Пиши .про для писателей

Другой человек

Автор: Владимир



Находясь в двух шагах от смерти, в окружении любящих родных и близких, я Джон Хэмиш Ватсон продолжаю огорчать читателей своим неумелым литературным даром. Ведь древним старикам, чтобы окончательно не впасть в маразм и не утерять нить реальности, свойственна любовь к графоманству, и я не являюсь исключением из этого правила. Меня всегда удивлял тот факт, что очерки о Шерлоке Холмсе приобрели популярность, которая сделала вашего покорного слугу известным не только в Британии, но и за её пределами. Думаю, что дело тут конечно не в моём писательском таланте, а скорее в личности великого детектива, помощником которого я являлся на протяжении многих лет. Давно уже нет в живых моего дорогого друга, впрочем, как и большинства участников и фигурантов наших расследований. События прошлого постепенно начинают забываться мной, подёргиваясь дымкой времени, но в последнее время я всё чаще и чаще вспоминаю один из эпизодов в череде наших приключений. Я никогда никому не рассказывал и не писал об этом деле, но события осени 1885 года и встреча с русским солдатом оставила у нас с Холмсом в памяти и душе отчётливый след, которому было не суждено исчезнуть.
   * * *
  После недели бесконечных и унылых дождей наконец-то выглянуло солнышко. В это воскресное утро ваш покорный слуга и его друг Шерлок Холмс отправились в Королевский театр Ковент-Гарден на премьеру спектакля название, которого я уже позабыл. Ничего интересного на представлении мы не увидели, но вернувшись, домой к полудню, нагуляли зверский аппетит. Наше холостяцкое жильё на Бейкер-стрит 221 «Б» встретило нас волшебным ароматом баранины под чесночным соусом и чрезвычайно скупым на эмоции лицом нашей хозяйки миссис Хадсон.
  - Мистер Холмс, вас ожидает гость, — вздёрнув подбородок вверх, произнесла она.
  - Великолепно, накрывайте на стол, он отобедает вместе с нами. Мы с доктором Ватсоном чрезвычайно голодны.
  Шерлок избавился от верхней одежды и улыбаясь взбежал на лестницу ведущую на второй этаж.
  - Джентльмен ожидает вас уже два часа, — взглянув на напольные часы у входа, пояснила женщина. – От обеда он сразу отказался. Думаю у него дело чрезвычайной важности.
  Подмигнув мне, Шерлок, сказал:
  - Ко мне с другими делами и не обращаются. Что ж, дайте нам полчаса, а потом накрывайте на стол. Иначе баранина остынет и это будет настоящим преступлением.
  Облачившись в свой любимый вязаный кардиган и тёплые тапочки, я последовал за Холмсом и нашей хозяйкой, однако когда поднялся наверх, то увидел своего друга замершего возле вешалки и внимательно разглядывающего светло-серое пальто гостя.
  - Что вы можете сказать об этом джентльмене миссис Хадсон?
  - Вас интересует моё мнение о вашем посетителе? С каких это пор?
  Приподняв кончиками пальцев рукав пальто, Холмс задумчиво ответил:
  - Очень интересует, так как гость наш человек в высшей степени необычный и возможно мы затратим на него куда более значительное время, чем я думал.
  Хмыкнув, наша хозяйка, убрала со лба непослушный локон волос и сказала:
  - Очень воспитанный молодой человек с прекрасными манерами и приятной внешностью. Развлёк меня беседой и дал совет о том, как избавиться от этих чёртовых вездесущих муравьёв, которые …
  - А вам не показалось что-нибудь странным в его поведении? – перебил женщину Холмс.
  - Нет, не показалось. Разве, что его глаза даже когда он улыбается, остаются полными грусти.
  - Спасибо, — поблагодарив миссис Хадсон, Шерлок, а за ним и я, покинули коридор и оказались в нашей гостиной наполненной ярким солнечным светом и целой кучей предметов непонятного происхождения и назначения.
  На кресле у двери нас ожидал мужчина немногим за тридцать, в элегантном шерстяном костюме-тройке тёмно-синего цвета. На сужающихся к низу брюках выделялись безукоризненные стрелки, левая рука была одета в чёрную кожаную перчатку.
  Наш гость был блондином выше среднего роста, крепкого телосложения и носил на лице испанскую бородку, которая только подчёркивала его глубокие серые глаза, сразу приковавшие моё внимание. Во время своей службы в армии я несколько раз встречал такой взгляд. Им обладали самые отчаянные командиры способные с саблей и револьвером броситься наперерез многочисленному неприятелю поднимая в бой солдат и орудуя своим оружием так же ловко, как и смертоносно.
  Пока замерев, словно соляной столп я разглядывал нашего посетителя, Холмс уселся в своё любимое кресло, набил табаком трубку и обратился к мужчине, даже не поприветствовавшего нас вставанием.
  - Чем могу быть вам полезен?
  Буквально впившись глазами в Шерлока, гость, чётко выговаривая каждое слово, произнёс:
  - Прежде чем я представлюсь вам и сообщу цель моего визита мне бы хотелось воочию лицезреть ваш знаменитый дедуктивный метод в действии. Что вы можете рассказать обо мне?
  - Что скажите доктор Ватсон? Давно у нас не было таких интересных гостей?
  Усаживаясь за стол напротив окна, и пододвигая поближе к себе шкатулку из кедра, в которой хранился мой армейский револьвер, я ответил:
  - Вы правы Шерлок. Наш гость слишком много требует от людей в помощи которых, судя по всему нуждается.
  Всё это время мужчина продолжал внимательно смотреть на Холмса. Левая рука его согнутая в локте и сжатая в кулак упиралась в бедро, а правая покоилась на ручке кресла, пальцами поглаживая подбородок. Поза гостя была обманчиво расслаблена, но я готов был поклясться чем угодно, что он словно взведённая пружина готов действовать.
  Чуть наклонившись вперёд в кресле, посетитель посмотрел на меня и произнёс:
  - Доктор, успокойтесь. Оружие вам не понадобится. Я не намерен причинять вам вред.
  Хихикнув и выпустив облачко дыма над головой, Шерлок сказал:
  - Пожалуй, я удовлетворю ваше любопытство, кем бы вы ни были.
  Встав на ноги он отвернулся к окну и выдохнув ещё одну порцию дыма продолжил:
  - Итак Ватсон, наш гость русский военный в отставке. Скорее всего, инженер в звании не ниже майора. Из семьи потомственных военных. Вдовец. Изобретатель. Несколько лет назад вернулся из Афганистана, где возможно проходил службу.
  Повернувшись к сидящему в кресле мужчине, Холмс впился зубами в мундштук трубки и закончил:
  - А ещё совсем недавно вы убили нескольких человек, и думаю, намерены убить ещё.
  Ни один мускул на лице мужчины не дрогнул.
  - Очень интересно мистер Холмс. Браво. А теперь позвольте узнать, из чего следуют ваши выводы. Почему вы решили, что я русский? Неужели мой английский так плох?
  Вернувшись в своё кресло Шерлок сделала пару добрых затяжек из трубки и только после этого ответил нашему гостю.
  - Ваш английский почти идеален. Просто цвет ваших волос весьма редок. Пепельно-русый оттенок встречается либо у пруссаков, либо у русских, но ваша артикуляция ясно даёт понять, что к германцам вы никакого отношения не имеете.
  - Хм. Согласен. А как вы определили, что я военный, да ещё потомственный?
  - Об этом говорят выправка, причёска, чёткость построения фраз и тон. Помимо этого ваша поза с упёртой в бедро рукой сообщает мне, что ваши предки скорее всего были кавалеристами или казаками. Кажется есть в России такое воинское сословие?
  Широко улыбнувшись мужчина указал взглядом на свою упёртую в бедро руку.
  - Вы правы, но как моя поза указывает на принадлежность к казакам?
  - Проводя много времени в седле нужно уметь сбрасывать мышечное напряжение. Это не самый плохой способ сделать это. Зачастую подобная мышечная память передаётся потомкам.
  Покинув своё место за столом я достал из кармана сигару и откусив кончик раскурил её.
  - Ну то, что я военный инженер вы определили по мозоли от частого обращения с чернильным пером и мелом на среднем пальце. Что я в отставке по состоянию этой мозоли, ведь я действительно давно перестал много писать. Вдовца опознали по обручальному кольцу на левой руке, хотя оно и скрыто перчаткой. Службу в Афганистане по чёткам, в кармане моего пальто. Но как вы узнали, что я изобретатель и убийца?
  Докурив трубку Холмс положил её на стол.
  - Ваш пиджак сшит на заказ с таким расчётом, чтобы скрыть неизвестные мне механизмы закреплённые на запястьях и предплечьях. А об убийствах мне поведали брызги крови на вашем пальто. Они хоть и старательно затёрты, но явно нанесены в разное время.
  В гостиной воцарилось полнейшая тишина и только звук вечно спешащих часов на камине нарушал её.
  Встав с кресла и одёрнув рукава пиджака, на мой взгляд ни чем особенным не выделяющихся, мужчина по-военному цокнул каблуками ботинок и кивнув головой представился:
  - Константин Серебряков, майор инженерных войск его императорского величества в отставке. Прибыл в Лондон по сугубо личному делу.
  Посчитав, что все приличия соблюдены он сделал пару шагов в сторону Шерлока и спрятав руку в перчатке в карман брюк, сказал:
  - Моя сестра Анна, жена графа Лагвуда много рассказывала мне о вас мистер Холмс. Она буквально заворожена вашим даром. Хотел убедиться в этом лично. Не обижайтесь.
  Взглянув на русского снизу вверх, Шерлок, сплёл пальцы рук на груди и скулы на его щеках напряглись.
  - Для чего вы пришли на самом деле?
  - В ближайшие несколько дней я прибавлю работы вашим полисменам. Хотя они меня беспокоят мало. Не в их силах доставить мне неприятности. Мне бы хотелось …
  Сдвинув брови, Холмс метнул гневный взгляд в русского.
  Наверное, вас беспокою я. Вы же пришли, чтобы убедиться в моей компетенции? Ну и как опасен для вас Шерлок Холмс?
  Задумчиво проведя большим пальцем руки по верхней губе, Константин сказал:
  - Возможно. Но даже вы не сможете меня остановить. Люди, за которыми я охочусь уже три года, всё равно умрут. Вам же достаточно знать, что это отъявленные преступники и злодеи. Никто не вспомнит их добрым словом …
  - Это не по закону! – повторно перебив нашего гостя, Шерлок резко встал с кресла.
  Наблюдая со стороны за этой парой, я видел, как встретились их взгляды, и на мгновение мне даже показалось, что произошло это с лязгом и скрежетом скрестившихся в поединке клинков. Два сильных характера. Противники достойные друг друга.
  - Я знаю, что это противоречит законам цивилизованного мира и постараюсь сократить число жертв. Однако это всё что я хотел вам сказать мистер детектив.
  Кивнув нам на прощание русский быстрым шагом направился к выходу из гостиной, но за секунду до того как он взялся за дверную ручку Шерлок бросил ему в спину:
  - Может быть, скажите кто ваша жертва? Ну, или намекнёте хотя бы?
  Скрываясь за дверью, русский ответил:
  - Нет. Не хочу облегчать жизнь вам и усложнять себе.
  Потушив сигару я подошёл к окну и пару минут наблюдал за мощной фигурой нашего гостя исчезающей в толпе прохожих.
  - Убийца, — произнёс я.
  - Мститель, — ответил Холмс из глубин своего кресла.
  * * *
  Баранина под чесночным соусом безнадёжна остыла, и съели мы её без всякого аппетита. Обед проходил в полном молчании, но после того как миссис Хадсон подала нам кофе, Холмс попросил меня просмотреть свежие газеты.
  - Что искать? – осведомился я.
  - Многочисленные жертвы, — ответил Шерлок.
  Мой друг детектив оказался прав и совсем скоро я наткнулся на следующий текст в колонке криминальных новостей:
  «Скотленд-Ярд сообщает, что накануне вечером 10.09.1885 года, около десяти часов вечера по адресу Даунинг-стрит 18 была вызвана пожарная команда в связи с сильным пожаром, начавшимся в помещении склада. Огонь был потушен, но при обследовании помещения были найдены восемь тел со следами насильственной смерти. Прибывшая на место преступления оперативная группа следователей Скотленд-Ярда установила, что трое погибших были застрелены, двое убиты неустановленным метательным оружием, причина смерти остальных не установлена в связи с тем, что их тела сильно обгорели.
  Возглавлявший следователей старший инспектор Лестрейд заявил, что данное преступление стало следствием войны банд за территории. Все виновные в самое ближайшее время будут задержаны и преданы суду».
  - Думаете это наш новый знакомый? – сворачивая газету и кладя её на стол, спросил я задумавшегося Шерлока.
  - Это точно он.
  * * *
  На следующее утро наш завтрак и покой был нарушен ворвавшемся в гостиную Лестрейдом. Старший инспектор размахивал руками, много и сбивчиво говорил, а когда понял, что на него никто не обращает внимания, успокоился и попросил миссис Хадсон принести ему чистую тарелку. Замерев на стуле, он вытянул свою лисью мордочку в сторону Шерлока.
  Когда великолепный чёрный чай был допит, а все тосты и джем съедены, Холмс повернулся к Лестрейду.
  - Что случилось мой друг? Неужели Скотленд-Ярд снова в тупике?
  Инспектора будто опять прорвало:
  - Скотленд-Ярд спрашиваете вы? Да, то есть, нет! Мы все в тупике! Я только что с Фишер-стрит 52, там настоящее побоище. Пятнадцать трупов, озёра крови и все отправились на тот свет стараниями каких-то негодяев уже второй раз осмелившихся гадить в моём городе.
  - Как они были убиты? – ледяным тоном задал вопрос Шерлок.
  - Изощрённо. Кого-то застрелили, двоим сломали шею, у нескольких ножевые ранения, но у большинства из тел извлечены вот такие милые штучки.
  Лестрейд вынул из кармана газетный свёрток и положил на стол.
  Кончиками пальцев я развернул бумагу и нашему взору предстали два металлических штыря, толщиной с палец, заострённых с одной стороны.
  - Каково? Одному бедняге такая штучка снесла половину черепа, а другому порвала в клочья сердце.
  Внимательно осмотрев улики, Холмс, спросил:
  - Кем были убитые?
  Расхаживающий взад-вперёд по комнате инспектор с досадой махнул рукой.
  - Отбросы худшей пробы. Убийцы, насильники и головорезы, в общем, клейма на них ставить негде. Публика мне хорошо знакомая.
  Разминая затёкшую от долгого сидения на одном месте ногу, я обратился к Лестрейду, попытавшись его успокоить:
  - Так в чём же дело? Стоит ли так переживать по ним?
  Замерев возле весело потрескивающего камина, инспектор раздражённо ответил:
  - Да плевать мне на эту компанию. Просто оба адреса принадлежат одному владельцу, точнее двум …
  - Братьям Бакли, — бесцеремонно перебив Лестрейда, Холмс бросил металлический штырь инспектору в руки. Ловко поймав улику и спрятав её в карман, полисмен улыбнулся и вернулся за стол, ожидая от Шерлока пояснений.
  - Мистер Холмс если вы что-то знаете, то должны поделиться со мной сведениями. Я представитель закона и …
  - Бросьте молоть чушь Лейстрейд. Я знаю то же самое, что и вы. Эндрю и Мортимер Бакли — бывшие военные и внуки лорда Арчибальда Бакли – адмирала флота её величества в отставке. Пошли по кривой дорожке и в настоящий момент заправляют половиной преступного мира Лондона. Они жестоки, умны и абсолютно лишены моральных принципов.
  - Да, да Холмс вы правы. Проституция, контрабанда, грабежи и убийства – всё это Бакли, — добавил, утирая носовым платком вспотевшее лицо Лестрейд.
  - Так в чём же дело? Арестуйте их, — просматривая утреннюю газету, сказал я.
  Взвившись со стула, старший инспектор снова начал мерить гостиную шагами.
  - Вам легко говорить, а эти подонки, внуки прославленного адмирала и личного друга королевы, — запнувшись о ножку стула, Лестрейд смешно взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие.- Между прочим, они ветераны какой-то там кампании и неоднократно награждены. Я ничего не могу им сделать.
  Склонившись над камином, чтобы подбросить дров, Шерлок не оборачиваясь к инспектору спросил:
  - Так что же вас беспокоит?
  Воздев руки к потолку Лестрейд запричитал:
  - Боюсь, что начнётся война на улицах. Кто-то убивает людей Бакли и уничтожает их бизнес. Они просто так этого не оставят.
  - Я понял вас инспектор, — Холмс отошёл от камина и направился в свою комнату. – Если нам с доктором станет что-то известно, мы сразу сообщим вам.
  Лестрейда словно ветром сдуло и только колокольчик на двери сообщил нам о его уходе.
  Заглянув в комнату Шерлока я застал его за выбором выходного гардероба.
  - Одевайтесь Ватсон, нам пора.
  - Едем на место преступления?
  - Нет. Думаю нам просто необходимо познакомиться с сестрой нашего русского друга.
  * * *
  Анна Лагвуд была изящной блондинкой с вьющимися волосами и очаровательными веснушками на щеках. Я сразу вспомнил, где её видел. Около года назад мы с Шерлоком занимались странной смертью отца ей подруги графини Пемброк. Тогда Анна очень помогла нам.
  - Я знала, что вы придёте ко мне.
  Внимательно взглянув на женщину, Шерлок сделал удивлённое лицо.
  - Разве? И что заставило вас так думать?
  Слёзы ручьём хлынули из глаз графини.
  - Вы пришли из-за Константина. Я так беспокоюсь за него. О, мистер Холмс посоветуйте мне, что делать, как ему помочь?
  - Расскажите зачем ваш брат приехал в Лондон.
  Скомкав носовой платок в кулаке, Анна рыдала на моём плече, нисколько не заботясь о своём внешнем виде. Только спустя десять минут нам удалось её успокоить, и она начала свой рассказ.
  - Мы с Константином рано потеряли родителей. Отец наш проходил службу на Кавказе и погиб в стычке с горцами, а мать без него жизни не представляла и наложила на себя руки. Воспитывал нас наш дед, который служил в министерстве иностранных дел по дипломатической части. Человек он был серьёзный, ответственный и заботился о нас, как следует.
  - Наверное, много переезжали? – протягивая Анне, стакан с водой, спросил Холмс.
  - Да нет. Мы почти двенадцать лет прожили в Китае, а когда Алексей Васильевич вышел в отставку, переехали в Санкт-Петербург. Мы с Костей были не разлей вода, не просто брат и сестра, а верные товарищи, единомышленники. Не раз меня ругали за расцарапанные коленки и расквашенный нос.
  Графиня сделала несколько глотков из стакана и улыбнулась своим воспоминаниям.
  - А потом брат стал кадетом. Он всегда хотел быть военным, как отец. Подрос, возмужал, но меня не забыл и деда тоже. Каждый праздник проводил не с друзьями-товарищами, а со своей маленькой семьёй. Поступил в Военную академию и закончил её с отличием, получив специальность военного инженера-строителя. Потом была служба в Сибири, откуда Костя привёз Полину и Машеньку.
  Анна надолго задумалась, нервно теребя, платок в руках, и мне пришлось поторопить её:
  - Полина и Машенька – это жена и дочь?
  - Да. Извините, задумалась. Брат так их любил, так любил. Баловал. В дочке души не чаял. Я с Полиной подружилась, и подруги лучше у меня не было.
  Вздохнув, графиня сделала ещё один глоток из стакана с водой.
  - После смерти деда я встретила Ричарда, а Костя получил новое назначение. Послали его строить дороги, мосты и больницы в Афганистане. Обстановка там была неспокойная, и занимались этим исключительно военные. Полину и Машеньку, ей уже четыре годика исполнилось, он забрал с собой.
  Женщина замолчала. Её нижняя губа задрожала, и слёзы снова потекли ручьём. Мы с Шерлоком даже подумали, что ещё одной истерики не избежать, но она продолжила свой рассказ.
  - А год спустя на лагерь строителей напали местные бандиты. Убили многих рабочих, сожгли здания, стройматериалы, перебили вооружённую охрану и …
  Всхлипнув, графиня закрыла лицо ладонями.
  - Семья вашего брата погибла? – положив руку на плечо Анны, спросил Холмс.
  - Не просто погибла. Эти дикари, варвары надругались над Полиной и отрезали ей голову. Представляете её так и не нашли. Так и похоронили без головы. За что? Она была врачом и лечила местных!
  Ком в горле мешал мне говорить, но я всё-таки опередил Шерлока и задал вопрос первым.
  - А девочка?
  Тяжело вздохнув, Анна убрала руки от лица и ответила:
  - Её тоже убили. А затем распяли на стене дома. Как маленького ангела.
  Мы с Холмсом переглянулись. По крайней мере, нам стала понятна причина мести русского.
  - Константина не было в лагере? – поглаживая женщину по плечу, спросил Шерлок.
  - Нет. Не было. Кто-то взорвал мост в горах и брат ездил туда, чтобы оценить масштабы разрушения. Вернувшись и увидев тела жены и дочери, он впал в какое-то странное состояние. Говорят, он просто замер на месте и стоял так много часов. Его не смогли привести в чувство и в таком состоянии привезли в Россию. Я бросила свои дела в Лондоне и проводила всё время с ним. Кормила его из ложечки, читала ему, разговаривала, пыталась привести в чувство. Но всё было напрасно.
  - Я слышал о таких случаях, но сам лично их не наблюдал, — отвечая на вопросительный взгляд своего товарища, пояснил я. – Это происходит в результате сильнейшего психического шока. Очень часто люди так и не выходят из этого состояния.
  - Он очнулся через два месяца.
  - А что вывело его из шока?
  - Я нечаянно разбила чашку. Костя моргнул и взглянул на меня, как будто и не было ничего. Оказывается, он всё слышал и понимал.
  Громко высморкавшись, графиня продолжила:
  - Через неделю брат собрал вещи и уехал, но до этого уволился со службы.
  - А куда он поехал? – поинтересовался Холмс.
  - В Афганистан.
  - Он пояснил вам цель своей поездки?
  - Нет. Он ничего не сказал. Я предложила ему свою компанию, но он категорически отказался. Вернулся Костя через полгода. Я уже и не надеялась его больше увидеть. На него было страшно смотреть. А его левая рука была ужасно изуродована.
  - Что с ней было не так?
  Взглянув на Шерлока, женщина, громким шёпотом произнесла:
  - На ней не было ни одного ногтя и кожа в нескольких местах содрана.
  Чтобы не акцентировать внимание на тяжёлых для Анны воспоминаниях, ваш покорный слуга задал ей новый вопрос:
  - Что произошло потом?
  - Потом? Я не смогла добиться от брата объяснений. Он ничего не рассказывал, и всё время молчал. Наши отношения изменились. Понимаете, доверие исчезло.
  Смахнув каплю влаги с верхней губы, женщина шмыгнула носом, будто маленький ребёнок.
  Мне стало жаль Анну и я протянул ей свой носовой платок взамен насквозь промокшего в её руках. Она благодарно кивнула и закончила свою историю.
  - Я уехала обратно в Англию и несколько лет его не видела. Правда, он аккуратно продолжал поздравлять меня со всеми праздниками, с помощью телеграмм и писем. На днях Константин приехал в Лондон. Привёз мне цветы, подарки, улыбался. Согласился остановиться у нас. Проговорили целый день. Мы с Ричардом даже начали думать, что у него всё наладилось. А потом брат сказал, что у него здесь дело.
  - Он не уточнил какое? Может быть Константин кого-то искал? – уточнил Холмс.
  - Нет. Я пыталась узнать, но тщетно, а вчера он вернулся очень поздно и сразу прошёл в ванну. Я обыскала его пальто и нашла в кармане патроны от револьвера, пару каких-то железяк, странные чётки и узкий изогнутый нож в потайном кармане. Он привёз его из Афганистана, я знаю. Допив воду и поставив стакан на стол графиня понизила голос:
  - Один из рукавов пальто был в каплях крови. Я уверена.
  * * *
  Уже в кэбе, покачиваясь из стороны в сторону, каждый из нас обдумывал услышанное в доме Лагвудов. Русский жаждет мести и винить его трудно. Мне было искренне жаль Константина. Однако убийство людей оправдать чем-либо невозможно.
  - Шерлок, а как вы определили, что чётки афганские? – задал я давно мучивший меня вопрос. – Кстати Анна назвала их странными. Почему?
  Задумчиво разглядывая набалдашник трости, Холмс, сказал:
  - Только в афганских чётках бусины чередуются со свинцовыми пулями. Знак непокорности и готовности сражаться. Я уже встречал такие раньше. А ведь странная история, не правда ли Ватсон?
  - Трагическая. Мне очень жалко этого русского солдата. Очень не хочется отправлять его за решётку. Но придётся.
  - Придётся. А что вы думаете о его поездке в Афганистан после возвращения в сознание?
  Немного собравшись с мыслями я, пользуясь методом анализа информации, которому обучил меня Холмс, ответил:
  - Константин шесть месяцев провёл в этой стране. Вряд ли он всё это время искал пропавшую голову жены. Скорее всего русский выслеживал напавших на лагерь. Не исключаю, что он угодил в плен и его пытали — отсюда повреждение руки. Так же ясно и то, что не все виновные наказаны, иначе сейчас мы бы с вами об этом не говорили. Скорее всего кто-то из афганцев сбежал в Англию и сейчас прячется здесь от нашего мстителя.
  - И поэтому погибло уже двадцать три человека? Разве Константин похож на серийного убийцу?
  Тут я был вынужден согласиться Холмсом.
  - И ещё мне не понятна роль братьев Бакли. Почему оба нападения совершены на их склады?
  - Может быть случайность? Возможно убийца затерялся среди людей работающих на братьев?
  - Возможно, — медленно произнёс Шерлок. — Но нам надо в этом убедиться. Эй, кэбмен! Знаешь где дом адмирала Бакли?
  * * *
  - Господа детективы, да мне глубоко плевать на этих ублюдков. Они больше не внуки мне. Я лишил их наследства и не хочу иметь с ними ничего общего!
  Лорд Бакли брызгая слюной, яростно размахивал руками перед нашими лицами и кричал так громко, что стёкла в окнах дрожали от его командного баритона. Я инстинктивно сделал шаг назад от разгневанного крикуна, Шерлок же был сама невозмутимость и любезность. Он только покачивал головой в такт словам аристократа, будто со всем соглашаясь.
  - Мы просто хотели узнать …
  - У меня уже в печёнках сидят эти мерзавцы! Ничего не хочу слышать о внуках и если завтра они сдохнут от своего зелья, даже не подумаю прийти к ним на похороны!
  Лицо адмирала покраснело и контрастировало с абсолютно седыми бакенбардами, воинственно топорщившимися на щеках. Я периодически поглядывал на висящую над камином внушительного вида абордажную саблю, серьёзно опасаясь, что личный друг королевы, взбешённый нашими вопросами, воспользуется ей.
  - Зелья? О чём вы?
  - Я говорю о той отраве, к которой эти недоноски пристрастились в Афганистане играя в свои жалкие тайные игры оскорбляющие честь нормального аристократа.
  Улыбка пролегла по тонким губам моего друга, а это всегда означало, что след взят и расследование идёт в правильном направлении.
  - Могу посоветовать вам доктора, который лечит зависимых от опиума людей. Надеюсь, прошло не более года и им можно помочь, — Шерлок сделал вид, что достаёт визитницу.
  - Ха! Прошло более трёх лет, и лечиться они не желают. Пусть ваши доктора катятся куда подальше вместе с вами!
  Покинув особняк лорда Бакли, я чувствовал себя униженным и оплёванным, в прямом смысле слова.
  - Какой неприятный человек.
  - Выше нос Ватсон. Что мы узнали?
  Протерев лицо свисающим на грудь шарфом, я повернулся к Холмсу и сказал:
  - Бакли были в Афганистане в тоже время, что и Константин с семьёй. Возможно они наркоманы. Да, и ещё адмирал лишил их наследства, в котором они и не нуждаются. В конце концов половина преступников Лондона работают на них.
  - А ещё?
  - Вроде бы всё.
  Укоризненно покачав головой, Шерлок засмеялся.
  - Вы слишком впечатлительны, мой друг, поэтому упустили самое важное. Лорд упомянул про тайные игры недостойные аристократов и джентльменов.
  - И про что это он? – спросил я, поёжившись от порыва холодного ветра.
  - Элементарно Ватсон. Братья Бакли служили в разведке.
  * * *
  Вечер мы провели в покое и тепле. Правда, без визитёров не обошлось. Дважды к нам заглядывали всевидящие и всезнающие беспризорники Шерлока, а перед самым сном нас навестил инспектор Лестрейд. Выглядел он, словно побитая собака из чего мы сделали вывод, что расследование с мёртвой точки не сдвинулось. Единственное, что удалось узнать полисмену так то, что неподалёку от места происшествия на Фишер-стрит видели высокого мужчину в сером пальто. О местонахождении братьев Бакли тоже достоверно ничего известно не было.
  * * *
  Солнце ещё не успело прогнать сумерки, а мой неугомонный друг уже стоял возле моей постели в верхней одежде и морским биноклем на шее.
  - Вставайте Ватсон, нас ждут великие дела. Наш русский друг покинул особняк Лагвудов и сумел скрыться от приставленных к нему мальчишек. А ведь я послал самых умелых.
  Оценив шутку про великие дела и натягивая одеяло на голову, я отвернулся от Холмса.
  - Ну, так ложитесь спать. Не будем же мы искать Константина по всему Лондону.
  - На ваше счастье доктор я знаю, куда он направился, — жизнерадостно заявил Шерлок.
  Разочаровано вздохнув, я вылез из-под одеяла.
  * * *
  Что-то я совсем разболтался, старый дурак так можно и последних читателей потерять. Потерпите, до финала осталось совсем немного.
  В общем, Холмс притащил меня на окраину города, в складской район, где всё пропахло тухлой рыбой, дёгтем и сточными водами. Наш наблюдательный пункт находился в заброшенной двухэтажной конторе, по которой безнаказанно гуляли сквозняки и бездомные коты, таращившиеся на нас с любопытством. Шерлок всё время что-то высматривал в бинокль, а я накрывшись пледом, который предусмотрительно захватил с собой из дома, попытался подремать, но лезшие в голову мрачные мысли не способствовали сновидениям. Думы мои конечно вращались вокруг мистера Серебрякова, его мести и судьбы обошедшейся с ним так сурово. Ведь образованный, добрый и хороший человек стал безжалостным преступником, участь которого предрешена. Мы с Шерлоком задержим его и передадим Лестрейду, а тот уж будьте уверены, расшибётся в лепёшку, но добьётся смертного приговора для русского.
  Время шло, облака на небе сменились дождевыми тучами, которые наполнили сыростью и без того влажный воздух.
  - Ватсон, а вот и наш мститель. Проверьте оружие и за мной.
  Испугав стаю воробьёв дерущихся из-за грязной хлебной корки мы с Холмсом пересекли дорогу и оказались напротив трёхэтажного склада. Когда-то стены здания были покрашены в жёлтый цвет, но теперь облезшая краска струпьями слезала со стен, открывая взгляду почерневшие от времени доски.
  Внутри что-то хлопнуло, затем ещё раз. Кто-то закричал от боли, кто-то разразился отборными ругательствами. Слышался звон стёкол и треск досок.
  - Ватсон, я не хочу убивать Константина, но если он попытается напасть на нас, не мешкайте ни секунды.
  Последние слова мой друг произнёс на ходу, несясь по ступенькам пожарной лестницы обвивающей здание снаружи. Ударом ноги Шерлок выбил дверь на последнем этаже и поудобнее перехватив револьвер, нырнул в сумрак помещения.
  Некоторое время я и Холмс шли по галереи внутри здания. Нам дважды пришлось переступать через мёртвые тела застывшие в нелепых позах посредине коридора. Русский начал свою кровавую жатву и остановить его могли только мы. Слева от нас находились многочисленные запертые двери, справа перила и провал до первого этажа, заставленного многочисленными ящиками и бочками. Спустя два десятка шагов Шерлок замер на месте и показал мне рукой вниз.
  Ваш покорный слуга и сам уже услышал звук голосов. Спрятавшись в тени деревянной колонны, я осторожно взглянул через перила и прислушался к происходящему на первом этаже. Говорили двое или трое. Я увидел замершего в окружении группы людей Константина, руки которого были подняты над головой, а вот руки окружавших его мужчин держали пистолеты и ножи, направленные на русского.
  Оглянувшись вокруг, я не обнаружил Шерлока рядом с собой. Лёгкая паника на секунду овладела мной, ведь сейчас было не время терять друг друга из виду.
  - Ватсон! Ватсон!
  Перегнувшись через перила, я увидел своего друга этажом ниже. Прижимая палец к губам, он указывал на замерших внизу людей.
  Спустя пару минут я присоединился к Холмсу, и мы вместе на корточках замерли между стоящими здесь катушками корабельных канатов, внимательно наблюдая за разыгрывающейся внизу драмой.
  Ближе всех к русскому стояли два брюнета с одинаковыми тяжёлыми челюстями и длинноствольными пистолетами в руках. У меня не было сомнений, что этими мужчинами были братья Бакли.
  - Спрашиваю ещё раз, ты кто такой? – один из братьев ткнул стволом оружие в сторону Константина.
  - Кто тебя послал? Отвечай уже, придурок!
  Очень медленно русский опустил руку в карман и что-то вытащил кончиками пальцев.
  - Чётки, — шёпотом произнёс Шерлок рядом со мной. – Ватсон, приготовьтесь, сейчас начнётся.
  Я хотел было спросить моего друга, что он имеет в виду, но события, развернувшиеся внизу, заставили меня забыть об этом.
  - Чётки? Морти, смотри, у него твои чётки.
  Когда Мортимер Бакли сделал несколько шагов к Константину, произошло следующее.
  Раздался металлический щелчок и один из подручных братьев, находившийся слева от русского, рухнул на пол, прижимая руки к горлу из которого толчками выплёскивалась кровь. Второй щелчок буквально отбросил от Константина здоровяка в коричневой засаленной кепке, который, не произнеся ни звука, ничком повалился на своего товарища справа, заливая его кровью. Последовал выстрел, но тяжёлая револьверная пуля пролетела над русским и угодила в чернокожего мужчину позади. Константин перекатился через голову и в его руках оказался пистолет одного из убитых. Даже не целясь, он от бедра дважды выстрелил в грудь Мортимера Бакли, а затем ударил рукоятью оружия по голове бросившегося на него лысого толстяка. Прикрывшись его телом, он точными выстрелами уложил ещё двух противников и отбросив продырявленного несколькими попаданиями мертвеца, бросился в погоню за Эндрю, который палил из револьвера, не целясь.
  Я почувствовал запах горелого и в этот момент, что-то внизу вспыхнуло. Неведомая сила подбросила меня в воздух и даже с закрытыми веками, глазам стало больно от яркой вспышки повторного взрыва, который приложил вашего покорного слугу о стену и лишил сознания.
  * * *
  Очнулся я от страшной головной боли, лёжа на боку. Пахло хлоркой, крысиным помётом и пылью. Запах больницы был мне хорошо знаком. Попытка открыть глаза заставила меня застонать. Я решил не торопиться и внимательно прислушался к разговору происходившему, судя по всему, в двух шагах от моей кровати.
  - Чем ваше строительство не угодило Бакли? – голос Шерлока Холмса успокоил меня и расслабившись, я смог немного обуздать мигрень.
  - Вы хотите сказать, чем оно не угодило Британии? Ваши адмиралы и генералы в своём безумном стремлении вытеснить Россию из этого региона требовали результата, и Бакли как резиденты секретной службы, дали его.
  Говорил мистер Серебряков и судя по всему он был жив, здоров и на головную боль не жаловался.
  - Это понятно, но причём тут дороги, мосты и больницы которые вы строили?
  - Пока англичане покупают за звонкую монету лояльность местных элит, русские за уши вытягивают Афганистан из Средневековья. За три года нашей работы отношения к России простых афганцев серьёзно изменилось в лучшую сторону, и Британия не могла этого допустить. Такие подонки как Бакли, не боящиеся замарать руки, всегда в цене.
  Шерлок, закашлявшись, некоторое время молчал, а затем чуть охрипшим голосом задал новый вопрос:
  - Всё это вы узнали у тех афганцев, которые напали на ваш лагерь?
  - И да и нет. Разбойники, кстати афганец среди них был всего один, только подтвердили мои предположения о причастности братьев к британской разведке, а также рассказали о том, что Мортимер лично настоял на обезглавливании моей жены и распятии дочери.
  - Зачем?
  - Для пущего эффекта и чтобы страху нагнать на местных и новых строителей, — горько пояснил русский.
  Забыв о боли, я взволнованный услышанным, открыл глаза и не обращая внимание на волну тошноты перевернулся на другой бок.
  - О Ватсон, вы очнулись? Ну, тогда поблагодарите нашего спасителя. Именно мистер Серебряков вытащил нас из горящего здания, да ещё и в больницу привёз.
  Удивленно хлопая глазами я взглянул на лежащего на соседней кровати Холмса и стоящего рядом с ним русского.
  - Что с нами?
  Засмеявшись, Шерлок поспешил меня успокоить.
  - Всё в порядке. Пару сотрясений мозга и я надышался дыма.
  Не дождавшись от меня ничего вразумительного, мой друг вернулся к разговору с Константином.
  - Эндрю Бакли мёртв?
  - Мёртв.
  - Вам стало легче мой друг?
  Палата погрузилась в абсолютную тишину. Были слышны обрывки фраз проходящих по коридору людей, толстая муха билась об оконное стекло, кто-то безутешно рыдал.
  - Дело не в этом. Просто теперь его нет. Также как моей жены и дочери.
  Дверь распахнулась и в палату влетел Лестрейд в окружении нескольких полисменов.
  Увидев, что мы не одни, он замер и жестикулируя за спиной русского, попытался что-то объяснить знаками Шерлоку.
  Спокойно повернувшись к инспектору, Константин некоторое время разглядывал его, а затем, кивнув нам, покинул палату. Дверь осталась приоткрытой, и я видел, что русский не спешил уходить. Сложив руки на груди он облокотился на стену, замерев в коридоре.
  Подпрыгивая от нетерпения Лестрейд швырнул на мою кровать головной убор и спрятав руки в карманы начал по своей давней привычке, мерить палату длинными шагами.
  - Ну, вы и даёте мистер Холмс! Мало того, что с доктором чуть не сгорели в складе принадлежащем Бакли так ещё и оставили после себя десяток трупов. Без объяснений я вас никуда не отпущу. Рассказывайте, рассказываете голубчики. Я жду.
  Он говорил, что-то еще, но я не слушал полисмена. Я смотрел на русского инженера, стоящего возле нашей палаты, и сердце моё разрывалось от противоречивых желаний. Да, мистер Серебряков был убийцей, но кто бы взялся судить его? Уж будьте уверены, только не ваш покорный слуга. Разве, что бесстрастная богиня правосудия — женщина суровая и всем воздающая по делам их. Зная принципиальность Холмса, я не сомневался, что через пару минут наручники Лестрейда окажутся на руках русского. И это было неправильно. Когда только Холмс успел вызвать полицейских? Лестрейд сделал всё верно, вон каких здоровяков с собой привёл. Хотя, задержать мистера Серебрякова им будет ой как не просто. И почему он не бежит?
  Пока у меня в голове варилась вся эта каша, ваш покорный слуга, превозмогая боль сел, на кровати, спустив ноги на пол. Тапочек не было и ледяной пол обжигал мои ступни. Я твёрдо был намерен вмешаться и поговорить с Шерлоком, но надо было хоть на пару минут избавиться от Лестрейда.
  Тем временем Холмс пояснил полисмену следующее:
  - Нет, инспектор, мы с доктором слышали только ругань и крики. Когда оказались внутри, пожар уже начался. Никаких тел мы не видели, — приступ кашля заставил Холмса замолчать, но спустя несколько секунд он продолжил. – Мне очень жаль. Мы даже не сделали ни одного выстрела. Можете проверить наши пистолеты.
  Я просто не поверил своим ушам. Сердце моё забилось чаще, а Лестрейд тем временем расстроенно опустил свой худой зад на стул и вынув из кармана злополучные чётки показал их нам.
  - Да я всё уже проверил. Вот полюбуйтесь, что я нашёл обмотанным вокруг шеи старшего брата Бакли. Кто-то свернул ему её словно курёнку. Нить такая прочная, что не разорвёшь.
  В подтверждении своих слов инспектор попытался разорвать чётки, но не преуспев в этом деле убрал их обратно в карман.
  Выглянув в коридор, Лестрейд встретился взглядом с Константином.
  - А этот джентльмен возле вашей палаты? Это из-за него вы вызвали меня? Он очень похож на человека которого видели на Фишер-стрит.
  Поверьте ваш покорный слуга испытал не самые приятные несколько секунд в своей жизни. Сердце моё снова часто забилось, а голова заболела ещё сильнее.
  - Нет. Вы ошиблись. Это совсем другой человек, — уверенно произнёс детектив.
  - Так зачем же чёрт вас подери вы оторвали меня от работы? – покраснев от гнева заорал инспектор.
  Холмс между тем незаметно подмигнул мне.
  - Вы помните Алекса Хаскера?
  Почесав гладко выбритый подбородок Лестрейд ответил:
  - «Ньюхэмского душителя»? Конечно помню. Грабитель получавший удовольствие от смерти своих жертв. Редкостная мразь. Я три года за ним охотился и если бы не досадная случайность, оборвавшая его жизнь, я бы точно отправил его на виселицу.
  - Так вот мой дорогой Лестрейд когда медсестра везла меня на каталке в палату я кое-что заметил.
  Полисмен словно охотничий пёс привстал с кровати.
  - Что? Говорите не томите!
  - Алекс Хаскер находится в соседней палате. Он набрал десять килограммов, отрастил волосы, но татуировка и след от вашей пули на теле, станут лучшим доказательством для суда.
  Вы когда-нибудь слышали выражение «быстрее ветра»? Слышали? А видели кого-нибудь способного подтвердить сию сентенцию? А вот я видел. Лестрейд буквально растворился в воздухе, и только пола его плаща мелькнула в двери. Полисмены впрочем, тоже не заставили себя долго ждать и последовали за начальником громко топая ногами.
  - А ведь вы заставили меня поверить в то что … — посмотрев на Холмса, я заметил, что тот разглядывает что-то в коридоре. Проследив за его взглядом, я нашёл только пустоту на месте недавно стоявшего там русского.
  * * *
  По прошествии стольких лет я много раз вспоминал описанные мной события. Мы никогда больше не говорили с Шерлоком о мистере Серебрякове, хотя до нас доходили слухи о том, что инженер вернулся домой и построил ещё много мостов и дорог. Правда новую семью он так и не завёл. Я искренне радовался за него. Что чувствовал Холмс? Не знаю. Наверное, детектив считал это дело своим поражением. А может наоборот? Точно могу сказать только одно. Никто из нас не пожалел о случившемся тогда, и сентябрь 1885 года и образ русского солдата в роли ангела смерти несущего первобытное правосудие, людям, жестоко убившим его семью, останется со мною до самой смерти. И кто знает, возможно, поступок этот станет одним из немногих в моей жизни за который мне не будет стыдно и на смертном одре.


Свидетельство о публикации №1977

Все права на произведение принадлежат автору. Владимир, 16 Ноября 2016 ©

16 Ноября 2016    Владимир 0    137 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться

Комментарии (3)

  1. Василий Марцинкевич 17 ноября 2016, 16:35 # 0
    Просто нет слов! Артур, ты воскрес? Замечательно!
    1. Владимир 17 ноября 2016, 16:37 # 0
      Ну рассказ всё же не про Шерлока.)
    2. Василий Марцинкевич 17 ноября 2016, 16:39 # 0
      Конечно, нет. Просто пытаюсь острить!))

      Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


      + -