Книга «Смута»

21 июня 2020 года. (Глава 28)



Возрастные ограничения 18+



Виктория.

В нынешнем году День медицинского работника отмечается 21 июня. По традиции это третий июньский воскресный день. И сегодня у меня очень насыщенный день. Утром в Кремле должна состояться церемония вручения государственных наград медикам, героически боровшихся с вирусом на протяжении всей зимы и частично весны этого года. В обед, у главного корпуса НКБ, должно состояться торжественное открытие мемориала медикам, отдавшим свои жизни в борьбе за жизни пациентов. А вечером в ресторане «Астра» должен состояться торжественный банкет, на котором медики соберутся в неформальной обстановке, и наконец-то отметят свой профессиональный праздник. В их планах как следует погулять, покутить, уйти в отрыв. Тот, кто много работает, не щадя живота своего, тот и отдыхает на полную катушку. И уж кто, а медики, наши герои, точно имеют полное право расслабиться…
Утро началось с того, что Ваня облачился в парадную форму, которая ему полагается по дресс-коду на мероприятии. Мы с ним вышли из нашей квартиры на Московском, держась за руки. На мне было просто роскошное платье, сама я была в превосходном настроении, мои глаза просто светились от счастья.
— Ты у нас не просто принц, — сказала я Ване, — ты у нас спаситель всей нации! Вот будем старенькими, молодёжь будет тебя только так вспоминать добрым словом, можешь в этом даже не сомневаться.
Иван рассмеялся, и тоже поддержал шутливый тон нашей беседы. Вместе с ним мы неспешно добрались до Мариинского дворца и зашли в его просторный Тронный Зал, в котором отец Ивана проводит торжественные мероприятия. Его мама уже была в зале, отца пока не было. В зале собирались коллеги Вани, наши общие знакомые, и мы приветствовали друг друга. Совсем недавно мы могли видеться только посредством видеосвязи. Но зато теперь мы веселы, красивы, хотя, конечно, сегодняшний свой профессиональный праздник медики отмечают с оттенком грусти, ведь за страшные дни пандемии они потеряли многих товарищей…
Наконец, зазвучали торжественные фанфары, и в зал, к гостям, вышел наш король. На нём был его парадный мундир, усеянный его многочисленными наградами, начиная от полученных на фронте Отечественной войны, и заканчивая современными, полученными от глав других государств. Король выступил с речью, после чего вручил медикам государственные награды. Многие медики, особенно девушки, с большим волнением ожидали, когда их грудь украсят награды из рук короля…
Его Величество сейчас выглядит бодрым и здоровым, хотя ещё в прошлом месяце едва не отдал Богу душу. Ваня тогда ещё был в отъезде, помогал парижским коллегам бороться с эпидемией. Мы с Иришкой ждали его возвращения, регулярно созванивались. Но Ваня не знал, да и незачем ему знать о том, что на самом деле произошло в нашем городе 5 мая. Для всего мира это была попытка военного переворота, которая таковой не была на самом деле…
Король стареет. И не просто стареет, а одной ногой в могиле. По действующему законодательству, в случае его смерти исполнять обязанности короля будет председатель парламента, а потом депутаты выберут другого короля. Но мой любимый муж Ваня не сможет участвовать в выборах раньше марта 2024 года. Но бы хотела, чтобы Ваня был настоящим королём, который сделает меня настоящей королевой. Но для этого необходимо изменить наши законы. Нужна новая редакция Конституции, которая позволит избрать королём человека возраста Вани. Кроме того, положение дел в нашей экономике оставляет желать лучшего. Наша республика уже давно не имеет тех преимуществ, за счёт которых наша экономика в своё время росла, как на дрожжах. Однозначно, в ближайшие годы у нас или вообще рост прекратится, или будет очень небольшим. И хотя нам удалось отделаться «малой кровью», во всём мире продолжает бушевать эпидемия, что по нам довольно больно бьёт, так как сокращается наш экспорт. Это приводит меня к мысли, что новый глава государства должен будет или пойти на ещё более серьёзную либерализацию действующего политического режима, или, напротив, должен будет его ужесточить. Но так, как раньше, уже не будет.
В моих интересах, разумеется, проведение либерализации режима. Но и её можно провести разными способами. Я пришла к выводу, что избрание Вани королём Китежа — это то, что доктор прописал. Новый король, в роли которого я вижу Ваню, может разрешить деятельность политических партий, объявить о приватизации государственного имущества…разумеется, в пользу определённых финансово-промышленных групп, конкретных лиц-выгодоприобретателей. Я поделилась своей идеей с Маркусом, и он воспринял её на «ура».
— Но это будет непросто сделать, — сказал мне Маркус, — в вашем руководстве ведь многие под стать нынешнему королю, настоящие государственники и консерваторы.
— Не будь так в этом уверен, — улыбнулась я, — наших…я имею в виду, людей с либеральными взглядами, хватает и в правительстве, и среди представителей крупного бизнеса, и в силовых структурах, и в парламенте.
— И ты думаешь, они примут твою сторону?
— Уверена в этом. Либерализация и приватизация ведь сулят огромные прибыли конкретным людям…и я не поскуплюсь ни на обещания, ни на вознаграждение. Наши законы борются с коррупцией, но не с искушениями и соблазнами, устоять перед которыми может далеко не каждый…
Спустя некоторое время, мы вновь созвонились с Маркусом. Он предложил мне интересный вариант, своего рода спектакль, который нам поможет.
— Просто привести Ивана к престолу будет половиной дела, — сказал Маркус, — его нужно связать определёнными обязательствами. Вряд ли он станет делать то, что ему будут говорить.
— Это верно, — согласилась я, — у моего благоверного сложный характер, сильный. Что ты предлагаешь?
— Я предлагаю создать мнимую угрозу, от которой его спасёшь ты, и наши друзья.
— Интересно…и как ты видишь ситуацию?
— Военные сымитируют переворот. Зайдут в Китеж, захватят или заблокируют стратегические объекты.
— Допустим…и что?
— Ты, и твои доверенные лица, решительно осудят переворот, выступят в поддержку законной власти.
— А военные?
— Их уговорят сдаться, освободить занятые объекты. Никто не пострадает. А Иван будет вашим должником, ведь вы поддержали его и его отца, а не вероломных бунтовщиков. А спустя ещё некоторое время, будет второй акт спектакля…и на этот раз, будут жертвы. Но вы опять же решительно поддержите законную власть, создадите иллюзию, что если бы не ваша поддержка, пришёл бы конец королевской власти.
— Любопытно…такой сценарий мне интересен.
Первая часть нашего «мерлезонского балета» состоялась 5 мая. Дата не была выбрана заранее: в дело вмешались целых два фактора: инициатива наших парламентариев и болезнь короля. Проект новой редакции Конституции был составлен к началу мая, и отправлен королю на ознакомление. Разумеется, слухи о конституционной реформе были пущены заранее, и в разных частях острова люди уже шептались о том, что сын Василия Ивановича Иван будет новым королём. Как нетрудно догадаться, мнения китежан разделились. Одни писали в своих блогах, что не возражают против того, чтобы страну возглавил молодой и показавший себя смелым и отважным врачом Ваня. Другие утверждали, что нельзя менять текст Конституции в угоду конкретным лицам, и согласие на снижение возрастного порога для избрания королём должен дать всенародный референдум, а не парламентарии…
Утром 5 мая король должен был дать ответ парламенту, сказать, что он думает по поводу их инициативы. Но нашему глубокоуважаемому старику стало плохо с сердцем, и его экстренно госпитализировали. Прогноз врачей был неблагоприятным, и я тут же начала звонить Маркусу и другим нашим единомышленникам. Мы решили, что судьба сама подарила нам шанс, и мы начали действовать. Военные покинули места постоянной дислокации, вошли в Китеж и начали блокировать и брать под контроль стратегические объекты столицы. «Путчисты» отключили мобильную связь и интернет, а также приостановили телевизионное вещание. Выйдя в эфир, наши соратники объяснили свои действия «защитой норм действующей Конституции», которые «в своих интересах попирает король». Для острастки, в воздух были подняты ударные вертолёты, и над городом зазвучал сигнал «воздушной тревоги».
Со стороны, глазами простых китежан, всё действительно выглядело как военный переворот. Король был в больнице, но вскоре оттуда пришли не самые приятные для нас новости: старик пришёл в сознание, и его помощники были вынуждены доложить ему о том, что происходит в городе. Было бы не в пример легче, если бы он помер, а председатель парламента, наш человек, стал бы временно исполнять обязанности короля. Но Василий Иванович оказался крепким стариком, и тут же потребовал к себе руководство страны и телефон спецсвязи…
Тот, кто нам мешает, нам же и помог. Разумеется, мы приехали в НКБ, и дружно заявили королю, что мы ему верны, что осуждаем мятежников и уверены, что их постигнет заслуженное наказание, предусмотренное законом. Король сам провёл переговоры с «путчистами», и они, взяв «для виду» небольшую паузу, сложили оружие и вернули своих подчинённых в места постоянной дислокации, в расположения воинских частей. Экипажи вертолётов и танков, а также «руководители» «путча» из числа офицеров Генерального штаба и дислоцированных в Китеже и его окрестностях воинских частей были взяты под стражу. Когда Ваня прилетел из Парижа, ситуацию в городе можно было охарактеризовать избитой фразой «много шума из ничего». Несмотря на то, что произошло, китежане пережили этот день и отделались лёгким испугом. Уже 6 мая о «неудавшемся путче» напоминали разве что оставленные гусеницами танков полосы на улицах города…
Сегодня об этом, кажется, никто и не вспоминает. В Мариинском дворце весёлый праздник, медиков заслуженно чествуют. Но мне греет душу мысль о том, что это для стороннего обывателя, для так называемых «простых людей» всё закончилось. Конституционная реформа пока отложена до осени, но дело своё мы до конца доведём. Мы приведём моего мужа к престолу, и Ване придётся играть по нашим правилам…
Но всё же, сегодняшний день не обошёлся без ложки дёгтя, брызнутого в мою бочку мёда. Среди прочих медиков, к трибуне была приглашена Василиса. Я понимала, что наверняка встречу её, но всё же надеялась, что пронесёт. Не пронесло. Обычно скромно одетая, Василиса пришла на правительственный приём в красивом платье, с новой стрижкой и причёской. Я была вынуждена признать, что выглядела она просто великолепно. Мне досадно, что она спасала мне жизнь, и теперь я в каком-то смысле ей обязана. Я снова увидела её рядом с Иваном, и меня помимо моей воли охватила ревность…

Василиса.

Открытие мемориала медикам, отдавшим свои жизни в борьбе с вирусом, состоялось через несколько часов после того, как я получила из рук короля правительственную награду – «Орден за заслуги перед Китежской вечевой республикой четвёртой ступени». И хотя я сражаюсь за Родину, а не за награды и деньги, для меня было огромной честью получить орден из рук нашего короля, да ещё и в прямом эфире национального телевидения. Что касается материальных моментов, то за те два с небольшим месяца, что я провела в НКБ, я получила, как и другие мои коллеги, надбавку в размере 25 миллионов рублей. Такая же сумма пополнила мою банковскую карту после моего возвращения из парижской командировки. Конечно, для меня это хорошие деньги, но я действительно не получила их с неба, за красивые глазки. Я работала много часов в противочумном костюме, рискуя подхватить опасную болезнь, заболеть и умереть самой. Но я выжила, осталась цела. И это гораздо важнее, чем деньги. Моей дочери нужна живая и здоровая мать, которую не заменят ни 50, ни 500 миллионов рублей…
Сам мемориал представлял собой неестественно большие фигурки бактерий, надвигающихся на миниатюрную панораму Китежа. Путь им преграждают фигурки «кареты» «скорой помощи», и нескольких медицинских работников: взрослого мужчины-врача в противочумном костюме, чьё лицо скрыто маской, молодого мужчины-фельдшера с открытым лицом, обезображенном шрамами от маски и очков, седого водителя «скорой помощи» и молодой медсестры, так же облачённой в противочумный костюм и маску. За скульптурной композицией расположилась стела, на которой были выбиты имена и даты жизни всех 383 китежских медицинских работников, не сумевших побороть страшную неизлечимую болезнь…
Болезни каким-то чудом удалось не распространиться за пределы Китежа, и потому вся тяжесть заболевания упала на столицу. В общей сложности, было зарегистрировано 75 тысяч случаев заражения. 5617 человек умерли от осложнений, вызванных атипичной пневмонией. В списки умерших попали 383 медицинских работника: это 114 сотрудников НКБ, дежуривших 31 декабря 2019 года и 269 сотрудников «скорой помощи», чьи смены пришлись как на этот день, так и на последующие. Самой старшей умершей, медсестре на «скорой», было 83 года. Четырём нашим девочкам из НКБ: двум регистраторшам на входе, Жене и Соне, медсестре Свете и санитарке Анечке, которым тоже не повезло дежурить в ту самую злополучную смену 31 декабря, не исполнилось и 20…
Наконец, к вечеру мы собрались в «Астре». Вечеринка, нужно признать, удалась на славу. Она сопровождалась песнями, танцами, душевными тостами и не менее душевными застольными беседами. Было много грустных воспоминаний, но было много и светлых. Многие коллеги пришли со своими вторыми половинками, и главврач не был исключением. Виктория не отходила от Ивана. Немного выпив, она поцеловала его в губы, и он не стал этому противиться. Они пошли танцевать «медляк», и от того, насколько эта парочка счастлива, а точнее, пытается изобразить счастье, хотелось просто убежать, чтобы не видеть всю эту наигранную слащавость. Виктория подошла к ресторанным «лабухам», и вскоре оркестр заиграл мелодию танго. Ваня и Виктория весьма эффектно начали танцевать аргентинское танго. Ещё до танца мы встретились с ней взглядами, и я поняла, что это «показательное выступление» направлено против меня. Очевидно, она вновь приревновала ко мне своего супруга, и решила показать мне, обозначить, что он принадлежит ей одной. Ваня, к моему сожалению, охотно танцевал с ней, и на этот раз ревновать его начала уже я, хотя всеми силами старалась этого не показывать.
Наверное, он действительно её любит. Меня он тоже любит, и я его…получается какой-то замкнутый круг. Но разве можно его не любить. Я почему-то вспомнила его речь, произнесённую им 1 января в актовом зале, когда он обратился к нашим коллегам и призвал остаться с ним в НКБ и встретить лицом к лицу страшную болезнь. Я хоть и дико устала, хотела поплакаться кому-нибудь в жилетку, поесть, принять горячий душ и тихо заснуть в своей кровати, но его речь меня прямо возбудила, настолько мощной была мужская энергия, бившая из него ключом. И моя дикая, просто смертельная усталость куда-то пропала после его слов. И мне нравится, что Ваня на стороне добра. Одно дело, когда добро с кулаками. А когда оно не только с кулаками, но ещё и с мозгами…вот тут да, у злодеев в таких случаях всегда возникают проблемы. Но, к сожалению, рядом с ним зло. Мы были с Ваней счастливы, пока эта змея не обрезала нам крылышки, словно миленьким голубкам. И теперь я продолжила свою песню в терновнике. Всякий раз, когда я вспоминаю тот день…во мне по-прежнему что-то умирает. Очевидно, она это чувствует, и потому проявляет свою любовь к Ване открыто, публично, чтобы это видели все, и я в том числе. Но я буду бороться за свою любовь, и Ваня будет моим, хотя бы в качестве любовника…

Свидетельство о публикации (PSBN) 62772

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 25 Июля 2023 года
Дмитрий Леонов
Автор
Верность превыше всего, кроме чести
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться
    11 июня 2019 года. 0 0
    5 мая 2020 года. 0 0
    4 августа 2019 года. 0 0
    14 сентября 2019 года. 0 0
    2 октября 2019 года. 0 0