Пиши .про для писателей

Прикосновение без слов





Майя, придя с процедур, почувствовала неладное. Найдя медсестру, она спросила кто к ней приходил. Медсестра ответила грубо, сказав, что она следит за пациентами, и не знает, кто к кому приходит. Майя зашла обратно в палату, где до сих пор витал запах мужских духов. Майя не могла толком объяснить самой себе почему она считает, что к ней приходили именно двое мужчин. Оба запаха ей были знакомы, и оба тревожили её душу. Обратив внимание на полку, она увидела записку и сразу потянулась за ней. Майя боялась любого напоминания о Догугане, ведь один из парфюмов был схож с его. Взяв записку, Майя узнала почерк и бегло прочитав, улыбнулась. При этом неосознанно произнесла:
— Ты забыл добавить Релизор.
Майя вспомнила, что до потери памяти она собиралась уезжать во Францию. Но глядя на записку, она понимала, кто был для неё этот незнакомец, что поцеловал её. Имя Майя не могла вспомнить, но открыв коробку и увидев телефон, поняла, что ей поможет. Сев на кровать и включив его, она тут же поникла. Телефон был с заводскими настройками. В записной книге никаких номеров, и нет фотографий.
— И зачем он мне сейчас? И так без него в больнице неплохо сидела. В нем даже и намека нет на мою прошлую жизнь. А так была близка узнать, кто ты. Хотя бы имя…
Майя вздохнула и погрузилась в изучение новой техники. Михаэль и Рауль, прекрасно зная, что Майи нет в палате, заглянули на пять минут. Сейчас они сидели в ресторане, где несмотря на ясный, но холодный день, в помещении было тускло.
— Вот до сих пор не могу понять. – Михаэль отпил свой чай. – Починить телефон разумно. Но форматировать? Она же могла все вспомнить с помощью него.
— Она в любом случае вспомнит. – Рауль глянул в сторону барной стойки. На его столе стыл кофе, к которому он ещё не притрагивался. – К тому же, мой телефон синхронизирован с её и копия хранится у меня. Я думал ты догадаешься об этом.
— Вот он учёный. Твой тембр сейчас меня вырубит. Можешь больше жизни в голос добавить? А то я себя как на лекции чувствую. А я между прочим, всего на пару годков тебя младше. И все же… Мог ведь и не форматировать.
— А я вот не пойму, почему ты её упустил. Она была на твоей территории.
— Прорабатывал план, чтоб ты не приехал за ней.
Рауль глянул на Михаэля.
— Трещал мне, что тоже любишь и понимаешь. А выходит палки собирался мне в колёса вставлять.
— Почему собирался? – Михаэль отпил снова чай. – До сих пор. Собираюсь.
Настала тишина, официантка, мило улыбаясь, подала им их заказ, но мужчины сказав спасибо, даже не глянули на неё. После ухода официантки, Рауль чуть ближе наклонился к Михаэлю.
— Пользуешься привилегиями. Твои игры могут печально закончиться. Ты ведь упустил её! А ведь во Францию следом за ней отправился.
— Упустил? Нет. Мне было нужно знать, для чего конкретно была им нужна Майя. А когда узнал… То воспользовался своими привилегиями. А ты Ромео! Не суди меня на моих землях. Лучше подумай, как свои личные проблемы решить.
Рауль молча облокотился на спинку дивана.
— Я приехал один. Без конвоя, как говорится. Говори по сути. Зачем перехватил меня?

— Ты у меня в гостях. А такого гостя, который сватается к моей сестре, грешно игнорировать и не сопровождать лично. Но… – Михаэль взял столовые приборы. – Давай поедим.
Михаэль, не дождавшись Рауля, стал есть. По окончании трапезы, Рауль обратился к Михаэлю.
— Спасибо за телефон Майи. Честно, даже не думал о нем.
— Да я случайно его нашёл. Валялся, наступил. Взял, засветился экран, а там заставка Эйфелевой башни. Первая мысль, что её телефон. Ну, а звонок от тебя многое прояснил. Ах… Есть у меня одна информация. – Михаэль встал. – Но я тебе её не поведаю.
— Платить не будешь? – Рауль, не поворачивая головы, глянул на Михаэля.
— Зачем? Это мой ресторан.
— Сколько же у тебя мест для отмывания денег?
— Много. Как и денег, так и мест.
Рауль, выйдя из ресторана, стал прощаться с Михаэлем, который неожиданно заявил, что тот должен кое куда с ним съездить. Рауль, чуял подвох в этой поездке, не смел отказать Михаэлю.
Майя не заметила, как пришло время принимать лекарства. И в то время, как Майя нашла хранилище данных и хотела заглянуть в него, чтоб понять, чьё оно, зашла медсестра. Медсестре пришлось коснуться плеча Майи, чтоб сообщить, что у неё новое лекарство. Майя удивлённо смотрела на белую баночку.
— А мне прям всю банку?
— Ну сразу всю банку не нужно, по одной таблетке в день.
После ухода медсестры Майя заглянула в подключенное хранилище, но там увидела лишь фотографию документа. Увеличивая его, Майя поняла, что это договор на покупку автомобиля. Но дойдя до подписи покупателя, она прочла имя и фамилию, отчего её голова резко закружилась и Майя упала с кровати, корчась от боли. Её воспоминания пролетали кадр за кадром. Майя зажимала себе рот, чтобы не кричать и не привлекать внимания. Вспоминая слова своего врача из Турции, она решила терпеть боль, и позволить голове все вспомнить. Кое как поднявшись, Майя стащила подушку, и сидя на полу, ревела в неё. Через некоторое время она задумалась. Второй парфюм, что явно не давал ей покоя, был знаком. Такой запах она часто чувствовала в доме родителей, когда приезжала в гости. Она знала, что таким её отец не пользуется. А на вопросы, кто приходил, родители говорили, что никто или же служащие из коммунальных услуг. Теперь Майя понимала, что родители скрывали от неё что-то. Майя услышала шум шагов, и медсестра, заглянув за кровать, с тревогой обратилась к Майе.
— С вами все хорошо? Давайте я вас осмотрю.
— Нет. – Майя смотрела на неё заплаканными глазами. – Голова заболела, но уже прошла.
— Вас часто будут беспокоить боли. И не молчите об этом. Пойдемте я вам таблетку дам и врача позову.
— Я уже выпила. И видимо вовремя.
— Так. Что за детский сад? Сейчас врач к вам придёт.
Медсестра помогла Майи подняться и посадила на кровать.
— Это vip палата?
— Да. А вы разве не знали? Тут платная больница. И все пациенты с vip статусом.
— Спасибо.
— Сидите, и не уходите.
Медсестра ушла, а Майя стала задаваться вопросами: откуда у родителей деньги на ее лечение? Или же, лучше задать другой вопрос: Кто из вас, Рауль Монсиньи или Белая Маска, из – за которого я висела как тушка, истекая кровью, оплачивают мое пребывание здесь? Майя решила пока не сообщать о своих воспоминаниях. В палату зашла врач и стала обследовать Майю.
Рауль ехал в машине, глядя в окно и видя, как снег начинает заметать дороги. Михаэль, сидя за рулём, присвистнул.
— Лучше поздно, чем никогда.
— В какие русские пустоши ты меня везешь?
— Не любишь Россию?
— Твои игры. Ты и Майя родственники.
— Да, этого не скрыть. Ведь по ней же ты раскусил меня.
— А ты явно ухмыляешься. Мне завтра лететь обратно. Слышал о делах Ястреба?
— Ах этот прах. Мне бы дожить до его годков. Кстати, а сколько ему? Я сколько его не вижу, всегда считаю, что это последняя встреча, а он все покрывает пылью землюшку.
— Без понятия. Свечки не задувал на его торте.
— Самый крепкий и древний глава. Он точно нашёл источник молодости. А делиться не хочет.
— Началось. Ты ей мозги про единорогов запудрил? Девушка умная, и явно талантлива. Да по уши в глупостях.
— Что ты имеешь против безобидных животных? Людям не мешают, только пользу приносят. Приходишь в лес, а там свежий воздух, грибы, ягодки. Все благодаря лошадкам с рогом. Но и опасных тварей полно. Но ведь мы сами такие.
Рауль повернул голову и поглядел на Михаэля со строгостью.
— В психушке сидел ты. И это явно чувствуется.
— Меня туда запихнули законные представители власти, за отказ перейти к ним. А мой бывший босс вытащил меня с легкостью и многому научил.
Рауль засмеялся.
— М.Л. Ты с легкостью переиграл документ. Инициалы с сестрой похожи.
