Книга «Дуняндия»

Главная область (Глава 6)



Возрастные ограничения 12+



В школе номер двадцать семь стоял обычный будний день. Шёл урок, и потому в коридорах стояла тишина. Лишь иногда из какого-нибудь кабинета вдруг слышались отчаянные крики учителей, но, покричав немного, они смолкали или переходили на свой обыкновенный тон.

В триста третьем кабинете тем временем шёл урок физики. В кабинете царила полная неразбериха, ведь была лабораторная. Пухлая Ольга Олеговна, которую вся школа называла просто Олегыч, прыгала, пошатываясь у доски, которую всегда мыла с сахаром, и что-то объясняла. Но ее никто не слушал: некоторые отчаянно повторяли параграф, в основном отличники, вызубрившие его наизусть, и их друзья и подруги, другие же с интересом рассматривали расставленные на столах приборы, а ещё добрая половина класса с нетерпением ждала тетрадей с оценками за предыдущую лабораторную. В целом, ничего интересного не происходило ни сейчас, ни во время последующего написания лабораторной, единственное, Олегыч полила цветочки. Однако, когда тетради уже передавали на передние парты, Вера, сидевшая на второй, получила со стопкой тетрадей очередную записку. Она уже не была так безумно рада бумажке, как в прошлые разы, ведь она догадалась, что человек в чёрном явно ее дурил. Насколько она помнила, они шли по оживленной улице, свернули в переулок, но потом она, видимо, уснула, ведь сон ей приснился очень странный, такого даже во сне не бывает, да и очнулась она потом на своей кровати дома, поэтому, быть может, сон начался еще с момента, когда она вышла из дома. Что-то неладное творилось на встречах с ним, поэтому на сегодняшнюю она пошла только затем, чтобы спросить у него обо всем интересующем и узнать правду.

Дэнни тем временем почти каждую ночь летал в Дуняндию. Он будто услышал давно забытую сказку, и сейчас, отправившись в мировое турне по планете, постепенно ее вспоминал. Единственное, что сразу же всплыло в его сознании, будто никуда не уходило, это дуняндский язык, его красивые буквы-закорючки, длинные слоги и скачущее ударение, его прекрасное многообразие слов, красивых и певучих. Казалось, будто это второй русский, ведь, когда нужно, слова сами лились бесконечным потоком, но на Земле вспомнить хоть слово из этого языка было невозможно. Он говорил на нем, не задумываясь, и понимал других, даже не прилагая усилий, будто с самого детства только и делал, что на нем говорил.

Однако язык — далеко не единственное чудо Дуняндии, и потому Дэнни отправился в небольшое путешествие по ней, начав с Дома Главных, прекрасных плодотворных Лесов Узургии и, собственно, с Главной области.

Как оказалось, почти все его предки были смотрителями облачных змеев в Туманном лесу, самой большой по площади области Дуняндии, поэтому отец с удовольствием дал ему огненного облачного змея на несколько месяцев. Облачный змей представлял собой змею, сплошь покрытую твёрдой, словно камень, чешуей, с загривком, тянущимся по всей спине и хвосту (из него, кстати, делают большинство художественных кистей в Дуняндии), четырьмя короткими лапками, длинными усами на морде и витиеватыми острыми рогами. Облачные змеи систематизировались по видам в зависимости от того, что у них было в качестве пламени: ядовитый газ, лёд, синий огонь, ветер, молнии и многое другое. Дэнни же летел на огненном змее, древнейшем виде, от которого пошли все современные драконы, саламандры, тритоны и лягушки, изрыгающем чистейшее пламя.

Дэнни залетел в тень синеватой листвы леса, и замер от удивления.

Вера тем временем недоверчиво глядела на человека в чёрном, который уговаривал ее залезть на странное существо, прилетевшее из космоса, которое он назвал летающим скатом. Наконец, решив, что это необходимо для дальнейших допросов своего спутника, Вера влезла на ската, и тот взмыл в небеса.

Через несколько часов Вера уже видела вдалеке знакомый силуэт Дома Главных. Скат нырнул к Стойлам, громоздящимся у дороги вокруг Лесов Узургии, разделяющей прохладу деревьев и жаркую пустыню. Они оставили его в стойлах, а сами неторопливым шагом направились в гущу леса.

Листва у деревьев была синеватой, а кое-где даже с розовым отливом. В лесу огромные деревья, с виду похожие на зонтичные акации, не оставляли тени, настолько там было темно и сумрачно. Однако этот сумрак не был ни устрашающим, ни темным и зловещим, ведь у деревьев витали искры, кое-где светили мутные фонари причудливых форм, да редкие местные жители посверкивали лиловыми мантиями.

В лесу царила волшебная тишина, нигде не просачивался тёплый цвет, ниоткуда не доносилось дуновение ветра, поэтому в лесу была своя застоявшаяся спокойная аура. Лес жил своей неторопливой жизнью, не обращая внимание на обступающую его пустыню, ведь он пронизывался многими ручьями и речушками, хоть был и невелик.

Камни в замшелых дорожках тоже отливали синеватым и зеленоватым, по ним чаще скакали, чем летели, потому что кроны деревьев низко нависали над землей. В лесу не было молодой поросли, а многовековые деревья выглядели молодыми и сильными, поэтому Вера со своим спутником спокойно шли по окраине холодной дорожки. Долгое время ни слова не проскользнуло между ними, Вера молча созерцала таинственную красоту леса, а человек в чёрном полностью погрузился в свои мысли.
Наконец, через несколько часов они уперлись в подъем на холм Дома Главных, и, обойдя его кругом, свернули по дорожке на обратный путь.

Они дошли до ручья, сверкающего в глубине темных вод малыми всплесками, будто серебристые рыбки резвились около дна его, и вода была чистой и прозрачной. Из ручья около моста пило воду, слегка причмокивая, странное существо — лесной алайес. Оно было похоже, наверное, на огромного зайца, но с длинным хвостом, разделяющимся на трое у конца, и небольшими серебристыми рожками. Само оно полностью подходило по цвету к листве леса, ведь норы алайесы обыкновенно роют под кучами палой листвы.

Человек в чёрном и Вера, не желая его тревожить, двинулись дальше. Они набрели на небольшую деревушку, точнее, в этом лесу одна была одной из самых больших, но не состояла и из двадцати домов. Дома были приземистые, покрытые соломой и скреплённые глиной или землей. Некоторые были вырезаны в огромных стволах деревьев, такие были с кривыми окнами и резными дверями, но в любом случае, здесь было светлее всего в этом лесу, ведь искры так и рассекали воздух около домов.

Дэнни тоже шёл по дорожке, осматривая и думая о своём. Его путешествие по Лесам Узургии подходило к концу, ведь самое удивительное в Главной области ждало его дальше, в пустыне, и он это прекрасно знал. Лес, если посмотреть в общем и целом, был однообразен, если ты, конечно, не знал его хотя бы наполовину и не умел отличать один поворот от другого, хоть и волшебен. Про него ходило много сказок и легенд, будто есть здесь пещера с алмазами, или бродит невиданный (даже в Дуняндии) зверь, но Дэнни пока что ничего о правдивости легенд сказать не мог, да и, честно говоря, ничего нового открывать для себя не собирался.

Стоял полдень. Как известно, время в Дуняндии на девять часов спешило по сравнению с Московским, поэтому в городе Веры сейчас стояла глухая ночь, и никто и не думал, что в кровати ее нет. В общем, ей это было на руку, и потому Вера сейчас спокойно летела на пустынном алакоте вместе с человеком в чёрном. Зверь то и дело скользил крыльями по вершинам дюн и касался лапами раскалённого до красна песка. Стояла невыносимая жара, но жители Главной области испокон веков исследовали пустыню, и потому, во-первых, знали каждый оазис, колодец и тропу, так что небольшое путешествие спланировать было просто, а во-вторых, кое-что изобрели. Самым главным средством для многодневного пути по пустыне была вода из Кокосового оазиса (все оазисы в пустыне, как ни странно, названия не имевшей, были наречены в честь фрукта, которым путешественник, впервые испивший воды в данном оазисе, закусил после утоления жажды). Один глоток ее позволял человеку средних лет двенадцать часов не чувствовать жажды — а затем ещё двенадцать не пить вовсе. Такая вода стояла в огромных бочках перед всеми воротами и арками в пустыню, и каждый отправлявшийся в путь мог набрать несколько фляг этой чудесной воды. Другим же изобретением было зелье от миражей, которые не были ни чем удивительным в этой колоссальной пустыне.

Глотнув фиолетового зелья, и, осознав, что перед ним настоящий оазис, человек в чёрном усадил Веру под пальму и сам сел рядом. Ручеёк мерно струился и впадал в мелкое озерцо, густые папоротники и невысокие фиальды — растения, как сказали бы на Земле, являющиеся чем-то средним между зонтичной акацией, пальмой и кактусом — закрывали от солнца и создавали мягкую тень, а вокруг стояла колеблющаяся, словно воздух от жары, тишина. Вдруг на пальме послышались шорохи, будто достаточно сильный ветер развеял ее острые листья, хотя вокруг ни одна песчинка не скользила по дюне. Затем, после недолгого затишья, с другой пальмы послышался стук одного кокоса о другой. И так, то стихая, то вновь раздаваясь откуда-нибудь, стук и скрежет окружали оазис со всех сторон. Вдруг земля под Верой зашевелилась. Песок куда-то стекал, будто оазис был на холме, и, полностью обнажив алые камни, позволил островку зелени двинуться вперёд. Точнее двигался не оазис, а дэлудэн — песчаная черепаха огромных размеров, чей древний род жил в пустыне ещё в те времена, когда здесь простирался огромный Пальмовый луг, и сохранил семена растений и по сей день. Именно поэтому на таких черепахах живут воинственные маленькие существа, кругленькие и с каменной кожей в форме пластин, защищающие свою территорию, — дэлуды. Завидя внезапных пришельцев, дэлуды пробуждают черепаху, любящую хорошенько вздремнуть, и отправляются в своё вечное странствие по пустыне. Когда погибает черепаха, дэлуды тоже гибнут, если не примкнут за пять дней к своим собратьям на молодом дэлудэне, а в последнем пристанище черепахи остаётся оазис. Вера и человек в чёрном быстро запрыгнули на алакота и взмыли в небо, с высоты взирая на столбы пыли, поднятые гигантской черепахой.

Солнце клонилось к вечеру, и путешественникам пришлось остановиться в таверне «Три зуба», сложенной из песчаника, который, по крайней мере, как показалось человеку в чёрном и Вере, мог обрушиться на них в любой момент. Время поджимало, спутникам пора было возвращаться на Землю, и потому они, не раздумывая, заперли дверь и отправились через портал домой к Вере.

На следующее утро они продолжили путь через пустыню. До полудня они по бескрайним пескам добрались до оазиса Фиников, откуда на четыре стороны шла дорога. По ней как раз двигался огромный караван в сто верблюдов, а из покрытых пестрыми тканями телег смотрели смуглые лица. Караван остановился до утра в огромном гостевом доме, и человек в чёрном подбежал к главному в караване и долго о чем-то расспрашивал на Дуняндском:

— Какие вести с Востока? — переливчатым плавным языком спросил он.

— Они уже строят полотно, мальчик мой. На глубине шестидесяти миль.

— Шестидесяти?!

— Именно. И много платят за такую работу.

— А длина?

— Не знаю, мальчик, но нас согнали с холмов в семи милях от Башни сам знаешь какой, а вчера мы встретили караван с Центральных Водопадов.

— Они строят по всему Краю?

— Если караван не врет.

— Земля будет превосходить по размерам Туманный лес! Что они задумали?

— Вот этого мне уж точно не известно. Но мои посланцы видели краем глаза, что Щит они в том месте отключили.

— Как же? Но вдруг узнают…

— Мы молимся, что не узнают, иначе нас ждёт война…

— Спасибо вам большое!

— Я всегда рад поделится новостями, на то мы и пустились в долгое странствие, мальчик мой. Прощай же!

— Прощайте! Счастливой дороги вам!

Человек в чёрном поклонился смуглому главарю каравана, тот зашёл в дом, а странники поехали дальше.

— О чем ты с ним говорил?

— Спрашивал о Новой Земле.

— И что узнал?

— Да ничего хорошего.

— Куда же мы теперь?

— К Великому Оазису.

Через час Вера уже слезла с алакота и встала ногами на песок. Перед ней раскинулся Великий Оазис.

Перед путешественниками поблескивало озеро чистейшей родниковой воды, переливающееся под лучами палящего солнца. За ним возвышался остроконечный холм, с которого, грозно шумя, низвергался водопад. Струи нагретой пустынным солнцем воды, разбиваясь о камни на отдельные блестящие туманной радугой капли, сливались в оазис, а из него в свою очередь бежал тихий ручеёк в самую большую и полноводную реку Дуняндии — реку Изобилия. Она тянулась на многие мили южнее Срединного нагорья Туманного леса, впадала в Кольцо Венго в Зангартопи, а затем несла свои вольные воды по пустыне Главной области и никогда не пересыхала, ведь питалась многочисленными ручьями с обеих берегов. Через огромную реку было всего три моста — и все они изображали и подчеркивали ее величие. По ее берегам всегда стояла прохладная тень в пустыне и зыбкий туман на болотах — настолько сильно обросли ее за многие тысячелетия древние деревья. Тянущиеся по ее берегам поросли не прерывались нигде, нависая над дорогами толстыми лианами, по которым без труда могла пройти колонна из восьми Дунов. Эти чащи, достигающие в некоторых местах двух миль в ширь, зовутся Сестринскими Рощами, и, поговаривают, они зеркально отражают друг друга в районе Сизого брода.

У берега огромной реки громоздилась пристань, выглядящая очень нелепо на фоне величественного водопада и Широкой воды — так называли плёс реки Изобилия, вдающийся в пустынные берега.

— Нам нужно проплыть по реке до… — Человек в чёрном прервал долгое молчание и развернул карту. — До пристани Лоян, последней перед Шуморечьем.

— Шуморечьем?

— Да. Река Изобилия собирает всю воду с Шумной низины, разливается в дельту и с огромным шумом падает с земли.

— Как это? Там водопад?

— Верно, и, насколько я слышал, его шум слышен за четыре мили от бурлящих потоков.

— Куда же он падает?

— Как куда? В космос!

Вера изумленно посмотрела на человека в чёрном.

— То есть… Там что, конец земли?

— Ну да! Дуняндия — островок, летающий в космосе. Но он обладает силой притяжения, поэтому вода опоясывает его по Водному тракту и превращается в туман в районе Туманного леса.

— Ну что ж… Раз надо плыть, значит поплыли.

Человек в чёрном заказал маленький ялик, показав лодочнику небольшой билет, и юноша отрезал маленький его кусочек специальными маленькими ножницами. Юноша со смуглой кожей в синей повязке с красным шнурочком на голове, белой с серыми узорами рубахе и синеватых штанах отвязал один из яликов и помог Вере сесть.

Как только ялик отчалил, течение понесло его вперёд по ясной воде, отражающей безоблачное небо. По обеим сторонам реки высились темные чащи, кое-где раздавались всплески и шла рябь — резвились радостные рыбки.

Уже через час было пора возвращаться, и потому человек в чёрном подналег на вёсла и за пятнадцать минут до назначенного времени пришвартовал лодку у следующей пристани с таверной.

Когда отрезали ещё один маленький кусочек билета, человек в чёрном следом за Верой ворвался в номер, и оба они нырнули в портал.

Шли дни, на Земле прошло три недели, ведь человек в чёрном не каждую ночь приглашал Веру в прогулку по Дуняндии, а в перерывах между удивительными ночами с ним Вера порою проклинала красоту этой сказочной страны, будто бы существующей в реальности, ведь из-за неё не могла разузнать больше о своём спутнике и раскрыть его замысел, забываясь каждый раз, когда увидит новый широкий приток реки Изобилия, вековое древо неземной красоты или испробует чудесный фрукт из оазисов в тавернах. Наконец, на пятый день путешествия по Главной области, на реке послышался дальний грохот водопада.

— Мы вплываем в Шуморечье. — Произнёс человек в чёрном, загадочно глядя вдаль.

Этим же днём они высадились на пристани Лоян, и за доставленную в целости и сохранности лодку бесплатно поели и сняли номер в таверне «Грохот Водопада». На шестой день они вышли на смотровую площадку. Оттуда открывался вид на дельту реки Изобилия под восходящим солнцем.

Переливаясь то тут, то там малиновыми отсветами, река медленно тянула свои воды, растекшиеся по всей Шумной низине, сопровождаемая грохотом отдаленного водопада, озеленила пустыню: виднелись карликовые деревца, высокая степная трава, летали птицы… А в конце, намного раньше, чем на горизонте, земля обрывалась и догорали ночные яркие звезды.

С полчаса простояв на смотровой площадке, путешественники пустились пешком по поросшей темно-зелёной травкой каменной дорожке, ведущей к небольшой деревушке и спуску в Подземный мир — огромную не до конца изученную область Дуняндии, предположительно пролегающую под всей ее поверхностью.

Свидетельство о публикации (PSBN) 40892

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 23 Января 2021 года
Г
Автор
Не знаю, дано ли мне излагать мысли в гуще слов, сложенных в строки или главы, однако хочу попробовать войти в этот чудесный мир, являющийся мне как..
0






Рецензии и комментарии 1


  1. Константин Корабелов 23 января 2021, 10:31 #
    а где про немыслимое?

    Софи, ты должна будоражить воображение читателей!

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Странный Дэнни 0 0
    Вечеринка под Венерой 0 0
    Свеча или могила 0 0
    Осенние дни 0 0
    Портал в неизвестность 0 0

    Жызнь питомцем

    ДИСКЛЕМЕР!!!
    В етой главе могут присутствовать маты и похабные слова и шуточки. Также присутствует яой(ели не знаете што ето то гугл в помощь). Советую прочитать предведущии главы. Надеюсь что тебе понравится мой сюжет. Приступай к чтению!!!..
    Читать дальше
    99 0 0

    Ореги. Штурм.

    Скурп лично командовал следующей атакой. Зная, что в суматохе схватки не сможет сильно повлиять на её ход он спланировал её поэтапно. Шаг за шагом. Первой волной он пустил диких их не жалко их было много. Но пустил их не сплошной группой, а вытянутым..... Читать дальше
    56 0 0

    Ярость пламени

    Юноша Дин из знатной семьи становится наследником необычайного дара, вместе со своей подругой детства, Рейн. На каждом материке (а их 12 в этом мире) сохраняют баланс двенадцати стихий молодые маги, которые только начинают своё обучение во имя своего..... Читать дальше
    206 0 0





    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы