Пиши .про для писателей

В поисках волшебного талисмана

Автор: Елена Николаевна Супликова

Глава первая
Сидя на диване, Валька развлекался тем, что щелчком пальцев включал и выключал телевизор. Такую способность он приобрел недавно и совершенно случайно. О том, что он отличается от своих сверстников, он знал давно, но вот о том, что обладает способностью включать электроприборы при помощи взмаха руки или щелчка пальцев, узнал недавно. О своих сверхспособностях Валька пока решил ничего не говорить своей маме, зная ее неадекватную реакцию на его фокусы. С нее хватало и того, что он в свои 13 лет заканчивал 11 класс. По окончании школы Валька поступать в институт пока не стремился, полностью еще не определившись. Математика не увлекала его, химия и физика тоже, хотя по всем предметам у него были одни «пятерки». Мистика – вот чем он бы хотел заниматься. Объяснять и находить объяснения необъяснимому. Журналистика – вот, пожалуй, то, чему бы он посвятил свою жизнь. А пока он сам хотел разобраться в том, что у него стало в последнее время получаться. С детства он мог угадывать мысли и желания своих близких и друзей. По шагам знал, кто идет по коридору. По звуку всунутого в замок ключа мог распознать настроение мамы. Его способности пугали ее, но чтобы не расстраивать маму, Валька научился скрывать от нее то, чему неизвестно откуда выучился.
Как-то, рассматривая семейный альбом, он наткнулся на старую фотографию, где были запечатлены две девушки. Одной из них была мама, а другая, по-видимому, ее родная сестра. Они очень походили друг на друга, но самыми примечательными у второй девушки были глаза. Даже на черно-белой фотографии было заметно, что глаза у нее были разного цвета. «Кто это?» — спросил тогда ее Валька. На что получил короткий ответ: «Это моя старшая сестра, которая умерла незадолго до твоего рождения». Нежелание матери рассказывать о своей сестре Валька расценил тем, что ей больно вспоминать об утрате дорогого ей человека. Нежелание рассказывать про отца наводило на мысль, что он чем-то когда-то очень ее обидел. Ответ, что он погиб до его рождения, Вальку вполне устроил и, чтобы больше не огорчать маму горькими воспоминаниями, он больше не спрашивал ее, как и при каких обстоятельствах погиб его отец. То, что смерть отца связана с разноглазой теткой, он понял сразу, поэтому приставать с расспросами к матери больше не решался, видя ее реакцию. Горечь утраты любимых ею людей надолго приводила ее в глубокую печаль и уныние. О других родственниках мама ничего не знала, рассказывая, что они с сестрой были сиротами и воспитывались в детском доме.
Звук открываемой двери отвлек Вальку от телевизора. Он удивился тому, что не услышал, как мама поднималась к квартире. Выглянув в коридор, он замер в удивлении. На пороге стоял совершенно незнакомый ему человек. Страха, что это грабитель, у Вальки почему-то не было. Встав с дивана, Валька вышел навстречу незнакомцу, который явно не спешил войти в комнату.
— А я тебя примерно таким и представлял себе, — сказал незнакомец, разглядывая подростка.
— Собственно, как Вы сюда попали? – не заметив ключа у незнакомца, спросил Валька.

— Это несложно, если знать как, — пожал он плечами.
— Что Вам здесь нужно? – спросил Валька, улыбающемуся незнакомцу.
— Собственно, мне нужен именно ты, — сделав шаг к мальчику, незнакомец протянул ему руку. – Прости, что вошел таким образом; думаю, влететь в окно или появиться ниоткуда, было бы не менее шокирующим, — предвидя его вопрос, ответил незнакомец. – Меня зовут Ханикен, я пришел за тобой.
— Зачем? – пряча за спину руки и делая шаг назад в комнату, спросил Валька.
-Видишь ли, тебя следовало бы забрать еще тогда, когда ты только начал самостоятельно ходить, но твоя тетя просила, чтобы мы не торопились с твоим исчезновением. Слишком свежа еще была рана горестной потери твоих родителей.
-Погодите, Вы что-то путаете! Моя мама жива.
-Значит, она так и не решилась рассказать тебе всю правду. Впрочем, рано или поздно ты бы все равно обо всем узнал, — Ханикен грустно улыбнулся. — У нас не так много времени, что- бы вот так вот стоять в коридоре. Я должен забрать тебя с собой. Возьми с собой самое необходимое, остальное потом.
-Куда Вы собираетесь меня забрать? Мама знает, что Вы пришли за мной?
-Да, — видя недоверие в глазах мальчика, незнакомец протянул ему расписку. – Вот, она дает свое согласие на твое обучение в школе магов.
-Каких еще магов? Я ничего не понимаю!
-Думаешь, твои сверхспособности тебе просто так даны? Вижу, что ты понимаешь, о чем я говорю. Словом, ты желаешь, знать больше, чем знаешь о себе сейчас? – Валька машинально кивнул. – Буду краток, пока ты собираешь свои вещи, — сказал незнакомец, проходя в комнату. Удобно расположившись в кресле и закинув ногу на ногу, он улыбнулся. – Видишь ли, ты не просто мальчик со сверхспособностями, ты являешься потомком известного в своих кругах мага, волшебника, как хочешь, можешь это называть. Случайная смерть оборвала жизнь твоих родителей, ты просто чудом остался тогда жив. После трагедии с твоими родителями сестра твоей матери взяла тебя на воспитание. Решив, что так женщина легче перенесет гибель своей горячо любимой сестры, совет решил пойти ей навстречу и не забирать тебя сразу, дав тем самым тебе небольшую отсрочку. Совет принял такое решение потому, что ты был слишком мал и уязвим. Глупая женщина, она думала запутать следы, сбежав в другой город и сменив фамилию. Она решила навсегда оставить тебя у себя, но это невозможно. Такие, как ты, должны либо грамотно управлять своей силой, либо навсегда ее лишиться. Не думаю, что ты хотел бы лишиться такого дара, которому учатся многие годы. Совет, видя твои успехи и самоконтроль над собственными сверхспособностями, постановил, что тебе пора пройти школу, где ты сможешь грамотно применять свой дар по назначению.
-Скажите, мои родители были белыми магами?
-Твой отец был белым магом, но твоя мать была чистокровной ведьмой. Тому доказательство — ее глаза. Как в таких случаях говорят, это был неравный брак. Но, что было, того уже не вернешь. Совет предлагает тебе самому сделать свой выбор.
-Почему моя мама, то есть тетя, не обладает такими способностями?
-В семье не всегда эти способности передаются всем членам семейства. Твоей матери этот дар перешел от бабки. Впрочем, историю своих родителей ты сможешь прочитать в энциклопедическом сборнике магов.
-Скажите, вы знали моих родителей? – с надеждой спросил его Валька.
-Скажем так, я видел одного из них, когда учился в школе магов.
-Я думал, что такая школа существует лишь в воображении писателей.
-Я вижу, ты увлекаешься фэнтези? – Ханикен, указал на книжную полку, где стояли книги Дмитрия Емеца, Александра Прозорова и Сергея Лукьяненко.
-Да. Мне нравится читать про магов и ведунов, но я никак не предполагал, что вымысел может оказаться явью.
— Почему ты решил, что все, что описано ими лишь вымысел?
Валька пожал плечами.
— В это трудно поверить.
— А твои способности, тоже вымысел?
— Я относил их к экстрасенсорике.
— Ты веришь в «детей индиго»? – спросил Ханикен.
— Сейчас все об этом говорят, разве это тоже вымысел?
— Нет, но им далеко до тебя.
— Трудно поверить, что я обладаю магией, у меня в голове это просто не укладывается.
— Многие даже не догадываются, что обладают этим даром, усмехнулся Ханикен. – Некоторые, используя магические книги, становятся магами, но до настоящих магов им, ой, как далеко. Слишком много в нашем мире шарлатанов, но мир создан так, что наравне с магами всегда будут идти лже-предсказатели и лже-маги, к которым всегда будут тянуться люди.
-К какому типу магов отношусь я? – спросил Валька, собрав увесистый рюкзак.
-Это решать совету. Ты должен сдать экзамены по магии, которая и выявит твои способности. Если ты готов, то я предлагаю отправляться.
-Можно мне задать вам еще один вопрос?
-Ты сможешь навещать свою тетю в каникулы, — предугадывая, о чем хотел спросить его мальчик, ответил Ханикен.
-Почему она не захотела проститься со мной?
-Это ее выбор, — пожал плечами незнакомец, — Видимо, она решила, что так ей будет легче перенести разлуку.
-Не понимаю, зачем ей нужно было скрывать, что я ее племянник?
-Возможно, чтобы ты не задавал лишних вопросов.
-Можно, я оставлю ей записку?
-Давай, только быстрей, у нас нет лишнего времени.
Валька уселся за журнальный столик и задумался.
-Ты скоро? — стал уже нервничать незнакомец, посматривая на часы.
-Я не знаю, что написать.
-Пиши, что скоро встретитесь. Давай парень, поезд ждать не будет.
-Поезд? Мы поедем на поезде?
-Было бы смешно прилететь к тебе на ковре — самолете. Мы цивилизованные люди, как все, пользуемся транспортом.
-А чем вы докажете, что не хотите меня похитить? – насторожился вдруг Валька.
Незнакомец фыркнул.
-Нужно мне похищать тебя.
-Покажите свои документы.
-С этого сразу же, как я только вошел, и нужно было начинать! – взглянув на часы, проворчал он. — На, читай, — протянул Ханикен красные корочки.
Валька оценивающе посмотрел на фотографию незнакомца и прочитал следующее: Хельмут Ханикен, оперуполномоченный по делам магистратуры оккультных наук для исполнения секретных заданий.
-Так я вам и поверил. Да таких корочек в подземном переходе, сколько хочешь можно купить.
-Ты прав, попробую доказать тебе по другому, — буркнув, что-то себе под нос, Ханикен прошел через стену и вскоре вернулся обратно, прихватив с собой мамино вязание. – Теперь ты доволен? Я киднэппингом не занимаюсь, я всего лишь сопровождающий.
-Хорошо, я готов, — согласился с ним Валька.
-Теперь придется вызывать такси, иначе не успеем, — с раздражением сказал Ханикен. – Где у вас телефон?
-А почему вы не используете здесь свое волшебство?
-Нам нельзя привлекать к себе лишнего внимания. Историю помнишь? В свое время инквизиция очень хорошо поспособствовала уничтожению магов и волшебников.
-Но сейчас другое время.
-Не имеет значения, зачем мне лишняя головная боль. Идем, такси уже ждет нас.
-Но вы так и не позвонили по телефону.
-Ошибаешься, я давно это уже сделал, — усмехнулся Ханикен. – Идем, — незнакомец открыл входную дверь и стал спускаться по лестнице.
Валька, следуя за ним, закрыл входную дверь и грустно вздохнул.
-Прощай, мама. Мы обязательно еще встретимся.

Глава вторая
Такси мигом довело их до вокзала, и они сели в электричку. Как только Ханикен сел на скамейку, тут же сделал вид, что заснул. Валька постеснялся приставать к нему с расспросами и стал разглядывать незнакомца. Среднего роста, в спортивной куртке и джинсах, он выглядел лет на 20. Светлые волосы были коротко стрижены. Правильные черты лица говорили о том, что он европеец. Необычное имя и фамилия указывали, что он мог быть как немцем, так и прибалтом, возможно, даже финном. «Кажется, у него голубые глаза», — подумал Валька, стараясь воспроизвести облик незнакомца. Ханикен, слегка улыбнувшись уголками губ, открыл глаза.
— У тебя хорошая память, только глаза у меня светло- серого оттенка. А вот ты, похоже, унаследовал свои глаза от матери.
Валька смутившись, покраснел.
— Не смущайся, это вполне нормально. Ты прав, моим отцом был финн. Я полукровка. Моя мама — русская, живет в Питере.
-Она тоже маг?
-Почему тоже? Она, как бы тебе попроще сказать…, одним словом, она из бывших русалок. Работает в институте, читает лекции по биологии. Она — профессор биологических наук, а отец — морской офицер.
-Он жив?
-Нет, погиб.
-Вы не хотели стать моряком?
-Давай перейдем на «ты», а то мне как-то неловко. Как все в детстве хотел стать моряком, но после смерти отца понял, что офицер из меня никакой. Я, как мама, больше увлекаюсь биологией, моя стихия это водный мир. Помнишь, как у Беляева «Человек – амфибия», я — вроде Ихтиандра? Сопровождение, это у меня первое задание.
-А тебе не тяжело на суше?
Ханикен засмеялся.
-Я же не дышу жабрами, здесь совсем другое.
-А я вот ничего не знаю о своих родителях.
-Порой людей трудно понять, возможно, мама оберегала тебя таким образом. Но волшебную сущность не утаить, все равно проявится.
Валька ненадолго замолчал, сомневаясь, правильно ли он поступает, отправляясь с незнакомым ему человеком неизвестно куда.
-Ты не сомневайся, наша школа первоклассная, ни в чем не уступает Европейской.
-Скажи, а темных магов много в вашей школе?
-Как бы тебе сказать. Обучаются все одинаково, только сущность у каждого разная. После каждого года обучения ты должен сдать экзамены, которые и определяют, к чему ты более склонен. В начальных классах нет ни белых, ни серых, ни черных, все равны. В средних классах у каждого учащегося может проявляться своя индивидуальность. Из твоего досье я понял, что ты обладаешь электроэнергетикой; это довольно редкий случай, чаще всего встречаются бытовые маги. Среди «монстров-мутантов», к коим принадлежу я, относятся оборотни, вампиры, русалки и т.д. Одним словом, «нечистая сила», — рассмеялся Ханикен.
-Я читал, что…
-Я имел в виду людей, а не ту нечистую силу, с которой человек постоянно воюет. Домовые, эльфы, гномы относятся к безобидным существам, хотя, на мой взгляд, такими уж безобидными их и не назовешь. А вот гоблины, тролли, лешие, кикиморы, навки, наяды и т.д., относятся совсем к другой классификации, с ними лучше бы не встречаться. Впрочем, ты сам скоро поймешь, кто тебе друг, а кто враг.
-Но ты же сам говорил, что ты — сын русалки, а я читал, что русалки заманивали людей в воду и топили там.
-Не путай русалок с утопленницами, которых тоже называют русалками.
-Если те и другие русалки, как распознать кто из них кто?
-А вот этого я тебе не расскажу, семейная тайна, — засмеялся Ханикен. — Слушай, мы с тобой заболтались, а нам пора выходить.
Валька, схватив свой рюкзак, заспешил за Хельмутом, прослушав название остановки. Спрыгнув на перрон, он огляделся. На маленьком здании, окруженном со всех сторон лесом, словно специально сняли вывеску, оставив лишь выцветший плакат, на котором было написано «Береги лес!».
-Идем! – дернув его за рукав, сказал Ханикен.
От избушки в глубь леса тянулась тропинка, по которой они и направились. Оборвалась тропинка неожиданно, поглотив идущего впереди Хельмута. Валька от неожиданности даже растерялся, замедлив шаг.
-Ты чего встал? – появившись ниоткуда, спросил Ханикен.
-Так тропинки больше нет, — вертя головой в разные стороны, сказал Валька.
-А, так это защитное поле. Не бойся, шагай смело.
Валька сделал шаг вслед за исчезнувшим Хельмутом. Ощущение было таким, как будто проходишь через что-то вязкое и плотное. Валька, с трудом передвигая ноги, вновь оказался на тропинке, которая вела дальше в лес.
-Давай поспешим, а то придется в лесу ночевать, пока другой лифт не прибудет.
-Что? Лифт в лесу?
-Мы так передвижение в пространстве называем. Не думаешь же ты на самом деле, что наша школа где-то поблизости находится, — усмехнулся Хельмут.
На поляне, куда они вскоре пришли, находились еще два человека. Ими оказались миловидная девушка лет восемнадцати и рыжая девчонка лет двенадцати.
-Привет, Хельмут! – поздоровалась с Ханикенем девушка.
-Привет, Оксана, — улыбнулся ей Хельмут. – Рад тебя видеть.
-Может, представишь меня своему подопечному?
-Да, конечно, знакомься. Это — Валентин, Валентин, это — Оксана, одна из будущих выпускниц нашей школы. А кто это рыжее чудо?
-Я не рыжая, — возмутилась девчонка, — Я – шатенка, и зовут меня Зина Руденко.
-Я же говорю рыжая, даже по фамилии, — рассмеялся Хельмут.
-Я вот тебе! – девчонка кинулась на него с кулаками.
-Зина, перестань сейчас же, не видишь, что он подшучивает над тобой. Посмотри, его приятель тоже рыжеватый, — оттаскивая девочку от Ханикена, сказала Оксана.
-Что мне до его друга, у него девчачье имя, ему и так в школе, небось, доставалось, — проворчала Зина, лягнув напоследок Хельмута.
— Вовсе у меня не девчоночье имя, — обиделся Валька.
-Девчоночье, так мальчишек не называют, — показав ему язык, ответила Зина.
-Хельмут, где ты, там всегда споры и ссоры, никак не можешь без этого обойтись, — покачав головой, сказала Оксана.
-Простите меня, но я неравнодушен ко всем рыжим, — смеясь, признался Хельмут.
-Это еще почему? – удивилась Зина.
-Потому что сам рыжий.
-Врешь, у тебя волосы светлые, как у этого, — указав пальцем на Вальку, возмутилась Зина.
-Были, — поправился Ханикен.
-Что осветлился?
-Нет, выцвели.
-Неправда, я все лето на солнце без шляпы ходила, они от этого только еще ярче стали.
-Это все от состава волос зависит и еще оттого, что ты больше всего любишь есть. Спорим, что ты очень любишь морковку грызть?
-А ты откуда знаешь? – удивилась девчонка.
-Да по твоим волосам, — засмеялся Хельмут.
-Да ну тебя, — обиделась девчонка, — Взрослый, а туда же со своими шуточками.
-Хельмут, перестань, Зине и так достается из-за цвета ее волос, будь умнее, — укоризненно глядя на Ханикена, сказала Оксана.
-Все, больше не буду, — подняв руки кверху, сказал Хельмут. – Ты как оказалась тут?
-Думаешь, только тебе одному дали такое поручение?
-Нет, конечно.
-Я краем уха слышала, что нынче большое пополнение будет.
Ханикен присвистнул.
Зина, пока молодые люди тихо беседовали между собой, подошла к Вальке, который отковыривал тонкие пластинки от сосновой коры.
-Ты тоже в школу волшебников пойдешь?
-Да, — кивнул он.
-А сколько тебе лет?
-Тринадцать, а тебе?
-Двенадцать исполнилось вчера.
-Ты тоже детдомовский?
-Нет, у меня мама есть, то есть тетя, — сказал Валька.
-Интересно, как это она тебя в такую школу отпустила? – удивилась девочка.
-Не знаю, — пожал плечами Валька, — Возможно, ей объяснили, что так надо.
-Жалеешь, что поехал?
-Для меня это стало неожиданностью.
-А я нисколько не жалею, надоели все! Если бы не Оксана, спалила бы всех давно. Представляешь, когда я начинаю злиться, у меня из пальцев огонь выскакивает, и посуда летать по комнате начинает.
-Ты как полтергейст.
-Чего? – не поняла Зина.
-Ты что, про полтергейст ничего не слышала?
-Это про нечистую силу, что ли?
-Типа того, — махнул рукой Валька.
-Меня в церковь к батюшке водили, нет во мне никаких бесов, — обиделась Зина.
-При чем тут бесы, просто ты обладаешь сильной энергией, которая при вспышке эмоций вырабатывает огненную энергию.
Зина удивленно открыла рот, но потом, опомнившись, сказала:
-Я смогу это регулировать?
-Для этого и существуют такие школы. Разве тебе Оксана ничего не рассказывала?
-Нет, она сказала, что меня переводят в другую школу, где я не буду никому мешать.
-Она не сказала тебе, что ты будешь учиться в школе для магов?
-Ты думаешь, я ей поверила? Сказки все это. Просто один детский дом на другой меняется, вот и все. А ты чем таким обладаешь?
-Я при помощи взмаха руки или щелчка пальцев могу включить свет или телевизор.
-Здорово! А еще что-нибудь можешь?
-Иногда могу мысли угадывать.
-Это и я могу, когда захочу.
-О чем это наши голубки воркуют? – спросил подошедший к ним Хельмут.
-Мы же не спрашиваем вас, о чем вы там так долго любезничаете? – в тон ответила ему Зина.
-У нас деловые отношения, — усмехнулся Хельмут.
-Вот и у нас деловые отношения, — взглянув на него из-под длинной рыжей челки, сказала Зина.
-Прошу прощения, но транспорт прибыл, — шутливо кланяясь ей, произнес Хельмут, указывая на большой, похожий на лифт, шкаф. – Прошу занять всем свои места!
Зина нерешительно сделала шаг вперед.
-Э, как он здесь появился? – спросила она.
-Секрет. Так мы едем или будем ночевать в лесу?
-По мне, так лучше ночевать в лесу, я люблю ходить в походы, — сказала Зина.
-Ребята, давайте быстрей, а то нас уже заждались там! — крикнула им Оксана
Валька направился к лифту и сел на мягкое сиденье, прикрепленное к его стенкам.
-Прошу вас, мадам, — приглашая девочку в лифт, сказал Хельмут.
Вздернув курносый нос, Зина, как королева вошла в кабину.
-Двери закрываются! – услышали они женский голос, напоминающий им голос в метрополитене.
-Следующая остановка «Магическая школа», — подражая ей, произнес Хельмут.
Валька почувствовал, как лифт, слегка качнувшись, проваливается вниз. Желудок, неприятно подпрыгнув вверх, вернулся на место. Валька, закрыв глаза, стал медленно считать про себя до ста. На счете двадцать, лифт остановился, заставив желудок подпрыгнуть вниз.
-Осторожно, двери открываются! – произнес голос.
Дверцы разъехались, открыв взору каменный коридор.
-Напоминает древний замок, — восхищенно сказала Зина.
-Это и есть замок, где расположена наша школа, — подталкивая Вальку к выходу, сказал Хельмут. – Ну, что, давайте прощаться, девочки налево, мальчики направо. Надеюсь, за ужином встретимся, — помахав рукой, Оксане и Зине, сказал Ханикен. – Идем, нам на мужскую половину.

Глава третья
Валька с интересом рассматривал стены древнего замка, на которых висели древние гобелены и картины с сюжетами охоты.
-Не советую ночью ходить по коридорам, — сказал Ханикен. – Новичкам, не знающим защитных заклинаний, небезопасно тут находиться.
-Привидения? – спросил Валька.
-Не только.
Мимо прошмыгнула чья-то тень, заставив Вальку невольно вздрогнуть.
-Не бойся, это шабурша, она безобидная, когда одна, но в стае представляет для человека опасность. Зная заклинания, ты легко справишься с этими тварями.
Коридор свернул еще раз направо, отрыв перед Валькой небольшой холл.
-Ты подожди меня здесь, я сейчас, — скрывшись за позолоченными дверями, сказал Хельмут.
Валька, оставшись в холле, заметил еще одного паренька, так же рассматривающего картины и гобелены зала.
-Привет! – сказал Валька пареньку.
-Привет, ты тоже новичок?
Кивнув ему, Валька представился:
-Меня Валентином зовут, я с Урала.
-Я Саня, родом из-под Рязани, — протянув ему руку, сказал паренек. — Ты не знаешь, мы вместе будем жить?
-Нет, не знаю.
-А в каком классе?
-Не знаю, — пожал плечами Валька.
-Ты в каком классе учился у себя дома? – спросил его Саня.
-В одиннадцатом.
-По виду не скажешь. Неужто тебе уже семнадцать лет?
-Нет, мне тринадцать. Я в школу с пяти лет пошел и сразу во второй класс.
-Классно, а потом?
-Через месяц в третий.
-Ты что, вундеркинд что ли?
-Нет, просто рано научился читать и писать.
-А сюда за какие заслуги?
-Так, немного с электричеством баловаться умею.
-А я с животными разговаривать умею. Не веришь?
-Почему, верю. В школу магов просто так не попал бы.
-До сих пор не верится. У тебя в роду маги были или так талант проявился?
-Мой отец магом был.
-А моя бабка шашни с домовым водила, — усмехнулся Саня. – Мне как об этом рассказали, так я чуть не рехнулся. Веришь, я этого парня чуть на кусочки не порвал. Надо ж такому поверить, чтоб моя баба Маня замужем за домовым была? Бред какой-то! Я сюда только затем ехать согласился, чтобы все это на чистую воду вывести. Трудно поверить, что ты являешься потомком домового. Ты скажи, я на домового похож?
-Я их никогда не видел, — пожал плечами Валька.
-А я видел. Нисколько я на них не похож.
Валька с любопытством посмотрел на паренька. Темные волосы торчали во все стороны. На смуглом лице были выразительные черные глаза размером с крупную смородину и небольшой, картофелиной, нос. Нервничая, мальчик постоянно облизывал свои тонкие, розовые губы, которые были обветрены и причиняли дискомфорт своему хозяину. Мальчишка напоминал взъерошенного воробья, греющегося на солнышке после зимней стужи.
-Валентин Зеленец, прошу вас пройти в кабинет, — услышали они приглашение.
Валька оглянулся по сторонам, желая узнать, кто находится в холле с таким же именем.
-Это не тебя ли зовут? – спросил его Саня.
-У меня фамилия Зеленцов, — сказал Валька.
-Но тут, кроме нас, больше никого нет, — развел руками Саня. – Ты сходи, может они обознались там?
-Валентин Зеленец, вас ожидает директор школы, — настойчиво прозвучал голос над дверью.
Валька, приоткрыв дверь, заглянул в кабинет.
-Заходи — заходи, не заставляй себя ждать, — нахмурив кустистые брови, сказал седовласый старик за большим письменным столом.
-Итак, Валентин Зеленец, от роду 14 лет, проживающий на Среднем Урале вблизи города Екатеринбурга, — прочитал скрипучим голосом старик.
-Тут какая-то ошибка, — сказал Валька.
Брови старика вскинулись вверх, а круглые очки чуть не свалились на стол.
-Молодой человек, у нас не может быть никаких ошибок. Ваша дата рождения 9 марта 1995 года?
-Вы ошибаетесь, моя фамилия не Зеленец, а Зеленцов,- поправил его Валька. – И дата моего рождения 19 марта 1996 года
-Здесь нет никакой ошибки, Валентин Андреевич. Ваша тетя Елизавета Павловна сознательно изменила вашу фамилию и дату вашего рождения, чтобы ввести совет в заблуждение. Будь ее воля, она изменила бы не только вашу фамилию, но и имя, данное вам при рождении родителями, — сурово произнес старик. Только ничего у нее не вышло — не всегда то, что написано пером, можно вырубить топором. Вам придется привыкнуть к вашей настоящей фамилии и возрасту. Вам известно, кто были ваши родители?
-Я только сегодня узнал, кем они были. Я всегда считал «маму» мамой.
-То есть вашу тетю мамой? Я всегда, говорил, что зависть плохая черта, но чтобы настолько…
-Возможно, она оберегала меня от лишних неприятностей? – попытался заступиться за нее Валька.
-Что ж, возможен и такой вариант, хотя она должна была знать, что ты полностью находишься под нашим наблюдением, — задумчиво сказал старик. – Она рассказывала тебе что-нибудь о родителях?
-Нет.
-Ах, да, я уже спрашивал тебя об этом. Ты очень похож на своего отца, только глаза у тебя материнские. Ты смело можешь гордиться своим отцом, он был лучшим учеником этой школы. В библиотеке ты найдешь все сведения о своих родителях. Ханикен наблюдал за твоим развитием, поэтому я не думаю, что тебя нужно отправлять в начальные классы. Зная о твоих успехах в школе, думаю, тебе не составит большого труда наверстать упущенные знания. Дерзай, не посрами имя своего отца! – улыбнулся ему старик.
Из ниши появился Ханикен и, тронув Вальку за плечо, вывел его из кабинета. В холле уже никого не было, да и сам холл не напоминал тот, в который Хельмут привел его первоначально.
-Идем, я покажу тебе твою комнату.
Поднявшись по лестнице вверх, они свернули пару раз направо по коридору, пока не оказались в длинном холле с рядом многочисленных дверей.
-Вот здесь ты и будешь жить, это этаж среднего звена, твоя комната под номером 24. Иди, располагайся. Ужин в семь тридцать, если что, встретимся там. Да, спустишься по лестнице вниз до первого уровня, а остальное определишь по запаху, — хлопнув Вальку по плечу, Хельмут ушел.
Валька нашел дверь под своим номером и слегка постучал. На его стук никто не ответил. Решительно толкнув дверь, он вошел в комнату и тут же вскрикнул от жалящей его боли.
-Что за черт? – сказал он, отступая назад.
Несколько раз, пробуя переступить порог комнаты, он отскакивал от пронизывающей его неприятной боли.
-И что теперь мне делать? – тихо произнес он, усаживаясь на пол возле своей комнаты. Ответом ему послужил школьный звонок. Коридор ожил, с разных сторон стали появляться мальчишки его возраста.
-Ты чего, новенький? – спросил его вихрастый паренек, проходя мимо.
-Новенький, — кивнул ему Валька.
-Погоди, сейчас Севка придет.
Долговязый парень лет пятнадцати неспешной походкой подошел к Вальке.
-Это ты, что ли, значит, моим соседом будешь? – оценивающе глядя на Вальку, спросил он.
-А ты, тот самый Сева? – спросил его Валька.
-Ну, я.
-Значит, я твой сосед по комнате.
-Как зовут тебя, сосед?
-Валентином, можно просто Валька.
-Имя у тебя какое-то девчоночье, — хмыкнул Сева. – Ладно, проходи.
-Только после тебя, — улыбнулся ему Валька.
-А что, охранного заклинания отведал? – усмехнулся тот.
-Вроде того.
-Запоминай, когда будешь входить, скажи «спиритус», а когда уходить «спэрутус».
Валька повторил про себя первые заклинания.
-Что-то мне твое лицо знакомо, тебя что, с младшего курса перевели?
-Нет, я только сегодня сюда приехал.
-И сразу же в средние классы? – удивился Севка.
Валька пожал плечами.
-Интересно, и за какие такие заслуги тебя сразу к нам направили? Я, например, три года здесь отпахал, прежде, чем в этот класс меня перевели.
-Возможно, плохо пахал, — улыбнулся Валька.
-Поговори у меня еще, — Севка смерил Вальку презрительным взглядом. Интересно, может, ты чем-то «Черномору» угодил?
-Да никому я не угождал, отвяжись.
-Скажи, чем ты таким владеешь, что можешь в средних классах учиться? – не отставал от него Севка.
-Могу мысли читать, электричество при помощи щелчка включать.
-Ты серьезно?
-Хочешь, проверим?
-Если так, то действительно тебе в «началке» делать нечего. Но имей в виду, я это обязательно проверю.
-Проверяй, — пожал опять плечами Валька.
-Ну, ты располагайся пока, а я на полдник сгоняю.
-Погоди, а мне можно с тобой? – спросил Валька, поняв только сейчас, что очень проголодался.
-Ну, пойдем, коли такой голодный.
Севка буркнул заклинания и вышел в коридор. Валька шагнул следом, но его тут же пронзила неприятная боль.
-Черт! – выругался он и произнес: «Спэрутус!»
На этот раз он прошел беспрепятственно.
Севка, хитро хмыкнув, вразвалочку пошел по коридору. Из двери под номером 25 выглянула знакомая физиономия.
— Привет! И ты тоже здесь? – обрадовался Саня. – Ты в какой комнате поселился?
-В 24.
-Вот здорово! Значит, соседями будем. Ты сейчас куда пошел?
-Да вот с Севой перекусить пошли.
-А мне с вами можно?
-Думаю, можно, — глянув на Севку, сказал Валька.
-Валяйте, — благосклонно кивнул тот.
— У меня сосед какой-то странный, я его спросил, как зовут, а он завалился на кровать и храпеть.
-Это Кулак- Макс Кулаков, из команды Смалькова. Ты с ним поосторожнее, злобный тип, чуть что — сразу в зубы бьет, — посочувствовал ему Севка. — Ты тоже из новеньких будешь?
-Да, сегодня прибыл, еще ни с кем кроме него, — он указал на Вальку, — познакомиться не успел.
-Ну вы даете, новенькие и сразу же в средние классы! – удивился Севка. – Я тут четвертый год парюсь, но таких, как вы, всего второй раз вижу.
-А кто первым был? – спросил Саня.
-А Смальков и был первым. До него Хлыщ всех в страхе держал, а теперь у них атаманом сам рыжий ходит. Не советую с ними связываться. Да вон он, собственной персоной, — Севка указал на паренька среднего роста с рыжими, чуть вьющимися волосами.
Словно почувствовав, что говорят о нем, Рыжий повернулся и смерил новичков недобрым взглядом. На вид его лицо казалось ангельски красивым, таких часто рисовали на старинных полотнах в виде амурчиков или ангелочков. Пухлые розовые губки, большие глаза, нос пуговкой и толстенькие пухлые щечки с ямочками. При виде такого ребенка все женщины невольно начинали умильно улыбаться и сюсюкать с ним. Внешность Смалькова была очень обманчива, словно внутри его сидел бес, который постоянно заставлял его изобретать какие-нибудь пакости или злые шутки. Изумрудные глаза завораживали, а улыбка обнажала мелкие острые зубы, которые он охотно пускал в ход при любой потасовке. Обычно все ссоры всегда начинал он, пуская свою «артиллерию» после того, как убеждался, что противник готов на него броситься с кулаками. Тут в бой вступали Кулак, Хлыщ и Рыскаль. Зная тактику Смалькова, многие старались не попадаться ему на глаза и уж, тем более, не связываться с ним. Чем подкупил он своих приятелей, можно только догадываться. Скорее всего, это были деньги, сигареты и пиво, которые он нелегально проносил в школу. Преподаватели несколько раз делали обыск в их комнатах, но так ничего никогда не находили, удивляясь изворотливости Смалькова и его команды. «Черномор» давно бы избавился от такого ученика, но, как говорится, лучше иметь врага перед глазами, чем ожидать от него неизвестно чего за пределами видимости. При том, его мамаша была весьма влиятельной ведьмой и спонсировала школу. От такого предложения директор школы никак не мог отказаться, поэтому терпел все выходки этого негодяя и ждал, что когда-нибудь на него найдется управа.
-Если он будет к вам приставать, лучше не связывайтесь, иначе битыми будете, — тихо сказал Сева.
-Неужели на него управы нет? – удивился Саня.
-Не нашлось пока таких смелых, — хмыкнул Сева.
-Да ты, если захочешь, его одной левой сделать сможешь, — сказал Саня.
-Может, и смогу, но против четверых вряд ли у меня что получится. Он только старшаков побаивается. А в случае чего, они же за него и заступиться могут. Они почти все у него на кормушке.
-Неужели все старшеклассники у него на поводу? – удивился Саня.
-Не все, есть и посильнее ребята, только они ни за что с ним связываться не будут.
-Почему? – спросил Валька.
-Как-то не принято тут старшакам в дела младших ввязываться, вот он и делает, что хочет. Кого под себя подминает, кого подкармливает не в ущерб себе.
-А ты к каким относишься? – спросил Валька.
— Я нейтралитет держу и вам советую.
Запах ванили подсказал Вальке, что они подошли к дверям столовой.
-Запоминайте: столы голубого цвета наши, за желтыми столами младшие классы сидят, за зелеными старшеклассники.
Взглянув на меню, Сева улыбнулся.
-Сегодня яблочный сок и пирожок с изюмом. Чего встали, пошли к раздаче.
Взяв пару стаканов сока и четыре пирожка, он направился к голубым столам.
— Вы берите, сколько хотите, тут вас никто ругать не будет, — с аппетитом вонзая зубы в пирожок, сказал он.
Валька и Саня взяли по стакану сока и по паре пирожков. Присаживаясь к Севе за стол, они стали рассматривать большой обеденный зал.
-Не думал, что столовая может быть такой большой, — сказал Саня. – У нас в школе маленькая столовая была.
-Ты не забывай, где находишься, — усмехнулся Сева. – Во-первых, это старинный замок, где могли разом находиться до трехсот человек. Во-вторых, за сто лет он несколько раз перестраивался, да и сейчас еще перестраивается. В настоящее время здесь находится около двух сотен учеников, плюс персонал и преподы. В левом крыле находятся спальни девчонок, в правом наши, посередине — классы и кабинет директора.
-Здесь есть спортзал? – спросил Саня.
-Есть, только это не совсем спортзал, скорее, футбольное поле. А ты что, спортсмен?
-Нет, просто я в свободное время люблю мяч погонять.
-А, так тебе нужно к Кощею подойти, он любит спортсменов. А ты чем увлекаешься? — спросил Сева Вальку.
-Да всем помаленьку, но больше всего мне история, связанная с мистикой, нравится, — пожав плечами, сказал Валька.
-Ты что, ботаник? – удивился Сева.
-Нет, просто после школы я хотел бы на журналистику или археологию поступать. Не знаю вот только, к чему больше тяга.
-Ну, ты даешь! – восхитился Сева.
-А я на ветеринара хотел бы выучиться, — мечтательно сказал Саня.
-Это тебе к Звереву Родиону Павловичу надо обратиться. У него факультатив по животноводству и звероводству.
-А чем ты занимаешься? – спросил Севу Валька.
-Я всем помаленьку, особых привязанностей ни к чему нет. Если бы не бабка, вряд ли сюда попал. Она у меня травница. Вбила себе в голову, что я знахарем могу стать, вот и выбила место в школе.
-А много здесь таких, как ты? – спросил Саня.
-Да полно. По окончании школы лишь единицы могут называться магами и волшебникам, да и то, только после магспирантуры. В основном, все они становятся либо преподавателями, либо стражами в охранных агентствах.

