Пиши .про для писателей

Каждому нужен шанс

Автор: Альбирео-МКГ

— Деревянный район, 25, за Убежище держись – это новая жизнь! Каждому нужен шанс! – веселые и безмятежные детские голоса доносились из радио.
Высокий статный мальчишка в куртке Университета Фироками внимательно осматривал двор. Ему было лет тринадцать, может, больше, может, меньше – детдомовские дети не выглядят на свой возраст. Куртка, конечно, была не его, у таких, как он, нет шанса поступить в Университет алмазного города. Оденс был главарем компании таких же мальчишек. Они как раз стояли тут же, рядом с лидером, готовые слепо поддержать любую безумную затею.
— Эй, ты чего на меня уставился? – угрожающе спросил Оденс, задиристо тряхнул головой, откидывая светлые волосы назад.
Подросток, к которому обратился Оденс – тощий, тоже высокий, себе на уме умник. Везде, где много детей – а в этом детдоме их было больше тысячи, — есть такие. Хедж. Он всегда немного ежился, как будто ему было холодно, темные отросшие волосы всегда были всклокочены, как будто кто-то ему их взъерошил, а задумчивые карие глаза всегда как будто улыбались и всегда как будто таили печаль. Хедж просто отвернулся от Оденса, ничего не сказав. Он, вообще, не очень-то был общительный.
Блондин дерзко и цепко смотрел вокруг, не смеет ли кто-нибудь… ну, неважно что, просто не смеет ли кто-нибудь.
— За Убежище держись – это новая жизнь! – проорали счастливые дети из радио. Песня кончилась и реклама упорно доносила до всех во дворе, какое счастье жить в Убежище.
— Достали! – проорал им Оденс и пнул столб, на котором висел динамик.
— Это хорошая идея. Если вам не нравится ваша жизнь, приходите и получите новую. – так получалось, что когда звучала фраза Яна Елма, ответ, на уличный опрос о проекте Убежища, вокруг становилось тихо. Случайность, конечно.
Фироками – алмазный город-государство решил проблему бездомных, неблагополучных детей и ненужных животных радикально. Как все, что он решал. Новый сенатор Ажен Эджект создал Убежища. Три типа. Детежице – детское убежище, Безежище – убежище для бездомных и Звережище – убежище для животных. Это были загородные лагеря, даже поселки, деревеньки. Вышел закон, который запрещал бездомным находиться в Фироками и Власти отвозили их всех в Убежища. Все ненужные животные, бездомные, или домашние, но от которых люди хотели избавиться – все должны были принести их в любой местный приют и их отправляли в Звережище.
Правительственный проект – Убежища – становился успешным. Как любой проект, за который отвечает кто-то один. За ними не было дикого бюрократического надзора, не было важных и обязательных инструкций. Под каждое убежище выделили большой кусок земли, поэтому, в отличие от других благотворительных проектов, тут всегда было место для нуждающихся. Здесь всегда хватало пищи – потому что Убежища не просто работали на правительственных инвестициях, у них были свои поля, сады и фермы. Люди, которые работали тут учили приходящих. Даже в Звережище – собак и котов тренировали, они участвовали в разных шоу, работали в кино, работали спасателями, поводырями, помощниками и так далее. Отсюда можно было взять животное домой. Сюда в любое время можно было принести и отдать животное. Никто не осуждал тех, кто приносил животных. Работники Звережища не пытались пристроить животных новым владельцам. Если у кого-то окотилась кошка или ощенилась собака, владелец мог просто принести корзинку с милыми котятами и щенятами в локальный приют. Не подбрасывать их под дверь.
С бездомными и людьми, попавшими в трудную ситуацию, была та же история. Безежище принимало женщин, чьи мужья били их, бывших заключенных, которые не могли встроиться в социум, если у бездомной женщины был ребенок, она могла прийти в Безежище и жить там с ним, никто не пытался его у нее отнять. Только если она сама хотела, она могла отдать его в Детежище. В Убежище люди проходили профподготовку, могли остаться работать и помогать тут же. Учителей наняли из пенсионеров, опытных и умелых людей, которые хотели работать.
Так вот, Детежище. Детежище был самой важной частью проекта. Потому что не только дети с которыми жестоко обращались, сироты и беспризорники приходили сюда. Любой ребенок, кто не знал как жить, мог прийти сюда. Если его родителям было наплевать на него, если родители были в скандальном разводе, если родители были против беременности, отношений, ориентации, пола, жизненного выбора ребенка, если было что угодно, что вгоняло ребенка в стресс – он мог прийти в Детежище. Он получал комнату, еду, одежду, он учился или узнавал какое-либо ремесло. И любой мог в любой момент уйти из Убежища, если он чувствовал себя достаточно уверенным, чтобы стать частью Фироками, ну, кроме животных, конечно.
Новый закон говорил – каждый имеет право жить. Так что, если ребенок не хотел жить со своими родителями, или в детском доме, или просто не хотел вести ту жизнь, которую вел – он мог получить второй шанс, получить другую жизнь. Теперь, если ребенок сбегал из дома, Власти сначала звонили в Детежище и узнавали – не у них ли потерявшийся, спрашивали, жаловался ли ребенок на родителей. Если ребенок жаловался, был измучен или избит – Власти начинали копать под родителей. Если ребенок молчал – в Детежище никто не заставлял ни в чем признаваться, — Власти проверяли родителей сами. Власти даже могли не сообщить родителям, что ребенок в Убежище.
«Ваш ребенок под защитой Фироками», — сообщали Власти. Это означало, что ребенок найден, жив, и хорошо себя чувствует. Но в Убежище ли он, у властей, у богатого господина, который забрал ребенка на содержание – родители не могли знать. Если ребенок хотел домой – Власти забирали его домой из Детежища.
Сперва дети боялись Детежища, бездомные боялись Безежища, но потом, они увидели, что Убежища не тоталитарные колонии. Это действительно были убежища. Там можно было жить, есть, отдыхать. Они существовали, просто, чтобы дать силы нуждающимся идти по жизни дальше.
Конечно, среди детей ходили страшилки, что богатые господа приходят туда и там набирают себе рабов и секс-игрушки. Ну, некоторые вымотанные нищетой дети даже ждали этого. Но напрасно. Корифеи Фироками держались подальше от Убежищ, они всегда знали, где найти не запуганные игрушки.
Всего один закон и всего лишь три места решили огромные проблемы общества. Фироками всегда так делал. Решал. Ажен готовил новое решение для преступников и для душевнобольных. И сейчас Фироками смотрел, как работает это направление. А оно отлично работало.
По радио заиграл какой-то хит. Некоторые из банды Оденса стали пританцовывать в такт.
Оденс злился на рекламу, на мелодичный шелест голоса корифея. Никакой новой жизни у него быть не может, сказочки. Оденс и тысячи ребят жили в обычном детдоме. Со всеми вытекающими. С приходящими насильниками, с невкусной едой, с дурацкими и несправедливыми правилами. Сенатор Ажен говорил, что если проект Убежищ сработает, то все детские дома будут перестроены по их схеме. Но пока это был обычный детский дом.
Настороженный взгляд зеленых глаз Оденса упал на ряд мусорных контейнеров, все они были закрыты, чтоб крысы и неотловленные животные не могли туда забраться. Оденс со сдавленным криком пнул один, сбивая крышку. Его компания заискивающе засмеялась. Он победно улыбнулся, власть, захваченную среди сверстников нужно было поддерживать. Он пнул контейнер еще раз, какой-то мусор выпал, ветер тут же подхватил какой-то пакет и поднял его в воздух.
— Зачем ты это делаешь? – Хедж неожиданно вырос перед ним.
— Ты-то чего нарываешься? – ухмыльнулся Оденс.
— Зачем ты все портишь? Этот замок – он защищает нас от болезней и грязи.
Оденс взглянул на свою банду, чтобы почувствовать поддержку, и грубо ответил:
— А тебе-то что?
— Я живу здесь, так же, как и ты.
— Это не мой дом! – со сдержанной яростью выплюнул Оденс.
Блондин угрожающе надвинулся на Хеджа. Лицо его было совсем близко к лицу Хеджа. Но тот спокойно стоял перед ним.
— И что? Сейчас ты живешь тут. И, может, ты будешь тут работать. Может быть уборщиком.
— Я никогда, никогда не буду уборщиком! – прошипел Оденс, приближаясь к Хеджу еще ближе.
— Может быть, — невозмутимо сказал Хедж и отступил от Оденса, — Может, я ошибся. Ты не смог бы стать уборщиком. Ты слишком любишь грязь. Поэтому ты пытаешься все превратить в помойку. Так ты чувствуешь себя лучше, как дома, так?
Оденс резко выбросил кулак в лицо Хеджа, но тот уклонился, как будто знал как ударит Оденс. И когда. Банда притихла и наблюдала за ними. Их главарь представал не в своем обычном блеске, это значило, что он отомстит за унижение.
— Что ты сказал? — спросил Оденс с угрозой в голосе.
— Ты слышал. – Хедж пошел к контейнерам, подбирая по дороге мусор, который выпал из сломанного Оденсом.
— Придурок, — сказал Оденс и пнул Хеджа, когда тот повернулся к нему спиной. Хедж не удержался и уперся ладонями в землю. Оденс нарочито рассмеялся. Банда тоже нестройно рассмеялась. Все хорошо. Все как всегда. Власть у них. Их никто не обидит.
— Просто иди, поросенок, — выпрямился Хедж, — не пытайся общаться со мной, ты не умеешь пока.
Оденс хотел напасть на парня, но в глазах у него что-то мелькнуло, что-то такое, что инстинкт самосохранения переубедил Оденса.
— Я и не хочу общаться с тобой. Никто не хочет. – Оденс вывернул карманы и выбросил какие-то бумажки и другой мусор на землю. – Убери это тоже, раз ты так любишь убираться.
— Может, ты весь из мусора, Недо, — задумчиво сказал Хедж.
— Затнись, придурок, — процедил Оденс сквозь зубы и пошел к своим.
Подростки смеялись, дразнились и швыряли мусор в сторону Хеджа. Он убрал все, и начал возиться со сломанным замком на крышке. Он достал из джинс с бесчисленными карманами отвертку, чтоб починить замок. Оденс запоздало испугался. Если у Хеджа была отвертка, почему он не напал на него? Если бы у Оденса была отвертка… Да почему этот чудик не дерется за власть? Оденса затошнило. Настроение упало. Хедж недовольно качал головой, пытаясь справиться с замком.
— На хер его, идем, мужики, — сказал Оденс. Он хотел оказаться подальше от Хеджа.
Парни пошли за ним. Только они отошли, рядом с Хеджем появился Клей. Блондин с бирюзовыми глазами, высокомерный и красивый. Ходили сплетни, что он был любовником учителя… учителей. Но никто точно не знал. Наверняка, Хедж знал. Может, они тоже трахались. Оденс отвернулся, но ангелоподобный Клей притягивал взгляд. Он был непохож на человека. Он двигался так изящно и был так уверен в себе, что хотелось находиться рядом с ним.
— Что? Недо никогда не упустит шанса устроить все получше для своей свинской жизни? – спросил Клей насмешливо.
Оденс заставил себя отвернуться и ушел со двора.
***
Изящный мужчина смотрел в окно на Хеджа, который чинил замок. Сегодня звонили из Сената. Их детдом будет первым, который перестроят в Детежище. И когда придет подписанный приказ – Керву, главному учителю, понадобится помощник. Он задумчиво смотрел на ребят в саду.
***
Воспитанники собирались на ужин, в столовой стоял гул, как будто рой пчел осаждал цветущее дерево.
Хедж, как всегда глубоко задумавшись, вошел и сел за стол. Оденс ждал вечера, он собирался отомстить. Он умный. Он придумал такое, что заставит Хеджа пожалеть о своих словах. Оденс посмотрел на своих приятелей и трое из банды поднялись со своих мест. Хедж, конечно, ничего не замечал. Подростки притащили большой черный пакет, они помогли Оденсу поднять его и высыпать мусор из него на Хеджа.
— Ха-ха! Ну что, нравится? Ну, кто теперь целиком из мусора? А? – орал Оденс, хохоча.
Хедж тряхнул головой, сбрасывая мусор с головы и лица, вздохнул и встал.
— Конечно, мне это не нравится, Недо. Но я понимаю, что ты пытаешься сделать. Ты знаешь, что ты не можешь дотянуться до меня и ты пытаешься превратить весь мир в мусор. Помойка – твоя зона комфорта. Но так не выйдет. Хорошие люди не любят грязь. Никакую. Ни вокруг них, ни внутри них. Ты пытаешься испачкать и меня, Недо. Но ты не можешь. Потому что я не твоего уровня. Так что ты все так же целиком из мусора. Я приму душ и смою все с себя. Но я не уверен, что ты можешь принять душ, чтоб вымыть весь этот мусор из себя, Недо.
В столовой стояла тишина. Хедж обычно был тихоней, никто не знал, о чем он думает. Но все знали Оденса. И сейчас он привлек всеобщее внимание к Хеджу.
Хедж вышел из комнаты. Оденс побежал за ним, но поскользнулся и упал в разбросанный мусор. Все засмеялись. Оденс в один прыжок оказался в коридоре и бросился в свою комнату, не снеся унижения.
Когда Хедж вернулся, он взял швабру и ведро, чтоб убрать в столовой. Клей редко приходил в столовую, но сейчас пришел. Как обычно, он нашел Хеджа и присоединился к нему. Все замерли.
— Эй, а чего мы все пялимся? Встали и помогли, — приказал он.
Клей редко заговаривал с людьми, кроме Хеджа. Но когда он говорил – все слушались. Несколько ребят бросились к ним. Одна девушка, тоненькая, в бесформенном темном свитере и темных узких джинсах подошла первой. Клей поднял свой сияющий бирюзовый взгляд на группу ребят, которые тусовались с Оденсом.
— Ты, — указал он на одного из них, — иди сюда.
Парень, Торренс, подошел. Он попытался отвести взгляд от нечеловеческих глаз Клея.
— Вот, вынеси. – Клей вручил ему мешок с мусором.
— Ага, я быстро! – Торренс выбежал из столовой.
— Mi ne volas regxi tie cxi, — сказал Хедж тихо.
— Mi scias, sed ke ni povas fari? – Ответил Клей. – Vi provis.
Аджани, темноволосая девушка, та, которая первая бросилась к ним помогать, слышала их разговор не первый раз. Она знала, что эти двое разговаривают иногда на непонятном языке. Иногда ей казалось, что она понимает, о чем они говорят. Однажды… она поймет их язык. Аджани думала, что эти двое не из этого мира. Ну, по крайней мере Клей. Аджани не сирота, ее мать издевалась над ней, и поэтому она жила здесь. Девушка привыкла выдумывать волшебные миры, как все дети, которым нужно куда-то сбегать. Когда она только попала в детский дом, она была так напугана. Аджани боялась всего – что ее заставят быть секс-игрушкой другие воспитанники, учителя. А потом она увидела Клея. Блондин с необычными глазами показался ей ангелом. Каждый раз, когда она его видела, она знала, что с ней ничего плохого не случится. И это была правда. Никто не доставал никого в присутствии Клея. Красавец носил темную одежду (как почти все здесь, это практично), но почему-то выглядел словно светящимся. Когда она услышала, что он говорит на непонятном языке, она убедилась, что он не из этого мира.
Клей обсуждал что-то с Хеджем, пока они убирались. Хедж что-то ответил и Клей рассмеялся. Так счастливо, так ярко, что подростки, которые были тут заулыбались и засмеялись тоже. Аджани знала и об этой черте Клея. Люди всегда повторяли его настроение. Хедж нежно и тепло посмотрел на друга.
В столовую вошел Кевр. Все замерли. Кевр работал тут недавно, он был саркастичным и безжалостным, но справедливым и честным учителем. Подростки думали, что именно он любовник Клея.
— Нужна моя помощь? — спросил он, серые прозрачные глаза оглядели комнату.
— Неа, босс, — бесстрашно ответил Клей.
— Отлично. Хедж, я хочу поговорить с тобой. Идем.
— Хорошо. – Хедж улыбнулся Клею и пошел за учителем.
Клей пошел за ними, у дверей остановился и приказал:
— Ну, будем убирать дерьмо за нашим парнем, которые не может удержать свой мусор внутри.
Подростки, которые устали от приставаний Оденса засмеялись. Они были рады такой перемене власти. Их полностью устраивали Клей и Хедж.
***
Кевр открыл дверь своего кабинета и жестом пригласил Хеджа войти. Подросток вошел, осмотрелся и расположился в кресле, вытянул длинные ноги и сцепил пальцы в замок. В кабинете было много интересного, Кевр коллекционировал артефакты по всему миру или то, что ему казалось ими. Кевр сел на край стола.
— Ты слышал про Убежища?
— Система самоуправляемых центров для животных, детей и бездомных? Конечно.
— Хорошо. – Кевр погладил светлую гладкую столешницу. – Ты знаешь, Фироками хочет, чтобы все детские дома работали так.
— Я слышал. Может, это хорошая идея. Я не знаю.
— Ну. Наш дом перестроят первым.
Хедж вздохнул. Он не любил перемены, которыми не мог управлять.
— Ну и?..
— Я буду старшим учителем.
— Это прекрасно! – Хедж улыбнулся. Он любил прагматичного, логичного учителя. – Я действительно рад.
— Ага. Ну, и мне нужен помощник. Представитель детей. Их голос.
— О, ну, я… но я не популярный парень, может тебе стоит найти…
— Тебе не нужно быть популярным парнем. Тебе нужно быть умным и внимательным.
— Гм… учитель, я не сильно-то внимательный, — он улыбнулся, как оскалился. Потер лоб. – Клей. Тебе нужно нанять Клея. Его все любят.
— Да, я думал про него, но он ходит за тобой. Все время.
— Ага, — тепло улыбнулся Хедж.
— Ладно. Ты мне полностью подходишь, как Представитель. Клей твой помощник и… можешь выбрать еще себе помощников.
Хедж погрузился в свои мысли, потер подбородок и сказал:
— Я бы взял Оденса.
— Оденса Хилла? Ты уверен, что у тебя есть время на это?
— Да, я уверен, я смогу с этим разобраться. – Улыбнулся Хедж.
— Ну, завтра все трое приходите ко мне в девять утра.
— А-ха. Спасибо, учитель. Рад, что ты босс теперь тут.
— Не я. Сюда пришлют нового директора. И… я не знаю, кто это будет.
— Ладно, может, мы сможем разобраться и с ним.
— Надеюсь.
Хедж кивнул, поднялся и вышел.
***
Оденс лежал в своей кровати и пялился в потолок. Он хотел умереть. Он никогда не выйдет из комнаты. И не позволит никому войти. В комнате жили еще семеро. А ему плевать. Сейчас это его комната. Проклятый придурок. Он должен уничтожить его, чтобы вернуть власть. Дверь резко отрылась. Оденс подпрыгнул на постели, готовый защищаться. Хедж и Клей. Идеальное лицо Клея было таким невозмутимым, что казалось почти злым. Хедж выглядел, как обычно, спокойным, медовые глаза улыбались.
— И снова здраствуйте, Недо, — сказал Хедж.
Оденс не ответил.
— Тут все изменится.
Оденс пытался придумать, как справиться с Хеджем.
— Не смей. – сказал Клей тихо.
— Недо, не бойся. Теперь тут будет филиал Убежища. Кевр сказал, я буду Представителем парней. Клей будет моим помощником.
Оденс ждал, когда они начнут бить его.
— Я хочу, чтобы ты тоже был моим помощником.
— Чт?.. Я? – до Оденса не доходило, о чем говорит Хедж.
Подросток опустился на кровать Оденса, Клей подошел к окну.
— Как ты думаешь? Ты сможешь с этим справиться?
— Хедж, ты издеваешься?
— Нет. Можешь спросить Кевра. Завтра в девять нам нужно прийти к нему в офис. Если ты согласен.
— Я… а разве ты не должен сердиться на меня? Ты извини, я просто… а зачем тебе парень, который сделан из мусора? – спросил Оденс вдруг.
— Ну, может быть, я знаю, какой водой из тебя можно это вымыть. – улыбнулся Хедж. – Ну, ты с нами?
— Конеч… да.
— Не прохлопай свой шанс, Недо, — ухмыльнулся Клей.
— Не прохлопаю, — Оденс надеялся, что его жизнь теперь не будет хламом, каким была прежде.
— Это новая жизнь! Каждому нужен шанс! – гаркнула в окно реклама.
— Это хорошая идея… — мелодично прошелестел Ян Елм.

1 Я не хочу править здесь. (Эсперанто)
2 Я знаю, но что мы можем поделать? (Эсперанто)
3 Ты пытался. (Эсперанто)


Свидетельство о публикации №5167

Все права на произведение принадлежат автору. Альбирео-МКГ, 12 Сентября 2017 ©

12 Сентября 2017    Альбирео-МКГ 0    12 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    + -
    + Добавить публикацию