Пиши .про для писателей

Обречение на пустоту Глава 15

Автор: Вика Лаер

Глава 15

Сложно представить, что происходит в голове у человека, когда он знает, что скоро умрет. Сложно представить, что творилось с мыслями Евы, когда она вот так бродила одна по городу. Но, чтобы мы там не думали, одиночество ей помогало, оно было ее лекарством. Ей было легче думать в одиночестве, легче принимать важные в ее жизни решения. Чтобы решить какую-то проблему, ей было достаточно остаться одной. И если обычный человек, попав в трудную жизненную ситуацию, нуждается в поддержке, то для Евы лекарством было одиночество. Она была не такой как все, она отличалась.
Ева закурила. Да, Ева начала курить, и не стоит этому удивляться. В обычной ситуации она никогда бы этого не сделала, ведь это сократит ее жизнь, испортит ее легкие и нанесет еще кучу неисправимых и нежелательных последствий, но сейчас она умирала, и терять ей было уже нечего. Это и была безысходность Евы. Как же поразительно много безрассудных поступков способен совершить человек под страхом безысходности.
Обычному человеку, незнающему, сколько ему осталось проживать дней среди живых сложно представить, что сейчас происходило в голове Евы. Еве же думать было не тяжело, пожалуй, мысли – это единственное что серьезно могло занять ее на продолжительное время. Сейчас же все ее мысли были сконцентрированы на Кире. Что было бы с ней, если бы не болезнь. Как бы сейчас жила Кира и вообще жила бы? Если бы не болезнь, возможно Ева никогда не оказалась бы в метро именно в этом городе и именно в ту секунду, когда Кира решилась сделать шаг в пустоту. Если бы не болезнь, возможно Кира была бы сейчас мертва. Ева копалась в своих мыслях все глубже и глубже. Если бы не было этого злополучного рецидива, где бы сейчас была Ева? Ева бы не за что не переехала бы из города, в котором она выросла, не за что бы ни бросила работу, которую безумно любила, не за что бы ни бросила Пашу, она была бы сейчас рядом с ним.
Из рассуждений Евы было ясно, что Кире в ее прежней жизни просто не было места, но, не смотря на все это, она не хотела расставаться с ней. Ева слишком привыкла и привязалась к ней, одновременно понимая, что было бы намного лучше, если бы Кира куда-нибудь навсегда исчезла. Спустя полчаса Ева, наконец, решилась на встречу с Кирой.
Кира была удивлена тому, что Ева позвонила ей первая и предложила встретиться, она сама хотела это сделать, но Ева ее опередила. Сейчас Кира ехала в машине рядом с Евой, рассказывая ей о том, как плохо поступил Вадим, о котором Ева ничего не знала, да и не стремилась узнать. Сегодня Ева вела себя странно. Она была не такая как обычно, не такая жизнерадостная и почти не улыбалась. Кира заметила это, но не предала этому значения. Не обращая внимания на состояние Евы, она продолжила, однако Ева ее перебила:
— Кира, мне это не интересно и я не хочу больше выслушивать истории подобного рода.
— Почему? – удивилась Кира.
— Да потому что это все мелочи, это все бытовые проблемы, которые рано или поздно решатся. Через год, два, или даже месяц ты и не вспомнишь о том, что тебя сейчас мучает. Не понимаю, почему люди постоянно ноют? Что вам постоянно мешает наслаждаться этой гребаной жизнью?!
В самом деле, Ева непросто так себя так сегодня вела. Пару часов назад она узнала, что жить ей осталось еще меньше, чем было сказано изначально. Это навело на нее панику. Примерно так же она себя чувствовала, когда пришли результаты ее анализов, и когда она впервые услышала эти страшные слова: «острый миелобластный лейкоз ». Первое, о чем она подумала тогда, это, что будет с близкими ей людьми, если она вдруг уйдет из жизни. Матери говорить о своей болезни нельзя было, у нее больное сердце, брат и вовсе лечится в клинике. Тогда она вспомнила о квартире, оставленной ей в наследство ее бабушкой. Пашу, за которого через пару месяцев она собиралась замуж, ей пришлось бросить. Ева не хотела обременять кого-то своей болезнью, а позже и смертью, поэтому она не нашла лучшего выхода как уехать из города, и для всех исчезнуть. Здесь она надеялась провести свои последние дни, сделать что-то на пользу, кому-то помочь.
