Пиши .про для писателей

Стоматология "Дом зубных фей"

Автор: Рина Мур

Мальчик шести лет стоял перед высоким серым зданием и смотрел на вывеску, на которой неожиданно ярким мандариновым цветом была выведена надпись: «Стоматология «Дом зубных фей». Мальчику было не по себе. Он нерешительно переминался с ноги на ногу. «Может, вернуться?» — тренькнула в голове предательская мысль. Но мальчик быстро выгнал её из головы, попросив больше не приходить. Он глубоко вздохнул и, сдув со лба прядь светлых волос, решительно зашёл внутрь.
Он шёл по коридору с серыми-серыми стенами. Потолок подпирали высокие колонны, рядом с которыми мальчик чувствовал себя маленьким, слабым и ничтожным. Чёрно-белые квадратики пола рябили в глазах. Стояла тишина. Казалось, что это место заброшено.
Мальчик не знал, куда ему идти. Но и вариантов не было – от входа без всяких ответвлений шёл только один коридор. Что к лучшему. А то только заблудиться и остаться ярким призраком скитаться по этому странному дому не хватало. «А вдруг здесь уже кто-то затерялся? И сейчас он как выскочит!» — подумал мальчик. Казавшаяся ранее безразличной, тишина в один миг стала зловещей. Она вязким сиропом кружила над зданием, вселяя панику. «Нет, такого быть не может», — не веря самому себе пискнул мальчик. Он сам не заметил, как сказал это вслух, желая разрезать тишину этим слабым звуком. Если бы тишина умела издавать звуки, она бы презрительно фыркнула. Но так как это противоречит её природе, она продолжила молчать, впрочем, как всегда. «Не может!» — уже увереннее произнёс мальчик. И ещё раз, уже совсем громко: «НЕ МОЖЕТ!!!» Эхо подхватило его слова и, натыкаясь на все стены, звонким детским голосом повторяло: «Не может, может, может». Мальчику стало спокойнее. Он победил тишину, которая, оскорбившись, молча поджала несуществующие губы и снова стала совершенно безразлична к происходящему. Мальчик улыбнулся, но ускорил шаг.
Мальчику казалось, что он находится где-то в другой, совершенно отличной от их вселенной – вся эта, на первый взгляд обычная обстановка была пропитана тайнами и чем-то таким, что сложно не то что описать, а даже почувствовать. Но дети чувствуют многое, а понимают ещё больше. В этом их сила. Поэтому, мальчик знал наверняка, что здесь всё по-другому. Не лучше, не хуже, а по-другому. Он не мог это объяснить, а просто знал и всё. Впрочем, о местонахождении этого дома ничего конкретного сказать нельзя, поэтому всё возможно.
Вот коридор привёл мальчика в круглую и опять же серую комнату. От этой мышиности уже начинало рябить в глазах. На первый взгляд мальчику показалось, что он зашёл в тупик, но при тщательном изучении обнаружились серые, замаскированные под стену, двери. Правда, ручек на них не наблюдалось. Мальчик даже не удивился – вокруг происходило столько всего необычного, что он был готов принять как факт всё, что угодно, не крича: «Так не бывает!» или «Это всё неправильно!» или «ААА! Я сошёл с ума! Помогите!». Так глупо могут себя вести только взрослые, считающие, что всё знают. Дети же изначально знают, что ничего не знают. И правильно делают.
Мальчик медленно подошёл к стене и, в тот же миг, двери сами медленно, нарочито не торопясь отворились, обдав его порывами ветра. Наверное, ветра, живущие в этом доме, не знали законов физики поэтому и не подозревали, что они могут делать, а что нет и делали, что хотели: летали по пустым коридорам и комнатам, устраивали небольшие ураганы, выметали пыль, открывали двери случайно зашедшим путникам, а по вечерам располагались на коленях хозяев дома и ласково дули им в лицо, если нужно, остужая горячий чай. Впрочем, это тоже к лучшему. Всё в этом доме могло быть только к лучшему, иначе, зачем он вообще нужен?

Мальчик поспешно вошёл в первую попавшуюся дверь. Перед его взглядом распростёрся новый коридор, ещё страннее, чем предыдущий. Стены этого коридора мало того, что шли волной, то есть не стояли прямо, как и полагается всем уважающим себя стенам, а вздыбливались, подобно морским волнам, так и сами бугрились пузырьками, по экстерьеру напоминая пупырчатый шоколад. И кажется, эти пузырьки то пропадали, то появлялись там, где их не было. Да и сами стена куда-то текли. «Наверное, они всегда хотели быть морем», — решил мальчик. «Или море всегда хотело быть стенами и поселилось в них. Кто их разберёт!» Коридор весь был белым в чёрную крапинку. На этом фоне выделялись лишь двери, неожиданно для этого чёрно-серо-белого хаоса оказавшиеся всевозможных диких цветов, от которых рябило в глазах и окна, за которыми клубился голубой и плотный туман, через который ничего невозможно было разглядеть, да и было ли там хоть что-то? Этого мальчик не знал. Он стоял и с любопытством разглядывал всю эту красоту. Хотелось стоять здесь и наблюдать за плавным движением стен, за туманом, медленно кружившим и немного смахивающим на сладкую вату, за аляповатыми, но всё равно прекрасными разноцветными дверьми, ряд которых уходил в даль и, поддаваясь волнению настенного моря (так окрестил это явление мальчик) поочерёдно вздымался и возвращался обратно. Но не затем мальчик пришёл, чтобы стоять здесь вечно, хотя, в какой-то мере и за этим тоже. Но у него было и другое важное дело.
Он посмотрел на дверь ярко-лимонного цвета, находящуюся в самом начале коридора, напротив него, и стал по слогам читать несомненно важное сообщение, написанное на приклеенном к двери листе бумаги:
«Заходить сюда. Можно стучаться, а можно и нет, это не имеет никакого смысла, как и многое в этом мире. Но в то же время смысл имеет всё. Главное, помнить, что движение – это свобода!»
«Что за абракадабра!» — подумал мальчик, совершенно не понявший смысл последней фразы. Да и предыдущих тоже.
Он решил подойти поближе, чтобы удостовериться, что всё прочитал правильно, но почему-то ночи не отрывались от пола. Мальчик посмотрел вниз, и в душе у него что-то тренькнуло и оборвалось. Наверное, мало кто остался бы безразличным, если бы увидел свои ступню, почти целиком увязшие в казавшемся твёрдом полу. Мальчик стал вырываться изо всех сил. Левую ногу удалось вырвать из бело-чёрного плена почти сразу, но с правой пришлось повозиться – она завязла куда глубже. Мальчику удалось её вытащить, но чёрно-жёлтый полосатый носок достался этому ненасытному полу. Носок был пушистый и похожий на пчёлку. Его связала бабушка, впрочем, как и второй. Мальчик любил эти носки, поэтому очень огорчился их уменьшению в численности. Он пришёл сюда без ботинок. На то были причины.
Мальчик, несколько испуганный зыбкостью пола, поскорее подбежал к двери. Теперь он понял, что означала эта запись. Он, не стучась, впрыгнул в комнату. Дверь за спиной исчезла сама собой, но мальчик этого не заметил. Он во все глаза наблюдал за… феей. Самой что ни на есть настоящей феей, высокой, немного полной, разодетой в платье всех цветов радуги и с прозрачными крылышками за спиной.
— Здравствуйте! – пролепетал мальчик. Фею он видел в первый раз, поэтому несколько растерялся.
— Ну здравствуй, коль не шутишь, — мрачно ответила фея. – Зуб выпадает?
— Не хочет, — закручинился мальчик. Он решил, что фея на то и фея, что знает всё обо всех. – Шатается, но выпадать не хочет.
— Садись, Женя. – Фея указала на серое кресло, смутно напоминающее стоматологическое. В этой комнате без окон тоже всё было серое, поэтому фея казалась какой-то предельно, недопустимо яркой на фоне такой обстановки.
Мальчик сел и открыл рот. А глаза закрыл. Почему-то, с закрытыми глазами не так страшно. Он не видел, как подошла фея, и что она делала. Он не знал, сколько прошло времени, да и было ли здесь время.
— Всё. – Фея, казавшаяся до этого мрачной, улыбнулась и протянула мальчику его зуб. – Приходи ещё. Буду ждать.
— Спасибо! – сказал мальчик и потянулся за зубом.
Он сидел дома на полу. Рядом по рельсам ехал игрушечный паровозик и весело тутукал, а рядом с босой правой ногой лежал полосатый носочек-пчёлка.
— Мама, папа! У меня выпал зуб! – закричал мальчик, глядя на свою ладошку с белым, молочным зубиком.
— Наконец-то! Положи его ночью под подушку, а ночью к тебе прилетит зубная фея и поменяет зуб на подарок, — Мама пришла с кухни и обняла сына. Папа тоже сел рядом.
Мальчик улыбался. Он знал, что зубы на подарки меняют родители. Но не разочаровывать же их! Вон как радуются и подмигивают друг другу, как дети малые, честное слово!
А зубные феи на самом деле не такие… Они большие, строгие и крылатые. Они живут в безграничных домах, полных ветрами, настенными морями и прочими волшебствами. Сами они яркие, а вокруг всё серое, чтобы подчёркивать их яркость. Они добрые и помогают детям лечить зубы. Мальчик это знал наверняка…



Свидетельство о публикации №2290

Все права на произведение принадлежат автору. Рина Мур, 21 Декабря 2016 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.