Пиши .про для писателей

Глава 5. Между миром, войной и смутой

Автор: Евгений Морозов

Все мы помним, как нас упорно убеждали, что во всех последних внутренних и внешних войнах Российской Империи виноват именно св. Царь Николай II. Как мы видим теперь, на деле всё обстояло иначе: св. Император продолжал политику Царя-Миротворца Александра III и свято чтил завет Отца «избегай войн». Он не просто думал о мире, но самым деятельным образом старался сохранить его и для России, и для других стран, понимая, что спокойно жить и нормально развиваться можно только в условиях мира.

В августе 1898 года произошло важнейшее историческое событие: св. Царь обратился к мировому сообществу с предложением созвать международную конференцию, чтобы остановить рост вооружений и предотвратить возникновение войн в будущем. Это предложение было замечательно тем, что его выдвинуло не слабое государство, а Монарх Великодержавной России, которая во всей своей мощи выступила на защиту всеобщего мира. Министр Иностранных Дел граф М.Муравьёв писал в докладе по этому вопросу, что призыв Государя «укажет на высокое бескорыстие, величие и человеколюбие Вашего Императорского Величества, и на рубеже истекающего… века запечатлеет Августейшим Именем Вашим начало грядущего столетия, которое с помощью Божией да окружит Россию блеском новой мирной жизни».

К несчастью для многих миллионов мирных людей, ответ на предложение св. Царя последовал не только быстрый, но и отрицательный. Благородный призыв Государя не нашёл сочувствия в мировом сообществе. Отказ ведущих держав объяснялся просто: в условиях мира Россия оставила бы далеко позади своих западных и восточных конкурентов, экономически развивавшихся медлен-ней, чем она. Кроме того, Франция, проигравшая войну с Германией в 1870-1871 годах, мечтала о реванше с возвращением потерянных Эльзаса и Лотарингии; германский кайзер Вильгельм II сказал: «В своей политике я и впредь буду… рассчитывать только на Бога и на свой острый меч»; Англия, обладавшая самым сильным флотом и почти не имевшая сухопутных вооружённых сил, заявила, что она согласна на ограничение вооружений, кроме флота; Япония, подстрекаемая Англией и США, уже тогда готовилась к своему коварному нападению на Россию и, конечно, не одобрила идею ограничения вооружений. Правда, в некоторых странах газеты писали, что русская мирная инициатива «составит славу Царя и Его царствования», однако в докладе Государю от 23 ноября (6 декабря) 1898 года граф М.Муравьёв так подвёл итог благому начинанию св. Царя: «Народы отнеслись восторженно, правительства – недоверчиво».

Несмотря на неблагоприятную обстановку, Его Величество не отступился от своей цели, и в декабре того же года была составлена вторая нота. Вместо первоначального широкого плана сокращения и ограничения вооружений, Государь выдвинул вполне конкретное предложение (через тридцать с лишним лет на конференции по разоружению в Женеве Лига Наций, созданная после Первой мировой войны, обсуждала те же вопросы, о которых говорил в своих дипломатических предложениях св. Царь в 1898-1899 годах): о созыве международной мирной конференции по сокращению вооружений. «Мир был уже поражён,- писал в своей книге о конференции Ж. де Лапрадель,- когда могущественный Монарх, глава великой военной державы, объявил себя поборником разоружения и мира. Удивление моё более возросло, когда благодаря русской настойчивости, конференция была подготовлена, открылась». Местом созыва конференции избрали Гаагу, столицу «нейтральной» Голландии. В конференции участвовали двадцать государств Европы, четыре государства Азии, два государства Америки. Гаагская конференция прошла с 18 (31) мая по 29 июня (12 июля) 1899 года под председательством русского посла в Лондоне барона Е.Стааля. Был принят ряд конвенций, в том числе о мирном разрешении международных споров путём третейского разбирательства и посредничества. Плодом этой конференции, разработанной русским депутатом профессором Ф.Мартенсом, стало учреждение действующего и поныне Гаагского Международного Суда. Это было торжество наихристианнейшей политики св. Николая II, которая, увы, опять не нашла пони-мания и поддержки в русском обществе: в течение всего времени работы конференции в Гааге в России отмечался довольно слабый интерес к обсуждавшимся на ней вопросам. Однако надо отметить, что за границей и в левых кругах русской интеллигенции царило удивление дипломатической победой Государя, не оставившей камня на камне от ходульных понятий об «империализме» и «милитаризме» Самодержавия.


На мой взгляд, уместно вспомнить слова об интеллигенции св. праведного Иоанна Кронштадтского: «Безумны и жалки интеллигенты наши, утратившие по своему легкомыслию и недомыслию веру отцов своих, веру – эту твёрдую опору жизни нашей во всех скорбях и бедах, этот якорь твёрдый и верный, на котором незыблемо держится жизнь наша среди бурь житейских и – Отечество наше!». Полезно также понять, что нынешний Гаагский Международный Суд – это американо-англо-масонское судилище, призванное ПОКАЗАТЕЛЬНО устранять законных правителей суверенных государств, неугодных США, Англии и международному тайному правительству. Надеюсь, ещё не забыты лишённые всякой справедливости процессы над президентом Югославии Слободаном Милошевичем и диктатором Ирака Саддамом Хусейном?!.. То же самое, правда, с вариациями представляла собой довольно недолго просуществовавшая Лига Наций, которая не предотвратила Второй мировой войны лишь потому, что диктатуре «демократических свобод» были необходимы руины и огромные человеческие потери Германии, Италии, СССР, Испании – самых страшных для неё диктатур – и возрождение воинствующе-сионисткого государства Израиль. А как безлико выглядит сегодня Организация Объединённых Наций (ООН) в Нью-Йорке США!.. И всё же на первом этаже здания Секретариата ООН, на видном месте почётно выставлен подлинник ноты св. Николая II, Императора Всероссийского,- с его собственноручной подписью – в которой св. Царь призвал все государства мирапринять участие в Гаагской мирной конференции 1899 года.

«Блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся», — гласит одна из заповедей блаженства Господа нашего Иисуса Христа.

26 июня (9 июля) 1899 года в св. Царской Семье родилась третья Дочь, св. Великая Княжна Мария Николаевна.

Россия вступила в ХХ век сильной, процветающей державой: она была главной кормилицей Западной Европы, занимая первое место по поставкам зерна, цены на которое были самыми низкими в мире; росло число заводов и фабрик (по темпам среднегодового прироста промышленной продукции – 12% — Россия обгоняла все европейские страны); была на высоте сахарная промышленность и добыча полезных ископаемых; ускоренно развивалась тяжёлое машиностроение, электроиндустрия, химические производства; ежегодно прокладывалось в среднем 2,5 тыс. вёрст новых железнодорожных магистралей (впоследствии этот показатель никогда не превышался); образование было для всех бесплатным; высокие таможенные пошлины оберегали русские товары от иностранной конкуренции, а для улучшения жизни крестьян Государственному Банку было предписано финансировать кредитные общества. Но и это не всё. Постепенно была введена государственная монополия на производство спиртных напитков, чтобы избежать злоупотреблений со стороны изготовителей и оптовых торговцев; чтобы пробудить у молодёжи интерес к технике, во всех крупных городах России стали открываться Профессиональные Училища; пролетариат (он образовывался преимущественно из не хотевших трудиться на селе крестьян) тоже не оставался без внимания,- принятый ещё 2 (15) июня 1897 года закон не просто сокращал продолжительность рабочего дня, как я уже упоминал, но предусматривал расширение полномочий Фабричной Инспекции, предписывал фабрикантам предоставлять рабочим выходные дни по воскресеньям и по всем праздникам (праздников было немало – все церковные да плюс государственные).

Казалось бы, откуда ждать беды? Казалось бы, живите мирно, подданные России, честно трудитесь и процветайте вместе с Отечеством!.. Но 5 (18) декабря 1896 года в правительственном сообщении указывалось, что в московской студенческой среде действует «союзный совет», объединявший сорок пять землячеств. Строго говоря, у этих смутьянов идеологии не было, но зато была цель: борьба с Православным Самодержавием, ради которой студенты были готовы устраивать забастовки и демонстрации, идти на открытое сопротивление правоохранительным органам и террор. Так, в полугодовой день трагедии на Ходынском поле около пятисот студентов двинулись на Ваганьковское кладбище с намерением провести там антиправительственную демонстрацию, но их туда не пустили, и тогда они прошли по улицам Москвы, главное, чтобы выразить «протест против существующего порядка, допускающего возможность подобных печальных фактов». Даже аресты и исключения из университетов (правда, с правом вторичного поступления на следующий учебный год) на смутьянов вообще-то не действовали.

Сторонников Самодержавия в студенческой среде было немного, что говорит о чрезвычайно сильном воздействии на молодые умы и души ярых противников Царской Власти. «Инакомыслящие» студенты подвергались травле: в 1899 году студенты Киева объявили забастовку и отказались сдавать экзамены, протестуя против полицейского надзора, а списки отказавшихся бастовать вывесили по всем учебным заведениям города, так что на лояльных к власти учащихся смотрели как на прокажённых.

В 1900 году св. Царь назначил на пост министра Внутренних Дел небесталанного Д.Сипягина, надеясь, что он быстро найдёт способ умирить студентов без применения репрессий. Увы, надежды Государя не сбылись. Как писала А.Вырубова в воспоминаниях: «…Зачастую министры не только не исполняли его волю, но действовали именем Государя без его ведома и согласия, о чём он узнавал только впоследствии». Так было и на этот раз. Министр Народного Просвещения Н.Боголепов провёл свой план усиления полицейского надзора в Высших Учебных Заведениях: студентов-смутьянов просто отдавали в солдаты. В знак протеста студент П.Карпович, выгнанный из двух университетов, пришёл к министру в приёмные часы и смертельно ранил его выстрелом из револьвера. Это уже был террор. Карпович получил двадцать лет каторжных работ, но в 1907 году бежал с каторги.

В день сорокалетия отмены крепостного права, 19 февраля (4 марта) 1901 года в Петербурге перед Казанским собором студенты устроили манифестацию с пением революционных песен. 4 (17) марта 1901 года там же произошло столкновение студентов-демонстрантов и толпы зевак с казаками. Оружие никто не применил, но в казаков швыряли всё, что попадало под руку, а они, естественно, отбивались нагайками и ножнами шашек. В результате были ранены десятки человек с обеих сторон, полиция задержала семьсот шестьдесят студентов и зевак. Писатели-либералы (в их числе и будущий «буревестник революции» масон М.Горький) не замедлили сочинить, подписать и опубликовать протест с призывом к российскому и зарубежному общественному мнению о помощи. Но разве так надлежало поступать истинным патриотам своего Отечества, верноподданным своего Государя?

Св. праведный Иоанн Кронштадтский дал резкую, точную и справедливую характеристику молодёжи: «…Она почти наголо неверующая. Пока молодёжь такова, не может быть полного благоденствия России; может ли она быть верна Царю? Нет, неверующий в Бога не может быть верен Царю и Отечеству. От неверия нашего и все наши бедствия. …Кто не верен Богу, тот не верен Царю и Отечеству».

Наверное, было бы правильно считать истинным и обратное: «Кто не верен Царю и Отечеству, тот не верен Богу»?

18 июня (1 июля) 1901 года в св. Царской Семье родилась четвёртая Дочь, св. Великая Княжна Анастасия Николаевна. Их Величества усердно молились о ниспослании им ребёнка мужского пола, необходимого по «Учреждению об Императорской Фамилии» Наследника Цесаревича.

А тем временем охота террористов на государственных деятелей продолжалась.

2 (15) апреля 1902 года студент-эсер С.Балмашев надел форму адъютанта Великого Князя Сергея Александровича, проник в Мариинский дворец, где шло заседание Государственного Совета, и убил министра Внутренних Дел Д.Сипягина. Расследование показало, что Балмашев не террорист-одиночка, а член боевой революционной организации, структуру которой он отказался раскрыть. Через два дня после убийства Д.Сипягина Государь назначил министром Внутренних Дел В. фон Плеве. Св. Царь понял, что ему противостоит тайная, разветвлённая и жестокая машина, сравнимая с той, которая убила Царя-Освободителя Александра II.

В книге «Свет невечерний…» монахиня Нектария (Мак Лиз) привела слова свт. Иоанна Златоуста, точно определившего предназначение христианского Императора: «Император имеет мистическую обязанность противостоять злу как видимому, так и невидимому. В своей духовной ответственности он стоит один,… ». Своё определение Иоанн Златоуст подкрепил цитатой из Соборных посланий св. апостола Павла: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до сих пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Фес. 2,7).

Св. Николай II в течение всей своей земной жизни безусловно сознавал, что он удерживающий, и отдавал Царскому служению не только физические силы и возможности подобающей ему государственной власти, но и свои молитвы за спасение и умирение России, поэтому недаром в составлен-ном ему Акафисте он называется сомолитвенником прп. Серафима Саровского.

26 февраля (10 марта) 1903 года Государь подписал Манифест, где указывал новые пути укрепления и роста благосостояния крестьян и отменил стеснительную для них круговую поруку. В этом Манифесте св. Царь предохранял верный ему простой люд от обмана мнимых благодетелей, говоря: «К глубокому прискорбию Нашему, смута, посеянная отчасти замыслами, враждебными государственному порядку, отчасти увлечением началами, чуждыми русской жизни, препятствует общей работе по улучшению народного благосостояния. Смута эта, волнуя умы, отвлекает их от производи-тельного труда и нередко приводит к гибели молодые силы, дорогие Нашему сердцу и необходимые их семьям и родине».

Эти слова – сигнал тревоги, предупреждавший о наступлении нового смутного времени, разрушающего основы веры и национально-русские устои. Двигателями сил Зла, как писал игумен Серафим (Кузнецов) в книге «Православный Царь-Мученик», «…были люди иноземные, чуждые интересам русским, завидующие могуществу России».

В противостоянии этим силам св. Царь много трудился для укрепления Церкви. При участии св. Царской Четы процветали художественные отрасли – изготовление церковной утвари по старинным образцам, шитьё великолепных священных одежд, высокохудожественное рукоделие для храмового обихода. Государь прекрасно разбирался в Уставе Церкви, хорошо знал, понимал и любил церковное пение, интересовался церковной архитектурой и колокольным звоном. Заботы Его Величества о Церкви простирались далеко за пределы России. Целые комплекты сребропозлащённых облачений, икон, богослужебных книг и большие денежные субсидии посылались в епархии Сербской, Греческой, Болгарской, Черногорской, Антиохийской, Константинопольской и Иерусалимской Православных Автокефальных Церквей, во многих храмах Румынии, Турции, Египта, Сирии, Ливии, Палестины имелся какой-либо дар св. Царя, не просто носителя Верховной Власти самой крупной Православной страны, но Помазанника Божия, священного покровителя и защитника Православия, удерживающего распространение мирового Зла силой преемственно почивающей на нём благодати Св. Духа.

К этому стоит добавить, что с 1894 года по 1912 год в России открылось 211 новых монастырей и 7 546 храмов, множество часовен и молитвенных домов, обновились древние церкви. Часто строительство оказывалось возможным лишь благодаря крупным вкладам из личных средств Царской Фамилии; в закладке и освящении многих храмов Государь участвовал сам. На щедрые пожертвования Государя в Европе было построено 17 прекрасных храмов, даже в Нью-Йорке на постройку православной церкви он пожертвовал из своих личных средств 5 тыс. р. За годы своего царствования Государь усердно содействовал прославлению стольких угодников Божиих, сколько не было прославлено за четыре предыдущих царствования ХIХ века. Перечислить всех прославленных при св. Николае II святых здесь, к сожалению, невозможно, поэтому я остановлюсь лишь на имеющем самое прямое отношение к св. Царю прославлению прп. Серафима Саровского.

В начале 1903 года между Государем и Священным Синодом имели место трения по поводу открытия мощей прп. Серафима Саровского: Синод сомневался в их святости (мощи были найдены с помощью блаженной Паши Саровской в ночь на 2 (15) января 1903 года) и указывал на отсутствие собственно нетленных мощей. Но Государь настоял (на материалах к прославлению прп. Серафима Саровского св. Царь начертал: «Немедленно прославить») на открытии и был прав, т.к. дело не обошлось без знамения: крестьяне соседней деревни увидели над Саровом сильное зарево именно в то время, когда специальная комиссия обследовала останки батюшки Серафима в ночь на 12 (25) января 1903 года. Между тем, пожара в Сарове не было.

Открытие мощей прп. Серафима Саровского состоялось 19 июля (1 августа) 1903 года. Интересно описал торжества их участник, князь В.Волконский, предводитель Шацкого дворянства, мемуарист: «17 июля приехали в Арзамас Государь, Императрицы и почти вся Царская Семья. Встречали их в версте от монастыря, в лесу, на границе Нижегородской губернии. Перед монастырём самая разношёрстная публика: от блестящего генерал-адъютанта до нищего в рваной и грязной одежде. Искреннее и полное единение у всего народа, у каждого человека. Все были близки один другому. По окончании службы Государь приложился к мощам св. Серафима.

Вокруг монастыря были построены временные часовни, где служились панихиды, а потом молебны.

За всё время, что Государь был в Сарове, не было ни одного случая недовольства, настроение оставалось всё время хорошее, ласковое ко всем, Государь свободно ходил всюду, по отношению к нему народ был трогателен. Всё, что Государю пришлось увидеть и почувствовать в Сарове, оста-лось у него глубоким и хорошим воспоминанием, он любил о нём говорить: «Когда вспоминаешь о Сарове, как-то тут захватывает», и показывал на горло».

Серебряная рака для мощей прп. Серафима Саровского была сооружена на личные средства Государя, а св. Царица собственноручно вышила покров на гробницу батюшки Серафима и коврик с дорожками. По окончании службы Александра Феодоровна совершила омовение в целебном источнике батюшки Серафима и омыла тяжело болевшую княжну С.Орбелиани, свою фрейлину, которую св. Царская Семья взяла с собой на празднование открытия мощей преподобного Серафима.

Великие Князья привезли в Дивеево блаженной Паше Саровской подарки. Она, обрядив и завернув в одеяло куклу, предсказала рождение долгожданного Наследника Престола, что и произошло 30 июля (12 августа) 1904 года.

На другой день после открытия мощей Серафима Саровского св. Царская Чета приехала к блаженной. Они оставались с ней наедине, но не могли понять смысла её иносказаний. Блаженная завязала в новую скатерть холст, головку сахара, крашение яйца, поднесла Государю и велела нести узелок самому. У него она попросила «денежку на избушку» (храм). Впоследствии св. Царь говорил о блаженной, что она истинная раба Божия, потому что принимала его не как Монарха, а как простого человека.

От Паши Саровской св. Царская Чета поехала к Е.Мотовиловой, которая хранила письмо прп. Серафима к… Государю Императору Николаю II! Её мужу, Н.Мотовилову, это письмо передал сам преподобный, сказав: «Ты не доживёшь, а жена твоя доживёт, когда в Дивеево приедет вся Царская Фамилия, и Царь придёт к ней. Пусть она ему передаст».

Факт, что такое письмо было, чудесен, если вспомнить, что прп. Серафим Саровский мирно отошёл ко Господу 2 (15) января 1833 года.

Государь с благоговением принял письмо и сказал, что прочтёт его позже. Известно, что, прочитав письмо в игуменском корпусе, Государь плакал, и никто не мог утешить его. Можно предположить, что прп. Серафим не только предсказал св. Царю мученический венец, но и описал испытания, которые выпадут на долю России. Письмо исчезло. В наше время высказывалось мнение, будто оно было сфальсифицировано изменниками из Охранного Отделения, но серьёзных доказательств этому пока нет. Может быть, его уничтожил сам Государь по воле автора или по своему личному желанию, а возможно, оно было со св. Царём до самого конца, что маловероятно.

После письма прп. Серафима Государь в решении серьёзных вопросов часто советовался с Пашей Саровской, посылая к ней кого-нибудь из Великих Князей. Однажды блаженная сказала: «Государь, сойди с Престола сам!» Она преставилась в августе 1915 года, перед смертью, как писали, клала земные поклоны перед портретом св. Царя, произнося: «Не знай Преподобный, не знай Мученик!» А незадолго до своей кончины блаженная сняла Царский портрет со стены и поцеловала в ноги со словами: «Миленький уже при конце», «Он выше всех Царей будет».

Хочу процитировать некоторые пророчества прп. Серафима Саровского, позволив себе лишь личные замечания в скобках: «До рождения Антихриста произойдёт великая продолжительная война (очевидно, Первая мировая) и страшная революция в России (!), превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачёвский, Французская революция – ничто в сравнении с тем, что будет с Россией (чистейшая правда!). Произойдёт гибель множества верных Отечеству людей (тоже сбылось), разграбление церковного имущества и монастырей (!!); осквернение церквей Господних (!!); уничтожение и разграбление богатства добрых людей (всё сбылось!), реки крови русской прольются (воистину так!), но Господь помилует Россию и приведёт её путём страданий к великой славе…».

Остаётся добавить, что нам, простым смертным, невозможно постичь всей глубины откровений, бывших Серафиму Саровскому, отчего и кажутся несбыточными последние строки. Знал ли о них св. Царь? Видимо, знал, ибо принял Промысел Божий вполне осознанно и достойно.

Христианское благотворительное делание св. Царской Семьи подробно описал Высочайший Кузен и друг детства св. Царя, Великий Князь Александр Михайлович в «Книге воспоминаний»: «Финансовые авторитеты и наивные обыватели всегда полагали, что Российский Монарх был одним из десяти самых богатых людей мира. В действительности же после лета 1915 года ни в Английском Банке, ни в других заграничных банках на текущем счету Государя… не оставалось ни… копейки. 20 млн. фунтов стерлингов Царских денег, которые со времени царствования Императора Александра II… держали в Лондонском Банке, были истрачены Николаем II на содержание госпиталей и различных… благотворительных учреждений, находившихся во время последней войны (Первой мировой.- Е.М.) под личным покровительством Царской Семьи. Факт этот не был известен широкой публике по той… причине, что не в правилах… Государя было сообщать во всеуслышание о своих добрых делах. Если бы Император Николай II продолжал царствовать, то к концу Великой войны у него не осталось бы никаких личных средств. Но и до войны он не мог бы состязаться в богатстве ни с Рокфеллерами, ни с Ротшильдами…
Личные доходы Императора Николая II слагались из следующих трёх источников: 1) ежегодные ассигнования из средств Государственного Казначейства на содержание Императорской Семьи. Эта сумма достигала 11 млн. р.; 2) доходы от удельных земель; 3) проценты с капиталов, хранившихся за границей в английских и германских банках.

Государь Император мог рассчитывать получить в начале каждого года сумму, равную 20 млн. р. Для каждого частного лица, с самыми взыскательными вкусами,- это была громадная сумма, тем не менее сумма эта совсем не находилась в соответствии с требованиями, которые предъявляла жизнь к Царской казне. Русский Монарх должен был заботиться о содержании Царской Фамилии и поддержании дворцов и дворцовых музеев и парков. Каждому Великому Князю полагалась ежегодная рента в 200 тыс. р. Каждой из Великих Княжон выдавалось при замужестве приданое в размере 1 млн. р. Каждый из Князей или Княжон Императорской Крови получал при рождении капитал в 1 млн. р. Помимо малых Императорских Резиденций, которые были разбросаны по всей России, Министерству Двора приходилось содержать пять больших дворцов. Гофмаршал, церемониймейстеры, егеря, скороходы, гоф- и камер-фурьеры, кучера, конюхи, метрдотели, шофёры, повара, камер-лакеи, камеристки и пр. – все они ожидали два раза в год подарков от Царской Семьи: на Рождество и в день Тезоименитства Государя. Таким образом, ежегодно тратилось целое состояние на золотые часы с Императорским Вензелем из бриллиантов, золотые портсигары, брошки, кольца и другие драгоценные подарки. Затем шли Императорские Театры: три в Петербурге и два в Москве. Несмотря на своё мировое имя и неизменный успех, Императорский Балет отнюдь не являлся доходным театральным предприятием, и все пять Императорских Театров при-носили убытки. Этот дефицит покрывался из средств Министерства Двора и Уделов. Чтобы высоко поддерживать знамя русского искусства, Императорской Семье надо было ежегодно расходовать 2 млн. р. В 1905 году к числу субсидируемых Министерством Двора театров прибавилась ещё и балетная труппа С.Дягилева. Его блестящие представления в Париже и Лондоне были возможны только благодаря щедрости Государя. Такую же значительную материальную поддержку требовала и Императорская Академия Художеств. Хотя официально она содержалась за счёт Государственного Казначейства, Академия эта никогда не сводила концы с концами, и Члены Императорской Семьи, числившиеся её попечителями, считали своим долгом поддерживать материально её нуждавшихся учеников.

Далее шла самая разнообразная благотворительность, ложившаяся на личные средства Государя. Вот несколько примеров. Общество Красного Креста собиралось достроить отделение госпиталя в большом торгово-промышленном центре, но ему не хватало средств. Директор Пажеского корпуса докладывал Царю о молодом паже, который имел все данные, чтобы стать офицером одного из блестящих гвардейских полков, но нуждался в ежегодной ренте в 10 тыс. р. Любимый флигель-адъютант находился в критическом положении: он проиграл в карты всего лишь только 25 тыс. р., ему дали 24 часа, чтобы уплатить проигрыш. Внук одного заслуженного генерала обратился на Высочайшее Имя с просьбой о выдаче 1 500 р. на окончание образования. Русский художник, имевший большой «моральный» успех в Париже, прибыл в Россию и устроил выставку картин. Он был уверен, что его художественная карьера зависела от продажи Царский Фамилии одного из своих полотен. Молодца городового убили при исполнении его служебных обязанностей, оставив его семью без средств. И т.д. Ещё в бытность Наследником Цесаревичем Император Николай II получил от своей Прабабушки наследство в 4 млн. р. Государь решил отложить эти деньги и употребить доходы от этого капитала специально на нужды благотворительности. Однако весь этот капитал был израсходован через три года.

На личные нужды Государю оставалось ежегодно 200 тыс. р., после того как были выплачены ежегодные пенсии Родственникам, содержание служащим, оплачены счета подрядчиков по многолетним ремонтам во дворцах, покрыт дефицит Императорских Театров и удовлетворены нужды благотворительности.

Как это ни покажется маловероятным, Самодержец Всероссийский испытывал материальные затруднения регулярно каждый год задолго до конца сметного периода. Это происходило оттого, что ему на непредвиденные расходы нужно было значительно более 200 тыс. р. ежегодно. Для разрешения этих затруднений у него было два пути. Или же расходовать 200 млн. р., хранившихся на текущем счету в Английском Банке, или же прибегнуть к помощи министра Финансов. Государь предпочитал обычно избегать оба эти пути и просто говорил: «Мы должны жить очень скромно последние два месяца». …Царь, ни минуты не колеблясь, пожертвовал во время войны эти 200 млн. р. на нужды раненых и увечных и их семей, но никто не мог убедить его взять для себя в мирное время хоты бы одну копейку из этого громадного состояния.

Оглядываясь… на жизнь, которую вела Императорская Семья, я должен признать, что этот образ жизни ни в какое сравнение с жизнью магнатов капитала идти не мог. Сомневаюсь, удовольствовались бы короли стали, автомобилей или же нефти такой скромной яхтой, которая принадлежала Государю, и я убеждён, что ни один глава какого-либо крупного предприятия не удалился бы от дел таким бедняком, каким был Государь в день его отречения. Если бы его дворцы, имения и драгоценности были бы национализированы, то у него бы просто не осталось никакой личной собственности. И если бы ему удалось переехать с Семьёй в Англию, то ему пришлось бы, чтобы существовать, работать, подобно каждому рядовому эмигранту».

На эту же тему, вспоминая о работе своего отца А.Танеева главноуправляющим Личной Его Императорского Величества Канцелярией, А.Вырубова писала в книге «Страницы из моей жизни»: «Личные деньги Государя находились… в Канцелярии Его Величества. Отец мой принял 400 тыс. и увеличил капитал до 4 млн., и ушёл во время революции без одной копейки. …Тысячи неимущих получали помощь из этих личных средств Государя. Отец… был очень опечален, когда Государь на докладе о состоянии сумм не обращал внимания на увеличение своего капитала. Отец постоянно получал записки от Государя выдать такому-то с надписью суммы денег… Его расстраивало, когда приходилось выдавать прокутившимся офицерам (Гвардии.- Е.М.) или Великим Князьям большие суммы. Часто Великие Князья и Княгини писали отцу, прося выхлопотать награды каким-либо «протеже», и это чрезвычайно его волновало, т.к. все эти награды требовались вне закона и отец соблюдал интересы Государя».

Не всем известно, что св. Царь взял под своё Августейшее Покровительство Православные братства и придавал большое значение развитию миссионерского дела, особенно важного «вследствие вредной деятельности всякого рода сектантов, часто направлявшихся из-за границы»,- писал в книге «Светлой памяти возлюбленного Государя» Н.Тальберг. Кроме того, св. Царь, продолжал дело своего Отца Царя Александра III, опекал церковно-приходские школы. В них в 1912 года воспитывалось 1 988 367 детей (школ было более 37 тыс.). Но и на этом не кончается перечень деланий святого Царя на благо Русской Православной Церкви. Достойно ли она отблагодарила своего благодетеля?.. А вот что писала монахиня Нектария (Мак Лиз) о доброделании св. Царицы: «По своей инициативе Александра Феодоровна учреждала работные дома в России, школы для сиделок и ортопедические клиники для больных детей. Личный доход Императрицы был невелик, и ей приходилось урезывать свои расходы, чтобы… выделить деньги на нужды благотворительности. В октябре 1915 года ей пришлось известить просителей, чтобы они подождали начала года, потому что свой годовой доход она истратила раньше на вдов, раненых и сирот». В 1898 году случился голод, и Государыня пожертвовала 50 тыс. р. из своего частного фонда голодающим в деревнях. Эта сумма – одна восьмая часть годового фамильного дохода – была истрачена помимо обычных расходов на нужды благотворительности.

Св. Царица хотела возродить и развить вымирающие крестьянские ремёсла и создала школу, в которой молодые крестьянки и монахини проходили курс обучения народному рукоделию и изобразительному искусству, а затем передавали свой опыт и знания другим – в сельские и монастырские мастерские.

Государыня очень хотела улучшить частные высшие учебные заведения для женщин, но ей помешала опекавшая эти заведения аристократия: попечители обиделись на св. Императрицу за критику непрактичной и устаревшей системы образования и отклонили предложенные Государыней планы реформы. Но св. Царица, как писала баронесса С.Буксгевден, придумывала новые благотворительные проекты, энергично воплощала их в жизнь, тщательно продумывая каждую деталь, схватывая при обсуждениях самую суть вещей, быстро выделяя наиболее практичные предложения, иногда внося существенные поправки. Читаю у С.Буксгевден: «Сколько раз, чувствуя себя… нездоровой, Императрица выезжала из Царского Села в Санкт-Петербург навестить больных. Она сама была заботливой матерью, и ей особенно близко было горе других матерей. И те, кого она хорошо знала, и случайные малознакомые люди,- все находили утешение у Александры Феодо-ровны, обращаясь к ней со своими бедами. При малейшей возможности она посещала больных сама, а если не могла – писала тёплые, утешительные письма, посылала любимые книги и цветы. Я неоднократно видела в Ялте, как она просто и скромно шла навестить больного в его бедном жилище, как разговаривала с матерью больного, делясь с ней своим опытом. Во время войны (Первой мировой.- Е.М.) множество больных вдов и матерей приходили во дворец, где их встречала Императрица со словами сердечного сочувствия и утешения. Александра Феодоровна старалась принимать этих женщин, избегая официальных церемоний, часто без придворных дам, чтобы её гостьи чувствовали в ней только сострадающую их горю женщину. И те, кто видели Императрицу такой, никогда бы не сказали, что она холодна или чопорна». Св. Царица всегда интересовалась состоянием санаториев для туберкулёзных больных в Ливадии, имении св. Царской Семьи, и помогала им из своих средств. А.Вырубова находила больных туберкулёзом, которые из-за своей бедности не могли платить за лечение, и составляла отчёты о медицинском обслуживании, и по совершенно конкретным адресам доставляла помощь от св. Царицы. Каждым летом Государыня устраивала благотворительные ярмарки в деревнях близ Ливадии и в своём киоске вместе с Дочерьми и фрейлинами продавала прекрасное шитьё и вышивку, сделанные ею, св. Царевнами и фрейлинами, а все деньги от продажи отправляла на лечение малоимущих больных туберкулёзом. А.Вырубова вспоминала: «Вокруг неё всегда была толпа. Люди протискивались, чтобы дотянуться до её руки, рукава, платья, желая получить покупку из её собственных рук. Часто люди… просили показать им Царевича, а Императрица, радостно улыбаясь, ставила его на стол, и Алексей, смущаясь, мило раскланивался».

Св. Царевны, когда подросли, тоже занимались благотворительностью. Если св. Царица не могла сама навестить больного туберкулёзом, она посылала к нему Дочерей, не считаясь с мнением, что не стоит подвергать их опасности заразиться. «Они должны видеть в жизни не только красоту, но и печаль»,- считала Государыня. Поэтому св. Великие Княжны никогда не отказывали в просьбах тому или иному больному, не имевшему достаточно средств на лечение. Они всегда интересовались результатами своей помощи. Например, когда у св. Царевны Ольги Николаевны появились небольшие личные деньги, она попросила разрешение оплатить лечение мальчика-инвалида, которого часто видела во время своих верховых прогулок и слышала, что его родители бедны. Получив разрешение, св. Царевна тотчас начала откладывать из своих ежемесячных сумм. Вообще же, «…многие авторы,- писала монахиня Нектария (Мак Лиз),- повторяли расхожее мнение.., что Александра Феодоровна жила изолированно и чуждалась людей. Однако, из достоверных источников известно, что многое ей приходилось делать не по своему желанию, а согласно обстоятельствам». Летом, когда св. Царская Семья выезжала в Крым, «Императрица часто сидела у реки или у автомобиля – далеко ходить она не могла. Ей нравилось разговаривать с проходящими мимо сельчанами, и кончалось это обычно помощью людям, которые сначала не знали, с кем они говорят».


При Дворе вокруг Государыни сложилась атмосфера злословия и клеветы, порой доходившей до абсурда. По свидетельству Сестры св. Николая II Великой Княжны Ольги Александровны, св. Царице «…досталось больше всего злословия. Она вошла в историю такой оклеветанной!» И далее: «При Дворе моей Матери считали, что она всё делает не так. Помню, однажды у неё была жуткая головная боль; она вышла к обеду бледная, и я слышала, как за столом говорили, что она в плохом настроении, потому что наша Мать разговаривала с Ники о каких-то назначениях министров. Даже в самый первый год,- я помню это очень хорошо – если Аликс улыбалась, считали насмешкой. Если она выглядела грустной – говорили, что злится». Такая атмосфера (а с годами всё хуже) окружала Её Величество в течение всего царствования, а после её мученической кончины злословие и вовсе обрело чудовищные формы.

Я не смог установить, когда именно Ольга Александровна стала Великой Княгиней и Супругой герцога П.Ольденбургского. Этот союз был несчастливым и кратким, а вторым (последним) браком она сочеталась с простым русским офицером перед самым «бескровным Февралём» 1917 года. Приношу извинения читателю за невольную путаницу с титулами достойной Сестры св. Николая II: когда моя книга была почти закончена, я увидел в документальном фильме об Ольге Александровне на телеканале «Культура» полосу советской газеты «Известия» за 1945 год с клеветнической статьёй «Великая Княгиня помогает изменникам Родины». Её Высочество лишь пыталась помочь бежать из Европы в Аргентину тем нашим гражданам, ставшим жертвой политического обмана, которым грозила неминуемой гибелью репатриация – принудительное возвращение в СССР на лютую смерть в застенках НКВД и советских концлагерях.

Читая дневники Государя или воспоминания близко знавших св. Царскую Чету людей, понимаешь, что её всю жизнь связывала огромная любовь и нежность. С годами во время болезни св. Царицы (она страдала слабостью сердечной мышцы и такими сильными отёками ног, что передвигалась только в кресле-каталке) Государь сам возил любимую Супругу гулять по парку в Царском Селе, или в Петергофе, или в Ливадии в тёплое время года. Св. Царь называл Её Величество «Солнышко», как её звали в детстве родные. А вот что писала Ю. фон Ден об отношении Государыни к Супругу: «Главным для себя лицом Её Величество считала Государя… Только и было слышно от неё: «Так угодно Его Величеству», «Так сказал Его Величество»; она была очень нежна с ним. Материнское чувство её проявлялось даже в любви к… Супругу. Государыня очень заботилась об Императоре; возможно, это объяснялось тем, что он много страдал из-за любви к Её Величеству».

В вопросах воспитания Детей Супруги также проявляли полное единодушие: Дети росли в любви и строгости. Основополагающий принцип воспитания – простота и никаких излишеств (например, младшие Сёстры донашивали вещи старших), но главное внимание св. Царственные Родители уделяли здоровью и образованию Детей. Известно, что св. Царица сама вскормила всех своих Детей, отказавшись от традиционных при Дворе кормилиц, Дети спали в хорошо проветренном помещении на кроватях с жёсткими матрацами и без подушек (как мы помним, так же воспитывали и Родители св. Николая II). Государыня активно участвовала в составлении учебных программ для Детей, не полагаясь лишь на прекрасного воспитателя П.Жильяра.

Св. Царская Семья обычно кушала вместе, если никто не болел и Государь не был в отъезде, а сам св. Николай II всегда любил в свободное время, особенно вечером, каким бы ни был трудным день, почитать Детям вслух, причём любимым его чтением были рассказы и стихи из русской литературы или Евангелие. Св. Царица тоже очень любила эти семейные вечера и слушала чтение Государя вместе с Детьми.

О необычайной простоте в быту св. Царской Семьи свидетельствует А.Вырубова в «Неопубликованных воспоминаниях»: «Утренний и полуденный чай бывали очень скромны. На столе были чай, подсушенный пшеничный хлеб, масло, английские бисквиты. Такая роскошь, как торт, пирожные или конфеты, появлялись редко. Во время войны (Первой мировой.- Е.М.) еда была очень простая. Государыня – убеждённая вегетарианка – никогда не прикасалась к мясу или рыбе. Перед дневным завтраком и перед обедом подавали закуски на нескольких небольших блюдах. Они всегда стояли на отдельном столике. Обычно это были закуски чисто русские, как осетрина, икра. …Государь не любил деликатесы, икра была ему противна. Государыня к закускам прикасалась редко. Второй завтрак состоял из двух или трёх рыбных и мясных блюд. …На обед после закусок подавали суп с пирожками и ещё четыре блюда: рыба, мясо, овощи и десерт. Государь любил только здоровую пищу и никогда не интересовался изысканными блюдами». Об этом же писала баронесса С.Буксгевден в книге «Император Николай II, каким я его знала»: «В обыденной жизни Николай II был очень простым. Он не носил ювелирных вещей. Его ежедневной одеждой была тужурка. Он любил скромную еду, никогда не требовал каких-нибудь особенных блюд. Во всех резиденциях комнаты Императорской Четы были отделаны ко времени их свадьбы и никогда не были снова переделаны. «Напрасная трата денег»,- говорила Императрица. Так их комнаты и оставались к 1917 году».

Но св. Царская Семья не могла пренебрегать светскими обязанностями. Она должна была приглашать ко Двору высших сановников Империи, военных, светскую молодёжь. Особенно трудными для св. Семьи были насыщенные придворными праздниками (балами, ужинами и т.д.) первые два месяца года. Обычно после бала св. Царица уходила к себе, а гостей за ужином «развлекал» хозяин дома, Государь, который при первой возможности покидал гостей, предоставляя им веселиться до утра. Дочери редко участвовали в светской жизни, исключая те случаи, когда этого требовал дворцовый этикет: св. Цесаревнам трудно было обзавестись друзьями, а Государыню страшила мысль о влиянии на них избалованных светских молодых женщин, в большинстве своём праздных и глупых. Это касалось и молодых Кузин, чьё воспитание было более снисходительным. Его Величество сам сопровождал св. Великих Княжон в театры, им дозволялись спортивные игры в дворцовых парках, небольшие вечера с чаепитием у Тёти Ольги (Ольги Александровны), на которые приглашали избранную молодёжь. Позднее стали устраивать теннис и конные прогулки с молодыми офицерами. Св. Царица никогда не мешала Дочерям шалить и смеяться, считаясь с их молодой жизнерадостностью, и это только укрепляло доверие между нею и Дочерьми. Государыня любила также бывать на их уроках, обсуждать с учителями направление и содержание занятий. Вот какие строки о св. Царевнах оставил нам П.Жильяр: «Великие Княжны были очаровательны – воплощение свежести и здоровья. Трудно было бы найти четырёх Сестёр с более разными характерами, и всё же так совершенно едиными в любви друг к другу, что не исключало личной независимости каждой, и, несмотря на разные темпераменты, делало их самой сплочённой Семьёй».


Скромность св. Царевен, к примеру, доходила до того, что они обижались на необходимое в известных случаях обращение: «Ваше Императорское Высочество». А когда любимую фрейлину Государыни, молодую, жизнерадостную и преданную княжну С.Орбелиани приковал к каталке наследственный прогрессирующий паралич, не только св. Царица, но и св. Царевны окружили её заботами и своим деятельным вниманием.

Главной же отдушиной для св. Царской Семьи была яхта «Штандарт», на которой они проводила всего одну-две недели в году. Тут, в узком кругу, не надо было ничего изображать, каждый был самим собой, освобождаясь от суеты, интриг и сплетен дворцовой жизни, а молодые офицеры экипажа яхты отличались особой деликатностью и благородством.

(Продолжение следует.)


Свидетельство о публикации №4600

Все права на произведение принадлежат автору. Евгений Морозов, 22 Августа 2017 ©

22 Августа 2017    Евгений Морозов Рейтинг: 0 1    148





Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()


  1. Евгений Морозов 22 августа 2017, 22:03 #
    Спаси Господи!

    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    *** 2 +3
    В ту ночь захоронения не было 0 +2
    Синица 2 +2
    Часть II. Глава 6. Война и "репетиция Октября" 5 +1
    СЛОВО О СВЯТОЙ ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ И РОССИИ. От автора 0 +1


    Как умер Фрунзе?

    Про смерть Михаила Васильевича Фрунзе (1885 – 1925) написано достаточно, но до сих пор не понятно, как же умер этот революционер и государственный деятель... Читать дальше
    152 0 0

    Письмо

    [[!+introtext]]

    Особо подробно данный рассказ обрисовывать не буду. С описанным здесь сюжетом столкнулся в жизни, несколько лет назад. Здесь соединены две разные истории, свидетелем первой я был в городе Лермонтов. А вторую историю мне рассказывали знакомые. Также немного хотелось коснуться темы мужества, поднятой Константином Михайловичем Симоновым, при этом отразить ее не на несколько печатных страниц, а показать фрагментарно, в виде нескольких словестных «бликов». Здесь нет желания поучать кого-то или указывать на недочеты других людей. Наоборот, старался показать читателям возможность обращения к самому(ой) себе и пытался сопоставлять героиню, какой она была вчера и какой является сегодня. За вдохновение благодарю Марину Гирину, коллективы групп «Tracktor Bowling» и «Louna».

    Особо подробно данный рассказ обрисовывать не буду. С описанным здесь сюжетом столкнулся в жизни, несколько лет назад. Здесь соединены две разные истории, свидетелем первой я был в городе Лермонтов. А вторую историю мне рас..
    Читать дальше
    82 0 0