Спасти врага



Возрастные ограничения 12+



Солнце светило очень ярко, хотя мороз все также был 30°.Дороги были заметены снегом, даже повозки, запряженные лошадьми, не могли ехать по ним.Шёл декабрь.Зима ничем не радовала.

—Кто тут?— сказал человек, ехавший в повозке.

Из-за кустов выбрался человек, весь в снегу, с автоматом в руках.

—Ты кто?— сказал он, недовольно хмыкнув.

—Я свой,—ответил ехавший.

—А чего тут забыл?

—Так это, везу пищу для солдат.

Человек в снегу отошёл от него и показал рукой: мол, едь дальше.Мужик на повозке ударил лошадь плеткой и поехал.

Человек, занесенный снегом, и будет нашим героем. А звали его Константин Александрович Маслов.Родился он в Твери, в 1925 году.Окончил школу, а затем был призван на фронт.Сейчас ему лишь 18.И этого молодого человека не волнует его молодость.Казалось, он не боится совсем ничего.

Одет он был в военную зеленую форму, у него были темно-рыжие волосы. Он не был похож на своих родителей.Отец был с темными волосами, почти чёрными, а мать имела пепельные волосы. Ни у кого из членов семьи не было веснушек, а у Кости были.Сам он был худощавый, но сильный.

И вот сегодня с утра он получил письмо от матери, в котором было указано, что отец погиб на фронте. Теперь только он—Костя— может помочь матери.Весь день шёл снег, и была метель, и несчастного Костю, одного, вдали от своих, занесло снегом.Он был послан на важное задание: ему нужно было охранять территорию от немцев, в том случае, если они захотят проехать туда.Он вынужден будет убить их или взять в плен.Правда, о Костиной охране никто не позаботился: он был один, совсем один.Костя был закутан в теплую шинель, вспоминал отца, сидя под деревом.В его сумке был только хлеб и вода, но руки так замерзли, что Костя не смог взять даже куска хлеба.Нужно было где-то согреться.

Тут, на радость Косте, приехал его друг Мишка.

—Костя, а ты где?— спросил он, выходя из повозки.
Было молчание, и Миша решил, что Костя где-то спрятался.

—Костя,— снова повторил тот,— хорош прятаться! Знаю, что ты здесь.

—Н-нич-чег-го… я…н-не пр-ряч-чус-сь…,—послышалось из-за дерева.

—Вот ты где!— воскликнул Мишка. —Да ты замёрз! Кто отправил тебя сюда, одного? Пойдём, пойдём скорее.Я отвезу тебя согреться в дом.

—В к-как-кой д-дом?

—Да пойдём, пойдём.Там все наши собрались.

—А к-как ж-же г-гран-ниц-ца?

—Сейчас тебя заменят.Сашка, слезай!

Из повозки, из сена, выбрался юноша, такой же, как и Костя.Он ясно представился:

—Александр Перечихин!

—Сашка,—сказал Миша,—замени моего друга на пару часиков.А он погреется.

—Слушаюсь, товарищ лейтенант!— браво отчеканил Сашка и, одевшись потеплее, сел под дерево с автоматом в руках.

—А ты, Костя, полезай в повозку.Сейчас едем домой,— Мишка полез и взял поводья.—Но-о-о! Пошла, красавица, пошла!

Лошадь заржала и пошла по заснеженной дороге.

Прошло полчаса, и Костя сидел уже у камина, грелся.Возле него сидели его друзья солдаты, в том числе и Мишка.

—Как там, на границе, Костя? Спокойно?— спросил один из сидевших.

—Да, все спокойно, —ответил Костя.

—Кто-то проезжал?

—Да, был лишь наш.

—А «наш»— это кто?

—Мужик с лошадью.Сказал, что вёз пищу для вас.

—А, да, приезжал мужик.Значит, все в порядке. Чужаков нет.

Беседа затянулась на час, пока в дверь не постучали.Надо было быть готовым ко всему.Солдаты встали и схватили оружие.Все заняли свои позиции и укрытия на случай перестрелки.

Дверь отворилась, и вошел испуганный и очень уставший Сашка.

—Что такое, Сашка?— спокойно спросил Мишка.

—Там! Там!— кричал Сашка не своим голосом.

—Кто? Что?— задавали вопросы солдаты со всех сторон.

—Немцы идут сюда!

—Как ты их пропустил!?— возмутился Мишка.

—Я не мог стрелять из-за мороза, поэтому побежал сюда, чтобы предупредить вас!

—Ах, беда, беда! Солдаты, слушай мою команду: занять позиции и приготовиться к стрельбе!— скомандовал Мишка.

Солдаты вернулись на свои места.

***

Прошло немного времени. Никого не было.Мишка уже стал засыпать от тепла: он стоял у камина с автоматом в руках.Некоторые сели на пол от усталости стоять.Сашка сидел около Мишки и ел хлеб.
Мишка обратил взгляд на Сашку, но ничего не сказал.Прошел час, два, три…Ничего не происходило. От границы территории до их укрытия было всего полчаса. За это время немцы могли уже дойти.Но никто так и не пришёл.
Многие уснули от усталости.

—Подъем, солдаты!— послышался голос Мишки.

Все встали.

—Никто не пришёл.Ложная тревога! Сашка, ты чего выдумал?— сказал Миша, посмотрев на Сашку.

—Это правда! Я видел их! Они двигались к нам! Ну я хотел выстрелить, да автомат мой примерз к земле! Я бегом через лес к вам!— начал вопить Сашка от того, что не верят ему.

—Ладно, ладно, сейчас пойдём и посмотрим!— ответил Мишка.

—Стой, Мишка!— крикнул Костя вслед.— Вдруг они засаду устроили? Сейчас сидят около нашего дома, окружили его.