— Что случилось?
— Все в порядке, Кира, — холодно ответила Ева.
— Нет, не в порядке, ты можешь хоть раз сказать, что действительно происходит в твоей жизни?
— Все в порядке, — повторилась Ева.
Киру раздражала непоколебимость Евы.
— У тебя из носа постоянно идет кровь, ты не в первый раз падаешь в обморок, какой нахрен порядок?! Что ты вообще говоришь?!
Ева была в слишком подавленном состоянии, чтобы сдерживаться, она резко вывернула руль и машина свернула на обочину. Ева уперлась лбом в руль и перевела дыхание.
— Все действительно не в порядке, причем совсем…
— Так расскажи, наконец, в чем дело?
— Я умираю, — обреченно прошептала Ева.
Эти слова ударили Киру прямо в лоб, несмотря на то, что слышала она их уже не в первый раз. Ее лицо выражало ужас и непонимание.
— Что? – переспросила она.
— Мне осталось жить еще меньше, чем врачи прогнозировали.
— Сколько? – едва слышно промямлила Кира. Кира была в шоке, сейчас ей тяжело было говорить что-то. Весь ее словарный запас куда-то исчез, вместе со всеми ее мыслями. Она с трудом переваривала фразу, брошенную Евой.
— Меньше месяца, и то, это в лучшем случае.
Кира сидела на месте неподвижно, слово ее только что ударил мощнейший разряд тока. Она бы сидела так и дальше, но что-то заставило ее выскочить из машины. Кира открыла дверь и буквально вылетела из нее, быстрым шагом помчавшись, куда глаза глядят. Ева не стала останавливать ее или преследовать, она понимала, что вся ситуация была шоком для них обеих и лучший выход сейчас был побыть наедине с собой.
Отойдя от машины на метров двести, Кира поняла, что сделала глупость. Осознав это, она поспешила вернуться к машине.
— Прости, — сказала Кира, открывая дверь машины, — иногда я веду себя как полная дура.
— Забудь, — ответила Ева.
Кира едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться, но рядом с ней сидела Ева, которую бы слезы Киры совсем не обрадовали.
— Я останусь рядом, — сказала Кира.
— Это лишнее.
Ева постоянно так говорила, Кира привыкла, и больше не обращала на это внимание.
Ева закурила.
— Ты же не куришь, — удивилась Кира.
— Плевать, я все ровно скоро умру. Не думаю, что рак легких убьет меня раньше, чем рак крови. А ты не кури.
— Перестань говорить так. И с твоей болезнью тебе нельзя курить вообще, это еще больше сократит отведенные тебе дни.
Ева улыбнулась и сделала и снова втянула в себя дозу дыма. Она пропустила мимо ушей все, что сказала Кира.
— Чего бы ты больше всего боялась, если бы знала, что скоро умрешь?
Этот вопрос заставил Киру задуматься.
— Не знаю, возможно, того, что обо мне скоро все забудут. Ведь если после твоей смерти некому о тебе помнить, жизнь кажется напрасной, — Кира добавила: — А ты? Чего боишься ты?
— А я боюсь умереть, осознав, что не сделала за свою жизнь ничего полезного, боюсь осознания, что прожила эту жизнь напрасно, — Ева прервалась, чтобы затянуться еще раз сигаретным дымом, — Милана, боялась, что умрет, не успев дописать свою книгу, поэтому работала над ней день и ночь, лишь бы успеть закончить. Она хотела оставить после себя что-нибудь.
— Что за книга?
— Та, которую ты нашла у меня на полке. Один экземпляр она подарила мне.
— И о чем она?
— Обо мне, о моей жизни. Книга разошлась большим тиражом. Милана оставила после себя книгу, а что оставлю после себя я?
— Людей, которые будут помнить о тебе, — ответила Кира.
— И все, — спустя минуту Ева добавила: — Кира, можно тебя попросить кое о чем?
— Да, конечно, все что угодно.
— После того как я умру…
Кира перебила Еву:
— Ева, пожалуйста, я не хочу больше слышать этих слов.
— Нет, пожалуйста, послушай, — настояла Ева, и продолжила: — в общем, после моей смерти, присмотри за Русланом, я понимаю, ты не обязана, но если сможешь, то сделай все возможное, чтобы он снова не бросился в то, что в результате убьет его. Просто мне больше некого просить.
— Да, да, конечно, я сделаю все, что будет в моих силах, — согласилась Кира.
— Я умру раньше, чем его выпустят из наркологической клиники, может оно и к лучшему, он хотя бы не увидит моей смерти. Но больше всего я боюсь того, что после того как меня не станет, он снова сорвется. Я не знаю, что будет с ним. Ведь после того, как я умру, кроме больной матери у него никого не останется, а ее волновать нельзя и он знает об этом. Я боюсь, что он просто не найдет себе места в этом мире, и он просто не найдет другого выхода.
— Я все сделаю, — повторилась Кира.
— Спасибо, — кивнула Ева, и выбросила еще недокуренную сигарету в окно.
Ева почувствовала резкую слабость, у нее закружилась голова. Для того чтобы не потерять сознание, она склонила голову над рулем.
— Что с тобой? Тебе плохо? – испугалась Кира.
— Нет, нет, все нормально, — сказала Ева, пытаясь успокоить Киру.
Но лучше Еве не становилось, и это было слишком заметно, Ева бледнела на глазах, но, несмотря на это, она изо всех сил пыталась сделать вид, что с ней все в порядке. До тех пор, пока из ее носа мощным потоком не хлынула кровь. Кира впала в панику, она просто не знала, что делать в таких ситуациях, и как оказывать помощь человеку, который вот-вот может захлебнуться в собственной крови.
— Что мне делать? – спохватилась Кира.
— Возьми аптечку, там, на заднем сидении, в ней бинт, — промямлила Ева, пытаясь зажать нос руками.
Кира поспешно перелезла на заднее сидение в поисках аптечки, о которой говорила Ева. Вытащив из нее упаковку бинта, она протянула ее Еве. Ева открывала бинт и с его помощью пыталась остановить кровь, но ничего не помогало.
— Тебе нужно в больницу! – воскликнула Кира. Получилось очень громко, скорее всего, от волнения, она сама этого не ожидала.
— Я не смогу вести машину, а скорую мы вызвать не сможем, потому что находимся, черт знает где, — сказала Ева, по-прежнему пытаясь остановить кровь.
— Я поведу, пересядь на мое место, иначе ты истечешь кровью.
— У тебя нет прав.
— Но это не значит, что я не умею водить, — возразила Кира.
Кира действительно умела водить еще с лет четырнадцати, и довольно таки неплохо. В свое время ее учил этому отец, а позже еще и Макс.
— Ладно, — согласилась Ева, перелезая на место Киры, другого выхода не было.
Добравшись до больницы, Кира помогла Еве выйти из машины, Ева была очень слаба, самой ей тяжело было это сделать, тем более что руками она плотно прижимала к своему носу бинт, которым она все еще пыталась впитать кровь, льющуюся из носа сильным потоком, отчего этот самый бинт полностью окрасился в алый цвет. Кира была в растерянности, она боялась за Еву, боялась за ее жизнь, Кира все еще была не готова отпускать ее.
Кира отвела Еву в приемный покой, следующие полчаса в ее жизни происходил какой-то ад. Врачи с трудом остановили кровь, струящуюся из носа Евы. Несмотря на это, состояние Евы нельзя было назвать хорошим. Ева не захотела оставаться в больнице, она не любила больницы и все, что было с ними связано, но больше всего она боялась умереть в больнице. По ее мнению, проще умирать было дома, среди своих вещей.

