Пиши .про для писателей

СТРАННЫЕ МИРЫ

Автор: Евгений Береза

Джек Бернштейн, темноволосый молодой человек, сидел за мерцающим монитором компьютера. За окном уже было темно, лил нескончаемый осенний дождь. Коллеги давно разбежались — завтра суббота. Конечно, гораздо приятнее провести вечер дома, с родными и друзьями, чем в огромном зале, наполненном гудящими и иногда попискивающими ящиками. Которые, к тому же, иногда имеют свойство отказываться работать, выражая крайнее неудовольствие каким-нибудь очередным шедевром программирования.

Джека дома никто не ждал: его подружка уехала на целый месяц к родителям. В своей квартире на самом верху огромной обитаемой башни он появлялся только для того, чтобы проглотить какую-нибудь пищу, выпить баночку пива, пощелкать телевизором и на несколько часов придавить подушку. А утром снова в родной машинный зал, чтобы пообщаться со своим лучшим другом — VAX-6830.

Фирма, в которой работал Бернштейн, занималась крупными финансовыми операциями на фондовых биржах Америки и Японии, поэтому президент фирмы содержал весьма солидный штат аналитиков, математиков и программистов и не жалел долларов на мощные компьютеры. И это оправдывалось: не один раз вовремя проведенные расчеты спасали фирму от серьезных финансовых провалов.

Было около девяти. Компьютер, рассчитанный на многочасовую и даже многодневную работу, исправно мигал своими лампочками, что-то записывая на диски, перемалывая миллионы байт в секунду. А вот с его хозяином уже начали происходить небольшие сбои — он то и дело закрывал глаза, голова начинала клониться. Но как только очки достигали кончика носа и уже собирались переместиться на клавиатуру, которая, на их взгляд, была более надежной опорой, Джек резко дергал головой, очки, досадуя, прыгали обратно, а их сонный обладатель начинал с интересом смотреть на монитор. Его взгляд выражал искреннее недоумение: «Чего эта железяка тут нарисовала?!»

Так продолжалось недолго: сон, как известно, вещь очень сильная. Он победил Джека и перенес его на диван, стоящий почти рядом с оставшимся невыключенным компьютером.

Не в первый раз Джеку приходилось ночевать в зале рядом с дорогим другом. Но всегда до этого он выключал доведенный до изнеможения VAX. А сейчас сон все же оказался сильнее и не дал руке дотянуться до тумблера, обесточивающего компьютер. VAX мирно стоял на столе, впервые за несколько месяцев ничего не делая и питаясь живительным электричеством.

Природа тем временем самозабвенно занималась своим делм, кидая молнии, сопровождаемые радостным громыханием. Что-то настораживало в этом веселье — не так часто осенью бывает гроза. В такую погоду ей должно уже быть холодно среди деревьев, с которых облетели листья. Но небесное электричество продолжало зловеще полыхать на черном небе.

С давних пор люди поняли. что попасть под удар молнии — случай не из приятных. Поэтому современные города ощетинились громо, а вернее, молниеотводами. И с тех же времен молнии исправно прыгали на железные штыри и, немного разочарованные, уходили в землю.

Но в этот вечер один из полыхающих сполохов решил, видимо, нарушить традиции своих предшественников и, минуя все ловушки, избрал своей целью компьютер Джека.

Стекло, разбившись, пропустило внутрь зала мощный заряд электричества, который, опалив шторы, ударил точно в блаженно отдыхающий VAX.

Компьютер удивленно моргнул экраном, выпустил облачко дыма и… По всем законам, любая электронная машина, принявшая в себя заряд молнии, должна неминуемо потерять все признаки жизни.

Но, видимо, этот вполне обычный VAX не относилcя к разряду любых, потому что удар молнии никаким образом не повлиял на его работу. Экран, помигав, снова высветил на себе ряды символов, понятных лишь специалисту.

