Книга «Прикосновение без слов»

Прикосновение без слов (Глава 11)


15 Апреля 2019
Ирина IrnRavz7
42 минуты на чтение

Возрастные ограничения 18+



Как только Рауль вступил с самолета на свои земли, его уже ждали люди правительства. Знакомые ему агенты подошли к нему с довольной ухмылкой. Один протянул Раулю ордер на арест.
— Рауль Монсиньи, у нас есть все основания вас немедленно задержать.
Рауль не стал сопротивляться, он уже знал о своем задержании. Один из агентов, подойдя к нему, шепнул на ухо что- то, отчего Рауль сжал кулаки и еле сдержал себя.
В больнице Диа был переполох. Повсюду ходили агенты, они изучали разную документацию, проверяли счета. Ганджу сидел в своем кабинете и спокойно отвечал на заданные ему вопросы. Догуган спокойно шел по коридорам, держа в руках букет цветов. Он как всегда спокойно улыбался. Подойдя к палате Майи, где стояла охрана агентов, он глянул на одного, затем на другого. И по английский, с ноткой обиды произнес.
— Я знал, что тут vip палаты. Но чтоб прям с охраной. Если заболею, то точно сюда лягу. – Охранники молча смотрели на Догугана, тот искривился. – Оу, видимо к этому пациенту нужен особый доступ. – Догуган посмотрел на часы. – Ладненько, подождем.
Охранники переглянулись. Раздался сильный хлопок и в больнице началась паника. Догуган и охранники инстинктивно пригнулись. Запищала пожарная сирена и запустилась автоматическая система пожаротушения. Догуган из букета цветов достал пистолет с глушителем и пристрелил двух охранников. Больница стала наполняться дымом и паникой. Догуган открыл дверь, а сам присел за стенку. Раздались выстрелы, и пули попали в случайного бегущего человека. Дым усиливался, другие агенты выбежали из палаты Майи и их тут же добили люди Догугана. Войдя в палату в противогазе, Догуган убил оставшегося в палате агента, который не успел вовремя среагировать. Помимо пожара, в здании гулял слезоточивый газ, что приводил к еще большим жертвам людей. Диа с агентом понимали, что случился теракт. Агент не мог предъявить Диа ничего. Он вызвал подмогу, а Диа, встав, спокойно сообщил, что как врач, он должен пойти и помочь пострадавшим. Агент смотрел на быстро уходящего Диа, и его спине произнес, что ему сообщили, что они упустили вертолет, в котором улетела Майя Латунова. Диа на секунду остановился, и подумал, что ему лучше умереть сейчас, чем оказаться в руках Белой Маски и Рауля Монсиньи. Информация о теракте в больнице в землях Африки не новость. Мама Майи, Зоя Кирилловна, спокойно мыла посуду. Успокоительные начали действовать полчаса назад. В связи с событиями в жизни ее дочери, она места себе не находила. Она обернулась к телевизору и уронила тарелку. Новость про теракт в месте, где ее дочь, подкосила ее. Она, борясь с болью в сердце, подошла к телефону на полке и набрала запретный номер. Гудки шли, но трубку никто не брал. Она села на пол, сжимая телефон в руках. Вскоре он зазвонил, и она ответила.
— Первое: выключи телевизор, а лучше выкинь его и вообще не смотри. Второе: не злоупотребляй с таблетками, и лучше больше пей чай, который я тебе купил. Третье: Ее там нет. И… – Михаэль взял паузу. – Не звони сама, жди всегда моих звонков.
Она поднялась и открыв верхнюю полку шкафа, достала красивую упаковку чая. Зоя подумала о том, что ее дети незаслуженно наказаны судьбой. Ей и ее мужу приходилось жить так, что один сын умер, а дочка прошла психологическое лечение. Зое не нравилось, что ее сын погружен в мир криминала, но в отличие от отца, который еще тяжелее чем она переносил участь Михаэля, она говорила спасибо, что есть возможность защитить Майю. Зоя заварила чай, и попивая его маленькими глотками, решила и вправду избавиться от телевизора. Только не выкинуть, а просто продать.
Михаэлю приходилось в этот период несладко. Среди вне законников быстро разнеслась молва, что есть человек, который может спокойно открыть секретную ячейку в Швейцарском банке. Также слухи ходили, что там находится информация, которая с легкостью уничтожит Белую Маску и Россию как государство. Михаэль не мог покинуть свою территорию, пока до конца не заявит свои права на новые завоеванные территории. Он стал иронично смеяться, зная прекрасно, что находится в ячейке, и что истинное свержение его как главы, и гибель России таится в девушке Майе. Он прокручивал в памяти тот злосчастный день, когда на него и его сестру напирали со всех сторон. Он знал, что через криминал быстрее путь к власти, нежели через закон. И он впервые за все свои тогда молодые года плюнул на гонки, которыми дышал и жил, и вступил на тропу бесконечного кровопролития. Михаэль уже смеялся, зажимая живот. И если бы Рауль его видел, то уловил нотки схожести в смехе и в движении с Майей.
— Олухи… Какие же вы все олухи.
Отсмеявшись, Михаэль набрал номер, по которому дал указание найти девушку Майю и привезти её в Россию. А также всех, кто будет с ней рядом, убить. Рауль, сидя в камере, облокотился на стену и дремал. Дверь его камеры открылась, и его повели к комнате посещения. Рауль, сидя в наручниках, глядел на ухмыляющегося Догугана.
— Рауль, дружище… Я так рад тебя…
— Говори зачем пришёл.
— Я тут пару часиков назад заглянул к Ганджу, но…
— Я уже получил новости о его больнице. – Рауль разминал кулаки. Он также узнал, что Майю похитили, и что Белая Маска тоже ее ищет.
— Эх… – Догугана сморщил лицо. – А я так торопился к тебе с этой информацией.
— Так торопись обратно. – Рауль встал и уже повернулся, чтоб уйти, как его окликнул Догуган. И когда он повернулся, то увидел, что тот его сфоткал. Рауль наклонил голову вниз и взглянул с гневом на друга.
— Фактически… – Догугана поднял руки вверх. – Я не нарушал правило. Я не фотографировал счастливых людей. Так что…
Рауль ушёл, а Догугана глядел на фото, улыбаясь своим мыслям. Догуган ещё на денек задержался во Франции. Переломанная Майя ему была не интересна, и он с нетерпением ждал, когда она снова приобретет свою красоту. Майя в свою очередь не понимала, что с ней происходит. И как ей объяснили врачи, сейчас она в Турции, а в той больнице случился теракт и её вовремя спасли. На вопросы Майи отвечали коротко и ответов она не понимала. Единственное, что она знала, так это то, что не имеет значение в какой она стране, стены имеют четыре угла, и все пахнет лекарствами и чистящими средствами. Дни летели для Майи быстро, несмотря на то, что она была прикована к кровати. Ее врач, что каждый день пытался вернуть ей память, свободно разговаривал с ней по- русски, чему Майя была очень рада. И с ней она чувствовала себя хорошо и свободно. Ей нравились чёрные и блестящие волосы врача, красивые большие карие глаза. Майи сообщали, что её тело быстро идёт на поправку и анализы у ней хорошие. Но она ещё месяц находилась в больнице. Михаэль, узнав где она, дал приказ дождаться её полного выздоровления. Густав, который тоже получал информацию о Майе, подготовил все необходимое для жилья Майи в Германии. Он вызвал к себе в кабинет Вима. Вим, добравшись до офиса Густава, нервничал. Ему больше по душе его низкое положение, среди верхушек ему всегда было не по себе. Оказавшись в кабинете Густава Вим сглотнул.
— Навык стрелка не растерял?
— Нет.
— Отлично. Ты ведь у нас талант, Вим. Огнестрел это твоё призвания. Хотя и в области культуры ты не отстаешь. – Густав улыбнулся, за все время он ни разу не повернул голову к Виму, и даже не бросил взгляда на него. – К переезду Майи все готово. Да и она уже в состоянии сама свободно перемещаться. Правда медленно и недолго.
— Простите, я не врач. Но может…
Густав заполняли бумаги и Вим видел, что он холодно улыбнулся.
— Вот именно, ты не врач. Ты её упустил, тебе же с ней и нянчиться. Девушка память потеряла. И за это время ничего не вспомнила. Привезешь её сюда, и будешь над ней порхать и завоюешь обратно её внимание. Свободен.
Майя уже выглядела хорошо и следы побоев почти исчезли. Догуган решил её навестить. Придя с процедур, Майя обнаружила незнакомого мужчину, который радостно кинулся её обнимать.
— Майя, красавица ты наша. – Догуган говорил на французском.
— Кто вы? – Майя интуитивно отвечала на этом же языке.
— Ах ты наша бедняжечка. – Догуган провёл по волосам Майи. – Такое пережить… Но… – Догуган глядел на Майю. – Тот, кто с тобой это сделал, сидит уж месяц в тюрьме. Радуйся моя девочка.
— Что?
Догуган достал телефон и показал Майе фотографию Рауля в тюремной форме.
— Я заглянул к нему, чтобы лично посмотреть в его глаза. Но совести в них не увидел.
Майя разглядывала лицо и узнала того, кто неожиданно её поцеловал. Майя прокрутила в голове, что человек, что избил её, не может прийти с тревогой в глазах и так нежно целовать. Она вспоминала записки, которые она уже давно не получала, и они не вяжутся с информацией, которую даёт ей непонятный и незнакомый человек.
— Простите, я вас не помню и не знаю. – Майя обошла Догугана и стала ложиться на кровать.
Догуган, закусив губу, погрузился в раздумье на пару секунд. Затем с улыбкой, от которой Майя почувствовала себя неуютно, обратился к ней.
— А если это и правда не он. Ай ай ай. Невинный человек, просиживает в тюрьме…
Оставшись одна, Майя нервно разминала руки, она бы отправилась к своему любимому врачу, но сеанс лечения уже закончился. Неожиданно в палату вошла ее врач, она тут же по беспокойному лицу своей пациентки поняла, что случилось что-то неладное. Врач просто решила навестить перед уходом домой девушку.
— Вы что-то вспомнили?
— Нет. – Майя помотала головой. – Но недавно ко мне заглядывал странный человек. И он меня явно знал.
— Ты что-то почувствовала? – Врач с беспокойством смотрела на неё.
— Да. Что он врёт. – Майя гладила свои колени. – А ещё меня тревожит мысль, что один человек может находиться в тюрьме по ложному обвинению. Но это только мысли. Они ходуном ходят.
— Это нормально. Ты пытаешься вспомнить свою жизнь. Я с самого начала говорила, будет нелегко, порой даже болезненно.
— Да. Но… Почему я одна? Из всех эвакуированных, я одна тут. Кто я? Может я не Майя Латунова? А все мне говорят и словно… – Майя замолчала и опустила взгляд на свои руки.
— Май… – Врач взяла её за кисть руки и погладила с заботой. – Сейчас ты должна доверять своей интуиции. Только она спасает тебя в данный момент. Воспоминания могут не вернуться. Но близких и родных людей ты почувствуешь. Доверяй себе и постарался не паниковать. Паника только усугубит твоё положение.
— Помогите мне. – Майя посмотрела прямо в глаза врачу. – Мне кажется меня похитили.
— С чего такие выводы? – Врач выпрямилась и опустила руку Майи.
— Не могу избавиться от странного видения. Человек, что навещал меня, и тот, кто убил в моей палате якобы плохого человека и спас меня….Он словно один и тот же.
— Вы живы, и вас действительно спасли от опасности.
— Помогите. Я чувствую, неспроста все это. Моё состояние. Моё резкое перемещение из одной больницы в другую. Теракт. И… В тюрьме человек, который явно может защитить меня. По крайне мере, он единственный из всех, кого я видела, могу доверять. И вам тоже. Поэтому, пожалуйста. Помогите.
Врач с беспокойным лицом покинула палату Майи так и не дав ей ответа. Пройдя пару шагов по коридору, она увидела своего босса Догугана, который беседовал с главным врачом больницы. Пристально смотря на своего босса, она медленно подошла к нему. Догуган обернулся к ней.
— Как она? Я заметил, ты зашла к ней.
— Хорошо. Пока ничего не вспомнила. Но я делаю все возможное.
— Отлично. – Догуган провёл рукой по подбородку врача. – Эта девочка должна вспомнить максимально все.
— Я поняла. Позволите идти? Мой рабочей день закончен.
— Да…
Догуган с глав врачом ушли, а женщина, прокрутив все в голове, решила помочь сбежать девушке. Ей не хотелось, чтобы девушка была в лапах этого человека, как и она. Врач, переодевшись в обычную одежду, подошла к столику в кафе. Вим сидел и листал фотографии с Майей. Как мужчина, он скучал по ней, ему нравилось проводить с ней время, и он хотел вернуть ее. Врач Майи села за его столик и сняла очки, положив их на стол.
— Вы Океке Игве?
— Да, это я. – Океке ответила с волнением. – За мной следят…
— За мной тоже.
— Тогда нам обоим выгодно сымитировать свидание.
— Что ж… Думаю да. – Вим грустно улыбнулся. – Заказывайте. Я оплачу.
— Спасибо… На счёт моей пациентки.
— Поговорим позже.
— Вы правы. – Океке нервно улыбнулась и поманила к себе официантку.
Ближе к вечеру Вим привёл ее в съемную квартиру.
— Пить что – нибудь будешь?
— Минералку. Если есть.
Вим улыбнулся.
— Тут нет прослушки, я проверил. И говорить можно спокойно. Тут очень шумно.
Океке улыбнулась, сжав губы. И пройдя в комнату, села на диван. Вим протянул бокал с минералкой и сел рядом. Океке, не глядя на Вима, зажимая бокал в руках, скромно с ним говорила.
— Завтра, ближе к ночи. Подъезжайте к больнице. Постарайтесь, чтоб вас не заметили.