-Привет, Валя! – прервал их разговор Зинин голос. – Вы уже пополдничали? Валь, как устроился?
Мальчишки с недовольством посмотрели на девчонку.
-Все нормально, а как ты? – спросил Валька, косо посматривая на своих новых приятелей.
-Представляешь, меня в средние классы определили, а тебя?
-Меня тоже, — кивнул Валька.
-Значит, будем чаще встречаться, — улыбнулась Зина и, помахав ему рукой, пошла за светловолосой девочкой, которая хмуро посмотрела на троицу.
-Это еще что за рыжее существо? – неодобрительно спросил Вальку Сева.
-Мы приехали вместе, — пожал он плечами.
-Нет, ты только посмотри, — возмутился Сева, — Уже трое и все к нам! Интересно, она- то чем таким обладает?
-Ты ее лучше не зли, а то ненароком поджарить сможет, — усмехнулся Валька.
-Вот, блин, до чего дошел прогресс, пока мы в этой школе паримся, какие-то неучи на свободе нас переплюнули. Ни одного заклинания не знают, а туда же, сразу в середняки метят.
-Ты, Сева, не кипятись, мы-то тут причем? – возмутился Саня, — Не мы же сами себя в эти классы отправили, директору, наверняка виднее.
-Не удивлюсь, что еще кто-нибудь на этой неделе появится.
-Я слышал, что таких, как мы, много, — сказал Валька.
-Не удивительно, даже я про детей «индиго» слышал, — добавил Саня, посматривая на стайку девчонок, которые сели за соседний стол. – Сева, это кто такая, со светлыми волосами?
-Это Варя Смирнова, наша отличница, но ты держись от нее подальше, если не хочешь иметь неприятности с Рыжим.
— Она его подружка? – спросил Валька.
-Нет, но он ей прохода не дает, и тем более тем, кто на нее глаз положил. Хочешь проверить? Вон он сам сюда идет. Вы как хотите, а я уже поел, — вставая из-за стола, сказал Сева.
-Что, Севка, и к тебе новичка подселили? – спросил Рыжий, оценивающе посматривая на ребят.
Сева слегка кивнул и, обогнув компанию Смалькова, поставил свои стаканы на стол с грязной посудой. Предупреждающе взглянув на новичков, он быстрым шагом вышел из столовой.
-Эй, вы, как кого величать? – деловито спросил Рыжий Вальку с Саней.
-Меня Валентином.
-А меня Саней, — ответил Саня.
-Ну, Саня-Ваня, поели? Так катитесь отсюда, стол освободите! – делая шаг к ребятам, сказал долговязый туповатого вида парень.
-Хлыщ, поосторожней, зачем так сразу, может они нам еще пригодятся, — улыбнулся Рыжий.
— Пожалуй, мы пойдем, — вставая из-за стола, сказал Валька.
-Куда так спешите, давайте лучше познакомимся, — садясь за стол, сказал Рыжий.
-Может, в другой раз? – предложил Саня.
-Вы чего такие робкие, неужто меня испугались? — засмеялся он.
-Да нет, просто мы уже поели, а как-то не принято с пустым стаканом за столом сидеть,- ответил ему Валька
-Хлыщ, организуй угощение, — небрежно махнув рукой, приказал ему Рыжий.
-Спасибо, мы сыты, — ответил ему Саня.
-Нехорошо свое неуважение показывать. Я к вам со всей душой, а вы, ребята, как-то не по-человечески. Зря вы так, может, я подружиться с вами хочу. Гляжу, новенькие, на вид интеллигентные, интерес у меня к вам возник, а вы сразу же и убегаете, нехорошо как-то.
Валька с Санькой нехотя сели обратно за стол.
Хлыщ, поймав младшеклассников, заставил принести им сок и пирожки. Усевшись за стол, он с жадностью стал поглощать пирожки, шумно запивая их соком. Рыжий, глядя на приятеля, невольно поморщился.
-У этого парня полностью отсутствует культура, — с пренебрежением сказал он. – Я заметил, что у нас не только новенькие, но и новенькая появилась. Кто мне скажет, кто она такая?
-Это — Зина, она вместе со мной приехала, — сказал Валька.
-Зина — тормозина, — засмеялся Хлыщ, — Ну, я вообще тащусь! У этих новичков имена закачаешься!
-А у самого-то, — фыркнул Рыжий. – Кстати, я так и не представился, меня зовут Артур Смальков, я уже полтора года здесь учусь, а этого бездаря Васей кличут.
-А че, нормальное имя, не то, что у некоторых — девчоночье.
-К вашему сведению, в древнем Риме так называли патрициев. В наше время это имя стало очень редким, — скривив губы, сказал Смальков.
-А мне плевать, все равно девчоночье.
Рыжий, качая головой грустно вздохнул.
-Ты увлекаешься историей? – спросил его Валька.
-Да, это мой конек, — улыбнулся Смальков. – После школы хотел на историка идти учиться, да маман настояла сюда. Здесь мало с кем можно поговорить по-человечески. Среди этой массы половина нелюди. Наверняка, вот ты, — он указал на Саньку, — гибрид человека с домовым.
Санька от неожиданности раскрыл рот, не зная то ли ему сердиться, то ли обижаться.
-Не удивляйся, я людей насквозь вижу. Думаешь, Хлыщ человек? Хлыщ, а ну-ка, поведай нам, кем была твоя прабабка?
-Да ну тебя, — отмахнулся от него Хлыщ.
-Ладно, не скажу, — похлопав, Хлыща по плечу, успокоил его Смальков. – Да тут половина оборотней! – сказал Рыжий, — Не советую из замка по ночам выходить, сожрут и не подавятся.
-И как же вы тут живете? – удивился Саня.
-Элементарно. Соблюдай правила поведения в школе и ничего не бойся. На моей памяти только одного паренька съели. Он, видишь ли, лунатиком был. О своей болезни скрыл, за это и поплатился.
-Вон он идет, — загоготал Хлыщ, указывая на худощавого паренька.
-Как это возможно, чтоб его съели, а потом он ожил? – удивился Саня.
-Ты куда попал, деревня? – засмеялся Хлыщ, — Думаешь, преподам охота за нас отвечать перед предками. Собрали по косточкам.
-Не удивляйся, они же новички, многого чего еще не знают, — снисходительно глядя на ребят, сказал Смальков. – Ну, да ладно, нужно уроки делать, увидимся за ужином.
Смальков встал из-за стола и не спеша пошел к двери, задержавшись на минутку, чтобы переброситься парой слов с Варей Смирновой, которая с интересом посматривала на новичков.
-Я думал, что мы уже никогда от него не отвяжемся, — сказал Саня.
-Да, занятный тип, — пробормотал Валька. – Ты помнишь, как назад возвращаться, я как-то не очень ориентируюсь в незнакомом месте?
-Это же легко, — Саня повел носом. – У меня чутье, как у собаки.

Глава четвертая

-Я уже думал, что вам Рыжий разборки устроил, — сказал Сева, когда Валька переступил порог комнаты.
-Да нет, просто поговорили. Занятный он парень, не пойму только, зачем ему себя такими идиотами окружать.
-Сила есть, ума не надо. Не подмажешь, не поедешь, — сыпанув пословицами, ответил Сева.
-Не скажи, Рыжий- неглупый парень, скорее всего его можно назвать стратегом.
-Кем? – не понял Сева.
-Стратег, говорю, он неплохой, все наперед рассчитывает, использует каждую возможность с пользой для себя. Вот скажи, чем бы ты стал ему интересен?
-Ну, я не знаю.
-Вот именно. Его прихвостни ему полезны лишь своей силой. Будь они немного поумнее, давно бы размазали его по стенке, а так, прикормив, он использует их на полную катушку. Изворотливость ума его спасение. Его проблема состоит в другом: окружив себя силой, он лишился общения с интересными людьми. Его стали бояться и сторониться. Таких людей жалеть нужно.
-Ну, ты и загнул! – с восхищением глядя на Вальку, сказал Сева. – Тебе бы не у нас, а в милицейской академии учиться надо.
-Логика полезная вещь. Размышляя, ты учишься мыслить, находить ответы на возникающие вопросы.
-Ну, ты «ботаник»! Не удивлюсь, что у себя в школе ты на золотую медаль шел. Не жалеешь, что сюда попал?
-Нет, мне начинает здесь нравиться, — улыбнулся Валька. — Слушай, ты не подскажешь, где находится библиотека?
-Началось! – закатив глаза, произнес Сева. – Никак не думал, что мне придется комнату с «ботаником» делить.
-Я не «ботаник», просто мне кое-что нужно выяснить.
-Давай завтра после уроков, все равно она уже закрыта.
-А где же мне тогда учебники получить?
-Так вон они, на твоей тумбочке лежат.
-Интересно! – Валька, взяв один из потрепанных учебников, уселся на свою кровать.
-Стой! Не открывай пока! – крикнул ему Сева.
-В чем дело? – удивился Валька.
-Ты заклинания не знаешь. Неизвестно, чем тебя эта книга еще встретит. Когда я в первый раз раскрыл книгу, она меня чернилами облила, целую неделю отмыться не мог. Обычно, новички таким образом «боевое крещение» проходят.
-Почему же ты меня пожалел? – удивился Валька.
-Чернилами, это еще полбеды, хуже, когда от тебя тухлятиной целую неделю вонять будет, мне же потом страдать.- Валька усмехнулся.

-А ты не смейся, скажи лучше спасибо.
-За что? Ты же мне еще заклинания так и не открыл.
-Ах, да. Скажи «Вини видус» и приложи свою руку на обложку. Книга запомнит тебя и больше не будет ставить защитного поля. Кстати, это ко всем книгам в школе относится.
-Спасибо, — поблагодарил его Валька.
Рассматривая книгу, он с удивлением обнаружил, что она рукописная.
-А что, здесь учебники все такие? – спросил он Севу.
-Какие такие?
-Такое впечатление, что они написаны от руки.
-Ну да, все, кроме обыкновенных книг и журналов.
Валька с интересом погладил шероховатую поверхность страницы.
-Ты приготовь к завтрашним урокам учебник естествознания, латыни, сборник травоведения и домоведения.
-У нас что, домоводство будет? – удивился Валька.
-Не домоводство, а домоведение. Это о том, как распознать нежить живущую рядом с домом. Классификация нежити по классам и методы борьбы с ней. Кроме, естественно, тех существ, которые могут быть полезными для человека.
-Это домовые, что ли.
-Типа того. Кстати, у тебя есть какой-нибудь защитный амулет?
-Нет. У меня нет никакого амулета, — пожал плечами Валька.
-Неужели никакой вещички нет? – не поверил ему Сева.
-Нет у меня ничего такого.
-У каждого мага, знахаря, ведьмака должен быть какой-нибудь предмет, охраняющий его жизнь. У одних кольцо, у других амулет, да мало ли у кого какой. Вот у меня, например, свисток. Каждому при рождении положен такой амулет, иначе тебя быстро уничтожат. Вспоминай, может, у тебя был такой, только ты никогда не придавал ему особого значения.
Валька стал рыться в своей памяти, вспоминая, к чему он так был привязан. Игрушки она сразу вычеркнул из своей жизни.
-Скажи, а как мне его распознать?
-От него должно исходить тепло, ты должен услышать его голос.
-Как это? – удивился Валька.
-Вот, например, я: забыл свой талисман дома или еще где – -нибудь, тогда я спрашиваю, где он находится, и слышу его «голос». По мере его громкости я нахожу его.
-Типа пеленгации, что ли?
-Ну, я не знаю, как это называется. Это все равно, что с миноискателем искать.
-Ясно. Только еще бы знать, что это такое, — задумчиво произнес Валька.
-Ну, ты даешь! В первый раз вижу, чтобы свой талисман не знали. Неужели тебе мама ничего про него не рассказывала?
-Меня воспитывала тетя.
-Может, она его куда-нибудь спрятала?
-А как это проверить?
-Ты представь что-нибудь хорошее и позови его.
Валька закрыл глаза, стараясь представить какой-нибудь предмет, который первым всплывет в его памяти, и решительно позвал.
Перед его глазами предстали разноцветные глаза матери. Ошарашенный этим Валька разомкнул веки.
-Ну что, он ответил тебе?
-Нет.
-Этого не может быть! Пробуй еще раз.
Валька, сосредоточившись, опять закрыл глаза и позвал отозваться его амулет. На этот раз его взору предстал портрет юноши в золоченой раме. На нем была надета мантия выпускника. Сдвинутая набекрень шапочка чудом держалась на затылке. В руках он держал аттестат об окончании учебного заведения. Картинка пропала, и Валька разомкнул глаза.
-Ну, что на этот раз? – спросил Сева.
-Я видел какой-то портрет.
-Что это за портрет? – Сева подался вперед заинтригованный невероятным видением своего нового соседа.
-Портрет в золоченой раме какого-то юноши.
-Дальше помнишь, что было? Во что он одет?
-В мантии выпускника какого-то колледжа, такие мантии я видел в зарубежных фильмах.
-Мантия какого цвета была?
-Темно — алого, ближе к бордовому цвету.
-Кем, говоришь, был твой отец?
-Белым магом.
-Он случайно не учился в этой школе?
-Директор говорил, что он был лучшим учеником.
-Вот! Я же говорил, что мне твоя физиономия знакома! Как твоя фамилия?
-Зеленец.
-Ну, конечно же! – стукнув себя по лбу, засмеялся Сева. – Говоришь, что ты никогда не видел его?
-Я действительно никогда его не видел, — признался Валька.
-Вот, смотри! – Сева протянул ему зеркало.
Валька посмотрел на свое отражение. Светлые, чуть с рыжинкой волосы, овальное лицо с прямым носом. Пухлые губы, упрямый, с ямочкой, подбородок и разного цвета глаза с опушкой густых темных ресниц.
-Ну и чего ты мне его сунул? – спросил он Севу.
-Ты так ничего и не понял? Ты лицо-то на том портрете рассмотрел?
-Нет, разве что шапочка у него на голове чудом держалась.
-Нет, ты только посмотри, шапочку он рассмотрел, а лицо нет.
Их разговор прервал вскрик от внезапной боли.
-К нам гости, — сказал Сева. – Кто бы это мог быть?
-Наверное, это Саня.
-«Спиритус!» — произнес Сева, — Саня, это ты?
-Я, можно войти?
-Заходи, теперь можно! – крикнул ему Сева.
-Чего это с вашими дверями? Вы их чего к току подключили?
-Нет, это защитное поле от нежелательных гостей.
-Мне что, уйти?
-Нет, тебя это не касается, — сказал Валька, — Проходи, гостем будешь.
Санька нерешительно топтался на пороге.
-Фу, откуда такие ароматы? – зажимая нос, сказал Сева, бросаясь к окну.
Санька, чуть не плача, посмотрел на своих новых приятелей.
-Что, учебник попытался посмотреть? – вдыхая свежий воздух, высунувшись чуть ли не по пояс, спросил Сева.
-Ну, да. Что мне теперь делать? Где у вас тут душ?
-Как выйдешь в коридор, сворачивай направо. Залазь под душ прямо с одеждой, мы сейчас за тобой следом придем. Где твою чистую одежду взять?
-Я сам возьму.
-Нет, ни к чему не прикасайся, иначе все пропитается на- сквозь, потом еще не одну неделю вонять будешь. Надеюсь, ты не на кровати учебники смотрел?
-Нет, за столом.
-Слава богу, не стой здесь, беги под душ! – скомандовал Сева, выкрикивая заклинания на выход.
Санька стартанул от двери так, что ему мог позавидовать любой стайер.
-Теперь понимаешь, как опасно брать без заклинаний вещи.
-Да уж! – вдыхая свежий воздух, согласился с ним Валька.
-Теперь весь вечер эта вонь в комнате стоять будет. Идем твоего друга выручать.
Они беспрепятственно вошли в комнату к Сане и раскрыли окно. Валька из тумбочки достал Санькино белье и полотенце. В ящичке он обнаружил зубную щетку и пасту.
-Мыло здесь не поможет, — сказал Сева, — Ты в душ иди, а я к «Горынычу» сбегаю, у него «противоядия» попрошу.
Кто такой «Горыныч» и что за противоядие, Валька выяснять не стал, сразу же направляясь к душевой.
-Пусть стоит под душем, пока я не приду, — крикнул ему Сева, убегая в противоположную сторону.
Счастье, что в коридоре в этот час никого не было. Валька влетел в душевую и увидел Саньку, который лихорадочно тер себя и свою одежду руками. По нему стекала ярко оранжевая вода с мерзким запахом.
-Сева сказал, чтобы ты стоял под душем до тех пор, пока он какое-то противоядие не принесет, — крикнул ему Валька, скрываясь в раздевалке.
Вскоре появился Сева, неся в бутылочке какую-то жидкость.
-Вот, прямо с макушки начинай себя поливать. Как все выльешь, начинай растираться, до пены, глаза только береги, — сказал он, передавая Сане бутылочку с зеленоватой жидкостью.
Санька, отплевываясь, начал лихорадочно поливать себя вязкой жидкостью, напоминающей шампунь. Жидкость, растекаясь по коже и одежде, куда попали защитные брызги, сразу же начинала громко шипеть. Саньке понадобилось полчаса, чтобы избавиться от мерзкого запаха. Выжимая одежду, он вышел из душа.
-Ну вот, другое дело, — весело сказал Сева, — Сам помылся, заодно и одежду выстирал.
-Ничего смешного тут не вижу, — хмуро ответил ему Саня. – Я теперь эти книги за версту обходить буду.
-Никуда ты от них не денешься. Как же ты без них учиться станешь? – усмехнулся Сева.
-Не знаю, только страшно мне к ним прикасаться.
-Не переживай, я тебя научу, как их быстро усмирить. Как миленькие потом тебя слушаться будут.
Санька недоверчиво посмотрел на Севу.
-Не веришь? У него спроси.
-Меня та же участь ожидала, если бы не он, — кивнул в сторону Севы Валька.
-Давай помогу одежду выжать. Ты ее в комнату не носи, а то Кулак засмеет, предложил ему Сева. — Тут у нас прачечная есть, там все и развесим. Утречком ты свои шмотки сухими и глажеными заберешь.
-Интересно, кто их погладит?
-А это уже не твоя забота. Утром в ящике со своей фамилией и заберешь.
-А где мне свой ящик найти? – с сарказмом спросил Саня.
-Согласно своему порядковому номеру. Номер комнаты двадцать пять, значит, номер ящика соответственно тот же.
-Да, но нас двое в комнате живут.
-Фамилии- то у вас, надеюсь, разные, — хмыкнул Сева. – Не беспокойся, Кулак свои вещи редко стирает, так что он и запаха в комнате, возможно, не почувствует. Надеюсь, до вечера все выветрится.
-Спасибо тебе, выручил, — протягивая ему руку, сказал Саня.
-Слушайте, я вижу, вы ребята неплохие, давайте дружить? – предложил вдруг Сева.
-А что, давайте! – обрадовался Саня.
-Как у Дюма в романе «Три мушкетера», — протягивая руку, сказал Валька.
-Один за всех, все за одного, — согласился с ним Сева.
-А кто из нас Д Артаньяном будет? – спросил Саня.
-Жизнь покажет, — ответил ему Валька.

Глава пятая
До самого ужина Сева знакомил новых друзей со школьными предметами. Валька, с интересом вникая в школьную программу, помог ему справиться с уроками, чем очень удивил не только самого Севу, но и Саню.
-Впрочем, ничего сложного пока не вижу, — сказал он, прочитав несколько параграфов, — Главное, правильно произносить заклинания и знать, чего хочешь.
-А ты далеко пойдешь, — порадовался за него Сева, — Смотри, не зазнайся, а то есть тут у нас один круглый отличник, у него зимой снега не выпросишь.
-Интересно, и кто он такой? – спросил Валька.
-Куличков Леша, ты еще столкнешься с ним.
Взглянув на часы, Сева громко захлопнул книгу.
-Вот что, братаны, а не пора ли нам закусить?
-Так недавно же полдничали, — сказал Саня.
-То было очень давно, время не стоит на месте, пора идти на ужин. Предупреждаю, ешьте впрок и не забудьте взять с собой бутербродов. Иначе до самого отбоя палец сосать будете.
-Кстати, ты мне так и не сказал, на кого я похож, — напомнил ему Валька, заметив солнечного зайчика на стене. Перевернув зеркало, он запустил зайчика в Севу.
-А ты так и не догадался?
-Возможно, я могу ошибиться.
-Чего тут еще ошибаться? Идем, я покажу, на кого ты похож!
Сева стремительно вышел из комнаты, следом за ним выскочили и Валька с Саней.
— Идем — идем, Фома неверующий, я покажу, на кого ты похож! – бурчал себе под нос Сева, устремляясь вниз по лестнице.
Спустившись до первого этажа, они перешли в центральную часть замка, где находился кабинет директора и оружейный зал. Пройдя мимо зала с древним оружием, Сева повернул в картинную галерею.
-Вот, смотри, может, найдешь знакомое лицо.
Валька с интересом стал рассматривать старинные портреты женщин и мужчин, застывших в парадных позах. Медленно переходя от портретов одной эпохи к другой, Валька искал знакомое лицо.
-Кто эти люди? – спросил Саня.
-Это преподаватели школы, — ответил ему Сева.
Помпезные наряды на портрета сменялись на фраки и строгие костюмы. Среди портретов Валька увидел портрет самого директора школы, только он был немного моложе, и борода его не была столь длинной и седой. За портретами преподавателей протянулась череда юных лиц в бордовых мантиях выпускников. Их было немного, около тридцати. Валька всматривался в улыбающиеся лица, пока не увидел собственного лица. Резко остановившись, он стал вглядываться в портрет. Тот же цвет волос, лоб, нос, подбородок. Только вот глаза были одного цвета. Они были серыми, с легким голубым оттенком. «Валька» на портрете улыбался, безмятежно глядя куда-то вдаль. Валька, стоявший внизу и рассматривающий портрет, был в полном смятении.
-Что я говорил, одно лицо! – воскликнул Сева.
-У него глаза серые, — сказал Саня.
-Неужели ты никогда не видел своего отца? – спросил Сева.
-Никогда, — прошептал Валька. – Только однажды мне попалась фотография, где мамы сидели вместе.
-Мамы, как это понимать? – не понял его Сева.
-Меня воспитывала тетя, которую я привык называть мамой.
-До этого ты и маму никогда не видел? – сочувственно спросил его Саня.
-Нет, никогда.
-Почему она скрыла от тебя родителей?
-Я не знаю. Когда я уезжал, она была на работе. Теперь мне самому предстоит узнать, кем были мои родители, и что с ними произошло. Хельмут говорил, что об этом я смогу прочитать в библиотеке.
-Ты с Ханикеном знаком? – присвистнул Сева.
-А что в нем особенного? – пожимая плечами, спросил Валька.
-Смотри! – указал он на портрет в конце галереи выпускников.
Предпоследним в череде медалистов висел портрет Хельмута Ханикена.
-Да ты понимаешь, с кем был? Мало того, что он школу с золотой медалью закончил, он же в магаспирантуре сейчас учится, скоро преподом станет. На его уроках такое происходит, закачаешься.
-Он мне говорил, что его мама русалка, а отец моряк, — сказал Валька
-Ничего тут удивительного не вижу, — пожал Сева плечами.
-Знаешь, я, правда, давненько книгу читал, там тоже про похожую школу написано, так вот там один профессор тоже в русалку был влюблен.
-Ты про Таню Гроттер, что ли, начитался? – засмеялся Сева.
-Ну да.
— Думаешь, что все это выдумки?
— А нет, что ли?
— Хочешь, я тебе эту самую Таню покажу?
-Давай.
Они прошли несколько шагов назад и остановились перед портретом миловидной девушки.
-Вот твоя Таня Гроттер, ныне это преподаватель Татьяна Леопольдовна Горун. Это она стала прототипом для тех книг.
— У нее есть контрабас?
-Да, он ей в наследство от отца достался. Только она никогда на нем не летала.
-А как же драконобол?
— Драконобол — выдумка, как и Гурий Пуппер. Автор должен же был чем-то заинтересовать читателя. Конечно, большая доля правды есть, но, в основном, все это выдумка автора. Зато читать интересно, правда?
-А я не читал про Таню Гроттер, и про Гарри Поттера тоже не читал, — вздохнул Саня. – Зато кино смотрел. Мне понравилось. Я и сам бы не прочь полетать на метле.
-Еще налетаешься у Горыныча. Кстати, это муж нашей Тани.
Взглянув на часы, Сева охнул.
-Заболтались мы, если сейчас не рванем, то без ужина останемся.
Они побежали во весь дух в столовую, где еще сидело несколько учеников.
-Чего припозднились так? — проворчала пышногрудая, румяная женщина.
-Простите нас, тетя Маша, я новичкам про школу рассказывал.
-Андрей, Зеленец, ты, что ли? — слегка побледнев, спросила женщина. – А я слышала, что ты погиб.
-Тетя Маша, Вы чего, опомнитесь, это же его сын. Не может же человек все время в юном возрасте пребывать.
-Ой, и то правда, — отмахнулась она от ребят рукой. – Нахлынуло на меня что-то, как наяву Андрюшу вспомнила. Все девчонки в него тогда влюблены были, а он все археологией бредил. Вот и нашел себе сокровище где-то на Урале. Вы давайте кушайте, а то мне закрываться пора.
Усевшись за стол, троица стала обсуждать завтрашний день.
-Как только перерыв на обед будет, так сразу в библиотеку сходим, — сказал Сева.
-А успеем? — забеспокоился Саня.
-Успеем, у нас обед почти два часа продолжается. Еще и поспать сможешь, — успокоил его Сева. – Главное руками ничего там не трогайте, помните, что книгам заклинание нужно сказать.
-Я его на всю жизнь запомнил, — сказал Саня.
-Не захочешь, запомнишь, — хохотнул Сева.
-А чем мы сейчас будем заниматься? Телика я что-то нигде не заприметил, — спросил Саня.
-Кто чем обычно занимается, — пожал плечами Сева. – При школе секции и кружки разные есть. Юннатский, шахматно-шашечный, театральный, археологический, спортивная секция, для девчонок рукодельный.
— А ты в какой кружок ходишь? – спросил его Саня.
— Я в спортивный ходил.
— А почему не стал?
— У нас тренер очень строгий, за «тройки» и «двойки» не пускает в секцию, пока не исправишь. А я не из лучших учеников.
-Валь, а ты чего молчишь? – не унимался Саня.
-Я, наверно, в археологический запишусь, как отец.
-А я в юннатский хотел бы записаться.
-Это за крысами и хомячками убирать? Вот уж увольте. Я тут до Вальки с одним любителем животных жил, ох и досталось же мне. Мало того, что он постоянно крыс в комнату таскал, так потом еще хорька завел. Все бы ничего, только он повадился в моей постели спать. А вонючий, гад! Я тогда еле уговорил его от хорька избавиться, так он мне другой номер устроил, ужа принес. Представляете, сплю я это, и вдруг по ноге эта тварь в мою постель влезает. Я тогда чуть не чокнулся.
-И где этот любитель животных сейчас? – смеясь, спросил Саня.
— Отселили его от меня, он в пятой комнате живет с таким же любителем, как он сам.
-А чем мой сосед увлекается? – спросил Саня.
-Вот кому я не позавидую, так тебе, — глядя на Саньку, сказал Сева. – Тупее и злобнее Кулака, я еще не видывал. Куда преподы смотрели, когда тебя к нему подселяли?
-А можно что-нибудь сделать? – спросил его Валька.
-Не знаю. Может, «Черномора» уговорить к нам тебя подселить. Но для этого веские причины нужны.
-Да…, но пока у меня, к этому громиле никаких претензий нет.
-Не переживай, скоро появятся, возможно, даже сегодня.
-Ну, ты и успокоил! – расстроился Саня.
-Не переживай, забыл что ли- «Один за всех, все за одного!», — напомнил ему Валька.
-Ребятки, заканчивайте, я закрываю столовую! – крикнула им тетя Маша из-за раздачи.
-А я читал, что еду самобранка готовила, — сказал Валька.
-Книжек начитался? – усмехнулся Сева.
-Так ведь школа-то магическая, значит, тут все должно быть волшебным.
-Валька, да ты мечтатель, — засмеялся Сева. – Зачем тратиться на магию, когда своими руками лучше получается. Тебе сегодня пирожки с изюмом понравились?
-Да, очень вкусные были, — согласился с ним Валька.
-Так ни одна самобранка, как наша тетя Маша, не испечет. У нее волшебные руки.
-У кого тут волшебные руки? – спросила тетя Маша, выходя в зал к ребятам.
-У Вас, тетя Маша, золотые руки. Я Валентину объясняю, что лучше Вас ни одна самобранка не готовит.
— Это правда. Нахваливать себя не буду, но, что есть, то есть. Мне нравится готовить, и готовлю я всегда с душой. Тут ко мне из других школ по обмену опытом приезжали. Привыкли на самобранкиных харчах жить, а она — вещь капризная, не -предсказуемая. Вещь, на то и вещь, что с нее взять.
-А не тяжело на столько ртов готовить? – спросил Саня.
-Так у меня помощники есть. Мне домовые помогают. Я отдыхать, а они овощи почистят, посуду помоют, а я им за это молочка с мягким белым хлебушком. Днем-то я посудомоечной машиной обхожусь. Слушайте, у меня с десяток пирожков еще с полдника осталось, может, возьмете?
-Не откажемся,- хором ответили мальчишки.
Взлохматив Саньке волосы, она уплыла обратно за раздачу.
-Она всегда такая добрая? – спросил, улыбаясь, Санька.
-Всегда. Во всяком случае, мне никогда не отказывала. У нее для любимчиков всегда что-нибудь да припасено.
-И много у нее любимчиков? – спросил Валька.
-Много.
-Это ж надо, для всех у нее что-нибудь да есть, — восхитился Саня.
-Конечно. Но есть и такие, которым она и отказать может. Догадайтесь кому?
-Неужели Смалькову и его команде? – ахнул Саня.
-Нет, только Смалькову. Она его на дух не переносит.
-Ну, вот и я, — повариха появилась с большой глубокой тарелкой. – Я тут вам котлеток немного положила, знаю, что еще проголодаетесь. Сколько раз просила директора, чтобы разрешил ребятам дополнительный ужин. Набегаются, аппетит нагуляют, а столовая закрыта. Ладно, там домашние, а сиротки, кто же им поможет. Мальчишки — не девочки, им талию беречь не надо.
-А вы к этому вопросу Татьяну Леопольдовну подключите, она всегда за своих учеников горой.
-А и правда, я совсем ее из вида упустила. Спасибо тебе, Севочка, за подсказку. Молодежь-то, она похитрее, чем вы, будет. Глядишь, сама чего для себя приготовить может. Чайку себе вскипятят с булочками, пирожками, а вы — мелочь, пока их умом жить научитесь, еще наголодаетесь. Опять же, по технике безопасности вам электрическими приборами пользоваться не положено.
Словоохотливая тетя Маша, выпроводив мальчишек, закрыла за ними столовую.
-Давайте все это отнесем в нашу комнату, — предложил Сева. Саня, про то, что у нас пирожки с котлетами, Кулакову ни гу-гу, а то сами голодными останемся.
-Знал бы, пакет с собой захватил, — сказал Валька.
-У меня другое предложение есть. Мы недавно заклинание на уменьшение проходили, сейчас я его в действие приведу: «Минимус лилипутос».
На глазах у изумленных ребят, тарелка превратилась размером в спичечный коробок.
-Ну вот, совсем другое дело, — улыбнулся Сева, аккуратно убирая тарелку в карман. Главное не растрясти.
-А ты руку в кармане держи, — посоветовал ему Саня.
Поднявшись до своего этажа, троица наткнулась на банду Смалькова.
-Верещагин, ты что, шефство над новичками взял, — осклабился парень, которого Валентин видел мельком рядом со Смальковым.
-Да хоть бы и так, тебе-то какое дело? – огрызнулся Сева.
-А ты не хами, может, и мы хотим пошефствовать над ними, — засмеялся парень в черной кожаной курточке. – Тем более, что тот хилый, мой сосед по комнате. Эй, ты, иди-ка сюда! – поманил он пальцем Саньку.
Санька взглянул на ребят.
-Ты именно с ним хочешь познакомиться или со мной тоже? – спросил вызывающе Валька.
-Ого, а это еще кто такой? – удивился Кулак.
-А это новенький с девчоночьим именем, — хохотнул Хлыщ. – Как там тебя, Валя – краля зовут? – сказал он, и все рассмеялись.
-А тебя не котом Василием кличут? – ответил ему Валька.
-Что ты сказал? – рассердился Хлыщ, сделав шаг вперед и замахнувшись на Вальку.
Валька, не дрогнув, смело посмотрел на своего обидчика.
-Вот черт, у него глаза разные! – удивился Хлыщ, невольно опустив руку.
-Не советую на моего друга руку поднимать, — спокойно произнес Валька, — А то дело со мной иметь будешь.
-Ты че, парень, нарываешься? – удивился Хлыщ. – Кулак, ты видел, новичок зубы показал, не пора ли ему объяснить, кто тут хозяин.
-А попробуй, — вытянув руку, сказал Валька, мысленно
представив, маленький, размером с орех фундука, шарик яркого цвета, плавно направив его на значок, висевший на груди Хлыща.
Бело-голубой луч, соскочив с кончиков пальцев, ударил в значок, расплавив его до основания. Хлыщ дернулся, вскрикнув от обжигающей боли. На том месте, где был пристегнут значок, зияла дыра.
-Ты чего? – задохнулся от боли и удивления Хлыщ.
Валька с удивлением посмотрел на кончики своих пальцев, он сам не ожидал такого эффекта.
-Будем считать, что я предупредил вас насчет моих друзей, — пряча руку за спину, сказал Валька.
-Ты слышал заклинание на луч? – с удивлением провожая троицу спросил Смалькова Кулак.
-Эй, погоди! – остановил Вальку окрик Смалькова. – Как ты это делаешь? – спросил он, подходя к ребятам.
-Не знаю, — пожал Валька плечами, — Само как-то получилось.
-Для этого должно быть какое-то заклинание.
-Может и есть, только я его не знаю.
Сева с гордостью посмотрел на своего нового друга.
-Валька, идем, у нас поважнее дела есть, нежели с этими олухами разговаривать, — сказал он.
-Я еще покажу тебе олухов! — погрозил ему кулаком Кулак.
-Зря ты с ними так, — тихо сказал Санька, оглядываясь на тройку Смалькова.
Рыжий, стоя в центе своих приятелей, задумчиво провожал взглядом дружную троицу — впервые его парням дали отпор.
Хлыщ возмущенно тыкал пальцем в прожженную дыру, громко ругаясь. Кулак с Рыскалем поддерживали его возмущение.
-Да заткнитесь вы! – повернувшись к своей команде, сказал Смальков, — Чего раскудахтались? Я давно вам говорил, знания не в силе. Что толку теперь от ваших мускулов, когда какой-то новичок одним щелчком вас по стенке размазать может. Считайте, что он только пошутил с вами.
-Нет, Артур, неужели ты все так и оставишь? – спросил Рыскаль.
-Нет, конечно. Я сразу заметил, что этот новичок не простой парень, но будем действовать на него через его дружков, наверняка, тот смуглый, такой же простак, как и Севка.
Санька, прижавшись ухом к двери, слово в слово передал разговор приятелям.
— Теперь нам все время нужно будет держаться вместе, — сказал Сева.
-Извините меня, я не подумав это сделал, сам не пойму, как это получилось. Дома я баловался тем, что мысленно лучом солдатиков сбивал, но так вот впервые.
-Просто твоя энергия подпиталась злостью, — сделал вывод Сева.
-Но я не был зол на этих парней, просто меня возмутила их наглость.
-Да какая разница! Твоя энергия стала еще сильней, потому что ты здесь находишься. Стены пропитаны магией, — сказал Саня.
-Верно! – подхватил Сева.
-Слушай, расскажи нам, как это ты делаешь?
-Я мысленно представил сгусток энергии и послал ее вперед.
-И все? – удивился Сева.
-И все.
Весь вечер ребята потратили на то, чтобы сдвинуть листок бумаги с тумбочки. Согнутый пополам, он никак не хотел падать.
-Вы представьте в руках тяжелый шарик, который запускаете в этот листок, — советовал им Валька, щелчком сбивая листок с тумбочки.
В сотый раз пробуя это незатейливое упражнение, Севка, наконец, сдался.
-Все, больше не могу!
Санька, упорно глядя на белый листок, тоже решил сдаться. В последний раз, метнув в листок мысленно лучом, он ахнул. Листок смело с тумбочки так, как будто его там и не было.
-Как это у тебя получилось? – спросил Сева, поднимая с пола листок.
-Я представил перед собой злобное существо, которое хочет на меня напасть. Защищаясь, я выбросил луч и попал.
-А сможешь еще раз? – спросил его Сева.
Саня, сосредоточившись, сбил листок еще раз.
— Молодец! – похвалил его Валька.
-Погодите, может и у меня тоже получится! – воскликнул Сева, устанавливая листок.
Сжимая и разжимая руку, он мысленно посылал луч на бумажный лист.
-Нет, не получается, — вздохнул он.
-А ты представь того, кого ты так ненавидишь или терпеть не можешь, — посоветовал Саня.
Протянув руку пистолетом, Сева мысленно сделал выстрел. Лист, покачнувшись, упал.
-Ура! У меня получилось! – обрадовался Сева. – Я представил, что передо мной враг, который наставил на меня свое оружие, мне нужно было выстрелить первым, иначе я был бы убит.
-Ну и воображение у вас! – удивился Валька. – Я просто ставил цель — сбить этот предмет и все.
-У тебя опыт в этих делах уже есть, а мы только начинающие, — сказал Саня. – Вот ведь, блин, мне в свою комнату возвращаться надо, а там этот Кулак.
-Он тебя сегодня не тронет, побоится. Ты ему руку пистолетиком покажи, у него после этого сразу охота тебя трогать пропадет, — хихикнул Сева.
-Я не об этом. А если они все разом завалятся?
-Так ты защитное поле на дверь поставь, — посоветовал ему Сева. — Идем, я покажу, как.
Вернувшись, ребята поужинали пирожками с котлетами, и Саня ушел к себе в комнату.