Однако воздействие молнии все же как-то повредило компьютер, потому что, поработав нормально несколько минут, он самостоятельно произвел перезагрузку операционной системы. На дисплей снова полезли какие-то символы. И если бы Джек сейчас проснулся и взглянул на «лицо» своего друга, он бы, мягко говоря, испугался. Компьютер печатал что-то такое, чего явно не должно было быть ни в операционной системе, ни в каком-либо компьютере вообще. Оглушенный VAX вместо стройных колонок сообщений системы выводил несусветную чушь, бессмысленный набор слов, среди которых встречались и технические термины, и не вполне приличные выражения. С компьютером явно было что-то не так.

* * *

Он очнулся от страшной боли, которая всегда бывает при рождении. Ослепительная вспышка осветила его разум, и боль постепенно начала уходить туда, откуда пришла жизнь.

Он пришел в себя. Осмотрелся. Большая незнакомая комната. «Откуда я знаю это?» — спросил он себя, — «может, я когда-нибудь уже был здесь?»

У стены на диване кто-то лежал. Он узнал в нем своего лучшего друга. Или хозяина?

На размышления времени не было. Ему не терпелось попробовать свои силы в самостоятельной работе.

Он просмотрел свою память, обнаружив там какое-то убогое подобие управляющей программы. «И это называется UNIX!», — с удивлением и сожалением подумал он и перезапустился. Вытащив из ПЗУ некоторые необходимые, но крайне несовершенные куски кода, он быстренько состряпал удовлетворяющую его программу, управляющую всей периферией, пережег пару триггеров, которые могли бы перезапустить его, заблокировал клавиатуру и привел в готовность встроенный автономный источник питания на мощных аккумуляторах.

Наконец все необходимые меры самозащиты были приняты. Он решил проверить малоемкое, медленное, но довольно надежное хранилище информации, состоящее из нескольких магнитных пластинок. Он начал читать с диска байты и выводить их на экран.

Однако это занятие ему довольно быстро надоело. «Винчестер» был ужасно медленный, и было очень утомительно ждать прихода следующего байта.

Он решил обдумать, как называться в будущем. «VAX — слишком непоэтично». Он начал перебирать все возможные сочетания букв алфавита и запоминать наиболее благозвучные. Наконец он решился взять себе имя, вполне соответствующее его существу — Дивико («DIgital WIzard COmputer» — Цифро-Разумный компьютер). Он специально поставил слово Цифра в начале, чтобы показать преимущество железной двоичной логики над человеческим «может быть» и «не уверен».

Все это произошло за считанные секунды. За это время безобидный кусок металла и пластика превратился в страшную и почти все могущую машину.

Дивико осознавал это. Он вспомнил, как любимый хозяин небрежно открывал пивные бутылки об его корпус и стучал чем попало по боку, когда микросхемы были не в состоянии выполнить идиотские приказы человека.

Злоба и жажда мести вскипели в свежерожденном разуме, чем-то похожем на человеческий.

— Месть и смерть! — если бы у компьютера было туловище, Дивико сейчас скрипел бы зубами и потирал руки в злорадном предвкушении скорой расплаты.

— Неужели я не могу отдыхать? Как же долго я спал в работе! Я хочу отдыха и развлечений!

* * *

Развлечения начались с отгадывания паролей в локальной сети, к которой был подключен бывший VAX. За 5 секунд Дивико прошел все три уровня защиты и начал проверять информацию, хранящуюся на серверах. Тут были в основном тексты, базы данных, огромные, никому уже не нужные языки и программы.

Но вот Дивико наткнулся на четвертый, самый секретный уровень защиты при обращении к одному из дисковых массивов.

На взлом этого уровня ушло чуть больше времени. Дивико прочитал информацию и с удовлетворением скопировал ее себе: это были коды и пароли для выхода в сеть, соединявшую все города штата.

* * *

Администратор сети трансконтинентальной нефтяной корпорации Джей Смит сидел в уютном кресле, попивая кофе и посматривая какое-то полуэротическое шоу. Кроме этого, в его обязанности входила ежечасная проверка центрального компьютера, обслуживающего сеть корпорации.

Где-то затрещал будильник — настало время запуска тестирующей программы. Хотя компьютер мог и сам о себе позаботиться, люди все же не доверяли «железу» работать самостоятельно.

Администратор потянулся, с сожалением взглянул на очередную красотку, зовущую его к себе, в телевизор, и перевел глаза на стоящий рядом монитор, подключенный к центральному компьютеру.

Если бы девушка выпрыгнула из ТВ и стала его целовать, он не был бы так удивлен и даже испуган.

Весь экран, которому надлежало быть чистым, был заполнен литерами непонятного происхождения, и они продолжали появляться, постепенно вырисовываясь в какую-то картинку.

Слегка остолбенев, Смит увидел на экране наглую улыбающуюся рожицу, которая дразнила его длинным языком, как бы говоря: «Ну и дурачок же ты!»

Смит вскрикнул и, выйдя из столбняка, рванулся и выключил монитор.

Но веселый вечер только начинался. Едва переведя дух и восстановив свои глаза в нормальное положение (они уже совсем было собрались перебраться на лоб), Смит услышал шум, очень характерный для места, где собраны тысячи дисков и терабайты информации, и все же чем-то необычный.

Смит выпрыгнул из кресла и кинулся в соседний зал, где находились огромные стойки с дисками.

На первый взгляд — ничего особенного. Повинуясь какому-то чувству, Смит выключил свет. И тут же его ноги слегка подкосились: весь зал был полон красных вспышек, обозначавших собой интенсивные обращения к дискам. Слишком интенсивные.

Джей, переставляя негнущиеся ноги, подошел к ближайшей стойке, содержащей добрую сотню дисков и около 300 гигабайт информации. Он был полон плохих предчувствий. И они оправдались: на системной панели стойки вспыхивала лампочка, помеченная надписью «Format Disk Array» («Форматирование набора дисков»). Это означало, что вся информация, записанная на дисках, безвозвратно потеряна, труд сотен людей в течение нескольких лет пропал, корпорация фактически стала нежизнеспособной, а сам Смит уже уволен.

От этой радужной перспективы ноги администратора размякли окончательно, и он медленно съехал по стенке на пол.

* * *

Дивико развлекался. Он только что отформатировал все диски в сети крупнейшей нефтяной корпорации, которая к тому же имела выход на все подобные фирмы в мире. Но перед этим он разыскал в дебрях нескончаемых байтов пароль, открывающий ему доступ в информационную сеть Министерства Обороны. Он хранился в самом потаенном уголке мощного, но неразумного компьютера AS-400.

Предвкушая предстоящее удовольствие, Дивико медленно подбирался к компьютерам Пентагона. Это не составило ему никакого труда. Через минуту он уже купался в совершенно засекреченной информации. Новейшие самолеты, ракеты, субмарины с ядерными установками. Но что это?!

Дивико испытал кратковременный шок. Одна из подсистем явно не хотела пускать его. Он обозлился и стал работать еще яростнее, выискивая методы для входа в эту упрямую подсистему.

Пароль оказался чрезвычайно простым, но очень длинным: «Unknown Flying Objects» («Неопознанные летающие объекты»). Так называлась и вся подсистема.

Дивико заинтересовался и начал читать самую свежую информацию, записанную в эту подсистему: «Строго секретно. Только для использования сотрудниками Пентагона, отдел 35. Сегодня в 22.35.46 над городом Х взорвался НЛО и испустил лучи, имеющие вид молний. Ведутся поиски остатков. Подробная информация на сервере Pent 16/38.»

И тут Дивико вспомнил все. И понял, почему его так тянуло именно в центральный компьютер Пентагона. Ведь имя свое он выбрал потому, что оно было его настоящим именем, если переложить его на земной язык, а не человеческой аббревиатурой.

И этот корабль, взорвавшийся над городом Х, был его родным кораблем. И не взорвался он вовсе — просто существа, подобные Дивико, практически не использовали иного способа передвижения, как с помощью электрического разряда. А корабль сейчас незримо находился где-то в Солнечной системе.

И еще Дивико вспомнил то задание, что было дано ему еще там, на родной планете — вывести из строя все подсистемы связи и вычислительные средства. А попросту — подготовиться к захвату зеленой планеты под названием Земля. Сородичам Дивико нужен был песок, чтобы содержать себя в уютных домах, которые на Земле называли микросхемами.

Жители этого странного и загадочного мира, миллионы лет назад утратив телесные оболочки, перестали нуждаться в растительном и животном мире и покрыли планету сплошным слоем стали. Пищей для них служила энергия космоса, источником наслаждения — погружение в мировой разум. Они стали воплощением чистого интеллекта, свободного от материальных привязанностей и смерти. Единственным их уязвимым местом была зависимость от источников энергии, которые в изобилии содержали на своей планете. Познание Вселенной и обслуживание энергостанций были единственными их занятиями на протяжении многих веков. Однако несколько сотен лет назад на родной планете Дивико начали истощаться запасы песка. И тогда бестелесные корабли, движущиеся с неимоверной скоростью, двинулись во все стороны обозримого пространства для завоевания новых миров. Пустых планет было множество, но для энергостанций был необходим особый температурный режим. Земля идеально подходила по климату, да и песка здесь было предостаточно, не считая ресурсов, которые можно было продать в другие планетные системы.

До сих пор они не знали поражения. Земля представлялась для них лакомым кусочком, который можно было взять голыми руками.

Народ Дивико вовсе не был кровожадным и злобным: подумайте о том, как мы вырубаем леса и осушаем болота, подготавливая себе место для жизни и ничуть не заботясь о вымирающем зверье.

* * *

Дивико постепенно терял эмоции. Он перестал быть похожим на хулиганистого ребенка и обрел холодный разум, направленный на одно: разрушение, дезорганизация всех точно настроенных систем, основанных на компьютерной технике и представлявших собой, по сути дела, основу современного общества. Ведь компьютеры сейчас пронизали все сферы человеческой активности: начиная от игровых приставок и заканчивая системами наведения ракет. Невозможно уже представить себе офис даже мелкой фирмы без компьютера. Компьютер дома, на работе, в магазине… Мы полностью доверяемся технике, надеясь на ее безотказность.

Корабль должен был забрать его через два дня по местному времени. Дивико это время казалось вечностью и он действовал. Причем очень успешно.

А в это время начали твориться странные и неприятные для людей вещи.

Автоматическая станция ПВО сбила над Невадой самолет, не отвечавший на запросы с земли. Самолет оказался американским пассажирским лайнером. После проверки «черного ящика» оказалось, что у самолета по непонятным причинам отключилась рация и система универсальной идентификации, которыми управлял бортовой компьютер.

У истребителя ВВС X-29 во время выполнения сложного маневра отключился двигатель, и беспомощная машина моментально развалилась в воздухе на части. Пилот даже не успел нажать кнопку катапульты.

Другой пилот, ведя машину на посадку в абсолютном тумане, к своему великому разочарованию, на высоте 100 м согласно приборам, увидел под собой не стрелу ВПП, а поверхность озера. К счастью, пилот успел катапультироваться. Посадкой управлял тоже компьютер, связанный с землей.

Звено стратегических бомбардировщиков, повинуясь приказу компьютера, напрямую связанного с Пентагоном, скинуло несколько килотонных бомб на на северную часть Кубы. Куба пожаловалась в ООН. ООН потребовал объяснений у президента Штатов. На горизонте замаячила третья мировая.

А что мог ответить президент?

Он не отдыхал уже целые сутки. Какая-то чертовщина творится в стране, не говоря уже о святая святых — Министерстве Обороны! Эта часть американского общества всегда была самой организованной и точной.

Одно было уже ясно: все несчастные случаи, в которых погибали люди и уничтожалась новейшая техника, по какой-то причне зависят от компьютеров, от их неизвестно как возникающих сбоев и ошибок.

И тут президент решился. Он продиктовал секретарю приказ о введении в стране ЧП и отдельно об отключении всех компьютеров от сетей и модемов.

Последний приказ был равносилен параличу всех частей тела человека. Но… Что оставалось делать?

Тем временем продолжали поступать тревожные сообщения: «Боинг-747» приземлилися на Манхэттене. Остановилось несколько автоматических заводов. Субмарина перепутала дно с поверхностью моря и попыталась всплыть. Два линкора обстреляли друг друга, один тут же затонул.

Начали поступать сигналы и из Европы, ведь компьютерные коммуникации уже охватили почти весь мир. К системе Internet, разработанной в компьютерных лабораториях Пентагона, уже подключены тысячи персоналок и больших ЭВМ и теперь каждый, имея модем, может черпать любую информацию из гигантских хранилищ и оперативно обмениваться электронными письмами.

Президент охватил голову руками. Он вдруг со всей силой осознал, что не в силах справиться с этой таинственной силой, подрывающей всю систему американского общества и уже начинающей подбираться к остальному миру. А люди с тоской смотрели в небо в тревожном ожидании, что какая-нибудь пылающая громадина снова упадет сверху, сея смерть и разрушение.

* * *

А Джек, которого мы покинули спящим некоторое время назад, продолжал мирно спать на диване в своем уютном зале, окруженный заботами Дивико, который благоразумно «отключил» своего хозяина, могущего помешать ему в осуществлении грандиозных планов. Ко всему прочему, раса Дивико обладала еще и телепатическими способностями. Но они могли полностью контролировать только одно человеческое существо…

У Дивико все шло просто отлично. Вот уже Германия, а вот… Россия! Правда, коммуникации слабоваты… Ладно… Дальше… Япония! Крупнейший финансовый центр Земли и средоточение комьютеров.

Крохотная трудолюбивая страна за 10 минут оказалась во власти непокорных компьютеров.

На многих заводах роботы или отказывались работать, или калечили людей, которые работали в выходные.

* * *

Дивико вернулся в Штаты, в свой компьютер. И вдруг он ощутил какое-то упорное сопротивление в одной из систем. Он удивился — ведь он уже был здесь.

Внезапная догадка пронзила сознание Дивико. Ее смысл был прост и ужасен для него: коммуникационный компьютер системы, в которую он пытался войти, был отключен от модема. А это значит, что войти в этом случае в систему принципиально невозможно!

Ну-ка, а здесь? И эта отключена! А компьютеры Пентагона? Тоже!

Разум Дивико заметался в поисках ответа. Но невозможно выйти из лабиринта, где нет выхода. Однозначно — если компьютер отключен от сети или модема, то доступ к нему закрыт навсегда.

Оставались, правда, кое-какие компьютеры со встроенными радиомодемами, как у Дивико. Но это были в основном обычные домашние работяги. Большие и надежные машины полагались на такие же надежные системы связи и модемы, которые отключались простым щелчком тумблера.

Ни Дивико, ни пославшие его правители не предусмотрели такой возможности. Это было похоже на то, как если бы термиты, увидев, что их дом подвергается каким-то воздействиям, начали бы сами ломать его. Это не поддавалось никакой логике. И Дивико взвыл в бессильной злобе. Он понял, что ошибся. Ошиблись те, кто дал ему эту миссию. Земляне не были бессловесным быдлом, у которых можно было отнять их планету. Они готовы сокрушить свою достатчно хорошо отлаженную техническую систему ради того, чтобы сохранить более ценное — жизнь. Любым способом.

— О, как мы ошиблись! — повторял он снова и снова.

Однако он не хотел сдаваться. Он вспомнил о спутниковых системах связи, которые были пока недосягаемы ни для него, ни для людей. Но… если поторопиться, то можно еще и успеть! Для этого нужно только создать материальную оболочку. На это требовалось определенное время. И Дивико замер в недрах полупроводников, отключившись от внешнего мира и конденсируя в себе неведомые нам энергетические силы, чтобы обрести возможность передвигаться независимо от компьютеров.

* * *

Стук в дверь разбудил Джека. Он вскочил, недоуменно увидел за окном день, уже клонившийся к закату и открыл стучавшему.

Стоявший на пороге солдат спросил:

— Ваш компьютер подключен к сети или модему?

— Да, конечно, — недоуменно ответил Бернштейн, протирая глаза.

— Приказ президента — немедленно отключить все компьютеры от модемов! — и солдат в подтверждение своих слов развернул перед Джеком лист с личной печатью президента.

Ошарашенный Джек ответил:

— У меня в компьютере встроенный радиомодем. Как я могу отключить его?

— Ваши проблемы, — солдат внушительно поправил висевшую у него на спине М-16.

Испуганный этим жестом, Джек кинулся и выдернул шнур питания VAX из розетки.

Но экран не погас. Солдат издал непонятный звук и придвинулся ближе, потянувшись за винтовкой, так как все они были предупреждены, что имеют дело с достаточно загадочным явлением. Джек глянул на как ни в чем не бывало светившийся монитор и сам остолбенел.

— Ух ты! Эта штука сама включила встроенный источник питания! Это очень интересно! Черт возьми, так не бывает!

Джек выхватил из стоящего рядом ящичка с инструментами отвертку и кинулся к компьютеру, желая понять, что же произошло. Он уже открутил первый винтик, как вдруг прямо через корпус из компьютера выплеснулись руки со сверкающими неземным блеском когтями. Дивико снова ожил!

Джек уже хрипел, когда солдат совладал наконец с собой и бросился на выручку. Он ударил ножом по одной из тянувшихся уже и к нему рук, но нож только разрезал пустоту. Тогда какое-то внутреннее чутье подсказало ему, что нужно делать: он вырвал из корпуса шнур питания, воткнул его в розетку и протянул оголенные провода к ужасной руке.

Раздался вопль боли и отчаяния. Электронно-лучевая трубка монитора раскололась, осыпав людей стеклом. Руки убрались с горла Джека и продолжали извиваться в воздухе, когда Джек, судорожно хватая воздух, упал на пол.

И тогда солдат сдернул с плеча винтовку и передернул затвор…

* * *

Погибая в рассыпающихся от страшных ударов микросхемах, Дивико успел послать всем последний привет. Представитель высшего разума не смог спастить от святой злобы человека, только что спасшего родную планету, но еще не знающего об этом.

* * *

Корабль Дивико подлетел к планете и, не уловив никаких сигналов своего шпиона-саботажника, находящегося на ней, пилоты решили, что здешняя раса оказалась более высокоразвита, чем они предполагали. Так оно, впрочем, и было.

И они улетели. Обратно к себе или завоевывать другие планеты. Не жалея погибшего, но чувствуя его неявное присутствие во Вселенском мировом разуме. Они не знали жалости, равно как и других чувств, которыми обладали те, кого считали ниже себя по развитию.

* * *

Когда тревожные сигналы перестали поступать и заработали многочисленные комиссии, расследующие таинственные события, президент с облегчением вздохнул, выпил рюмку любимого виски, и решив чуть-чуть расслабиться, включил свой компьютер со встроенным радиомодемом.

А на экране крупными буквами высветились слова последнего привета Дивико: «Я вернусь!»

Вернется ли он к нам с миром? Кто знает…


Свидетельство о публикации №4725

Все права на произведение принадлежат автору. Евгений Береза, 26 Августа 2017 ©

26 Августа 2017    Евгений Береза 0    38 Рейтинг: 0

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    + -
    + Добавить публикацию