***

Макс теперь с ненавистью смотрел на Вадима, он не мог объяснить причину своей внезапной ненависти к этому человеку. Ему трудно было это понять, но после того, как Вадим поступил с Кристиной, что-то изменилось в отношении Макса к нему. Сейчас они привычной компанией сидели дома у того самого Юры, у которого Кристина и Вадим были в тот самый вечер, когда Кристина попала под машину. У Юры, а точнее его родителей был большой двухэтажный дом. Его родители уезжали по выходным на дачу, предоставляя весь дом в его распоряжение. Поэтому он никогда не упускал момента побыть со своими друзьями. Они сидели в кругу. В центре круга был кальян, трубку которого ребята пускали по кругу. Макс не участвовал в этом «ритуале». Он сидел на диване, и что-то исследовал в своем телефоне, делая вид, что не замечает ничего происходящего вокруг него. Рядом с ним сидел Вадим и еще один его друг. Макс не пытался вникать в их разговор, но краем уха ему все же пришлось их слышать.
— Ты ходил к ней в больницу?
— Нет, не вижу в этом никакого смысла, мы расстались, — ответил Вадим на заданный ему вопрос, и тут же добавил, при этом ехидно улыбнувшись: — Тем более уверен, что она из-за меня под машину бросилась.
Было ясно, что речь шла о Кристине. Макс понимал, что не имеет к происходящему никакого отношения, но, тем не менее, он не смог ни вмешаться в разговор.
— Кристина не бросалась под машину.
— Откуда тебе то знать? – оживился Вадим.
— Потому что я был там в тот вечер, и подвозил ее. Она попала под машину совершенно случайно.
— Думаю, что тебе это просто показалось, — предположил Вадим.
— Не говори глупостей, я еще в состоянии отличить фантазию от реальности.
— Не будь так уверен.
Макса раздражало поведение Вадима. Более того общаться с ним теперь, ему было даже противно. Теперь в его глазах Вадим был зацикленным на своем собственном эго человеком, не замечающем никого вокруг. Думая, что он пуп земли, он стремился остальных так сказать подмять под себя. Сейчас Макс сам с трудом понимал, что Кристина могла найти в этом выскочке.
— Просто замолчи, и никогда больше не говори о Кристине.
Вадим тихо рассмеялся:
— А с чего ты взял, что можешь указывать мне, что делать?
Вадим произнес это грубо, чем еще больше разозлил Макса. Все, находящиеся в комнате с ребятами, обратили на них внимание.
— Вообще это была просьба, но если ты к ней не прислушаешься, то я заставлю тебя это сделать.
— Каким же образом?
— Ты знаешь, о чем я говорю, не стоит меня провоцировать.
— То есть из-за какой-то шл*хи ты разобьешь своему другу лицо?! – Вадим выразил свое удивление настолько громко, что еще больше привлек всеобщее внимание, теперь все наблюдали за назревавшей перепалкой между Вадимом и Максом.
— Вадим, я повторяю в последний раз…
— Ты серьезно? Она обычная ш*лава, что ты из-за каждой мне лицо бить будешь?
— Если она вдруг переспала с тобой, это не значит, что она ш*лава, — возразил Макс, стараясь сдержаться изо всех сил, чтобы действительно не ударить Вадима. Макс вообще был не из тех парней, кто первым лезет в драку, но в случае с Вадимом ему становилось сдерживаться все тяжелее.
— Ш*лава! – выкрикнул Вадим, а затем ехидно добавил: — Я же говорил, что добьюсь от нее того чего хочу? Все так и случилось. Или ты злишься, что она не дала тебе первому?
После этих слов терпение Макса лопнуло окончательно. Он встал с дивана и, сжав руку в кулак с сильного размаха, ударил Вадима. Он попал ему в нос. Макс ударил с достаточной силой, чтобы из носа полилась кровь. Вадим сильно сжал нос руками, скорчившись от боли.
— Ты что больной?! – завопил Вадим.
— В з*д себе свои глупые выводы засунь, ясно? – сказав это, Макс просто взял и вышел из квартиры, оставив остальных в легком замешательстве. Оставаться же в квартире дальше, Макс смысла не видел.


Свидетельство о публикации №4885

Все права на произведение принадлежат автору. Вика Лаер, 06 Сентября 2017 ©

06 Сентября 2017    Вика Лаер 0    36 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    + -
    + Добавить публикацию