—А, знаешь, ты можешь быть прав, Костя!— ответил Мишка.—Двигаться нужно аккуратнее, смотреть по сторонам, не зевать, быть наготове, если что, и стрелять незамедлительно! Идемте!

Как только солдаты, во главе с Мишей, вышли на улицу, то весьма были удивлены: около дома было пусто, вокруг тоже.Никаких подозрительных звуков не было слышно, даже голосов.Мороз пробирал до костей, но отряд шёл вперёд, не смотря ни на что.Кругом был снег, руки замерзали, так что едва можно было держать в руках автомат.Но наши ребята все выносили.

Наш отряд являлся партизанским, выявлял группы немцев и уничтожал.Таково было их задание.

Вдруг вдали показалась фигура какого-то человека.«Немец?»— мелькнуло в голове Кости.

—Стой!— скомандовал Мишка, увидев вдали фигуру.
Но тот человек бросился бежать.У него не было оружия, он не мог стрелять.Но бежал он очень быстро, так, что Миша начал выбиваться из сил, но все же бежал за ним.Далее было три дерева, которые не дали беглецу уйти.Мишка схватил его за шинель.

—Ты кто?— спросил Мишка.

Человек не отвечал.Тогда Костя решил поговорить сам.

—Кто ты, и как попал сюда? Что нужно?— спросил Костя на немецком языке. Все солдаты ахнули: Костя знает немецкий!

—Я— Генрих.Не убивайте меня, пожалуйста.Я расскажу все, как есть!— бился тот в недоумении и страхе перед русскими.

—Что он сказал?— спросил Мишка.

—Он попросил, чтобы его не убивали.Он все расскажет,—ответил Костя.

Немца тотчас привели в дом, связали и потребовали объяснений.

—Я прибыл сюда из маленькой деревни, из Германии. Меня взяли на войну силой, я не хотел идти.С трудом отправили меня воевать.Я и оружия-то никогда не видел, —объяснял все немец.

—Как ты попал на нашу территорию?— спросил Костя по-немецки.

—Меня отправили сюда как разведчика.Я должен был разведать все и доложить о том, где вы находитесь.

—Наш товарищ видел несколько немцев часа четыре назад.Ты был в их числе?

—Нет, я прибыл сюда час назад.На посту никого не было, и я прошёл спокойно.

—Скажи, где стоят ваши?

—Километров пять отсюда.

—Мы предлагаем сотрудничество с нами!— сказал Мишка и попросил перевести все это Костю.

—Генрих, он предлагает сотрудничать с нами.Согласен ли ты?— перевёл Костя уже на немецкий.

—Да, хорошо, я помогу вам.Только не убивайте…,—ответил Генрих.

Его развязали и отпустили.Он исследовал дом, его накормили, он погрелся у камина и все смотрел на остальных.

Прошло каких-то три часа.Наступил вечер.Все приготовились ко сну.
Генрих не хотел ночевать у русских, но все же остался.Он боялся спать, зная, что это русские, и они люто ненавидят немцев, и могут убить его ночью.Им это ничего не стоило.
Но, немного погодя, Генрих успокоился.Ведь его не убили, тогда, когда поймали.Значит, этим людям можно доверять и бежать не надо.Тем более, он согласился на сотрудничество.Значит, теперь он на стороне русских.

Костя ясно спросил Мишу:

—Слушай, может его накормить?

—Хорош ему жевать! Итак много запасов наших съел! Нам самим ничего не достанется, все пожрет, скотина.

—Но, мы же его приняли к себе, накормили, согрели, даже спать положили.

—Я ему не стал бы сильно доверять.Это немец, ты понимаешь? А если он завтра пойдёт и сдаст нас? Мало ли, что у него в голове! Спи давай! Главное, не упускать его из виду!

Костя повернулся лицом к той стороне, где готовился ко сну немец.Глаза Генриха погрустнели.Он достал какое-то фото и начал в него вглядываться при свете свечи.

—Миш, а Миш?—снова начал Костя.

—Ну чего тебе?

—А ведь он тоже человек…

—Если он тебе так важен, то делай, что хочешь! Мне спать не мешай!

Пока многие готовились ко сну, Костя встал и подошёл к Генриху.Он сел около него и протянул кусок хлеба.Да, это был его кусок, и завтра ему будет нечего есть.Но Костю беспокоило только одно: Генрих хочет есть.

—Спасибо, — сказал немец на русском с акцентом.

—Ты говоришь по-русски!? — удивился Костя.

—Не так много…,—сказал Генрих, пряча кусок хлеба в свою сумку.

—Разве ты не голоден?

—Вы меня накормили, я сыт…

—А что за фото?

—Да так…ничего.Как тебя зовут?

—Я Костя.

—Костя,—ясно произнёс для себя Генрих на русском.

—Генрих, ты испытываешь к нам недоверие?

Генрих промолчал.

—Ай, ладно, спокойной ночи,—сказал Костя и ушёл на свое место.

***

Утром Генриха не нашли.

—Вот немец! Все они такие!— орал Мишка.

Но, выйдя на улицу, отряд обнаружил Генриха стоящим на снегу, в шинели, и он курил. Он ясно глянул на всех, как бы спрашивая: «В чем дело?».

—Их не поймёшь!— разозлился Мишка.

—Миш, ты чего? Все же хорошо, он здесь, никуда не убежал,—начал, было, Костя.

—Мы себя прокормить с трудом можем, так ещё и немца на нашу голову занесло!

—Миш, да прокормим мы всех!

Немец, видимо, слышал разговор и понимал, о чем речь.Потом он ушёл.Совсем ушёл, и больше его не видели…

Наступил вечер, но Генрих так и не вернулся.Михаил был зол, и уже завтра готовился перемещаться в другое место.

Ближе к ночи, когда все готовились лечь полуголодные, дверь отворилась.Отряд схватился за автоматы, но тут же оставили по команде Миши.Это был никто иной как Генрих. Он держал в руках два мешка, потом прошёл в дом с позволения Миши, открыл мешки.Все были удивлены и рады одновременно: Генрих принёс еды, да ещё и разной!