— Да. Похожи. А ещё она расписывается как я.
— Ячейка.
— Тебя она интересует?
— Нет. Меня беспокоит другое. Раз ты не знал истинных планов на счёт своей сестры, значит тут замешано не просто добывание информации о тебе.
— Ты не зря спросил меня про Ястреба. Даже интересен твой ход мыслей.
— Да ты и сам понял. Ястреб и правительство тесно связаны, но готовы при первой возможности поубивать друг друга. Майя похоронит не только Россию, но и Америку.
— А ещё Индию, Африку и Китай. Её смерть по сути выгодна обеим сторонам. Но люди государства не могут так просто в открытую действовать. Нужен повод.
Рауль фыркнул. Теперь он понимал, почему Слава пытался убить Майю, решив таким образом избавиться от кучи зайцев.
— Слава тешил себя мыслью, что так он избавляет Майю от будущих страданий.
— Слава знал не меньше Майи. Но пятилетней девочке повезло больше. Стать свидетелем того, чего даже нам с тобой при нашей жизни не довелось. Чертовы гонки мирового уровня. – Михаэль сжал руль. – По молодости не заботило, как они устроены. Мне было важно лишь одно. Сесть на мотоцикл и под восхищенные возгласы достичь финиша первым.
— Я не жалуюсь на свою жизнь. Сложилась как сложилась.
Михаэль громко засмеялся.
— О да. Ты химик, что несёт спасение людям в таблеточках. Но ведь есть и обратная сторона медали. Твой брак, разрушил все твои стереотипы в жизни. И разрушает до сих пор. – Рауль проигнорировал и молча сидел. Михаэль, взяв минутную паузу, продолжил с улыбкой. Но в маске не было видно выражения его лица. – Моя сестра для тебя спасательный жилет. А я как её брат, имею право голоса за или против. И запомни: если ты сделаешь ей больно, я тебя убью.
— Она большая девочка и право выбора за ней.
— Право да. Но… Ты ведь уже догадался, что я увез тебя от неё подальше.
— На твоём месте я бы о других заботился. Пока ты на меня свои глазки бросаешь, упускаешь её. Она покинет Россию. И это не моя прихоть.
Михаэль замолчал и до конца пути оба погрузились в свои мысли. Выйдя из машины, Рауль увидел место, где даже белый снег красоты не принесёт.
— Добро пожаловать в мой двор детства. – Михаэль громко вдохнул воздух. – Я помню, как с друзьями разбирал и собирал мопед. Эх… времена. Пойдём…
Михаэль и Рауль поднимались по подъезду молча. Рауль замечал, что случайные столкнувшиеся соседи, стороной и низко наклонив голову, обходили их. Михаэль, дойдя до двери, спокойно открыл её ключом. Зайдя внутрь, Михаэль снял маску и стал орать.
— Мам! Мам!
Рауль, глядя на него, поднял брови.
— Квартира ваших родителей?
Михаэль, разувшись, глянул с улыбкой и с блеском в глазах.
— Да. Добро пожаловать.
Из коридора в прихожую вышла женщина в наушниках.
— Почему не предупредил? Особенно, что будут гости. Я бы на стол накрыла. Еды нет.
Рауль улыбнулся и по – русски обратился к Зое.
— Прошу прощение, что так неожиданно к вам заявился. – Рауль сделал поклон головой. Он не стал говорить, что сам не знал о своем появлении здесь. – Я Рауль Монсиньи. Для меня большая честь познакомиться с мамой Михаэля…
Рауль хотел сказать, что он владеет студией во Франции и Майя у него проводила занятия вместе с русским художником Славой. Михаэль своим смехом перебил его. И подойдя к Раулю, положив ему на плечо руку, повернулся к матери.
— Мам, знакомься – это парень Майи.
Зоя смотрела на Рауля широко открытыми глазами.
— Прошу простить моего сына. Он любитель резко перебивать людей. Меня зовут Зоя Кирилловна. Но можно просто Зоя. – Она повернула голову к сыну. – Миш, поставь чайник. Я в магазин. – Затем снова посмотрела на Рауля. – Проходите, у нас гостей никогда не бывает. Извините, что смотрю на вас так.
Зоя ушла в комнату переодеться. А Рауль посмотрел на Михаэля.
— Разве так можно?
— А ты хотел расписать красивую историю о заботливом работодателе?
— Да. Но я о другом. Родители знают, что ты жив. А Майя нет.
— Майя… – Михаэль кинул на Рауля грустный взгляд. – Можно сказать, я отдал за неё жизнь. Или ты считаешь ожог на лице от падения с мотоцикла на гонках? Подстроено было все. Я даже не участвовал. А Майя кричала, что мне нужна помощь. Но кто поверит, когда все видели, что я сел и поехал со всеми…
— Значит, ребенком она не верила в твою смерть.
— В неё насильно запихали, что я умер. Итог, как видит мотоциклы, реакция одна и та же. Да ты и сам видел. Ведь провёл с ней немало времени.
Зоя вышла и с глупостью посмотрела на мужчин.
— Проходите. Что стоите у дверей? Миш, ну позоришь меня. А ведь… – Зоя осеклась, глупо и грустно улыбнувшись. – Деловой человек, а держишь гостя в прихожей.
Раулю было неловко прийти с пустыми руками. И достав кошелёк из внутреннего кармана пальто, он протянул Зое карту.
— Я пришёл с пустыми руками. Честно, не знал, что еду к вам в гости.
— Что вы?! Не нужно…
— Я… Не уберег вашу дочь. Явился сюда. А вы, зная все о своих детях и о кружении сына… Приняли меня. Это… Минимум в данный момент, чем я могу помочь вам.
— Я… Боюсь человека, которым стал мой сын. Видимо вы такой же. Но жизнь меня многому научила. – Зоя взяла карту. – Я не из тех людей, что отворачиваюсь от помощи. Но… Я заявлю вам сразу, господин… Вы из Франции… Простите. Месье Рауль. Мой сын не приводил сюда гостей. Вы первый. А значит, вам можно доверять. Но как мать, что пережила от своих детей многое, я не хочу участи криминальной жизни своей дочери. Достаточно, что в нем мой сын. Я буду вас сторониться. Позвольте пройти. Вы оба загородили путь.
Мужчины сняли верхнюю одежду и отправились на кухню. Рауль сел за стол, Михаэль включил электрический чайник.
— Ты не принимай так близко к сердцу, Рауль. Из-за моей жизни родители считай не видят внуков. Да и я стал пугать их больше, чем раньше.
Они услышали, как в замке поворачиваются ключи. Рауль подумал, что Зоя уж очень быстро посетила магазин. Но глянув на лукаво ухмыляющегося Михаэля, Рауль рассудил, что игры Белой Маски ещё не закончены. На кухню зашёл отец Майи и Михаила. Рауль встал, и увидел во взгляде Анатолия Львовича далеко не радушный приём. Рауль первым протянул руку. Анатолий пожал ее быстро и молча подойдя к чайнику, выключил его. Настала тишина. Рауль не решался сесть, Михаэль, все так же стоя, смотрел в пол. Анатолий долго думал, но все решился заговорить первым.
— Начну с того, что я против вмешательства Майи. Девочка потеряла память, оно и к лучшему. Не будет глупостей совершать. Француз… – Анатолий бросил взгляд на Рауля. – Майя любит Францию. Мир романтики и красоты.
— Моё имя…
— Я знаю… – Анатолий пристально смотрел на него. – Глядя на вас, я понимаю. Все понимаю. Но… Моя дочь.
— Отец… – Михаэль повернул голову к Анатолию. – Ты зачем чайник выключил, он же не вскипел ещё.
— А что вы как первоклассники? Чай решили попить. – Анатолий подошел к холодильнику и из морозилки достал бутылку водки. – Нам не первый десяток. Да и гость у нас… Особенный. – Анатолий сел за стол, а его сын и Рауль так и остались стоять. Анатолий выдал грустную улыбку. – Что стоите, иль моего разрешения ждёте? А ты… – Рауль напрягся. – Раз стоишь у полок, неси рюмки.
Рауль глянул на Михаэля, передавая все свои мыслей взглядом. Он услышал в голове звук щелчка захлопнувшейся ловушки. Зоя, придя домой, услышала смех мужчин. Быстро сняв одежду, она увидела своего мужа, отчего уронила пакеты на пол. Всех троих быстро подкосили пара рюмок водки. Анатолий, повернувшись к жене, стал громко говорить.
— Он замечательный человек. Спас из комы нашу девочку. Он спас ее!
Зоя сглотнула. Рауль же боролся с погружением в сон, пытался встать. Михаэль потянул его обратно.
— Что задумал?
— Помочь. Приготовить.
— Я не пущу вас на свою кухню. – Зоя с тревогой смотрела на всех. – Тем более, я вижу, что вам лучше не вставать.
Зоя не забыла про карту, но решила отдать ее трезвому Раулю. Она стала вытаскивать продукты, а Анатолий разлил ещё водки.
— За Майю… – Анатолий поднял рюмку. – Чтобы наша девочка вспомнила все.
Все трое согласились и чокнулись. Зоя на скорую руку нарезала овощей и фруктов. Поставив их на стол, она неосознанно наблюдала за Раулем, который развязал галстук и частично расстегнул рубашку. Заметив пристальный взгляд, Рауль глянул на Зою, отчего женщина сглотнула.
— Вы как я поняла с ночевкой?
— Я планировал в гостинице.
Михаэль ухмылялся.
— Мы вызовем такси. Не переживай мам. В вашей жизни достаточно и моей профессии.
— Да… – Анатолий глядел на сына. – В нашей жизни достаточно всего. Но это частично и наша вина. И я сейчас разочарован, что ты считаешь, что мы выставим вас на улицу. Мать спросила, чтоб знать и подготовить.
— Я не могу вас обременить. Я переночую в другом месте. – Рауль встал, но его пошатывало, и он схватился за стол.
— Сядь. – Анатолий, схватив через стол за складки рубашки Рауля, быстрым движением посадил его обратно. – Глава этой квартиры я. И я поставлю тебе условие. Пока во мне есть смелость. Своих будущих внуков мы хотим видеть в любое время…
Анатолий заснул, сидя за столом. У Рауля кругом шла голова. Он давно отец, но сына оставил, зная, что лучше расти без отца, чем видеть того, кто на его глазах избил мать. Михаэль дотащил до кровати Рауля. И сев рядом, стянул с себя темно бордовый свитер. Зоя зашла к ним в комнату.
— Миш…
— Если собралась нотации читать, то лучше завтра.
— Нет. Хотела сказать. Ты ведь Майю не отпустишь во Францию. Но может ей там лучше? Там другое государство. Другие люди.
Михаэль выдавил ухмылку.
— Возможно. – Он повернулся к Раулю. – Монсиньи… Такой на вид сильный, пугающий. А от пары рюмок улетел в космос.
— Так… Майя…
— Нет. – Михаэль повернулся к матери. – Отец на удивлении проникся к нему. Хотя я считал, что он выставит его. И ты смотрю нашла в нем привлекательную сторону.
— Миш… Мы ведь попали в непростую жизненную ситуацию. И переживаем… А еще… Мы ведь мечтали быть на свадьбе своих детей. Нянчить внуков. И… Женя хорошая женщина и тебе жена. Со своими премудростями. Но если мы приняли её, то почему бы нам не принять и его?
Михаэль встал и обнял Зою.
— Мам, скоро все закончится. Я не планировал вечно от вас скрывать детей. Я во все это влез, чтоб мы все наконец могли спокойно дышать. Что на счет него… – Михаэль отпрянул от матери. – То тут все не так просто. Видишь ли, Майя не помнит.
— Я не понимаю тебя. Ты ведь его сам представил…
— А как еще я должен его представить? – Михаэль с лукавой улыбкой чеширского кота обратился к матери.
— Ну…, Например, своим другом.
— В криминале нет друзей. Запомни это мам.
Зоя круглыми глазами смотрела на сына, который расстегнул ремень и просто кинул его на пол.
— Я не понимаю тебя…
— Не нужно. Ваша задача жить тихо, скромно. И делать грустные мордашки. И вот просьба. Завтра как можно быстрее покиньте квартиру. Мы тут еще денек посидим. – Зоя сглотнула. Михаэль увидев озадаченность в лице матери, взял ее за руки. – Не нервничай. Сюда никто не заглянет. И мы не такие уж и страшные.
Зоя поцеловала сына в щеку со стороны ожога и пожелала спокойной ночи. У нее было много вопросов, на которые, как она считала, лучше не знать ответов. Но не смотря на все, она очень хотела, чтобы человек, который назвался Раулем Монсиньи, забрал ее дочь подальше из России. Зоя любила свою страну. И до сих пор любит. Но она считала, что ее дочь достойна большего. Зайдя на кухню, она села за стол и, взяв рюмку, из которой пил Анатолий, она вылила остатки водки из второй бутылки себе. Сама себе сказав, чтобы все сложилось хорошо, она выпила.
Глубокой ночью телефон Майи завибрировал. В сонном состоянии Майя ответила на вызов, но резко проснулась и привстала с кровати, слыша голос Рауля. Она с трудом сдержала себя, что бы не взвизгнуть “Аш, я все вспомнила”. Разговор их был коротким. Рауль на трех языках признался ей в своих чувствах. Майя, поняв, что он отключился, сжимала телефон, проливая слезы. Она понимала, что рано или поздно раскроется, что к ней вернулась память. Но ей для начала нужно было узнать, как она связана с Белой Маской, и действительно ли за ней скрывается ее брат.
Рауль проснулся с головной болью. Михаэль, зайдя в комнату, вытирал голову полотенцем.
— Я понял. Это проклятье. – Рауль, сев, чувствовал, как его голова трещит по швам.
— Откажись от Майи. И будешь редко лицезреть мой лик.
Михаил накинул на плечи полотенце. Рауль исподлобья глянул на Михаэля.
— А что мне помешает просто увезти ее с собой. Как я понял, родители меня одобрили.
— Родители это квест на руку Майи.
Рауль выпрямился.
— А чтоб получить её полностью, я должен твой пройти.
— Нет. Настолько твой брак неудачный, что ты даже самому себе боишься о нем напоминать.
— На то он и брак, что выходит порой бракованный.
Михаэль натянул полотенце.
— Раз заговорили о браке… То…
Раулю не нравилось, как ухмыляется Михаэль, и он чувствовал, что Белая Маска все сильней его сдавливает.
— Я считал, мы больше времени уделим разговору про Ястреба.
— Этот старпер подождет. Я конечно подождал бы, когда ты сам лично об этом узнал. Но ситуация сложилась так, что я сам лично сообщу тебе информацию.
— Не томи. Голова…
— Ты настолько решил уйти от семьи, что забыл важное в своей жизни. Хотя… Ведь тогда тебе девятнадцать исполнилось. А той женщине, что ты, скрипя зубами, зовёшь женой, двадцать три.
— Попросил же… Говори прямо.
— Твоего щенка зовут Раймуль. Фамилия Консиньи. Созвучна с Монсиньи.
Рауль встал, чувствуя головокружение от похмелья, но устоял на ногах. Он не задумывался никогда, а вспомнив паренька в телефоне, в его голове сложился пазл с некрасивой картиной. Михаэль стал смеяться.
— Этим ты хотел меня поймать. Я разочарован, Белая Маска.
— Нет. Самое интересное впереди. Я в курсе, что моя сестра была готова помахать России ручкой. Но вот претендента на её руку два. И если родители узнают, что есть паренек без связи с криминалом. А ты его отец, что отказался от семьи. То… Как думаешь, в чью сторону повернется удача?
Рауль подошел к Михаэлю.
— Ты забыл о главном звене этой цепочки. Выбор твоей сестры.
— Это ты забыл. До потери памяти, ты обошел своего отпрыска. Но после… Ваш счётчик обнулился. И игра за сердце девушки началась заново. И вот вишенка к тортику. Мне пришло оповещение, что парнишка сейчас… В данную минуту… Находится в палате Майи. И в отличии от тебя, он знает, как теперь действовать.
— Ты ему нашептал?
— Меня не приписывай. Есть особа, куда опасней нас. И статус – лучшая подруга Майи с детства.
— Слышал. Но и чем же она опасней нас?
— Семейный психолог. Был как – то на сеансах у нее с женой. Моя Вап так крепко меня за яйца держала.
— А я считал, что ты контролируешь себя.
— Ты о чем подумал, Монсиньи? Я ее между прочим знаю с детства. Она меня не узнала. В маске был.
— А я так понял с женой у тебя не все сладко.
— Был период. Но мы его благополучно преодолели. Но… Она так зачморила меня, что я готов был ей глотку перерезать.
— А… – Рауль ухмылялся. – Так вот причина держания тебя. Я в душ. Где он?
— Прямо по коридору. На счет крана…
— Разберусь.
Михаэль пожал плечами.
— Чистое полотенце висит там. Кофе тогда приготовлю.
Рауль не сразу нашел ванну. И включив душ, резко выключил его, ругнувшись.
— Fuck! Россия – страна клоунов и кривых зеркал!
Михаэль, стоя у плиты на кухне, хохотал. Он давно привык, что ручки в кране ванной перепутаны, и как раз хотел об этом сообщить Раулю, который не стал слушать.
Зоя вела машину сына, везя мужа на работу. Автомобиль Михаэля числится в базе у гаишников как автомобиль, который нельзя останавливать.
— Ты улыбался.
— Поправка. Я ржал как полоумный. Я помню…
— Толь. – Зоя говорила спокойно. – Это… Ты не улыбался со времен гонок сына. А это было…
— Двадцать лет назад. – Анатолий выдал добрую улыбку. – Мы в курсе были, что она вышла из комы. Но… Слышала бы ты его. Видела бы его взгляд. Так говорят люди, что явно любят и заботятся о любимых.
— Михаэль намекнул, что в жизни Майи есть и другой.
— Какой – нибудь сопляк ее возраста? Сама подумай. Да он, узнав правду, сбежит как заяц. А перед этим и распинаться не нужно. Явно готов к адской жизни. Да и сам ее другим устроит…
— Нам всем туда дорога.
— Мы уже обсуждали эту тему. И не раз. Но лучше в ад грешником, чем святошей терпеть унижение и молча смотреть, как губят твоё дитя на твоих глазах.
— Михаэль весь в тебя.
— Зато Майя в тебя.
— А мне кажется в твою маму.
— Мы оба давно родителей потеряли…
— Мы должны держаться. Поддерживать детей. Но… Миша меня пугает все сильней и сильней…
— Я тоже боюсь, Зой. И мне кажется, что даже сильнее тебя.
— Миша сказал, что конец близок. Что скоро этот ужас закончится.
Анатолий молчал. С одной стороны, он радовался. С другой, знал, чем этот конец обернется, отчего Анатолия пробрало в дрожь.
Майя пришла в кабинет к врачу. На этот раз не было терапии и прочих услуг. Врач сообщил, что анализы хорошие. И что девушку скоро выпишут, так как в постоянном наблюдении она более не нуждается. Майя с ухмылкой шла обратно в палату, мечтая поскорее попасть в свою квартиру. Она на мгновение застыла на проходе в палату, затем резко спряталась за стену. Нервно грызя ногти и ероша волосы, думала: “Твою ж засохшую краску… Что он то тут делает? Алена! Сама говорила, что он петух крашеный и его же привела ко мне! Прости Раймуль… Это слова Алены, не мои…” Майя собралась с духом и вошла в палату. Раймуль, увидев ее, быстро закончил разговор по телефону. Он подошел к ней и обнял.
— Майя… Ты жива. – Отпрянув, Раймуль стал ее гладить по лицу. – Сладкая моя… Прости, я не говорю по -русски.
— Я вас понимаю. Но…
— Это хорошо. – Раймуль перебил её. – Ты помнишь меня?
— Честно… Я родителей своих не помню… – Майя про себя извинилась, ведь она их прекрасно помнила.
— Я Раймуль. Раймуль Консиньи.
Майя видела, как он волнуется, но сохраняла хладнокровие. Теперь она понимала, что зря с ним ругалась. Ведь можно было обойтись без этого. Майя подошла к своей кровати и села. Раймуль попросил разрешение сесть рядом.
— И… В каких мы… Знакомствах.
— Вообще не очень в хороших.
Майя, сжав губы, покачала головой. Про себя заметив, что хоть он с ней честен, а не втирает про безумную любовь.
— Не помню тебя. Прости…
— Главное ты жива. Остальное наладится.
Раймуль извинился, что с пустыми руками, и начал спрашивать, что нужно принести Майе.
— Вот как. У тебя все есть.
— Да, в холодильнике. Он в коридоре.
— Ну может что – то сейчас хочешь.
— На первом этаже автоматы с газировкой и сладостями. Я давно хожу около него.
— Почему не покупаешь?
— Денег нет.
— Оу… Сам мог и догадаться. – Раймуль встал с кровати. – Так какую тебе?
— Любую. Свои предпочтения я не помню. – Майя знала, что в плане еды она не прихотлива, и действительна сойдет любая.
— Тогда доверюсь своему вкусу.
Раймуль поцеловал в щеку Майю и вышел. Сидя на кровати, Майя задумалась. Сейчас можно расценивать ее жизнь с нуля. Раймуль не раздражал её, как в прошлый раз. Сейчас она видела приятного молодого человека. Но Майя ни чего к нему не чувствовала. Ей стало грустно, вспоминая, с какой страстью она дышала в его сторону. И как просто Монсиньи занял место Раймуля. Майя думала поговорить с Раймулем о том, что она любит другого. Её душа терзалась. Она четко представила шаги Рауля, и как он заходит в ее палату улыбаясь и со словами: “Релизер, добро пожаловать в мир криминала. Это только начало. Дальше будет больней и невыносимей. Готова?” Образ Рауля растворился с появлением Раймуля, который, увидев слезы на глазах у Майи, тут же кинулся с вопросами.
— Эй, эй… Малыш ты чего? Что случилось?
— Голова. – Майя всхлипнула носом и невинно улыбнувшись, потянулась к баночке с таблетками. – Такое часто и без причины.
Раймуль сел рядом, с его лица не сходило беспокойство.
— Май… Я переживаю за тебя. Но у меня график напряженный. Я знаю, прозвучит не в то время и не в тот час. Но… Согласишься ты войти в мою команду? Я не говорю про игру или вокал. У нашей группы много сотрудников. Мы будет друг у друга на виду. И я точно смогу тебя защитить.
— Сейчас ты незнакомец для меня. Люди, что приходят ко мне, начинают представляться по -разному. Моими родителями. Подругой. Но я их не помню. Предлагаешь мне отправиться в неизвестно куда? Когда я улицу только через окно вижу. – Майя нервно гладила банку с газировкой. И пыталась открыть ее, но чувствовала боль в ногтях.
— Давай я открою. – Раймуль, аккуратно открыв, отдал Майе обратно. – Ты подумай над моими словами. Я не хочу повторения такой ситуации в твоей жизни.
Майя отпила газировку и улыбнулась.
— Расскажи о своих родителях. О моих ты видимо знаешь.
Раймуль изменился в лице. И с ноткой грусти и задумчивости стал говорить.
— Меня воспитывали бабушка и дедушка. Мама из-за семейных обстоятельств вынуждена была на бумаге отказаться от меня. Опекунство надо мной взяли ее родители. Прости… Я мало что помню. Но что есть, вспоминать не хочется. И… Я на себе знаю, что значит быть избитым и переломанным.
Майя с беспокойством наблюдала за ним.
— У тебя есть, что рассказать. Я не могу вспомнить ничего.
Раймуль повернулся к Майе.
— Может это и к лучшему… Забыть боль…
— А я бы не хотела забывать ее. Но мой мозг пережил стресс, который заблокировал мою память. Возможно навсегда. Но… Сейчас ты видишься с мамой?
— Да, я получил гражданство Франции, и взял себе фамилию Консиньи.
— А это не фамилия твоей мамы?
— Нет. Моя мама носит фамилию Монсиньи.
Раймуль отпил из своей банки, а Майя, услышав знакомую фамилию, уронила свою банку. Она сдержала слезы, говоря себе, что Монсиньи может быть распространенной фамилией. Ее же имя и фамилия не единственное по всей России. Раймуль поднял банку.
— Ты посиди тут. Не слезай. Я нашел медсестру, свободно разговаривающую на английском. Попрошу, чтобы она попросила уборщицу прибрать.
Майя ничего не ответила. В ее голове сложился очередной пазл. Что Рауль это отец Раймуля, сомнений не было. Внешность, фамилия. Рауль не расписывал как именно он уничтожил семью, но она догадывалась, что он применял насилие к своей жене. Майя нервно улыбалась, и в данный момент была рада, что не проговорилась о своих воспоминаниях. И хоть чувства к Монсиньи сильны до сих пор, это резкий повод отдалиться от обоих. Стать мачехой своего бывшего любовника, не самое заветное желание в ее жизни.


Свидетельство о публикации №17636

Все права на произведение принадлежат автору. Ирина IrnRavz7, 15 Апреля 2019 ©







Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии


  1. Мамука Зельбердойч 15 апреля 2019, 21:46 #
    Интересная и захватывающая история.
    1. Ирина IrnRavz7 15 апреля 2019, 21:52 # 1
      Спасибо) Я рада, что вам нравится)

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.