— Это без проблем. Спасибо. Что заботитесь о Майе.
— Она хорошая, только попала в ситуацию, которую никому не пожелаешь.
— Догуган?
— Не такой плохой. Но… Он коллекционер красивых девушек.
— И в чем не плохой?
— Он не трогает девушек. Хотя кажется, что трахает их не жалеючи.
— Вы от него пострадали?
— Не совсем. Я… Влюбилась в него. Он может напугать. Но на самом деле с женщинами он очень аккуратен. Но… Стоит ему признаться в чувствах, как ощущаешь всю его темную сущность.
— По моим данным он женат.
— Да. И я завидовала его жене.
— Завидовали? Не завидуете?
— Я призналась в своих чувствах. Рискнула. Считала, что избранная и он ответит взаимностью. Но… Получила совсем другую реакцию.
Вим обнял ее.
— Но все же вы помогаете Майе. Рискуете. И это…
— Не нужно… – Океке положила голову на плечо Вима. – Я потеряла своё внимание Догугана. И знаю, что Майя ему интересна с определённой целью. А если она не вспомнит, то просто он от неё избавится. Я как врач… Не могу позволить…
Океке заплакала, Вим сильней обнял ее. Поздно ночью, Океке голая, в ванне набрала номер. В телефоне раздались непонятные щелчки и голос с электронным искажение на английском попросил говорить. Океке сглотнула.
— Вим спит. Я накачала его снотворным. Адрес я сейчас вам сброшу.
Звонок оборвался. Океке, быстро одевшись, попросила у спящего Вима прощение.
— Я вынуждена так поступить. Спасибо за ночь, мне правда понравилось.
Океке покинула квартиру. Через пару минут она будила спящую Майю, которая от неожиданности вскочила. Океке просила ее быть тише и дала одежду. Майя, переодевшись, преобразилась в подростка – мальчика. Прячась за углами, они ждали, когда пройдут дежурные больницы. Океке передала Майю охраннику, который на свой риск выключил камеры слежения в больнице.
— Идемте со мной. – Майя с беспокойством тянула врача, но Океке мотала головой.
— Нет. Я лишний груз. Бегите. Скорее. Со мной все будет в порядке.
— Обещаете?
Она помотала головой в знак того, что обещает, а охранник потащил Майю прочь. Майя часто оборачивалась, видя беспокойное лицо врача. Майя села в машину и уехала. Океке зашла в палату Майи, и приперла дверь стулом. Она написала записку, которую крепко сжала в кулаке. Открыв окно, она встала на подоконник и шагнула вниз. Догуган в морге смотрел на тело Океке. Ему передали записку, что была у девушки в руке. “Прошу, если у вас есть капля сочувствия ко мне, оставьте девушку в покое. Она не вспомнит ничего. Спасибо вам, что помогали мне. Но несмотря ни на что…Я до сих пор люблю вас и надеюсь, что скоро мы встретимся на небесах…” Догуган уничтожил записку, и так как у Океке не было родственников, он оплатил её похороны, на которые пришло много народу. Вим, узнав о самоубийстве Океке и о том, что она накачала его снотворным, тут же отправился обратно в Германию. Вим не проклинал Океке, наоборот, оплакивал эту женщину и радовался, что Майю спасли. Для Вима было главным, что у Догугана нет возможности даже коснуться её. О своём положении Вим даже не хотел думать.
Майя снова оказалась в больнице, на этот раз в России. Через пару часов в её палату вошли двое. Мужчина и женщина. Мужчина был с седыми волосами, морщинами, но Майя увидела радостный блеск в его глазах. Женщина была меньшего роста, чем мужчина, и с добротой смотрела на Майю. Прежде чем они начали говорить, Майя прервала их.
— Позволите мне? Вы мои родители?
Они сели рядом с кроватью Майи и женщина взяла за руку свою дочь.
— Да… Ты нас вспомнила?
— Нет. Я доверилась интуиции. Хотя… Наверно можно назвать это воспоминанием. Ощущаю что – то цветное. Не могу объяснить.
— Художник всегда остаётся художником. – Отец Майи грустно ответил.
По началу разговор шёл тихо, и все трое явно нервничали. Родители очень хотели рассказать Майе про брата, но Михаэль им запретил это делать. Да и сами родители девушки понимали, к чему это может привести. По коридорам больницы шли Алена и Фернан.
— Этот голубоглазый не приехал? А ведь весь мозг мне вынес.
— Он не может. Там контракт с рекламой на него давит и у его матери здоровье немного пошатнулось. И поверь, мозг он вынес мне. Тебя лишь слегка задел.
Алена резко остановилась и быстро повертев головой, пихнула Фернана за угол, и прижав его, выглянула. Когда Фернан хотел спросить что происходит, Алена зажала ему рот. Мимо них прошли родители Майи, и Алена отошла от Фернана, громко выдохнув.
— И как это понять?
— Родители Майи. – Алена взглянула в глаза Фернану. – Мне лучше не попадаться им на глаза.
— Что у вас происходит? Майя и ты, вокруг вас так и летают тайны.
— Я не собираюсь это обсуждать. – И, собравшись идти к Майе, почувствовала, как Фернан схватил её за руку и прижал спиной к стене.
— Выкладывай. Я не прошу все. Лишь то, что связанно с дядей.
Алена ещё больше расширила свои глаза.
— Как?
— Логика, зай. Он сообщил тебе про Майю. А ещё меня давно мучил один вопрос. Что ваши фотографии делали среди обычных пейзажей? Твои и Майи, а не его жены или других людей.
— Я не хочу это обсуждать.
Фернан сильней сжал плечи Алены и ближе наклонился к ней.
— Ален? Я бы не задавался этими вопросами. Но… Я лично убедился, что Майю явно прячут. Её избиение не просто прихоть безумцев. Оно явно спланированно.
— Но тут дядю не приписывай.
— Тогда поведай мне, к чему мне его приписывать.
— Да ни к чему. – Алена глупо улыбалась. – Он и пальцем меня и Майю не трогал.
— Ален, я же вытрясу из тебя информацию. Раймуль на взводе, ты все глаза выплакала из-за подруги. А разговоры с дядей явно не приносили тебе удовольствия.
— Хорошо. – Алена сглотнула. – Но не говори об этом Раймулю. Дядя, он не плохой. У каждого есть свои заморочки.
— Ален, короче. – Фернан нервничал, такое начало ему не нравилось.
— Короче. Хорошо. Дядя любитель огромных буферов. – Фернан отпрянул от Алены и после паузы попросил продолжить. – Когда я оставалась с ним наедине, он просил показать их и дрочил. Тогда ещё жива была бабушка. Я не хотела, чтобы она узнала такое о своём сыне, тем более он женат. Но Майя имела свободный доступ к нам в квартиру, и она всегда тихо ходит. Мы не услышали её, и она застукала нас. Дядя шантажировал её. Но позже он резко от меня отстал. Я узнала спустя несколько месяцев, что у Майи была обнаженная фотосессия и она часто танцевала для него стриптиз. Но он не трогал, просто смотрел и мастурбировал.
— Как долго это продолжалось?
— Очень быстро. По сравнению со мной… Майя, она ведь ради меня на это пошла.
— Почему не сообщили родителям? Это же… Вы ведь несовершеннолетние были.
— Да. Но… Майя сказала, что это не так уж и страшно. Хотя неприятно. Но все закончилось. Правда… Мне после института офис нужен был, и я заняла деньги у дяди. Думала, что снова… Но он одолжил без лишних разговоров. Правда, чтобы отдать долг, мне пришлось продать квартиру и машину. Дела в офисе шли не очень… Зато сейчас все лучше…
— Так вот почему ты живёшь с Майей. – Фернан провёл по своему лицу руками.
— Причина не только в этом.
— Ты… Ален…
— Фернан, я хочу к подруге. Ты вынудил меня говорить об этом. Доволен?
— Как Майя крепко встанет на ноги, как эта вся с ней ситуация разъяснится, ты бросаешь все свои вещи. Продаешь свой офис, и мы уезжаем в Англию.
— Что? – Алена не понимала, то ли ей радоваться этой информации, то ли сейчас сказать твердое нет.
— Мы… Будем жить с тобой в Англии.
— Майя?
— Её доверь Раймулю.
— Ну уж нет.
Фернан поцеловал Алену.
— Да, с виду непутевый парень. Но если бы Майя не влипла в эту историю, все было бы по – другому.
— Обвиняешь её? – Алена злобно исказила лицо.
— Нет. Себя. Что не дал другу огромного пинка в сторону Майи, когда она садилась в поезд во Францию.
Алена обняла Фернана.
— Спасибо. Если бы тебя не было рядом. Я бы… Мне бы…
— Я всегда буду рядом. И впредь, говори мне все о своей жизни.
Вскоре они зашли к Майе. Алена в первую очередь представилась сама, затем представила Фернана. Дядя Алены и Фернана сидел в своём кабинете. Он пристально смотрел на телефон, который не переставая вибрировал. Он знал, что за человек ему звонит. Он медленно потянулся к телефону и ответил на звонок. Голос был электронный и говорил с ноткой язвительности.
— Здравствуй Оливер. А я уж собирался гроб заказывать. Думал ты помер.
— Нет. Как видишь, жив и здоров. – Оливер ощутил сухость во рту.
— Ну это благодаря моей щедрой русской душе. Ты должен каждый день говорить спасибо девочкам и в ножки им кланяться. Особенно когда в туалет пассать идёшь. В отличии от них, я не буду просто так смотреть на эту ситуацию.
— У меня никогда в мыслях не было трогать их. Особенно Майю. Она сама…
— Да, да. Девочка сделала это ради подруги. Я знаю эту историю.
— Я искупил свои грехи.
— О нет. Искупили свои грехи мертвецы. Живые пожизненно должны лоб расшибать и прощение просить.
— Что тебе нужно?
— Ну ты и хам. Нужно все же было лишить тебя члена. – Оливер сглотнул. Он вспомнил, как после фотосессии Майи его схватили. В тот день он впервые встретил Белую Маску, который, ловко достав кинжал, отрезал ему мягкие ткани со словами: в жизни всегда происходит наказание за свои грехи, даже если с виду они кажутся безобидными. – Всегда в удовольствие напоминать тебе об этом. Будь любящим и заботливым дядей. И в твоей жизни будет идиллия. А я как твоя живая совесть, все время буду шептать тебе в ушко. – Михаэль перешёл на шёпот. – Нет понятия бывший наркоман или алкаш, а уж тем более маньяк – извращенец. Есть просто методы, что цепями окутывают человека, обеляя его и каждый раз сжимая сильней, напоминая о прошлой жизни и ведя его по светлому пути.
Оливер затрясся, Михаэль закончил разговор. Оливер положил телефон на стол, и, открыв ключом самый нижний ящик в столе, достал папку и вытащил оттуда распечатанные фотографии обнаженной Майи.
— Пугай меня чем хочешь. – Оливер пальцами провёл по телу Майи. – Но ты не изменишь того факта, что девушка обаятельна… И ты уже упустил её. Дав ей свободно действовать в этой жизни.
Рауль, сидя в камере, получал информацию. Он знал, что сидеть в этих четырёх стенах ему осталось недолго. В его камеру вошли охранники тюрьмы, и сообщили, что к нему посетитель. Для Рауля это было неожиданно, он никого не ждал. Приведя его в комнату для свиданий, за стеклом он увидел женщину, которую не видел давно и видеть не хотел. Она сидела молча и глядела на Рауля. После пятиминутного молчания мать Раймуля решила заговорить.
— Хорошо выглядишь.
— Ты тоже. Если ты пришла, чтоб подписать документы на развод, то это к моему адвокату. Который уже не первый год держит документы и ждёт тебя.
— До сих пор мечтаешь, что после того, что ты сделал со мной, я просто так дам тебе развод?
— Тогда нам нечего с тобой разговаривать. Я давно дал тебе понять, кто я такой.
— Да. Ты прекрасно мне показал это. До сих пор ощущаю. И самое противное знать, что ты до сих превосходишь всех мужчин.
— Натали… – Рауль ближе к стеклу наклонился. – Я любил тебя. Безумно. Дышал тобой. Пытался быть идеальным отцом и мужем. Но что ты сделала? Помнишь?
— Да. И не жалею, что сдала тебя тогда. Думаешь… Мне по душе… Узнать всю правду о тебе? Думаешь, мне приятно… А каково мальчику? Что я должна говорить? Что его отец наркодилер и химик? Рауль. Ты обманул меня. Я долго места себе не находила. Полюбить мужчину младше себя, для меня это было волнительно. А спустя пару лет узнать всю правду о тебе. Но… Ирония судьбы, что ты не сел в тюрьму. А меня обвинили в том, что я наговариваю на мужа.
Рауль сжал кулаки и готов был снова вцепиться в глотку Натали, но его в голове возникло воспоминание, где Майя в поле просит его показать всю свою сущность. Рауль успокоил себя и облокотился на спинку стула.
— Подпиши документ на развод. И вздохнешь свободно.
— Да я и так неплохо живу. Зная, что выгодно быть официально твоей женой. Ведь я читала брачный договор. Нет Монсиньи. Живи и знай, что я владею частью твоих акций.
Рауль встал и постучал в дверь. Натали довольно улыбнулась. Когда Рауля увели, то она заплакала. Натали боялась Рауля, и хотела, чтобы он сгнил в тюрьме. Она хотела лично сказать ему эти слова, но не смогла.
Майя, с того момента как Рауль поцеловал ее в больнице Ганджу, не могла забыть его. И узнав, что он в тюрьме, она молилась, чтобы его оправдали. Майя хотела увидеть ещё раз этого человека, в надежде вспомнить, кто он в ее жизни. Из всех, кого она видела, никто слова не проронил о нем. А сама Майя интуитивно боялась спрашивать.
Суд Рауля состоялся через два дня, без присутствия Натали. Рауль вышел из суда здания в деловом костюме и коричневом плаще, с аккуратной лёгкой небритостью, которая ещё больше придавала его внешности харизмы. Пауль был готов переложить обратно все обязанности Раулю, но тот заявил своему помощнику, что отправляется в Россию. Прежде чем покинуть свои земли, он захватил в своей лаборатории баночку лекарств, которые были давно готовы для Майи.

Ирина IrnRavz7
Автор
Ирина IrnRavz7
Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)

Свидетельство о публикации (PSBN) 17634

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 15 Апреля 2019 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Мини история о нереальной любви. 0 +1
    Королевство под знаменем льва. Кусочки пазла ценностей жизни. 0 +1
    Прикосновение без слов 0 +1
    Прикосновение без слов 2 +1
    Тёмные истории королевства 18+ "Второй этап Суккуба" 0 0


    Встреча 2016-го

    2016-й год я встретила в ванной. Я втирала в огрубевшую кожу рук крем, когда услышала истошные крики соседей сверху, возвещавших о приходе Нового года.
    Потом я легла спать. Вот так. Первый раз в жизни я встречала этот праздник в темноте, без ед..
    Читать дальше
    647 7 +3

    Разрушеная жизнь

    Почему случается так, когда хочешь что бы не было человека в твоей жизни больше никогда, тебя уже тошнит от него, его объятия для тебя мерзкие, тебе уже ничего от него не нужно. Он уходит и тебе становится грустно без него. В ваших отношениях точка. .. Читать дальше
    103 0 0

    Случай

    Она торопилась на свидание. Пышная юбка, белая блузка и на каблуках. Пышные, завитые короткие, тёмные волосы.
    Мальчик учился в её институте, даже в одной группу с ней. Студентка долго ждала, пока он обратит на неё внимание и пригласит на свидани..
    Читать дальше
    264 4 +1