Глава шестая
Утром, хохоча, в комнату к ребятам ввалился Санька. Держась за живот и икая от смеха, он долго не мог рассказать, что его так рассмешило. Наконец, немного успокоившись, со взрывами смеха, он поведал свой рассказ.
-После того, как ты мне помог соорудить защитное поле, пришел Кулак. Ойкая и ругаясь, он никак не мог пройти через дверь, — рассказывал Саня.
-То-то мы слышали его ругательства в наш адрес, — широко улыбаясь, сказал Сева.
-Я его впустил лишь с условием, что он не будет распускать руки. Пообещав это, он так и рухнул в комнату, когда я снял заклятия и тут же кинулся ко мне. Стоило мне поднять руку пистолетиком и пригрозить, что его ожидает тоже самое, что и Хлыща, он тут же присмирел. Правда, ночь у меня была бессонной, я все боялся, что этот амбал на меня во сне кинется, но этот парень, здоров поспать, так что я зря боялся. Утром после умывания я зашел в комнату и обнаружил, что Кулак топчется у дверей. Вы бы только видели, с каким страхом он смотрел на нее.
-Ты чего,- говорит,- с дверью сделал? Почему она меня током бьет?
Отвечаю:
— Это чтобы твои дружки меня не беспокоили, да и ты лишний раз мне глаза не мозолил
. Тут он как кинется на меня, а я ему опять руку пистолетиком. Он к двери, а она его не пускает. Это надо было видеть, как он туда-сюда прыгал, пока я заклинания не произнес. Вы грохот слышали? Это Кулаков вместе с дверью выпал, — хохоча, сказал Саня, — Вы мне ее поставить поможете?
-Без проблем! – смеясь, ребята вышли в коридор.
-«Местос вставастос» — сказал Сева, и дверь, приподнявшись, встала на свое место.
Тут из-за поворота появилась банда Смалькова.
-Вы тут чего над нашим другом измываетесь? – спросил Хлыщ, с опаской посматривая на ребят.
-Кто вам такую глупость сказал? – удивился Саня.
-Ну, ты, помалкивай! — пригрозил ему Рыскаль, обнажив прокуренные зубы с дыркой вместо переднего зуба.
-А в чем собственно дело? – едва сдерживая улыбку, спросил Сева.
-Вы чего с дверью сделали?
-Ничего, — пожал Саня плечами.
-Почему тогда она током бьет? – спросил Кулаков.
— Не знаю, меня она не трогает, — пожал опять плечами Саня. – Вот смотрите, — он беспрепятственно зашел и вышел из комнаты.
Хлыщ неуверенно подошел к двери и толкнул ее, быстро отдернув руку.
-Ну, чего? – спросил его Кулаков.
-Ничего, — осмелев, Хлыщ зашел и вышел из комнаты. – Сам проверь.
Хмыкнув, Рыскаль отодвинув приятеля, сделал шаг вперед. Пошарив рукой в проеме, шагнул в комнату.
-Ты, Кулак, после вчерашнего слишком мнительным стал, — выйдя из комнаты, сказал он.
Кулаков с недоверием посмотрел на приятелей.
-Да говорю же, он с ней что-то сделал!
-Идиот, да иди же, ничего тут такого нет, — подтолкнув незадачливого приятеля, сказал Хлыщ.
Осторожно шагнув вперед, Кулаков вошел в комнату.
Вокруг ребят собралась толпа зевак, желающих посмотреть, что вдруг такое произошло с дверью Кулакова.
-Чего встали? – прикрикнул на них Рыскаль, — Давно не получали? Ничего тут интересного нет.
Из комнаты вышел Кулаков.
-Ничего не понимаю, — пожал он плечами.
-Ты так и будешь в дверях стоять или все-таки на завтрак пойдем? – напомнил ему Хлыщ.
Косо посмотрев на Саньку, он погрозил ему кулаком, на что Санька сделал ему рукой пистолетик и, дунув небрежно на пальцы, вставил руку в воображаемую кобуру. Как только троица Смалькова удалилась, ребята разразились хохотом.
-Ну, ты даешь! – выдавил из себя Сева, — Я бы до такого ни за что не додумался.
-То ли еще будет, когда Кулак назад вернется, — смеясь, ответил Саня.
-Ты снова поставишь заклинание? – спросил его Валька.
-Конечно, не люблю двери открытыми держать.
Посмеиваясь, они пошли завтракать.
Весть о приключении с дверями в комнате Кулакова и новенького, облетела уже всю столовую. Провожая взглядом Кулака, одноклассники то и дело подсмеивались над его тупостью, понимая, как его провел новичок. Смальков с долей восхищения посмотрел на новичков, на его пухлых губах застыла едва заметная улыбка.
— А вы ребята не промах! – сказал он, глядя на троицу, — С вами интересно будет повоевать! Считайте, что я ваш вызов принял, ждите ответа.
Проводив четверку, Сева сказал:
— Не нравится мне его улыбка. Теперь все время нужно будет быть начеку.
Он мысленно представил луч и, слегка вытянув руку, направил ее на тарелку. Та, едва шевельнувшись, отодвинулась на несколько сантиметров.
-Ого, да у тебя успехи! – порадовался за него Саня. – Ну-ка, а у меня?
Его тарелка проехав, остановилась на самом краю стола. Валька в самый последний момент успел ее подхватить, чтобы она не упала на пол.
-Что, телекинезом занимаетесь? – услышали они голос Зины. – А меня этому научите?
-Так ты сама им обладаешь, — ответил ей Валька, поздоровавшись.
-У меня это непроизвольно получается, и то, только когда я злиться начинаю.
-Как-нибудь в другой раз, а то на занятия нужно спешить, — сказал Валька, вставая из-за стола.
-Ловлю на слове!
-Ты чего? Неужели научишь ее предметы двигать? – спросил его Сева, когда они вышли из столовой.
-Научу концентрироваться. Предметы она и так неплохо умеет двигать.
-Ты сам это видел? – спросил Саня.
-Нет, но, судя по ее темпераменту, охотно ей верю.
-А если она тебе все это наврала? – не унимался Саня.
-Выведем на чистую воду.
-И охота тебе с этой малявкой возиться? – спросил Сева.
-Мы здесь для чего? — чтобы учиться. Так почему бы и ей не помочь?
-Ты всем помогать будешь? – хмыкнув, спросил Саня.
— Нет, не всем, а только тем, кто этого искренне хочет.
-И Смалькову помогать будешь?
-Помогу, если буду знать, что он против меня и других ничего плохого предпринимать не будет.
-Ты чего такой: добренький или ненормальный? – удивился Сева.
-Ты вот почему плохо учишься? – спросил его Валька – Не понимаешь, ленишься или не доходит до тебя?
-При чем тут я? – возмутился Сева.
-А при том, если бы у тебя раньше был друг, он бы тебе обязательно помог усвоить материал. Ты думаешь, почему вокруг Смалькова держатся эти парни? Да потому, что, если бы не он, их давно бы отчислили за неуспеваемость. Или я не прав?
-Прав, конечно, — согласился с ним Сева.
— Скажи, а нам бы ты стал помогать?
-Конечно, вы же мои друзья!
-Вот ты и ответил на свой вопрос. Чем больше друзей, тем легче учиться и веселее живется.
-Похоже, у тебя класс дружный был, — сказал Саня.
-Да, класс у нас действительно дружный, несмотря на то, что я самым младшим в классе был.
-Не обижали? – удивился Сева.
-Поначалу смеялись, но потом привыкли.
-Ты, наверное, там самым лучшим учеником был? – спросил Саня.
-В четверке на золотую медаль. А так, у нас еще пять человек на серебро шло.
— Ничего себе! – удивился Сева. – Это что еще за школа такая? Специальная?
-Нет. Самая обыкновенная. Я думаю, все от педагогического состава зависит, как учителя предмет преподают. В нашем классе всего один ученик «тройку» имел, и то по физкультуре.
-Ничего себе! – опять удивился Сева. – У нас тоже преподы интересно преподают, но иногда сидишь и ничего не понимаешь, особенно латынь.
-Да, латинский язык сложен, но на нем вся медицина и заклинания держатся, — согласился с ним Валька.
Захватив учебники, ребята спустились в учебный класс.
Класс напоминал небольшое сферическое помещение, напоминающее амфитеатр. Сверху вниз располагались учебные места. Внизу расположилась кафедра преподавателя и учебная доска.
-Пошли наверх, — предложил ребятам Сева.
Удобно разместившись на местах, мальчишки стали ждать звонка.
Первый ряд заполнили сплошь девочки, среди которых затесался лишь один мальчик.
-Это Леша Куличков, наш отличник, — сказал Сева. – А вон и твоя подружка рядом с Варей Смирновой. Рядом с ними Агнесса Борг, староста класса. Второй и третий ряды обычно хорошисты занимают. Троечники, посередине.
-А мы что, к неуспевающим относимся? – спросил Саня, посматривая на компанию Смалькова, которая заняла места у самой лестницы последнего ряда.
-Просто не люблю давки, — сказал Сева. – И потом, сверху прилететь что-нибудь может.
-Ясно, — усмехнулся Валька.
Звонок возвестил о начале урока. Вместе со звонком в класс вкатился небольшого росточка абсолютно лысый, толстенький преподаватель, очень похожий на Колобка. Слегка картавя, он поприветствовал своих учеников.
-Я слышал, что в вашем классе новенькие? – подняв свое круглое лицо, сказал он. – Не желаете ли представиться, молодые люди? Барышня, попрошу Вас назваться первой, — улыбнулся он Зине, сразу отметив яркий цвет ее волос.
-Зинаида Руденко! – четко ответила Зина.
-Спасибо, — кивнул он. – Ну-с, а где же спрятались остальные новички?
Валька, встав с места, представился:
-Валентин Зеленцов! То есть, Зеленец.
-Так Зеленцов или Зеленец? – спросил его преподаватель.
-А какая разница, всеравно зеленый, — засмеялась тройка Смалькова.
-Зеленец, — ответил Валька.
-Я знавал с такой фамилией лишь одного человека, это был наш медалист Андрей Зеленец.
-Это его сын! – выкрикнул с места Сева.
-Очень приятно, когда дети наших выпускников начинают учиться в нашей школе. Надеюсь, Вы окажетесь таким же способным учеником, как и Ваш отец. Следующий, в нашем списке…?
-Александр Борщев! – встав с места, сказал Саня.
-Супа у нас в классе еще не хватало, — прыснули со скамейки Смалькова.
-Хлыщев, Ваша фамилия мне менее симпатична, чем фамилия Кулакова и Рыскаля, — повысив голос, сказал Колобок, строго глядя на троицу. – Эти фамилии мне были бы очень симпатичны, если бы вы, молодые люди, по моему предмету, имели хотя бы твердую «тройку».
Хлыщ, покраснев, уткнулся в свою тетрадку, А Кулаков с Рыскалем сделали невинные глаза, глядя на преподавателя латыни.
-Итак, кто напомнит мне, на чем мы остановились на прошлом уроке?
-Как правильно произносить заклинания, уменьшающие или увеличивающие предметы, — напомнила Колобку Варя Смирнова.
-Спасибо, барышня. Итак, кто апробировал на деле эти заклинания?
Пятнадцать человек подняли руки.
-Видимо, мои занятия проходят впустую, — устало сказал «Колобок».
-Артур Генрихович, а эти заклинания можно использовать на человеке? – спросил Хлыщов, злорадно улыбаясь троице.
-Если бы Вы хорошо слушали, Хлыщев, то знали бы, что эти заклинания относятся только к неодушевленным предметам. Например, вы отправляетесь куда-то в поездку, и у вас слишком большой и неподъемный багаж. Это заклинание поможет вам путешествовать налегке, не обременяя себя тяжестью. Ясно вам?
-Ясно, — ответил Хлыщ.
-А как снять заклинания, наведенные на дверь? – спросил Кулаков.
-Какое именно? Заклинаний много. Сглаз, отвод глаз или охранное?
-Охранное.
— Так-то вы учитесь Кулаков? Садитесь, ставлю вам два балла. Мы это проходили еще в младших классах. Любой младшеклассник знает, как поставить запор на свою дверь. Кулаков, потрудитесь самостоятельно вспомнить его или хотя бы заглянуть в свою тетрадь. Ставлю пять баллов тому, кто поставил этот запор на свою дверь. Кто воспользовался этим заклинанием?
Лес рук взметнулся вверх, кроме пристыженных рук Кулакова, Хлыщева и Рыскаля.
-Сразу видно, кто как учится, — усмехнулся Колобок. Напомню нерадивым ученикам еще раз, что к пройденному материалу я больше не возвращаюсь. Наша цель — идти только вперед. Итак, сегодня вы должны выучить следующее заклинание, оно относится к водным. Например, вам необходимо перейти через водное пространство. Пусть это будет широкий ручей, небольшое озерцо, большая лужа. Необходимо произнести заклинание второго уровня «Акватикус проходимус». Имейте в виду, такое заклинание не действует ни на моря, ни на океаны и длится меньше минуты. За этот срок вам придется либо во всю прыть бежать, либо повторять его несколько раз, иначе быть вам мокрыми, — засмеялся Колобок. — Для практических занятий предлагаю использовать наш пруд, но предварительно, надев надувные жилеты. После звонка, жду вас всех на берегу.
Колобок еще долго рассказывал об удобстве уменьшающего и увеличивающего заклинания, пока его не прервал звонок.
На перемене все спустились в складское помещение, где Колобок выдал каждому по надувному жилету.
-А тем, кто умеет плавать, тоже брать жилеты? – спросил Рыскаль.
-И тем, кто умеет и тем, кто не умеет, — строго сказал Колобок. – Девочкам, предлагаю переодеться в трико.
Выдав жилеты, Артур Генрихович с учениками направился к озеру.
Утро было теплым и солнечным. Ученики, радуясь выходу на природу, разбрелись по берегу. Санька, подняв гальку, стал запускать блинчики.
— Вот так, как прыгает камушек по воде, вы должны перебежать, скажем, от этого камня до того бревна, — указав ориентиры, — сказал Колобок. – Кто самый смелый?
-Можно я? – выступил вперед Валька.
-Первый, получает на два балла выше, — подбодрил его Колобок.
-А если он не добежит и провалится в воду, вы ему «единицу» поставите, — хохотнул Хлыщ.
-За смелость, три балла, даже если и не добежит. Ну-с, молодой человек, вы помните заклинание на воду?
-Да.
-Тогда прошу.
Валька сделал шаг к воде. Сосредоточившись, он ровным голосом произнес:
— «Акватикус проходимус!» – и быстро побежал по воде.
-Во, дает! – восхищенно произнес Сева.
-Молодец! Ставлю две «пятерки», — сказал Колобок.
-Это за что ему две «пятерки»? – возмутился Рыскаль.
-За то, что первый, и за то, что безошибочно все сделал, — ответил учитель.
-Можно, мне следующему? – спросил его Саня.
-Да, пожалуйста.
Саня, как и Валька, сосредоточенно посмотрел на воду и, произнеся заклинание, рванул к лежавшему на берегу топляку.
— Молодец, «пять»! Кто следующий?
-А нам вместе можно? – спросила Варя Смирнова, держа за руку Зину.
-Очень интересный подход к заданию, — улыбнулся преподаватель латыни. – Только барышни, заклинания нужно произносить вместе.
Девочки, взявшись за руки, подошли к воде.
-Ну, после счета «три», произносим вместе, — сказала Варя.
Зина согласно кивнула.
Девчонки, хором прокричав заклинание, с писком побежали по водной глади озера.
-Молодцы, обеим по пять баллов!
После девчонок, кто по одиночке, а кто толпой побежали по воде.
Сева, тоже осмелев, пробежался по озеру.
Без курьеза не обошлось, и пострадал, как ни странно, «лучший пловец» Рыскаль. Не добежав шага, он по пояс плюхнулся в воду. Кулаков с Хлыщевым, подтрунивая на Рыскалем, стали помогать, выжимать ему джинсы.
-Хлыщев и Кулаков, попрошу не отлынивать, сегодня все должны пройти заклинание, — напомнил им Колобок.
Смальков, получивший пять баллов, подтолкнул приятелей к воде.
— Танки грязи не боятся! — выдохнув воздух из легких, сказал Кулаков.
-Давай вместе! – сказал Хлыщ. — Раз, два три! «Акватикус проходимус»! – крикнули приятели и, обгоняя друг друга, побежали к топляку.
— Все молодцы! Я очень всеми доволен. Всем по «пятерке», кроме Рыскаля. Ему я ставлю четыре балла, — сказал Колобок, выставляя оценки в журнал. – На этом наш урок считаю оконченным.
Ученики в ярко-оранжевых жилетах, потянулись обратно в школу.
Сдав спасательные жилеты, Сева с Санькой, стремглав, побежали за учебниками. Вальку после урока остановила Зина, требуя, чтобы он научил ее двигать предметы на расстоянии.
-Не могу я прямо сейчас тебя этому научить, давай после уроков.
-Имей в виду, я от тебя не отстану, — вздернув носик, сказала Зина.
-А ты сама-то не пробовала самостоятельно двигать предметы?
-Нет.
-Так попробуй, может, моя помощь и не понадобится.
-А это правда, что ты одним взглядом Хлыщеву футболку прожег? – спросила его Варя Смирнова.
-Нет, не правда, вернее не совсем правда, — растерялся Валька, застигнутый врасплох вниманием красивой отличницы.
-Какое же ты использовал при этом заклинание?
-Никакого. Если помнишь, мы в школу только вчера приехали.
— Неужели ты, никогда не занимался оккультными науками и не изучал магию? – не поверив ему, спросила отличница.
-Нет, никогда. До вчерашнего дня я даже не интересовался этим. Мало того, я не знал даже о существовании своих родителей.
— Что-то верится с трудом, — с сомнением глядя на Вальку, покачала головой Варя.
-Не хочешь, не верь, — пожал Валька плечами.
-Эй, новенький! – грубо оборвав их разговор, окликнул его Рыскаль. – Иди-ка сюда!
Валька, остановившись, посмотрел на парня.
-Чего, оглох что ли? – прикрикнул на него Рыскаль.
-А ты мне не указ, надо чего, подойди сам, — ответил ему Валентин.
-Ну, ты у меня еще схлопочешь!
-Да не боись, бить не будем, — осклабился Кулак.
-А я вас не боюсь, — пожал плечами Валька.
-Ну, так топай сюда, разговор есть, — сказал Хлыщ.
Валька подошел к троице Смалькова.
-Ты тут новенький, наших порядков не знаешь, так слушай сюда. Ты к Варьке клинья не подбивай, не для тебя она.
-А для кого?
-Она Артуру нравится.
-Так пусть нравится, я-то тут причем?
-Братва, он чего, не догоняет? – не понял Рыскаль. – Может, доходчивее объясним? – он стукнул кулаком о свою ладонь.
-Ага, чтобы он потом тебя поджарил? – с опаской глядя на Вальку, напомнил ему Хлыщ.
-Слушай, Зеленый, я тебе ясно даю понять, Варька не для таких, как ты, — сказал Кулак. – Ты понял?
-Я понял, только ей самой выбирать, с кем она общаться захочет. У нас по законодательству свобода слова и выбора, — ответил ему Валька. – Как в одной русской пословице говорится «Насильно мил не будешь». Можете так вашему атаману или, кем он вам еще там приходится, передать. Если девушке интересно со мной беседовать, то я ей в этом отказать не смею.
-Ты пожалеешь еще об этом! – дернув головой, сказал Рыскаль.
-Ты мне угрожаешь?
-Предупреждаю.
Варя, стоя в сторонке, слушала разговор парней, хмуря красивые брови.
-Ты их не слушай, — сказала она, когда троица отошла на несколько шагов.
-А я и не слушаю.
-Вот и хорошо. Они всем девчонкам прохода не дают. Вот и вчера, привязались к Зине. Довели бедную девочку до слез. Разве она виновата, что цвет волос у нее такой приметный.
-Вы в одной комнате живете?
-Да, — кивнула Варя. — Она что, правда, детдомовская?
-Говорила, что детдомовская, я с ней только вчера познакомился.
-А правда, что в гневе она все спалить может?
-Я не знаю, ты об этом лучше Оксану спроси, это она ее в школу сопровождала. А ты что, боишься ее?
-Нет, только мне нужно быть готовой ко всяким неожиданностям.
-Она очень вспыльчивая. Похоже, у нее никогда не было друзей.
-Теперь есть, — успокоила его Варя.
-Спасибо тебе.
-Не за что, — кивнув ему, Варя направилась к своему месту за партой.
Глава седьмая
Валька вошел в обыкновенный класс и оглянулся.
-Валька, иди сюда! – крикнул ему Сева.
На первом ряду на последней парте его уже поджидал Сева. Саня устроился за партой впереди со щуплым очкариком.
-Опять на галерке? – усмехнулся Валька, присаживаясь к своему соседу.
-Да ладно тебе, — отмахнулся от него Сева.
-Ты учебники захватил?
-Обижаешь, — Сева сделал вид, что обиделся на друга. – Ты бы поменьше лясы точил, а то мозоль на языке заработаешь скоро.
-Не беспокойся, не заработаю, — усмехнулся Валька.
-К тебе чего Варя подходила?
-Так о Зине беспокоилась, — пожал Валька плечами.
-Ты ее остерегайся, если не хочешь неприятностей, — посоветовал ему Сева.
-Ты кого имеешь в виду, Зину или Варю? – улыбнулся Валька.
-Не валяй дурака, ты знаешь, о ком я говорю, — толкнул его в бок Сева.
-Да я уже предупрежден.
-Что, они уже предупредили тебя? – удивился Сева, посматривая на троицу Смалькова, которая что-то бурно обсуждала с Рыжим, злобно посматривая на Вальку. – Ну, ты, даешь! Готовься, Смальков таких обид не прощает.
-Я не понял, что я у него девушку отбил, что ли? Мы просто разговаривали. У нее что, прав нет разговаривать, с кем она хочет? – возмутился Валька.
-У нее, может, и есть, а вот у тебя — нет.
-Варя не его собственность.
-А ты ему об этом сам скажи.
-А вот и скажу при встрече.
Со звонком в класс вошел высокого роста, худощавой наружности преподаватель естествознания. На удлиненном лице топорщились длинные усы и бородка клинышком. На орлином носу восседали очки в золотой оправе. Вальке он напомнил персонаж Сервантеса, Дон Кихота. Взглянув поверх очков на своих учеников, он глуховатым голосом поздоровался с классом.
-В вашем классе новички? Я уже наслышан об их успехах от Артура Генриховича, он весьма лестно отзывался об этой тройке. Позвольте и мне удосужиться этой чести лично познакомиться с этими учениками. Итак, с кого начнем?
-Зина, которая сидела на первой парте, немного смутившись, тихо произнесла свою фамилию.
-Отлично, кто следующий?
-Борщ с зеленью, — хохотнул Рыскать, глядя на Вальку с Саней.
-Рыскаль, тебе замечание! Еще одно и учебный предмет ты будешь изучать в коридоре, — смерив его строгим взглядом, сказал «Дон Кихот». Итак, продолжим наше знакомство, — глядя в журнал, произнес учитель.
-Александр Борщев, — встав из-за стола, сказал Саня.
-Хорошо, — кивнул ему преподаватель.
-Валентин Зеленец, — встав следующим, представился Валька.
-Если верить словам Артура Генриховича, Вы и есть сын того Андрея Зеленца?
-Да.
-Что ж, очень приятно познакомиться. Ваш батюшка неплохо учился у меня в классе, надеюсь, и вы не подкачаете, — кивнул он, поворачиваясь к доске.
— Не позавидую тебе, — покачал головой Сева, — Чего они все к твоему отцу привязались?
-Хотят, чтобы я походил на него.
-А если не сможешь?
-Буду стараться.
-Что там за шепот на последней парте? – повернулся к классу преподаватель. – Верещагин, ты желаешь начать новую тему?
-Нет, Всеволод Ярославович.
-Тогда закрой рот и слушай! Сегодня мы поговорим о минералах, вернее, о драгоценных и полудрагоценных камнях, связанных с астрологическими гороскопами. Что такое минерал? Это естественное неорганическое образование кристаллической структуры, приблизительно однородное по химическому составу и физическим свойствам, залегающее в глубинах или на поверхностях Земли. Минералы обычно служат предметом добычи как полезное ископаемое. Наш разговор пойдет о благородных минералах, иначе называемых самоцветами. У каждой эпохи были свои излюбленные благородные камни. Египтяне охотно носили украшения из изумрудов, бирюзы, аметистов, горного хрусталя. Римляне выше всего ставили алмазы и сапфиры. Самирамида, Клеопатра и другие царицы древних времен обожали жемчуга. Мода Ренессанса и Барокко отдавала предпочтение цветным камням: рубинам, сапфирам, топазам. Эпоха Романтизма открыла красоту полудрагоценных камней: гранатов, опалов, аквамаринов и хризолитов. Ювелиры охотно использовали в своих изделиях красноватые сердолики, зеленый «кошачий глаз» и переливающийся молочно-голубым блеском лунный камень (селенит). С благородными камнями были связаны разнообразные суеверия и верования. Камень был не только украшением, но и талисманом, приносящим счастьем, амулетом, охраняющим от болезней и бед, а иногда и признаком профессии, к какой мы относим себя.
Астрологи утверждали, что каждый драгоценный камень принадлежит определенному знаку зодиака. Люди, родившиеся в определенном месяце, должны носить кольца с соответствующим камнем. Ношение камня, не соответствующего знаку зодиака, под которым родился его обладатель, оказывает дурное влияние на его судьбу.
Некоторые камни особенно рекомендовались людям определенных профессий: морякам принадлежал изумруд, художникам — турмалин, духовенству — аметист.
В различных житейских ситуациях хорошо было обладать подходящим камнем-талисманом. В эпоху Ренессанса новобрачные обменивались кольцами с изумрудами, так же они благоприятствовали и беременным женщинам. Лунные камни преодолевали любовные препятствия. Игрокам приносили удачу.
Широко было распространено поверье о лечебных свойствах драгоценных камней. В средние века золотых дел мастеру приходилось быть не только ремесленником и купцом, но так же иногда и врачом, который в случае надобности умел подобрать для своих клиентов камень, помогающий при различных телесных и духовных недомоганиях.
Камням приписывают следующие значения:
Агат – спасает от сглаза, ядов; дает долголетие и здоровье.
Аквамарин – «камень влюбленных», охраняет супружеское счастье, способствует благополучию в жизни.
Алмаз – символ невинности, твердости и храбрости; приносит счастье.
Аметист – оберегающий от пьянства, сдерживает страсти, «вдовий камень».
Берилл – благоприятствует постоянству чувств, добрый спутник странников.
Гранат – веселит сердце.
Гиацинт – символизирует удачу, укрепляет силы.
Жемчуг _ «слезы тоски», охраняет от мук безответной любви.
Изумруд – приносит счастье и радость.
Карбункул – примиряет друзей.

Коралл – бережет от дурного глаза, хранит от молнии.
Лазурит – лечебный камень.
Малахит – усиливает духовные силы.
Нефрит – камень жизни.
Опал – дает надежду.
Оливин – обеспечивает симпатию к окружающим.
Оникс – камень вождей.
Рубин – взаимность чувств.
Сапфир – символ верности, целомудрия и скромности, приносит счастье в любви, защищает женщину от клеветы.
Сардоникс – уберегает от неверности и лжи.
Сердолик – хранит супружеское счастье и верность, охраняет от колдовства.
Топаз – усмиряет гнев, способствует дружбе.
Хризолит – отгоняет ночные кошмары.
Хризопраз – предопределяет успех, приносит спокойствие.
Халцедон – помогает справиться с душевной слабостью и унынием.
Хрусталь – женщинам обеспечивает счастье в любви, избавляет от дурных сновидений.
Циркон — улучшает умственные способности, возбуждает стремление к наукам.
Янтарь — защищает от чар, дурного глаза.
-Надеюсь, вы выбрали для себя соответствующий камень? — спросил Всеволод Ярославович.
-А какой камень мне лучше всего подойдет? – выкрикнул с места Рыскаль.
-Тебе лучше всего подошел бы кирпич, он лучше всех указывал бы на твои знания в учебе — ответил ему преподаватель, вызвав дружный смех в классе, – Но в сочетании с цирконием. Вдруг да он поможет твоим умственным способностям и возбудит стремление к наукам? Кстати, твоих приятелей это тоже касается.
-Всеволод Ярославович, а Вы не могли бы подсказать, какой камень к какому знаку зодиака относится? – спросила Зина.
-Это вы должны знать, мы проходили это еще в младших классах.
-Она новенькая, — заступилась за Зину Варя.
-Тогда прошу прощения. Впрочем, мы сейчас это и выясним. Абрамов Всеволод, какие камни принадлежат к знаку Овна?
-Сардоникс, аметист и все красные камни.
-Молодец, ставлю «пять». Куличков Алексей, к знаку Тельца?
-Агат, карнеол, белый коралл, все белые и прозрачные.
-«Пять». Васильева Анна, знак Близнецов?
-Топаз, берилл и все пестрые.
-Отлично. Верещагин, знак Рака?
-Изумруды, халцедон, кажется все белые и непрозрачные, — неуверенно ответил Сева.
-Без «кажется»! Если вам кажется, креститься надо, — покачал головой «Дон Кихот», ставлю тебе только «четыре». Смирнова Варвара, знак Девы?
-Изумруд, яшма, хрусталь, сапфир, халцедоны, гранаты.
-Молодец, «пять».
-Хлыщев Василий, знак Весов?
-Алмаз, хрусталь, опал и еще там какие-то есть, — промямлил «Хлыщ».
-Очень плохо, ставлю только «три». Кто добавит, какие там еще камни?
Поднялся лес рук, кроме новичков и троицы Смалькова.
-Хрущев Никита добавит, какие же камни относятся к знаку Весов?
-Алмаз, хрусталь, опал, глазковые шпаты, турмалин и берилл, — закатив глаза, отчеканил Санькин сосед.
-Молодец, «пять».
-Смальков Артур, знак Скорпиона.
-Топаз и кровавик.
-«Пять». Кулаков Петр, к знаку Стрельца?
-Ну, это…Красные, кажется, желтые и зеленые, — растягивая слова, протянул Кулак.
-По вашему описанию, это напоминает светофор. За незнание предмета ставлю «два». Итак, кто же мне назовет камни, относящиеся к знаку Стрельца? Скорее всего, это будет Агнесса Борг.
-К Стрельцам относятся камни: гиацинт, бирюза, циркон, все красные и зеленые, — ответила смуглая девушка, одетая во все черное.
-Спасибо, Агнесса, «пять». Следующий знак Козерог, и на него нам ответит Алферов Денис.
-Оникс, Хризопраз, гагат и все черные.
-Отлично! Знак Водолея, Воронов Олег.
-Сапфир и обсидиан.
-«Пять». Знак Рыб, Рубашникова Людмила.
-Александрит, красный коралл, аквамарин, сапфир.
-«Пять». И последний знак Льва, Марина Зельцман.
-Сердолик, сардоникс, сапфир, обсидиан, оникс, изумруд.
-Отлично. Я рад, что многие хорошо запомнили прошлый урок. Я говорю это не просто так, а подвожу вас к следующей теме нашего урока. К следующему уроку принесите камни, соответствующие вашему знаку зодиака.
-Любые? — спросил Никита Хрущев.
-Любые. Вопросы еще ко мне будут?
-А правда, что в старину, девушкам не разрешалось носить жемчуг? – спросила Рубашникова Люда.
-Нет, это не так. Ношение драгоценностей подчинялось правилам хорошего тона. Гранаты и жемчуга считали подходящими для молодых девушек, незамужних женщин, независимо от возраста; для них не допускалось носить бриллианты. Кстати, напомню, что жемчуг могут носить только люди, родившиеся под знаком Рыб, всем остальным он противопоказан.
Бриллианты и непрозрачные камни – агат, оникс, хризоберилл – были единственно допустимым украшением траурной одежды.
Не забывайте, что ношение камней ставили в определенную связь с планетами, астрологически господствующими в судьбе.
Камни Солнца: хризолит, алмаз- с ним связаны также: гиацинт, аквамарин, рубин, гелиотроп, хризопраз.
Камни Луны: опал, адуляр (лунный камень), аквамарин, берилл, жемчуг, коралл.
Камни Меркурия: золотистый топаз, изумруд, карнеол, агат.
Камни Венеры: светлый сапфир, агат, жемчуг.
Камни Марса: рубин, кровавик, яшма, алмаз, гранат.
Камни Юпитера: бирюза, сапфир, лазурит.
Камни Нептуна: аметист, адуляр (лунный камень), хрусталь.
Надеюсь, я не очень запутал вас? Если нет, то хотелось бы добавить, что подлинными талисманами бывают камни, которые передаются по наследству. Также небезразличны камни к полу своего владельца: «женские» камни счастливы на руке мужчины; «мужские» — на руке женщины.
Камни-мужчины ярче блестят и имеют теплые тона и оттенки, камни-женщины блестят не так сильно и имеют холодные цвета и оттенки. На следующем уроке мы и выясним, к каким камням какие относятся, — закончил свой урок Всеволод Ярославович.
-Уф, голова кругом! – пожаловался Сева Вальке. – Ты скажи, мне это все надо?
-А мне понравился урок, только как узнать какие они по цвету. Многие названия мне знакомы, а о некоторых я только что узнал.
-В библиотеке энциклопедию по минералогии возьмешь. Там все о полу — и драгоценных камнях написано. Еще один такой урок и мне станет плохо.
-Кстати, ты мне напомнил, чтобы мы в библиотеку зашли про моих родителей узнать, — напомнил ему Валька.
-Только после обеда, — взмолился Сева.
— Хорошо, — согласился Валентин.
-А сейчас чего изучать будем? – спросил Саня.
-Вот, блин! Сейчас травоведение, Ванда порвет нас, если мы каких- нибудь трав на ее урок не принесем.
-А что конкретнее нужно? – спросил Валька.
-Она предпочитает лекарственные.
-Так подорожника нарви, — пожал плечами Саня.
-А кроме подорожника?
-Я тут пастушью сумку видел, одуванчик, — стал перечислять он.
-Чего мы тогда стоим? Через десять минут звонок, бежим во двор! – крикнул Сева, устремляясь вниз по лестнице.
Таких, как они, во дворе было множество. Рвали все, что попадет под руку. Кулаков с корнем вырвал крапиву и гонялся за Агнессой Борг, которая с воплями бегала от него двору.
-Где тут твоя пастушья сумка? – крикнул Саньке Сева.
-Да вон у забора.
Ребята побежали к забору и стали рвать лекарственную траву.
-Душицу нарви, — посоветовал Саня Вальке, который не знал, что ему еще сорвать.
-А как я ее узнаю? Удивился он.
-По запаху, она мятой пахнет.
Нарвав целую охапку трав, они бросились бежать в школу.
Разложив ее на три части, они едва перевели дух, и тут прозвенел звонок.

Глава восьмая
В класс не спеша вплыла полная женщина со спокойным и очень добрым лицом. Почему-то Валька представлял ее иначе. Ему казалось, что все знахарки и травницы должны напоминать сказочную Бабу Ягу. Мило улыбнувшись своим ученикам, она поздоровалась с ними. Добрый грудной голос располагал к доверию.
-Ну-с, теперь мы проверим ваше знание лекарственных трав, нарванных на нашем школьном дворе. Я не требовала от вас, чтобы вы выходили поутру, когда еще не выпала роса, тем более, после полуденного солнца. Все, что вы мне сейчас приготовили, это всего лишь проверка того, что вы усвоили на прошлом уроке.
Ванда Брониславовна прошлась по рядам.
-Кроме крапивы, Кулаков, Рыскаль и Хлыщев, видимо, больше ничего так и не усвоили.
-У меня еще лопух и подорожник есть, — возмутился «Хлыщ».
-Это все благодаря Смалькову, — отозвалась она. — Ну, хорошо, вижу, что вы потрудились не зря, теперь нашему садовнику не придется выкорчевывать кусты старой крапивы и срубать репейник, разросшийся у забора. Приятно отметить, что и новички приняли активное участие по сбору лекарственных трав, — улыбнулась она Вальке и Сане. – Прошу назвать мне ваш травяной сбор.
Санька, встав первым, перебирая траву на столе, стал называть ее названия.
-Это подорожник большой, его сбор с мая до самого сентября, помогает при ушибах и кровотечениях.
Душица обыкновенная, ее сбор июнь-август месяц, хорошо принимать ее при сухом кашле.
Крапива обыкновенная, сбор с апреля по август, делают отвар для укрепления корней волос, весной употребляют в пищу так, как в ней много витамина С. Кровоостанавливающее средство.
Одуванчик, сбор с августа по октябрь месяц. Корни одуванчика применяют при сахарном диабете,
Пастушья сумка, ее сбор май — август применяется при женских заболеваниях, — покраснел Санька
Пусть продолжит твой сосед, — остановила его, Ванда Брониславовна.
Валька стал перечислять траву, которую запомнил с Санькиных слов.
-Полынь горькая, ромашка аптечная, рябина обыкновенная, тысячелистник, шиповник, малина.
-Спасибо, хватит. Молодцы, ставлю вам по пять баллов. Верещагин, я так понимаю, что это твои новые друзья?
-Да, — кивнул ей Сева.
-Тебе ставлю «четыре», надеюсь, ты запомнишь названия всех трав, которые вы вместе собрали?
-Я постараюсь.
-Очень хорошо.
-Это не справедливо! – крикнул со своего места Кулаков. За что ему «четыре»?
-За то, что он собрал благодаря своим друзьям, девять разных лекарственных трав, а у тебя я на парте наблюдаю всего лишь одну крапиву.
-Зато она полезная!
-И чем именно она полезна?
-Ну… так.., — не смог ответить Кулак.
-Всыпать бы тебе по одному месту этой вот крапивой! – строго посмотрев на нерадивого ученика, сказала она. – Смальков, перечисли мне свой травяной сбор.
Смальков, перечислил шесть названий.
-Маловато будет. С твоими-то знаниями ты бы далеко пошел, да твои приятели тебя на дно когда-нибудь утянут. Стыдно, Смальков, перед мамой должно быть стыдно.
-А мама-то тут причем? – огрызнулся Смальков, краснея.
-Уважаемая ведьма, а сын связался с двоечниками!
Вернувшись к себе за учительский стол, она открыла школьный журнал.
-Пока я выставляю вам оценки, весь вами собранный сбор прошу убрать вон в ту корзину, — указала она на огромную корзину стоявшую у двери.
Ребята, шумно повскакав с мест, побросали траву в корзину. Возвращаясь на место, они с нетерпением старались заглянуть в журнал, чтобы увидеть свою оценку.
-Все сели на свои места! — встав со своего места, сказала Ванда Брониславовна. – На прошлом уроке со Всеволодом Ярославовичем вы проходили камни, связанные с астрологическим гороскопом. Хочу познакомить вас с другим гороскопом, который составили в свое время древние жрецы – друиды. Кто эти люди? Почему мы вдруг решили к ним обратиться? Но все по порядку. Друиды – это замкнутая каста жрецов, наследников традиционных поверий и обрядов древних кельтов (галлов), обитавших в середине первого века до нашей эры на территориях современных Франции, Великобритании, Австрии, Северной Италии, Чехословакии и Испании. Перед посвящением в сан жреца каждый друид обязан был провести 20 лет в одиночестве. Обычно, они жили вдали от поселений, в непроходимых лесных дебрях. Лес для них был одухотворенным, священным существом, и двадцатилетнее отшельничество в нем являлось лишь первым этапом посвящения, признанным закалить волю будущего жреца.
-А они там не одичали? – хохотнув, спросил Хлыщ. – Я кино однажды смотрел, так там один мужик на остров необитаемый попал. Так он потом одичал. Оброс весь, говорить даже разучился, дикий, как зверь стал.
-Хлыщев, ты, видимо, меня совсем не слышишь. Я рассказываю вам о людях, которые сознательно готовились в жрецы. Не подготовленные люди не смогли бы пройти двадцатилетний этап посвящения. Лишь сильные духом люди могли пройти это отшельничество. И это еще не все. Высшую касту друидов составляли жрецы, пользовавшиеся славой колдунов.
-Это чего, он там 20 лет учился быть колдуном? – спросил Кулаков.
-Причем самостоятельно, учась у природы и приобретая знания и навыки. Жрецы рассчитывали календарь с наиболее благоприятными для племени днями, почитались как хранители мудрости предков и предсказатели будущего. Друиды придавали большое значение лесу, деревьям. Они тесно связывали различные породы деревьев с человеческими характерами и утверждали, что каждый человек, как дерево, имеет свои определенные черты, достоинства и недостатки.
— У Рыскаля камень кирпич, а дерево дуб будет, — смеясь, сказал Куличков, вызвав смех в классе.
-Ну, ты, полегче! – огрызнулся Рыскаль, — После уроков выясним у кого дуб, а у кого крапива.
-Рыскаль, прекрати! – строго произнесла Ванда Брони- славовна. – Очень важное значение друиды придавали летнему и зимнему противостоянию.
-Вот- вот, Рыскаль покажет Куличкову после урока это самое противостояние, — засмеялся Кулаков.
-Если вам не интересно, будете изучать материал самостоятельно. А на следующем уроке я проведу у вас контрольную, — сказала учительница.
-Эй, вы там, на Камчатке, лучше заткнитесь! Если вам не интересно валите по-добру- поздорову, не мешайте слушать, — крикнул Воронов.
-Ванда Брониславовна, они больше не будут, — сурово глядя на своих приятелей, сказал Смальков.
-Тогда я продолжаю, — сменила гнев на милость Ванда Брониславовна. – Вообще, положение Солнца относительно Земли служит основой их гороскопа. По их учению, судьба человека, его будущее, характер и способности зависят от удаления Солнца от Земли в момент рождения индивидуума. Поэтому каждый знак их гороскопа имеет два периода действия. Запишем эти периоды.
Яблоня – с 23 декабря по 1января; с 25 июня по 4 июля.
Пихта — 2 января-11 января; 5июля – 14 июля.
Вяз – 12 января – 24 января; 15июля – 25 июля.
Кипарис – 25 января – 3 февраля; 26 июля – 4 августа.
Тополь – 4 февраля – 8 февраля; 5 августа – 13 августа.
Картас – 9 февраля- 18 февраля; 14 августа – 23 августа.
Сосна – 19 февраля – 28/29 февраля; 24 августа – 2 сентября.
Ива – 1 марта – 10 марта; 3 сентября – 12 сентября.
Липа – 11 марта – 20 марта; 13 сентября – 22 сентября.
Орешник – 22марта – 31 марта; 24 сентября – 3 октября.
Рябина – 1апреля – 10 апреля; 4 октября – 13 октября.
Клен – 11апреля – 20 апреля; 14 октября – 23 октября.
Орех – 21 апреля – 30 апреля; 24 октября – 2 ноября.
Жасмин – 1мая – 14 мая; 3 ноября – 11 ноября.
Каштан – 15 мая – 24 мая; 12 ноября – 1 декабря.
Ясень – 25 мая – 3 июня; 22 ноября – 1 декабря.
Граб – 4июня – 13 июня; 2 декабря – 11 декабря.
Инжир 14 июня – 23 июня; 12 декабря – 20 декабря.
Дуб – 21 марта – день весеннего равноденствия.
Береза – 24 июня – день летнего равноденствия.
Маслина – 23 сентября – день осеннего противостояния.
Бук – 21-22 декабря – день зимнего противостояния.
Согласно этим числам вы легко определите к какому дереву вы относитесь, — сказала Ванда Брониславовна.
За партой Рыскаля Кулаков прыснул от смеха.
-Кулаков, что у вас там опять? – с раздражением спросила Ванда Брониславовна.
-Рыскаль и правда дуб, — уже не сдерживаясь, засмеялся Кулак.
-Ну вот, что и требовалось доказать, — вставил слово Куличков.
Класс грохнул от смеха. Ванда Брониславовна, вытирая выступившие от смеха слезы, с трудом усмирила класс.
-Рыскаль, а ты хотел бы узнать, что друиды думают о дубе?
Рыскаль зло посмотрел на своего приятеля, благодаря которому стал всеобщим посмешищем.
-А Вы прочитайте нам, Ванда Брониславовна! – выкрикнул Воронов.
-Рожденный в день весеннего равноденствия, полон жизни, силы и красоты, не имеющей в себе ничего хрупкого.
-Силы, это уж точно, в нем немерено, а вот на счет зубов, тут друиды немного ошиблись, — сказал Абрамов, заставив класс прыснуть от смеха.
-Эти люди абсолютно здоровы, но не переносят слабости и болезни, а вид крови может привести их к обмороку.
-Точно! Помните, когда нам прививки против туберкулеза ставили? Так Рыскаль белым, как мел стал, — сказал Воронов.
-Ребята, я не буду больше читать, раз вы так реагируете на каждую характеристику этого знака.
-Ванда Брониславовна, а хорошие качества у него есть? – заступился за приятеля Смальков.
-Конечно, есть. Смелость, гордость. Его нельзя считать трусом. Он всегда добивается своей цели. Отрицательные качества дуба: он не умеет быть гибким. Он многого добился бы, если бы хоть немного мог быть дипломатом. Тем не менее, он уважает мнение и независимость других. Верен в дружбе, но к сожалению, не стремится к переменам. Не лишен интуиции, а для близких способен сделать жизнь, полную достатка. Такие люди решительны, практичны, наблюдательны, обладают организаторскими способностями.
Под знаком дуба родились: И.С.Бах, Бенито Хуараз.
-Ванда Брониславовна, а как нам узнать свою характеристику? — спросила Варя Смирнова.
-Возьмите в библиотеке гороскоп Друидов, там же вы найдете все известные астрологические гороскопы.
Звонок завершил урок. Сменив учебники, ребята перешли в другой класс.
-Ты кто по Друидскому гороскопу? — спросил Саня Вальку.
-Я — ива, а ты?
-Жасмин. Сева, а ты кто?
-Рябина, — махнул рукой Сева. – Да полная чушь, все это! Не верю я этим друидам.
-Это же для общего кругозора, — похлопав Севу по плечу, сказал Валька, — Это уж твое дело верить или не верить. Главное, ты получил представление, чем до нашей эры занимались древние друиды. Помимо составления гороскопов, у них очень много было заклинаний. На сегодняшний день их можно сравнить с очень сильными белыми магами.
-Почему-то до наших дней ни один друид не выжил, — буркнул Сева.
-Как и многие другие маги, — ответил Валька. – Инквизиция, преследования, да мало ли еще чего.
-Ну, конечно! – с сарказмом, произнес Сева. – Ты вот скажи, что мне до этих друидов?
-Чего ты на них взъелся? – спросил Саня, — Валька прав, история вещь полезная. Я вот про этих друидов до сегодняшнего дня ничего не знал.
-А про травы у кого узнал? – съязвил Сева.
-У бабки своей. Она у меня много трав всяких знает, помогает людям, когда это необходимо. Да у нас в деревне, почитай, все о травах знают, — пожал Санька плечами.
-Гляжу я на вас и удивляюсь, — задумчиво глядя на ребят, сказал Сева. – Один электричеством управляет, другой травы всякие знает, да с животными разговаривает, а я вот ничего этого не умею делать, мало того, даже не знаю, к кому себя определить,.
-Ты, Сева, не переживай, оно само как-нибудь проявится, только для этого какой-нибудь экстренный случай должен произойти, — поспешил успокоить друга Саня.
-Ну, да, наверное, ты прав, — почесав затылок, согласился с ним Сева.
Глава девятая
Класс, в который вошли приятели, больше всего походил на русскую избу. Длинные лавки вдоль длинных столов, за которыми размещалось четыре человека. С ребятами сел все тот же Санькин сосед Никита Хрущев, маленький щуплый очкарик.
-Тебя в честь Хрущева Никиты Сергеевича, политического деятеля, что ли назвали? — улыбаясь соседу, спросил Валька.
-Ну да, — кивнул Никита. — А так, вообще-то, у нас в деревне почти все Хрущевы, Молотовы и Калинины живут.
-Ничего себе! — удивился Валька.
-Ты чему удивляешься? – не понял Сева.
-Фамилиям. У них в деревне фамилии известных политических деятелей 20-60 годов прошлого столетия.
-Ну и что с того, — пожал Сева плечами. – У меня фамилия тоже довольно известная. Ты кино «Белое солнце пустыни» смотрел?
-Да несколько раз, этот фильм моя мама очень любит.
-Ты помнишь, как фамилия таможенника была, который Петруху спаивал?
-Верещагин.
-Этот Верещагин, мой двоюродный дедушка.
-Врешь ты, Севка, — засмеялся Саня.
-Ей богу, не вру. Я же не артиста имею в виду, который Верещагина играл, а самого настоящего, который прототипом фильма стал.
-Пусть так будет, все равно тебя не проверить, — отмахнулся от него Саня.
После того, как прозвенел звонок, и все ученики расселись по своим местам, в класс стремительно вошел учитель. Все его движения были резкими, быстрыми, и поэтому казалось, что он не ходит, а летает. Его всклокоченная голова напоминала воронье гнездо, отвлеченный взгляд блуждал по лицам учащихся, не задерживаясь ни на ком больше минуты. Речь его была внятной и резкой. Все его поведение напоминало торопящегося куда-то человека, но куда именно он торопился, порой он и сам не знал. Валька вспомнил стихотворенье, которое в детстве ему читала «мама», «Человек рассеянный с улицы Бассейной». Вот таким был преподаватель домоведения Борис Иванович Горун или, как его за глаза называли ученики Горыныч.
Резко остановившись посередине класса и оглядев учеников, он задумчиво спросил:
-Где живет домовой?
Ученики оживленно стали выдавать свои версии, которые сводились к одному: домовой живет при доме.
-А кто мне скажет, кто такой домовой? – задал он следующий вопрос.
-Это дух дома, — выкрикнул с места Леша Куличков.
-А кто его видел?
Несколько рук поднялось со своих мест.
-Я сейчас не говорю про тех домовых, которых вы, возможно, встречали в школе. Разговор о тех домовых, которые живут в ваших домах.
Только две руки поднялись с места.
-Итак, поговорим о домовых. Что же это за существо? Не выдумка ли это нашего воображения? Возможно, это энергетическое существо, которое обладает неким интеллектом, который сложился из потоков информации, витающих вокруг нас. Кто его трогал? Кто его видел? Что нам известно о домовых из рассказов наших предков? Почему они верили в домового, называя его дедушкой, хозяином, суседкою?
Считалось, что домовые бывают добрыми и злыми. Добрый домовой – доможил, а злой домовой – дворовой. Считалось, что домовой приносит счастье в дом, так как он хранитель домашнего очага и помощник рачительному хозяину: и за скотиной присмотрит, и промашку исправит. Любит он работящих, а вот ленивых не жалует. Таких порой даже ночью мучит – на грудь давит или сбрасывает с постели. И в работе им не помогает, а только вредит. Сердится на ленивых. Про добрых домовых много сказок сложено. Справедлив он, не любит, чтобы на работящих напраслину наговаривали, за причиненную обиду и наказать может.
Домовой – дворовой, никогда не приносит удачу, а только вредит хозяевам, разоряя хозяйство. Любит мучить домашних животных, душить новорожденных жеребят и телят, но с собаками и козами дружит. Такой домовой может завести хозяина в опасное место – так велика его злоба. Однако домашний домовой оберегает хозяев и их дом от каверз дворового.
Увидеть домового сложно – не любит он показываться на глаза. Увидеть его можно только случайно. Домовой может принимать любой облик – как человека, так и животного. По ночам домовой ходит в облике хозяина. Те, кому удалось увидеть домового, описывают его так: седой старик в народной одежде, босой и без шапки, покрыт белой шерстью (кроме лица и рук). Внешне напоминает хозяина дома, а уши у него лошадиные. Домовой иногда сам любит поговорить с людьми, принимая облик мужчины или женщины. Но видеть его может только тот, с кем он разговаривает. Увидеть домового – к большой удаче. А вот услышать домового может каждый. Он либо тихо плачет, либо постукивает в стенку, чтобы люди о нем знали.
Любят домовые ходить в гости друг к другу, посмотреть на чужое хозяйство и своим похвастаться. Иногда ссорятся. Могут даже из зависти нанести вред другому домовому. Чтобы этого не произошло «родного» домового нужно «вооружить». Предки наши клали за печь небольшие рогатки и приговаривали: «Вот тебе, дедушко, копье для защиты». Как не странно, но у домового может быть семья. Жену домового люди называют «доминя», «домаха», «домовиха». Днем она помогает мужу, а по ночам в сенях прядет.
Домовой не только в работе подспорье, но еще и домашних о несчастье предупреждает. Если он завоет, значит умер кто-то из домашних, а коли заплачет, кто-то умрет. О войне или большом пожаре предупреждают все домовые. Они выходят из деревни и воют. А если в доме быть свадьбе, то домовой играет веселые мелодии.
-Скажите, а нужен ли домовой современному человеку?
Гул голосов пронесся по классу, разделив, его на два лагеря. Одни говорили, что «нужен», другие говорили что «нет». Спор зашел так далеко, что Борису Ивановичу пришлось вмешаться в спор.
-Где же живет обычно домовой? – спросил он ребят, которые были «против» домового в современном мире.
-В деревенских домах – за печкой, в чулане, в погребе или под порогом входной двери, — сказал Никита Хрущев.
-А в городе?
-В квартире за батареей, в кухне за плитой, за шкафами, главное, чтобы там не было пыли, — сказала Варя Смирнова.
Правильно. Домовой терпеть не может пыль и грязь. Если в излюбленном месте домового пыль и грязь, то он точно разозлится на хозяев. Помириться с ним трудно, но можно. Главное, не забывайте задабривать его подарками и вкусно кормить. Лучший подарок для домового — это яркие цветные лоскутки и бусинки, которыми он любит украшать свою праздничную рубаху. Под порог дома можно класть нюхательный табак, который он очень любит. В угол дома положите копейку с приговором: «Бери, дедушко, как задел на достаток». Домовой тогда будет знать, что вам нужны именно деньги, и обязательно поможет улучшить материальное положение.
Угощение для домового нужно оставлять в укромном месте на ночь. Угощением может служить горбушка хлеба, молоко в блюдечке, а по праздникам – какой-нибудь хмельной напиток. Приготовив угощение, скажите: «Отведай, хозяин. Что сами едим, то и тебе несем».
Чтобы уговорить домового отдать припрятанную вещь, нужно поставить угощение (лучше всего что-нибудь сладкое) и сказать: «Домовой, поиграй- поиграй, да отдай». И тогда дедушка вернет потерявшуюся вещь.
Если домовой шалит в доме, заведите кошку. Кошки видят то, что не доступно человеку и умеют дружить с духами. Домовой любит играть с кошкой и в знак в благодарности не будет вредить хозяевам.
-Итак, что вы вынесли из первой части нашего урока? — спросил Горун, взъерошив на голове «воронье гнездо».
-Не обижать дедушку домового! – выкрикнул Никита.
-Так, — загнул палец Борис Иванович.
-Держать дом в чистоте, — сказала Варя Смирнова.
-Два.
-Не забывать его угощать, — добавила Зина.
-Три.
-Не хвастать перед домовым чужим достатком, чтобы не провоцировать между домовыми ссор.
-Молодец, четыре.
-Завести в доме кошку, — сказал Саня.
-Пять. Думаю, что вы полностью усвоили урок. А скажите-ка мне, как перевезти домового со старого места на новое?
-А зачем его перевозить? Пусть на старом остается, — сказал Кулаков. – Не проще ли нового переманить?
-Ты не прав, Кулаков. У каждого дома был свой домовой, который привык к своему хозяйству. Хозяин мог переехать с места на место, а домовой всегда оставался при доме. Покидал он его лишь в экстренных случаях.
Для того, чтобы перевезти своего домового на другое место, существует несколько способов. Можно поскрести порог, а затем собрать немного мусора из старого дома и насыпать его в новый, тогда домовой переберется туда. Или положить ботинок на пол и сказать: «Домовой- домовой, пойдем новое хозяйство смотреть!» В новом месте поставить угощение и сказать: «Дедушка домовой, выходи домой. Иди к нам жить!»
-И все? – удивился Кулаков.
-А тебе этого мало? – удивился Горун. – Как же найти собственного домового — это главная часть нашего урока, и попрошу слушать внимательно.
Не обязательно дожидаться, когда домовой сам найдет ваш дом. Можно разыскать бездомного домового. В наше время это легко сделать, учитывая то, что сейчас много опустевших и заброшенных домов. В некоторых до сих пор обитают домовые в ожидании, когда придет новый хозяин или вернется старый.
Обнаружить домового достаточно просто. В заброшенном доме там, где он живет, скапливается меньше пыли и грязи. Чтобы приманить его и уговорить перейти жить в ваш дом, нужно поставить угощение и спросить: « Дедушка, не хочешь ли ты пойти к нам жить?» — выждать некоторое время и снова прийти в этот дом. Если вы не понравились ему, то он или промолчит, или кинет в вас чем-нибудь тяжелым (то есть неожиданно на вас упадет какой-нибудь предмет). А то и зарычит, завоет по-звериному. Тогда нужно извиниться и оставить его в покое. Если же вы приглянулись ему, то он постучит в стенку. Тогда смело ставьте ботинок и говорите: « Дедушка домовой, пойдем к нам жить!» — тогда домовой переселится к вам, а с ним и удача, достаток и счастье станут вашими постоянными спутниками.
-Вопросы по домоведению еще есть?
-Нет, и так все ясно, — сказал Хлыщ.
-Если все понятно, на этом и закончим наш урок, — произнес Борис Иванович, взглянув на часы.
Звонок, словно ждал этого момента, чтобы залиться звонким дребезжанием.
-Сейчас все на обед рванут, предлагаю оставить учебники, а потом уже двигать в столовую, — предложил Сева.
-А что, ваш Горун всегда такой взъерошенный? — спросил Саня.
-Почти всегда, — кивнул Сева. – Он -натура увлеченная, ему некогда за собой следить.
-А как же его жена, Татьяна Леопольдовна? – удивился Валька.
-Она за ним следит, только после первого урока, его вид ничем не уступает этому. Если бы не правила поведения и ограничения, он бы по школе нагишом ходил или в шкуре медведя, как первобытный человек бегал.
-Странный он какой-то, — сказал Саня.
-Зато у него на уроках всегда интересно.
-Какие еще у нас планы на сегодня? – спросил Саня.
-Валентин в библиотеку сходить хотел.
-Может, сейчас сходим? – предложил Валька.
-Если не надолго, то, пожалуй, успеем, — согласился с ним Сева
.
Глава десятая
Они поднялись на третий этаж и, миновав картинную галерею, свернули к большой двухстворчатой позолоченной двери.
-Это и есть наша библиотека, — с гордостью произнес Сева.
-И частый гость ты этого кладезя мудрости? – спросил Валька.
-Нет, не частый, но бываю, — заверил их Сева, открывая двери библиотеки.
В полутемном зале на полках, которые поднимались до самого потолка, разместилось несколько тысяч изданий. У самого светлого места помещения расположился длинный стол, который занимал третью часть всей библиотеки. В закутке перед дверями,, сидела маленькая хрупкая женщина, чуть видимая из-за огромных стоп книг. На остреньком носу взгромоздились огромные очки в черепаховой оправе. Увеличивающие стекла делали глаза похожими на огромные глаза совы, да и весь облик библиотекарши напоминал сову. Только немного ссохшуюся от старости.
-Хильга Яновна, здравствуйте! – поздоровался с ней Сева.
-Здрасьте, — подхватили следом за ним Саня и Валька.
-Что привело Вас, молодой человек, сюда? — довольно звонким голосом произнесла она.
-Вот, моему другу нужна книга по жизнеописанию магов и волшебников.
-Какой именно век вас интересует? – спросила она не отрывая глаз от своей писанины.
-Конец 20 века, — ответил Валька.
-Кто именно?
-Зеленец Андрей, отчества не помню, — смутился Валька.
-Апполлинарьевич, — глядя на него поверх очков, сказала библиотекарша. – Вы очень на него похожи, — задумчиво произнесла она.
-Это его сын, — сказал Сева.
-Ах, вот оно что! Что именно вас интересует?
-Все.
-Разве вам не рассказывали об отце?
-Я только вчера узнал, что мой отец — Андрей Зеленец.
-Понимаю. Прошу сесть за тот стол, сейчас я принесу вам «Энциклопедию магов и волшебников 20 века».
Подталкивая Вальку, Сева подошел к столу.
-Садись, только помни, что я тебе про заклинания говорил.
Старушка была маленького росточка и сидела в инвалидном кресле, управляя им при помощи пульта. Проехав мимо ребят, она остановилась перед стеллажом «Справочная литература». Шустро вскочив с кресла, она нашла нужный том и привезла ребятам.
-Вот, здесь все маги и волшебники 20 века от А до Я.
-Спасибо, Хильга Яновна, — сказал Валька.
Валька нашел нужную страницу и с трепетом стал рассматривать портрет своего отца. Портрет был таким же, как в галерее выпускников.
— Зеленец Андрей Апполлинарьевич, 1963 года рождения, — прочитал он. – Родился на территории Украинской Советской Социалистической Республики в городе Кривой Рог. В раннем возрасте вместе с родителями переехал в Москву.
Родители: отец — Апполлинарий Карлович Зеленец, белый маг, погиб в 1970 году при невыясненных обстоятельствах, сгорел в собственном автомобиле.
Мать – Ванесса Игоревна, погибла вместе с мужем в 1970 г., гибель обоих родителей невыяснена.
1970 году Андрей Зеленец был направлен попечительским советом учиться в магическую школу. В 1980 году закончил ее с золотой медалью. После магаспирантуры в 1985 году был направлен в археологическую экспедицию на Южный Урал, где познакомился со своей будущей женой Валентиной Павловной Зеленцовой 1965 года рождения – ведьмой 5 разряда.
В 1994 году Андрей Апполлинарьевич Зеленец погиб, спасая сестру своей супруги, Елизавету Зеленцову. В 1995 году после рождения сына Валентина, жена А.А. Зеленца, умерла при невыясненных обстоятельствах (подозрения падали на сестру Зеленцовой, но не были доказаны). В настоящее время сын А.А.Зеленец получает свое образование в магической школе № 13 РФ.
-Ничего себе! – удивился Саня, — А как они узнали, что ты учишься в этой школе? Ты же вчера только приехал.
-Ты забыл, где учишься? – покачал головой Сева, — Тут и про нас все уже написано, только боюсь, у нас уже нет времени проверять это, иначе опоздаем на обед.
-Погодите, но я так толком ничего и не узнал, — растерялся Валька.
-Остальное все находится в архиве под шифром «Совершенно секретно» и на руки ученикам не выдается, — подъехав к ним, сказала Хильга Яновна.
-Спасибо, — машинально ответил Валька, вставая из-за стола.
-Такое впечатление, что за твоей семьей ведется охота, — задумчиво произнес Саня.
-Почему ты так решил? – спросил Сева. – По-моему, это просто несчастные случаи.
-Сразу обеих семей? – не унимался Саня.
-Может, стечение обстоятельств? – сказал Валька.
-И ты в это веришь?
-Тебе у своей тетки все узнать надо, наверняка она многое знает. Уверен, она видела, как погиб твой отец, — сказал Сева.
-Она даже не захотела попрощаться со мной, — грустно сказал Валька. – Почему она скрывала правду о моих родителях? Подделала мое свидетельство о рождении? – с отчаянием задавал вопросы Валька.
-Может Хельмут Ханикен знает? Это же он разыскал тебя и привез в школу, — сказал Сева.
-Нужно немедленно его разыскать! – загорелся Валька.
-Для начала нам нужно пообедать и хорошенько подумать, почему твоя тетя так поступила. Возможно, на это у нее были веские причины, – задумчиво произнес Саня.
-Саня прав, нам нужно пообедать, иначе до пяти часов голодными ходить будем, — согласился с ним Сева.
Троица направилась в столовую. У самого входа их поджидала Зина Руденко с Варей Смирновой.
-Ну, наконец-то, пожаловали! — воскликнула Зина. – Валя, ты мне обещал, что научишь телекинезу.
-Может, в другой раз? – попросил он.
-Ну уж нет!
-Слушай, рыжая, у парня горе, он сейчас узнал, что у него родители погибли, а ты тут со своим телекинезом, — заступился за Вальку Сева.
-Зина, давай в другой раз, мне сегодня еще одно дело выяснить надо, — стараясь не огорчать девушку, сказал Валька.
-Да ладно, что я не понимаю, — пожала она плечами. – Только ты сам рыжий! – крикнула она Севе, показав ему язык.
Сев за свой стол, ребята молча стали есть.
— Ого, троица решила наконец-то подкрепиться, — улыбнулся ребятам Смальков. – Может, присядете за наш столик?
-Нам и тут неплохо, — ответил за всех Саня.
-Может, тогда мы подсядем к вам?
-Смальков, у нас сейчас не то настроение, чтобы ссориться с тобой, — отозвался Сева.
-А кто сказал, что мы хотим с вами поссориться?
-Да по тебе видно, — отозвался Сева.
-Ну-ка, ты, помолчи! – встрял в разговор Рыскаль.
-Тогда дайте поесть по-человечески, — сказал Саня.
Троица Смалькова о чем-то зашушукалась, тихо посмеиваясь, поглядывая на ребят.
-Отставить! – скомандовал Смальков, вставая из-за стола.
-Артур, ты чего? – удивился Кулак.
-Не видишь, что они зазнались, неужели мы их не проучим? – вставил свое слово Рыскаль.
-Артур, мы тебя не узнаем, ты отчего-то сам не свой в последнее время? – спросил его Хлыщ.
-Поели? Тогда пошли! – сказал Смальков, направляясь к двери.
Троица, оглядываясь на ребят, поплелась за своим главарем.
-И правда, что это со Смальковым? – удивился Сева. – Дня не проходило, чтоб он кого-нибудь не задирал, а тут как паинька, ходит. Валь, это ты так на него подействовал?
-Откуда мне знать? – огрызнулся Валька.
-Смотри, Хельмут обедать пришел, — толкнул Вальку в бок Сева.
-Привет новичкам! – улыбнувшись ребятам, попривет — ствовал их Ханикен. – Как живется на новом месте?
-Нормально, — ответил Саня.
-Хельмут, можно с тобой поговорить? – спросил его Валька, вставая из-за стола.
-Поговорим, только после обеда. Жуть не люблю дела делать за едой.
-Хорошо, мы будем тебя на школьном дворе ждать.
-Отлично, там и встретимся, — сказал он, направляясь к раздаче.

Глава одиннадцатая
Минут через двадцать к ребятам подошел Хельмут.
-О чем пойдет речь? – спросил он, присаживаясь на скамейку, где сидели ребята.
-Хельмут, как ты меня разыскал? – глядя прямо в лицо Ханикену, спросил Валька.
-Это было не легко. Но у нас хорошо работают люди, мы засекли твою тетку. Ты, наверное, помнишь, что больше двух лет вы не сидели на одном месте.
-Да, мы часто переезжали с места на место.
-Ты не спрашивал ее, почему?
-Она объяснила это тем, что ее не устраивают условия труда.
Ханикен удивленно присвистнул.
-И ты в это верил?
-У меня не было причин ей не верить, я считал ее своей мамой.
-Ну да, — кивнул он.
-Если бы она не устала мотаться по стране, мы до сих пор бы тебя не нашли.
— Почему? Чего она хотела достичь этим?
-Это же очевидно — она прятала тебя.
-Почему она ничего не рассказывала мне о моих родителях?
-Возможно, боялась за твою жизнь.
-Ты знаешь, как погиб мой отец?
-Так, в общих чертах.
-Расскажи, — потребовал Валька.
-Понимаешь, я считаю, что это произошло все из-за ревности.
-Из-за ревности?
-Ну да, твоя мать и тетка, обе были влюблены в твоего отца.
-Продолжай.
-Андрею больше всего нравилась твоя мама. Сам понимаешь, общие интересы, да и моложе она была.
-Мама, то есть тетя, говорила, что она была старше ее.
-Все это от начала и до конца ложь. Елизавета старше твоей матери на два года.
-Почему мама была ведьмой, а Елизавета нет?
-Это темная история. Твоя тетка говорила, что они сироты?
-Да.
-Это не совсем так. Елизавета еще с раннего детства была себе на уме. Та семья, откуда они родом, была многодетной. Среди многочисленных братьев и сестер она только Валентину признавала. Как-то мать наказала ее за какую-то шалость, и девочка затаила на нее обиду. Ночью, разбудив свою младшую сестру, которой в ту пору было три года, она подожгла дом, подперев двери. Вся семья сгорела, никому не удалось спастись. А они благополучно убежали в лес. Так как дом сгорел дотла, никто не подумал, что кто-то остался в живых. В лесу их нашла старая бабка, по нашим сведениям не зарегистрированная ведьма-травница. Она многому обучила девочек, но больше всего ей полюбилась младшая, которой и досталась вся колдовская сила после ее смерти. Говорят, старуха та крепкая была, никогда не болела, а тут за какой-то месяц свернулась. Похоронив старуху, девочки вышли на белый свет, в ту пору Елизавете уже четырнадцатый год шел. Определили их в интернат. Затем Елизавете комнату дали, на работу помогли устроиться, все бы ничего, да только на Валентину парни заглядываться стали. Характером она помягче была, да и веселая, не то, что вечно хмурая сестрица. А кода твой отец в их поселок приехал и всех ухажеров, мягко говоря, отодвинул и за Валентиной ухаживать стал, ту уж Елизавета темнее тучи ходить стала. Никто и не предполагал, что она в твоего отца влюбится. Так продолжалось до тех пор, пока Андрей о свадьбе не заговорил. Что уж там у них дальше происходило, то мне не ведомо, только через неделю после свадьбы, Елизавета к нему на работу приехала. Как она его на скалу заманила, никто не знает. Только сорвались они с этой скалы. Она жива осталась, а он вот так глупо погиб. После его гибели они переехали в город. Валентина тебя уже в городе родила, но вскоре умерла от сердечной недостаточности и кислородного голодания. Бред какой-то. Думаю, здесь не обошлось без вмешательства твоей тетки. Совет быстро нашел ее и стал требовать отдать тебя им. Но она заявила, что ты очень слаб и можешь погибнуть. Совет пошел ей навстречу, взяв слово, что в возрасте семи лет ты поступишь в магшколу. Постоянные переезды сбили нас со следа, да и перестроечное время, бардак по всей стране, смена кадров ослабили бдительность Совета. До 2000 года в Совете был полный хаос. С 2004 года все встало на свои места, но когда хватились, то твоей тетки на месте уже не оказалось. На ее след мы напали лишь в этом году и стали наблюдать за тобой. И, как видишь, не ошиблись, ты достоин своего отца.
— Неужели, моя тетя могла быть такой коварной и жестокой? Она была хорошей мамой.
— Ее ждала бы ужасная участь, если бы что-то случилось с тобой. Пойми, на ее совести две магжизни, а это не прощается.
-Но это не доказано! – возмутился Валька.
-Тем не менее, она в черном списке Совета. Она не маг, даже не ведьма, но, безусловно, обладает навыками колдовства; вспомни, старуха передавала знания обеим девочкам. Твоя мать могла слышать потусторонние звуки, разговаривать с миром мертвых. Думаешь, она не знала, что в смерти родных повинна ее сестра?
-В это трудно поверить!
-У нас истории и пострашнее твоей есть. Ты помнишь, ту рыжую, что вместе с нами приехала.
-Зина Руденко, — подсказал Саня.
-Точно, Зина. Так ее подкинули в детский дом в возрасте двух недель. На Зину натолкнулись случайно, когда она погром в детдоме устроила. Никто не мог и предположить, что в ней такая силища скрыта.
-Делается что-нибудь, чтобы найти ее родителей? – спросил Валька.
-А ты, что, думаешь, мы просто так тут сидим? Вопросы еще будут?
-Да, только на них лишь сама тетя ответить сможет.
-Я тоже так думаю, — согласился с ним Ханикен.
-Спасибо тебе, Хельмут, — вставая, сказал Валька.
-Чем смог, тем помог, — пожал он протянутую руку.

Глава двенадцатая
-Вот что ребята! Давайте-ка за уроки садиться, — предложил Сева.
-А что завтра за предметы? – спросил Саня.
-Самые обычные, как в нормальных школах. Русский, алгебра, литература, биология, история и физика.
-А я думал, что в магической школе нет таких предметов, — удивился Саня.
-К сожалению, есть. Аттестат-то ты как получать будешь?
-Я думал, у меня магический аттестат будет.
-Это само собой, но без среднего образования ты никуда не денешься. Одним словом, для меня эти дни хуже каторги.
-Почему? – спросил Валька.
-Да потому, что я по магическим-то еле-еле успеваю, а тут еще эти предметы.
-Не переживай, я тебе помогу, — успокоил его Валентин.
-Интересно, как? Мы же в разных классах учиться будем. Ты одиннадцатый заканчивать, а я восьмой.
-Значит, мы вместе в одном классе учиться будем? — обрадовался Саня. – Вот здорово!
-У тебя какие оценки в школе были? – спросил Сева.
-Я «хорошистом» был.
-Что ж, это другое дело, — немного расслабился Сева.
-Да не переживай ты так. Я же помогу вам, если что не поймете, — успокоил его Валька. – А кто преподаватели?
-Да все те же. Вандышев Артур Генрихович английский язык ведет, Всеволод Ярославович историю, Ванда Брониславовна биологию, Хильда Эриковна химию, директор Черноморов физику, физкультуру Кощеев Константин Константинович. Тебе с Велесовым Алексеем Вениаминовичем придется познакомиться, он у нас алгебру и геометрию ведет, и с Мирандой Морисовной, это литература и русский язык, остальных ты вроде бы уже должен знать. Из всех предметов мне лишь эстетика и рисование нравятся.
-Почему? – спросили ребята.
-Эти предметы Татьяна Леопольдовна ведет.
-А какой предмет Борис Иванович преподает? – спросил его Валька.
-Так он один предмет и ведет, домоведение.
-А как вы все успеваете совмещать? – удивился Саня.
-Уроки парами стоят, — тяжело вздохнув, сказал Сева. – Зато мы школьную программу за три четверти проходим, а остальное все на магию остается. Интересно, ты после одиннадцатого класса в магспирантуру пойдешь? Так там магию хорошо знать нужно, а ты в ней еще ни бум-бум, — хитро улыбнулся Сева.
-Не переживай, буду сидеть с вами в одном классе, — засмеялся Валька, — Считай, что остаюсь на второй год. Впрочем, хватит болтовни, давай с уроками помогу, где учебники?
Сева подошел к тумбочке и сказал:
-«Магикус гигантус».
С тумбочки посыпались учебники, которым не было места рядом с магическими книгами.
-Здорово! – воскликнул Саня, — Никакого книжного шкафа не надо!
-Это хорошо, когда книги на одно и тоже место кладешь, а если забыл куда положил? – спросил его Валька.
-Мда, тогда полка вернее будет, — почесав затылок, сказал Саня.
-Да ну вас, — отмахнулся от них Сева. – Я давно уже привык к этому. Валька правильно говорит, главное учебники не забыть на тумбочку положить.
-Давайте-ка уроками займемся, — напомнил им Валька, — Что там у вас по расписанию?
-Алгебра, — кисло промямлил Сева.
-Давай учебник, — решительно сказал Валька.
Через час Сева и Саня с облегчением вздохнули, сделав уроки по алгебре и физике. Осталось сделать по русскому языку.
-Сева, а мне к кому обратиться насчет домашнего задания? — спросил Валька.
-Ты поднимись на третий этаж и спроси Хельмута, он тебя привез, он за тебя и отвечает.
Валька, оставив друзей делать уроки, поднялся на третий этаж и натолкнулся на толстого мальчишку.
-Эй, ты, чего на нашем этаже забыл? – спросил он, смачно вонзая зубы в румяное яблоко.
— Где мне Ханикена найти? – спросил его Валька.
-А зачем он тебе?
-А тебе зачем знать? – ответил Валька вопросом на вопрос.
-Я дежурный по этажу, — важно сказал толстяк.
-Вот и выполняй свои обязанности, позови мне Хельмута Ханекина.
-Ишь ты какой! А мне не указ какой-то там малявка, -вздернув нос, сказал толстяк. – Буду я еще тебя слушать.
-Намного ли ты старше меня? – покачав головой, сказал Валька. – А ну, позови Ханикена, а то сейчас кричать начну.
-Ты че, псих, что ли? – испугался толстяк.
-Нет, но кричать начну, если не позовешь, — предупредил его Валька.
Смерив Валентина взглядом, толстяк лениво процедил сквозь зубы:
-А он сейчас на занятиях.
-Тогда позови кого-нибудь из одиннадцатиклассников.
-А тебе это зачем?
— Много будешь знать, скоро состаришься. Зови, а то сам позову! – пригрозил ему Валька.
-Вовчик, ты это с кем там воюешь? – спросил высокий парень, чем-то напоминающий Гарри Поттера.
-Да вот, Хельмута ему подавай или кого-нибудь из одиннадцатого класса.
-Так в чем дело, почему не позовешь?
-Так он не говорит зачем?
-А тебе это важно знать? – улыбнулся парень.
-Так хотелось бы быть в курсе, зачем середкам, старшаки понадобились.
-Вовчик, любопытство тебя когда-нибудь сгубит, — покачав головой, сказал «Гарри Поттер». – Тебе именно Хельмут нужен или одиннадцатиклассник? – спросил он Вальку.
-Любой, мне задания спросить нужно, — ответил Валька.
-Не ты ли тот вундеркинд, который будет учиться в нашем классе? – спросил он.
-Если ты учишься в одиннадцатом, значит, я.
-Вовчик, познакомься с моим одноклассником, — сказал парень и впредь не препятствуй ему, а то будешь иметь дело со мной.
-Так он же со среднего этажа.
-Не важно, — строго посмотрев на толстого мальчишку, сказал он. — Идем, я дам тебе задание.
Валька прошел мимо толстяка и направился за своим одноклассником.
-Тебя как зовут? – спросил тот.
-Валентином.
-А меня Валерием. Что-то лицо мне твое очень знакомо, где-то я его видел.
-Здесь мой отец учился, Андрей Зеленец.
-Точно! Он еще археологией занимался.
-Да.
-А как это ты со среднего курса к нам перепрыгнул?
-Понимаешь, в жизни я учился в одиннадцатом классе, а по способностям годен лишь к средним классам.
-М-да, запутанно как-то. Может, тебе наверстать до нашего уровня.
— Постараюсь, но это будет очень тяжело. Я только вчера в школу приехал и толком еще ничего не знаю.
-Не понял, ты не знаешь ни одного заклинания? – удивился Валера.
-Теперь знаю, — Валька припомнил все заклинания, которые выучил за полтора дня. – Их всего семь.
-Всего-то! – удивился Валера.
-Знаю, мало, но у меня еще много времени, выучу.
-Ну, ты даешь! — усмехнулся Валера. – А за какие такие заслуги тебя к нам в школу приняли и сразу же в средние классы?
-Я телекинезом обладаю, — нехотя отозвался Валька.
-Серьезно? – не поверил ему Валера.
-Да, а что?
-Его только в девятом классе проходят. В основном, заклинаниями пользуются.
-А я думал, что передвигать предметы каждый первоклассник здесь умеет.
-Раньше так и учили, но у малышей умственное перенапряжение происходило, истощение организма. Поэтому перенесли на старшие классы. А как это у тебя происходит?
-Я не задумывался над этим.
-Ты хочешь сказать, что оно само происходит.
-Ну, да. Стоит мне только подумать и…
-Погоди, сейчас ты мне все это покажешь. Я столько сил на это угробил, а ты мне с такой легкостью об этом рассказываешь.
Остановившись у комнаты под номером 35, Валера провел над ней рукой, и они шагнули за порог.
-Тебе знакомо это заклинание.
-Вчера познакомился, — улыбнулся Валька, — Только мой друг его вслух произносит.
— Я усовершенствовал его и мне не приходится произносить его вслух.
-Ты используешь телепатию? Но разве это возможно с неодушевленными предметами?
-Это не телепатия, это магия. Разве ты не заметил, что дверь была закрыта.
-Да, но…
-Разве Хельмут тебе не демонстрировал фокус с проходимостью через стены.
-Да, конечно.
-Это то же самое, даешь установку и проходишь.
-Но я не давал никакой установки, — сказал Валька.
-Я дал команду, чтобы пройти вместе с тобой.
-Ты меня этому научишь?
-В обмена то, как ты двигаешь предметы.
-Хорошо, — засмеялся Валька, — Но для начала, ты мне задания дай, а то, чего доброго, еще забудешь.
-Верно, — он быстренько написал ему задания на листочек. – Вот, возьми.
Валька отошел на несколько шагов от Валеры, и направил свою руку к листку, тот, плавно сорвавшись с Валериной руки, перелетел к Вальке.
-Здорово! Расскажи, как ты это сделал.
-Просто дал ему команду прилететь ко мне.
-Ты это серьезно?
-Да.
-Похоже, ты меня разыгрываешь.
-Зачем мне это, — пожал плечами Валька.
-А со стола сможешь?
-Давай попробую.
-Ты хочешь сказать, что до этого никогда не пробовал?
-Нет. Я лишь сшибал предметы, но никогда не брал их с расстояния.
-Феноменально! Расскажи, что ты при этом чувствуешь?
-Я хочу взять этот предмет и мысленно протягиваю к нему руку.
-Но я ничего не заметил, значит, либо ты использовал невидимость, либо отвод глаз.
-Я представил лишь луч, переносящий предмет.
-Луч или руку?
-Луч в виде руки, он тонкий и голубовато-белый.
-Погоди, я хочу его видеть, — сказал Валера, наговаривая на себя кошачий глаз. – Для эксперимента, задерни, пожалуйста, шторы.
Валька задернул шторы, и в комнате наступил полумрак.
-Давай, возьми тетрадь со стола.
Валька направил руку на тетрадь, которая лежала поверх учебника. Тетрадка приподнялась, упала, вновь приподнялась и тяжело, словно пчела, перегруженная нектаром, перелетела к Вальке.
-Я видел этот луч! – воскликнул Валера. – Покажи, как ты сшибаешь предметы?
Валька посмотрел на стопку учебников и мысленно толкнул ее рукой, при этом, не поднимая собственной руки. Стопка качнулась и развалилась.
-Но на этот раз я не видел никакого луча, это был сгусток энергии, — восхитился Валера. – Я хочу этому непременно научиться.
-Что ты делаешь, для того чтобы передвинуть предмет? – спросил его Валька.
-Мысленно начинаю двигать его, прилагая усилия.
-Вот именно, прилагаешь усилия. Подойди к этому немного по другому, не заставляй себя потеть, представь луч или собственную руку, которая щелчком сшибает этот предмет.
Валера вытянул руку в направлении стола и слегка щелкнул пальцами — тетрадь, подпрыгнув, отлетела на конец стола.
-Невероятно! Я потратил на это три года, а ты без каких — либо усилий делаешь все это? Тебя этому кто-нибудь обучал?
-Нет, сам как-то научился. Дома было скучно сидеть, вот я и стал строить солдатиков, а потом расстреливал их лучом.
-А откуда у тебя появились такие способности?
-Не знаю, — пожал плечами Валька, — Может, от мамы с папой?
-Точно, я же совсем забыл, что твой отец был магом. Но здесь почти все такие?
-Возможно, что и мама передала мне свои силы.
-Твоя мама тоже маг?
-Ведьма.
-Это почти одно и тоже. Слушай, я не советовал бы тебе распространяться о своих способностях.
-Почему?
-У тебя есть мощный защитный амулет?
-Нет.
-Нет? Но у всех магов, есть такой амулет.
-Я ничего не знаю о нем.
-Разве тебе не передавали родители ничего?
-Не знаю, меня воспитывала тетя.
-Она наверняка должна знать, где хранится твой талисман. Пока у тебя нет защиты, ты уязвим перед более сильными магами. Тебе непременно нужно его найти.
-Но я даже не знаю, как он выглядит.
-В библиотеке ты найдешь, каким был талисман твоего отца. Не медли, твои силы в школе заметно усиливаются, я это чувствую, но помимо меня об этом скоро узнают и другие маги. Тебе грозит опасность, — Валера, тревожно глядя на Вальку, почесал переносицу. – У тебя найдутся верные друзья?
-Да, я подружился с двумя одноклассниками.
-Они хорошие ребята?
-Думаю, что да.
-Нужно быть уверенными в них. Ты познакомишь меня с ними?
-Зачем?
-Хочу удостовериться, что они будут верными стражниками для тебя.
-Мне охрана не нужна, — возмутился Валька.
-Может, я неправильно выразился, но смысл будет тот же, они должны быть охранной силой для тебя, пока у тебя нет своего амулета. Чем примечательны твои новые друзья?
-Саня разговаривает с животными, знает много лекарственных растений.
-Прекрасно, а второй?
-Он сам этого еще не знает.
-Это усложняет дело, думаю, что я помогу вам.
-Поможешь найти мой талисман?
-Нет, ты его должен отыскать сам. Я попробую помочь твоему другу познать себя.
-Ты это серьезно?
-Это тема моей работы для поступления в магспирантуру, — улыбнулся Валера. – Ты думаешь, многие сюда поступившие, знают, кто они? Школа помогает лишь немногим развить свои способности до конца. Лишь единицы достигают наивысших вершин, как например, наш Черномор и Татьяна Горун. Ты далеко пойдешь, ели сможешь уберечь себя.
Валера вдруг замолчал, задумчиво глядя на Вальку.
-Ты в темноте хорошо видишь? – спросил он.
-Почти как днем.
-Кажется, я знаю, на что может походить твой талисман. Но для этого мне нужно удостовериться, что я прав. Ты иди делать уроки, а я отправляюсь в библиотеку. Встретимся после ужина у тебя в комнате. Да предупреди своих друзей, чтобы они поменьше хвастались твоими способностями. Кстати, кто еще знает о твоих способностях.
-Никто.
-Подумай хорошенько.
-У нас тут инцидент вчера произошел. В общем, я у одного хулигана значок на футболке спалил.
-Как это произошло? Кто еще, кроме него, это видел? – засыпал вопросами его Валера.
Валька подробно рассказал историю с хулиганами.
-Смальков! Это человек, от которого можно ждать чего угодно. Держись от него подальше.
-Рад бы, да его прихвостни все время нас задирают.
-Прошу тебя, будь осторожен, пока у тебя нет защитного талисмана. Не дай бог Смальков об этом узнает, а он обязательно узнает на следующем магическом занятии. Валентин, тебе срочно нужен хоть какой-нибудь амулет! Ты иди, а я в библиотеку, вечером встретимся, — выпроводил Вальку Валера.

Глава тринадцатая
-Ты чего так долго? – встретили его приятели.
-Валь, ты чего такой бледный, тебя, что там обидели? – забеспокоился Саня, глядя на бледного Вальку.
-Нет, со мной все в порядке. Я познакомился со своим новым одноклассником Валерой, фамилию я вот только не спросил.
-Он на Гарри Поттера похож? – спросил Сева.
-Да, очень.
-Тебе повезло, это будущий медалист Валерий Цепелев. Он хороший парень, — кивнул Сева.
-Я это понял. Он сегодня после ужина придет к нам с вами познакомиться.
-Это еще зачем? – удивился Сева.
-Понимаете, дело во мне. Я могу положиться на вас?
-Мы же друзья, — сказал Саня, — Один за всех, все за одного.
-Валь, ты не сомневайся даже. Если мы, может, в учебе тебе не помощники, то в другом будь спокоен, — заверил его Сева.
-Не томи душу, рассказывай, что у тебя там произошло, — сказал Саня.
Валька рассказал друзьям, что поведал ему Цепелев.
-Я же говорил, что у каждого должен быть защитный амулет! – воскликнул Сева. – Саня, а у тебя есть защита?
-Да, мне его бабка дала, когда я в школу поехал, — он показал серый камушек похожий на спящую кошку, свернувшуюся клубком.
-Ты знаешь, как им пользоваться? – спросил Сева.
-В общих чертах. Баба Маня говорила, что случись, какая беда, он даст о себе знать.
-Валера просил, чтобы вы ни перед кем моими способностями не хвастались.
-Да и ты попридержи свой язык, — напомнил ему разговор Сева.
-А как же с Зиной быть, я же обещал ей помочь?
-Помочь помоги, а свои способности перед ней не раскрывай, — посоветовал Саня.
— Ты за уроки садись, а мы до полдника прогуляемся немного, — сказал Сева, выпроваживая Саню за дверь. – Тебе часа хватит?
-Вполне, — кивнул Валька, усаживаясь за стол.
Задания оказались знакомыми, оказывается, в прошлой школе они шли по русскому языку и алгебре на опережение, а вот по истории пришлось прочитать несколько параграфов, чтобы догнать программу. По остальным предметам программа шла нога в ногу и Вальке не составило большого труда сделать все уроки.
-Ты освободился? – спросила взлохмаченная голова Сани, появившаяся в проеме двери.
-Да, — ответил Валька.
-Тогда пошли полдничать.
Ребята спустились в столовую и с аппетитом вдохнули аромат свежевыпеченной пиццы.
-Обожаю пиццу! – воскликнул Сева. – Особенно с ветчиной и солеными огурцами.
-А мне нравится пицца с ананасами и курицей, — парировал ему Валька.
-А мне никакая не нравится, — сказал Саня, удивив своих приятелей, — Потому что я никогда ее еще не пробовал.
-Сейчас ты поймешь, что за вкуснятину готовит наша тетя Маша. – Налетай!
На раздаче лежало несколько сортов румяных пицц. Ребята каждый выбрал себе по большому куску понравившейся ему пиццы.
-Берите больше, на всех хватит, — смеясь, сказала тетя Маша, выставляя на раздачу только что приготовленную пиццу.
-Объедение, — жмурясь, словно кот, сказал Сева.
-У меня похожие пироги моя баба Маня печет, — сказал Саня, с аппетитом вонзая зубы в хрустящую корочку.
-Не, лучше пирогов нашей тети Маши я еще нигде не едал, — качая головой, возразил ему Сева.
-А много ли ты видел и ел? — спросил Валька, который, благодаря тетке, поездил по городам Сибири и Урала.
-Если честно, нигде я не был, — грустно сказал Сева. – Детдомовский я. Меня мамка в него привела, незадолго до своей смерти, видно чувствовала, что смерть близко. Был бы я тогда постарше, я бы этому отчиму…
-Прости, мы не знали, — положив Севе руку на плечо, сказал Валька.
-А кроме мамы у тебя родственники еще есть? – спросил Саня.
-Кто его знает. Мамка- то моя тоже детдомовской была.
-А про отца она ничего не рассказывала?
-Может, и рассказывала, только мне в ту пору едва шесть минуло. Думаешь, я помню.
-Так у тебя же надежда есть, что отец жив, — с надеждой сказал Саня.
-Мне-то от этого ни горячо, ни холодно. Думаешь, я его искать стану?
-А почему бы и нет? – возразил Саня.
-Почему я его должен искать, а не он меня? – возмутился Сева.
-Так он, может, вообще о твоем существовании не знает, — предположил Валька.
-Если честно, я даже отчества своего не знаю.
-Как это? — удивился Саня.
-У меня в свидетельство рождении, прочерк в графе отец, — тихо сказал Сева.
-М-да, услужила тебе мама, — протянул Саня. – Ребята, а ведь наша встреча здесь не случайна! – воскликнул вдруг он.
— Почему ты так решил? – удивился Сева.
-Да потому, что все мы сироты. У меня лишь бабка еще жива, у Валентина тетка, а у тебя вообще никого. И потом, каждый из нас тягу друг к другу чувствует. Я сразу почувствовал, что Валька мне другом будет. И в тебе я это почувствовал.
-Может, ты нафантазировал это себе? – неуверенно спросил Сева.
-Нет, я это сразу понял, да и талисман мой молчит. Обычно он руку мне холодит, когда ему какой — либо человек не нравится, а тут теплый.
-А ведь и правда, — встрепенулся Сева, — Свисток мой тоже голоса не подает.
-А как он тебе достался? – спросил его Валька.
-Не знаю, он всегда при мне был.
-Покажи, — попросил его Саня.
Сева достал из-за пазухи тростниковый свисток. Такие обычно деревенские мальчишки от нечего делать на речке или пруду делают.
-Ты пробовал в него свистеть?
-Пробовал, не свистит, но голос подает.
-Как это? – удивился Саня.
-Я его слышу. Тоненький такой, печальный.
-А когда Вальку увидел, ты чего почувствовал? – насторожился Саня.
Сева задумался, взъерошив светлые волосы. Вдруг его лицо вытянулось, а чуть раскосые глаза, цвета светлого ореха удивленно уставились на Вальку.
-Ты чего на меня так смотришь? – удивился Валька.
-Я вспомнил!
-Чего вспомнил? – поторопил его Саня.
-Я тогда веселую трель услышал. Подумал еще, чему это мой свисток так обрадовался, обычно он пискнет тихонечко, когда Хлыщева с Кулаковым увидит, а если Смалькова, так и вообще нудеть начинает. Я уже привык к этому, не замечаю.
-Ну и охранная у тебя сигнализация! – удивился Саня. – Привык он писк слышать, да ты «спасибо» своему амулету скажи, что он тебя предупреждает. А насчет меня, что он сказал?
-Пиликнул так весело, словно родного признал, — сказал Сева.
-А давай-ка, мы наши амулеты познакомим,– предложил Саня, вытаскивая свой камень-кошку.
Сева вытащил свой свисток и поднес к камню. На глазах у изумленных ребят камень — кошка лениво потянулся и опять свернулся клубком. Свисток, приветливо издав писк, замолчал.
-Ты посмотри, они признали друг друга! – обрадовался Саня. – Я же говорил, неспроста это. Держаться нам всем вместе надо.
— Если бы я не проучился здесь пять лет, вряд ли этому поверил, — сказал Сева.
-Сдается мне, что твоим отцом леший был, — пошутил Саня.
-А что, все может быть. Хотите верьте, хотите нет, только иногда в шепоте листвы я слова различать начинаю.
-Ну вот, что я говорил! – обрадовался Саня. – Сущности он своей не знает. Да ты толком никогда к ней не прислушивался. Лес – твоя защита.
-Если честно, я зимой и поздней осенью себя плохо чувствую, словно во сне хожу, а весной просыпаюсь и бодрым себя чувствую. Летом и вовсе спать не ложусь.
-Поэтому-то к тебе все животные тянулись, а ты их не понимал, вернее не хотел понимать, — напомнил ему Саня ужа и хорька.
-Верно! Я к ним враждебности не испытывал, но для меня неожиданностью все это стало. В детском доме не разрешали живой уголок держать, но мы все равно всех бездомных кошек и собак подкармливали. У меня даже любимая собака по кличке Шарик была.
-Ты не ошибся, может, это пес был? – хихикнул Саня.
-Это мы в самом начале ошиблись, когда ей эту кличку дали, думали что это пес, а на самом деле это девочка оказалась. Только один дурак ее убил, потому что она все время его облаивала. Вот он и отравил ее. Мы ему потом все двери грязью обкидали, а на заборе «живодер» написали. Милиционер даже приезжал. Только он на нашей стороне оказался и этого дурака оштрафовал. Вскоре за мной Ванда Брониславовна приехала и сюда привезла.
-Ты тут уже пять лет, а друзей так и не завел? – удивился Валька.
-Нет, как-то не сложилось.
-Эй, троица, вы опять что-то засиделись? – крикнула им тетя Маша.
-Больно пицца у вас вкусная, уходить даже не хочется! – улыбаясь, отозвался Саня.
-Так, может, еще по кусочку?
-Спасибо, больше не лезет. Можно мы ее на ужине съедим?
-Как хотите. Я вам ее на тарелке оставлю.
-Спасибо, тетя Маша! – не сговариваясь хором, сказали ребята.
-На здоровье, — отозвалась повариха. – На ужин пельмени будут, не прозевайте, а то не хватит.
-Не прозеваем! – крикнул Сева, и ребята отправились на улицу.

Глава четырнадцатая
-А почему у нас сегодня мало уроков было? – спросил Валька, растянувшись на лавке.
-Не знаю, обычно по четыре пары бывает, — отозвался Сева, блаженно прикрыв глаза, развалясь на лужайке. – Может, чего случилось? Ты видел, каким Горыныч взъерошенным был? Обычно, он не бегает так по классу.
-Эй, вы, дохлое племя, не желаете в футбол, команда на команду? – крикнул им Кулаков, со стороны спортивной площадки.
-С вами, что ли? – спросил Сева.
-Да. Трое на трое, — добавил «Хлыщ».
Сева посмотрел на приятелей.
-Отчего ж не сыграть? — улыбнулся Валька.
-Только, чур, по правилам! — садясь на траву, крикнул Сева. – Смальков, без фокусов, знаю я твои штучки!
Рыжий хитро улыбнулся.
-Отвечаю! Игра будет честной. Если хочешь, можем Кощея судьей назначить.
-Тогда втроем не интересно, может, еще кого-нибудь позовем? — спросил Сева
. Давай, — согласился с ним Смальков. – Тогда и я с вами поиграю
-. -Ты? – не поверил ему Сева. – Ты же никогда не принимаешь участия в подобных играх
. -Соперника, потому что не вижу, — улыбнулся Смальков.
-Хорошо, но имей в виду, игра должна быть честной, иначе пеняй потом на себя, — предупредил его Саня.
-Не боись, слово мага даю.
-Жестко! – одобрил его Сева.
-Что это значит? – спросил его Валька.
-Слово мага, самая страшная клятва. Нарушивший ее, потом будет иметь последствия целых три дня.
-И какие это последствия? – удивился Саня.
-Несварение желудка, например, да самые невероятные, которые не утаить.
-Кого в команду возьмем? – спросил Валька.
— Можно Олега Воронова, он сильный игрок, — предложил Сева.
-А где мы его найдем? – спросил Саня.
-А его искать не надо, он до ужина все свое свободное время на площадке пропадает. Да вон он, — указал на него Сева.
Олег Воронов сосредоточенно кидал баскетбольный мяч в кольцо.
Троица подошла к Воронову и с интересом стала наблюдать за его тренировкой.
-Олег, в футбол против команды Смалькова пойдешь? – спросил его Сева.
-А кто в вашей команде?
-Нас трое против их четверки.
-Кто на воротах?
-Пока не решили.
-Ладно, я постою, потому как не знаю, что вы за игроки, — поморщившись, сказал Олег. – Без подлянок?
-Смальков слово мага дал.
-Тогда можно, Смальков свое слово держит. А кто судьей будет?
-Кощея хотим позвать.
-Дело, — согласился Воронов.
-Тогда ты пока приготовься, а мы за Кощеем сходим, — сказал Сева.
-Он где-то тут был. Посмотри около девчонок.
Сева посмотрел по сторонам. У трибун он заметил стайку девочек, которым, что-то объяснял Кощеев, размахивая руками.
-Константин Константинович, Вы нашим судьей будете? – подбежав к тренеру, спросил Сева.
-Кто против кого и какой вид спорта? – деловито спросил Кощей.
-Я с новичками, против команды Смалькова, в футбол, — выпалил Сева.
— Отлично! Девочки, приглашаю поболеть.
-Константин Константинович, да Кулаков с Хлыщевым у новичков всухую выиграют, — презрительно глянув на Севу, сказала Агнесса Борг.
-Вот и проверим, что за новички к нам прибыли.
-А можно мне с ними в футбол? – спросила Зина.
-Это у них спросить нужно, — пожал плечами Кощеев.
-Сегодня матч только среди мужчин, — сказал Сева.
-Да какие вы мужчины, сморчки против Кулакова и Рыскаля, — фыркнула Агнесса.
-Вот и посмотрим, кто сморчки, а кто боровички, — хохотнул Кощеев, свистнув в свисток. – Играем два тайма по двадцать минут с одним пятиминутным перерывом, — сказал он.
Две команды по четыре игрока выстроились в центре небольшого школьного поля.
-«Решка» левые ворота, «орел» правые, — достав монетку, предложил тренер.
-Идет, — согласился Кулаков.
-Наше «решка», — сказал Сева.
Тренер, подкинув монетку воздух, ловко поймал ее, прихлопнул ладошками. Медленно разжав ладонь, он протянул ребятам.
-Наши правые ворота, — сказал Хлыщев.
Вратари разошлись к своим воротам, а мяч уютно устроился в центре поля. Свисток тренера дал команду началу игры.
Смальков первым оказался у мяча и дал пас Хлыщеву, который тут же рванул к воротам противника. Саня пошел на перехват, и ловко обманув его, передал пас Вальке. Валька переправил его Севе, и они рванули к воротам. Гол! Кулаков бросился на мяч, подмяв его под себя.
-Мяч в центр поля! – скомандовал Кощеев. – Счет «ноль – ноль», ничья!
Кулаков пнул по мячу, который перелетев через Севу, упал к ногам Смалькова. Смальков ловко обошел Саню, передав мяч Хлыщеву. Хлыщев передал пас Рыскалю, который, обыграв Вальку, пнул по воротам.
-Штанга! – крикнул Воронов, отбивая мяч.
-Эх, игроков маловато, — сгибаясь от быстрого бега, сказал Сева.
Мяч, вновь вступил в игру, сменив направление. Валька гнал его к воротам, посматривая кому бы передать. Саня, чуть подотстав, был закрыт Хлыщевым, Сева имел невыгодную позицию. Рванув к воротам, Валька, что есть силы, пнул по мячу. Кулаков, пробежав несколько шагов, плюхнулся на траву, даже не задев пролетающий мимо него мяч. А тот, не меняя своей траектории, влетел в пустые ворота.
-Гол! – закричала Зина, обнимая стоявшую рядом подругу. – Так их, Валька!
— Ничего, отыграемся, — процедил сквозь зубы Рыскаль.
Странный матч привлек к полю болельщиков со всей школы, разбив их на два лагеря.
Тяжело дыша, Саня подбежал к Вальке
-Следи за Смальковым, он что-то задумал.
-Сам будь поосторожнее, а то, чего доброго, Хлыщ тебя придавит, — улыбнулся ему Валька.
Свисток судьи продолжил игру.
Ребята еще минут пятнадцать гоняли по полю мяч, начиная уставать. Несколько раз Рыскаль прорывался к воротам, но Олег с ловкостью обезьяны каждый раз ловил мяч.
-Перерыв пять минут! – свистнув в свисток, объявил тренер. – Очень даже неплохо для новичков, — похлопав Вальку по плечу, сказал Кощеев.
-Эх, игроков маловато, — сказал Сева, — Может, предложим Смалькову взять еще хотя бы по два игрока?
-Если хочешь, — пожал Валька плечами.
-А может, эта игра станет для нас вроде нашей с ними дуэли? — высказался Саня.
-Саня прав, Смальков сам предложил нам эту игру, пусть сам и предлагает увеличить число игроков или оставить все, как есть, — согласился с ним Валька.
-Ребята, у нас есть один забитый гол, второй тайм вы просто можете гонять мяч по полю, выматывая их, — предложил Олег.
-Неплохая идея! – улыбнулся Сева, — Пожалуй, так и сделаем.
Тренер подал знак, что перерыв окончен, и игра вновь началась.
Рыскаль, перехватив инициативу на себя, бросился к воротам противника, Сева пошел ему наперерез и, споткнувшись, упал ему прямо под ноги. Перелетев через Севу, Рыскаль зарылся носом в траву. Ругаясь и отплевываясь, он потребовал штрафной.
-Угловой штрафной! – скомандовал Кощеев.
Рыскаль, прихрамывая, подошел к черте.
— Ну, гады, держитесь!
Разбежавшись, он пнул по мячу.
Мяч, слегка коснувшись рук вратаря, ушел в левый угол ворот.
-Гол! – заорал Рыскаль, обнимая Смалькова и Хлыщева.
До конца игры осталось пять минут и ребята, из последних сил прорвав оборону, рванули к воротам соперника. Сева передал пас Вальке, который тут же переадресовал Сане. Обманув Кулакова, Саня забил последний и решающий гол.
-Два один, игра закончена, — объявил тренер.
-Завтра ждем вас на баскетбольной площадке, — вытирая пот, крикнул им Рыскаль.
-Вызов принят! – отозвался Саня.
-Трое против троих! – добавил Хлыщ.
-Идет! – ответил ему Сева.
Команды разошлись в разные стороны. Одна принимая поздравления, другая под шуточки болельщиков постаралась побыстрее скрыться в школе.
-А вы, молодцы, не ожидал я от вас такой прыти! – похвалил их тренер. – Верещагин, почему не ходишь в секцию заниматься?
-Так Вы же, мне Константин Константинович, в нее запретили ходить.
-Неправда, я не мог такого сделать.
-У Вас же принцип, троечников не пускать.
-Не троечников, а с неудовлетворительными отметками.
-А я про что говорю.
-Хорошо, я пересмотрю свои взгляды, но имей в виду, двойки я не потерплю, а тройки…, что ж, это тоже неплохая отметка, — сдался он. – У вас, что завтра, баскетбол? – смерил он взглядом ребят.
-Да, — отозвался Сева.
-М-да! – почесал он в затылке.
Самым высоким из них, был только Сева. Валька уступал ему ровно на полголовы. Саня был среднего роста и щуплый на вид. Если сравнивать их с троицей Смалькова, эта тройка, уступала не только в росте, но и в весе.
-Что ж, желаю вам честной победы и в этом виде спорта, — сказал он, направляясь в школу.

-А вы, молодцы, не подкачали! – сказала Зина. – Я за вас всю игру кулаки держала!
-Спасибо, нам твоя поддержка очень помогла, — улыбнулся Валька.
-Валь, пожалуйста, выиграй завтра, — попросила она.
-Это уж как придется, — пожал он плечами. – У них преимущество в росте.
-Не в росте дело, а в умении играть, — сказал Саня. – Я в сборной школы против городских играл, как ты думаешь, кто выиграл?..
-Да, но я-то в сборной никогда не играл, — ответил Валька.
-Да сделаем мы их, — успокоил его Сева. – У меня нет желания проигрывать этим пижонам.
-Ты это правильно сказал, — подхватила Зина, — Мы с Варей за вас кулаки держать будем. Да все, кто сегодня вашу игру смотрел, все за вас болеть будут. Вот увидишь, вы обязательно выиграете!
-Спасибо, — кивнул ей Валька, — Мы пойдем, нам переодеться надо, встретимся за ужином.
Ребята, принимая поздравления, поднялись в душ, откуда уже выходила четверка.
-Что, радуетесь? Да если бы не Воронов на воротах, вам бы никогда у нас не выиграть, — сказал Хлыщев.
-Возможно, ты и прав, — согласился с ним Валька.
-Завтра игра покажет, кто из нас сильнее, — усмехнулся Кулаков.
Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, — парировал ему Сева.
Четверка скрылась за дверями, а ребята прошли в душ.
-Ты заметил, что Смальков все время молчит? – спросил Сева Вальку.
-Я до вчерашнего дня его не знал, поэтому сравнивать мне не с чем.
-А я говорю, что этот спор на поле впервые на моей памяти. Не будь он уверен, что они выиграют, Смальков, ни за что бы нам этой игры не предложил.
-Он что, все всегда выяснял при помощи кулаков?
-Ну да.
-А теперь, поняв, что ты обладаешь непонятной для него силой, решил свое превосходство с помощью спорта решить, — выдвинул свою версию Саня.
-Думаю, это правильное решение, — сказал Валька.
-Я с тобой не согласен, — возразил Сева. – Ты видел бицепсы Кулакова? Да и Рыскаль тебя на целую голову выше. Я уж не говорю про Хлыщева, у того руки, как плети, длинные.
-Как ты не можешь понять, что не в росте и величине заключается сила, — возразил Валька.
-Что ты со своими знаниями против их силы, — не унимался Сева.
-А тактика, а стратегия?
-Валька прав, в любой игре нужна стратегия, — согласился с ним Саня. – От балды руками махать каждый может, надо правильно рассчитывать удар, даже слабак такой удар дать сможет, что потом долго в себя приходить будешь.
-Вы чего, сговорились против меня? – спросил Сева.
-Нет, просто на всякую силу другая сила найдется.
-Все, сдаюсь! — признал за собой поражение Сева.
-Вот, черт, кто у моих штанов штанины в узел завязал? – возмутился Саня, разглядывая свои джинсы.
-Вот, гады! – процедил сквозь зубы Сева. – А ты не догадываешься?
-Ребята, а у меня плавок нет, — рассмеялся Валька.
-Ты чего смеешься? У него плавки стащили, а он смеется, — удивился Сева.
-Какие же они мелочные! Вот так исподтишка они и пакостят, а лицом к лицу пасуют.
-Вон твои плавки, — указал на вентиляционную трубу, Саня.
-Вот, блин, где бы стремянку достать? — почесал затылок Сева.
-Вы забыли, чему я вас учил? – напомнил им Валька.
-Так то же сдвигать, а не доставать, — произнес Сева.
-А какая разница? – сказал Валька, — Даешь команду, только не от себя, а к себе.
-Погоди, можно мне попробовать! – оживился Саня.
-Пробуй, — согласился Валька.
Саня протянул руку в сторону вентиляции и стал приманивать плавки с себе. Понемногу они стали сдвигаться к краю.
Я тебе сейчас помогу, — присоединился к нему Сева.
Они вдвоем скинули плавки Вальке прямо в руки.
-Молодцы! А теперь представьте, что у вас неслыханная сила в руках, и вы с легкостью можете развязать любой узел.
Ребята уставились на свои руки. Саня, взяв штанину, с легкостью развязал ее.
-Получилось! – обрадовался он.
-Смотри, не переусердствуй, а то порвешь свои джинсы.
-А у меня не получается, — сказал Сева, безуспешно стараясь развязать узел на своих брюках.
Все вместе, они развязали узлы на своих вещах и одетыми вышли из душевой.
В коридоре их уже поджидала тройка Смалькова, давясь от смеха.
Нужно было видеть их вытянутые лица, когда они увидели одетыми троицу.
Рыскаль, не выдержав, побежал в душевую посмотреть нашли ли они плавки.
-Ничего не понимаю, как это они так легко развязали свои шмотки? – удивился Кулаков. – Когда мне брат в узел брюки завязал, так я потом, полдня с ними возился.
-Не понимаю, как они плавки с вентиляции сняли? Там же высота под три метра?
-Говорю же этот новенький, не тот за кого себя выдает, — по инерции погладив обожженное место, сказал Хлыщев.
-Надо бы Артуру рассказать, — почесав затылок, сказал Кулаков.

Глава пятнадцатая
После ужина к ним в комнату постучался Валера Цепелев.
-Ребята, знакомьтесь, это мой одноклассник, Валерий Цепелев, — улыбаясь, представил его друзьям Валька.
-Я знаю, кто он, — кивнул ему Сева. – Меня Сева зовут.
-А я Саня, — представился Саня.
-Вот и хорошо, — улыбнулся Валера. – Я могу говорить здесь?
-Вполне, хотя мы сейчас посмотрим, — Сева выглянул в коридор.
-Ты неправильно делаешь, — заметил Валера. – При помощи магии тебе не нужно выходить за дверь и убеждаться подслушивают тебя или нет, просто можно создать вокруг себя непроницаемую оболочку.
-Мы это еще не проходили, — покраснев, сказал Сева.
-Запоминайте, — Валера написал на листке заклинание. — Запомнили? – ребята дружно закивали головами. – А теперь одними губами произнесите его.
«Вакумус тихус», — едва слышно произнес Валька.
В комнате стало непривычно тихо. Даже шум из окна не проникал в комнату, а в уши словно вставили пробки.
-Сейчас привыкнете, — сказал Валера, и его слова словно отскочили от стен.
В соседней комнате, приложив ухо к стакану и стене, сидел Смальков, он четко слышал каждое произнесенное ребятами слово.
-Ну, чего они говорят? – спросил его Кулаков.
-Ничего не понимаю, словно звукоизоляционными блоками стены обставили, ни одного слова не слышно.
-Может, через дверь? – спросил Хлыщ.
-Ты забыл про защитное заклинание? – кусая губы, напомнил ему Артур.
-Как же мы теперь их подслушивать станем? – спросил Рыскаль.
-Я знаю? – огрызнулся Смальков. – Наверняка, этот «ботаник» им защитное заклинание сказал. Если он станет с ними дружбу водить, мы этих новичков ничем не возьмем.
-Может, их по одиночке к стенке припереть? – сказал Кулаков.
-Ты думаешь, Севка расколется? – спросил Смальков.
-Не думаю, нет, он сейчас гоголем ходит, — сказал Хлыщев.
-Еще бы, такого новичка подселили, — хмыкнул Кулаков.
-А что с этим хиляком?
-Сам попробуй, я поджаренным, как Хлыщ, не хочу быть, — напомнил ему Кулаков.
-Вы чего, струсили? – возмутился Рыскаль.
-А ты видел, как они легко свои шмотки развязали? — огрызнулся Кулаков.
— Нужно найти способ, чтобы поставить этих выскочек на место, — кусая губы, сказал Смальков.
-А чего с этой «Рыжей» делать будем? – усмехнулся Рыскаль.
-Ничего. Все силы направим на новичков.
-А давайте им под двери масла нальем или шампуня, — засмеялся Кулаков.
-А чего, прикольно! — поддержал его Хлыщ.
-Делайте, что хотите, только не мешайте мне думать.

-Валентин, — радостно сообщил Вальке Цепелев, — Как я и предполагал, в библиотеке, я нашел описание талисмана, твоего отца. Как ты думаешь, кто бы это мог быть?
-Мне почему-то в последнее время, мерещится сова все время.
-Правильно! Твой талисман — сова. Но примечательна она еще и тем…
-У нее разноцветные глаза? – спросил Саня.
-Точно! – обрадовался Валера. – Один глаз изумрудный, а другой желтый, как у тебя.
У меня один серо-голубой, а другой желтовато-зеленый.
-Ты себя в темноте видел? – спросил его Валера.
-Нет.
-«Сумеркус!» — сказал Валера, и в комнате стало сумеречно. – Смотри, — протянул он Вальке зеркало.
И правда, серо-голубой глаз засветился теплым зеленым светом, а желто-зеленый ярко -желтым, как у кота.
-Ничего себе! – присвистнул Сева.
-Ты как в темноте видишь? – спросил Саня, у которого глаза сами стали поблескивать зеленоватым светом.
-Почти, как днем!
-Что и требовалось доказать! – радостно сообщил Валера. – Еще я прочитал, что у совы была одна особенность, при опасности ее крылья распрямлялись, а клюв раскрывался, казалось, что она охотится. Этот талисман твой отец получил от своего прадеда.
-Тогда я не пойму одного, если он знал о свойствах своего талисмана, почему не присматривался к нему и так глупо погиб? – сказал Валька.
-Может, он переоценил свои возможности? – предположил Валера.
— В таком случае, талисман должен был достаться мне по наследству?
-Да. Вопрос в другом почему, твоя тетя не отдала его тебе?
-Погодите, — вмешался в разговор Сева. – Его мама тоже обладала магией, наверняка, и у нее был свой талисман.
-Верно. Это получается, что ты владелец сразу двойного артифакта, — предположил Валера.
-Если это так, то где они? Почему, «мама» не отдала мне их? — задал себе этот вопрос Валька.
-Тебе необходимо срочно встретиться с ней, — сказал Валера.
-Я слышал, что преподы обеспокоены чем-то, они неоднократно произносили две фамилии, одна была твоей, другая Руденко.
-А Зина-то тут причем? – удивился Валька.
-Тебе к Черноморову нужно, — посоветовал Вальке Валера. – Если с вашим приходом такая тут свистопляска началась, тебе самое время у него все расспросить. Возможно, он тебе какой — либо временный амулет даст.
-Спасибо тебе, Валера, — сказал задумчиво Валька. – Никогда не предполагал, что со мной что-нибудь такое произойдет.
-Вот я тебе тут еще кое-какие охранные заклинания принес, ты их выучи хорошенько. Да и вам не мешало бы их знать, чтобы поменьше к вам присматривались и придирались.
-К учебе это имеет отношение? – спросил Сева.
-К учебе, нет, а вот от Смалькова и его команды поможет. И еще вот что, не забывайте «Вакумус – тихус» почаще ставить, чтобы вас никто не смог подслушивать.
-Его везде можно ставить? – спросил Саня.
-Везде. Он действует лишь на ограниченном расстоянии. Вас, словно шар непроницаемый, обволакивает. Я им пользуюсь, когда мне уроки учить нужно. Сосед у меня шибко болтливый и надоедливый. Не советую это делать на уроках. У наших преподов глаз наметанный, все сразу замечают.
-Спасибо тебе еще раз, — пожал руку Валере, Валька.
-Да ладно, как-нибудь сочтемся, — отмахнулся Валера. – «Прегратас – исчезатос» — произнес он. – Я слышал о вашем матче, — громко произнес он. – Это правда, что завтра, вы играете с ними в баскетбол?
-Да, после полдника, — ответил Сева.
-Тогда желаю вам победы, — Валера сделал несколько шагов к двери и провел по ней рукой.
-Ребята, будьте осторожны, у вас под дверью пролита какая-то жидкость, скорее всего это жидкое мыло или шампунь. Шагнув за порог, он исчез за дверями.
-Вот паразиты, я им еще устрою! – возмутился Сева.
-Погоди, не торопись, — остановил его Валька – Давайте-ка испробуем новое заклинание. «Прегратос передвигатос» — сказал он и мысленно передвинул мыльное пятно в сторону Санькиной комнаты. – Ты, когда в комнату возвращаться будешь, будь поосторожнее, предупредил он друга.
-Похоже, мне этого делать не придется, — засмеялся Саня, услышав шум и ругань Смалькова, Хлыща и Рыскаля.
Выглянув за дверь, ребята дружно рассмеялись. Смальков был красным от гнева, растопырив мыльные руки, он осматривал испорченные брюки.
-Кулак, ты идиот! – кричал он — Ты куда вылил мыло?
-Так под ихнюю дверь, — оправдывался он, вытирая мыльные руки о свои штаны.
-Ей богу, Артур, мыло было под их дверями, — стоя на четвереньках, сказал Хлыщев.
Рыскаль, зло посмотрев на ребят, молча погрозил им кулаком.
-Ребята, вы тут что, уборку затеяли? – спросил Сева, — Так ведь не ваша очередь сегодня мыть пол.
-Ну, погодите, вы еще поплатитесь за это! – пообещал им Рыскаль, направляясь в свою комнату.
По его штанам стекала мыльная жидкость.
-Кажется, клубничное? – принюхиваясь, сказал Саня.
Прыснув от смеха, они исчезли в комнате.
-Ой, больше не могу, — катаясь по кровати, смеялся Сева. – Вы видели их рожи?
-Не рой другому яму, сам в нее попадешь, — смеясь, сказал Саня. – Кулаков либо прибьет меня сегодня, либо еще больше бояться станет.
-А ты защиту поставь, как нас Валера научил, — посоветовал ему Валька.
-Вы не будете против, если я все-таки к вам жить попрошусь? – спросил, отсмеявшись, Саня.
-Нет, конечно! Я только «За!», — поднял руку вверх Сева.
-Я тоже не против, места всем хватит, — улыбнулся Валька.
-Значит, завтра так и сделаем, — обрадовался Саня.

Глава шестнадцатая
Позавтракав, ребята разошлись по своим классам, Сева с Саней в один, а Валька отправился искать класс, где занимались одиннадцатиклассники.
-Привет, Валя, как спалось? – встречая его у класса, спросил Валера.
-Нормально.
-Как эти олухи? Вы не попались на их злую шутку.
Валька, широко улыбнувшись, сказал:
-Они в нее сами угодили.
-Это как? – не понял Валера.
-Я ее сдвинул им под дверь.
Рассмеявшись, Валера произнес:
-Ну, ты, Валентин, далеко пойдешь, я бы не додумался ее передвинуть.
Приобняв Вальку за плечи он завел его в класс.
— Сейчас алгебра будет, садись со мной.
Звонок, подав трель, напомнил учащимся, что начался урок.
Старшеклассники с удивлением посматривали на новенького, громко перешептываясь. Оксана приветливо помахала ему рукой, на что Валька ответил ей кивком головы. В класс стремительно вошел учитель и остановился напротив Валькиной парты.
-Доброе утро! – приветствовал он своих учеников. Невольно его взгляд упал на Вальку.
-Молодой человек, вы часом не ошиблись классом? — спросил он.
-Алексей Вениаминович, это наш новенький, — напомнил ему Цепелев.
-Не думал, что он окажется таким молодым. Что ж, проверим ваши знания у доски, — раскрывая журнал, сказал он.
Валька вышел к доске.
-Вот вам логарифмическое уравнение, — ткнул он в учебник пальцем, — Приведите его к знаменателю.
Валька, проговаривая каждую цифру и букву, принялся его, решать, удивляя преподавателя математики.
-Прекрасно! Сколько Вам лет, молодой человек? – спросил он.
-Четырнадцать.
-Четырнадцать? – удивился учитель. – Вы слышали? Ему всего четырнадцать, и он ловко решает простейшее логарифмическое уравнение, чего вы, Дубинин, не можете сделать уже вторую неделю.
-Так он, может быть, вундеркинд какой-нибудь? – возразил крепкого вида парень.
-Что ж, проверим ваше домашнее задание, наверняка вы его сделали, — подойдя к Дубинину, произнес Алексей Вениаминович. – Как я и ожидал, у Вас опять «два». Я не знаю, как Вы будете сдавать экзамены. У Вас всего, для подготовки, остался ровно месяц. Если Вы не подтянетесь, я буду вынужден поставить в Ваш аттестат «два». Вы понимаете, что с таким аттестатом Вас никуда не возьмут, разве только в дворники.
-Алексей Вениаминович, даю слово, я подтянусь, — пробубнил Дубинин.
-Вы мне обещаете это каждую четверть, каждого года. И заметьте, я все это терплю.
-Алексей Вениаминович, я ценю ваше терпение, но что делать, если у меня голова такая дубовая, не хочет она никак ваш предмет запоминать, — под смех одноклассников проворчал Дубинин.
-Прекратить смех, займемся алгеброй, — сказал преподаватель.
Валька внимательно слушал предмет и понимал, что скучнее его он еще ничего не видел в этой школе. Преподаватель скучно и монотонно рассказывал новую тему. Валька покосился в сторону Дубинина и заметил, что тот клюет носом. Валера тоже едва сдерживал зевоту. Да и многие в классе были вялыми и сонными.
-Класс, не спать, через урок самостоятельная! – повысив голос, сказал учитель.
Гул недовольных голосов пронесся по классу.
Звонок разбудил класс и все оживились вокруг.
-Он что, всегда так нудно преподает? – спросил Валька Валеру.
-Только этот предмет, — отозвался, зевал Валера.
-А какой он еще предмет ведет?
-Геометрию и хиромантию.
-И как?
-Это его конек. Он взахлеб может рассказывать о своем предмете. Кстати, ты у него попроси по руке погадать, он много чего тебе расскажет. Глядишь, поможет и талисман тебе разыскать.
-Эй, новенький, это правда, что ты сегодня против Смальковской команды в баскетбол играть будешь? – прервал их разговор Дубинин.
-Я не один, а с друзьями.
-Такими же новичками?
-Среди них только один новичок, это Саня.
-Это тот маленький, черненький, цыганенок?
-Он не цыганенок, — обиделся за друга Валька.
-А мне по фигу! И ты думаешь, что с этим сморчком вы выиграете у Хлыща с Рыскалем?
-Я ничего не думаю, мы постараемся у них выиграть.
-Ну, ты, даешь! Я обязательно приду посмотреть на твое поражение.
-Дубинин, а если его команда выиграет? – спросила Оксана.
-Тогда я свою тетрадку по алгебре съем.
-Идет, но сперва, ты там все пройденные темы выучишь, хватит класс вниз тянуть, — добавила востроносенькая соседка Оксаны.
-Идет! Только этого никогда не случится.
-А мы это еще проверим.
-Крымова, а давай так, если он проиграет, ты мне всю неделю алгебру даешь списывать.
-Этого не произойдет. Не гляди, что он ростом не вышел, у него победа в глазах и настойчивость, чего у тебя и в помине нет.
-Фу, ты – ну, ты, победа у него в глазах, вот увидишь, как у него всухую выиграют.
-Спорим, что он со счетом сорок — двадцать выиграет!
-Плюс минус в два очка, в пользу Кулакова, — протягивая руку, сказал Дубинин.
-Идет. Оксана, разбей нас, — произнесла Крымова.
-Готовь алгебру списать, — засмеялся Дубинин, после того, как их разбила Оксана.
-Готовься тетрадку съесть и зубрежкой заняться, — парировала ему девушка.
Звонок развел всех учеников по своим местам. Валька, едва успокоив свое волнение, приготовился слушать преподавателя. Из головы не шел этот спор, теперь он чувствовал ответственность не только за своих друзей, но и за эту кареглазую девушку, которая отстаивала его права на победу. Сегодня он не раз ловил на себе любопытные взгляды учеников, которые видели и слышали вызов троицы Смалькова.
-О чем думаешь? – спросил его Валера.
-О предстоящей игре, — признался Валька.
-Все будет хорошо.
-Я плохо играю в баскетбол, — сказал Валька.
-Это усложняет дело, — покачал головой Цепелев.
-Не хочется быть посмешищем.
-Главное, верь в победу.
-Я впервые испытываю такое волнение, — признался Валька.
-Еще бы! На тебя вся школа поставила.
-Боюсь, провалимся.
-А я спокоен за вас. Вот увидишь, твои друзья не подкачают, особенно этот маленький, — улыбаясь, сказал Валера.
Волнуясь за предстоящую игру, Валька и не заметил, как закончились почти все уроки. С друзьями он встретился только на обеде.
-Ну, как ты там? – спросил его Сева.
-Нормально, — пожал плечами Валька.
-А у нас тут такой кипеж, все на нас да на тройку Смалькова пари ставят, кто у кого в этой игре выиграет.
-У нас то же самое, — признался Валька.
-Ребята, нам во чтобы-то ни стало нужна победа! – сказал Сева.
-Я согласен даже на ничью, — ответил Валька.
-Да, ничья тоже не плохо, — отозвался Саня, — Но победа лучше.
-Не зазнайся, — качая головой, сказал Валька.
-Ты после обеда с нами к «Черномору»? – спросил его Сева.
-Нет, у нас еще один урок.
-Тогда мы без тебя к нему пойдем, — сказал Саня, — Вдруг да разрешит сегодня к вам переехать.
-Да, хорошо было бы, — машинально ответил Валька.
Ребята, пообедав, разбежались по своим делам, Валька на урок, а Сева с Саней к директору школы.

Глава семнадцатая
Сева робко постучал в дверь директорского кабинета.
-Войдите, — отозвался Черноморов.
Ребята неуверенно вошли в кабинет.
-Ну-с, молодые люди, что привело вас в мой кабинет? – спросил он, поглаживая свою бороду.
-Ярополк Вячеславович, можно нам Александра Борщева в комнату подселить? – спросил его Сева.
-Что за необходимость такая?
— удивился директор.
-Вы же знаете Кулакова?
-Я каждого ученика в нашей школе знаю, — кивнул директор.
-В общем, не сошлись они характерами, — тихо произнес Сева.
-А у твоего приятеля, что язык отсох?
-Нет, — встрепенулся Саня.
-Так в чем дело? Рассказывай все без утайки.
Саня рассказал, что общая симпатия к Севе и Вале сблизила их друг с другом, поэтому они хотели бы жить вместе.
— Так, значит, — поглаживая бороду, произнес директор школы. – Кулаков и компания Смалькова терроризирует?
-Скорее, мы их, — тихо хихикнув, произнес Саня.
-Не совсем так, — толкнув его в бок, сказал Сева.
-Я вас что-то не понимаю, — директор поверх очков, посмотрел на ребят.
— Мы научились давать им отпор, но, боюсь, они постоянно будут нам надоедать. Хотелось бы держаться вместе.
-И организовать еще одну банду, которая бы терроризовала всю школу?
-Это не так! – воскликнул Сева.
-Скорее, мы будем противостоять банде Смалькова и призывать их к порядку.
-Интересно, — заерзал в своем кресле директор.- Сила против силы?
-Типа того, — согласился Сева.
-Это не ваша ли четверка вчера выиграла у Смалькова?
Ребята кивнули.
-А сегодня, я слышал, что у вас поединок по баскетболу?
Ребята снова кивнули.
-Это означает, что вы свои отношения решили выяснять через спорт? Что ж, одобряю такое решение. Кто придумал это?
-Смальков, — ответил Сева.
-Смальков? – подпрыгнул у себя в кресле директор, — Что, кулаками надоело все вопросы решать?
-Просто, Валя его на место поставил, так он решил таким образом, нас унизить.
-Вот оно что! Очень интересно! – глаза у директора, зажглись неподдельным интересом. – И кто сей ваш товарищ?
-Это еще один из новеньких Валя Зеленец, — ответил Саня.
-Зеленец? Вот оно что! Интересно, очень интересно, — погладил старик свою бороду. – Что ж, пожалуй, я сделаю вам исключение, но при условии, что вы выиграете эту игру.
-Мы постараемся! – обрадовался Сева.
-Да уж, постарайтесь, это в ваших интересах.
-Вот увидите, мы обязательно выиграем, — пообещал ему Саня.
-Тогда вы свободны. Жду вашей победы, — он взмахом руки отпустил радостных ребят восвояси. — А я за вас кулаки держать буду, — улыбаясь, тихо пробормотал он. – Зеленец, посмотрим, что ты за человечек такой. Давненько меня никто не удивлял. Впрочем, что там о нем говорил Ханикен?
Директор стал перебирать бумаги на своем столе.
-Эх, Андрюша, что ж ты так сынок опростоволосился? Какая глупая смерь. Почему же ты тогда, снял свой талисман? Где вот его теперь искать? Нелегко твоему сыну сейчас придется. Ох, нелегко. Счастье, что он весь в тебя пошел, а не в эту ревнивую фурию, — директор, печально вздохнув, посмотрел на фото личного дела нового ученика Валентина Зеленца.

Последний урок тянулся мучительно долго. Валька сидел на стуле, словно на иголках, то и дело поглядывая на часы. Со звонком он, торопливо схватив учебник, направился к выходу, но его остановил голос учителя.
-Зеленец, подойдите ко мне, – позвал его преподаватель.
-Всеволод Ярославович, — отозвался Валька, медленно подходя к учительскому столу.
-Я заметил, что последний урок Вам дался очень тяжело. Вас что-то беспокоит?
-Нет, то есть да, — ответил Валька, у которого тут же вспыхнули уши.
— Я слышал, что у Вас какой-то спорный матч?
-Это игра в баскетбол.
-С кем, если не секрет?
-С компанией Артура Смалькова.
-Вот оно что! Когда ваша игра состоится?
-После полдника.
-Очень интересно. Вы не против, если я посмотрю вашу игру?
-Нет, что Вы Всеволод Ярославович, приходите, пожалуйста.
-Надеюсь, игра будет проходить честной, без использования магии?
-Я на это надеюсь.
-Что ж, я прослежу, чтобы магией тут и не пахло.
-Спасибо.
-Я всегда за честный спорт. Желаю вам победы.
-Спасибо, Всеволод Ярославович, будем стараться. Я могу идти?
-Да-да, конечно, — кивнул Кулыгин, печально провожая Вальку взглядом. – Боже мой, как он похож на своего отца, — пробормотал он. — Черноморов говорил, что с ним будут какие-то сложности, нужно спросить, что он имел в виду?
Валька бегом промчался по коридору, поднялся на третий этаж и быстрым шагом направился к портрету своего отца. Остановившись у портрета, он стал внимательно его изучать. Вот она, сова! – чуть не закричал он, заметив на запястье небольшую фигурку, болтающуюся на темном шнурке. Крылья совы были плотно сжаты, а глаза были одного цвета.
-Ничего не понимаю, Валера говорил, что у совы были разными глаза. Неужели художник совершил ошибку?
Он посмотрел в лицо отца.
-Как мне не хватало все это время тебя, — прошептал он. Если бы ты был жив, мы бы обязательно с тобой стали друзьями. Прости «маму», она наверняка не хотела твоей смерти. Она была хорошей матерью, — Валька притронулся к руке своего отца, и его пронзила нестерпимая боль. Вскрикнув, он упал на пол и потерял сознание.
-Валентин, это был не несчастный случай, — услышал он в кромешной темноте, приятный, чуть грустный мужской голос. Этого бы не случилось, если бы талисман был со мной. Я дал сову своему другу ювелиру, чтобы он переделал ей глаза. Я хотел, чтобы она все время напоминала мне о твоей матери. К сожалению, я так и не познакомился с тобой, но знай, я все время буду с тобой рядом. Найди талисман, он удвоит твои силы. Валентина должна была передать его тебе после рождения вместе со своими знаниями. Найди талисман!
Валька открыл глаза и посмотрел на портрет. В портрете что-то неуловимо изменилось. Валька всмотрелся в лицо. Оно было грустным.
-Отец, я буду стараться. Я обязательно найду талисман, но с чего мне начать? – Валька с надеждой всматривался в родное лицо, но оно снова неуловимо изменившись, стало прежним.
-Мне так нужна твоя поддержка сегодня, — вздохнул он и, взглянув на часы, ужаснулся. Прошло больше часа, как он пришел сюда. – Сколько же я пробыл без сознания? – в ужасе прошептал он. — Ребята наверно уже меня потеряли?
Валька, подобрав учебник, побежал в свою комнату.

-Ты где пропадаешь? – накинулся на него Сева.
-Мы уже все уроки сделали, а тебя все нет и нет, — присоединился к нему Саня.
-Я у отца был, — выдохнул Валька, садясь на свою постель.
-Ты ходил в галерею? – спросил Сева.
-Да.
-И что? – с нетерпением спросил Саня.
-Я видел ее.
-Кого? — хором спросили ребята.
-Сову, она висела у него на запястье. Только глаза у нее были одного цвета.
-Погоди, я сто раз видел твоего отца, но никакой совы у него не видел, — опешил Сева. – У нас не принято показывать свои талисманы никому, кроме самых проверенных людей.
-Но я видел у него этот талисман, теперь я знаю, как она выглядит.
-Валька, могу поклясться, что на портрете нет никакой совы. Если хочешь, я могу показать тебе его портрет.
Сева достал какую-то книгу, и что-то буркнув, открыл предпоследнюю страницу.
-Здесь все выпускники нашей школы. Вот твой отец. Смотри, нет у него на руке никакой птицы.
Валька вгляделся в портрет. И, правда, на руке безмятежного Андрея Зеленца ничего не было.
-Но я видел ее собственными глазами, а когда задел ее, меня пронзила дикая боль, от чего я потерял сознание.
— Ты трогал его талисман? – удивился Сева.
-Да и разговаривал с отцом.
-Что он говорил?
-Он просил найти его.
-Он сказал, где его искать?
-Нет.
-Ребята, вы, конечно, меня извините, но разве можно разговаривать с портретами? – странно посматривая на Севу и Вальку, сказал Саня.
-Ты забыл, где находишься? Здесь все возможно, если очень захотеть, — отмахнулся от него Сева. — Валька, ты чего-то не договариваешь, он что, еще что-то тебе рассказал?
-Он сказал, что это был не несчастный случайный. Этого бы не произошло, если бы с ним была его сова. Накануне он отдал ее ювелиру, чтобы тот поменял ей глаза.
-Зачем?
-У моей матери были разные глаза, вот он и хотел, чтобы сова все время напоминала ему ее. После его смерти талисман должен был перейти ко мне, но этого не произошло.
-Об этом нужно спросить твою мать. Наверняка она знала, где находится талисман твоего отца.
-Как я ее об этом спрошу, если она умерла после моего рождения.
-Нужно идти к Хильде Эриковне, она занимается спиритизмом. Она поможет связаться с духом твоей мамы, и ты сможешь узнать, где талисман, — задумчиво потирая подбородок, сказал Сева.
-Ребята, вы не забыли, что у нас сегодня игра? – напомнил им Саня.
-Нет, мы это помним, — вместе ответили ребята.
-Валь, ты садись за уроки, а мы на площадку, через час встречаемся в столовой, — сказал Сева.
Ребята ушли, оставив Вальку одного в комнате. Валька, садясь за стол, заметил произошедшие изменения в комнате. Добавилась еще одна кровать и тумбочка со стулом. Валька улыбнулся. Значит, директор разрешил Сане переехать к ним. Немного успокоившись, он засел за уроки.
Закончив делать уроки, он захлопнул учебник, быстро переоделся и спустился в столовую, где его уже поджидали ребята и любопытные болельщики.
-Как успехи? – улыбаясь, спросил Валька своих друзей.
-Мы готовы к бою, — ответил Саня. – А у тебя еще есть время размяться.
-Вы чего, чертяки, не сказали, что Саня в нашей комнате теперь? – улыбаясь, спросил Валька.
-Сюрприз тебе хотели сделать, — ответил Сева.
-Долго пришлось директора уламывать?
-Нет. Поняв всю ситуацию, он без всяких дал нам добро, — пожав плечами, сказал Сева.
-Он будет болеть за нас, — тихо, произнес Саня.
-Дон Кихот то же самое пообещал, — улыбаясь, сказал Валька.
-Похоже, все преподы за нас, — присвистнул Сева.
-Видать, достали их эти ученички, — кивнул Валька.
-Команде соперников — физкульт — привет! — входя в столовую, осклабился Кулаков. – Чего, поджилки еще не трясутся? Учтите, игра сегодня будет жесткой.
-Ты посмотри на них, какие они присмиревшие, — засмеялся Рыскаль, — И впрямь, испужались.
-Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь! – отозвался Сева, — Еще посмотрим, кто кого.
-Я не думаю, что эта блоха на что-то способна! — ухмыляясь, сказал Кулаков. – Прикиньте, он слинял из моей комнаты! – кивнул он своим приятелям.
-Это правда? – спросил Саню Смальков.
-Правда, что переехал к своим друзьям, или, правда, что испугался? – спокойно глядя на Смалькова, спросил Саня.
-То, что ты переехал к ним?
-Да. Директор разрешил мне к ним переехать.
-Я же говорил, что он трус, — хмыкнул Хлыщев.
Смальков, задумчиво посмотрел на Вальку и сел за стол.
Его приятели, подсуетившись, сели рядом, ожидая когда, малышня принесет им еду.
-Эй, Смальков, надеюсь, игра будет честной, без подлянок? – спросил его Сева.
-Даю слово мага! – приложив руку к сердцу, ответил, не глядя, на него Артур.
-Ты чего, заодно с ними? – возмутился Хлыщ.
-Артур, мы от тебя такого не ожидали, — обиделся Кулаков.
-Идиоты, вы чего не понимаете, что преподы на эту игру могут прийти, — тихо прошипел он. — Нужно честно побеждать, — уже громче, для других, добавил он.
-Артур прав, преподы засекут, потом не отмоетесь, — согласился с ним Рыскаль. – Это исключением из школы может грозить и полным промыванием мозгов. Ты что, хочешь в мире лопухоидов оказаться?
Вальку резануло это слово, показавшееся ему очень знакомым. Где-то он его уже слышал. «Лопухоиды – это же люди, не обладающие магией. Точно, эти слова он мог прочитать только в книгах про Таню Гроттер. Удивительно, как это писатель мог узнать, что говорят в школе о мире людей? Наверняка, либо он сам учился здесь, либо встречался с самой Таней в мире «лопухоидов». Валька решил не заморачиваться по этому поводу, сосредоточившись на игре. Быстро проглотив свой полдник, он вышел вместе с приятелями на школьную баскетбольную площадку.
Минут двадцать покидав мяч в кольцо, он почувствовал, что готов к игре.
В противоположной стороне площадки разминались Рыскаль, Кулаков и Хлыщев. Высокий рост парней, бесспорно, давал им преимущество по сравнению с командой Вальки, но игра Сани могла дать шанс на победу. Маленький рост нисколько не мешал игроку, он с проворностью обезьяны носился по площадке, легко увертываясь от длинных рук Хлыщева.
На баскетбольную площадку пришел Кощеев и, резанув по ушам трелью своего свистка, предложил командам выстроиться для приветствия. Вяло поприветствовав друг друга, игроки встали в центр круга и по свистку игра началась. Благодаря своему росту, Рыскаль отбросил мяч Кулакову, который словно броненосец, протаранив Севу с Валькой, побежал к их кольцу. Гол!
— 2:0 в пользу команды Смалькова, — крикнул Кощеев, — Мяч противнику!
Сева, передав мяч Вальке, бросился в сторону кольца противника. Валька передал пас Сане, а тот, ловко обыграв Кулакова, бросил мяч в кольцо прямо над головой Хлыщева.
-2:2, — завопила Зина.
Рыскаль взяв мяч, долго хлопал его об пол, пока его приятели не заняли наилучшие места на площадке. Бросок в руки Хлыщеву, пас Кулакову и мяч, закрутившись в кольце, провалился в сетку.
— 4:2, — свистнул Кощеев.
Валька, не спеша дал ребятам сосредоточиться на площадке. Стремительно сделав пас Севе, он устремился к кольцу соперников. Кулаков, который прикрывал его руками, толкнул его в спину, и Валька растянулся на полу.
-Кулаков, предупреждение, в следующий раз удалю с площадки, — пообещал ему тренер. – Грязно играешь!
Саня продолжил игру, метко бросив мяч в корзину соперников.
-Ну, малявка! – пригрозил ему Рыскаль.
-4:4, ничья, — произнес Кощеев. Мяч в центр площадки.
Перекидывая мяч с одного конца площадки в другой, счет постоянно выравнивался, неизменно показывая ничью. Постепенно команда Смалькова начала уставать. С Кулакова пот стекал ручьями, он стал медленнее бегать и все чаще пропускать мячи. А Саня, словно не чувствовал усталости, то и дело уводя мячи прямо из-под носа противника.
-20:20, перерыв, — скомандовал Кощеев.
-Эй, Дубинин, приготовься тетрадь по алгебре есть, — крикнула Оксана, своему однокласснику, который рьяно болел за Кулакова и Рыскаля.
-Это еще ничего не значит, счет-то ничейный.
-Погоди, этот маленький еще даст им прикурить, — улыбаясь, поддержал ее Валера.
Учителя тоже не оставались безучастными к игре. Они тоже бурно обсуждали игру новичков, желая им победы.
-Надо бы эту троицу хорошенько проучить, — улыбаясь, сказал Кулыгин.
-Я с Вами абсолютно согласна, эта троица уже всем поперек горла. Смальков, с его светлой головой, катится по наклонной. Мне его матери просто стыдно смотреть в глаза, — возмущалась Хильда Эриковна.
-Эти ребята мне сразу понравились, особенно Зеленец. Чувствуется порода, — добавил Артур Генрихович.
-Я только не понял, счет опять равный? – спросил Борис Иванович, запуская руку в «воронье гнездо».
-Милый, ты опять где-то отсутствуешь, — похлопав его по плечу, сказала Татьяна Леопольдовна. – Перестань витать в облаках и смотри игру.
-Я не витаю, но мне казалось, что новички проигрывают.
-Последний бросок был двухочковым, Борис Иванович, — напомнил ему Велесов Алексей Вениаминович.
-Да-да, я понял.
Свисток Кощеева вывел команду на площадку.
Игроки Смалькова играли вяло, стараясь больше прикрывать противника, чем закидывать мяч в кольцо. Саня, постоянно прикрытый Кулаковым, не мог взять мяч и контратаковать кольцо противника. Валька, несколько раз перебрасывал мяч через кольцо. Сева ухитрился закинуть еще пару мячей, но их счет тут же сравнивал Хлыщев. Саня, получив мяч, решил вымотать Кулакова, крутясь у него под ногами. Улучив минуту, он забросил мяч в кольцо. Гол! По мере продолжения игры, Кулаков уставал все больше и больше, то и дело получая замечания от судьи.
-Кулаков, фол! Покинь площадку, — крикнул Кощеев, когда тот подставил Сане подножку.
-Идиот! — закричал на него Рыскаль.
-Да ладно, отыграетесь, — отмахнулся от него Кулаков, снимая с себя насквозь мокрую майку.
-Артур, выручай, — крикнул ему Хлыщев.
Смальков, тут же подскочил к своей команде.
-В команде соперника замена, — сказал Кощеев.
-Вот, черт, — выругался Саня, — У них свежие силы.
-Смальков не умеет играть в баскетбол, — успокоил его Сева.
-Наше счастье, что он невысокого роста, — сказал Валька. – Ничего, отыграемся.
Последние минуты Санька был в ударе. Смальков не мог уследить за его игрой, то и дело все время теряя мяч. Рыскаль злился на него, беря всю игру на себя. Но выправить положение, как ни старался, не смог. Хлыщев прикрывая Севу, не поспевал за мячом и юрким Саней. Счет с каждой минутой становился больше и больше, и не в их пользу.
-Игра окончена! Счет 49: 28, в пользу новичков, — объявил Кощеев. – Какая игра будет назначена на завтра? — широко улыбаясь, спросил тренер, обращаясь к проигравшей команде.
-Армрестлинг! – выпалил Кулаков. – Эти дохляки тут уж точно проиграют.
Ребята тревожно переглянулись.
-Мы согласны! – выпалил Саня.
-Ты чего, в своем уме? – накинулся на него Сева.
-Даже, если мы и проиграем, то мы не струсили, принимая их вызов, — согласился с ним Валька.
-А можно и мне выступить за команду новичков? – крикнул кто-то из толпы болельщиков.
-А почему бы и нет! – обрадовался Кощеев. – Давайте устроим олимпиаду по этому виду спорта. Команда за новичков, против команды Смалькова.
-Предлагаю записываться у меня, — подхватила его Ванда Брониславовна.
-Может, добавим еще несколько спортивных видов? – предложил Артур Генрихович, — Я с удовольствием бы судил дартс.
-А я бы настольный теннис, — улыбнулся Всеволод Ярославович, — Давненько не баловался с ракеткой.
-Это просто замечательно! – раздался голос директора школы. – Я принимаю все ваши пожелания и предлагаю немедленно начать подготовку к олимпиаде. В субботу и воскресенье проведем первые соревнования.
Одобряющий гул голосов поддержал слова директора школы.
-Артур, и Вы, Валентин, прошу, подойдите сюда, — пригласил он ребят к себе. – Надеюсь, вы согласны принять в свои ряды всех желающих.
Смальков. с интересом посмотрел на Вальку.
-Я не против.
-Я тоже, — улыбнулся Валька.
Смальков улыбнувшись, протянул ему руку.
-Я за честный спор.
-Ты хотел сказать спорт? – улыбаясь. поправил его Валька.
-И это тоже.
-А девочки могут принять в олимпиаде участие? – спросила Зина.
-Все желающие, — ответил Черноморов. – Ребята, прошу всех разойтись, иначе вы пропустите ужин! – напомнил он ученикам.
Громко обсуждая игру, ученики школы покинули баскетбольную площадку.
-Что-то в этих двоих есть, — усмехнулся в бороду директор школы.
-Вы о новичках? – спросил его Кощеев.
-Я о Смалькове и Зеленце.
-Да, интересно чем все это закончится? – улыбнулся он.
-Я благодарю Вас, Константин Константинович, за великолепную идею.
-Я тут ни причем, пусть уж эти парни выясняют свои отношения на спортивной площадке, чем в темных закоулках школы.
-Вы правы.

Глава восемнадцатая
На следующий день, вся школа походила на проснувшийся после зимней спячки муравейник. Идея провести олимпиаду по спорту понравилась всем. На листе против фамилий Смалькова и Зеленца, стали появляться столбцы с фамилиями, желающими выступать за ту или иную команду. Половина листка под фамилией Вальки быстро закончилась, и к нему приклеили дополнительный листок, который уже был исписан больше чем наполовину.
-Если так и дальше пойдет, за тебя вся школа выступать захочет, — глядя на исписанные листки, сказал Сева.
-Неправильно все это, — покачал головой Валька. – Олимпиада должна показать спортивность участников, а не команду, за которую она хотела бы выступать.
— Что тут плохого, что за тебя хотят выступить почти все учащиеся школы, — удивился Саня.
-Слишком неравные получаются команды.
-Ты прав, — почесал затылок Сева. – Что же тогда делать?
-Написать все виды спорта, в которых бы хотели участвовать ученики.
-Я согласен с тобой, — присоединился к разговору Смальков. – Нужно расписать все виды, в которых бы хотели участвовать ученики и разбить их по возрастным группам, чтобы не было обид. Пусть побеждает сильнейший.
-И не важно, за какую команду он хотел бы выступать, главное — его показатель в этом виде спорта, — подхватил Валька.
— Нужно сказать об этом Кощееву и директору школы, — сказал Сева.
— И подготовить грамоты и призы, — добавил Рыскаль.
-Похоже, наша война отступает на неопределенное время? – улыбнулся, глядя на Смалькова, Валька.
-В древней Греции прекращались все войны, когда начиналась Олимпиада.
-Значит, перемирие?
-Считай, что так, — улыбнулся Смальков. – Но имей в виду, я постараюсь стать твоим противником в любом состязании, которое ты выберешь.
-И пусть это будет честная победа, — добавил Валька, протягивая ему свою руку.
-Идет, — пожал ему руку Смальков.
-А если будет ничья? – спросил Хлыщев.
-Значит, наши силы равны, и нам нечего делить между собой.
-Заметь, эту войну не я развязал, — напомнил ему Валька.
-Я подумаю над этим, — кивнул ему Смальков и важно удалился со своей троицей.
Непривычный перезвон школьного звонка удивил и насторожил Валентина и его друзей.
-В чем дело? – спросил Саня, глядя, как срываются с места ученики и спешат вниз по лестнице.
-Учебная тревога? – предположил Валька.
-Нет, это экстренный сбор в актовом зале, — сказал Сева, устремляясь за одноклассниками. – Не стойте же на месте, идемте!
А актовом зале собрались все ученики и преподаватели школы. На сцену вышла Ванда Брониславовна и, требуя тишины, сказала:
-Я рада, что все наши учащиеся школы активно приняли известие о спортивной олимпиаде. Но очень огорчена тем, что из двухсот пятидесяти человек, сто шестьдесят восемь записалось в команду Валентина Зеленца. Пять человек воздержались, остальные приняли сторону Артура Смалькова. Сами понимаете, такое соотношение в командах невозможно, я предлагаю пересмотреть условия олимпиады.
-Ванда Брониславовна, можно слово? – крикнул Валька, поднимая руку.
-Да конечно, выходи сюда на сцену.
Валька вышел на сцену и улыбнулся учащимся.
-Большое спасибо всем, кто решил поддержать нас в этой борьбе. Но так как соотношение команд неравное, мы с Артуром решили изменить условия борьбы. Будет лучше всего провести олимпиаду в различных видах спорта всем желающим — лично. Каждый, кто хочет принять участие в олимпиаде, пусть запишется в тот вид спорта, в каком он желает участвовать. Всех участников разделить по возрастам, а потом определить самого сильного в этой группе.
-Правильно! – поддержали его предложение ученики.
-Но мы так и не определились еще с видами спорта, — устанавливая тишину, сказал Валька. — Думаю, нам помогут в этом преподаватели.
-Ребята, я запишу все ваши пожелания, и этот стенд мы установим внизу, где вы сможете записаться, — добавила Ванда Брониславовна. – Прошу, называйте виды спорта, в которых бы вы хотели участвовать.
-Шахматы, волейбол, футбол, баскетбол, настольный теннис, гимнастика, — посыпались предложения со всех сторон.
Кощеев, заслышав, как ребята активно перечисляют все виды спорта, был на седьмом небе.
-Не зря, значит, я преподаю в школе физкультуру. Придется Вам, Ярополк Вячеславович, раскошелиться на спорт инвентарь.
-Дело, конечно, хорошее, Константин Константинович, но не забывайте, что и другие предметы требуют внимания, — поглаживая свою бороду, сказал директор.
-Я не требую у Вас многого, всего лишь замену износившемуся инвентарю. Перетягивание каната не может быть без каната. Заметьте, я не раз Вам уже об этом говорил.
-Хорошо- хорошо, будет вам новый канат.
-А мячи? Мне нужны баскетбольные, волейбольные и футбольные мячи.
-Константин Константинович, я уже не рад, что согласился на такую авантюру, — тяжело вздохнул директор школы.
-Вы же сами видите, как детям это надо.
-Вижу и иду Вам навстречу, но имейте в виду, это будет по минимуму.
-Я согласен, только самое основное.
-Я вот что подумал, — вдруг спохватился Черноморов, — А нельзя ли позаимствовать спортинвентарь в других школах?
-Не дадут! – уверенно ответил Кощеев.
-Неужели не помогут?
-С условием, что мы совместно проведем олимпиаду между школами.
-Но мы же не можем пока это сделать! – возмутился директор.
-Вот именно. Нам нужно определиться, какие виды спорта будут самыми востребованными, определить команды, а уж потом идти со встречным предложением в другие школы.
-Хорошо. Надеюсь, ваша олимпиада не продлится долго?
-Это будет зависеть от того, сколько они выбрали видов.
-Надеюсь, Вы подкорректируете там все? Мне нельзя затягивать с учебным процессом.
-Я с Вами полностью согласен, — кивнул Кощеев.
-Уверен, с этой олимпиадой у нас все показатели по учебе снизятся, — вздохнул директор. – Все бросятся срочно тренироваться и забудут про учебу.
-Это легко исправить, мы объявим, что до олимпиады будут допущены только успевающие по всем предметам.
-Замечательно. Так и сделаем, — довольно поглаживая бороду, сказал Черноморов.
Через час у столовой вывесили большой лист бумаги, расчерченный на колонки. В каждой колонке значился вид спорта, их было несколько: футбол, баскетбол, волейбол (пионербол), настольный теннис, гимнастика, дартс, армрестлинг, шахматы и троеборье (метание мяча, бег и прыжки в длину).
Ребята дружно принялись вписывать себя, где бы они хотели участвовать. В футбол, в основном, записались мальчишки младших классов. Девочки всех возрастов предпочли гимнастику. Среднее звено — пионербол и волейбол, старшие классы — баскетбол и настольный теннис. Почти все без исключения были за дартс и армрестлинг. Интеллектуальную игру в шахматы выбрало всего несколько человек, среди которых были вписаны фамилии Смальков и Зеленец. Глядя на такую таблицу можно было сразу же формировать команды, где в той или иной встречались фамилии Валькиных друзей и приятелей Смалькова. Как ни странно, в троеборье были вписаны все фамилии враждующих сторон.
В воскресенье решено было провести соревнования по шахматам и армрестлингу.
После завтрака, разбившись по возрастным категориям, в столовой собрались все желающие посмотреть на это зрелище.
Сначала выступили малыши, затем постарше, пока не дошла очередь до среднего звена. Под общий гул к столу вышел Кулаков и молча указал на толстяка старшего класса, которого Валька запомнил дежурившим на третьем этаже. Прожевав пирожок, он обтер руки о штаны и сел за стол.
-После счета «три», начинаете, — напомнил им Кощеев.
Кулаков снисходительно улыбнулся.
-Три! – скомандовал тренер.
Кулаков напрягся, стараясь согнуть руку соперника. Толстяк, пыхтя, не сдавался. Как он ни старался и ни пыхтел, чистая победа досталась Кулакову. Среди желающих из среднего звена посостязаться с Кулаком больше никого не нашлось, поэтому всю победу зачислили ему. Расстроенный, что больше ему не с кем посоревноваться, он стал смотреть соревнования старших участников. Победителем среди старшеклассников стал Дубинин.
-Что, больше нет желающих, посостязаться со мной? – спросил он.
-А можно мне? — выступил вперед Кулаков.
-Конечно же, давай, — согласился Дубинин, которого за глаза звали Дубиной.
-Вы смотрите незабываемое состязание между Кулаком и Дубиной, произнес кто-то из толпы, и все рассмеялись.
-Я сейчас покажу кое-кому, кто тут Кулак и Дубина, — прорычал Дубинин.
-Перестаньте препираться, — поглядывая на часы, сказал Кощеев. – У нас впереди еще шахматный турнир, — напомнил он.
Соперники приготовились к команде, набычившись друг перед другом.
-Ну, чего, Кулак, отведай моей силушки, — пробасил Дубинин.
Команда привела соперников в напряжение. Казалось, никто из них не хотел уступать другому. На лбу у Кулакова выступила испарина, а у Дубинина раскраснелось лицо. Слизнув капли пота выступившие на верхней губе, он вперил взгляд в Кулакова.
-Кулаков, сделай его! – подбодрил его Рыскаль.
— Давай, Макс, дави его! – крикнул Хлыщев.
Как ни странно, большинство болельщиков встало на сторону Кулакова.
-Не сдавайся, Кулаков! – входя в азарт, крикнул Сева.
-Смотри, он она начал уставать, жми, — закричал Саня.
Смальков, с удивлением посмотрел на своих соперников, остро переживающих за его приятеля. Он перехватил улыбающийся взгляд Вальки и благодарно кивнул ему.
Рука Дубинина дрогнула и поползла вниз.
-Давай, Кулак! – закричали болельщики, к которым присоединился и Валька.
Набрав полную грудь воздуха, Кулаков дожал руку Дубинина.
-Ура! Я победил его! – закричал он, вскакивая со стула.
Массируя руку, Дубинин миролюбиво сказал:
-Хорошая смена подрастает.
-Неплохая, — согласился с ним Кощеев. – Только бы силушка его не вся в мускулы уходила, а что-нибудь еще и в голове оставалось.
-Да ладно Вам, Константин Константинович, — отмахнулся от него Дубинин, — Не всем же учеными быть, кто-то и Родину защищать должен.
-В этом ты абсолютно прав, — похлопав его по плечу, согласился с ним тренер. Обратившись к ребятам, он сказал:
-Через двадцать минут начинается турнир по шахматам, спортсменам быть готовыми.
Смальков посмотрел на Вальку.
-Ты готов скрестить со мной шпаги?
-Да, — кивнул Валька.
За шестью столами появились шахматные доски.
-Играем с каждым соперником по одной игре, до победителя, — напомнил правила Кощеев.
Через полчаса за одной доской остались Смальков и Зеленец по числу равных побед.
-Время! – скомандовал Кощеев началу игры.
Смальков оказался сильным игроком, и Валька, не заметив, лишился сразу нескольких пешек и офицера. Заставив себя собраться, он сконцентрировался на игре. Вскоре на доске осталось всего несколько фигур.
-Предлагаю ничью, — сказал Смальков.
-Принимается, — с готовностью, отозвался Валька, не видя дальнейшего продвижения фигур.
-У тебя был хороший учитель, — похвалил он Вальку.
-Просто ученик оказался толковым, — улыбнулся ему Валька.
Поглядев друг на друга, они расхохотались. Разойдясь по разным углам, они стали принимать поздравления от своих болельщиков.
-Поначалу я стал переживать, с какой легкостью ты расстаешься со своими фигурами, — сказал Валера. – Но ты молодец, выработал свою стратегию. Каким будет следующий вид спорта?
-Мы записались на троеборье, — сказал Сева, обнимая Вальку и Саню.
-Желаю победы, — улыбнулся Валера.
-Тебе тоже! – отозвался Саня.
-Сегодня тренировка по теннису, приходите посмотреть.
-Обязательно придем, — пообещал ему Валька.
Ребята вышли во двор школы, обсуждая перед обедом игру Вальки со Смальковым.
-А вы заметили, что эта троица ни с кем не задирается в последнее время? – заметил Сева.
-Некогда им, тренируются, да и нам не помешало бы, — напомнил Саня. – Давайте посмотрим расписание тренировок.
Они вместе отправились к расписанию, где увидели девчонок.
-Валь, привет! – помахала ему Зина. – Ты после обеда свободен?
-Думаю, да, — кивнул он.
-Ты мне с телекинезом не поможешь?
-Где?
-Может, у нас в комнате? – спросила она Варю.
-Сегодня все классы пустые, может в одном из них? – предложила она.
-Идет, — согласился Валька.
-Значит, сразу же после обеда, поднимаемся в класс …, — задумалась Зина.
-Латыни, — подсказала Варя.
-Почему именно в этот класс? – спросила Зина.
-Там аудитория удобная и нет никаких предметов, кроме кафедры и доски.
-Точно. Валь, что мне для этого нужно взять?
-Что хочешь. Начни с обыкновенного тетрадного листа.
-Хорошо. Значит, после обеда на кафедре, — сказала она и отошла к стенду.
-Чего она опять от тебя хотела? — спросил его, подошедший Сева.
-Да все с телекинезом, — отозвался Валька.
-И ты пойдешь?
-Конечно.
-А нам с тобой можно будет пойти? – спросил Саня.
-Думаю, что тренировка и вам не помешает, — улыбнулся Валька.

Глава девятнадцатая
После обеда ребята незаметно проскользнули в учебный корпус, где их уже поджидали девочки.
-А как мы дверь в класс откроем? – спросил озадаченно Саня.
-Ты что, про заклинания забыл? – напомнил ему его Сева.
Ребята с девочками произнесли заклинание на открывание дверей и прошмыгнули внутрь класса.
-Ты принесла листок? – спросил Валька Зину.
-Вот, — она вырвала лист из тетради.
Валька поставил согнутый лист на край стола и, вытянув руку на расстоянии, продвинул его до конца стола.
-Здорово! Скажи, как ты это делаешь? – захлопала в ладоши Зина.
-Сконцентрируй свое внимание на лист и начинай его мысленно двигать.
Установив лист на край стола, он подозвал Зину.
Та, порывисто выкинув руку, уставилась на лист.
Прошло пара минут, и тетрадный листок словно смело со стола. Поднявшись в воздух, он вспыхнул, и медленно падая на пол, сгорел, оставляя на полу золу.
-Не фига себе! – присвистнул Сева.
-Не спеши. Направляй луч медленно и плавно. Контролируй свои действия, — наставлял ее Валька.
Еще несколько раз лист поднимался в высь и, сгорая, падал на пол.
-Ты не злись, сделай глубокий вдох и медленно с выдохом начинай его двигать, — терпеливо объяснял ей Валька.
Зина сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. С последним выдохом, она, слегка прикрыв глаза, сдвинула лист до середины стола.
-У меня получилось, — обрадовано прошептала она.
-Главное, не торопись и плавно, словно легким прикосновением начинай его двигать.
-Можно, я еще попробую? – спросила она.
-Конечно, для этого мы и пришли сюда.
Зина с каждым разом все лучше и лучше стала выполнять это незамысловатое упражнение.
-Уф, я что-то устала, — призналась она, садясь за студенческий стол.
-А у меня получится? – спросила Варя, внимательно следя за упражнениями подруги.
-Конечно! – пригласил ее Валька, устанавливая листок на место.
Варя сконцентрировалась и послала мысленный луч на лист, но ничего не произошло.
-У меня это получилось, наверное, только с сотового раза, успокоил ее Сева, продемонстрировав свои способности. – У Сани это получилось раньше, и каждый по-своему подходил к этой задаче.
-Вот ты, например, что, представляешь, когда хочешь сдвинуть листок? – спросил он Варю.
-Просто, хочу сдвинуть его с места, — ответила девушка.
-Это неверно, нужно представить себе какое-то препятствие, от которого бы ты непременно избавилась, — взялся поучать ее Сева.
Варя сфокусировала взгляд на листке бумаги, медленно вытянула руку вперед. Листок чуть дрогнул. Глаза девушки радостно засверкали.
-Что я говорил, — обрадовался вместе с ней Сева.
-Ты посылай мощный луч, а не слабенький, — посоветовал ей Саня, встав рядом с приятелем.
Варя, как послушная ученица, выполняя все советы приятелей, добилась того, что лист, сдвинулся еще на пару сантиметров.
-Молодец, у тебя хорошо получается, — похвалили ее друзья.
-И правда, на это столько сил с непривычки уходит, — вздохнула Варя.
-А я смогу двигать что-нибудь потяжелее этого листочка? – спросила вдруг осмелевшая Зина.
— У тебя такой потенциал, что мне и не снился, — позавидовал ей Валька. – Только ты не умеешь держать его в узде. Научись сдерживаться, и все тогда у тебя получится.
-Думаешь, это так легко?
-Нет, не легко с твоим темпераментом, но если ты чего-то хочешь добиться, держи себя в руках, а то покалечишь кого-нибудь, — сказал Валька.
-Я очень стараюсь, — вздохнула Зина.
-Давай попробуем взять книгу.
Валька установил у края столешницы книгу.
— Имей в виду, если она вспыхнет, нам не поздоровится.
-Я постараюсь, — пообещала ему Зина.
Сосредоточившись, она с легкостью сдвинула книгу на край стола.
-Ее успехи меня поражают, — прошептала Варя мальчишкам, которые сидели по бокам от нее.
-Валентин говорил, она сильный маг, — согласился с ней Саня.
-Только не умеет контролировать свои силы и эмоции.
-Да, я в этом уже убедилась однажды. Хорошо еще, что это было в нашей комнате.
-Она что, подожгла что-нибудь? – удивился Сева.
-Не то слово! После того, как ей стала надоедать троица Смалькова, она могла выпускать пар, только у себя в комнате.
Представляете, что мне пришлось испытать, когда вещи начали летать по комнате? Еле-еле тогда ее успокоила. Счастье, что пожара не произошло.
-М-да, повезло же тебе с подругой, — почесав затылок, сказал Сева.
— Вы не подумайте ничего плохого, она девочка хорошая, любознательная, но очень эмоциональная. Глядишь, Валя научит ее сдерживаться.
-Да, нам повезло с другом, — улыбаясь девушке, сказал Саня.
-А вы знаете, как погибли его родители? – спросила их девушка.
-Так, в общих чертах, — предостерег взглядом Сева Саню.
-У Зины тоже никого нет, — вздохнула Варя. – Не представляю, как это жить без родителей.
-У меня кроме, старой бабки, тоже никого нет, — сказал Саня.
-И у меня никого нет, — грустно вздохнув, добавил Сева.
-Вы что, все трое сироты?
-Да, — ответил Саня.
-Боже мой, как же вам не повезло. А хотите, мы все вместе на каникулах поедем ко мне в гости? У нас очень большой дом. Мои родители живут в Ялте на Черном море.
-Хорошо бы, — мечтательно произнес Сева. – Я еще никогда не был на море.
-И я тоже, — вторил ему Саня.
-Значит, договорились, все вместе едем к нам.
-А твои родители не будут против? – спросил Сева.
-Нет, даже наоборот. Они мне всегда говорят, чтобы я приглашала к себе своих друзей.
-И много раз ты приглашала к себе друзей?
-Если честно, у меня и друзей-то никогда не было, — вздохнула Варя.
-Как же так?- удивился Сева. – А Агнесса, а Васильева?
-Они между собой подруги, а я так, для поддержки их имиджа. Мне надоело все время выполнять за них уроки и выслушивать, какая я провинциалка. Можно подумать, если они из Москвы, так это что-то значит, — фыркнула Варя.
-А я думал, вы подруги, — покачав головой, сказал Сева. – Мне никогда не нравились эти девицы. По ним я судил и о тебе так же.
-Все так думали, пока я не взбунтовалась.
-Поэтому-то ты и стала ходить одна?
-Ну да. О нашей ссоре только Смальков и знал.
-Скользкий тип, — сказал Саня.
-Зря вы так, он неплохой парень. Это из-за своего одиночества он стал таким. Думаете, ему нравится дружить с ними?
-Если нет, так послал бы их куда подальше! – возмутился Саня.
-Это не так-то легко сделать. С самого начала он натворил много глупостей, думаете, он не сожалеет об этом. Это только с виду он таким храбрым кажется, а у него своя трагедия.
-Интересно узнать, какая же? — заинтересовались ребята.
-У Артура была сестра, младше его на два года. Когда ей исполнилось всего две недели, ее похитили. Родные все сделали, чтобы вернуть девочку, но безуспешно, она словно в воду канула. Его мама до сих пор в трауре ходит.
-Да, не повезло Смалькову.
-Это в своем роде его протест, дружба с такими хулиганами. Если бы видели их раньше, это же были самые отпетые отщепенцы. Только благодаря Артуру, они на людей более -менее стали походить. А с вашими усилиями они вообще людьми станут.
-В это с трудом верится.
-Вот увидите, только вам с Артуром подружиться нужно.
-Так пусть себя по-человечески ведет, — сказала Зина, когда они, закончив упражнение, подошли к ребятам.
-Ты скажи, хоть раз он к тебе приставал?
-Но и не заступался ни разу, — возразила ей Зина.
-Неправда, он все время старался уводить этих забияк или затыкал им рот, когда они слишком себя безобразно вели.
Зина неохотно согласилась с ней.
— А ведь ты права, с приходом Вальки в школу, он немного присмирел.
-Он не видит в вас своих соперников, ему нужны друзья, но по инерции, ему нужно поддерживать свой авторитет.
-Думаю, олимпиада сможет примирить его с нами, — задумчиво глядя на Варю, сказал Валька.
-Вот именно, — воскликнула девушка.
-Но имей в виду, мы не пойдем к нему с поклоном, пусть он сам признает за собой все ошибки, — сказал Сева.
— Он придет к вам, но не так скоро, — ответила Варя.
-А мы подождем, — улыбнулся Валька. – И вот еще что, о том, что мы встречаемся, никому не рассказывайте, — попросил Валька.
-Почему? – удивилась Зина.
-Для тебя же, дурочка, стараемся, — качая головой, сказал Саня.
-Поняла, — кивнула в ответ ему Зина.
По одному они вышли из класса, предварительно убрав за собой мусор и проветрив помещение.
-Сегодня тренировка по троеборью, — напомнил Сева ребятам.
-Сразу же после полдника и пойдем, — ответил ему Саня.
-Не люблю выходные, — сказал Сева.
-Это почему? – удивился Саня.
-Делать в такие дни нечего, если бы не подготовка к олимпиаде, сдохнуть со скуки можно.
-А ты пробовал чем-нибудь заниматься? – спросил Валька.
-А чем тут займешься, кружки-то в выходные тоже не работают.
-А кино какое-нибудь показывают? – допытывался Саня.
-Показывают, в холле телевизор стоит. Только я не люблю толпой телевизор смотреть.
-А свой в комнате разрешают иметь? – спросил Валька.
-Разрешают, у кого родители могут привезти, но только до одиннадцати часов. После одиннадцати включается заклинание «ко сну» и ты уже никакие радиоволны не поймаешь. Словно в вакууме находишься.
-А это правда, что по ночам здесь оборотни бродят? – спросил Саня.
-Правда, — кивнул Сева. – Так что не советую по ночам во двор школы выходить.
-А в самой школе по ночам опасно гулять? – Спросил Валька.
-Не знаю, не гулял. Мне моя жизнь еще пока дорога.
Ребята не спеша прошли в столовую и поели.
Еще полчаса они болтались по двору, пока не настало время для тренировки.
Тренер похвалил Севу в метании мяча, Вальку за неплохой результат в прыжках в длину, а Саню за его выносливость в беге. Все вместе они дали неплохой результат, но этого было мало.
-Не удивлюсь, что такой же результат может дать и команда Смалькова, — сказал Кощеев. – Валентин, тебе нужно улучшить подачу мяча, он все время летит у тебя вверх. Саша, очень хорошо бегаешь, но вот постоянный заступ в прыжках меня огорчает. Результата можешь лишиться. Работайте, до среды у вас еще есть время, — сказал тренер и перешел к следующим ребятам, ожидающим своего результата.
-Да, нам минимум нужно побеждать в двух видах одновременно, — почесав затылок, произнес Сева.
-Никак не могу рассчитать количество шагов, чтобы не делать этот заступ. Прыжок неплохой, но постоянно наступаю на эту чертову линию, — пожаловался Саня.
-Давайте-ка сейчас этим и займемся, — предложил Валька.
До самого ужина они учились прыгать в длину, и Саня добился своего. Рассчитав пробег, он больше уже не заступал черту и перелетал ее с легкостью.
Приняв душ, ребята отправились на ужин.
— Как настроение? – спросил их Смальков.
-Нормальное. А у вас? – ответил Саня.
-У нас боевое, — ухмыльнулся Рыскаль. – Сделаем мы вас, вот увидите!
-Не торопись, у нас еще есть время, — успокоил его Сева.
-Видел я, как Зеленый мячик в воздух запускает, — засмеялся Кулаков. – Ты его так же на соревнованиях запускать будешь?
-Зато медленней черепахи в беге на 200 м я никого не видел, — отозвался Саня.
-Бег — это не мой конек, — нехотя согласился Кулаков. – Зато в кулачном бою мне нет равных.
-Неужто зазнался? – заметил Валька.
-Ты видел, как я Дубинина сделал?
-Видел, но у нас еще и другие виды есть. По окончании соревнований посчитаем очки и выясним, кто же из нас самый достойный, — сказал Валька.
-Вот-вот, я уверен, мы вас сделаем!
-Хватит болтать, доедайте быстрее, — оборвал его Смальков, — Нам еще к завтрашним урокам подготовиться надо.
-Кстати, Зеленый, это правда, что ты в одиннадцатом классе учишься? – спросил Вальку Кулаков.
-Правда.
-Во, дает, Зеленый! – удивился он.
-Он у нас уже не Зеленый, а скоро Созревший будет, — пошутил Хлыщев.
-Вам до него расти да расти еще, — буркнул Сева.
-Куда потом думаешь поступать? – спросил Смальков, с интересом посмотрев на Вальку.
-Пока магшколу не закончу, не знаю.
-Может, на исторический пойдем? – предложил он.
-Я подумаю, — кивнул Валька.
-А чего тут думать? В августе курсы подготовительные набирать будут. Я экстерном за два года экзамены сдам и на заочное поступать буду.
-Артур, ты чего нас бросаешь? – насторожившись, спросил Кулаков.
— А ты думал, что я все время вот так вот плестись с вами в хвосте буду? Думаешь, мне не надоело на своей шее вас тащить? Да я бы давно экстерном девять классов закончил. Из-за вас, дураков, в восьмом классе сижу! Да пошли вы все! – выскочив из-за стола, он устремился к двери.
-Чего это он? – удивился Кулаков.
-А он прав, — грустно сказал Рыскаль. – Думаешь, мне приятно, когда на меня пальцем малявки показывают и дебилом обзывают?
-Если бы не Артур, хана бы всем нам, — печально качая головой, сказал Хлыщев.
-А вы хотите Артуру помочь? – вдруг спросил их Валька.
-А чем тут поможешь? – Пожав плечами, спросил Кулаков.
— Вы даете ему время для подготовки, а я помогу вам закончить восьмой класс.
-Ты это серьезно?
-Серьезнее не бывает, — отрезал Валька. – Но имейте в виду, я за вас уроки не собираюсь делать. Для начала нужно найти заклинание для запоминания учебного материала. Уверен, такое в магшколе существует. Но и на него вы слишком не рассчитывайте, сами старайтесь. Хватит на шее у приятеля сидеть.
-А он дело говорит, — поразмыслив, сказал Рыскаль. – Артур нисколько не хуже этого выскочки.
-Но-но, поосторожней там про нашего друга, а то он и передумать может, — заступился за Вальку Саня.
— Для начала, забудьте все свои клички. Я уже в этой школе четвертый день, мне и изрядно набило оскомину их постоянное упоминание.
-Меня Максом зовут, — откликнулся Кулаков. – Его Василием, — он указал на Хлыщева, — А это — Жора.
-Так-то лучше, кивнул Валька. – Надеюсь, наши имена вы помните.
— Интересно, как ты нам помогать станешь, если списывать не будешь давать, — хмыкнул Кулаков.
-Все уроки вы будете делать сами, что не понятно — буду объяснять.
-А у меня с памятью плохо, не могу я материал запоминать, — опять хмыкнув, возразил Кулаков.
-Как дам больно, враз все запомнишь! — замахнулся на него Рыскаль.
-Для развития памяти есть различные тренинги, которые помогут вам усовершенствовать свои умственные способности.
— Ты немного попроще изъясняйся, а то я не все понимаю, — сказал Кулаков. – Что там, насчет тренировок?
-Существует ряд тренингов, которые помогают развитию памяти, — медленно произнес Валька.
-Мы согласны, — ответил за всех Рыскаль. – Когда заниматься с нами начнешь?
-После ужина, часиков в девять, самим еще к урокам подготовиться нужно.
-Идет, — кивнул Рыскаль, вставая из-за стола. — Мы придем.
Ребята молча проводили троицу до дверей.
-Валька, ты что, рехнулся — им помогать? – взбеленился Сева.
— А почему бы и нет. Не вечно же Смалькову у них на поводу идти!
-Неужели ты пожалел этого гада?
-Он нормальный парень, но у него не было стимула расти выше.
-А, что, сейчас этот стимул появился?
— Да, глядя на меня, у него будет возможность заниматься.
-А не зазнаешься ли ты, Валентин Зеленец? – ядовито хмыкнув, сказал Сева.
-Нет, не зазнаюсь, а искренне хочу помочь. Только не ему, он сам справится, а его приятелям, да и тебе тоже.
-Я, в отличие от них, троечник.
-А мог бы быть ударником и даже отличником!
-Валь, а ты, правда, поможешь? – спросил, до сих пор молчавший Саня.
-Да. Но у нас с тобой тоже большой пробел в знаниях. К концу года мы должны наверстать все, что они прошли за восемь лет, а мне и того больше. Я вот что подумал: наверняка в школе существует такое заклинание, которое поможет ученикам хорошо усваивать учебный материал.
-Это у Вари Смирновой надо спросить, — глухо проворчал Сева.
-Да вот и она собственной персоной, — обрадовался Валька, заметив Варю и Зину за соседним столом.
-Варя, можно тебя на минутку? – спросил он.
-Да, — кивнула она и, заметив хмурое лицо Севы, спросила: — Что-то случилось?
— Не совсем. Скажи, существует такое заклинание, которое способствует быстрому запоминанию учебной программы?
-Да, а зачем тебе, ты и так учишься в одиннадцатом классе.
-Это не для меня, а для моих друзей.
-А, я поняла, — кивнула она головой. – Ты хочешь, подтянуть Севу?
-И не только его. Нам с Саней нужно наверстать многое, так ты знаешь его?
-Я им никогда не пользовалась, сама все учила, но оно где-то записано у меня в тетради.
-Отлично! Ты принесешь его нам?
-Тебе это срочно нужно?
-Да.
-Хорошо, минут через пятнадцать вас устроит?
-Мы тебя во дворе подождем, — махнув друзьям, он направился к дверям.
-Не доверяю я этим заклинаниям, — все еще дуясь на Вальку, проворчал Сева.
— Перестань ворчать, Валентин дело говорит. – До окончания школы осталось три месяца, а нам зубрить и зубрить их еще. Помощь никогда не помешает.
-А когда вам их зубрить, если он хомут себе на шею вешает.
-Сева, я справлюсь с этим сам, если не хочешь помогать, не мешай.
-Легко сказать, да эта свора, как пиявки, присосутся — не оторвешь.
-Не присосутся, сам вскоре увидишь, как они учебники штудировать начнут, чтобы только их Артур на них не злился.
-Ты в курсе, что Кулакову с Рыскалем по шестнадцать лет? – спросил Сева.
-Тем более, они будут стремиться к кому?
-Не думаю, жили же они как-то до Смалькова.
-Не дальнозоркий ты Сева, — улыбнулся Саня.
-Разве ты не видишь, как они расположения Смалькова все время ищут. Стоит ему только рыкнуть на них, они сразу же паиньками становятся.
-А ты прав. Они не такими противными в последнее время стали и хулиганят меньше.
-Ну вот! – улыбнулся Валька.
-Помогая им, мы помогаем себе и Смалькову.
-Ты как хочешь, но я этого все равно никак не понимаю, — развел Сева руками.
-Поживем, увидим, — похлопав его по плечу, сказал Саня.
Во дворе с толстой тетрадкой в руках появились Варя и ее неизменная подруга Зина.
-Вот, здесь записаны все заклинания, которые мы изучали с самого начала, — протянула она Вальке пухлую общую тетрадку.
Валька, быстро перелистывая страницы, нашел нужное заклинание.
-«Програмоусвоятос – запоминатос», — произнес он, и невольно схватился за голову.
-Валь, что с тобой? – всполошился Саня.
Открыв глаза, Валька как-то странно посмотрел на друзей.
-Ты чего? – удивился Сева тому, как странно повел себя Валька.
— Хотите верьте, хотите нет, но я выучил все заклинания до той страницы, где оно записано.
-Как ты мог их все выучить, если ты всего лишь перелистал страницы тетради? – удивилась Варя.
-Я не листал их, а прочитал. Я дома выучился скорочтению.
-Невероятно! — восхитился Саня.
-Я многие заклинания с первого раза произнести-то не могу, не то, чтобы выучить, — признался Сева.
-Если хотите, можете проверить меня, — пожал Валька плечами.
-Хорошо! – обрадовалась Варя, желая его вывести на чистую воду. – Скажи заклинание быстрого высыхания.
-«Веленосохнус».
-А заклинание на уменьшение?
-Я его недавно и без заклинания выучил, давай что-нибудь другое.
-Тогда заклинание на «Кошачий глаз».
-«Видимосночес».
-Против боли.
-«Болеус утолятус».
-Невероятно, — удивилась Зина.
-Хотел бы и я так же быстро все выучить, — сказал Сева.
-Это заклинание помогает лишь усвоить материал, если бездумно подходить к этому делу, то можно навсегда остаться безмозглым, — незаметно подмигнув Вальке, произнесла Варя.
-Это что же, если я просто прочитаю, скажем, главу в книге, то в моей голове это не запомнится?
-Ты же не компьютер, чтобы все запомнить. К каждому делу нужен подход. Ты должен знать, чего хочешь. Не будешь же ты учить всю страницу параграфа, чтобы рассказать его суть.
-Нет, конечно, — озадаченно произнес Сева.
-Ты должен понять поставленную перед тобой задачу, — сказал Валька.
-Вы как хотите, но я все равно ничего из этого не понял. Зачем использовать заклинание, если ты смотришь в книгу и видишь там фигу, — не унимался Сева.
— Я тебе потом все объясню, — сказал Саня.
-Спасибо за помощь, — поблагодарил девушку Валька.
-Ты что, не будешь изучать другие заклинания? – спросила его Зина.
-Буду, только самостоятельно, не хочу больше применять на себе магию. Сам всего хочу добиваться.
Простившись с девушками, они вернулись к себе в корпус.

Глава двадцатая
Засев за уроки, ребята углубились в чтение. Валька не спеша перелистывал страницы и, закрыв глаза, повторял материал. Саня, стараясь вникнуть в суть дела, по нескольку раз зачитывал то место, где возникали у него сомнения, и тихо бубнил про себя, стараясь его запомнить.
— Нет, я так больше не могу! – взвыл Сева. – Голова кругом. Ни черта я не понимаю в этой физике. Читаешь вроде ничего, книгу закрыл, словно в темный лес попал.
-Это оттого, что ты запустил ее, — сказал Саня. – Чего тут не понятного?
-Да все непонятно. Почему именно так, а не иначе? Как они до этого додумались?
-А ты не заморачивайся, прими это как должное. Ты же не ученый, чтобы снова велосипед изобретать.
Допустим, я это принимаю, но как мне эти чертовы задачки решать?
-Ты формулы примени, это же так просто.
-Если бы я знал как?
Саня подсел к другу и стал объяснять ему, что каждая формула означает. Если тебе тяжело запомнить, выпиши ее на листочек и каждую букву, что она означает.
Сева, высунув язык, стал выписывать на листочек все пройденные формулы и значения букв.
-Теперь подставляй данные под эту формулу, — подсказал ему Саня. Это все равно, что решать уравнение с неизвестными.
-Тебе легко говорить, — пожаловался Сева.
-Ничего, втянешься, привыкнешь, — усмехнулся Валька.
-Я так с вами, глядишь, и «ботаником» стану.
-Не станешь, — успокоил его Валька.- Ко всему нужно рационально подходить. Зубрежка тут тебе не поможет, вызубрить, ты, может, и вызубришь, а понять-то так и не сможешь.
-Не думал я, что мне так тяжело придется.
-А ты как думал, — засмеялся Саня.
Сева снова засел за физику.
-Кажется, получилось, — неуверенно сказал он. – Сань, проверь, у тебя такой же ответ?
Саня заглянул в тетрадь друга.
-Молодец! У тебя все получилось.
-Ай, да, я, ай, да, молодец!, — засмеялся Сева.
-Погоди радоваться, алгебра еще впереди.
Сева сразу же погрустнел.
-Умеешь же ты настроение испортить, — проворчал он.
Саня, хмыкнув, засел за алгебру.
-Валь, посмотри, что-то у меня с ответом не сходится, — задумчиво глядя на исписанный листок, сказал он.
Валька подошел к приятелю и стал смотреть решение.
-Вот здесь ты ошибся, указал он на столбец. Ты знак перепутал.
Через час, они весело зашумели, стараясь рассказать друг другу, как подходили к урокам.
-Для того, чтобы у вас не выветрилось все из головы, может, применим заклинание? — предложил Валька.
— Я пас, — возразил Саня, — Сева, давай соглашайся.
Сева обреченно посмотрел на ребят.
-Ладно, что не сделаешь для друзей. Набрав в легкие воздух, он произнес:
— «Програмоусвоятос – запоминатос».
Качнувшись, словно от полученного тумака, он повалился на стол. Ребята кинулись ему на помощь.
-Да, нормально со мной все, — отстраняясь от них, сказал он.
-Ну, как? – спросил его Саня.
-Классно, словно все по полочкам разложилось, — улыбнулся Сева.
-А до этого, как было?
-Все свалено в кучу.
Ребята расхохотались. Требовательный стук, заставил их посмотреть на дверь.
-Это, наверное, Кулаков пришел, — сказал Сева.
Сняв «запор», они пропустили в комнату Смальковскую троицу.
-Учтите, уроки мы с вами делать не будем, — предупредил их Валька. – Помочь поможем, но и только.
-Да мы уже их, считай, сделали, — огрызнулся Хлыщев.
-Тогда какой ответ в задаче по физике? – ехидно усмехаясь, спросил Сева.
-Можно подумать, ты решил? — отозвался Кулаков.
-Представь себе, сделал. Причем самостоятельно, — гордо выпятив грудь, сказал Сева.
-Так мы и поверили тебе, — сказал Рыскаль. – Ты же по физике, такой же дуб, как и мы.
-Был. Саня помог, подсказал, как правильно к делу подходить.
-И как? – спросил Кулаков.
Сева, как мог, стал объяснять, как он делал уроки. Постепенно безразличие ребят перешло в заинтересованность. Валька, вмешавшись в разговор, стал рассказывать ребятам, как законы физики влияют на повседневную жизнь, приводя забавные примеры. Ребята, представляя это, дружно смеялись.
-Никогда не думал, что физика может стать такой интересной, — признался Хлыщев.
Как ни не хотели ребята помогать делать уроки своим соперникам, но пришлось. Сева оказался неплохим учителем, видимо заклинание помогло ему укрепить приобретенные знания. Потратив еще час на уроки, они, наконец, смогли расслабиться. Валька рассказал им про заклинание и предупредил, что оно имеет побочный эффект. В случае неправильного применения, может вместо знаний полностью промыть мозги.
-Это чего, я могу дебилом стать? – удивился Кулаков.
-Ты и так дебил, так что тебе это не страшно, — засмеялся Хлыщев.
Между ребятами завязалась драка. Разняв их, Валька предупредил, если они еще так будут себя вести, то он отказывается им помогать.
-Они больше не будут, — сурово глядя на них, сказал Рыскаль.
-Ты говорил про какие-то тренировки памяти, — напомнил ему Кулаков.
-Ах, да, — кивнул Валька. – Это тренинги, развивающие память, проводятся они в виде игр. Например, я сейчас положу на стол десять различных предметов и дам вам минуту, чтобы вы их запомнили, когда вы отвернетесь, я заменю один из предметов. По команде вы должны повернуться и сказать, какой это предмет.
-Ясно, давай! – согласился Кулаков.
Валька разложил на столе десять предметов, которые смог собрать.
-Минута! – скомандовал он.
Все наклонились к столу, стараясь запомнить их. Макс, загибая пальцы, стал по порядку перечислять их.
-Время! – дал команду Валька, и все отвернулись.
Заменив карандаш на фломастер, и поменяв местами ластик, ручку и перочинный ножик, он разрешил всем повернуться.
Саня быстро справился со своей задачей и рассказал об этом Вальке на ухо. Сева тоже нашел замену и сказал об этом Вальке. Третьим справился Рыскаль. Хлыщев еще долго перечислял все предметы, пока радостно не подпрыгнул. Последним тренинг завершал Кулаков. Сначала про себя, затем по пальцам перечислив предметы, потом, возмущаясь вслух.
-Да ничего тут не изменилось, только местами все перепутал! – возмутился он.
-А ты посмотри внимательно, — стараясь помочь другу, сказал Хлыщев. – Ты вспомни, сколько чего было?
-Ну, ластик, нож, — стал перечислять Макс. – Три карандаша, два фломастера.
-Ну, — стал торопить его Хлыщев.
-Чего ну?
-Сколько карандашей было?
-Три.
-А теперь сколько?
-Вот, черт! – засмеялся Кулаков. – А я смотрю по цвету-то они все такие же.
-Теперь вы убедились, что запоминать можно разными способами. Кто-то запоминает форму предмета, кто-то цвет, способов масса. Еще хотите?
-Да! – хором ответили ребята.
Примерно с час они занимались тренингом, пока Саня не начал зевать со скуки. Ему надоело ждать, пока Кулаков отыщет все предметы.
-А еще есть тренинги на память? – спросил Вальку, Рыскаль.
-Конечно, есть. Моя любимая игра «Найди предмет». Предмет прячешь так, чтобы его можно было увидеть невооруженным глазом. Нашедший предмет, садится на стул и молча сидит, пока последний игрок не найдет этот предмет.
-Да это же легкотня, я враз найду его, — отмахнулся от него Кулаков.
-Давай проверим твои способности. Я спрячу вот этот красный фломастер, — Валька показал толстый маркер. – Он достаточно яркий, чтобы его хорошо могли увидеть. Теперь вы все выйдете из комнаты, а я его спрячу.
Толпа вывалилась за дверь, и Валька спрятал фломастер за висевшую картину, выставив чуть-чуть его колпачок.
-Входите! – скомандовал он.
Ребята поочередно вошли в комнату, шаря глазами по всем тумбочкам и кроватям. Всех проворнее как всегда, оказался Саня, вторым Рыскаль, а за ним Сева. Хлыщев с Кулаковым еще долго бродили по комнате, заглядывая под кровати и тумбочки.
-Сдаетесь? – не выдержал уже Саня.
-Сдаюсь, — обреченно сказал Кулаков.
Саня подбежал к картине.
-Вот черт, точно, его же видно хорошо! – засмеялся над собственной тупостью Хлыщев. – Я же сто раз мимо нее проходил.
Они еще поиграли с полчаса, пока Валька не объявил, что пора готовиться ко сну.
-А вы ничего ребята! – сказал на прощание Рыскаль, протягивая каждому из них руку.
-Можно, мы завтра придем снова? – переминаясь с ноги на ногу, спросил Макс Кулаков.
-Приходи, — кивнул ему Сева.
Как только за ними закрылась дверь, Сева плюхнувшись на кровать, сказал:
-Никогда бы не подумал, что с ними можно найти общий язык.
-С любым можно найти общий язык, только чтобы он этого тоже хотел, — ответил Валька.
-А Макс, точно тупой, как валенок.
-Потому что с ним с детства никто не занимался. Его мозги не привыкли работать. Орудовать кулаками проще, чем думать.
-А у тебя в запасе много таких тренингов? – спросил Саня.
-На вас хватит, — зевая, сказал Валька, почувствовав, что очень устал. – Давайте-ка спать ложиться, а то у меня глаза слипаются, — предложил он.

Глава двадцать первая
Утром, умывшись, ребята побежали в столовую, где их как родных встретили бывшие соперники. Смальков держался с ними сдержанно, но увидев их реакцию на Вальку и его друзей, с удивлением посмотрел на свою команду. Рыскаль, его сосед по комнате, пытался рассказать ему про ребят, но он и слушать его не захотел, заткнув голову подушкой. Утром, отделившись от своей троицы, он первым ушел в столовую. Встретились они уже только за столом.
-Ребята, садитесь к нам, — предложил Макс, широко улыбаясь.
-Вы не обижайтесь, мы за своим столом позавтракаем, — глядя на хмурое лицо Смалькова, ответил Сева.
-Да нет, все нормально, — перехватив его взгляд, сказал Хлыщев.
-Артур, ты не подумай чего, — произнес он, — Просто ребята предложили нам помощь по приготовлению уроков.
-А я не думаю, я вижу, — процедил он сквозь зубы.
-Прикинь, они вчера с нами тренинги провели, — добавил Макс.
-Какие еще тренинги? – насторожился Смальков.
-Так это, для развития памяти, — хихикнул он.
-И что, у тебя сразу память лучше стала? – огрызнулся Артур.
-Нет, но если каждый день тренироваться, то будет. Хочешь, мы и тебя научим. Валька, говорит, что у него много в запасе этих тренингов.
-Валька? — в удивлении, поднял брови Смальков
-Да ладно тебе, неплохие ребята оказались, — миролюбиво улыбаясь, сказал Макс.
-Что-то быстро вы их хорошими признали? А кто им физиономии хотел набить? Кто рубашки в узлы завязывал? Я, что ли?
-Да ладно, Артур, не злись так. Мы понимаем, что из-за нас ты в хвосте плетешься, — сказал Рыскаль. – Валька методику предложил нам по усвоению предмета.
-Кто вам мешал самим усваивать предметы? Вечно болтаете на уроке, да пакости строите.
-Артур, это уже в прошлом. