Пиши .про для писателей

Муж Веры

Автор: Артур

С Верой я познакомился весной 1995 года. Я увидел в парке, одиноко сидящую на скамейке красивую молодую женщину, с бледным лицом и мировой скорбью на лице. Верины глаза смотрели в пустоту. Я подошёл, и сказал:
— Сегодня плохо, а завтра будет лучше.
— Уже не будет, — ответила Вера обречённо.
— Вы потеряли близкого человека?
— Да.
— Соболезную.
— Спасибо.
— Я могу Вам чем-то помочь?
— Уже нет.
— Тогда я пойду?
— Вы не могли бы меня выслушать? Мне сейчас это нужно.
— С удовольствием. Пойдёмте в кафе?
— Нет, туда опасно. Мой муж – страшный человек.
— А здесь можно?
— Тоже опасно.
— И как нам быть?
— Пригласите меня к себе, — устало сказала Вера, и впервые посмотрела на меня.

Ко мне домой, мы добирались порознь, как в шпионских фильмах. Я приехал первым, а Вера приехала через час. В солнцезащитных очках и в парике. Когда Вера их сняла, я увидел, что адреналин сделал своё дело: её щёки порозовели, а в глазах появились озорные искорки.
— Спасибо за приглашение, и давайте сразу договоримся: я пришла не в поисках интрижки. Хорошо?
— Хорошо. Я не знал, чем Вас угощать, и купил Сангрию.
— Я люблю Мартини Бьянко, с оливками. Хотела купить, но не стала светиться. У Вас какой чай?
— Липтон, в пакетиках.
— Простите, а Вы бы не могли бы сходить в магазин, и купить Мартини. Я профинансирую.
— Могу. Не надо. Что ещё купить? – компактно ответил я.
— На офицера Вы не похожи. Инженер?
— Да.
— Это хорошо. Финансировать буду я, иначе муж заподозрит неладное.
— Простите, я не понял?
— Обычно мужья контролируют расходы жены, чтобы та лишнего не потратила. А мой, беспокоится, если я мало трачу. Значит, за меня кто-то платит. И этот кто-то – любовник.
— А как он определяет норму расхода?
— Мой муж – умный человек, окончил физмат. Как-то определяет. Поэтому берите деньги, и не спорьте, иначе я уйду.
— Хорошо. Что ещё купить? – спросил я и взял в руки блокнот и ручку.
— Я так и подумала, что Вы будете записывать. Не хотите засорять память ненужной информацией?
— Да.

Когда я вернулся из магазина, Вера стояла около книжных полок и читала книгу. Услышав мои шаги, она обернулась, и сказала:
— А Вы смелый человек, оставили дома незнакомую женщину, имени которой даже не знаете. Не боялись, что я обворую вашу квартиру?
— Нет.
— Почему?
— Я не окончил физмат, и по высшей математике у меня тройка, но на всякий случай, я закрыл входную дверь на врезной замок, открыть который изнутри без ключа невозможно.
— А Вы откровенны. И уже начали ревновать меня к моему мужу. А я вот нашла на полке занятную книжицу: Чезаре Ломброзо, Гениальность и помешательство. Интересуетесь психологией?
— Даже два года учился на психолога.
— Почему бросили? Потянуло к кульману?
— Нет, испугался.
— В учебнике психологии страшные картинки?
— Когда учишься на психолога, то начинаешь ставить диагнозы окружающим и себе. А поскольку психология не основана на законах физики, то проверка истинности невозможна.
— А можно пример?

— Вы часто бываете смешливой?
— Бывает.
— Поздравляю! У Вас шизофрения.
— Из чего это следует?
— Первый признак шизофрении – повышенная смешливость.
— А как Вы определили, что моя смешливость повышенная?
— Вот, мы и подошли к сути. Чёткие критерии отсутствуют. Нет формулы. Смотрели фильм «Формула любви»?
— Конечно.
— Беда Калиостро в том, что он попытался создать математическую модель любви. Задумка гениальная: подставил нужные параметры, и девушка тебя полюбила!
— Брр! Видимо Калиостро тоже окончил физмат.
— Возможно, и поэтому я считаю психологию лженаукой. Почитайте учебник зоопсихологии – у Вас волосы дыбом встанут.
— А что там такого?
— Там много занимательного. Например, лебединая верность – это только в песне Мартынова. А на самом деле, Лебедь может жить с самкой в одной заводи в камышах, а в соседней — жить его любовница. И он, не скрываясь, выплывает из семейной, и сразу к ней.
— Вы шутите?
— Прочитайте «Основы зоопсихологии» Курта Эрнестовича Фабри, там такое понаписано!
— Эта книга у Вас есть?
— Нет, это большая редкость. В библиотеке спросите.
— А давайте вернёмся к шизофрении.
— Зацепило?
— Немного, а какие ещё признаки шизофрении?
— Я не психиатр, обыкновенный дилетант – недоучка. Я Вам сейчас наговорю.
— Ну, ещё один, пожалуйста!
— Хорошо, с учётом названия книги, которую Вы держите в руках, вопрос: Что общего между носком ботинка и карандашом? Вы подумайте, а я пока сервирую стол.

Я сервировал стол, а Веры не было слышно. Я зашёл в зал, Вера, сидела в кресле, поджав ноги и думала. Увидев меня, она задумчиво произнесла:
— Ну и вопросик Вы мне задали! Вопросище!
— Ответ готов?
— Не знаю, правильно или нет, я думаю, что и носком ботинка, и карандашом, можно рисовать. Так?
— Поздравляю! У Вас шизофрения!
— Почему?
— Такой ответ дают больные шизофренией.
— Всегда?
— Пишут, что да, но я не владею статистикой.
— А какая связь этого вопроса с книгой Ламброзо?
— Хороший вопрос, давайте сядем за стол, Вы будете смаковать Мартини, а я поем, и отвечу на Ваш вопрос. Это долго. Тут я целую теорию придумал.

Мы сели за стол. Я налил Вере Мартини, а себе минералку. Увидев это, Вера поинтересовалась:
— А почему себе минералку? Напоить меня задумали?
— Нет, ведь Мартини Бьянко принято пить не торопясь, смакуя каждый глоток. Обычно берут один бокал алкоголя и проводят за ним весь вечер. Употреблять много вермута считается дурным тоном. Вермутом споить трудно, хотя, если Вы осилите всю бутылку, то возможно всякое. А я не пью.
— Совсем?
— Да.
— Почему?
— Отец алкоголик, боюсь повторить его путь.
— Извините.
— Да ничего. Мне не терпится начать отвечать на Ваш вопрос, и очень хочется есть. Давайте, наконец, познакомимся: я Артур.
— Вера.
— Очень приятно! Вся еда на столе, бокал Мартини я Вам налил, приступить к приёму пищи!
— А если я захочу второй бокал?
— Сможете уговорить – налью.
— Так не честно! Бутылка принадлежит мне!
— Вот мы и дошли до дележа совместно нажитого имущества! Договоримся так: Если Вы не захотите снова прийти ко мне в гости – заберёте бутылку домой. А если оставите – я Вам дам номер своего телефона. Договорились?
— Du hast die Regeln gemacht! – ответила Вера, и хитро посмотрела на меня.
— Переведите, если не трудно, у Вас плохое произношение, я не понял.
— Ну, так меня ещё никто не оскорблял! Я иняз закончила!
— Простите, я неудачно пошутил. Немецкий язык я изучал шесть лет в школе, два года в институте, более того, я немец по национальности. Но языка не знаю, хотя: их — бин, ду — бист, эр, зи, эс — ист! Вот.
— Фантастика! Перевожу: ты сам придумал правила. Это я о судьбе бутылки.
— Мне понравился ход Вашей мысли! Сейчас я скажу тост, потом поем, и отвечу на Ваш вопрос. Итак: за знакомство!

Я с аппетитом ел остатки вчерашнего ужина, а Вера маленькими глотками пила Мартини, и рассматривала кухню. Я проглотил последний кусок, запил минералкой, и сказал:
— Я наелся, отвечать на вопрос?
— Да.
— Есть мнение, что все гениальные люди помешанные. Вот Вы подумали, и нашли общее между носком ботинка и карандашом. А я не смог, честное слово. Как Вы до этого додумались – непонятно. Ведь это не изучали в школе. И мне кажется, что существует какой – то информационный поток, в котором есть ответы на все вопросы. Мне довелось работать конструктором, иногда я долго ломал голову, как решить проблему. И вдруг – озарение, и проблема решена! Это как у Менделеева с таблицей. Наверно если сильно захотеть, то обязательно откроется доступ к этому потоку. Я решил проверить, степень своего сумасшествия, и купил эту книгу.
— Помогло?
— Нет, только запутался. Даже не дочитал.
— А я посмотрела на Вашу библиотеку, там нет художественной литературы, только специальная, из разных отраслей. Вы настолько разносторонний?
— Понимаете, если меня что-то заинтересовало, то я начинаю с изучения теории. Первоначально я увлёкся авиамоделизмом, потом судомоделизмом, и плавно стал радиолюбителем. Поступил в институт, и начал покупать специальную литературу по будущей специальности. Потом, решением общего собрания кооператива, я стал юристом. Начал покупать соответствующую литературу. Когда захотелось научиться разбираться в людях, поступил на психологический. Полка с профильной литературой привлекла Ваше внимание. Потом настала пора программирования. Две полки к Вашим услугам. Последняя любовь – экономика. Правда, пришлось приостановить обучение, но обязательно получу экономическое образование. А потом и юридическое.

— Какой Вы увлекающийся человек! Даже немного завидую.
— А что Вам мешает учиться? Семья и дети?
— Ладно, Артур, спасибо за гостеприимство, мне пора.

Услышав слова Веры, я растерялся. Хотелось и её послушать, но настаивать было глупо. Да и не ясно, придёт ли она ещё раз. И тут я вспомнил о нашем уговоре:
— Вера, Мартини возьмёте с собой? – спросил я, в надежде услышать «нет».
— Да.
— Понятно, сейчас упакую, — расстроенно ответил я, и ушёл на кухню.

Заглянув в пакет, Вера попросила меня положить и оливки. Когда я протянул Вере завёрнутую в целлофан початую банку с оливками, и кассовый чек из магазина, она задумчиво сказала:
— Чек не нужен, мой муж задаст вопрос, что я делала в вашем районе. Вы разрешите мне прийти к Вам в гости ещё раз?
— Конечно! – обрадовался я, — а тогда зачем Вы забираете Мартини?
— Проведу отвлекающий манёвр — заеду к подруге. Надо заметать следы, чтобы не провалить явку.
— А разве ходят в гости с початой бутылкой?
— Скажу ей, что начала пить дома, в одиночку, а потом решила навестить свою подругу. Наши мужья совладельцы фирмы, мой может проверить. Алиби не помешает.
— А как мы договоримся? Я не знаю номер Вашего телефона.
— И не надо, у нас дома определитель номера. Я Вам сама позвоню.
— Давайте я запишу свой номер.
— Не надо, я его уже знаю, — и Вера ткнула пальцем в телефонный аппарат, на котором была приклеена бумажка с номером моего телефона, — до встречи!

Закрыв за Верой дверь, я почему – то подумал: «Интересно, а кто у неё муж?» Следующие две недели, я думал только о ней, и её страшном муже. Но анализ ни к чему не привёл. Было слишком мало информации. Поначалу я с нетерпением прослушивал автоответчик, а потом потерял надежду. Но Вера позвонила, и согласовала со мной дату и время своего визита.

В этот раз, больше говорила Вера. Она откровенно поделилась своими переживаниями:
— Когда муж занялся бизнесом, его внезапная невнимательность была оправдана. Новые возможности. Хотелось создать материальную базу, а потом родить детей. Хотя мне было трудно перестроиться. Семейная идиллия, любимый и любящий муж, и вдруг он превращается в вечно уставшего и раздражительного робота, который за столом думает о работе, в театр и не прогулки не ходит. В гости нас перестали приглашать – мужу некогда, ну и так по всем пунктам. И одну меня не отпускает. Даже в постели, Вы уж извините, стал просто отрабатывать соитие. Как только я испытывала оргазм, он шёл в душ, а потом спать. Ведь завтра рано вставать. А ведь было время, когда мы всю ночь не спали, общались.
— А он хотел заработать определённую сумму, а потом завязать?
— Да. Мечты, мечты! Планка постоянно повышается. Будет возможность – полетит на Марс, чтобы деньги заработать.
— Вы работаете?
— Нет, берегу нервы – муж настоял.
— А чем Вы занимаетесь, целыми днями?
— Каждый день влажная уборка. Готовлю, стираю, глажу, читаю, гуляю. Смотрю телевизор. Общаюсь с единственной подругой. И всё.
— Вы местная?
— Нет.
— Тяжко.
— Вот, к Вам в гости напросилась.
— Я рад.
— А я знаю. Артур, а свозите меня в одно место.
— На море?
— Нет, в Усолье.
— В деревню, или в Дом отдыха?
— В Дом отдыха.
— Хотите посмотреть на домик, в котором Брежнев отдыхал?
— Я много слышала о нём, там, говорят, очень красиво.
— А как же Ваш страшный муж? Да и нас туда не пустят.
— Муж далеко. А Вы придумайте, как.
— И когда?
— На этой неделе, но лучше – сегодня.
— Однако! Сейчас попытаюсь.

Я позвонил хорошему знакомому, который работал в силовых структурах, и был очень наглым:
— Миха, привет! Ты как в Усолье прокатиться?
— А как ты узнал, что я туда собираюсь?
— Чуйка.
— А зачем?
— Красивая женщина, хочет посмотреть на домик Брежнева.
— Лады, но с тебя бабы. Не бабло, если ты не расслышал, а бабы.
— Не в этот раз, я ведь с дамой.
— Тогда собирайся, через час заеду. Выходите на дорогу.
— Добре!

Положив трубку, я спросил Веру:
— Через час поедем, а как же с маскировкой?
— Сегодня можно, — задумчиво ответила Вера. А с кем мы поедем? Впрочем, это уже не имеет значения.

В дороге, Мишка, услышав, как мы обращаемся друг к другу, понял, что мы не любовники, и непрерывно травил анекдоты, явно стараясь произвести на Веру впечатление. Уже на подъезде, Мишка вспомнил обо мне:
— Я тебя сейчас с одним перцем познакомлю. Он закупки на железку контролирует. Ты там сможешь свою оргтехнику впихнуть. Если получится, то с тебя компьютер, с цветным монитором. Жене подарю, чтобы не скучала. Только ты на него Тетрис и Вольф поставь. Договорились?
— Тебе какой сборки?
— Не понял?
— Есть компьютеры, собранные в Европе, — это белая сборка. Если они собраны на Тайване – жёлтая сборка.
— А американской сборки нет?
— Размечтался! Он стоит дороже твоей развалюхи!
— Сейчас, кто – то, пешком пойдёт! – обиделся Мишка, — ладно, давай белую, из Германии.
— Посмотрим, как сотрудничество пойдёт.
— Простите, что вмешиваюсь, а куда вы меня везёте? – неожиданно спросила Вера.
— В Усладу, на дружеское застолье. А потом экскурсия по окрестностям.

На территорию мы заехали без проблем – Мишка был в своём амплуа. Подъехав к деревянному домику, Мишка остановил машину, и сказал: «Вы тут посидите, а я организую Ваш выход». Вернулся он минут через пятнадцать, и позвал нас за собой. Вера задержалась перед зеркалом, а я вошёл в комнату. Компания за столом мне была известна, кроме одного мужика, с умным и жёстким взглядом. Мишка обратился к нему, и сказал: «Позвольте представить: мой хороший знакомый, Артур. Человек и пароход. А с ним его прекрасная спутница Вера, — представил, входящую в комнату Веру, Мишка. Они до сих пор на «Вы», но я не сомневаюсь, что в нашей дружеской компании они перейдут на «Ты». Мужик улыбнулся краешками губ, встал и с сарказмом сказал: «Очень приятно, а я Александр, муж Веры».

Наверно Гоголь имел в виду именно такую немую сцену. Выручила Вера: «Артур, Вы меня извините, что я использовала Вас для решения своих семейных проблем, но другого варианта у меня не было. Саша, я и не думала, что Усолье переименовали в Новосибирск, куда ты улетел в командировку. Поехали домой, мне нужно с тобой серьёзно поговорить. Извините меня, что ворвалась и нарушила гармонию. Так получилось…»

С уходом Веры и её мужа, немая сцена продолжилась. Все присутствующие, с сочувствием смотрели на меня. Первым, в себя пришёл Мишка:
— Артур, я всегда говорил, что если с тобой заберут в милицию, то не выпустят! Почему тебе так не везёт? Может, сразу тебя и помянем?
— Всё так плохо? – спросил я.
— Пока не знаю. Но на всякий случай, купи билет, и улетай в свою маленькую Германию. Там он тебя не достанет. Сразу. Ладно, мужики, мы с Артуром поедем домой. У нас нарисовалась проблема.

Всю обратную дорогу, Мишка о чём – то думал. Остановив машину около моего дома, Мишка сказал:
— На месте мужа Веры, я бы набил тебе морду, а он не стал. Это плохо, значит, будет думать, как тебя наказать. Позвони Вере, и узнай, как там обстановка.
— Я не знаю её телефона, она мне сама звонила.
— Тогда собери вещи, как в командировку, я тебя в укромное место отвезу. И запасные ключи от квартиры дай, буду проверять автоответчик.
— Спасибо, Мишка, я никуда не поеду. Сам нашкодил, сам буду отвечать.
— Понятно, потерял любимую и готов умереть!
— Мишка, на дворе девяносто пятый год, и уже не стреляют, по — поводу, и без…
— Как ты заблуждаешься! Ладно, дело твоё. Будет информация, я тебе позвоню.