Вот так Генрих понял проблему своих спасителей, и отблагодарил их.

Позже, когда все поужинали, Костя снова подошёл к Генриху:

—Слушай, а откуда ты взял пищу?

—У своих.Я пошёл туда и просто набрал всего, чего мне было нужно.Они ничего мне даже не сказали.У нас этого добра много, а вы голодаете.

Так Генрих и стал таскать каждую неделю пищу для отряда Миши.Никто не голодал так, как раньше.До одного момента….
Однажды Генрих пошёл снова за едой и не вернулся.

Костя подошёл к Мише:

—Миш, слушай, нашего друга все ещё нет.Обычно он в такое время уже приходит.

—Да придёт твой Генрих!— надулся Мишка и уселся у камина.—Переезжать надобно…Опасно здесь, чую…

—Чего опасаться? Здесь ведь все спокой…

И в этот момент стекло окна разбилось.Это стреляли немцы в дом наших.

—…но,—договорил Костя, пригнувшись.—А чего это было?

—Я же говорил!— фыркнул Мишка и взял автомат.—Потушите огонь в камине!

—Мы замерзнем!

—А живы остаться хотите!? Тогда делайте, как я говорю!

Камин вмиг был потушен.Солдаты собрали вещи и готовы были, если что, выйти и идти через лес искать другой дом.Но в лесу было опаснее, чем здесь.

Больше не стреляли.Или немцы готовили засаду, или ушли.Этого не знал и Миша.А Костя был в недоумении: где же Генрих!? Куда он пропал? Почему? Неужели, расстреляли за то, что брал еду!? Костя беспокоился, но тут пришёл Мишка:

—Ты что, за Генриха переживаешь? Брось, его нет давно!

—Он мне другом стал!— закричал вдруг Костя.

—Да тише ты! Хочешь, чтобы нас нашли!? Я понимаю, что он тебе друг, но ты пойми, что он немец! Сдаст и все! Быть может, те, кто стреляли,— это его подельники! Он их послал! Извини, быть может я не прав.

—Он не такой, нет! Он нам еду таскал!

—Но он русским стать не сможет.Он и русского-то не понимает совсем.

—Понимает, хоть и не много! Он нас от голода спасал, а ты так относишься к нему! Да ну тебя!

—Костя!

—Отстань!

Костя ушёл со строем вперёд.Метель мела ужасная.

Спустя три дня Генриха нашёл наш знакомый отряд.Точнее, нашёл его Мишка.

—О, все сюда! Человек! Живой, кажись!—закричал Мишка в темноте.

—Какой человек?— спросил Костя. И тут же узнал его.— Генрих!

—Точно! Он! Живой ещё! Давайте, ребята, его поднимем!

Подняли солдаты Генриха, он чуть дышал, был очень замерзшим и совсем не говорил.

—Генрих, Генрих, ты живой? — волновался Костя.

—Да жив, жив, только замёрз сильно.Надо пристанище найти, а то он не доживет до утра,—сказал Мишка.

—Вижу дом!— крикнул Сашка.—Идемте туда!

Это был, конечно, не дом, а какой-то сарай.Но все равно там решил остановиться Миша с отрядом.

—Тут метель переждем до утра, а завтра снова пойдём.Надо Генриха в сознание привести.Боюсь, как бы он не покинул нас,—сказал Мишка и принялся искать спирт.

Костя сел рядом с Генрихом, пытаясь привести его в чувства.

—Его надо согреть, Миш,—сказал Костя.

—Сначала приведем в сознание.

Дав понюхать спирт, Мишка привёл в сознание Генриха.

—Кто тут?— спросил Генрих на немецком.—Стрелять буду!

—Генрих, это мы,—ответил Костя на немецком.

Генрих вздохнул, и начал рассказывать, что с ним произошло:

—Я пошёл за пищей, там были наши.Когда я схватил два мешка, то увидел, что меня заметили.Один из сидевших там остановил меня и спросил, для чего я взял эти мешки.Я ответил, что для себя.Он просто отобрал у меня их, вытолкал на улицу и сказал: «Уходи, иначе тебя постигнет та же участь, что и твоего друга».А пару дней назад был ими убит мой близкий друг.И мне пришлось уйти, но они начали стрельбу, когда я вышел на улицу.Мне пришлось бежать далеко в лес, они за мной.Я бегом.Потом остановился у дерева перевести дыхание, увидел, что меня больше не преследуют, и решил остаться здесь.Назад пути нет, вперёд тоже.Метель, снег идёт, ветер ужасный.Вас найти не смог, потому что было темно и была метель.Я ничего не видел и сел у дерева.А дальше произошло что-то странное, потому что я ничего больше не помню…

Костя перевёл все, что сказал Генрих.

—Вот оно что…,—сказал Мишка.—Я уж думал, ты нас решил сдать.

Генрих отрицательно покачал головой, и ответил:

—Я не сдал бы ваше местонахождение. Почему у вас такие сомнения?

—Чего он говорит?— спросил Мишка.

—Он говорит, что не сдал бы вас, и спрашивает, почему у нас такие сомнения,—перевёл Костя.

—Сомнения? Потому что ты—немец! А между прочим, когда тебя не было, в наше окно кто-то стрелял.Мы вынуждены были покинуть то место!—сказал Мишка недовольно.

Генрих начал что-то кричать на немецком, да так, что Костя не разбирал, что он говорит.Наверняка, он ругался на Мишку, что он ему не верит.

—Так, хорош уже! И что нам с ним делать? Костя, если бы не ты, не быть ему живым! С собой таскать его? — сказал Миша, обратившись ко всем.

—А пусть и с собой! Он плохого не сделает!— закричал кто-то из отряда.

