту вокруг Урума…

КОНЕЦ ЧАСТИ I.

ДОНЕСИТЕЛИ Путешествие к Солнцу

ЧАСТЬ II
НА ДИКОМ УРУМЕ

Глава 15
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум совершили посадку в пустыне Вынз


Космический челнок оторвался от «Летящего Эна» и полетел в Сторону Урума. Первый рейс на дикую планету совершал только робот – он вез выгрузить автомобиль для Донесителей. Принеси-подай также должен был разведать обстановку.
Дети сидели у большого экрана в комнате управления Летящим Эром и наблюдали за полетом.
— Все пока проходит по плану, — сказал в пустоту Стотысяч, который явно переживал не меньше детей. – Меня не покидает странное чувство, что я чего-то вам не досказал, друзья.
— Не волнуйся, — ответила с пониманием Вика, — Так бывает всегда.
— Ладно, — кивнул крамзанин, — Давайте все повторим еще раз. Достаньте карту Урума.
— А откуда мы ее должны достать? – поинтересовался Ваня.
— Вот! – хлопнул себя по лбу крамзанин. – Это именно то, чего я вам не успел сказать. Где ваши планшеты для записей?
Ваня достал доску из своего рюкзака и протянул Стотысячу.
— Посмотрите, – сказал Гвара-рио-ган, — на планшетах сбоку есть несколько кнопочек. На каждой кнопке — маленький рисунок. Первая кнопка с изображением земной пружины – показывает время и температуру окружающего воздуха. Вторая (здесь изображена снежинка) – это карта Урума. Интересно то, что в эту карту встроен электронный, очень точный компас. Вот он в правом верхнем углу. Вы всегда сможете сориентироваться в пространстве, пользуясь этим прибором. Третья и четвертые кнопочки с плюсом и минусом – приближают и отдаляют карту. Изменяют масштаб карты, другими словами. Пятая кнопка возвращает планшету гладкую белую поверхность для рисования. Вот уже совсем скоро только эта доска станет для вас средством общения друг с другом. Не хотите прорепетировать?
— Давай, — без особой радости согласился Ваня. Он забрал планшет у крамзанина и написал: «Вика. Алиса. Ваня».
Вика достала свой планшет из рюкзака и тоже начала писать. Через минуту она показала текст брату и сестре: «Все хорошо! Мы победим!»
Ваня стер обратной стороной ручки свою надпись с именами и нарисовал кружок с глазками-точками, черточкой-носом и широченной улыбкой.
— Ваня, — громко заявила Алиса, — Ты забыл нарисовать человечку уши.
— Вот и проболтались, — засмеялся Стотысяч, — Алиса, у тебя же во рту будет вода. Напиши, что ты хочешь сказать.
— Я не все буквы еще знаю, — покраснела Алиса, — Только «А», «Л», «И» и «С». А еще «В», кажется.
— Вот тебе и раз, — вздохнул Стотысяч, — Первая неразрешимая проблема.
— Ничего, — серьезно сказал Ваня, — Алиса будет рисовать рисунки. Не страшно!
— Давайте Алисе сделаем азбуку, — предложила Вика, — Как у нас дома. Буква и рисунок. «А» — арбуз, «Б» — бобренок, помните? Алиса сможет читать слова, заглядывая в картинки.
— Азбука не помешает, — согласился Стотысяч, — Принеси-Подай, умеешь земные азбуки рисовать? Сделай азбуку небольшой, на кусочке плотного картона, чтобы девочке было удобно ей пользоваться.
Робот протянул азбуку Алисе. Все буквы были аккуратно написаны и проиллюстрированы небольшими картинками.
— Смотрите, — Вика показала жестом на монитор, — Принеси-подай вышел на поверхность Урума.
Все повернули лица к телевизору. Там было видно, как робот делает первые шаги по песку. Вот Гара-Гум нажал несколько кнопок на красном приборчике и из шара показался автомобиль Донесителей. Машина медленно опускалась по металлической трубе вниз.
— Нам пришлось сделать для нее специальный подъемник, — пояснил происходящее Стотысяч, — Все, разгрузка прошла успешно. Хорошо, что нет ветра. Видите, друзья, пыль не летит из-под ног Гара-Гума?
— Да, — кивнули дети.
— Все? – спросил Ваня, — Встаем?
— Рано еще, — заметила Вика, — Принеси-подай еще должен долететь до Эра, чтобы забрать нас.
— У вас еще шесть минут, – сказал Стотысяч, — думаю, все же пора выдвигаться к комнате очистки. Там мы по старой земной традиции «присядем на дорожку, чтобы вернуться назад невредимыми» и наполним ваши рты водой.
— Заранее? – удивилась Алиса.
— Да, — кивнул крамзанин. – Молчание, друзья, сохранит вам жизнь! Это утверждение имеет теперь совершенно буквальное значение.
— Какое значение? – переспросила младшая девочка.
— Алиса! – вскипела Вика, — Ты не подведешь нас на Уруме? Ты поняла, что говорить нельзя?
— Да поняла я, — с легкостью бросила Алиса.

* * *
Донесители видели сквозь прозрачный пол космического челнока, как металлическая капля упала в песок Урума. Еще мгновение – пошла вниз труба. Робот оторвался от стены и пригласил жестом детей занять место в спускаемой кабине.
Ваня достал из рюкзака планшет и нажал на кнопку со спиралью – 17.17 земного времени, температура 45 градусов Цельсия.
Тем временем кабина опустила детей на планету. У каждого из них во рту была вода, отчего щеки Донесителей неестественно торчали. Дети недавно набрали жидкость в свои рты, но уже чувствовали неудобство и желание воду проглотить. А делать этого было нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сохранять тишину! И одно дело, когда малыши баловались дома с чаем, надувая им щеки. Другое дело – здесь, в другом конце космоса, где все происходит по-серьезному.
Вика подняла голову в небо и помахала рукой невидимому с Урума Летящему Эру. Там, где-то высоко над Донесителями сидел в своей космической рубке Стотысяч.
Вика достала свой планшет и включила карту. Девочка увидела, что они стоят посреди огромной пустыни под названием Вынз. Положение каждого ребенка было отмечено на карте звездочкой. А робот обозначался кружком. Здесь же был и квадрат – условный знак автомобиля.
Вокруг Донесителей, насколько хватало взора, простиралось песчаное царство. Только далеко, где-то у самого горизонта читалась горная гряда. Впрочем, это вполне могли быть и облака.
Воздух на Уруме показался детям свежим. Такое впечатление сложилось из-за чудо-плащей, которые не пускали в детские легкие неприятных запахов.
Тем временем Гара-Гум спустился вниз к Донесителям а шар космического челнока отправился назад на Летящий Эр без единой живой души на борту. Принеси-подай показал жестом на автомобиль, который стоял рядом.
Дети с готовностью заняли свои места в салоне. Ваня по-взрослому – сел за руль. Девочки расположились на заднем сиденье. Робот – рядом с мальчиком.
Ваня убедился, что все пристегнули ремни и поправил зеркала заднего вида. Он плавно тронул машину с места. За окнами поплыл пустынный пейзаж Урума. Дети глазели по сторонам, втайне надеясь, что им несказанно повезет и они увидят камень синего цвета сразу.
Но никаких синих камней детям не попадалось. Только пески, бесконечная пустыня вокруг.
Мальчик нажал на педаль газа сильнее и машина отзывчиво прибавила в скорости.
Вика тем временем похлопала Ваню по плечу. Мальчик обернулся назад, но не понял, что имела в виду сестра. Девочка написала на планшете: «Остановись. Надо обсудить план».
Ваня остановил машину и повернулся лицом к сестрам. Он достал свой планшет и написал: «Чего обсуждать? Едем вперед и все».
Вика замотала головой в знак протеста. Она включила карту и положила ее так, чтобы всем было видно. Девочка прочертила карандашом линию до ближайших гор и показала жестом в сторону, где эти горы по ее мнению располагались. Сверившись с компасом в углу карты, девочка одобрительно кивнула.
Алиса тем временем, вооружившись своей маленькой азбукой, расшифровывала буквы, которые написал брат. «Ч», «Е», «Г» — «ЧЕГ», «О». Девочка с тоской вздохнула. «Чего» — поняла Алиса. «Обезьяна — «О», бобренок – «Б»…
Пока младшая девочка пыталась осилить текст, Ваня повернул автомобиль на Северо-Восток. Именно в этом направлении предлагала поехать Вика. Мальчик поднял машину на самую большую высоту и нажал на педаль газа. Автомобиль бесшумно заскользил над поверхностью пустыни Вынз.
Алиса тем временем поняла, что хотел сказать брат. Она с удовольствием кивнула и написала на своем планшете «Я ЧЕТАЮ САМА». Девочка протянула надпись Вике. Старшая сестра улыбнулась, насколько это позволяла жидкость во рту и исправила букву «Е» на «И». Она сомкнула пальцы рук в кружки и приставила их к глазам. Этот жест означал: «Смотри, Алиса, по сторонам».
Маленькая девочка с пониманием кивнула и повернула лицо к своему окну.
Вика тем временем не только посматривала на Вынз за стеклом, но пыталась как можно подробнее изучить карту. Приближая и удаляя отдельные ее участки, девочка хотела составить логичный план поиска синего камня. Ведь бесцельно передвигаться по Уруму было совершенно бессмысленно. Она разглядывала горные хребты, пытаясь увидеть в них ответ на свой вопрос. За окном же пробегал удивительно однообразный пейзаж.
Неожиданно Алиса подскочила на своем сиденье так, что ремни безопасности разом натянулись. Девочка вытянула вперед указательный палец. Вика посмотрела по направлению жеста и увидела, что в нескольких сотнях метров от автомобиля в песке что-то белеет. Девочка хлопнула Ваню по плечу, чтобы тот остановился. Мальчик плавно нажал педаль тормоза.
Вика написала на планшете «Там белое нечто» и протянула надпись мальчику. Ваня завертел головой по сторонам. Вика показала жестом, куда нужно смотреть. Она взяла свой планшет у брата и написала еще «Разведаем, что это?». Девочка показала текст роботу и Ване.
Алиса тем временем, наблюдая за непонятной ей перепиской, опустила веки и от обиды заплакала. Она смогла сделать это бесшумно, так как понимала, что реветь в голос опасно.
Вика обняла сестру и погладила ее по голове. Младшей сестре стало значительно спокойнее на душе. Она вытерла слезы ладошкой и закивала головой, пытаясь сказать Вике, что все уже нормально и она больше не будет плакать.
Ваня повернул машину в сторону белого пятна и медленно поехал, прижимая транспорт к самой поверхности Урума. Мальчик не отрываясь наблюдал за непонятным предметом, который по мере приближения Донесителей, становился крупнее. Вот дети разглядели достаточно ясно, что предмет внешне похож на большой кусок сдобного теста.
«Это Пфи?» — написала Вика на доске и протянула текст роботу. Тот кивнул головой и вытащил свой планшет из отворота мантии. Он взял ручку в правую руку и коротко написал «Да».
«Она опасная?» — начертила Вика еще один вопрос.
Робот на своей доске ответил – «Она никакая».

Глава 16
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум спасли детенышей


«Она опасная?» — начертила Вика вопрос.
Робот на своей доске ответил – «Она никакая».
Ваня подъехал к Пфи совсем близко. Дети могли разглядеть это существо в деталях. Пфи действительно напоминала сдобное тесто, из которого на земле хозяйки пекли всякие вкусные пироги. Ни глаз, ни рук, ни ног – просто светло-желтый неровный бугор, лежащий на песке.
Мальчик остановил машину и взял планшет, чтобы написать сестрам сообщение. Девочки, не отрываясь, следили за тем, как Ваня вырисовывал буквы.
«Стоит нам выходить из машины?» – спрашивал Донеситель.
Вика замотала головой и достала свой бинокль. Девочка осмотрелась по сторонам — видно, ее что-то насторожило. Продолжая вглядываться в окуляр, Вика подняла указательный палец вверх. Ваня и Алиса этого жеста не поняли, но тоже достали свои бинокли и стали рассматривать пустынную даль.
А Вика уловила далеко в песках какое-то неясное движение. Толком разобрать она пока не могла, что это было. Тем более, удержать бинокль на одной далекой точке – задача непростая. Казалось, что девочка просто не может найти то место, где она только что увидела нечто неясное. Чуть дрогнула рука и все – Вика снова и снова плавно скользила взглядом правее и левее, выше и ниже по далеким пескам. Но все было теперь однообразно и пустынно.
Ваня и Алиса не разглядели ничего, кроме бесконечного Вынза вокруг. Мальчик написал Вике сообщение: «Ты чего пугаешь нас? Что увидела?»
Вика с сожалением бесшумно вздохнула и пожала плечами.
В этот момент Принеси-подай написал на своей доске: «Друзья! Сюда крадется голодный Шраф. Не бойтесь».
«Что делать?» — спросил мальчик, выписав буквы очень аккуратно, чтобы никто не подумал что ему чуточку страшно.
«Ваня, прижми машину к самой земле. Всем затаить дыхание» — ответил робот.
Теперь уже все увидели без биноклей в лобовое стекло, что по песку крадется худое двуногое существо. Оно, видимо, направлялось к лежащей неподалеку Пфи. Хорошо, что Ваня остановил машину на расстоянии – у Донесителей сохранялась возможность не выдать своего присутствия.
Теперь мальчик с помощью рычага высоты прижал транспорт к самой поверхности Урума и все замерли в томительном ожидании.
Шраф приближался. Вот уже дети смогли разглядеть существо во всех подробностях. Тем более Вика набралась смелости и поднесла к глазам бинокль. Она увидела два огромных зеленых глаза на обезьяньем лице Шрафа. Эти глаза напоминали кошачьи зрачки – напряженные, цепкие. Под глазами у Шрафа располагались три бугорка с ноздрями и огромный лягушачий рот. Голова была лысой, череп напоминал дыню с четырьмя выпуклыми дольками. На одной стороне головы были видны стоящие торчком волосы. Другая сторона была снабжена двумя ушами, которые располагались одно под другим.
Волоски на голове шевелились в такт каждому движенью существа.
На темной шее Шрафа под самым подбородком был светлый нарост с вертикальными черными полосами. Этот бугорок постоянно дрожал, будто мерз.
Худое туловище Шрафа было гибким и все движения существа – по-кошачьи мягкими. Детей поразило и то, что руки Шрафа, имели каждая по два локтя. Другими словами, верхние конечности могли гнуться сразу в двух местах и еще — в плече. Руки оканчивались тонкими острыми пальцами, которые, видимо, были грозным оружием в драке.
Шраф приблизился к Пфи и запустил правую руку внутрь сдобного туловища. Второй рукой Шраф смахнул песок с ее бесформенных и рыхлых боков. Он что-то ухватил в глубине Пфи, так как мышцы на его руке напряглись, и с усилием потащил это наружу.
Принеси-подай показал малышам, следившим за Шрафом, жестом куда-то в сторону. Дети повернули головы и увидели вдалеке еще одно существо Урума – большую черепаху. Это был Цеп. Цеп подкрадывался к Шрафу со спины, видимо, чтобы неожиданно напасть на своего врага.
Дети содрогнулись от ужаса. Неужели им придется стать свидетелями драки между этими существами.
Вика написала на доске вопрос Принеси-подаю: «Может уедем отсюда?».
Робот покачал головой с отрицанием: «Нас могут заметить. Зажмурьтесь, если страшно»
Алиса кивком головы попросила Вику разъяснить, о чем идет речь. Вика положила свои ладони на лоб сестре и плавно опустила их ниже на глаза. Младшая девочка кивнула, догадавшись, о чем речь и зажмурилась.
А Вика и Ваня стали рассматривать в бинокли Цепа. Огромная тяжелая голова существа была лысой и начиналась она сразу под складкой спины двумя макушками. На высоком лбу Цепа четко вырисовывались три морщины, которые соединялись между злых маленьких глаз. Глаза казались совсем черными. Чуть ниже к огромному рту черепахи бежали маленькие вертикальные морщинки, а на щеках было по три отверстия – может это ноздри, может — уши существа. Маленькие ножки Цепа напоминали лапки земных насекомых. Они передвигались с такой большой скоростью, будто под брюхом черепахи гуляла волна красноватого цвета.
Но самое интересное, как показалось детям, что на спине у Цепа сидел маленький детеныш. Он был точной копией своего большого родителя, только вид у него был совсем не страшный.
Алиса тем временем открыла глаза и стала чертить что-то на своей доске. Вика случайно бросила взгляд на рисунок младшей сестры. Она увидела круг и лучи – Алиса рисовала Солнце. Вика улыбнулась. Девочка почувствовала, что внутри нее растет уверенность в своих силах. «Все будет хорошо, — подумала Вика, — Мы обязательно справимся со всеми неприятностями и выполним нашу непростую задачу».
Цеп подкрался к Шрафу уже совсем близко. Он прижался брюхом к самому песку и детеныш аккуратно слез со спины родителя в песок. Взрослый Цеп приготовился к нападению. Но Шраф каким-то непостижимым образом почуял угрозу и выдернул правую руку из Пфи. Он высоко подпрыгнул и оказался с другой стороны мягкого тела. Мгновенно обернувшись Шраф грозно засвистел в сторону Цепа. Черепахе было уже незачем прятаться. Цеп вскочил на все свои сорок ног и метнулся на врага, издавая громкий боевой клич:
— Хра-а-а ах! (бойся меня!)
— В-ф, — оскалился Шраф и согнулся в боевой стойке, — В фа еха! (Я с силой!)
Принеси-подай перевел для детей эти возгласы, но Донесителям было не до чтения. Дети с ужасом наблюдали за конфликтом. Вика от досады сжала кулачки и чуть было не проглотила воду во рту.
Ваня написал на доске для робота: «Давай не дадим им подраться!»
Принеси-подай замотал головой. «Мы не можем вмешиваться».
Мальчик с досадой махнул кулаком: «Так нельзя».
«Ты хочешь, чтобы эти чудовища нас съели? – написал робот ответ, — А как же Солнце?»
«Придумай что-то» — начертил Ваня ответ и нахмурил свои детские брови.
«Ничего не придумаешь, — написал Принеси-подай, — Только наблюдать».
Тем временем враги уже успели сцепиться друг с другом. Шраф вскочил Цепу на спину и бил черепаху своими острыми пальцами. Многоногий поначалу пытался завалиться набок, пытаясь сбросить врага. Но боль, видимо, сковала его движения. Цеп стонал в полный голос.
Донесители видели все это и от осознания своего бессилия безгласно ревели во все глаза.
Шраф кровожадно вцепился большим ртом в спину врага. Он обвил длинной рукой шею Цепу и пытался одновременно придушить черепаху.
Цеп тем временем погрузил свои передние маленькие лапки в тело Пфи и стал тянуть из нее что-то тяжелое.
Шраф понял замысел врага и пронзительно завизжал. Но было поздно — Цеп вытащил из мягкой Пфи маленького детеныша Шрафа. Детеныш был совсем крошечным, будто небольшая кукла.
Большой Шраф соскочил со спины Цепа и ткнул пальцами в лицо противника. Черепаха от пронзительной боли разжала руки и маленький Шраф упал в песок.
Взрослые сцепились в смертельном объятии, а малыш лежал у их ног. Каждый миг его могли раздавить ногами, ибо взрослые просто обезумели от гнева.
Шраф выскользнул из объятий Цепа и сделал прыжок в сторону. В это мгновение меленький Цеп, который совсем недавно ехал на спине у своего родителя, заверещал и обратил на себя внимание воюющих взрослых. Шраф ринулся к малышу, но взрослый Цеп понял эту уловку и теперь защищал уже своего детеныша.
Они бились с чудовищной ненавистью. Цеп изловчился и обхватил тонкое тело Шрафа передними ногами. Оба существа выли. Шрафу опять удалось выскользнуть из объятий.
Побитые лица врагов отекли от злобы.
Шраф дрогнул. Он метнулся от врага прочь, воя на бегу. Цеп устремился следом, громогласно выкрикивая что-то воинственное.
На песке невдалеке от автомобиля Донесителей остались лежать под палящими лучами здешней звезды Галбо два беспомощных малыша – маленький Цеп и маленький Шраф.
«Поехали, — написал на своей доске Принеси-подай, — Больше здесь делать нечего».
«Как это? – ответила Вика, — А детеныши?»
«Мы же не бросим их здесь? – написал Ваня. – Надо взять их с собой».
«Мы не можем, — покачал головой робот, выписывая буквы, — Они раскроют тайну нашего присутствия».
Ваня тем временем нахмурился, махнул рукой и открыл дверь машины.
«Что он делает? – написал на доске робот, — Куда?»
Вика занесла ручку над своим планшетом, но неожиданно решила не отвечать на вопрос Принеси-подая. Она тоже вышла из машины и, наклонившись, посмотрела на Алису. Маленькая девочка догадалась, что хочет сестра и тоже стала пробираться к двери.
Робот развел руками. В систему логических законов Принеси-подая такое поведение детей не вписывалось. Донесители осторожно подошли к маленькому Шрафу и Ваня взял существо на руки. Шраф прижался горячей шекой к лицу Донесителя и заурчал, словно котенок. Вика улыбнулась, насколько это позволяла вода во рту и бросилась к Цепу. Черепашка была взрослее и тяжелее Шрафа, но девочка удержала малыша на руках и обернула полой своего звездного плаща. Цеп обнял своими маленькими лапками викину руку. Лапки были горячими и шершавыми.
Алиса тем временем осмелела и погладила по голове Шрафа, которого держал Ваня.
Мальчик понимал, что детей Урума надо как-то спасти. Но как?
Вика первая сообразила, что нужно сделать. Она подошла к Пфи и положила рядом с ней маленького Цепа. Девочка вернулась к машине за доской и написала: «Мы уложим в Пфи и того, и другого детенышей».
Вика показала надпись Ване и роботу.
«У меня нет мнения, — начертил ответ робот, — Не могу рассчитать, что из этого может получиться».
«Решено, — ответила Вика и положила свою дощечку обратно в машину, но тут вспомнила еще что-то и снова ее достала, – Принеси-подай, а как нам накормить малышей?».
«Если мы положим их в Пфи, — ответил робот, — Они будут сыты».
«Они будут есть Пфи?» – изумилась Вика.
«Пфи будет питать их соками, как своих детенышей», — написал Принеси-подай.
Ваня протянул маленького Шрафа Алисе на руки и дотронулся до Пфи. Его рука попала в нечто мягкое, словно пух.
Мальчик взял на руки тяжелого Цепа и аккуратно опустил его в Пфи. Детеныш скрылся в рыхлом туловище, будто его и не было вовсе. Алиса подошла к Пфи и положила Шрафа с другой стороны.
Никогда до этого момента в одном Пфи не было еще одновременно двух детенышей воюющих народов Урума.
Донесители постояли рядом, но ничего больше не происходило. Вика с удовлетворением кивнула и похлопала Ваню по плечу. Девочка показала жестом, что пора лететь дальше. Дети вернулись назад в автомобиль и мальчик поднял машину в воздух.
Никто из них не знал тогда, что Донесители совершили самое важное дело в истории Урума – они положили начало большой дружбе Цепов и Шрафов…
Дети бросили последний взгляд на Пфи и продолжили свой полет в сторону гор.

Первая история о Хозяине времени
Рождение Большого Эдола


Гигантский белый кристалл с незапамятных времен бороздит Космос. Будто большой драгоценный камень с безупречной огранкой – он бесшумно плывет в пространстве вселенной. А может быть и наоборот — все остальное плывет мимо кристалла, а он стоит на одном месте. Некоторые ученые выдвигали и такие научные предположения. Но никто не взял на себя смелость сделать однозначный вывод. И все-таки основной принято считать идею, что кристалл движется в пространстве, а не пространство вокруг кристалла.
Для того, чтобы наглядно представить величину удивительного космического камня, можно положить яблоко рядом с шестнадцатиэтажным домом. Яблоко – будет Землей, а дом – кристаллом. Если смотреть на него прямо – мы увидим ромб, сбоку – вытянутый шестиугольник.
Чудесный материал, из которого состоит кристалл, похож на холодный камень. Без каких-то вкраплений, без прожилок – ровное белое тело – оно странно смотрится в черной бездне космоса.
Достоверно известно, что одна острая вершина загадочного кристалла притягивает, другая – отторгает. Путь, по которому ромб движется в космосе, или точнее его орбита — огромна. Она опоясывает более двухсот тысяч галактик. Некоторые из этих галактик отталкивающая вершина кристалла бросает прочь, другие галактики, наоборот – противоположный угол приближает к себе.
Один виток кристалла принято называть вечностью. Многие народы, во всяком случае, это определили именно так. Впрочем, если когда-нибудь выяснится, что кристалл на самом деле стоит на месте, а космос движется вокруг него – на суть понятия Вечности это не повлияет.
Вечность – это время. Когда одна из галактик встречается с кристаллом – для нее начинается новая вечность и заканчивается старая.
У кристалла нет отверстий, которые могли бы служить дверью или окнами. И все же это космическое тело – дом. Большой дом странных, малопонятных существ — Корцев – Живых теней Космоса – это кристалл по имени Эдола.
Никто наверняка не знает, создан ли Эдола разумными существами или это причуда природы.
Среди других народов космоса бродит большое количество легенд о гигантском кристалле. Чего стоят только названия, которыми разные существа награждают чудесный камень. Эосы, например, считают его осколком Большого меча Вселенной. Они называют ромб – вершиной лезвия. А маленький народец Кирган с планеты Впа — занозой. Крамзане – иглой времени. Согаки с Дриты – стрелой. Сопуры – указателем. Шаралы среднепланетные… да бог с ними, с шаралами!

* * *
— Гвао-гум, — обращается взрослый крамзанин к ребенку, неуклюже повисшему на лентах сна, — Руко-тав гало-кхи?
Это означало: «Последыш, Зачем тебе космос дал три глаза?»
— Опять, — вздыхает будущий друг Донесителей, малыш, который позже войдет в историю под именем Гвара-рио-ган, — Конечно не для того, чтобы крепко спать.
— Именно для этого, последыш, — машет всеми своими руками взрослый, — Послушай легенду об Игле времени (Кристалле Эдола) и засыпай, прошу тебя: «Гийры-га-че! О Первый наш — Великий, что всех крамзан – отец и прародитель. Твоих сердец горячее биенье мы слышим и внимаем звуку. В один из дней твой взор упал…»
— Послушай, — последыш стал раскачиваться на лентах, — Не мог бы ты рассказывать легенду своими словами? Что это за язык такой непонятный – тоску нагоняет.
— Да – согласился взрослый, — Это специальная заунывная речь – чтобы засыпалось проще. Так крамзане говорили задолго до появления нас с тобой.
— Но мы-то говорим по-другому! – стал оживленно спорить маленький Стотысяч, — Изволь рассказывать легенду современным языком. Давай. Я слушаю.
— Ха, — взрослый вытер пот со лба восьмой рукой, — Вот задачи ты мне ставишь. Я даже и не знаю, как их разрешить. Ну, слушай. Отец всех крамзан долго искал планету, пригодную для жизни нашего рода. Для этого он бродил по космосу…
— Перешагивал с одной планеты на другую? – Переспросил последыш.
— По легенде, так, получается, — согласился родитель, — Шагал, шагал.
— И упал? – не унимался Гвара-рио-ган.
— Да нет же, — отмахнулся взрослый, — Виси спокойно. Не перебивай, прошу тебя. Шагал, шагал и понял, что ходит кругами. Понял, что он бывал уже раньше и на этой планете, и на другой.
— У Первого были большие проблемы с памятью? – развеселился малыш.
— Нет, — с огорчением в голосе ответил взрослый, — Просто планет было много. Так много, что даже Первый начал путаться. И решил он поступить просто – сунул руку в глубокий вулкан и вытащил «горящий пламенем металл из самых недр планеты Грумма, из сердца…»
— Стой! – запротестовал малыш, — Я же просил рассказывать своими словами.
— Ну, да, — спохватился взрослый, — Первый достал металл из самой середины Грумма. Теперь этой планеты не существует, и мы не знаем, какой она была. Да и была ли вообще, последыш. Так вот. Первый достал металл, крепко сжал его в своих руках. Так крепко, что из металла получился самый прочный материал во вселенной. Первый посмотрел на несуразный кусок в своих руках и решил придать ему красивую форму. Он ударил кусок о поверхность Грумма. Один бок металла стал ровным. Ударил второй раз – другой край выпрямился. Когда Первый ударил десятый раз – Грумм, огромная планета – развалилась. Не выдержала планета мощных ударов. И увидел Первый, что у него получился очень крепкий и ровный предмет. Он взял толстую веревку…
— Где взял? – уточнил Гвара-рио-ган.
— А ты не помнишь предыдущую легенду, которую я рассказывал тебе позавчера? – удивился крамзанин, — Ты заснул и не дослушал?
— Конечно, — насупился малыш, — Дослушаешь тут. «О — Первый! Свет моих сердец, восторг и счастье мира!»
— Ясно, — кивнул взрослый, — Повторяю на современном языке. Веревку Первый добыл на планете Кайма. Там растут огромные деревья Афм. Их еще называют Истекающими стволами. Они постоянно выпускают из трещин липкий сок. В одну из луж Первый наступил пятой ногой. И не заметил, что лужа вытягивается за его ступней в длинный канат. А когда стал шагать дальше по планетам – оступился и упал в космос. Не ожидал Первый, что он оказался привязанным за ногу к планете Кайма, вот поэтому и споткнулся. Но, к счастью веревка, что его подвела, следом – выручила. Первый повис в космосе, понял, что произошло, и забрался по веревке назад на планету Кайма. А канат из смолы дерева Афм смотал и взял с собой.
— А сейчас эти деревья растут? – с интересом спросил Стотысяч.
— Афмы? – взрослый взял в одну из рук энциклопедию, — Вот здесь завтра посмотришь. Здесь сказано про все растения космоса. Слушай дальше и не перебивай, последыш.
— Хорошо, — согласился малыш, — Продолжай!
— Увидел Первый, что веревку вставлять некуда – забыл он сделать отверстие, когда стучал металлом по планете.
— А, кстати, — перебил взрослого Гвара-рио-ган, — когда Грумм под ударами развалился – Первый опять упал в космос?
— Верно ты спрашиваешь, — кивнул крамзанин, — Легенда некоторые мелкие детали не объясняет. Наверное, Первый успел перепрыгнуть на целую планету. Но вот веревку вставить было некуда. Первый попробовал сделать в кристалле отверстие своим ногтем. Ноготь сломался и улетел в космос.
— И из ногтя получилась какая-нибудь планета? – спросил последыш.
— Нет, — вздохнул взрослый, — Это другая история. Ноготь упал на планету Кжангар, где враждовали Имы и Нуры. Этих народов уже нет сегодня. Память о них жива только в легендах. Ноготь Первого упал на дворец главного Има – Нурдала. Нурдала погиб, а его народ решил, что это Нуры бросили в них камень. Война получила новую силу – новый прилив ненависти. В конечном итоге два хороших народа окончательно истребили друг-друга.
— Вот это ноготок у Первого, — печально заметил малыш.
— Дело не в ногте. – Взрослый на мгновение запнулся, — Ненависть туманит Разум. Вот в чем причина. Мы с тобой опять отвлеклись?
— Молчу и слушаю! – встрепенулся ребенок. – Я просто не совсем понял, зачем Первый пытался проткнуть кристалл.
— Ах! Ну конечно же. Древнейшее изобретение – игла и нитка. Первый подарил эту идею космосу. Теперь иглой и ниткой пользуются на пятидесяти планетах вселенной. С помощью простейшего устройства сшивают ткани и шкуры, используют это приспособление в медицине, скрепляют обшивки легких космических лайнеров. А вот юоканы с планеты Жажа сшивают иглами еду. Но я отвлекся. Первый понял, что не оставил отверстия для веревки. И теперь сделать это отверстие невозможно.
— Надо было намазать камень свежей смолой дерева Афм, – задумчиво произнес последыш. – Я бы сделал именно так.
— Жаль, что тебя там не было, герой, — с иронией ответил взрослый, — Но у тебя свой путь. Надеюсь, и ты совершись нечто важное для Крамзы.
— Афмы до сих пор растут на Кайме? Не могу ждать до завтра. Ответь, — не удержал любопытство ребенок.
— Конечно. Правда их сок не такой клейкий, как это описывает легенда. Но Закреты специально прилетают к Кайме и варят там амфовый клей. Они научились скреплять им обшивку своих космических кораблей.
— А Закреты – кто?
— Это жители планеты Аэкко. Они прилетают иногда на Крамзу – обязательно тебе их покажу, когда будет возможность. Внешне они похожи на Харгосов, понял?
— Давай про Первого дальше, — нетерпеливо попросил последыш.
— Не перебивай тогда, — пожаловался взрослый, — Итак. Отверстие Первый сделать не смог – только ноготь сломал. И решил он тогда выбросить в космос непригодный к делу предмет. И попытался бросить он кристалл, но и этого не смог. Ромб как будто прилип к одной из рук.
— Клей Афмы? – предположил Гвара-рио-ган.
— Нет, — ответил взрослый, — Это была внутренняя энергия самого камня. Кристалл вобрал в одну свою сторону всю силу притяжения планеты Грумм. Некоторые даже говорят, что это душа погибшего Грумма. Другая же сторона ромба уравновесила силу первой – стала отталкивающей стороной. Наш предок – Первый, просто прислонил амфовую веревку к прилипающей вершине. И таким образом получился великолепный инструмент – игла и веревка.
— А зачем ему понадобилась игла? – спохватился последыш.
— Как зачем? – не понял взрослый, — насаживать ненужные галактики, конечно же. Он хотел таким образом отметить те места, где он уже побывал. Пройдет Первый по планетам, не найдет ничего подходящего – протыкает галактику иглой, пропускает нить. Дальше ищет, еще и еще.
— А как можно проткнуть галактику? — Гвара-рио-ган вытянул в изумлении свое крамзанское лицо.
— Я же говорю, — хлопнул себя в бок взрослый, — Это легенда.
— И какой в ней тогда смысл? – Растерянно переспросил маленький Стотысяч.
— Веревка со временем превратилась в прах, рассыпалась, но оставила после себя порядок, космическую последовательность. А игла осталась. Много времени спустя в ней поселились Корцы. Именно эта легенда объясняет рождение странного космического тела – рождение Большого Эдола Корцев.
— Да, — несколько разочарованно произнес последыш, — Какая нелепая история.
— Надо было рассказывать ее древним языком, — с сожалением согласился взрослый.
— Неужели тогда в ней было бы больше логики?
— Нет, но ты бы ближе к концу истории просто спал.
Взрослый погладил второй рукой макушку последыша и в тишине вышел на крышу полюбоваться лучами заходящей звезды Вайзо.

Глава 17
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум провели первую ночь на Уруме


Дети бросили последний взгляд на Пфи из окон машины, пристегнули ремни безопасности и полетели в сторону гор.
Ваня управлял машиной аккуратно и старался не подниматься слишком высоко. Мальчик внимательно следил за дорогой, изредка поглядывая на карту, которая лежала на коленях Принеси-подая. Ваня старался не сбиться с кратчайшего пути к горам. «Однако, — крутилось в его голове, — Что нам могут дать горы? Они не лучше пустыни. Синий камень может быть и здесь, и там, и вообще – где угодно. Вот задачка для первоклассника, которую и профессор не разрешит. Эх, как жаль, что нет рядом папы – он обязательно бы что-нибудь придумал».
Вика углубилась в изучение карты, пытаясь выработать самый логичный план поиска синего камня. Девочка понимала, что нужна какая-то последовательность, какая-то идея. Нельзя просто так передвигаться по Уруму, надеясь на одну только удачу. Но идеи по-прежнему не было.
Викины размышления прервала Алиса, показывая жестом на свой рот. Старшая сестра пожала плечами, не понимая, что имеет в виду Алиса.
Младшая сестра нахмурила брови и нарисовала на своей доске тарелку и вилку. Вика улыбнулась и кивнула – дети действительно забыли про обед. Вика написала на своей доске слово «обед» и похлопала Ваню по плечу.
Мальчик прочитал сообщение и осторожно остановил машину. Робот аккуратно вылез наружу и принес из багажника три порции обеда для детей и бутыль чистой воды.
Обед лежал в квадратных коробках серого цвета. Внутри дети обнаружили квадратные пакеты с супом, с кашей и компотом, а также аккуратные кусочки хлеба и какие-то неизвестные ягоды. Они напоминали вишню или черешню, но были прозрачными с коричневым оттенком от косточки внутри.
«Это кулдача с планеты Грава, — написал Принеси-подай на своей доске, — Ягода бодрого духа и хорошего настроения. Попробуйте, друзья, она слаще земного меда».
«Сначала суп», — замотала головой Вика, показывая пакет с первым блюдом.
«Начните с кулдачи, — вывел надпись робот, — Она не перебивает аппетита».
Дети с удовольствием отведали вкусных плодов и их уставшие от напряжения щеки, наконец, получили хорошую разминку. Шутка ли – несколько часов подряд носить воду во рту.
Ягода просто таяла на языке и отдаленно напоминала по вкусу полевую землянику с привкусом спелой груши.
Покончив с кулдачей, Вика распечатала пакет с супом и к своему удовольствию поняла, что первое блюдо каким-то непостижимым образом напоминает борщ, который готовит мама на Земле. Девочка улыбнулась и показала Донесителям жестом, что суп – отменный.
Ваня и Алиса с удовольствием приступили к первому блюду вслед за Викой.
Робот же безучастно восседал на своем сиденье и, казалось, он просто выключился.
В этот момент Алиса неожиданно для всех громко вскрикнула.
— Ай! – вскрикнула Алиса, и выронила недоеденную коробку с супом на пол машины.
Все с ужасом вздрогнули от неожиданности.
Алиса увидела на стекле машины насекомое, а этих существ она больше всего на свете боялась еще на Земле. Особый ужас у девочки вызывали клещи, которые могли разносить страшные болезни. Но и мухи с комарами, а также паучки и гусеницы – все это маленькое царство насекомых вызывало в девочке страх.
Именно поэтому папа, который часто вывозил семью на природу, проверял машину и старался выгнать всех жучков прочь, прежде чем семья садилась в автомобиль, чтобы вернуться домой. Папа много раз убеждал Алису не вскрикивать в машине – это могло создать аварийную ситуацию на дороге.
Теперь же Алиса напугалась небольшой змейки на стекле, которая умудрилась заползти в машину, когда Принеси-подай выходил за едой. Девочка не смогла обуздать свой страх и вскрикнула.
«Это Выфус, — написал на доске робот, — Маленькое насекомое Урума. Оно не кусается, не бойтесь».
Робот аккуратно ухватил змейку кончиками своих длинных пальцев и выдворил из машины.
«Что делать? – написала Вика, — Алиса нас выдала своим возгласом».
Робот кивнул и ответил на доске: «Летим подальше от этого места. Ваня, поднимай машину в воздух. Может нам повезет, и никто не услышал этого «Ай!».
Мальчик протянул свой суп роботу и нажал на педаль газа. Машина устремилась вперед, и только тогда мальчик забрал свою еду у Принеси-подая. Ваня ловко держал руль правой рукой, а левой периодически подносил к губам пакет с супом. Он понимал, что ему нужно восполнить силы, чтобы выдержать это нелегкое путешествие.
Закончив обед буквально на ходу, дети опять наполнили свои рты чистой водой. Каждый из Донесителей понимал, что теперь, возможно, эта предосторожность уже никого не спасет.
Тем временем Галбо налилось красноватым цветом, и ее низ коснулся горизонта. На Уруме неуклонно наступал вечер – самое опасное для маленьких Донесителей время. Именно теперь все Шрафы и Цепы выбирались на тропы Урума в поисках добычи.
До гор было уже рукой подать. Дети отчетливо видели в свои бинокли мельчайшие детали высокой каменной гряды.
Вика нашла на карте точное место, где были Донесители. Девочка обнаружила, что недалеко впереди, в одном из горных ущелий, есть большая пещера. Ей показалось, что логичнее всего остановиться на ночлег именно там.
Она написала сообщение роботу: «Впереди пещера. Можно там отдохнуть до утра?» Вика с восторгом увидела, что чернила ее ручки светятся в темноте. Она не придала значения, когда об этом говорил Стотысяч. Но теперь это обстоятельство обрадовало девочку.
Принеси-подай кивнул и ничего не стал чертить в ответ.
Ваня включил фары, чтобы не наскочить в сумраке на какой-нибудь камень. Он ловко въехал в ущелье между высоченных гор и достаточно быстро разыскал вход в большой грот у подножия горы без названия.
Автомобиль легко заехал в проход, будто это был гараж. Свет фар выхватил у мрака круглый ход с неровными стенами. Мальчик медленно продвигался все дальше и дальше, стараясь не ударить машину о камни. Ход видимо быстро сужался, и вот уже ехать дальше не получалось.
Принеси-подай написал на своей доске: «Я схожу на разведку, друзья. Ждите меня здесь». Робот аккуратно приоткрыл дверь, едва не стукнув ее о стену и вышел прочь. Дети остались в машине одни.
Алиса, которой было ужасно стыдно за свою нечаянную выходку, написала на своей доске: «прастите». Старшая сестра с улыбкой взяла ручку и исправила букву «а» на «о».
Потом подумала и написала Алисе: «Учи алфавит, Алиска!»
Тем временем в свете фар впереди показался Принеси-подай. Он махнул детям рукой.
Донесители очень аккуратно вышли из машины и включили свои фонарики.
Робот пошел впереди, а дети – за ним. Все с интересом посматривали на стены. И вот на одной из них дети увидели рисунок. Черным контуром на камнях был изображен человечек с каким-то круглым предметом в руке. Над головой у фигурки был нарисован большой цветок с черными лепестками.
Принеси-подай достал свой планшет и написал: «Это рисунок эосов. Я посмотрел данные в космической энциклопедии. Оказывается, на Уруме более тысячи земных лет назад, эосы готовили очередную войну для космоса. Цветок над головой у эоса – это ненасытное растение под названием Крома с планеты Флока. Эосы пытались использовать пыльцу Крома, как оружие. Печальная история, друзья».
Донесители нахмурились – им было очень неприятно вспоминать эосов.
Вика написала на своей доске вопрос для Принеси-подая: «Долго нам еще идти по этой пещере?»
«Еще сорок земных метров, — ответил робот, — Там тупик. Гара-гум приготовил спальные места для вас».
«Как хорошо, — подумала Вика, — Что здесь от эосов остались только рисунки. И кстати – раз они рисуют, значит они не совсем пропащие… Значит, их интересует не только война. Надо эту мысль обсудить завтра с Принеси-подаем».
Дети дошли до приготовленных роботом кроватей. Мягкие надувные матрацы были заправлены синим бельем со звездами – такой же материей, которую носили на себе Донесители.
Малыши с большим облегчением попадали на мягкие одеяла и тут же провалились в глубокий сон.

* * *
— Дети, не болтайте перед сном. Уже слишком поздно, — говорила мама, стоя в дверях детской.
— Мама, — отвечал Ваня, — Ну я же рассказываю сказку про Донесителей.
— Сказки будут завтра, малыши, — была неуклонна мама, — Завтра у нас интересный день. Папа собирается ехать на природу. Засыпайте побыстрее, чтобы набраться сил.
Это снилось Алисе настолько явно, что девочка улыбнулась. Казалось, что все приключения Урума, все Стотысячи, Принеси-подаи, Цепы и Шрафы – все это вымысел. А на самом деле Алисочка просто спит в своей детской комнате. Вот папа тормошит ее за лечо: «Алисочка! Лисенок! Вставай! Пора ехать на природу!»

* * *
— Алиса, — кто-то тормошил девочку за плечо, — Вставай, Алиса!
Младшая девочка нехотя открыла глаза. Она увидела над собой каменный свод пещеры. Ее будил Принеси-подай.
Рядом на своих матрацах потирали глаза Ваня и Вика. В свете фонаря дети не могли понять, долго ли они проспали.
— А почему твоя красная коробочка говорит? – спросила Алиса, — Неужели мы больше не боимся этих… как их? Чертиков.
— Шрафов, — напомнил Ваня, зевая.
— Да, — кивнула заспанная Алиса, — Шрафов.
Коробочка в руках робота ответила маминым голосом:
— Шрафы к нам уже пришли.
— Как это? – спросила Вика и вскочила на ноги.
— Они выследили нас, — пояснил прибор робота. – Гара-гум закрыл им проход машиной. Пока нам бояться нечего – автомобиль крепкий. Но и выхода у нас нет.
— Вот это да! – воскликнул Ваня и стукнул по матрацу кулаком.
— Если бы не два обстоятельства, то было бы все не так печально, — сказала красная коробочка робота.
— Какие еще обстоятельства, — поинтересовалась Вика.
— Первое обстоятельство – время. Нам нельзя его тратить, отсиживаясь в ловушке. Надо искать синий камень. Второе обстоятельство – еда. Она осталась в багажнике машины. А багажник — снаружи. Машина стоит двигателем к нам, а задней частью – к Шрафам.
— Ох, Ваня! – рассерженно сказала Алиса, — Зачем поставил машину едой к выходу?
— Ах, Алиска! – скривил гримасу мальчик, — А кто взвизгивал, когда увидел букашку? Не ты ли привела сюда Шрафов?
— Стоп! – жестко вмешалась Вика, — Нам еще только ссор не хватало. Никто и ни в чем не виноват – так случилось. Теперь нужно понять, как нам выбраться.
— Шрафы точто сюда не пролезут? – поинтересовалась Алиса.
— Кто знает? – как-то непонятно ответила красная коробочка.

Глава 18
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум выбирались из западни

— Шрафы точто сюда не пролезут? – спросила Алиса.
— Кто знает? – как-то непонятно ответила красная коробочка.
— А почему ты не просчитываешь варианты, — беззлобно поинтересовался Ваня, — Математически? Что это за ответ такой – «кто знает»?
— У Гара-Гума… — зашипел прибор.
— Да-да, — махнула рукой Вика, — недостаточно данных для точного ответа.
— Хорошо, — сказал Ваня, — Давайте не будем добиваться от Принеси-подая того, чего он не может.
— Как бы нам забраться в машину? — предложила вариант спасения Вика, — Мы могли бы быстро улететь от этих Шрафов?
— Как же, — усомнился Ваня, — В машину нам теперь не пробраться – двери зажаты между стен. И быстро вырулить задним ходом я не смогу. Этот вариант не годится.
Что-то тяжелое ударило по машине. Дети испуганно взглянули на лобовое стекло. Они увидели злую морду Шрафа по другую сторону машины. Шраф пытался пробить стекло, чтобы добраться до детей.
Малыши содрогнулись и прижались друг к другу.
— Не бойтесь, — сказал мамин голос, — так просто стекло не треснет. Оно очень прочное.
Шраф, видимо, сильно ушиб свои лапы о твердую поверхность. Он что-то простонал на своем непонятном языке и слез с багажника. Было слышно, что из темноты доносились обрывки его беседы другими шрафами. Они обсуждали, наверное, как им добраться до добычи.
После долгого молчания Вика с растерянностью произнесла:
— Надо придумать что-то. Мы долго не протянем в пещере. У нас нет ни еды, ни питья.
— Стотысяч говорил, что Шрафы и Цепы боятся огня, — выдвинула дельную мысль Алиса.
— Да, — подхватила идею Вика, — давайте смастерим факелы и будем ими отмахиваться от врагов.
— И шпаги еще, — развеселился Ваня, — Устроим большую драку.
— Насилие не приводит к миру, — вставил реплику мамин голос из красной коробочки.
— Это мы уже слышали, — вздохнула Вика, — Про огонь расскажи, робот. Может это нам помочь?
— Нет, — однозначно ответила коробочка, — Нам не из чего мастерить факелы.
— А фонарики, — спохватился Ваня, — У нас же есть великолепный и яркий свет в руках.
— Это мысль, — обрадовалась Вика.
— Мы достанем все свои фонарики, — мальчик воодушевленно поднял руки, но робот покачал головой:
— Выскочим с фонарями, — произнес мамин голос, — Напугаем Шрафов. А дальше?
— А дальше сядем в автомобиль и унесемся отсюда подальше, — предложила Алиса.
— Да, — согласилась Вика, — Принеси-подай будет толкать машину к выходу. Мы побежим рядом с фонарями. Будем громко кричать «Ура!». Выскочим из пещеры, быстро сядем в автомобиль и умчимся на другую сторону Урума.
— Давайте попробуем, — ответил прибор Гара-Гума, — Как у землян говорят – «на удачу?»
Дети взяли в руки свои фонарики и зажгли свет. Робот схватил всеми руками бампер машины и примерялся с силами.
— Раз, — Вика посмотрела вокруг, — На счет «три» — бежим.
— Стойте, — Алиса вытащила азбуку из внутреннего кармана своего звездного плаща.
— Что еще? – с любопытством спросил Ваня.
— Я забыла, как пишется буква «Ю», — ответила младшая девочка, изучая азбуку.
— Да ты что? – не поверила Вика, — Разве нам сейчас можно думать об этом?
— Все, — обрадовалась Алиса, — вспомнила. Теперь можно бежать. Только вот страшно…
— А, — с пониманием кивнул мальчик и обнял сестру, — Вот ты как хитришь. Всем страшно. Но…
— Да, — кивнула Вика, — Папа говорит, что и смелые люди, и трусы боятся одинаково. Только одни могут страх побороть, а другие – нет.
— Все, — Алиса спрятала азбуку, — Я собралась с силами. Я готова.
— Надо же, — удивился Ваня, — Мама и папа несколько лет учили с тобой буквы, Алиса, но ты так их все и не заучила. А тут – на тебе – быстро все освоила.
— Ну и что? – заморгала Алиса с растерянностью.
— Да ничего, — рассмеялся Ваня, — Скоро будешь читать быстрее нас с Викой.
— Давайте проговорим все еще раз, — улыбнулась Вика, но быстро поменяла улыбку на более серьезное выражение лица — Робот толкает машину. Мы бежим как можно ближе к стенам и светим вперед фонарями. Так?
— Да, — поддержал Вику мальчик, — И еще громко кричим. Пусть Шрафы перепугаются как следует.
— Точно, — Вика несколько раз щелкнула своим фонариком. Фонарик работал безупречно, — Выбегаем наружу и запрыгиваем в машину. Так?
— Так, — кивнула Алиса и тоже пощелкала своим фонарем.
— Ваня должен бежать со стороны руля, — добавила Вика, — Пусть за ним бежит Алиса. Ваши двери справа. Водительская — для Вани. А задняя – для Алисы. А мы с Принеси-подаем запрыгнем в машину с другой стороны. Это сократит время на посадку.
— Все, — Ваня вздохнул, — Начинай считать, Вика.
— Нет, — замотала головой Алиса, — А почему я должна бежать за Ваней? Я должна бежать первой – моя дверь дальше.
— Логично, — кивнула Вика, — молодец, Алиса!
— Да, — мальчик сложил руки на груди, — Как это так – первой. Я же мужчина – мне первым нужно встречать опасности.
— Но тогда мы с тобой просто столкнемся друг с другом, — засмеялась младшая девочка. – Ты побежишь первым, потом станешь пропускать меня к дальней двери…
— Мы все одинаково рискуем, — произнесла красная коробочка, — И те — кто первый, и те — кто следом.
— Решено, Алиса побежит первой, — Вика наклонилась вперед, приготовившись, — Раз…
Алиса и Ваня встали у своей стены и замерли в ожидании.
— Два… — Вика окинула всех взглядом, — Три!
Робот с неимоверным усилием потащил автомобиль к выходу. Железо громко скрипело, обдирая бока о каменные стены.
Дети ринулись следом, громко выкрикивая «Ура» и размахивая лучами фонарей.
Пять, десять, пятнадцать, сорок… каждый шаг отдавался стуком в висках. Громкий крик эхом отлетал от стен и звенел в ушах.
Чем ближе дети продвигались к выходу, тем больше вырастала щель между дверями машины и стенами пещеры. Вот уже в этом пространстве вполне мог поместиться взрослый Шраф, но до выхода было еще далеко.
И, тем не менее, Шрафы отступали в панике и даже не пытались остановиться и напасть. Расчет детей оказался точным и правильным. Кровожадные существа, сбивая друг друга с ног, летели к выходу еще быстрее Донесителей.
Но тут Вика неожиданно поняла, что в таком же быстром темпе бежать дальше не получится. Она увидела, что Алиса сбила дыхание и вот-вот споткнется. Ведь бежать и кричать на ходу вдвойне сложно. Видела девочка и выбившегося из сил брата. А Принеси-подай вообще стал каким-то серым, его правая рука неожиданно соскользнула с бампера машины и робот навалился на капот всей своей грудью.
— Стоп! – закричала Вика, — Прыгайте в машину! Пора!
Алиса подняла голову, чтобы посмотреть на Вику, но выронила свой фонарик из рук. Девочка попыталась нагнуться, чтобы успеть подхватить фонарь, но споткнулась и упала на камни. Следом, споткнувшись об упавшую сестру, рухнул и Ваня. Его фонарь покатился под машину.
Вика бросилась помогать брату и сестре. Первоначальный план не сработал.
Шрафы сообразили, что зря поспешили испугаться. Они бросились всей толпой обратно в пещеру. Теперь счет шел на секунды.
Вика помогла подняться на ноги младшим Донесителям и открыла заднюю дверь для Алисы. Сестра никак не могла совладать с ушибленной ногой, но ни одной слезинки не уронила Алиса на камни пещеры.
Пусть не все заладилось у детей, как они предполагали, но их воля к победе придавала сил.
Робот же отпустил бампер и выскочил вперед к багажнику машины. Принеси-подай широко расставил ноги и приготовился задержать Шрафов, если дети не успеют сесть в машину.
Ваня поднялся на ноги сам и даже успел найти оба фонарика.
Но Шрафы были уже рядом.
Шраф по имени Кос совершил двухметровый прыжок и ухватил робота своими страшными ручищами за голову. Кос ревел. Следом за ним на Гара-гума вскочил и Кир – один из самых сильных Шрафов на Уруме.
Принеси-подай, падая под тяжестью туловищ врагов, повернул свой единственный глаз на детей. Донесители сидели в машине, но Вика устремилась выскочить и спасти Гара-гума. Девочка схватила ручку и открыла дверь. Еще мгновение, и Вика бы оказалась в руках Шрафов.
Робот понял, что не имеет никакого права сломаться именно сейчас. Принеси-подай растянул время.
«Земляне, – записал мысль в своей памяти робот, — благородные живые существа. Недостаток логики в их поступках оправдывается чистотой устремлений».
Принеси-подай растянул время и осмотрел все вокруг. Шрафов было семеро. Они замерли в воинственных позах, готовые продолжить наступление, как только робот перестанет тянуть время.
Принеси-подай усадил Вику назад в машину и плотно закрыл дверь.
Робот знал, что такие вольности со временем строго настрого запрещены Гара-гумам. Но Принеси-подай не мог сломаться тогда, когда дети очень нуждались в его помощи.
Робот собрал из частиц куклу, которая очень напоминала Гара-гума и вставил на место, где только что стоял он сам. Затем Принеси-подай сел к детям в автомобиль и отпустил время.
— Ваня! – закричала Вика, — Принеси-подай в опасности! Я к нему!
— Стой! – закричала красная коробочка в руках робота, — Принеси-подай здесь, в машине. Там, в лапах у Шрафов – кукла, копия Гара-гума.
Дети с удивлением захлопали глазами. Они не видели, как все это могло произойти, но быстро догадались, что робот растягивал время.
— Ваня! – громко сказала старшая сестра, — Самое время убраться из этой пещеры навсегда! Дави на газ!

Вторая история о Хозяине времени
Большое наказание Крамзе


О корцах очень мало известно во вселенной. Сами они никогда не рассказывают другим народам своих легенд и историй. Их род настолько древний, что даже самые старые цивилизации рождались тогда, когда уже существовал Эдола и его загадочный и странный народ.
Корцы – живые тени. Это все, что могли о них сказать определенного другие народы космоса.
Живыми тенями их окрестили по внешнему виду – у корцев полупрозрачные тела. Они — не существа из мяса и костей. Они – тени. Намек на тело, намек на лицо. Едва различимые черты. Голова с небольшим наростом на макушке, широкий нос. Два далеко посаженных друг от друга глаза по краям лица. На лбу едва различимый ромб. Может быть просто украшение, может – символ Эдола.
Туловище у корцев спортивное, натруженное, с хорошо развитыми мышцами. Только оно тоже полупрозрачное – будто создано из дыма.
Корцы носят длинные юбки с фартуками. Фартуки по форме напоминают дубовые листы или листы дерева Афм с планеты Кайма. Юбки корцев украшены двумя лентами узоров — на поясе и в самом низу подола.
Есть ли у корцев ноги – никто не знает. Однажды ученый сопур Апа-кува выдвинул мысль, что юбки корцев – это как раз и есть ноги. Сопур показал другим ученым доказательство своей мысли – тридцать метров мокрого песка, по которому проходил корец. На песке не было видно ни одной впадины от ступней. Сопур предположил, что корцы имеют ноги в виде юбок.
Другие ученые выдвигали теории, что Живые тени не имеют никакого веса. Их тела – газ, пустота, ничто. И эти соображения до сих пор никто не доказал и не опроверг.
Однажды шарал правопланетный по имени Трилэ попытался схватить одного корца за руку. Но не смог. Клешня шарала пролетела сквозь руку корца. И это событие получило большую огласку в космосе.
Многие иные существа космоса становились свидетелями совершенно разных навыков корцев, свидетелями чудес.
Однажды один из корцев остановил жестом целую стаю диких граофов на планете Дрита. Граофы – это дикие животные, внешне похожие на быков с ногами слонов и длинными вытянутыми мордами. Эти морды усеяны небольшими, но острыми бивнями. У взрослых граофов до сорока бивней, граофы проворны и кровожадны. Охотятся они небольшими группами, нападая на добычу неожиданно.
Каким образом корец смог подчинить своему жесту диких хищников – осталось загадкой. Но это случилось. И свидетелями этого чуда стали сразу трое Согаков – разумных существ планеты Дрита.
Многие другие народы космоса видели, что корцы легко могут перескакивать в пространстве из одного места в другое. Некоторые даже считают, что корцы умеют быть одновременно сразу в нескольких местах.
Среди других народов Живых теней космоса считали волшебниками и даже Возвышенными душами. Однако, корцы никогда не подтверждали этих заключений.
Еще большей таинственностью окутан самый известный корец – Хозяин времени. Это существо, дух, демон – мог распоряжаться самым главным богатством вселенной – временем. Он не просто знал законы, которым подчинялось время. Он определял эти законы. Он мог направлять время назад, вперед. Менять одно время на другое.
Когда-то в знак большого доверия крамзанам, Хозяин времени наделил их роботов умением растягивать время. Это был единственный во вселенной пример такой благосклонности корца.
Обычно же Хозяин избегал общения с другими народами. Он не разменивал себя на мелочи, не вникал в мелкие детали.

* * *
— Да не погибнет во времени Крамза! Приветствую тебя, Управитель! — Хозяин времени появился в космическом дворце Главного Логика Крамзы без предупреждения. Корец будто вырос посреди просторной залы.
Управитель вздрогнул от неожиданности и поднял щупальца вверх:
— Какая честь, Ваше Владею временем! (это было обычным обращением к Хозяину). – Логик поспешил проявить всю возможную учтивость, — Что привело Вас на Крамзу?
— Владею временем – владею всем, — ответил Хозяин. – А раз владею, значит – отвечаю.
— Я не совсем понимаю Вас, — искренне удивился Логик такому ответу. – Что-то происходит дурное во вселенной?
— Дурное – это только обратная сторона хорошего, — Хозяин времени достал неизвестно откуда чашу, полную воды. – Это – то, что должно было быть.
Логик посмотрел на сосуд – обычная чаша с водой.
— Хорошо, — кивнул Крамзанин. — Вижу прекрасную прозрачную жидкость.
— А это то, что не должно быть, — корец поставил рядом другую чашу. Вода здесь была мутной и бурлила, будто внутри ее подогревал кипятильник.
— Ваше Владею временем, я ничего не могу понять. – Крамзанин с досадой посмотрел в глаза корцу.
— Во второй чаше то, что натворил со временем ваш Гара-гум, — Хозяин времени сложил руки на груди, — Я говорю о роботе Донесителей. Этот Гара-гум нарушил правила управления временем. Он затащил в десятилетнюю петлю целую планету Грава, чтобы хмарки написали ему космическую энциклопедию для землян. Теперь робот избежал поломки на Уруме, соорудив вместо себя куклу на растерзание Шрафам.
Логик Крамзы почесал пятым щупальцем затылок:
— Ваше Владею временем, — голос Управителя дрогнул, — Мы всем космосом переживаем за детей с Земли. Мы так хотим им помочь в их нелегком деле.
— Время не терпит шалостей, — голос Хозяина был тверд, — Эти вольности создали многие ошибки в разных местах вселенной.
— Мы сейчас же снарядим на Крамзе экспедиции, чтобы исправить все эти недоразумения, — нашел, что ответить Логик.
— Нет, — едва заметно покачал головой Хозяин, — Подобное можно победить только подобным. Только одно время может исправить другое.
— Я опять не понимаю, — признался Крамзанин, — Что Вы имеете в виду?
— Последствия этих двух поступков Гара-гума, — пояснил Хозяин, — перестанут проявляться через восемьдесят девять крамзанских лет. Именно столько времени мне понадобится, чтобы вернуть реальное течение. И именно столько роботы на вашей планете не смогут растягивать время.
— Это наказание Крамзе? – спросил почти шепотом Логик.
— Это искупление, — кивнул Хозяин. – Мы теперь все в большом долгу у времени.
— Спасибо – тихо прошептал Логик, — Спасибо, что Вы выбрали мягкую кару для нас…
— Посмотрим, — ответил Хозяин, — Настолько ли она мягка, как кажется теперь.
— Простите, — спохватился Логик, — А как же Донесители? Они теперь на Уруме абсолютно беззащитны. И робот… Чем он теперь может им помочь?
— Многим, — коротко ответил Хозяин. – Я могу позволить ему остаться с детьми до конца испытаний. Но потом – он вернется на Урум один. И пусть случится то, чего он смог избежать теперь.
— Я понимаю – робот должен быть сломанным на Уруме. Не сейчас, так позже, — Главный Логик Крамзы вытер пот со лба, — Но почему Вы выбрали для сложного испытания детей? На земле почти шесть миллиардов взрослого населения. Они сильнее физически, они больше знают, они, в конце концов, уже успели пожить.
— Любой народ вкладывает в своих детей лучшее, — сказал Хозяин, — Если дети не смогут спасти Солнце…
— Его не смогут спасти и взрослые, — закончил мысль Логик.
— Нет, — покачал головой Хозяин, — Не так. Если дети не смогут спасти Солнце, значит, людей вообще не стоит спасать.
— Ах! – изумился Логик.
— Да! – кивнул Хозяин, — Сейчас все человечество держит экзамен на право жить!

Глава 19
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум думали над планом дальнейших действий

— Ваня! — громко сказала старшая сестра, — Дави на газ!
Автомобиль, сбивая на ходу камни со стен, ринулся задом наперед к выходу. Ване было крайне неудобно править, вывернув голову назад. Но он старался как можно точнее выкатить машину из западни.
— Правее, — живо посоветовала Вика. Она встала на колени и посмотрела вперед.
— Сядь, Вика, — коротко поправил ее Ваня, ты только загораживаешь мне обзор. Машина выскочила из пещеры и со всей силы ударилась багажником об отвесную скалу
стоящей напротив горы. Девочки попадали на заднем сиденье.
— Вперед! — закричала Вика.
Но на капот автомобиля запрыгнул Шраф и стукнул со всей силы кулаком по стеклу. Ваня резко дернул автомобиль вперед, и машина заскочила обратно в пещеру. Шраф, перекатившись по крыше, спрыгнул вниз и перегородил своим туловищем выезд. Но Ваня этого не увидел. Он включил заднюю скорость, и опять помчался назад. Бампер машины стукнул шрафа в живот и существо отлетело прочь. Ваня успел затормозить прежде, чем машина опять бы врезалась в стену. Он повернул колеса вправо, набрал в легкие воздуха и заставил себя аккуратно нажать на педаль газа.
— Ура! — закричали сестры, когда машина выскочила на открытый простор пустыни Вынз, а бежавшие за детьми шрафы отстали — Мы спаслись!
— Да, — сказала коробочка Принеси-подая, — Вы придумали очень удачный план.
— Только я вся в синяках, — призналась Вика.
— Вот, — поднял вверх указательный палец мальчик, — Кто мешал вам пристегнуться?
— Шрафы, — ответила Алиса, и все засмеялись.
А меж тем радоваться было нечему. И Вика быстро прервала веселье, царившее в машине:
— Принеси-подай, — сказала она, — Шрафы по-прежнему гонятся за нами? Они могут нас догнать?
— Шрафы бегают в два раза медленнее нашей машины, — ответил робот.
— Это здорово, — кивнула Вика, — Значит, мы всегда можем скрыться.
— А я думаю, что настало время нам позавтракать, — сказала Алиса. — Есть у нас время подкрепиться чем-то вкусненьким?
— Завтракать будем на ходу, — кивнула Вика. — Мне все-таки непонятно, как нас Шрафы обнаружили в пещере. Мы молчали, вели себя очень неприметно.
— Это досадная случайность, — ответил робот, — Это то, чего мы предвидеть не могли.
— Значит, Алиса не виновата? — спросил мальчик.
— Нет, конечно, — ответила коробочка.
— А есть ли смысл нам снова набрать воды и замолчать? — уточнила Вика, — Нас ведь уже обнаружили.
— Теперь можете тихо разговаривать, — кивнул Принеси-подай, — На нас уже все равно идет охота. Каждый миг мы рискуем опять оказаться в крупных неприятностях. Шрафы знают, как мы выглядим, сколько нас, где мы были и в какую сторону уехали.
— А завтрак? — напомнила Алиса, — Кушать будем?
— Да будем-будем, — кивнул Ваня.
Мальчик остановил автомобиль и вышел к багажнику за едой.
Автомобиль был весь помят и исцарапан. Ваня с сожалением покачал головой. Только теперь он вполне осознал, из какой чудовищной беды вывез их этот надежный железный конь.
Но еще больший ужас ждал мальчика в багажнике. В багажнике не было никакой еды. Только обрывки упаковки от первого, второго… Шрафы съели все, чем снабдили крамзане Донесителей. Мальчик вернулся в салон автомобиля и сел за руль. Ваня молчал.
— И где мороженое, где пирожное? — спросила с улыбкой Алиса.
— У шрафов в желудках, — ответил Ваня, вздыхая.
— Вот это да, — изумленно воскликнула Вика.
— Мы умрем с голоду? — спросила Алиса.
— Нет, — махнул рукой Ваня, — с нами Принеси-подай! Он растянет время и соберет еды из частиц! Пусть, это будет непросто. Но мы не пропадем.
Робот заерзал на своем сиденье. Его лицо не выражало никаких эмоций, но туловище как-то осунулось и сжалось.
— Что-то не так, Принеси-подай? — мальчик похлопал Гара-гума по плечу.
— Хозяин времени лишил меня и других невоенных роботов умения растягивать время, друзья! — произнесла в полной тишине красная коробочка.
Дети молчали и смотрели на робота с изумлением.
— Ваш Гара-гум дважды нарушил важные правила, по которым роботы могли растягивать время, — признался мамин голос, — Первый раз — делая космическую энциклопедию на планете Грава. Второй раз — теперь. Ваш робот оставил на растерзание Шрафам куклу вместо себя.
— Куклу… — прошептала Алиса, — Ты испугался, Принеси-подайчик?
— Робот не знает, что такое страх, — ответила коробочка.
— Принеси-подай не хотел оставлять нас одних на Уруме, — тоже шепотом сказала Вика, -Ты — молодец, робот. Ты очень здорово сделал, что так поступил. Но это нас не спасет… Мы остались без еды. У нас нет никакого плана действий.
— Подожди, Вика, — воодушевился Ваня, — Всегда должен быть какой-то выход. Надо просто очень хорошо подумать.
— Пить очень хочется, — мечтательно бросила Алиса, — Как тут можно думать, когда во рту все пересохло?
— Стоп! — Вика вытащила планшет и включила карту — Вода. Вода — это жизнь. Вода -это спасенье. Я видела на Уруме воду. Где-то…
Девочка углубилась в изучение карты.
— На Уруме есть одно единственное небольшое озеро, — кивнул головой Принеси-подай, -оно на Северо-востоке от нас.
— Далеко? — Вика по компасу на карте определила, в какой стороне Северо-восток.
— Пятьсот один земной километр и сто два метра, — ответил робот со свойственной ему точностью.
— А! Вижу, — Вика нашла на карте небольшое синее пятнышко, — Озеро под названием Гиблое. Фу! Вот это названьице! Почему это оно гиблое?
— Существа на Уруме не любят воды, — пояснил Гара-гум. — Они воду не пьют, в ней не моются. Они вообще воды побаиваются. Озеро Гиблое когда-то давно носило название Слеза Урума. И не потому, что кто-то большой плакал над пустынной планетой и ронял на Урум слезы. Название означало, что вода в озере чистая, как слеза. Говорят, что водоем этот образовался из льдины, упавшей на планету много столетий назад. Только льдина была настолько большой, что она до сих пор вся не растаяла. А в Гиблое водоем переименовали Шрафы. Однажды один из них наглотался воды, упав в погоне за добычей в воду. Шраф чуть было не задохнулся — он совершенно не умел плавать. Каким-то чудом существу удалось все же выползти на берег. Он отплевывал воду и кричал: «Гиблое!»
— Ясно! Это то, что нужно, — потерла ладошки Вика, — Это место, где безопасно. По крайней мере, мы сможем утолить жажду. Вода пригодна для питья?
— Вполне, — кивнул Принеси-подай, — Она, конечно, солоновата на вкус — если говорить вашим земным языком.
— Как это? — поинтересовалась Алиса, — Вода с солью что-ли?
— С повешенным содержанием солей, — ответил робот.
— Долго до этого Гиблого ехать? — спросил Ваня.
— Пять часов, — выдал ответ робот.
— Едем? — спросил мальчик.
— А чего ждать-то… — ответила Вика, — Поехали, Ваня.
— Да я себя как-то неловко чувствую, — признался мальчик, — Мы так долго летели на этот Урум. Я все думал, что мы здесь начнем совершать настоящие подвиги.
— Это какие такие подвиги? — спросила Вика.
— Разные, — Ваня показал кулак.
— А! — кивнула старшая сестра, — Я поняла. Взрывы, пушки, танки…
— Да нет же, — рассердился мальчик, — Наладим мир, например. Подружимся с Цепами и Шрафами. Помирим их друг с другом. А вместо этого убегаем, как трусы. Мы теперь ищем безопасное место. Чтобы спокойно было.
Вика вздохнула. Она тоже представляла все не так:
— Да, Ваня…
— И ничего и не убегаем, — замотала головой Алиса, — Мы просто ищем воду, чтобы не погибнуть от жажды. Принеси-подай, ты не знаешь, сколько человек может прожить без воды?
— Трое земных суток, — ответил робот.
— Вот, — с деловой интонацией в голосе заметила Алиса, — Какое геройство может быть, когда у нас совсем нечего пить?
— Хорошо, — подытожила Вика, — Мы сейчас отправляемся на это Гиблое озеро. Делаем запас воды, чтобы не умереть от жажды. А затем продумываем подробный план, что делать дальше.
— Еще бы и с едой вопрос решить, — сказал по-взрослому мальчик. — Вода-водой, но кушать тоже что-то нужно.
— В озере рыбки наловим, — весело предположила Алиса.
— Рыбки, — улыбнулся Ваня с надеждой посматривая на робота, — Чего молчишь, Принеси-подай? Есть там рыба?
— Нет, — коротко ответил робот.
— Ах вот почему оно Гиблое! — догадалась Алиса.
— Не поэтому, — спокойно пояснил Гара-Гум. — В озере нет рыбы, но живут вполне съедобные рачки под названием Стрик.
— Смотрите! — громко закричала Алиса, — Шрафы!
Все посмотрели по направлению, куда младшая девочка указала жестом. Стая Шрафов неслась с большой скоростью к машине, поднимая столб желтой пыли.
— Нас опять выследили, — сказал Ваня, — Пристегивайте ремни, теперь уж точно пора убираться отсюда подальше.
— Я буду штурманом, — сказала Вика, — Ваня, бери чуть правее.
— Смотрите, один Шраф хромает, — заметила Алиса.
— Это мы его стукнули бампером нашей машины, — сказал Принеси-подай.
— А зачем он лез под колеса? — с обидой спросил мальчик.
— Кушать хотел, видимо, — без улыбки ответила Вика.
Машина рванула с места, и мальчик поднял ее как можно выше над Вынзом. Дети видели, как Шрафы остановились в исступлении и негодовании. Добыча опять уходила из их цепких рук. И Шрафы совершенно ничего с этим не могли поделать.
— Надо было как-то аккуратнее выезжать, — с сожалением бросила Вика брату, — Теперь Шраф вдвойне озлоблен и будет нас искать до самого конца.
— До какого конца? — уточнила Алиса.
— Пока Ваня не скажет Шрафу строго, чтобы он оставил нас в покое, — Вика сделала серьезное выражение лица.
— Да кто же знал… — ответил мальчик, — Я же не нарочно.
— Ну вот, — улыбнулась Алиса, — Придется лишить Ваню прав.
— Так у меня итак их нет, — Ваня насупился, — Кто-то хочет за руль вместо меня?
— Нет, — замахала руками Вика, — Веди машину и не обращай внимания на наши колкости.
— Это мы от голода бредим, — вставила реплику Алиса. — Принеси-подай, ты не знаешь, что бывает с голодными людьми?
— Бред, боль, потеря разума и смерть, конечно, — ответил приборчик робота. — Это во всем космосе так, не только у людей.
— Ах, как ты нас успокоил! — недовольно заметила Вика, — Мне теперь значительно легче на душе. Да еще эти Шрафы — они ведь не оставят нас в покое. Тут сразу вспоминаю папину любимую легенду. Ее можно легко пересказать на урумский манер.
* * *
На диком Уруме ранним утром просыпается голодный Шраф. Он водит мордой по сторонам и думает, где раздобыть еду. Вокруг не видно ничего съедобного. «Надо быстро бежать, — думает Шраф, — чтобы поймать добычу и не умереть с голоду».
На диком Уруме в другом месте ранним утром просыпается голодный Цеп. Он тоже водит мордой по сторонам и думает, где раздобыть еду. И вокруг Цепа не видно ничего съедобного. «Надо бежать, — думает Цеп, — чтобы поймать добычу и не умереть с голоду».
На диком Уруме ранним утром просыпаются Донесители. К ним с разных сторон подкрадываются голодный Цеп и голодный Шраф. «Надо бежать, — думают Донесители, -чтобы не стать добычей и не умереть».
На диком Уруме все равно — Шраф ты, Цеп или Донеситель. Чтобы не умереть, надо быстро бежать.
— * *
— Хорошая легенда. Правда она про активный образ жизни и для нашей ситуации не подходит, — после долгой паузы сказала коробочка Принеси-подая.
— Да, — кивнула Вика, — В этой ситуации папа придумал бы что-то более подходящее, чем просто убегать от погони.
— А еще Шрафы и Цепы редко охотятся утром. Они предпочитают сумерки, — добавил красный прибор.
— Ага, — легко усомнилась Алиса, — А погоню за нами устроили неправильные Шрафы.
— Мы их просто вывели из себя, — пояснила красная коробочка.
— Другого выхода у нас нет. Думаю, что это тот случай, когда убегать вовсе не стыдно. Стыдно было бы не справиться с нашим большим заданием, — кивнул мальчик, — Я жму на педаль изо всех сил. Быстрее ехать эта машина просто не умеет…

Глава 20
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум очутились на дне Гиблого озера

— Другого выхода у нас нет. Стыдно было бы не справиться с нашим большим заданием на Уруме, — сказал Ваня, — Я жму на педаль изо всех сил. Быстрее ехать эта машина просто не умеет…
— Друзья, — робот повернул свою одноглазую голову так, чтобы видеть всех Донесителей, — Автомобиль неисправен. Шрафы вывели из строя несколько важных устройств. Шансов дотянуть до озера — мало.
В машине наступила зловещая тишина. Дети с ужасом представили, какой кошмар их ожидает. Алиса прижала кулачки к глазам и тихо заплакала:
— Я хочу домой, — шептала девочка, — к маме и папе. Верните нас домой… Вика обняла сестру и едва слышно запела:
— «Коротышки с любовью и лаской, называют меня Синеглазкой»… Алиса взяла себя в руки и даже улыбнулась.
— Какая хорошая песенка, — сказал Ваня, — Она нас постоянно выручает. Не плачь, Алиска, мы обязательно вернемся домой!
Под капотом машины что-то щелкнуло. Автомобиль вздрогнул, но не остановился. Донесители на долгое время замолчали, пытаясь уловить еще какие-то звуки из-под капота.
— Ваня, — нарушил тишину Принеси-подай, — Давай попробуем наладить машину во время полета? Робот вылезет через окно и попробует отремонтировать двигатель.
— Упадешь, — с сомнением произнес мальчик, — Еще тебя придется налаживать. Гара-гум ничего не ответил. Он открыл окно и снял сапоги и накидку, которые могли
помешать в этом непростом деле. Робот открыл окно и стал медленно вылезать на крышу машины. Ветер бил его по лицу, но Гара-гум не обращал на это никакого внимания. Принеси-подай успешно выбрался наружу, уселся на крыше. Дети увидели в лобовом стекле две ноги с присосками. Вот робот ухватил руками крышку капота и дернул ее изо всех сил. На миг крышка закрыла обзор водителю и Ваня от неожиданности не удержал руль.
— Ой! — воскликнула с испугом Вика, но Принеси-подай усидел на своем месте и не упал с машины.
— Да, — Ваня вытер лоб ладошкой, — Крутить руль не так просто. Чуть было не опрокинул робота.
Гара-гум спустился с крыши на открытый для осмотра капот. Робот сел на крыло автомобиля справа, чтобы не закрывать обзор Ване. Его руки погрузились в двигатель, в глубину неизвестных детям механизмов. Достаточно долго Принеси-подай подкручивал, что-то соединял и налаживал. Детям показалось, что машина пошла резвее.
Робот, видимо, закончил свою работу. Он аккуратно полез назад в салон машины.
— Ну что там? — с нетерпением спросил мальчик, когда Гара-гум успешно залез на свое место впереди.
— Нарушена система охлаждения — ответил робот. — Самое удивительное, что в этом виноваты не Шрафы. Это песок Вынза засорил двигатель.
— А вот наша машина на Земле,… — начала мысль Алиса, но махнула рукой, — ….да и там -папа все время что-то налаживает.
Вика повернулась назад:
— Самое главное, — сказала она, — что Шрафы отстали. Двигатель снова щелкнул, из него пошел едва заметный дымок.
— Что делать? — спросил Ваня робота.
— Давай меняться местами, — ответил Гара-гум. — Все пристегнуты ремнями безопасности?

* * *
Шрафы остановились в исступлении и негодовании. Добыча опять ушла из их цепких рук, и они совершенно ничего с этим не могли поделать.
— На-не-а! — злобно прорычал раненный Шраф по имени Кир. В переводе на земной язык это означало: «Ужин сбежал!»
— Надо догнать еду, — выдвинул дельную мысль Кос.
— Попробуй! — оскалился Кир, осмотрев ссадины на своей ноге.
— Кто это вообще? — спросил самый молодой Шраф в стае. Его звали Чаг (любопытный).
— Я такой еды никогда не встречал.
— Я встречал, — ответил Кир, — Я уже видел одноглазого. Это было давно. Он упал с неба на большом блестящем камне (так Шраф назвал космический челнок). Думаю, что тогда одноглазый приходил к Цепу, но я вовремя напал на многоногого. Пока мы с Цепом дрались, одноглазый ушел обратно в небо.
— А почему у него теперь нет блестящего камня? — с недоверием спросил Чаг.
— Да откуда мне знать? — рассерженно бросил Кир.
— Значит, камень отняли, — усмехнулся Кос, — Не уйдет одноглазый в небо. Надо продолжать погоню.
— А бросалку нам тоже принес одноглазый? — спросил Кир, — Вроде отец моего отца рассказывал эту историю. Наверное, одноглазый опять пришел с неба, чтобы вернуть нашу бросалку себе?
— Нет, — покачал головой Кос, — Бросалку нам принес многорукий с тремя глазами. Эту легенду я помню точно.
Бросалкой Шрафы назвали Антивес. Прибор, который хищники много лет назад отняли у крамзанина, прилетавшего наладить мир на Уруме.
С тех пор Шрафы бросают с помощью антивеса камни. Некоторые из этих камней улетают в далекие глубины космоса и приносят неудобство космической навигации. Мысль вернуть антивес на Крамзу не единожды обсуждалась на разных планетах. Но попытки сделать это так и не случилось.
— Вот времена настали, — нервно заявил Кир, — Еда стала по небу бегать. Да так быстро, что и Шрафу не догнать.
— Ничего, — воодушевил всех Кос, — Мы одноглазого все равно съедим. Еще никто так просто от Шрафа не убегал. А бросалку надо взять с собой. Будем одноглазого ловить на бросалку, как Цепа — на кусок мяса…

* * *
Дети молча проверили ремни. Принеси-подай уселся за руль и выдвинул ручку на панели приборов. Машина, будто ее ужалила дикая пчела, рванула вперед с бешенной скоростью. Пейзаж за окном вытянулся в неразборчивые линии. Донесители зажмурились
— было очень страшно.
Время тянулось медленно. Казалось, что пути не будет конца. Вика слышала, как в ее висках стучит пульс. Девочка все никак не могла представить, где может лежать синий камень. Она рисовала в воображении карту Урума, мучительно выискивая ключик к разгадке.
Алисе вспоминался дом и детская комната. Теперь это было таким далеким, но таким родным и важным. Мама и папа. Как дети решились улететь с Земли без спроса? Алиса очень переживала и корила себя за этот ужасный поступок.
Ваня, который теперь сидел впереди на месте Принеси-подая, думал о двигателях. Неужели светлые умы Крамзы не учли такой досадной мелочи, как песок? А еще мальчику хотелось попробовать управлять машиной на большой скорости. Ваня посмотрел на приборы и увидел, что стрелка показывает триста километров в час.
Дыма впереди видно не было. Если что-то и горело в двигателе — оно давно погасло от потока ветра. Принеси-подай стал притормаживать, убрав ногу с педали газа. — Два километра до Гиблого, — сказала красная коробочка.
Дети всматривались вперед. Песок Вынза сменился серыми камнями. Одни были большими и острыми, другие — совсем маленькими. Кое-где виднелась не засыпанная булыжником земля Урума — красная почва, похожая на глину.
Неожиданно взору Донесителей открылась большая круглая чаша воды — озеро Гиблое.
— Ух! — воскликнула Вика и Алиса хором.
— Вода, — торжественно произнес Ваня.
— Цеп, — прошептала коробочка.
Донесители увидели среди каменных нагромождений многоногую черепаху.
— Ну что за денек выдался, — мальчик стукнул ладошками по коленкам, — Только от Шрафов спаслись — на тебе — новый ужас!
— Друзья, наденьте на головы капюшоны ваших звездных плащей, — прозвучал мамин голос из красного прибора, — Сейчас мы будем тонуть в озере Слез!

Третья история о Хозяине времени
Огород Офмы

Шаралы (или шахары, как их называют сопуры, что в переводе на наш язык означает «прекрасный») — это большой народ, заселивший три планеты системы Бе-Крама со звездой Давур: планеты Хара (правая), Азму (средняя) и Лато (левая). Именно поэтому и шаралов в космосе принято делить на три группы по их месту проживания — Право-, лево- и среднепланетные.
Большой разницы между шаралами с разных планет не существует. Все они -дальние потомки исчезнувшего народа Эносла («хранители слов»). Просто Шаралы с планеты Лато — покрыты чешуйками, отражающими свет Давура. На левой планете очень жаркий климат, так как она ближе всех от звезды. Шаралы левопланетные легко выдерживают температуру в шестьдесят градусов, а при земной жаре в двадцать пять градусов эти существа просто мерзнут.
Среднепланетные шаралы живут в условиях, похожих на земные. Их тела покрывает сизая кожа, а чешуйки — просто красивый темный рисунок на теле.
Самая дальняя от Давура планета -Хара. Здесь Шаралы приспособились к холоду — их кожа толще, чем у других. Кожа эта самая бледная, почти белая. А еще Правопланетные — самые большие по росту. Взрослые существа дорастают до полутора земных метров.
Тело шаралов — почти идеальный шар с шестью ногами, торчащими в разные стороны. Эти ноги не умеют гнуться. Шаралы не ходят, они перекатываются с одной конечности на другую. Руки у этих существ без пальцев — маленькие, гибкие. Две — спереди, две — сзади.
Понять, где у шаралов передняя часть, а где задняя — не просто. На спине у существ такие же глаза, как и на лице. Два глаза с одной стороны туловища, два с другой. Лицо же шарала распознают по небольшому носу и едва различимому рту без губ. И нос и рот у шаралов только один. Именно эту часть туловища принято считать лицевой.
Шаралы искренне обижаются, если кто-либо из существ космоса по ошибке начинает разговаривать с ними, глядя в глаза на спине. Поэтому отличать, где и какая часть у этих существ — очень даже важно.
Шары с ножками, (так называют Шаралов Эосы) с большим уважением относятся к своей истории и памяти о прошлом. Память эта с трепетом передается от отцов к потомках и никогда не искажается.
Шаралы давным-давно научились ловить слова в «кувшины истории» и хранить их бесконечно долго в своих специальных библиотеках.
Кувшины истории — приспособления, напоминающие наши земные песочные часы. Сделаны они из прозрачного стекла с мутным белым налетом. Узкое место горловин соединяет кольцо из металла. Но вместо песка, в Кувшинах из одной колбы в другую «пересыпаются» голоса предыдущих поколений.
Другими словами, кувшины — это приспособление для записи голоса. В отличие от земных дисков и кассет, кувшины обладают удивительным свойством передавать не только смысл речи, но и душевное состояние авторов записей. Поэтому коллекция шаралов — уникальное отражение минувших времен, самая точная библиотека легенд и настроений космоса.
Но почему же мы так подробно в главе про Хозяина времени, рассказываем о шестиногих шаралах? Конечно, этому есть логичное объяснение. Среди Кувшинов слов есть один, сохранивший древний голос предка шаралов Эносла Ырада.
Ырад поймал в кувшин удивительную историю о корцах. И легенд, подобных этой, не встречается у других народов.
Итак, переворачиваем кувшин слов с надписью на металлическом кольце «Легенда Ырада об огородах Офмы» и слушаем…
Казарус ика пре димамну горо (Настоящее всегда рождается в прошлом).
На заре времени, когда идеи Плюса и Минуса только приноровились друг к другу, пришел в наш мир чужой Замысел. Звали его Офма.
Замысел не был плохим или хорошим. Но был он огромным и мешал космическим весам, только что нашедшим равновесие и гармонию. Офма не имел тела, но имел границу между собой и не собой. Он не имел конечностей, но умел ходить и хватать. Не имел глаз, но видел. Он был чужд нашему пространству. И слишком большим для того, чтобы не влиять на равновесие, ибо Настоящий Замысел грандиознее Космоса.
Сначала Космос вспучился под тяжестью Офмы, а затем начал рассыпаться и рушиться, одно — тянуло за собой другое.
Офма, понял, какую беду он творит. И решил Замысел порвать пространство и покинуть наш мир. Но по его следу, прямиком к дыре, полетели целые системы галактик. Их будто тянула в воронку третья сила, отличная от идей Плюса и Минуса.
Офма вернулся к дыре и долгое время закрывал ее своим огромным телом. Но Замыслу было скучно стоять на границе и ничего не делать. Офма в исступлении начал ловить своими громадными НеЩупальцами пролетающие мимо планеты. Он крошил их в пыль, и бросал к своим ногам.
Так образовалось заданное Офмой движение в нашей Вселенной. Многие называют его Ветром мира.
Крошит Офма планеты — Космос меняет положение, чтобы вернуться к равновесию.
Целую вечность Офма забавлял себя этой неинтересной игрой. Гора земли из разрушенных планет уже почти закрывала ему НеКолени. Но вот однажды в НеЩупальца его попала горячая звезда Алдония. Замысел не знал, какая жаркая сила таится в этом сверкающем шаре. Он ухватил Алдонию и тут же по НеЩупальце Замысла побежал огонь.
Но звезда не могла убить Замысел, как не может темнота победить воду.
Офма сам себя изжил, и дальнейшее его существование не имело смысла.
Алдония просто смогла поставить точку, определить во времени конец Замыслу по имени Офма.
И опять образовалась дыра и в нее потянуло наше пространство и время, будто в ванне с водой распечатали крышку. Но пришли из иного Великие. Никто не видел, кто это был на самом деле — другие Замыслы, подобные Офме, или Идеи, подобные Минусу и Плюсу. Сделали они нечто, что было не по силам Космосу.
Другие поставили дверь у дыры между Своим и Нашим — большой белый ромб из чудесного и прочного камня, существующего в их пространстве. Они запечатали брешь, прекратив разрушенье Космоса.
И поселили Другие у двери своих младших братьев — корцев. Они дали корцам тела и некоторые качества живых существ нашей Вселенной. Они хотели, чтобы корцы вечно хранили дверь взаперти.
А чтобы младшие братья не забывали своего важного предназначенья, наделили их Великие обязанностью сажать зерна — зерна растений по имени Уэр (Совесть).
Земля, пригодная для корней Уэра лежит в достатке по ту сторону двери. Земля, которую накрошил Замысел. Земля, которую теперь принято называть огородом Офмы.
А растение Уэр удивительно тем, что питают его не соли земли, в которую оно посажено. Уэр живет поступками своего хозяина.
И рождаясь теперь от матери, корец ждет, когда созреет зерно Уэра на растении отца в огороде Офмы за белой дверью. Корец отрывает спелое зерно со стебля и сажает свой собственный Уэр. С этого момента цветок и молодой корец навечно связывают свои судьбы — благоухание Уэра зависит от поступков корца.
И пока запечатана Дверь. Она под надежной охраной.
Космос есть так, как есть. От мельчайших весов — до глобальных. Стережет же его сложнейшие связи — величайший народ по имени Корцы!

Глава 21
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум ловили Стриков

— Сейчас мы будем тонуть в озере Слез! — прозвучал мамин голос из коробочки. Автомобиль на большой скорости подлетел к воде и с громким всплеском ушел ко дну.
Донесители увидели вокруг миллионы воздушных пузырьков, которые поднимались к поверхности воды.
Гара-гум опустил машину на самое дно. За закрытыми окнами, был виден красивый подводный пейзаж. Вокруг автомобиля росли невысокие синеватые водоросли, блики света плясали по их изогнутым стебелькам. Вода была чистая, поэтому видимость под водой была прекрасная. Вдалеке дети увидели стайку каких-то подводных обитателей, похожих на маленьких рыбок.
— Все, — отстраненно произнес мамин голос, — У нас больше нет транспорта. Двигатель теперь окончательно вышел из строя. Но мы в самом безопасном месте на этой страшной планете. Здесь нас не смогут достать ни Цепы, ни Шрафы.
Дети молча смотрели, как в салон машины медленно попадает вода снаружи.
— Ага, — тихо произнесла Вика, — Скоро нам в любом месте будет не страшно.
— Почему? — не поняла Алиса.
— Потому что мы утонем, — ответил Ваня, посмотрев на робота. Гара-гум замотал головой:
— Друзья, у вас чудесные плащи. Они не позволят вам захлебнуться. Вода в салоне машины тем временем поднялась до колен Донесителей.
— Теплая, — Ваня показал жестом на красный прибор Принеси-подая, — А эта штучка не испортится. Стотысяч говорил, что она очень горячая.
Робот молча кивнул и убрал коробочку за отворот мантии.
— Точно не захлебнемся? — недоверчиво уточнила Алиса. Робот опять кивнул.
— Все, — хлопнула себя по коленкам Вика. — Сейчас вода заполнит всю машину, и мы опять не сможем говорить друг с другом. А плана у нас так и нет…
— Да, робот, — Ваня привстал с сиденья и заглянул Гара-гуму в лицо, — Что будем делать дальше? Сидеть и ждать у моря погоды?
Робот достал свой планшет и нарисовал знак вопроса.
— Ха! — изумилась Вика, — Он не знает!
— Давайте для начала раздобудем еду, — предложила Алиса, — наловим рачков, как их Принеси-подай называл?
— Стрик, по-моему, — вспомнил Ваня. Робот одобрительно кивнул.
— Ну и как мы их будем ловить? — поинтересовалась Алиса.
Гара-гум поднял вверх руку и пошевелил всеми своими тремя пальцами.
— Руками, — пояснила Алиса. — Замечательно.
— Очень, — рассерженно согласилась Вика, — И есть этих Стриков будем сырыми.
— Почему сырыми? — не поняла сестра, но тут же догадалась сама, — А потому что костер на дне озера мы развести не сможем.
Тем временем уровень воды в машине поднялся до подбородков детей. Это был ужасный момент, дети никак не могли понять — каким образом их спасут звездные плащи. Ваня окунул голову в воду и увидел — под капюшоном у Донесителя оставался небольшой пузырь воздуха, пригодного для дыхания. Вика проделала вслед за братом тот же эксперимент.
— Алиса, — радостно заявил мальчик, вынырнув, — не бойся — попробуй, как я. Я — дышу под водой!
Младшая сестра окунула голову и попыталась, не выныривая, что-то сказать Ване. Ничего не вышло. Воздушный пузырь звездного плаща заканчивался сразу под носом, а рот оставался в воде. Поэтому у девочки вышло сказать только «буль-буль». Поняв эту тонкость, Алиса с большим удовольствием сделала маленький глоток урумской воды. Девочку давно мучила жажда и теперь было самое время ее утолить. Да, это странное впечатление — пить, сидя под водой. Без чашки, без блюдца… Вода была и правда слегка соленой, напоминала минеральную. Но пить ее было вполне можно. Девочка подняла голову, чтобы поделиться впечатлением с Донесителями, но вода уже заполнила весь салон. Дети опять были вынуждены молчать и понимать друг-друга с помощью жестов или письма на досках.
Робот открыл дверь машины и поманил за собой детей. Донесители выбрались из автомобиля и стали неумело барахтаться, так как не умели плавать. Принеси-подай взял Вику за руку. Другая рука поймала Ваню, который завис вверх ногами. Третья рука схватила Алису. Таким образом, дети обрели твердую опору.
Робот пошел к берегу, увлекая вместе с собой и Донесителей. Принеси-подай дошел до неглубокого места, где дети могли уже стоять по пояс в воде, и остановился. Малыши с удовольствием вдохнули воздух полной грудью, не боясь нахлебаться воды.
— Вот это ощущение, — выразил общее мнение Ваня.
— Смотрите, — вскрикнула Алиса, показывая жестом на берег, — Черепашек уже три. По камням к берегу пробирались Цепы. Их действительно было трое. Они смотрели
прямо на Донесителей и робота, видимо понимая, что дети убежать не смогут.
— Ух, — выдохнула громко Вика, — Вот это влипли. Что теперь делать?
— А что тут думать — машина утонула, — Ваня посмотрел назад, где лежал глубоко под водой транспорт. — Вариантов нет.
— А Цепы точно не бросятся в воду? — спросила робота Алиса. Принеси-подай достал прибор из отворота мантии и мамин голос ответил:
— Пока мы стоим в воде — нам ничего не угрожает. Давайте подумаем о еде. Возможно, на сытые желудки у вас и головы будут работать лучше.
— А мы можем кого-то позвать на помощь? — Вика пропустила предложение робота о еде мимо ушей, — Давай позовем Стотысяча. Пусть привезет нам новую машину. Иначе мы не сможем продолжать поиски.
— Совершенно верно, — кивнул Ваня, — Все пошло не так, как хотелось. Давай попробуем начать все сначала.
— Или вообще домой полететь, — мечтательно произнесла Алиса.
— Хорошо, — сказал мамин голос, — Мы сообщим Стотысячу, что проиграли. Что мы не герои и ничего у нас не получилось.
— Мы — дети! — уточнила Алиса, — Вот когда вырастем, тогда всех победим!
— Нет, — покачал головой робот, — Если сдаетесь детьми, будете сдаваться и взрослыми. И постоянно проигрывать. Так нельзя. Давайте наловим Стриков и поедим. В любом случае Стотысяч не сможет прилететь мгновенно.
Робот опустил руки в воду и через минуту резким движением выдернул со дна небольшое существо, похожее на пиявку с маленькими ножками и двумя глазками на длинных стебельках.
— Что это? — брезгливо спросила Вика.
— Это Стрик, — ответил мамин голос, — Очень питательный и сытный рачок из этого озера.
— И ты предлагаешь нам его съесть прямо так — сырым? — спросил мальчик.
— Жаль, что у Принеси-подая нет рта, — Вика поморщилась, — Посмотрели бы мы, как он это съел сам.
— Надо восполнить свои силы, — без эмоций ответил мамин голос, — Сырое мясо, конечно, жестковато. Но съесть его нужно.
— Нет, — Вика была категорична, — Лучше умереть с голоду.
— Стоп, — сказала Алиса, — А поджарить этих рачков можно?
— Чтобы поджарить — надо разводить костер, — спокойно ответила коробочка — А как мы его разведем, если на берегу нас ждут Цепы?
— Так ты этих Стриков на своем красном приборе приготовь, — высказала великолепную идею Алиса, — Прибор же горячий у тебя!
Донесители с уважением посмотрели на младшую сестру.
— Да, — ответила коробочка, — Мысль великолепная. Только вот приготовить обед для вас троих будет непросто. На приготовление каждого Стрика потребуется много времени.
— Так давай их тогда сварим, – предложила Вика — сразу много.
— Да, — спокойно урезонил девочку робот, — Но для этого нам нужна кастрюля. А такой предмет мы с собой на Урум не взяли.
— Ага, — Ваня с сожалением махнул рукой, — Как же так – не взяли кастрюлю?
— Лишний вес, — ответил Гара-гум.
— Хорошо, — остановил дальнейшие споры мальчик, — Давайте сделаем кастрюлю сами.
— Как это? – удивилась Алиса. Дети стояли по пояс в воде. Никаких инструментов и материалов у них не было.
— Да очень просто, — улыбнулся Ваня, — Принеси-подай, иди, оторви у машины крышку багажника, как ты отрывал капот. Мы загнем края у крышки – получится квадратная железная коробка. Вот вам и кастрюля.
— Гениально! – воскликнула Вика, — Принеси-подай, вытаскивай сюда весь автомобиль. Не вечно же нам стоять в холодной воде.
Робот спрятал прибор под мантию и скрылся под водой.
— Да, — сказала Алиса, — устроим водяной штаб Донесителей.
— Кафе, — усмехнулся Ваня, — Закусочную на воде с прекрасными видами на Урум.
Через несколько минут робот вынырнул и вытянул из глубин Гиблого озера машину.
Робот оторвал крышку багажника, как предлагал мальчик, и без видимых усилий согнул края. Получилась вполне сносная квадратная кастрюля.
— А, — сказал Ваня, — Будем варить борщ из Стриков.
Робот тем временем занялся ловлей рачков. Ваня держал тяжелую кастрюлю. Девочки наблюдали за Цепами, ждавшими Донесителей на берегу. Черепахи сидели у самой воды и тихо переговаривались друг с другом.
— Просто мороз по коже пробирает, — призналась Вика. — Цепы так и будут сидеть. Они не дадут нам выйти на сушу.
Робот наловил достаточное количество Стриков и забрал кастрюлю у мальчика. Принеси-подай аккуратно наполнил ее водой, так, чтобы не убежали пойманные рачки. Затем робот положил в кастрюлю красный прибор и молча смотрел, как медленно закипает вода. Неожиданно из плошки пошел съедобный запах.
— Я не верю своим ощущениям, — признался Ваня, — но я уже хочу этих Стриков.
— Ага, — улыбнулась Вика, — Это ты только на Земле мог от мяса отказываться.
— Земля, — Ваня мечтательно закрыл глаза, — Сейчас бы бутерброд с колбасой и кетчупом, как папа делает.
— Интересно, — Алиса убрала челку с лица, — А что сейчас кушают наши мама и папа? Робот молча вытащил из кастрюли с кипятком первого Стрика и протянул Ване.
Мальчик взял рачка в руки и, чтобы не обжечься, стал перебрасывать его из ладони в ладонь. Когда Стрик немного остыл, Ваня протянул его младшей сестре.
— Ага, Ваня, — обиделась Алиса, — Пробуй сам его!
— Ладно, — улыбнулся Ваня, — Я хотел быть учтивым. Мальчик разломил панцирь и откусил первый кусок.

Глава 22
О том, как Вика, Ваня Алиса и Гара-Гум нашли Синий камень

— Я хотел быть учтивым, — улыбнулся Ваня.
Мальчик разломил панцирь и откусил первый кусок. Он осторожно стал пережевывать незнакомую пищу. По лицу понять было невозможно, какое впечатление испытывает Донеситель.
— Ну, говори же, — не сдержалась Алиса, — Вкусно?
— С набитым ртом говорить нельзя, — ответил Ваня.
— Ну, Ванька, — рассмеялась Вика, — Ты же не будешь жевать вечно? Мы тоже хотим есть!
— Как кукуруза, — сказал Ваня и откусил кусочек побольше.
Робот достал из кипящей воды еще двух Стриков и протянул их девочкам.
Дети с жадностью принялись за необычную пищу. Стоя по пояс в воде, они ели с таким аппетитом, что родители, если бы они видели это зрелище, не поверили бы своим глазам.
— И правда, — Вика протянула руку за новым Стриком, — Напоминает по вкусу кукурузу.
— А мне, — замотала головой Алиса, — Не напоминает.
— Чего не напоминает? – спросил Ваня.
— Кукурузу, — ответила младшая сестра.
— А! – кивнул Ваня, — Надо же – всем напоминает, а Алисе – нет.
— Какая досадная тонкость, — прищурилась Вика, — Наверное у Алисы испортился рот.
— Да нет же, — приняла шутку всерьез младшая сестра, — Ничего у меня не испортилось.
Робот тем временем вытащил красный прибор из воды и произнес маминым голосом:
— Друзья, обратите внимание, на берегу появились Шрафы.
Дети оглянулись и увидели, что по берегу украдкой пробирается целая стайка хищников. Один из Шрафов, хромая, волок за собой большой цилиндр металлического цвета.
— Смотрите, — шепотом произнес Ваня, — Наверное, это наш старый знакомый, которого я ударил багажником машины. Видите хромого шрафа?
— Да, — едва слышно ответила Вика, — Что это он тащит за собой?
— Это антивес. Они называют этот прибор «бросалкой», — ответила коробочка робота, — Помните историю об этом устройстве, друзья?
— Помним, — кивнула Вика – И что, Шрафы будут бросать в нас камни?
— Ого, — испугалась Алиса, — Что же нам делать?
— Думаю, — ответил мамин голос, — у них мало шансов в нас попасть.
Шрафы тем временем не обращали на детей никакого внимания. Они пытались незаметно подобраться к трем Цепам, наблюдавшим за детьми.
Но черепахи почуяли опасность. Нервно озираясь, они вскочили на ноги и приготовились к битве.
— Что, — растерянно спросила Алиса, — Они опять будут драться?
— Конечно, — ответил Ваня, — Интересно, кто из них победит?
— Никто, — прозвучал голос из коробки, — В войне проигрывают все.
— Да, — кивнул Ваня, — Они сейчас уничтожат друг-друга, а мы сможем спокойно покинуть озеро и не стоять тут в воде.
— На земле говорят, что когда двое дерутся, радуется третий, — заявила Вика с важным выражением лица.
Шрафов в стае было уже двенадцать. Они дружно выскочили на открытую площадку прямо перед тремя Цепами. Черепахи прижались друг к другу, дрогнули. Даже издалека было видно, как Цепы напуганы. Шрафы громко кричали, попыясь окружить черепах. Но Цепы поняли замысел противника и с удивительным проворством ринулись наутек.
— Смотрите! – воскликнул Ваня, — Трусы! Побежали так, что даже ног не видно!
— Ага, — с сарказмом ответила Вика, — А мы убегали не так?
— Не так, — обиженно сказала Алиса, — Мы улетали на автомобиле.
— Дело не в этом, — заговорил голос из красной коробочки, — Если есть возможность избежать драки – надо эту возможность использовать.
— Да-да, — кивнул Ваня, — Драться – плохо. Ты только об этом и говоришь.
Шрафы не пустились в погоню за черепахами. Они лишь проводили убегающих Цепов взглядом и теперь сверлили своими острыми глазками стоящих в воде детей. Несколько Шрафов занялись установкой антивеса. Они поставили прибор вертикально и стали собирать небольшие камни.
— Ой, — сказала Алиса тихо, — Я боюсь. А вдруг они попадут в нас камнями? Думаю, мне даже песня про Синеглазку теперь не поможет.
— Да тебя от холода трясет, — печально ответила Вика, — У нас уже губы посинели.
— Плащи согревают ваши тела, — сказала коробочка, — Вы не можете здесь замерзать. Температура соответствует нормальной.
— «Соответствует нормальной»,– передразнил робота Ваня. – Мое состояние соответствует полному замерзанию – вот, что я тебе скажу! А что, может споем песню? Согреться она не поможет, а вот сил прибавит.
— Нет, — у Вики появился план, — Глупо ничего не делать. Принеси-подай, давай соорудим здесь остров.
— Как это? – удивилась Алиса.
— Соберем в большую кучу камни со дна, — догадался Ваня.
— Да, — кивнула Вика, — а сверху поставим машину. Она нам на какое-то время станет домом.
— Великолепно! Хоть какой-то логичный план. – Ваня сел на корточки и поднял со дна небольшой камень. Мальчик вытащил его на поверхность и вытянул над головой, — Первый кирпичик острова Донесителей.
— Нашел! – громко закричала Вика.
— Что нашел? – не понял Ваня.
— Синий камень нашел! – Вика просто ликовала.
— Ого! – удивился мальчик и посмотрел на свою находку. В его руке лежал большой прозрачный камень синего цвета.
— Вот это удача! – закричала Вика, — Это сказка просто! Ура! Теперь можно улетать с Урума! Мы спасены! Робот, сообщай Стотысячу, что мы нашли Синий камень.
— Так Гвао-рио-ган это уже знает, — ответила красная коробочка, — Он слышит все наши разговоры, друзья. Скажу больше, это он разговаривает с вами из коробочки голосом мамы.
— Ого! – подняла брови Вика, — Как все запутанно.
— Это теперь не так важно, — махнул рукой мальчик, — Важнее, когда Стотысяч сможет прилететь за нами?
— Через два дня, — ответил голос.
— У, — грустно произнесла Алиса, — Два дня – это долго. Нас за это время съедят Шрафы.
— Как съедят, Алиса? – пожал плечами Ваня, — Мы же не будем выходить из воды. Давайте действительно построим остров и дождемся Стотысяча в нормальных условиях.
— Да, — поддержала идею Вика, — Через два дня выйдем сухими из воды. Все, собираем все вместе камни и ссыпаем из сюда.
Вика показала жестом место.
Дети и робот принялись за работу. Ваня бережно убрал синий камень во внутренний карман своего звездного плаща и ухватил со дна большой булыжник.
— Ура! – закричала Алиса, — Я нашла еще один синий камень.
— И я! – обескуражено кивнула Вика. У девочек в руках оказались такие же точно прозрачные камни, как и у Вани.
— Да тут все дно ими усеяно, — заявил мальчик. Он поднял со дна четвертый и самый большой синий камень.
— Может это не те камни? – испуганно спросила робота Вика.
— Думаю, — ответила коробочка, — Те самые. Никто ведь не говорил, что на Уруме только один синий камень! Возьмем с собой любой из них. Вот и все.
— Хорошо, — кивнула Вика, — Не будем отвлекаться. Надо как можно быстрее выбраться из воды и согреться.
Шрафы тем временем на берегу тоже собирали булыжники. У них гора росла значительно быстрее, нежели у Донесителей.
— Вот сюда бы эту кучу, — сожалел Ваня, — У нас дело идет не так быстро.
— Нам вода мешает ходить, — пожаловалась Алиса, бросая очередной булыжник в нужном месте. Надо сказать, что на дне лежали камни и других цветов. Но одинаково синих по-прежнему встречалось много.
— Скоро нам придется строить остров под градом камней, — сказала Вика. – Или вы думаете, что Шрафы просто так принесли на берег антивес.
— Смотрите, — показала жестом Алиса, — Шрафы уходят. И «бросалку» оставляют.
— Ха, — Вика с удивлением покачала головой, — что-то здесь не так.
— Шрафы хитрят, — произнес красный коробок, — Они думают, что мы выйдем на берег, чтобы забрать антивес.
— Так давайте заберем, — кивнула Алиса, — И не будут больше Шрафы засорять космос.
— Алиска, — Вика замахала руками, — Ты что, не понимаешь? Они нас ловят, как рыбу. Мы выйдем, а они – раз!
— А мы им – два! – вставил реплику Ваня, показывая кулак.
— Ага! – покачала головой Вика, — Как же, один у нас тогда путь – к ним в желудки! И никакого «два» не будет.
— Вика, ты же понимаешь, как было бы здорово вернуть прибор крамзанам? – мальчику хотелось совершить героический поступок, а не сидеть здесь в воде.
— Давайте перехитрим Шрафов, — шепотом сказала Вика.
— Как? – поинтересовалась Алиса еще тише.
— А вот так, — старшая сестра собрала всех в небольшой кружок и продолжила, — Принеси-подай нырнет в воду и незаметно подплывет к самому берегу. А мы – Донесители – пойдем по воде вдоль суши. Отойдем как можно дальше от антивеса. Шрафы будут двигаться за нами. А робот тем временем схватит прибор и затащит его в воду.
— Вот это здорово! – согласился Ваня.
— Удачный план! – кивнул робот.
— На счет три! – скомандовала Вика, — Раз, два…
Робот скрылся под водой.
— Три!
Донесители взялись за руки и двинулись вдоль берега. Вика переживала, что Шрафы поймут ее замысел. Тем более, хищники могли обратить внимание, что теперь пришельцев не четверо, а трое. Но все же Вика краем глаза улавливала движение на берегу. Значит, кто-то из Шрафов все-таки двинулся за детьми.
Минуты тянулись медленно, каждый шаг давался с трудом. Становилось глубже. Донесители не рисковали выйти к самому берегу на отмель. А здесь вода подобралась к их подбородкам. Вика корила себя за то, что до сих пор не научилась плавать. Именно тогда она дала себе слово, как только вернется домой, научиться плавать в самое короткое время.
За спиной у Донесителей раздался громкий всплеск воды. Дети испуганно обернулись и увидели бегущего по воде Принеси-подая. В руках у робота был антивес.
— Ура! – дружно закричали дети, — Сработало!
На берег, недалеко от детей, выскочили Шрафы. Они поняли, как их обхитрили Донесители. Шрафы громко кричали что-то на своем непонятном языке.

* * *
Остров Донесителей в Гиблом озере был готов к вечеру. Принеси-подай затащил на его вершину автомобиль и спустил воду из салона. Дети расселись на мокрых сиденьях и с удовольствием принялись за приготовленный роботом ужин из Стриков.
В багажнике машины лежал антивес, а во внутреннем кармане Ваниной звездной накидки – синий камень.
— Где же ты, Стотысяч! – дети с надеждой посматривали на звездное небо. – Лети к нам быстрее, Друг!

КОНЕЦ ЧАСТИ II.

ДОНЕСИТЕЛИ Путешествие к Солнцу
ЧАСТЬ III
НА ГРАНИ ТЕРПЕНИЯ

Глава 23
О том, как Вика, Ваня и Алиса вернулись на «Летящий Эн»

— Смотрите! – закричала Алиса, указывая на небо. – Стотысяч!
Дети выскочили из машины прямо в воду.
— Это за нами шар летит? Ура!
Шрафы на берегу тоже заметили металлический предмет в небе. Они в бешенном бессилии выли и, видимо, ругались.
Один из них, по имени Кос, попытался добросить до острова Донесителей небольшой булыжник, но тот упал в воду на полпути – было слишком далеко.
— Ха! – Ваня посмотрел на дикарей с пренебрежением, — Все не уймутся никак!
— Злые! – закричала в сторону Шрафов Алиса.
— Простите меня! – крикнул им Ваня громко, — Я не хотел никого ранить! Это вышло случайно.
— Зачем ты перед ними извиняешься, Ваня? – спросила Вика.
— Неудобно мне, — признался мальчик, — Нужно было аккуратнее выезжать из пещеры.
— Да я не об этом, — Вика улыбнулась, — Шрафы не понимают нашего языка. Все слова — напрасны.
— А, — Ваня стукнул себя ладонью по лбу, — Принеси-подай, ты знаешь язык Шрафов? Сможешь перевести им мои извинения?
Красная коробочка громко прошипела на языке Шрафов слова мальчика. Дикие существа на берегу выслушали речь молча и посмотрели на детей с удивлением.
Тем временем недалеко от острова в воду упала капля космического челнока.
— Принеси-подай, — сказал мальчик, — У нас остались еще Стрики в квадратной кастрюле?
Дай мне их сюда.
— Что ты задумал? – с беспокойством спросила Вика.
— Отдам это кушанье Шрафам, — запросто ответил Ваня. – Может они не так на меня будут злиться.
— Да ты что? – всполошилась старшая сестра, — Это глупый поступок. Что за благородство такое?
— Не переживай, Вика, — успокоил девочку брат, — Я все придумал. А вы с Алисой пока забирайтесь в челнок.
— Мы с тобой!
— Нет, ни к чему. Не бойся!
Мальчик взял кастрюлю, где лежали еще горячие рачки, которых дети не успели съесть и побрел в сторону берега. Робот догнал мальчика и пошел рядом, чтобы в случае чего, помочь Донесителю. Вика и Алиса смотрели брату вслед и боялись, как бы не вышло беды.
Шрафы на берегу замерли в ожидании, не понимая, что происходит. Такие поступки совершенно не укладывались в их диких головах.
Ваня и робот приблизились к самому берегу и остановились. Мальчик опустил кастрюлю на воду и толкнул ее вплавь к берегу. Тяжелый металлический ящик подплыл к отмели и остановился, не успев зачерпнуть воду внутрь. Самодельная кастрюля распространяла аромат вкусных Стриков.
Ваня понимал, что теперь Шрафы могут запросто закидать его и робота камнями. Друзья стояли в трех метрах от хищников. Но Шрафы этого делать не стали. Они молча разглядывали Донесителя и робота.
— Переведи им, Принеси-подай, — тихо обратился к роботу мальчик, — Что это еда для них.
Красный прибор перевел фразу Донесителя. Шрафы не двигались. Ваня показал жестом на кастрюлю и кивнул:
— Пойдем назад, Принеси-подай, — сказал мальчик, понимая, что Шрафы не знают, как им поступить. – Пора возвращаться к Стотысячу.
Еще никогда на Уруме не происходило таких странных вещей, чтобы кто-то пытался угостить Шрафов едой. Ваня и Гара-гум шли назад к острову Донесителей, и только вода шумела, приводимая в беспокойство их ногами.
Дети и робот, взяв с собой антивес, благополучно поднялись в кабину космического челнока. Сквозь прозрачный пол дети увидели, как Шрафы аккуратно вытащили кастрюлю на берег и обнюхивают неизвестную им пищу.
— Понравится им наша еда, Принеси-подай? – спросила Вика.
— Конечно, — коротко ответила красная коробочка.
— Поначалу мне твое имя, робот, казалось унизительным, — почему-то вспомнила Вика, — Но вот теперь я знаю, что Принеси-подай – одно из самых лучших имен в мире!
Гара-гум кивнул, но лицо его осталось спокойным. Было решительно не понятно, какое на него впечатление произвели Викины слова.
— Да, — улыбнулся Ваня – Не имя красит человека…
— А робот красит, — перебила брата Алиса, — Робот красит человека. Не хочешь нас покрасить, Принеси-подай?
— Что за ерунду ты говоришь, Алиса? — недовольно сказала Вика.
— Хватит! – остановил сестер Ваня, — Летим быстрее к Стотысячу.
— Ага! – кивнула младшая сестра, бросив взгляд вниз на берег. Там, на берегу в это время началась жуткая драка между Шрафами. Хищники распробовали Стриков и теперь пытались поделить их между собой.
— До свидания, чертики, — добавила печально Алиса.
— Нет! – вздохнул Ваня, — Лучше сказать – прощайте, Шрафы! Навсегда прощайте!
— Прощай Урум! — добавила Вика.

* * *
Космический челнок с Донесителями и роботом на борту причалил к Летящему Эну. Дети вошли в уже знакомую им комнату очистки и терпеливо дождались, пока система уничтожила вредные бактерии.
Дверь распахнулась, впустив в комнату яркий свет, и Донесители увидели на пороге улыбающегося Стотысяча в образе человека.
— Ура! – закричали дети и бросились обнимать своего космического друга. Но, незадача — обнять Гвао-рио-гана было непросто. Мешали невидимые щупальца, которыми наделены крамзане.
Вика первая натолкнулась на неожиданную преграду и попросила крамзанина принять свой нормальный облик. Перед детьми вырос огромный трехглазый осьминог.
— Не стыдись больше своего облика! – сказал мальчик, пожимая одну из щупалец Стотысяча.
— Да, — кивнул крамзанин, — Вы теперь многое повидали, друзья.
— Вот! — Ваня вытащил из внутреннего кармана своей звездной мантии синий камень, — Смотри, Стотысяч. Мы нашли камень.
— Да, друзья, знаю, знаю! Вы просто молодцы. И про антивес знаю! Герои! Принеси-подай, убирай прибор в комнату с инструментом.
Робот потащил антивес по коридору, а Стотысяч положил свои щупальца детям на плечи:
— Давайте устроим пир на весь мир в честь удачного окончания первого серьезного испытания. Я залетал тут к пунамам, а потом к хмаркам. Пунамы самые изысканные повара во Вселенной. Приобрел у них великолепные, вкусные блюда.
Дети и крамзанин пошли по коридору и увидели нарисованный на стене круг.
— Это я все двери так пометил для вас, — сказал Стотысяч.
Донесители улыбнулись.
В космической рубке стоял большой стол. Его украшали фрукты с планеты Грава, и большое количество тарелок, ваз, розеток с кушаньями от пунамов.
— Прошу, друзья! – пригласил детей за стол Стотысяч. – Кто хочет попробовать мясо настоящего динозавра?
— Что? – удивилась Вика. – Они же давно вымерли.
— Ха, — Гвао-рио-ган поднял щупальца вверх, — Живут у пунамов, представь себе, как коровы на земле.
— Слушай, Стотысяч, — вспомнил Ваня, — А мы оставили на Уруме нашу машину.
— Да-да, — осьминог протянул Ване тарелку с мясом, — Пусть машина стоит там вечно – в ней теперь нет никакого смысла. Не удачно поработали наши ученые. Я рассчитывал, что автомобиль вас не подведет.
— Надо было папину машину попросить, — сказала Алиса. – Наша бы не подвела.
— Что это? – спросил Ваня, глядя на мясо в тарелке, которое ему только что дал Стотысяч.
— Динозавр, — ответил осьминог.
— Бе-е-е! – скривился мальчик и отдал тарелку обратно, — Сам ешь, Стотысяч.
— Ваня, — одернула брата Вика, — Как некультурно.
— А я с удовольствием попробую, — Алиса взяла у мальчика блюдо, — Подумаешь, динозавр. Это просто еда.
Девочка, тем не менее, с большой осторожностью попробовала первый кусочек:
— Вкусно, — сказала она, — Очень даже вкусно.
— Мы оказались в очень сложных условиях, — признался Стотысяч, — С тех пор, как Хозяин времени наказал роботов, у нас многое перестало получаться. Мы так привыкли к тому, что Гара-гумы все делают быстро, растягивая время.
— Извини, Стотысяч, — Ваня стукнул себя ладонью в грудь, — Все это произошло из-за нас.
— Да, — кивнула Вика, — Нам очень неудобно.
— Что вы, друзья! – спохватился крамзанин, — Вашей вины здесь нет. Так должно было случиться.
— Камень мы нашли, — сказал Ваня, — Что теперь, Стотысяч?
— А теперь – кушаем, — радостно заявил осьминог, — Очень хорошо кушаем. И идем в свою комнату отсыпаться. Надо набраться сил для встречи с самим Хозяином времени, друзья. Я не ведаю, как точно все произойдет. Возможно, будут еще нелегкие испытания. В любом случае, силы вам всегда пригодятся!

Глава 24
О том, как Вика, Ваня и Алиса вспоминали дом

— Я не ведаю, как точно все произойдет, – сказал Стотысяч, — Возможно, будут еще нелегкие испытания. В любом случае, силы вам всегда пригодятся!
— А куда мы теперь отправимся? – спросила Вика.
— Мы уже летим к Хозяину времени, — ответил крамзанин, — Корец будет ждать нас на планете Каза, где живут сопуры. Там у Хозяина есть большой дом, если выражаться земным языком. К дому ведет запутанный лабиринт. Настолько запутанный, что ни одно существо не может найти правильный путь к жилищу корца. Тайна лабиринта не ведома другим существам космоса. Однако, если корец желает принять кого-то в своей резиденции, он вытаскивает наружу толстый провод, по которому гости могут безошибочно пройти к дому. Этот провод у других народов получил название «красная нить».
— Ух, как все сложно, — Вика взяла с тарелки плод Карфы, похожий на яблоко. – А почему «красная».
— О, есть целая легенда, которая повествует об этом, – сказал Стотысяч, — По приданию много тысячелетий назад, когда на Казе еще не существовало сопуров…
— Ты лучше расскажи нам, что делают на Земле сейчас наши мама и папа, — перебила крамзанина Алиса.
— Да, — смутился Стотысяч, — Извините. Кому нужны все эти легенды?
— Почему же, — не согласилась Вика, — Очень даже интересно. Но давай действительно сначала про родителей. Как они там?
— Про родителей… — задумался крамзанин.
— Что-то с ними не так, почему ты замолчал? – дети с тревогой смотрели на осьминога.
— Не хочу вас тревожить, друзья, — признался Стотысяч, — На земле прошло уже два года, с того времени, как вы улетели.
— Два, — с ужасом прошептала Вика.
— Да, — кивнул крамзанин, — Целых два года.
— И наши родители два года ищут нас и не могут найти? – Алиса почувствовала, как на ее глазах появляются слезы.
— Бедные наши мама и папа! – всхлипнула Вика.
Стотысяч молчал. По его глазам было невозможно понять, какие мысли бродили в его большой крамзанской голове.
— Наши родители живы? – громко и прямо спросила Вика, — Не молчи!
— Будут живы, — уклончиво ответил осьминог, — Точнее, они должны быть живы.
— Как это? – спросил Ваня, так как дети не поняли такого объяснения.
— Вот так! – крамзанин подошел к стене и открыл дверь в коридор, — Пойдемте отдыхать, друзья. До прибытия на Казу всего пятьдесят два часа. Вам надо основательно отоспаться.
— Подожди, — Ваня нахмурил лицо, — Мы не сдвинемся с этого места, пока ты нам не расскажешь, что случилось с нашими родителями.
— Их нет, — ответил Стотысяч с усилием, — Но они должны быть. Это сложно понять, друзья.
— Ты рассказывай, мы поймем, — Вика отложила карфу, не попробовав, — Начинай!
— Хорошо, — вздохнул крамзанин, — Эти два года еще не определены Хозяином времени. Если корец поможет вам вернуться в тот самый миг, когда вы улетели с Земли, то с вашими родителями ничего не случится. Будете жить, как раньше – учиться в школе.
— А Хозяин времени должен нам помочь? – спросила Алиса. – Он добрый или злой?
— Он непредсказуемый, — ответил осьминог, — Никто не знает, о чем думает Живая тень космоса. Он может миловать и наказывать. Может быть справедливым, или не быть таким.
— Мы его попросим, — с надеждой произнесла Вика.
— Обязательно попросите, — согласился крамзанин, — Только для этого у вас должны быть силы. Пойдемте отдыхать.
Дети вошли в свою комнату с круглым окном в потолке. Там по-прежнему стояли три детские кровати. На тумбочке Вани лежал чемоданчик с компьютером, в который Донеситель так и не успел поиграть до высадки на Урум. В углу лежала огромная космическая энциклопедия с закладкой из палки.
— Ох, — воскликнул мальчик, — Кажется, что мы не были здесь целую вечность.
— Как я устала, — призналась Алиса, — снимая свою накидку с золотыми звездами.
— Я ухожу, друзья, — кивнул Стотысяч, — С вами останется Принеси-подай. Пусть он теперь не умеет исполнять просьбы быстро, но от этого он не стал менее преданным созданием.
— Я сейчас немножко отдохну, — кивнула Вика, — И возьмусь за изучение энциклопедии. Стыдно, но мы мало читали эту книгу. Мне потом нечего будет рассказать папе о космических делах.
— Конечно, Вика, — ответил крамзанин, — Спокойных снов, друзья.
Осьминог вышел из комнаты. Дети же, почти лишенные сил, быстро заснули, укутавшись в мягкие одеяла.

* * *
В стародавние времена, когда Казу еще лихорадили внутренние толчки, а на поверхность вырывались горячие газы, к огнедышащей планете прилетели ученые Галканы.
Эти разумные существа внешне совсем непривлекательны. Их длинные фиолетовые тела, будто туловища змей, начинают мохнатые грязно-рыжие головы, а заканчивают такие же грязные хвосты. Две руки Галканов – два гибких отростка без пальцев, извиваются вокруг туловищ, будто живут отдельной жизнью.
Но Галканы – любознательный и талантливый народ, несмотря на свою несуразность по земным меркам. Эти змеи – лучшие в космосе землекопы. Они составили самую подробную карту полезных и бесполезных ископаемых во вселенной, описали множество исторических находок. Галканы – любители изучать недра.
Планета Гемант – родина этих причудливых змей – давно воль и поперек перерыта ими. И теперь Галканы с большим азартом летают к другим планетам за научными открытиями. Надо сказать, что своего космического транспорта эти существа изобрести не смогли. Они используют транспорт крамзан, который получили в награду за исследования на Крамзе.
А исследования эти касались истории возникновения Крамзы и спутника Рэма.
Галканы с честью выполнили поручение – определили не только состав планет, но и возраст отдельных пород. Так же Галканы оценили современное состояние Крамзы и Рэма.
И крамзане за эти глубокие исследования подарили змеям пять своих лучших космических кораблей. Вдобавок, многоногие ученые усовершенствовали приборы управления этими кораблями так, чтобы сами Галканы могли летать в космосе. Они же и обучили первых пилотов с планеты Гемант бороздить космос.
И вот однажды, прилетев к Казе на крамзанском корабле, Галканы решили понять строение и состав еще горячей космического тела, где постоянно гремят извержения вулканов и льется раскаленная лава.
Змеи привезли с собой специальный прибор, который не боялся высокой температуры и мог бурить даже твердые породы. Этот прибор назывался Йорт (Глубокий гвоздь) – одно из немногих технических изобретений змей.
Йорт использовался существами там, где Галканы сами не могли раскапывать недра. Глубокий гвоздь вгрызался в почву и управлялся с помощью длинного красного провода, который прибор тянул за собой. Другая часть провода была присоединена к сложному пульту управления. Ученый Галкан мог поворачивать Йорт в любом направлении, нажимая рычаги на своем устройстве. Гвоздь собирал пробы грунта, а Галканы делали по этим породам новые выводы и открытия.
На Казе Йорт должен был углубиться в одну из самых высоких гор и определить ее строение. Но с самого начала все пошло не так. Галканам долго не удавалось найти способ, как выполнить задуманное. Ведь крамзанский корабль не мог сесть на опасную горячую Казу.
Поэтому межгалактический лайнер долго крутился вокруг Казы, пока пилоты не смогли уровнять скорость полета корабля со скоростью вращения Казы. С большими трудами удалось все-таки зависнуть над горой и спустить на шнуре вниз Йорт.
Галкан по имени Тью стоял у пульта управления гвоздем. Рядом с ним лежал огромный моток провода. Пятеро других Галканов следили за тем, чтобы красная проволока не запуталась.
Но Йорт, опустившись на Казу, сломался. Видимо, планеты была горячее, нежели предполагали Галканы и механизмы не выдержали. Есть и другое мнение в космосе – некоторые считают, что это Тью нажал не на те рычаги. Но главное не это, фактом остается то, что Йорт с бешенной скоростью начал дырявить гору. Прибор метался по горной породе вниз и вверх, вправо и влево. Он был совершенно неуправляем.
Тью с ужасом пытался выключить гвоздь, пока тот не устроил на Казе большой катастрофы, но прибор уже не подчинялся Галкану.
Йорт резал ходы в горе, пока не израсходовал весь моток красного провода.
Тью увидел, что проволока кончается, и поспешил бросить прибор управления на Казу, чтобы ящик с рычагами не повредил межгалактический лайнер, когда гвоздь потащит его за собой.
Прибор управления упал вниз и разбился вдребезги о планету.
Йорт же потерял запас энергии и остановился где-то в недрах основательно попорченной горы.
Таким образом исследования Галканов не увенчались успехом. Змеи посокрушались, разглядывая печальные результаты своего опыта, и улетели восвояси.
А через много лет, когда Каза окончательно остыла, к этой горе пришел Хозяин времени. Никто не знает, чем ему приглянулась Каза и эта гора с тоннелями. Корец прошел подземными ходами, которые нарыл без всякой логики Йорт. Хозяин сматывал по пути красную проволоку и запоминал все повороты и изгибы.
В глубоких недрах горы Хозяин построил себе дворец, как это принято у других народов. Этот дворец корец стал использовать для встреч и переговоров с другими существами космоса.
Но добраться до подземного здания без путеводителя — невозможно. Поэтому бывали там только те, кому сам корец указывал путь, используя для этого длинный шнур.
Идея же «красной нити» получила большую известность в легендах у многих народов во вселенной.

* * *
Донесители спали с таким удовольствием на лицах, что смотреть на них без умиленной улыбки было невозможно. Но смотреть, кроме Принеси-подая, стоящего на своем месте у стены, было совершенно некому.
Дети видели сны. Сны о Земле – их родной планете.
Им снилось, как Донесители играли в своей детской комнате самыми замечательными во вселенной игрушками.
— Это я, злая баба Йогурт, пришла громить город Букваринск!
— Прочь отсюда, — добрый рыцарь гонит ведьму прочь.
В клетке сидит попугай Кеша и грызет свои семена из небольшой плошки.
А в окно, заставленное цветами, светит веселое Солнце.

Первая давно будущая глава
О том, как Шрафы и Цепы станут большими друзьями

— Давно в пустыне Вынз Урума, шар приземлился прямо с неба. Героев он спустил в пески. Троих…
— Прошу тебя, со-папа, рассказывай легенду медленнее, — маленький сопур нахмурит брови. – Я не успеваю понимать.
— Хорошо, — кивнет отец, — Итак, история о Донесителях. Только прошу тебя, сын, засыпай побыстрее. Слушай! В незапамятные времена на Урум прилетели странные существа с планеты Земля – детеныши людей. Они называли себя Донесителями. Их было трое. Великий Донеситель Вика, Великий Донеситель Ваня и Великий Донеситель Алиса.
— А почему они все Великие, со-папа? – не поймет маленький сопур.
— Такие у них были имена, — ответит отец, — Не перебивай! С Донесителями прилетел робот Гара-гум. Обычный крамзанский робот. Просто так прилетел, на всякий случай. И полетели Великие детеныши людей над пустыней Вынз, чтобы отыскать на Уруме синий камень. Этот камень был нужен Хозяину времени. Летели Донесители-летели, и увидели десять Шрафов и двадцать Цепов. Хищники как раз дрались друг с другом. Обнаружив драку, спустились Донесители на песок Вынза. Великий Ваня топнул ногой и грозно сказал, чтобы Цепы и Шрафы не ссорились. Напугались хищники и разбежались. А детей своих Шрафы и Цепы в страхе оставили под палящими лучами. Сжалилась Великая Вика над детенышами и положила детей в одну Пфи. А Великая Алиса нарекла маленького Шрафа – чертом.
— Чертом? – опять перебьет отца ребенок-сопур, — Что это означает?
— Это значит «добрый» на их земном языке, — пояснит взрослый, — А Цепа назвала «черепахой». Как мой отец мне рассказывал, «черепаха» — это значит «ласковый» у землян. И сказала детенышам Великая Алиса, чтобы те выросли друзьями и никогда не ссорились. И с тех пор на Уруме мир между Шрафами и Цепами. Вот… Все, дружочек, очень поздно. Спи! Завтра я расскажу тебе легенду о том, как Великие Донесители построили остров в озере Слез…

* * *
На Уруме будет светать. Пустыня Вынз окрасится мягкими цветами. Легкий ветер потревожит Выфуса, который будет сидеть на одном из боков Пфи. Змейка скульзнет в песок и недовольно посмотрит в небо. Скоро станет жарко, а пока ей нужно будет добраться до большого камня, чтобы укрыться в его тени от скорого зноя. Змейка повертит вокруг своей маленькой головой. Что-то насторажит ее чуткое внимание.
Вдруг сзади, из того места бесформенного туловища Пфи, где только что сидело насекомое, прозвучит едва различимый вздох. Змейка, испугавшись, пустится бежать к камню. Звук повторится громче.
Из Пфи высунется голова небольшого Шрафа. Малыш уже окреп настолько, что может переносить дневную жару. Белый мешочек на его шее окрасился зеленым цветом. Это внешний признак взросления у Шрафов.
— Ктуц! – скажет существо, что невозможно перевести не на один язык вселенной, ибо это случайный набор звуков.
Шраф высунет свои длинные руки и опустит их в песок. Он оглянется вокруг и станет выбираться из Пфи всем телом. Справившись с несложной задачей, Шраф по-собачьи усядется на песок и громко завоет. Таким образом детеныши всегда зовут к себе взрослых.
Малышу будет очень хотеться есть. Питательные соки Пфи уже не могли насыщать подросший организм Шрафа. Малыш завоет от голода. Ему будет немного страшно – все, что он увидит вокруг – он увидит первый раз в жизни. Ведь зрение у малышей появляется не сразу после рождения. Первые недели жизни их вертикальные зрачки закрыты. И только потом, очень медленно, глаза приобретают навык видеть. Причем зрение у повзрослевших Шрафов безупречно. Они прекрасно видят всю свою жизнь и днем и ночью. Ах, если бы у землян было столь совершенное зрение — нам бы не пришлось изобретать очков.
Шраф увидит вдалеке бегущую к нему черепаху. Это будет Цеп. Малыш встанет с песка и завоет еще громче.
Черепаха, наконец, доберется до малыша.
Многоногий Цеп обхватит Шрафа передними лапками и поднимет над собой. Детеныш сожмется в клубок, но быстро придет в себя. Он посмотрит вниз на огромную морду многоножки, затем чмокнет широкими ртом и состроит гримасу. Черепаха ухмыльнется и прижмет Шрафа к груди:
— Голодный, — скажет многоножка, покачивая детеныша, — Терпи.
Из Пфи покажутся лапки маленького Цепа.
— Вот он, — воскликнет взрослый.
Детеныш Цепа не успеет выбраться сам, как взрослый подхватит его свободными лапами и вытянет наружу.
— Все, — многоногая черепаха поудобнее обхватит детенышей и аккуратно понесет их в сторону гор.
Там, у подножия каменной гряды будет небольшое поселение Шрафов и Цепов.
Там будет еда, которой можно накормить детей.

* * *
Поселение Шрафов и Цепов будет мало напоминать город или деревню. Пять пещер, соединенных тропами. Но жилища эти создаст не природа, а сами существа. Они научатся строить себе кров.
Конечно, ни Шрафы, ни Цепы не будут ведать еще чудесных свойств огня. Не узнают они пока о многих других чудесах, открытых в космосе.
Но Шрафы и Цепы на Уруме постигнут главное. Они поймут, что нет никакого смысла уничтожать друг-друга.
За прошедшие со времени приключений Донесителей на Уруме восемьсот лет, у непримиримых в прошлом существ появится один общий язык. Он вберет в себя как цепские, так и шрафские слова.
— Нашел? – спросит взрослый Шраф Цепа, который донесет детенышей до поселения.
— Да, крепкие малыши, — ответит на ходу черепаха, — Совсем голодные. Сейчас накормлю их мясом.
Цепы – с большим удовольствием будут воспитывать молодое поколение. И свое – и шрафское. Они станут учить малышей охотиться на Стриков в Гиблом озере. Стрики станут любимым кушаньем у Шрафов и Цепов.
Воду, правда, ни те, ни другие так и не полюбят. Стриков же будут выгребать на сушу с берега, используя для этого плоские камни.

* * *
С тех самых времен, когда Главный Донеситель Вика, ненароком, уложила в одну Пфи сразу двух разных детенышей, на Уруме началась новая эпоха. Эпоха эта получила название – Светлое время Урума.

* * *
На Гиблом озере крамзане установят небольшой купол над островом Донесителей. Это место часто будут посещать космические туристы с разных планет.
К куполу будет вести небольшой мост, который обогнет по дуге купол и образует просторную смотровую площадку.
На плитах моста можно будет прочитать легенду о Донесителях и их урумском приключении. Легенда, основательно дополненная вымышленными деталями, будет нанесена на плиты серебряной краской. Краской, которую подарят Фривы.
Здесь же отставной Гара-гум, не пригодный для другой работы, будет дарить туристам небольшие синие камни и угощать вареными Стриками из квадратной кастрюли.
Гара-гум будет перечитывать легенду на любых языках вселенной.
— Как дети ели эту гадость? – спросит маму девочка, прилетевшая на экскурсию с Земли. Она будет старательно пережевывать несоленое мясо Стрика, чтобы потом точно описать в школьном сочинении о Донесителях все детали.
— О, Донесители! Они же герои… — ответит женщина с гордостью.

Глава 25
О том, как Вика, Ваня и Алиса увидели Казу

В клетке сидит попугай Кеша и грызет свои семена из небольшой плошки.
А в окно, заставленное цветами, светит веселое Солнце.
— Вика, вставай, — девочку кто-то тряс за плечо. – Мы уже собираемся завтракать.
Девочка открыла глаза и увидела брата. Ваня весело улыбался.
— Что, уже утро? – Вика не смогла быстро понять, где она. В сознании все еще стояли радужные картинки из сна.
— Да кто же тут поймет, — ответил мальчик, — Утро, день, ночь. Робот сказал, что мы проспали пятнадцать часов. Как думаешь, это много?
— Пятнадцать? – Вика села в кровати. – Много.
Алиса вышла из комнаты для умывания, ее лицо было мокрым.
— Вика проснулась позже меня, — сказала девочка с гордостью. Обычно Алиса спала дольше старших детей и любила, проснувшись, долго потягиваться в кровати.
— Вытри хорошо лицо полотенцем. И руки, — по-взрослому указала сестре Вика, — Нам еще на пальцах заусенцев космических не хватало.
Алиса нехотя вернулась в умывальник.
— Что сегодня на завтрак? – спросила Вика, — Динозавры? Или еще какие-то ужасы?
-Чай с молоком, — ответила коробочка Принеси-подая маминым голосом, — Хлеб с маслом, каша и фрукты с планеты Грава.
— Ладно, — кивнула Вика, так и быть, встаю.
— Ужасный чай с ужасным хлебом, — Ваня рассмеялся и подал сестре одежду с золотыми звездами, — Вставай. Ты же собиралась сегодня изучить космическую энциклопедию.
— Да, — Вика стала одеваться. У нее получалось ловко и быстро. Вот уже правая нога скользнула в сапог, левая. – Две минуты на умывание, и – завтракать! Алиса, ты что там, застряла в полотенцах?
Младшая сестра вышла из комнаты с сухим лицом.
— А вот и я! – девочка поклонилась Донесителям, как это делали на земле артисты в конце спектакля.
— Мы просто решили, что тебя пора спасать, — пошутил мальчик, — Думали, тонешь там в раковине.
— О, да, — улыбалась Алиса, — Умывальник набросился на меня, а я его стукнула полотенцем.
— Хватит нести ерунду, — серьезно заявила Вика, — Стотысяч сказал, что у нас не так уж много времени. Надо побольше узнать, пока есть возможность читать энциклопедию.
Дети с большим удовольствием позавтракали, и Вика приступила к чтению. Некоторые интересные вещи девочка произносила вслух. Другие факты пропускала, бегло перескакивая взглядом на новые абзацы. Робот помогал Вике переворачивать стопки тяжелых страниц.
Ваня тем временем играл в компьютерные игры. Впрочем, он прислушивался и к тому, что иногда читала вслух Вика.
Алиса же, усевшись за стол, рисовала в блокноте земные цветы, принцесс и зверушек. Она напевала себе под нос негромкую песенку.
За этими нехитрыми занятиями пролетело несколько часов.
— Однако, — Ваня отставил в сторону компьютер, — А где же наш Стотысяч? Что-то он забыл про нас.
— Гвара-рио-ган войдет через десять секунд, — ответил прибор робота.
Дверь в коридор распахнулась и на пороге появилась многорукая неваляшка.
— Друзья! – Стотысяч прошел внутрь комнаты, — Да не погибнет во времени ваша Земля! Как вы тут, заскучали?
— Заскучали, — ответила за всех Вика, — Хочется домой, Стотысяч. Так сильно, что никаких приключений уже и не надо.
— А, — осьминог кивнул большой головой, — Еще немного терпения, друзья! Не зря же вы побывали на Уруме. Надо довести дело до победы! Теперь вот самое время готовиться к высадке на планету Каза, Донесители!
— И как готовиться? – спросила Алиса.
— Мысленно, — осьминог заглянул в рисунки Алисы, — Красивые картинки!
Девочка стеснительно закрыла блокнот.
— Главное на Казе, — Стотысяч поднял вверх щупальце, — Не раздавить сопуров.
— Как это? – удивились дети.
— Ногами, как же еще? – ответил осьминог, — Это маленькие существа.
— Как муравьи? – спросила Алиса.
— Нет, — ответила Вика, — Рост взрослого сопура двадцать земных сантиметров.
— Ого! – удивился крамзанин, — Прочитала в энциклопедии, Вика?
— Да! – кивнула девочка.
— Хорошо, — благодушно сказал осьминог, — Очень хорошо! Итак, через полтора часа мы высадимся на Казу…
— Вместе с тобой? – воскликнул Ваня.
— Да, — осьминог погладил щупальцем мальчика по голове, — Не вечно же мне отсиживаться на Летящем Эре. Я и на Урум с вами хотел полететь… Впрочем, это уже совсем неважно. Так вот, на Казе мы высадимся в красивом месте, которое называется поляна Со. Можно перевести это название на ваш язык, как Солнечная поляна.
— Название хорошее, — одобрительно кивнула Вика.
— Там уже приготовлен для нас небольшой шатер, — продолжил крамзанин.
— А шатер зачем? – не понял Ваня, — Мы же хотели встретиться с Хозяином времени.
— Так и есть, — осьминог прошел в угол комнаты. Стотысяч, видимо, подбирал слова, — Дело в том, что корец не сразу позовет вас к себе. Живая тень никогда не спешит.
— Да уж, — недовольно нахмурила брови Вика, — Мы так устали. Мы хотим к маме с папой. А он – никогда не спешит.
— Придется с этим мириться, — просто ответил крамзанин, — Это именно тот случай, когда мы не можем влиять на события. Мы можем только ждать.
— Тоска, — сказала Вика.
— Да почему же? – не согласился Ваня, — Посмотрим на планету Каза, на сопуров. Ведь интересно же.
— Ты что, Ваня, не хочешь домой? – недовольно спросила Вика.
— Очень хочу, — мальчик сел на кровать и опустил голову.
— Вы что-то совсем приуныли, — покачал головой Стотысяч, — Разве так можно? Давайте-ка споем вашу песенку про Синеглазку.
— Ага, — кивнула Вика, — Прилетели на край света, чтобы спеть. И никаких героических поступков. Только бежим, прячемся и скрываемся, набрав в рот воды.
— Вика, — нахмурился Ваня, — Что ты такое говоришь?
— Я даже за рулем машины не посидела, — совсем печально сказала Вика.
— Так надо было попросить, — в растерянности развел руками мальчик, — Я с большим удовольствием бы уступил тебе место.
— Что я расскажу потом папе? – спросила Вика.
— Друзья, — остановил детей осьминог, — Вы сейчас даже не представляете, какое количество замечательных поступков совершили. Вы все – герои. Умные, замечательные, сильные! Папа и мама, если все узнают…
— Отшлепают нас по мягким местам, — пошутила Алиса.
— Когда это нас шлепали? – удивился Ваня. – Замечание сделают очень строгое.
— Папа отогнет одну душку у своих очков, — вспомнила Алиса. Отец всегда грозил это сделать, когда дети начинали баловаться. Отогнутая душка у очков – это ироничное «чудовищное наказание для малышей».
— Папа ничего отгибать не станет, — замахал щупальцами Стотысяч. – Родители поймут, что вы совершили огромный подвиг.
— Ты правда так считаешь? – спросила Вика, рассматривая лицо крамзанина.
— Не просто считаю, — кивнул Стотысяч, — Так оно и есть, друзья! Внимание – а вот и Каза.
Дети посмотрели вверх. Над стеклом иллюминатора Летящего Эна Донесители увидели планету, плотно закрытую белыми облаками.
— Ого, — с удивлением прошептала Алиса, — Седая Каза.
— Это облака, — засмеялся Ваня.
— Какие точные определения ты находишь, Алиса, — с уважением отметил крамзанин, — Седая Каза. Здорово! Но теперь пора занимать места в космическом челноке, друзья! Мы вышли на орбиту. Можно спускаться к сопурам в гости.
— Зачем нам сопуры? Хозяин времени! – громко закричала Алиса, — Выходи! Мы – здесь!

Глава 26
О том, как Вика, Ваня и Алиса обедали у сопуров

— Хозяин времени! – громко закричала Алиса, — Выходи! Мы – здесь!
— Алиска, — остановила сестру Вика, — Разве так можно? А вдруг корец услышит тебя и обидится?
— Ой! – младшая сестра похлопала себя ладонью по губам и скорчила смешную рожицу.

* * *
Космический челнок опустил детей, Стотысяча и робота на планету. Шар как обычно выпустил вниз каплю. Щелчок. Поехала труба.
На Казе Донесителей ждали с большим нетерпением. Несколько тысяч сопуров собралось на живописной поляне, чтобы приветствовать героев.
Дети видели в прозрачный пол, что целое поле просто заполнено маленькими существами, которые что-то радостно выкрикивали, глядя на челнок Донесителей.
Первыми в кабинке спустились робот и крамзанин. Дети видели, как аккуратно осьминог выбирал место, для своих нижних щупалец. Стотысяч боялся раздавить ногой какого-нибудь слишком любопытного сопура.
Каза была красива. Деревья здесь были разноцветными. От ярко желтых оттенков – самых распространенных, до красных и синих – редких вкраплений. Эта лесистая часть Казы была самой красивой на всей планете.
За деревьями виднелась огромная гора, поросшая ярким лесом. Гора уходила верхушкой в облака. У самой туманной кромки Донесители увидели большой белый ромб – знак Хозяина времени. Это было изображение кристалла Эдола, прикрепленное к горе на манер вывески.
Дети спустились на Казу в кабинке и услышали сотни тонких голосов, которые хором кричали: «Донесителям – привет!».
Сопуры по росту не доставали даже до детских коленок. Их туловища напоминали раздвоенный лист, изогнутый коричневатой спиралью. Головы у сопуров показались похожими на птичьи.
— Они знают наш язык, — с восторгом произнесла Алиса, усаживаясь на корточки.
Старшие дети сделали тоже самое. Теперь малыши могли подробнее рассмотреть лица сопуров.
— Мы прилетели на вашу планету, чтобы встретиться с Хозяином времени, — сказала Вика, обращаясь к существам.
— Они выучили только два слова, — иронично заметил Стотысяч, — И эти два слова вы уже слышали. Позвольте мне с ними поговорить по-сопурски.
Пока кармзанин беседовал на непонятном языке, Вика протянула одному из сопуров ладонь. Маленькое существо смело положило девочке на пальцы сразу все свои четыре руки. Вика осторожно погладила руки сопура своим большим пальцем.
Это вызвало неописуемый восторг у существа. Сопур что-то громко закричал, и в викиной ладони оказалось одновременно еще штук тридцать маленьких щупалец других сопуров. Всем хотелось потрогать руку землянина — руку Донесителя.
— Сопуры приглашают нас к трапезе, — сказал Стотысяч.
Существа расступились и освободили проход для гостей. Только теперь дети увидели невдалеке небольшие тарелки и кувшины, поставленные прямо на землю.
— Пойдемте, — пригласил детей крамзанин. – Сопуры приготовили нам самые вкусные яства, какие только знает Каза.
Дети прошли к столовым предметам, гадая, чем могут их накормить маленькие существа.
Донесители расселись на траве. Сопуры обступили детей вокруг. Некоторые из них забрались малышам на плечи. Другие подавали кушанья.
Стотысяч заглядывал в кувшины и называл блюда.
— Это мед Казы, — сказал крамзанин, — В общем, почти тоже самое, только насекомые не похожи на пчел. А вкус – сахарный.
Алиса приложила кувшин к губам и с большим удовольствием отведала тягучего меда.
— Вкусно, — сказала девочка, протягивая сосуд Вике, — Попробуй.
Ваня тем временем приступил к поеданию плода, похожего на маленькую дыню.
— Нет, не дыня, конечно, — сказал он, проглатывая первый кусок. – Но есть можно.
— Это огурец, — рассмеялся Стотысяч.
— Как? – мальчик посмотрел на желтый плод.
— Много сотен лет назад семена огурцов на Казу привезли пунамы. Они меняют семена по всей вселенной, надеясь собрать у себя все съедобные растения. Вот пунамы и обменяли семена с Земли, на семена с Казы.
— Так это совсем не похоже на наши огурцы, — возмутился Донеситель.
— Да, — Стотысяч кивнул, — Сопуры улучшили вкус. Вывели новые сорта на основе земного растения.
— Надо же, — удивился мальчик и внимательно рассмотрел необычный плод. – Теперь это можно назвать как угодно, только не огурцом.
— Ладно, — рассмеялся Стотысяч, — Давай назовем эту дыню неогурцом. Плод – неогурец.
— А это, наверное, неяблоко, — Алиса взяла фрукт, похожий на банан.
— Это гриб, — сказал крамзазин, — Очень сытный и вкусный. Кушай, не бойся. Сопуры собирали все это с большим желанием вас порадовать.

* * *
Вечер наступил на Казе незаметно. Дети отвечали на многочисленные вопросы сопуров, которые им переводил Стотысяч. Маленьких существ интересовали все подробности жизни на земле, а дети в свою очередь многое узнали о жизни Казы. Сопуры рассказали Донесителям о подвиге Ара-Буры.
— Ох уж эти эосы, — горько вздохнула Вика, — Я бы с ними никогда не хотела больше встречаться.
— Это точно, — согласился Ваня.
Донесители поведали сопурам о своей школе. Вика рассказала, что у них с братом одна учительница. Зовут ее Антониной Васильевной. Она умная и добрая, но умеет быть и строгой.
Алиса же вспомнила воспитательницу в своей старшей группе детского сада:
— А у меня Юлия Михайловна не строгая, — сказала девочка, — Но тоже умная и хорошая.
Эти воспоминания были приятны детям. Там, на далекой Казе, им казалось уже, что вся жизнь пройдет в бесконечных космических полетах. Земля была такой далекой, такой нереальной и желанной.
— Пора, спать, — неожиданно прервал воспоминания крамзанин, — Распорядок дня – дело важное. Надо набраться сил, друзья!
— Слушай, Стотысяч, — махнула Вика, — Мы первый раз на Казе, а ты – спать. Разве это так уж важно?
— Конечно важно, — улыбнулся многоногий, — Завтра успеем наговориться.
Крамзанин сказал что-то по-сопурски и маленькие существа стали расходиться.
Гара-гум, стоявший невдалеке, стал устанавливать на земле палатку из синей ткани с золотыми звездами.
— О, — удивился Ваня, — И палатка, как наши костюмы. У вас — крамзан, фантазии нет совсем?
— Да ты что? – заступилась за Стотысяча Вика, — Это же стиль такой – Донесительский. Все специально сделано из такого материала.
— И мне нравится эта ткань, — призналась Алиса, — Я буду носить свой плащ в детский сад, когда мы вернемся на Землю.
— Обязательно, Алиса, — кивнул Стотысяч, — Палатка готова. Забирайтесь туда, хорошо укутайтесь в одеяла – ночи на Казе бывают прохладными.
— Спокойной ночи! – попрощались с друзьями дети и быстро провалились в мир снов.

* * *
Утром первой проснулась Вика. Она увидела рядом с собой сопура, который протягивал ей какой-то фрукт.
— Что это? – удивилась девочка, — Завтрак?
Вика взяла плод, но надкусить его не успела. В палатку просунулась большая голова Стотысяча.
— Как спалось, Вика? – спросил крамзанин.
— Нормально, — коротко ответила девочка, — Доброе утро! Не знаешь, что это за фрукт принес мне сопур?
— А, — усмехнулся Стотысяч. – Этим можно чистить зубы и освежать дыхание, если нет щетки под рукой. Никаких вредных микробов во рту не останется. Замечательный плод. Выходи из палатки, Вика. Здесь вам уже накрыли завтрак.
Девочка выбралась из тряпичного убежища и увидела, что на поляне собралась такая же большая толпа сопуров, как и вчера.
— Доброе утро, — Вика не ожидала, что существа дружным хором ей ответят на приветствие.
— Доброе утро, Донеситель Вика! – пронеслось многоголосно над поляной.
Следом за Викой из палатки выбрался Иван. Он проснулся, услышав шум.
— Доброе утро, Донеситель Ваня! – вторично прогремело над поляной.
Мальчик учтиво поклонился сопурам и крамзанину.
Из-под звездного полога высунулась заспанная голова Алисы:
— Завтракать звали? – спросила младшая девочка.

Вторая давно будущая глава
О том, как идея Донесителей идет через время

— Ах! – Хозяин времени поставит чашу на пол, — Значит, тысячу лет вы не творили безобразий?
Эос кивнет головой.
— Нет, — продолжит мысль корец, — за то, что вы пытались помешать Донесителям, наказание должно быть вечным.
— Мы искупили свою вину, — эос опять опустит голову, будто провинившийся школьник.
— Чем? – коротко спросит Живая тень.
— Мы тысячу лет ремонтируем космические корабли крамзанам, — тихо ответит эос. – Мы участвуем в прополке леса на планете Грава. Мы…
— Мы, — перебьет эоса Хозяин времени и поднимет с пола чашу времени.
— Мой народ, — уточнит эос.
— Так о чем же ты просишь меня? – Живая тень поднесет сосуд к своим глазам.
— Прошу простить, — будет ответ.
— Еще тысячу лет, — корец скажет так спокойно, будто речь коснется пятнадцати минут.
— Спасибо, тебе, — эос сделает глубокий поклон и уйдет прочь.
Еще тысячу лет провинившиеся существа будут ждать прощения. Они будут засыпать с мыслями о собственной планете, и вставать, мечтая об этом. Они будут принимать участие в любом благом деле космоса, лишь бы найти прощение корца.

* * *
В музее Донесителей на Крамзе случится страшный переполох. Через тысячу лет там пропадет самый ценный экспонат – Космическая энциклопедия, которую читали дети.
Крамзане поднимут большую тревогу в космосе, пытаясь найти пропажу.
Дальний последыш Гвара-рио-гана, крамзанин по имени Две тысячи сорок восьмой, обнаружит пропажу у пунамов. Обжоры украдут книгу, чтобы переписать новые рецепты приготовления блюд.
Энциклопедия с большими предосторожностями будет привезена обратно на планету Крамза. Над ней установят стеклянный купол, чтобы книга никогда больше не подвергалась варварству.
Хозяин времени не обратит на поведение пунамов никакого внимания. И еще через сто лет одноглазые обжоры повторят попытку выкрасть книгу. Но у них не получится взломать купол.
Живая тень к тому моменту досрочно простит эосов и поселит их на Скарге рядом с пунамами. Два народа будут мирно и дружно сосуществовать до конца времен.

* * *
На Граве в самом густом лесу откроют новую ягоду с целебными свойствами. Хмарки назовут этот плод Донесительским.
Ягоду будут срывать только один раз в году – в ту дату, когда Донесители улетали с Земли навстречу своим звездным приключениям.
Донесительский плод будет считаться самым изысканным блюдом во вселенной. Им будут награждать выдающихся героев космоса.
Однажды Донесительское дерево посадят и на Земле. Оно будет расти триста лет, пока его не выкопают пунамы. Обжоры посадят дерево на своей планете Скарга, но оно так и не приживется.
Люди же за три сотни лет так и не успеют открыть замечательных целебных свойств Донесительского дерева. Поэтому утрата ценного растения пройдет для землян незаметно.

* * *
Живая тень космоса организует во вселенной ежегодные игры Донесителей. В этом соревновании будут принимать участие малыши разных народов и планет. Цель игры — каждый год разная. В ней будут выигрывать самые умные, выносливые и дружные дети.
Главным призом Донесительских игр станет небольшой медальон с синим камнем по центру и желтыми лучами по краям. Эта награда будет единственным межпланетным признанием детских героических заслуг.

* * *
Через тысячу лет на Земле в пустыне Сахара бедуин высадит из своей сломавшейся летающей телеги робота-верблюда. Странник решит дойти до ближайшего города, как его предки – пешком через пески. На десятом километре пути силы покинут его.
Бедуин поднимет голову к небу. Изнывая от жары, он громко крикнет: «Да не жги ты, Солнце, так горячо мне макушку!».
За миллиарды километров от пустыни Сахара в далеком космосе Хозяин времени вздрогнет. Живая тень отставит в сторону чашу времени и, вспомнив земную традицию, покажет бедуину большой полупрозрачный кулак.

Глава 27
О том, как Вика, Ваня и Алиса выполнили миссию

— Завтракать звали? – спросила младшая девочка.
— Доброе утро, Донеситель Алиса! – приветствовали девочку сопуры.
Дети приступили к трапезе. Крамзанин Стотысяч ел из отдельных тарелок. Робот ловко подавал нужные блюда.
— Так все вкусно, — сказал Ваня, которому очень понравилась еда, приготовленная сопурами.
— Да, — Вика взяла из рук Принеси-подая новый кувшин, — Но я бы сейчас многое отдала за обычный земной завтрак.
— За кусочек сыра, — уточнила Алиса.
— За чай с молоком и сахаром, — мечтательно сказал Ваня.
— Когда мы встретимся с Хозяином времени? – спросила Вика Стотысяча, — Мы так спешили встретиться с космическим караваном. Спешили на Уруме найти синий камень. А теперь – не спешим уже?
Крамзанин отложил в сторону камни, которые только что ел и вздохнул:
— Что я могу сказать? – начал он неуверенно, — Мы действовали по плану корца. А теперь, наверное, план – подождать.
— Мучение это – ждать, — Ваня встал на ноги, — Я наелся, спасибо, друзья-сопуры!
Маленькие существа загалдели на своем языке, когда крамзанин перевел им слова мальчика.
Ваня тем временем осмотрелся по сторонам.
— Стотысяч, а не сходить ли нам на экскурсию? – спросил Донеситель.
— Посмотреть достопримечательности Казы? – крамзанин отложил камни в сторону. Он был готов в любой момент закончить завтрак и отправиться с детьми на экскурсию.
— Да, изучать вон ту гору, — мальчик показал жестом в сторону большого белого ромба у самого неба. – Может Хозяин времени приготовил для нас красную нить, чтобы мы прошли по лабаринту к его дворцу под землей?
Вика одобрительно кивнула:
— Правильно, Ваня, надо все разведать. Принеси-подай, а где наши бинокли?
Робот принес девочке сразу три рюкзака, с которыми дети были на Уруме. Вика достала бинокль и стала внимательно разглядывать гору.
— Смотрите! – девочка от радости подпрыгнула, — К нам сюда идет Тень!
Действительно, к поляне Донесителей приближалось странное прозрачное существо. Оно внешне напоминало взрослого землянина, одевшего юбку до пят. В руках незнакомец нес какой-то большой белый предмет.
— Это Хозяин времени, — с восторгом заявил крамзанин, — Друзья, это Он!
Тем временем корец вышел на поляну Донесителей и положил свою ношу на траву:
— Доброго времени, Донесители, крамзанин и сопуры! – Живая тень учтиво наклонил свою прозрачную голову. Голос его был низким и очень спокойным, — Да не погибнет во времени Земля, Крамза и Каза!
Сопуры и крамзанин поклонились корцу.
— Я принес Ялолю, — сказал Хозяин времени и показал на предмет, который он положил на траву. – Этот прибор спасет ваше Солнце, земляне!
Дети подошли к белому прибору, разглядывая его с любопытством. Прибор был похож на жука, сидящего на большом цветке.
— Как он называется? – переспросила корца Алиса.
— Ялоля. — Ответил Хозяин времени, — Вот сюда нужно вставить ваш синий камень с Урума. Где он, кстати?
Ваня опустил руку во внутренний карман мантии, но там было пусто. Мальчик испугано похлопал себя по бокам:
— Камень куда-то пропал… — шепотом произнес Ваня.
— Камень пропал? – не поверила Вика, — Ваня, ищи! Он был у тебя.
— Нет, карманы пусты… — мальчик пытался вспомнить, когда он видел камень в последний раз.
— Все, — раздосадовано сказала Вика, — Мы не сможем спасти солнце.
— Ваня, поищи получше, — сказал крамзанин, — Может ты невнимательно смотрел.
— Нет, — Живая тень покачал головой, — Искать бесполезно. Камень из кармана украл эос Ираг.
— Как? – воскликнул мальчик.
— Так, — ответил корец. – Ираг с самого начала мешал вам. Он послал на Большой Эн эоса с бомбой, который вывел из строя защиту корабля. Благо, вы чудом справились со всеми этими испытаниями. Потом Ираг мешал вам на Уруме. Он показал шрафам пещеру, где вы ночевали. И вот теперь этот эос ночью пробрался к вам в палатку и украл камень.
— Значит, он прячется где-то на Казе, – предположил Ваня и оглянулся по сторонам.
— Надо его найти, — воскликнула Вика.
— Зачем? — спросила Алиса.
— Чтобы вернуть камень, — Вика развела руками, — Или ты предлагаешь ничего не делать?
— Я предлагаю взять другой камень, — ответила младшая сестра и вытащила у себя из кармана несколько небольших синих камней.
— Алиса, — воскликнула с восторгом Вика, — Ох, Алиса!
— А что? – стала оправдываться младшая сестра, — Там было много таких, на озере. Вот я и набрала их на память.
— Ты умница! – рассмеялся Стотысяч. – Просто молодчина!
Корец Живая тень взял у Алисы самый большой камень и положил его в отверстие Ялоли. Щель замкнулась и прибор засветился изнутри негромким матовым светом.
— Все, — сказал Хозяин времени, — прибор готов. Теперь осталось доставить его к солнцу.
— А как это сделать? – спросила Вика.
— Очень просто. Мы все вместе сядем на большой Эн, — ответил корец, — Крамзане не против?
— Для нас это большая честь, — ответил Стотысяч.
— Тогда давайте прощаться с Казой, — заключил Хозяин. – И полетим к Солнцу!

* * *
Дети с роботом, крамзанин и корец собрались в космической рубке Летящего Эна.
В большом куполе над головой было видно яркую звезду – Солнце.
— Какая красотища! – воскликнула Вика, — Это вся наша галактика, как на ладони. В школе расскажу – никто не поверит. Видите – вон Меркурий.
Дети с любопытством смотрели вверх.
— Да, Меркурий. Самая близкая к Солнцу планета. А вон, чуть дальше, видите – Венера, – сказал Стотысяч.
— А где Земля? – Ваня взял с собой бинокль и теперь разглядывал космос, глядя в окуляры.
— Да вон она, смотри, какая красивая, — Вика сжала в восторге кулачки.
— Все, — произнес свои низким голосом корец, — Вот и главный момент во всем вашем приключении, Донесители.
— Ура, — тихо прошептала Вика.
— Да, — кивнул Хозяин времени, — Громко ликовать еще рано. Друзья, я хочу, чтобы вы все вместе отправили Ялолю к Солнцу.
— А как? – спросил мальчик.
— Вот на этом пульте, — Хозяин времени показал жестом, но запнулся, — Гвара-рио-ган, давай ты расскажи.
— На этом пульте, — продолжил крамзанин Стотысяч, — Есть три рычага. Они вытолкнут Ялолю, если их нажать одновременно.
— А когда нажимать? – уточнила Вика.
— Когда Анализатор даст сигнал, — ответил крамзанин. – Здесь нужна математическая точность, чтобы Ялоля по дуге достигла солнца, а не умчалась в открытый космос.
Дети обхватили рычаги руками и повернули головы в сторону стоящего по центру рубки анализатора. Но пирамида не издавала никаких сигналов.
— Скорей же, — нетерпеливо прошептала Вика.
— Па-па-па! – заурчал сигнал. Анализатор засветился синим ярким светом.
Дети потянули одновременно рычаги. Через мгновение они увидели над собой, как в сторону солнца полетел белый жук на цветке.
— Все! – воскликнул корец, — Солнце спасено! Теперь можно ликовать в полную силу, Донесители!
— Ура! – закричали дети.
Но Вика стала неожиданно серьезной:
— Теперь нам нужно подумать о родителях, — сказала девочка.

Глава 28
О том, как Вика, Ваня и Алиса вернулись домой

— Теперь нам нужно подумать о родителях, — сказала Вика, — Хозяин времени, ты сможешь вернуть нас назад во времени?
Корец молчал, но с интересом разглядывал детей.
— Стотысяч сказал, что если ты этого не сделаешь…
— Да, — продолжил мысль Вики корец, — Ваши родители не смогут пережить разлуки с вами, дети.
— Ты поможешь нам? – с надеждой очень тихо спросила Вика.
— Конечно! – с радостью ответил, наконец, корец.
— Правда-правда? – захлопала в ладоши Алиса.
— Друзья! – Живая тень поднял руки вверх, — Спасибо вам от всего космоса, за большое дело, которое вы сделали! Я возвращаю вас во времени назад, и первый раз в жизни, делаю это без малейших сомнений! А теперь – прощайте!
Дети увидели, как растворился в воздухе корец. Только что был, и вот – пустое место – пропал.
— Ух! – с удивлением произнес Ваня, — Растворился!
— Да, — Стотысяч подошел к анализатору, — Друзья, корец вернул нас во времени. Вот, прибор показывает, что мы находимся за сутки до того момента, когда Принеси-подай забрал вас с Земли.
— За сутки, — повторила Алиса.
— Да, — крамзанин погладил щупальцем девочку по голове, — Этого времени вполне хватит, чтобы добраться до Земли и вернуть вас маме и папе.
— Ура! – Вика запрыгала по комнате, — Мамочка, папочка! Как я соскучилась!
— Скоро, совсем скоро, вы обнимете их, друзья! – сказал Стотысяч.
— А ты спустишься на землю с нами? – спросил Ваня, — Я хочу познакомить тебя со своими родителями.
— Нет, друзья, — ответил осьминог, — Мы попрощаемся с вами здесь. А вот Принеси-подай доведет дело до конца, как это и должно было случиться. Он полетит на Землю и убедится, что вы встретились со своими родителями.
— А потом, — Алиса взяла робота за руку, — Ты оставишь его на Земле, Стотысяч? Он будет ходить со мной в садик.
— К сожалению, нет. Роботу надо вернуться на Урум, друзья! У него там неоконченное дело…

* * *
Космический челнок уронил металлическую каплю в траву. Щелчок. Вниз поехала труба. Дети и робот вошли в кабинку и спустились на землю.
На поляну, навстречу детям вышла мама:
— Детки! – громко позвала малышей она.
— Мама! – закричали дети и бросились обнимать женщину.
Мама с удивлением увидела на детях космические мантии с золотыми звездами, но ничего не успела спросить.
Из-за дерева вышел папа. Он посмотрел с восторгом в сторону космического челнока, стоявшего на поляне. Перевел взгляд на робота и громко произнес:
— А! Гара-гум! Ты все-таки сделал себе синюю мантию, как я говорил тебе когда-то…

Космическая энциклопедия
(краткая версия)

А
Азму — (средняя) планета созвездия Бе-Крама, заселенная среднепланетными шаралами.

АнтивЕс – («бросалка» по-шрафски) прибор, помогающий управлять притяжением. Металлический цилиндр с кнопкой и несколькими лямками. Лямки служат для транспортировки прибора за спинами крамзан на манер рюкзаков. Антивес создан крамзанскими учеными.

Аквыч – растение планеты Грава. Листья растения круглые, светло розового цвета. Плоды прозрачные, внешне напоминают земной виноград. Плоды утоляют жажду лучше самой чистой воды.

Акия – солнце Гравы.

Алдония – звезда из легенды предка шаралов по имени Ырад. Офма поймал Алдонию, и тут же по НеЩупальце Офмы побежал огонь. Звезда Адлония не могла убить Замысел, как не может темнота победить воду. Офма сам себя изжил, и дальнейшее его существование не имело смысла. Алдония поставила точку, определила во времени конец Замыслу.

Ара-БУра – герой, главный сопур, который предпочел погибнуть, но не открыл эосам тайны о постройке кораблей. Много лет спустя Эосы построили на Казе памятник Ара-Буре.

АртефАкт. Квадраты красок. 19 тюбиков и 10 карандашей – квадратный ящик с красками и карандашами, который художник с Земли подарил Гара-гуму.

Афм – (истекающие стволы) дерево с планеты Кайма. Его листья напоминают по форме дубовые. Цвет листьев светло коричневый. Афмы выделяют из своих стволов клейкий сок.

Б
Баба Йогурт – вымышленный злой персонаж из детских игр.

Большие Уши неба – Cложный прибор, различающий голоса других планет. Это единственное приспособление, которое сконструировали хмарки с планеты Грава. Они слушают голоса – набираются новых знаний, учат чужие языки, собираются вместе на поляне Историй и рассказывают друг-другу то, что успели услышать за день.

БукварИнск – город, придуманный Донесителями. Строится из игрушечных кирпичей на полу в детской комнате.

В
ВАйзо – звезда галактики Вара-чак-зу. В этой системе проживают крамзане.

ВЫнз – пустыня планеты Урум, на которой совершили высадку Донесители.

ВЫфус — маленькое безобидное насекомое Урума, похожее на змейку. Питается увидоками, которых ловит своим длинным клейким языком.
Г
ГалбО – звезда над хищной планетой Урум (система Криза-пять).

ГалкАны – разумные существа с планеты Гемант созвездия Ксема-сто-два. Их длинные фиолетовые тела, будто туловища змей, начинают мохнатые грязно-рыжие головы, а заканчивают такие же грязные хвосты. Две руки без пальцев, извиваются вокруг туловищ. Галканы – лучшие в космосе землекопы. Они составили самую подробную карту полезных и бесполезных ископаемых во вселенной, описали множество исторических находок.

ГАра-гУм — домашний невоенный робот у крамзан. Умеет растягивать время и собирать предметы из частиц. Гара-гум — существо без души, сложная машина, которая создана в крамзанской лаборатории. В его теле нет нервных окончаний, которые вызывают боль. Не имеет своих мыслей и желаний. Гара-гум выполняет распоряжения хозяина. В руке робот носит прибор для заданий – красную коробочку с кнопками. Одновременно это ухо и голос робота. К этому типу роботов относится и Гара-гум Донесителей — Принеси-подай, а так же Гара-гум с тяжелым ободом на шее – робот Его превосходного управителя Крамзы.

ГвАра-рИо-гАн – Стотысяч — крамзанин, избранный помогать Донесителям. Предстал перед Донесителями в образе Шекспира, чтобы не напугать детей.

ГЕмант – планета Галканов (созвездие Ксема-сто-два).

Главный Логик планеты Крамза – крамзанин, наделенный правом управления делами Крамзы. Над средним большим глазом Логик носит золотой знак космоса – украшение, похожее на земную цифру восемь.

ГлобурАльник – растение планеты Скарга. Отдаленно напоминает земной кактус.

ГрАва — планета самой удивительной во Вселенной растительности.

ГрУмма – погибшая планета. Из ее недр, по легенде, предок крамзан Первый сделал кристалл Эдола.

Гу – название птиц Гравы. Дружат с разумными существами Гравы – хмарками. Птицы носят те же имена, что и их хозяева, только буквы пишутся наоборот: от последней — к первой.

Д
ДавУр – звезда шаралов в галактике Бе-Крама.

ДонесИтели – (люди) разумные существа планеты Земля, способные нести добрую весть. У Донесителей существует ряд особых качеств и умений, а также специальных приспособлений. Донесители наделены глубокими знаниями по многим вопросам.

ДоравАи — насекомые планеты Скарга. Крылатые гусеницы, которые никогда не превращаются в бабочек.
Ж

ЖАжа – планета системы Ксема-пятьдесят. Одна из сторон Жажы рассыпалась под бомбами эосов тысячу двести лет назад. Разумные существа юоканы, которые населяют Жажу, построили искусственный бок своей планете.
З

ЗакрЕты – разумные существа с планеты Аэкко. Овальные туловища закретов приобретают любые формы, может вытягиваться любым числом конечностей в зависимости от обстоятельств. Закреты трудолюбивый и непоседливый народ. Живут большими семьями на горных хребтах планеты Аэкко.

ЗдесьтАм – логическая игра крамзан. В разложенном состоянии коробка для игры напоминает земную цифру восемь или символ космоса по-крамзански. Один круг восьмерки называется «здесь», другой – «там». Задача игроков – побыстрее оказаться на стороне противника всеми десятью фигурами. Ходом считается шаг своей фигурой на одну клеточку вперед или вбок и шаг препятствием на доске противника.

И

ИнтЕрт ЗИрус — (пожирающий твердь) вирус, поразивший планету Каза. Выражен черными пятнами на почве, которые разрастаются в разные стороны и имеют высокую температуру. Все, что хотя бы на мгновение попадает в пределы пятен – гибнет.

Й

Йорт (Глубокий гвоздь) – специальный прибор для раскопок почвы у Галканов. Не боится высокой температуры и может бурить даже твердые породы. Йорт использовался существами там, где существа сами не могли раскапывать недра. Глубокий гвоздь управляется с помощью длинного красного провода, который прибор тянет за собой. Другая часть провода присоединяется к сложному пульту управления. Йорт — одно из немногих технических изобретений Галканов.

К
КАза – планета. Родина разумных и мирных существ — сопУров.

КазАрус Ика пре димАмну гОро (Настоящее всегда рождается в прошлом) – крылатое выражение у шаралов.

КжангАр — планета, где враждовали Имы и Нуры. Этих народов уже нет сегодня. Память о них жива только в легендах.

КАйма – планета, где растет дерево Афм.

КИрла — растение планеты Грава. Ягоды вызывают сон. Кирла очень кислая на вкус.

Костюмы Донесителей – одежда синего цвета с золотыми звездами. Ткань сделана Корцами и обладает особыми свойствами. Она не рвется, не мнется, не горит, держит тепло. Одежда очищает воздух от неприятного запаха и помогает дышать под водой.

Космическая лодка (челнок) – летательный аппарат, совершающий передвижения от крупного корабля к поверхности планеты. Металлический шар, внутри которого расположена небольшая комната с полукруглыми углами, прозрачными стенами, потолком и полом. При приземлении выпускает на почву каплю и трубу. По трубе ездит подъемник – небольшая прозрачная кабина.

Космический караван — четыре корабля, к которым спешили Донесители.

Космическая энциклопедия – 1. большая книга, сделанная хмарками для Донесителями. 2. Стеклянный шар с информацией. Крамзане прислоняют его к отросткам на голове и таким образом получают сведения.

КнеАны – животные с планеты Скарга. Похожи на земных ящериц в тридцать сантиметров длиной.

КОрцы – (Живые тени) загадочный народ, проживающий в кристалле Эдола. У корцев полупрозрачные тела. Голова с небольшим наростом на макушке, широкий нос. Два далеко посаженных друг от друга глаза по краям лица. На лбу едва различимый ромб. Туловище у корцев спортивное, натруженное, с хорошо развитыми мышцами. Только оно тоже полупрозрачное – будто создано из дыма. Корцы носят длинные юбки с фартуками. Фартуки по форме напоминают дубовые листы или листы дерева Афм с планеты Кайма. Юбки корцев украшены двумя лентами узоров — на поясе и в самом низу подола.

КрАмза — далекая планета оранжевого цвета, заселенная крамзанами.

КрамзАне – Многорукие и многоногие, трехглазые, серые разумные существа планеты Крамза. Морда существа — большое рыло, которое снабжено отростками, похожими на усики земных улиток. Такие же усики расположены на голове. Три голубых глаза без век. Два больших – как у всех животных на земле, и один – очень большой – выше, на лбу. Четыре рта. Они располагаются на рыле один под другим. Верхний рот – для беседы, второй – для камней, третий – для растений, четвертый – для жидкостей. У существ десять сердец.

Красная коробочка – прибор Гара-гумов с кнопками и зеленоватым монитором. Одновременно это ухо и голос робота. Гара-гумы носят приборы в средней руке. Без красного прибора роботы работать не могут и впадают в режим бесконечного ожидания.

КрОмы – (ненасытные) опасные растения с планеты Флока. Распространяют при цветении вирус Интерт Зирус. Цветы Флоки фиолетово-черного

КруЕн – растения с длинными листьями. Растут на планете Грава. Хмарки используют листья круена вместо бинтов.

Кхе рАза бен, ГрАва — Дай мне сил, Грава. (Хмаркаский язык).

Кча – планета-гигант, образовавшая Крамзу и спутник Рэм.

КУвра – растение планеты Грава. Полезно для пищеварения и зрения.

Кувшины истории — приспособления для записи голоса у шаралов. Напоминают наши земные песочные часы. Сделаны кувшины из прозрачного стекла с мутным белым налетом. Узкое место горловин соединяет кольцо из металла. Но вместо песка, в Кувшинах из одной колбы в другую «пересыпаются» голоса предыдущих поколений. В отличие от земных дисков и кассет, кувшины обладают удивительным свойством передавать не только смысл речи, но и душевное состояние авторов записей. Поэтому коллекция кувшинов истории у шаралов — уникальное отражение минувших времен, самая точная библиотека легенд и настроений космоса.

КулдАча – вкусная ягода с планеты Грава. Отдаленно напоминает по вкусу полевую землянику с привкусом спелой груши. Считается, что этот плод укрепляет бодрость духа и хорошее настроение. Круглые, величиной с земную черешню, ягоды кулдачи помогают бороться со старостью. Именно из этих плодов другие народы делают знаменитый Кулдачный эликсир – жидкость молодости.

Л

ЛАто — (левая) планета с очень жарким климатом созвездия Бе-Крама, заселенная левопланетными шаралами.

Ленты сна – приспособление для отдыха у крамзан. Инопланетяне спят на подвешенных к потолкам лентах.

Летящий Эн — Межгалактический лайнер крамзан, на котором путешествуют Донесители. Форма корабля – кривая, напоминающая земную цифру восемь. На Эне есть комната для заседаний, она же кабина управления лайнером или главная рубка — круглая комната с прозрачным полушарием вместо потолка. Посредине комнаты стоит пирамида из прозрачных кирпичиков — анализатор. Так же Эн обустроен комнатой отдыха для Донесителей по земной моде и темной комнатой очистки от бактерий. Соединяет комнаты длинный светлый коридор с белыми стенами.

Лода – странствующая планета с разумными существами Фривами. В бесконечном полете Лоды нет математического смысла. Лода по размеру приблизительно такая же, как наша Луна. На ней, как и на Луне, отсутствует атмосфера — воздух, которым бы могли дышать живые существа. Однако Фривы установили на поверхности несколько куполов, соединенных переходами. Пространство под прочными колпаками они заполнили газами, необходимыми для дыхания. Более того, Фривы установили на Лоде еще и мощные двигатели, которые позволяют перемещать планету в космосе.
О
Остров Донесителей – искусственная насыпь из камней в Гиблом озере планеты Урум со сломанным автомобилем на вершине. Остров использовался детьми и роботом Принеси-подаем для укрытия от хищников Урума.

Офма – (замысел) Существо из легенды Ырада. По легенде, на заре времени пришел в наш мир чужой Замысел — Офма. Он не плохой и не хороший, но очень большой. Офма не имеет тела, но имеет границу между собой и не собой. Он не имеет конечностей, но умеет ходить и хватать. Не имеет глаз, но видит. Он чужд нашему пространству. И слишком большой, чтобы не влиять на равновесие в нашей вселенной. Этот чужой Замысел грандиознее Космоса.

П

Паяльник для прозрачных поверхностей – инструмент, разработанный на планете Крамза. Используется Гара-Гумами для заклейки трещин в окнах космических кораблей.

Первый – предок всех Крамзан. Родился на звезде Вайзо и долго бродил по планетам в поисках дома. Его странствия описаны в десятках историй и легенд Крамзы.

ПринесИ-подАй – робот класса Гара-гум у Донесителей. Умеет растягивать время и собирать предметы из частиц. Снабжен умением видеть живое и неживое. Носит темно-синюю мантию и такие же штаны, украшенные золотыми звездами. У существа две лапки-ноги, обутые в сапоги почти черного цвета и три руки. Ростом с детей, круглая голова без волос, нос с ноздрей внизу, один большой небесного цвета глаз. На каждой руке по три длинных тонких пальца без ногтей. Носит в руке красную коробочку с зеленоватым экраном и десятком разноцветных кнопок – прибор для заданий.

Пфи – «живые растения» планеты Урум. Существа, которые не имеют своей речи и конечностей для передвижения. У них есть души. Существа похожи на сдобное тесто без постоянной формы тела. Шрафы и Цепы заворачивают в Пфи своих детей, чтобы те не погибли от жары и холода. У Пфи есть грезы. Они живут в своих мечтах. Питаются Пфи пылью и воздухом.

ПунАмы – разумные существа планеты Скарга. Внешне они напоминают людей. Только головы у Пунамов меньше, а туловища почти в два раза больше по размерам, чем у землян. Глаз же всего один по центру лица. Пунамы – самые отчаянные любители поесть во вселенной. Они готовы жевать круглые сутки напролет.

Р
РемАнго – время затмения на планете Крамза. Случается один раз в крамзанские сутки и длится около полутора часов по земному времени.

Рем – планета-спутник Крамзы.
С
СкриполЕт – космический транспорт пунамов. Издает неприятный шум при полете.

СорУры – разумные существа планеты Каза. Их тело состоит из двух спиралей, которые соединяются у основания головы. Сопуры умеют летать в космосе.

Со – звезда Казы.

Старейший на Граве – хмарк Хафара.

Стрик – небольшой рак, проживающий в Гиблом озере на планете Урум. Пригоден в пищу землянам.
У
УвИдок – очень мелкое членистоногое насекомое, обитающее в пустынях Урума. Питается бактериями.

Уга – несъедобная ягода планеты Грава. Используется хмарками для изготовления чернил.

Ур – (большой) название самой крупной кастрюли у пунамов на планете Скарга. Объем Ура более двухсот земных литров. Уры наделены десятью ручками, чтобы за кастрюлю могли браться сразу несколько пунамов с разных сторон.

УрАк — в переводе с хмаркаского «водяная лента» – название великой реки народа Хмарка с планеты Грава. Это река золотого цвета, благодаря оттенку водорослей, покрывающих дно. Урак населяет 205 видов пресноводных существ и 586 видов растений.

УрУм – четвертая от Галбо планета созвездия Ксема-триста-восемь. Образовался сразу после большой вспышки, состоит из железа, кислорода, кремния, магния, серы. Является домом для 1856 биологических видов, включая три расы существ с сознанием. В воздухе Урума много примесей аммиака, серы и прочих неприятных газов. Планета хищных и необразованных существ. Днем на Уруме жарче, чем на Земле, ночью – холоднее. Слой атмосферы – воздуха вокруг планеты значительно меньше земного.

УЭр – (совесть) растение из легенды Ырада — предка Шаралов. Шаралы считают, что корцы сажают зерна Уэра в огороде Офмы за белой дверью, которая называется кристаллом Эдола. Жизнь корцев и этого растения неразрывно связаны друг с другом.

Уши неба – прибор, который сконструировал хмарк Разга, чтобы услышать в космосе своего гу.
Ф
ФлОка – небольшая планета, не заселенная разумными существами. Вся поверхность Флоки заполнена водой, где произрастают влаголюбивые растения.

ФрИвы – (идущие меж звезд) разумные существа странствующей планеты Лода. На животе у Фривов расположен большой квадрат речи, они «разговаривают цветами.

Х

ХАра — (правая) планета созвездия Бе-Крама, заселенная правопланетными шаралами. Самая дальняя от звезды Давур планета.

ХАргосы – разумные существа без собственной планеты. По одному из научных предположений, харгосы – родственники закретов с планеты Аэкко. Путешествуют по вселенной на космических кораблях. Занимаются торговлей.

ХмАрки — народ, оседлавший птиц. Разумные существа, напоминающие земных муравьев. Проживают в лесу, не строят жилищ, городов и сел. Хмарки питаются плодами и ягодами.

ХозЯин (властелин) врЕмени – КОрец. В космосе его называют Живой тенью, Монахом космоса, Властелином всего, Духом звезд. Странствующий народ Фривы наделили Хозяина времени особым цветом – Золотым. Хозяин времени может менять время и давать такое право другим. Корец считает несколько миллионов последствий, к которым приведет нарушение хода времени. Для расчетов он использует специальную чашу. Чаша показывает величину искажений и нарушений естественного развития событий.
Ц

Цель ДонесИтелей – Спасти от гибели свое Солнце. Для этого нужно доставить к звезде прибор, сделанный корцами. Если Донесители не исполнят свою миссию, солнце остынет, и земля через два с половиной года погибнет.

ЦЕпы – разумный воинственный народ планеты Урум. Круглые туловища, сорок ноги. Отдаленно напоминают земных черепах. Питаются мясом дичи и Шрафами.

Ч
Чаша времени – сосуды с жидкостями, отражающими настоящее и мнимое время. Принадлежат Хозяину времени.
Ш
ШрАфы – разумный воинственный народ планеты Урум. Они напоминают земных обезьян с головами лягушек. Двупозвоночные. Очень нервные и раздражительные существа. Питаются мясом живности и Цепов.

ШарАлы — большой народ, заселивший три планеты системы Бе-Крама со звездой Давур: планеты Хара (правая), Азму (средняя) и Лато (левая). Именно поэтому и шаралов в космосе принято делить на три группы по их месту проживания — Право-, лево- и среднепланетные. Все они — дальние потомки исчезнувшего народа Эносла («хранители слов»). Тело шаралов — почти идеальный шар с шестью ногами, торчащими в разные стороны. Эти ноги не гнутся. Шаралы перекатываются с одной прямой конечности на другую. Руки у этих существ без пальцев — маленькие, гибкие. Две — спереди, две — сзади. На спине у существ такие же глаза, как и на лице. Два глаза с одной стороны туловища, два с другой. Лицо же шарала распознают по небольшому носу и едва различимому рту без губ. И нос и рот у шаралов только один. Именно эту часть туловища принято считать лицевой.

Э
ЭдОла – гигантский белый кристалл – дом корцев. Одна из острых вершин кристалла притягивает, другая – отторгает. Путь, по которому ромб движется в космосе, опоясывает более двухсот тысяч галактик. Некоторые из этих галактик отталкивающая вершина кристалла бросает прочь, другие галактики, наоборот – противоположный угол приближает к себе. Один виток кристалла принято называть вечностью.

ЭнОсла – («хранители слов») предки шаралов.

Эос – живые существа с погибшей пять миллионов лет назад планеты Колг. Проживают небольшими группами на приемлемых по условиям планетах Бекра- и Цекта- созвездий, уживаясь с коренными народами этих планет. Эосы становились причиной пяти межгалактических войн. В разные времена их стремление найти постоянную планету приводило к большим катастрофам в космосе. Третья война полностью уничтожила галактику Бекра-сто-два, на месте которой сегодня существует закрытое для любого перемещения пространство.

Эрго – имя воинственного предводителя эосов, планировавшего начать войну с хмарками на планете Грава.
Ю

ЮокАны – (сухие медузы) разумные существа с планеты Жажа. Некоторые народы называют юоканов блинами с ножками. Конечностей у юоканов пять, рост их достигает двух земных метров. Тела существ состоят из мутного желе, стянутого розоватой кожей. Малообщительный народ, подаривший космосу идею колеса.

Я

ЯлолЯ – прибор, восстанавливающий жизнь звезды. Разработан корцами специально для спасения Солнца.



Свидетельство о публикации №6634

Все права на произведение принадлежат автору. РЯБЦЕВ Денис Евгеньевич, 27 Декабря 2017 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.