Несколько дней, я не выходил из дома, только сходил в магазин. Я смотрел видеокассеты с комедиями. Несколько раз пересмотрел «Однажды в Америке». Но чаще смотрел клипы на MTV. И проводил кулинарные эксперименты. Мне очень понравился Сникерс, с горячим молоком. Ничего не готовил, питался всухомятку, и не убирался. По всем комнатам валялись фантики, пустые коробки, пустые консервные банки и бутылки от газировки. Картину деградации завершала многодневная щетина. Ничего не хотелось делать. Это был не страх, скорее апатия. Я даже телефон отключил.

Под вечер какого – то дня, затрещал дверной звонок. Я открыл дверь, и увидел, стоявших на площадке Веру и её мужа. Кивком головы пригласил их войти, и ушёл, не закрыв двери. В зале меня дожидался очередной недоеденный Сникерс, с кружкой горячего молока.
— А где пустые бутылки из-под водки и окурки сигарет? – с иронией спросил муж Веры.
— Артур не курит, и не пьёт, — ответила за меня Вера, — но как Вам удалось так загадить квартиру за четыре дня?
— А какое сегодня число? – спросил я.
— Двадцать пятое, — подсказала Вера.
— Блин, мне же счёт надо было оплатить!
— Оплатите, — успокоил меня муж Веры, — какая у Вас шикарная библиотека! Глаз радует. А можно мне взять почитать книгу, которая так заинтересовала мою жену?
— Ломброзо или Фабри?
— А давайте, обе!
— Фабри у меня нет, а эту – берите, но с возвратом.
— Спасибо, конечно верну. А по какому поводу депрессия? Из – за Веры?
— Из–за Вашей семьи, — ответил я с раздражением, — тебе такое сокровище досталось, а ты отодвинул Веру на второй план. Она страдает. Не боишься её потерять?
— Ну, раз мы перешли на «ты», а не ты — ли собираешься её найти?
— Она любит тебя. Но однажды, появится некто, и ты останешься наедине со своим бизнесом.
— Я этого не допущу. Мы с Верой откровенно поговорили. Я сделал ошибку, заперев её в четырёх стенах. И я её исправлю. Вера создаст фирму, будет переводить, курсы английского и прочее, сейчас это востребовано. И ей понадобится юрист. И на этом месте, я бы хотел видеть тебя.
— У меня нет юридического образования.
— Я в курсе. Я оплачу твоё обучение на юридическом, и на экономическом ты сможешь доучиться.
— Но у меня свой бизнес.
— Ты выбрал опасную поляну. Перепродажи – очень криминогенная сфера. Честная конкуренция в России заканчивается. Скоро, все поставки будут проходить через Москву. А таких как ты, ждёт заправка картриджей, не более. Советую согласиться.
— Зачем тебе это нужно?
— Держи друзей близко, а врагов еще ближе.
— Понятно.
— Артур, соглашайтесь! – вмешалась Вера, — так будет лучше для всех!

Вера была мудрой, и, согласившись, я бы смог продолжить общение с ней. Пусть в офисе. А какая, собственно, разница, где? Неизвестно, что этот монстр придумает, если я откажусь. Вон, как Мишка перепугался за меня. Да и мой бизнес, уже дышал на ладан. Верин муж правильно подметил, про мои перспективы.

— Я согласен.
— Отлично. Тогда, с этой минуты, я, для тебя, Александр Петрович. Вера – Вера Васильевна. И только на Вы. Завершай свои дела, и выходи на работу. Вот моя визитка. Для информации, я не люблю, когда мужчина не бритый. Пошли, Вера.

Муж Веры сдержал обещание. Я получил юридическое образование, и доучился на экономическом. Фирма Веры, работает до сих пор. Вера стала матерью, и теперь живёт где – то в Прибалтике. Вериного мужа, иногда показывают по телевизору. А я, работаю инженером, мне надоела и юриспруденция, и экономика…



Свидетельство о публикации №7802

Все права на произведение принадлежат автору. Артур, 08 Февраля 2018 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()


  1. Светлана Рожкова 10 февраля 2018, 19:18 #
    Артур, рада за себя, обнаружив интересного автора! Читалось на одном дыхании! Инженер вы или филолог, трудно не задаться вопросом — насколько правдива эта история?! Как выдумка — замечательная, а если реальные события — то, как изощряется реальность, чтобы решать проблемы всех и сразу; и тогда скажешь «нарочно не придумаешь!» Надеюсь, вам не затруднительно будет просветить меня на этот счёт? В любом случае — зачёт! Р.С.

    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.