—Да, берём!— крикнул Сашка.

И наш отряд отправился прямо через лес.

В лесу холодно, ночь, не видно ни зги.Утро ещё не скоро.И решили ночевать здесь, где и остановились.

—Генрих, я думал, ты предал нас,—сказал Костя, когда уже все легли спать.

—Учитывая то, что вы сохранили мне жизнь, я бы так не поступил,—ответил Генрих и опустил взгляд в пол, а затем посмотрел куда в сторону.

«Чего он там увидел?— подумал Костя.—Или кого?».

—Генрих, слушай, переходи совсем на нашу сторону!—сказал неожиданно Костя, обрадовавшись.

Тут Костя понял, что своим громким выражением он разбудил Мишку, и сейчас это было не к добру…

—Костя, замолкни, а? Ну мешаешь спать! И ты тоже, немец, спать ложись!—послышался крик Миши.

—Все, все, молчу, молчу,—ответил Костя, и, убедившись, что Мишка точно спит, продолжил.—Так вот, ты согласен?

—Я и так у вашей стороны, вы же сами предложили сотрудничество.

—Так сколько тебе лет?

—Поверь, много…

—Ты ведь старше, так?

—Разумеется.Послушай, я устал, и очень хочу спать.

—Ты прав.И если мы разбудим Мишу, то будет скандал.

Оба улеглись.Эта ночь выдалась очень холодной для нашего отряда, потому что они первую ночь ночевали не в тепле.

***

Утро было ужасно холодным.Миша проснулся первым, поднял отряд и они отправились дальше в лес.

—Отряд! За мной!—скомнадовал Миша.—Нам нужно найти новое укрытие! Иначе ночевать будем прямо на снегу!

—Миш, это реально вообще?— спросил кто-то из отряда.

—Если будем идти быстро, то реально.

—Тут невозможно идти быстро, метель ведь!

—Сам знаю!

Внезапно послышался треск веток.

—Т-с-с,—сказал Мишка и пошёл впереди отряда.

—Знаешь, Генрих, я…,—хотел что-то сказать Костя, но был остановлен жестом Миши.

—Тише, Костя! Замолкни!— шепотом сказал Мишка и пошёл тихо дальше.—Будьте на чеку!

—Кто это?— спросил Костя.

—Это за мной,—ответил Генрих, и оказался прав.

Прямо на наш отряд шли немцы.Их было не много, но достаточно, чтобы взять в плен весь отряд.Среди них выделялся штандартенфюрер, который и начал разговор.Костя, как понимающий, начал слушать и переводить все это в своей голове:

—Генрих! Ничтожно так поступать! Зря я тебя не пристрелил той ночью!

«Пристрелить? Значит, это он гнался за ним той ночью, когда мы нашли Генриха в лесу»,— думалось Косте.

Генрих, почему-то, молчал.Немцы громко смеялись, тыкали в него пальцами, но ни слова он не проронил.

—Генрих, что скажешь в своё оправдание? Или нет слов? Нечего сказать? — продолжал штандартенфюрер.

—Вы будете взяты в плен с вашим подельником!— произнёс кто-то из толпы немцев.

—Что он говорит?— спросил Мишка.

—Сказал, что возьмут нас в плен вместе с Генрихом.

—Наши силы больше! Будем идти на них!

Мишка высунулся из отряда вперёд и громко заявил:

—Давайте, гады! Мы готовы воевать прямо сейчас! Отряд, стреляй!

Прозвучало несколько выстрелов.Несколько немцев упали на землю.Началась ужасная пальба.Под конец осталось лишь несколько немцев и штандартенфюрер.

—Взять!— скомандовал он грозно, и мгновенно наши оказались в окружении.

—Что теперь будет?— сказал Костя.

***

Костя очнулся в замкнутом помещении, похожим на сарай.А, это он и есть.Рядом с Костей находился Мишка и Генрих, все остальные сидели у стены.

—Как мы здесь оказались?— спросил Костя.

—Очнулся, ну и хорошо.Я уж думал, тебя нет в живых, —ответил Мишка.

—О чем ты? Как я тут очутился?

—Пришёл ты сюда с немцами.И мы, конечно, тоже.Оружие отобрали, сказали сидеть тихо.

—А как ты это понял?

—Генрих ясно перевёл на русский язык.Всё-таки, что-то умное в нем есть…

—Генрих, —Костя повернулся к нему,— ты как?

Генрих кивнул головой, сказать он ничего внятного не смог.Тут было настолько холодно, что не согревала даже тёплая одежда.

—Да, минус тридцать— это не шутки,— заметил у соседней стены Сашка.

—Молчал бы лучше, и без тебя тошно,— огрызнулся Мишка.

Через три часа пришёл тот штандартенфюрер и заявил:

—Кто их вас знает немецкий? Кроме Генриха, кто? Ну!? Никто?

Костя решил подняться.

—Костя,—сказал Мишка.

—Я,—ответил Костя на немецком.

—Ты! Ты идешь с нами!

—Костя, куда ты? Ты вернёшься? Да?— Мишка явно начал волноваться за друга.

—Я вернусь, обязательно. И вас вытащу…

—Ты хорошо знаешь немецкий?— спросил снова штандартенфюрер.

—Да, очень хорошо.

—Ты будешь переводчиком! Народ не понимает нас, как можно ему объяснять, что власть здесь— мы!?

—Я буду, но при условии.

—Условия ставим здесь мы!

—Тогда я не согласен! Учите русский, скотины! — последнюю фразу Костя сказал уже на русском.

—Какое твоё условие, русский?

—Отпустите их, и я пойду к вам работать!

—Ты ставишь серьёзное условие для нас.Нужно подумать.

—Ну думайте, если есть чем…

Штандартенфюрер обратил внимание на Генриха, посмотрел на Костю, на Мишу, на всех русских, отвернулся, решил закурить.Молчание было минут 10.Никто не произносил никаких звуков, а штандартенфюрер курил дальше, думая.

—Нет, мы на это не пойдём!— заявил он, докуривая.

—Ну тогда извините! Я поставил вам условие, вы не хотите его выполнить! Тогда и я свою часть выполнять не стану!

Штандартенфюрер собирался уйти, как вдруг…

—Стойте!—крикнул Костя.

—Чего тебе?

—Я выполню условие.Но только он будет со мной!— Костя указал на Генриха.

—Это все, чего ты желаешь, русский?

—И ещё, не трогайте их!

—Ладно, договорились.Идите оба за мной!

Костя, схватив Генриха, хотел было уйти.Внезапно, он почувствовал, как ему что-то дали в руку.Это был Миша, который откуда-то достал пистолет, и сунул его в руку Кости незаметно.Миша явно намекнул, мол, пригодится, если что.

Генриха и Костю поместили в один кабинет для работы.Переводить нужно было много чего, и работы всегда хватало.
Правда, немцы запирали Костю и Генриха в кабинете, чтобы те никуда не сбежали.Хотя, эти двое не так уж и рвались на свободу.Костя не был предателем, нет.Он просто придумал свой хитрый план, который должен выполнить в кратчайшие сроки, иначе он не спасёт друзей.

—Генрих! Времени очень мало! Ты должен помочь мне!— сказал однажды Костя.

—Но чем? Как?

—Ты должен будешь пойти по коридору прямо и потом направо, там свернешь и увидишь кабинет.Зайдешь в него, якобы принеся переведенные тексты, а сам стреляй!

—Чем? И как?

—Генрих, не задавай глупых вопросов! У меня есть пистолет! Видал? Мишка дал перед тем, как мы ушли! Мы торчим тут уже три дня без толку.Есть какой-то смысл вообще тут сидеть?

—Я не смогу выстрелить…

—В том кабинете ключи! Ты должен! Пойми, там наши друзья!

—Я понимаю, хорошо понимаю.Но не могу…Нет.Прости.

—Генрих! Тебе их жалко?

—Нет. К чему их жалеть, если они меня убить хотели…

—Ладно, от тебя толку мало! Я сам пойду!

Костя, спрятав пистолет, подошёл к двери и постучал.

—Чего надо? Время ещё не вышло! Приказа от штандартенфюрера не поступало! — отозвались немцы.

—Мне нужно отнести переведенные тексты!

Немцы открыли дверь молодому солдату, и Костя вышел.

—Благодарю, господа! Сейчас вернусь!

Костя должен был быть на чеку, смотреть в оба, и, если что, стрелять.Он удачно дошёл до кабинета.Как стащить ключи, он уже знал, но он не продумал самое главное: как пройти туда, где сидят его друзья? Ведь повсюду немцы!
Но делать было нечего.Мурашки пошли по телу, как только он подошёл к двери.Костя вежливо постучал и вошёл в кабинет штандартенфюрера, который занимался своими делами и совершенно не видел Костю.Костя решил не медлить и выстрелить в упор.

—Я принёс документы…,—сказал Костя, и, неожиданно, добавил,— которые вам вряд ли понадобятся теперь.

Штандартенфюрер посмотрел на Костю, и в этот момент он выхватил пистолет и пару раз выстрелил.Фашист упал без чувств.В кабинет вбежали два немца с автоматами, но Костя укрылся за столом и выстрелил сначала в одного, потом во второго.Убедившись, что все готовы, Костя, схватив ключи от сарая, бросился бежать.

Никто за Костей не гнался, как он это понял.Но теперь предстояло важное: освободить друзей. Костя вернулся в кабинет и заявил Генриху:

—Всё, с ними покончено.Ключи у меня! Вопрос: как добраться до сарая?

Генрих молчал.То ли занят был, то ли не хотел говорить, либо ему это не было интересно.

—Ну вы, немцы, народ-то странный…,—заметил Костя, чтобы хоть как-то поговорить с Генрихом.

—Послушай!—вдруг поднялся Генрих.—Я не Генрих вовсе!

—Как!? Что!? Что происходит!?

—Меня зовут не Генрих.Моё настоящее имя…А в прочем, зачем тебе это? Сейчас расскажу все по порядку. Пока Гитлер не пришёл к власти, я занимал очень высокую должность.Меня знала каждая собака Германии, меня боялись.Они не посмели бы меня тронуть, если бы не приказ…Меня взяли в первые дни войны, погнали на фронт, дали имя Генрих и сказали молчать, воевать тихо, я не должен был никому ничего говорить, боясь и страшась этих гадов…

—А что же теперь мне говоришь?

—Потому что ты мне далеко не чужой человек.Я привязываюсь к хорошим людям.Я желаю тебе помочь.Сейчас, когда ты взял эти ключи, убив штандартенфюрера, я вижу на самом деле, какой ты…смелый.Я бы не смог этого сделать.

—Хватит лирики, Генрих…или, как мне тебя называть?

—Зови меня Генрих, я привык.

—У меня возник вопрос: как сбежать отсюда и дойти до того сарая?

—Есть один план.За мной!

—Ты уверен?

—Да.Просто иди за мной.

Костя пошёл за Генрихом.А пришли они в тот кабинет, где был убит штандартенфюрер.

—Что мы тут забыли?— спросил Костя, не догадываясь о планах Генриха.

—Возьмем его форму!— ответил Генрих.—Вон там, на вешалке! Быстрее, пока сюда никто не пришёл! Странно, что они ещё не пришли к штандартенфюреру…

Генрих одел форму штандартенфюрера и вышел в коридор.

—А план сработает?— спросил Костя.

—Конечно! Просто доверься мне!

Тут по коридору прошёл какой-то левый немецкий солдат.Он обратил внимание на Генриха и Костю.

Генрих заметил недовольный и не понимающий взгляд немца, и приказал Косте:

—Вперед, русский! Пошёл, пошёл!

Немец прошёл мимо, ничего не заподозрив.

—Кажется, пронесло… Это всего лишь солдат, а есть и вышестоящие.Будь на чеку!— сказал тихо Генрих.

Друзья пошли дальше.Нужно было выйти из этого здания. И они вышли из него.На улице была метель, ужасный мороз, а у Генриха с Костей не был никакой тёплой шинели.

—Придется идти тихо и быстро! Иначе есть риск замерзнуть! Я не вижу этого сарая, который мы ищем! Придётся идти на ощупь,—сказал Генрих и пришёл вперёд.

Внезапно прозвучал выстрел.Это выстрелил Костя.

—Ты что делаешь?— спросил Генрих.

—А что? Он чуть не убил меня!— возмутился Костя, показав на раненого немца.

—Надо помочь ему!

—Генрих, что с тобой!? Это враг! Ты понимаешь?

—Нет, это мой знакомый.Вилли, ты в порядке? Прости моего друга!— Генрих перевязал больного немца и поднял его с земли.

—Кто это, Генрих?— спросил Костя.

—Это мой знакомый, говорю же тебе.Это Вилли, мы с ним вместе «воевали», так скажем.

—И ты его спасаешь?

—Он всё-таки не чужой мне, и я его прекрасно знаю.

Друзья немного задержались, так как нужно было узнать у Вилли, все ли с ним хорошо.Когда они удостоверились, что с ним все хорошо, то отправились к сараю.Метель стихла, ветер стал дуть чуть тише, и можно было разглядеть все в округе.Сейчас был обед, и немцы отдыхали.Поэтому можно было с лёгкостью проникнуть к сараю и освободить друзей.

Внезапно Генрих заметил двух немцев у сарая.

—Так, слушай сюда, мальчик.Будем действовать по той же тактике, что и с тем немцем в коридоре,—предложил Генрих.— У меня форма штандартенфюрера.Все должно получиться.

Когда они подошли чуть ближе, то немцы преградили им путь.

—Пропустите! Эти русские должны быть освобождены!

Немцы спорить не стали. Генрих попросил их вообще уйти.Они действительно покинули территорию сарая, и пошли куда-то в штаб.

Генрих открыл дверь сарая.

—Убивать пришли…,—послышалось из угла.Это сказал Миша.

—Успокойтесь!— закричал Костя, обрадовавшись.

—Костя? Ты ли это? Я думал, нет тебя в живых!— крикнул Миша, но подняться не смог: он страдал от холода.

—Это Генрих, не бойтесь его!

—Неужели, это — тот Генрих, что был таким тихоней?

—Между прочим, это он придумал план вашего спасения.Поднимайтесь! Нужно бежать! Иначе нас поймают!

—Но как? Как у вас это получилось?

—Наверняка уже есть погоня за нами.

—Костя, ты мне не поможешь?— спросил Миша.

Костя схватил Мишу за руку и помог ему подняться. Тихо и очень быстро наши выскочили из сарая и помчались через поле.Поле было довольно длинное, ноги вязли в снегу.

—Куда мы пойдём дальше?— задал вопрос Костя.

Никто не ответил, кроме Генриха:

—Я знаю одно место, но там опасно.

—Что за место? Почему опасно?— начал задавать вопросы Костя.

—Если мы не хотим замерзнуть, нам нужно где-то ночевать.Логично? В поле ночевать нельзя.Во-первых, нас быстро увидят, во-вторых, очень холодно, а в-третьих, нет никакого укрытия, чтобы спрятаться от немцев и холода. Тут недалеко есть домик, где живёт какой-то отряд немцев. Дом можно освободить и укрыться там. Но предупреждаю: это очень опасно.Я не знаю, сколько их там, но, думаю, что много. Я знаю эти места, знаю дорогу.

—Ладно, допустим, мы пойдём туда.Допустим, освободим дом, заселимся в него.Но что дальше?— фыркнул недовольно Миша.

—Дальше подумаем, что делать,—ответил Генрих.

Через час наш отряд достиг дома.В окнах горел свет.

—Нас довольно много. Я сейчас подойду к окну и посмотрю, сколько их там примерно, а вы пока готовьтесь,—сказал Генрих и отошёл от отряда.

—Тоже мне командир!— возмутился Миша.—Такое чувство, что здесь командир он, а не я!

—Перестань, Миш.Он же спасает нас, а ты…,—ответил Костя.

—Был тихим, тихим, а теперь разошелся!

—Миша, тихо!

—Что «тихо»!? Думаешь, мне легко слышать то, как он командует!? Не было его, и было лучше!

—Мишка, да замолчи ты! Если нас услышат— будет плохо!

Мишка поморщился недовольно, успокоился.Генрих наблюдал в окно за снующими туда-сюда немцами. Одни слушали патефон, другие выпивали, третьи спали.Генрих дал команду подойти.

—Когда я сделаю первый выстрел— наступайте,— сказал он.

Отряд подошёл и приготовился стрелять.Поскольку Генрих являлся немцем, он мог спокойно войти внутрь и прикрыть друзей, пока они будут готовиться.Он постучал, ему открыли немцы с автоматами в руках, а потом узнали Генриха.Он вошёл к ним, приготовив оружие на всякий случай.

За Мишей следовал весь отряд, окружая дом.Генрих занял немцев разговором. Костя знал, что после первого выстрела он должен будет войти и отстреливаться.Миша тоже приготовился.

Генрих вел беседу и, внезапно, выстрелил в одного из немцев.Медлить было нельзя.Костя вбежал первый и открыл огонь.Многие немцы прятались за столом, и поэтому поймать их было довольно трудно.Половина отряда Миши вбежала в дом, другие остались снаружи дома на случай, если кто-то из немцев будет пытаться бежать.

Многие из отряда Миши пали от огня немцев, но все равно наш отряд не стал сдаваться. Был ранен Саша, которого Миша сразу оттащил в сторону. Остался последний немец, который набросился на Костю.Генрих выстрел в него в упор.

—Спасибо, Генрих,—сказал Костя.—Как Сашка? Жить будет?

—Будет, будет,—ответил Мишка.—Ничего, все нормально.Рану я уже перевязал.

—Что дальше?— спросил Костя.

—Остаёмся здесь до утра, а там решим.Сюда могут прийти,—ответил Генрих.

—Кто?

—Немцы. Будьте готовы ко всему.

Мишка немного злился на Генриха, но понимал, что если бы не он, то не жить бы им. Отряд разместился в этом доме.Там было тепло, и были хорошие условия для жизни. Костя выбрал место у окна.

—Слушай, Генрих, а ты неплохо выучил русский язык,—сказал Костя, глядя в звездное ночное небо.

—Я живу среди вас, и поэтому…—ответил Генрих, но не закончил.

—В чем дело?— спросил Костя, обратив внимание на Генриха.

—Тихо!

—Что-то случилось?

—Я слышу голоса.

—Какие голоса? Ну, это наши. Вон, разговаривают в том уголке.

—Нет, голоса на немецком.

—Где?

—За окном.Вставайте, вставайте!— закричал Генрих.

—Чего тебе спокойно не сидится?— спросил Мишка.

—Потому что сюда пришли немцы,—ответил Генрих.

—Ты в этом уверен?

—Это правда.Я слышу их.

—Ты придумал.Никого там нет.

—Тише, тише, прошу вас!

—Там никого нет, чего ты так переживаешь?

—Ты не веришь мне?

—Нет.Потому что тебе это кажется.

Внезапно в дверь постучали.Костя занавесил окна.

—Или не кажется…,— сказал Миша.

Генрих подошёл к окну, тихо отодвинул шторку и посмотрел: на улице стоял ещё один такой же отряд немцев.

—Приготовьтесь.Они намереваются зайти сюда,—сказал Генрих.

—Перестань! Ты не командир! Я здесь командир!— закричал Мишка, чем очень обидел Генриха.

—Я помочь хочу.

—Мне лучше знать, что делать!

Немцы ворвались неожиданно и, заметив русских, начали стрелять.Некоторые из отряда пали сразу.Был ранен ещё раз Сашка.Наш отряд открыл стрельбу, но она была бесполезной.Немцев было гораздо больше, чем наших. Выход был один— бежать через окно.Первым это сделал Мишка, за ним пошли все остальные.Дом пришлось оставить.

Идя по лесной дороге, все думали, куда идти, где ночевать.Они были лишены всего: тепла, дома, еды. Костя заметил отсутствие Генриха.

—А где Генрих?— спросил он.

—Я тут,—догонял их Генрих.

—Где ты был?

—Отбивался.

—Ты же видел, что все это было бесполезно.Мы слишком слабы для второго боя.

Саше стало заметно хуже.Перевязка не помогала.Он за день был ранен дважды.Лес был большой, потеряться здесь было легко.

—Нам нужно в деревню.Она здесь недалеко.Я знаю дорогу,—сказал Генрих.

—Ты один тут такой умный!— снова не выдержал Мишка.

—Но уже ночь, куда нам идти?— спросил Костя.

—Ничего, я знаю одну короткую дорогу через этот лес, которая ведёт прямо в деревню.

Все пошли за Генрихом, а Мишей овладевала ненависть к Генриху.В нем боролись два чувства: ненависть и благодарность, но пока только ненависть побеждала.

До деревни оставалось немного.Скоро было уже видно домики, из труб которых шёл дым: это топили печи. Саша еле шёл. Его держали многие из отряда.От Мишкиного отряда почти никого не осталось, многие были убиты немцами. В отряде осталось не больше десяти человек.

Вдруг Саша почувствовал себя очень плохо и попросил отдых. Отряд остановился.До деревни оставалось совсем немного. Саша стал около дерева и потерял сознание. Мишка пытался привести его в чувство, но потом заметил отсутствие пульса. Это означало, что Саша покинул этот мир. Ещё один ушёл из отряда, их становилось все меньше и меньше.

Сашу похоронили прямо здесь.Он был очень молод, не успел этот мир повидать ещё, но так сложилась его судьба.

Отряд подошёл к деревни, выражение лица у всех было очень грустным.Они потеряли лучшего друга, самого веселого из отряда. Деревня была русская, и жили там русские люди.Была полночь, и будить людей не хотелось, но нужно было, иначе был риск замерзнуть.

Генрих постучал в дверь одного дома, и ему открыл мужик.

—Немцы!— крикнул он, так как увидел Генриха.

—Спокойно.Я с русским отрядом, —объяснил Генрих.—Не пустите ли переночевать?

Мужик извинился и пропустил отряд. Все вошли, устроились. Мужик жил один, и места в доме у него было много.

—У нас тут всяко бывало. И немцы приходили, и русские. И стреляли немцы по нашим домам, и живность отнимали. Но, как видите, живём здесь и по сей день,—рассказывал мужик.

Еды было не много, но достаточно, чтобы все поели. Наевшись, отправились спать до утра.

Утром Костя услышал крики. Он выглянул в окно и увидел немца, который стрелял в шутку по окнам.

—Эй, вы! Проснитесь! —крикнул Костя, но никто не пошевелился.

Костя снова попытался их разбудить, но никто не проснулся.

—Немцы пришли!— крикнул Костя, и все сразу встали.—Так, вот, как вас надо будить!

—Кто пришёл? Когда? Где? Их много? — спрашивал Мишка.

—Один.

—Один!? А что он делает?

—Стреляет в окна по домам этой деревни.

—Надо его в плен взять!

—Стойте!— послышалось из угла.

Это был Генрих.

—Чего тебе? Не видишь, мы тут заняты! Или ты опять командовать вздумал!? Вот я тебе покажу!— не выдержал снова Мишка.

—Он пришёл, придут и другие,—продолжил своё Генрих.

—Ты думаешь? — спросил Костя.

—Уверен. Он не может быть тут один.

—Тогда надо быть готовыми.

Оставаться здесь больше было нельзя.Миша должен был вести отряд дальше. Тихо выйдя из дома, Мишка открыл стрельбу, и через несколько секунд немец упал замертво. Отряд прошёл дальше, но немцев больше обнаружено не было.Генрих пояснил, что они могут быть где-то рядом, иначе откуда взяться этому немцу?

Спустя несколько часов ходьбы, отряд решил возвращаться в Москву, откуда и был послан на задание во главе с Михаилом.

—Как бы нам связаться с Москвой?—спросил Миша.

—Давайте отправим кого-то из нашего отряда?— предложил Костя.

—Кого?

—Да кого хочешь. Тут много народу.

—Много? Ну, я бы так не сказал.Хорошо.

Миша походил немного вокруг своих солдат, присмотрелся.

—Ну вот ты, иди сюда,—сказал Миша.

Из строя вышел солдат, его звали Андрей.Миша на скорую руку написал карандашом на листе письмо, указал дорогу, и отправил Андрея в путь.Сам отряд оправился медленно сзади.

Дорога была длинная, путь не близкий. По пути наткнулись на ещё один отряд немцев, и потеряли трёх бойцов. Генрих шёл с ними, поскольку он теперь один из них.

Прошло пять суток.Запасы пищи кончились.Ночевали в укрытии, постороенном из веток.Было холодно, мороз не унимался, зима продолжалась. Эта зима выдалась очень трудной не только для отряда, но и для всех. Андрея ещё не было. Миша думал о том, не случилось ли с ним что? Не наткнулся ли на немцев? Дошёл ли до Москвы? Оставалось совсем немного.Наш отряд уже мог останавливаться в ближайших деревнях, ночевать там.

Прошло 10 дней. Отряд продолжал идти.За эти дни покинули отряд ещё два бойца.Их осталось совсем мало. Четверо осталось. Сейчас их было всего трое без Андрея.Это были Генрих, Миша и Костя. Они единственные, кому удалось выжить, пройти сквозь весь этот страх, чтобы дойти до Москвы. Их встретил Андрей, который нес им ответ.Миша очень быстро прочёл ответ.Там было сказано о том, чтобы отряд возвращался.

Отряд продолжал идти в составе четырёх человек. Откуда-то из леса был открыт огонь: это были немцы. Был убит Андрей, а Миша был ранен. Командир отряда не смог дойти до Москвы всего ничего. Косте и Генриху было очень жаль Мишу, и они очень надеялись, что он выживет.Перед тем, как уйти на тот свет, он сказал Генриху, что очень сожалеет о сказанных им словах.

—Все хорошо, я не в обиде,— ответил Генрих.

Мишу похоронили прямо здесь.Костя с Генрихом отправился дальше.Они одни, кто сумел достичь Москвы.

—Где ваш остальной отряд?

—Они все погибли,— ответил Костя.

Генрих стал жить в Москве, в доме у Кости, но не очень долго.

Константин и Генрих встретили праздник Победы здесь, в Москве. Генрих был рад, что стал одним из русских.Ведь неизвестно, что бы с ним было, если бы он не остался в этом полюбившимся ему отряде, к которому он так привык.Он жалел о тех, кто погиб, о тех, кого он видел так долго, и которых больше не увидит никогда.

Константин женился сразу после войны, и у него родились две прекрасных дочери.

Каждый год друзья вместе отмечали этот праздник.Генрих умер в 1971 году от инсульта. Костя приходил на могилу друга каждую неделю, потому что он был ему очень дорог.

Константин всегда хранил фото со всем своим отрядом в маленькой коробочке, а также памятные вещи. Костя получил несколько медалей во время войны. Он хранил и медали Генриха, которые он получил уже будучи в Москве. У Кости брали интервью, где он рассказывал о годах войны, о своём отряде, который так любил…

У Кости появились внуки, он им много рассказывал о войне, о том, через что он прошёл, будучи молодым. Но его сердце навсегда осталось там, на той дороге, где он когда-то потерял своих друзей…

Свидетельство о публикации (PSBN) 31914

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 22 Апреля 2020 года
Арсений Троицкий
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 2


  1. Мамука Зельбердойч 22 апреля 2020, 21:26 #
    Интересный приключенческий рассказ, о славных но трагических событиях нашей истории. Интересно увлекательно написано живым языком.
    1. Арсений Троицкий 22 апреля 2020, 22:05 #
      Спасибо большое!

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Дыхание 2 +1
    К Вере... 0 0
    Богородица 0 0
    К 101 годовщине убиения Царской Семьи 0 0
    Моё Отечество— Донбасс! 0 0

    Возглас отца нашего

    Демонстрация одного из антагонистов новой литературной вселенной... Читать дальше
    81 0 0

    Прутский Рубеж. 23 июня 1941-года, 7 часов 20 минут. Река Прут, участок 5-й заставы.

    Рассвет. Земля просыпается. Уже слышно пение птиц в лесу неподалёку. Над рекой гуляет прохладный утренний ветерок и приятно обдувает лицо. В эти редкие минуты затишья начинает казаться, что нет никакой войны. Всего этого не было, а прошедшие сутки кр..... Читать дальше
    130 0 0

    Глава третья

    Лондон, Британская Империя. 1826 год.

    Ярким апрельсим утром 1826 -го года, Ахмед медленно шел в личную библиотеку. Она находилась рядом с его комнатой. Он зашел в библиотеку — среднюю комнату, которая имела кучу книжных полок. Каждая kitap.....
    Читать дальше
    48 0 +2




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы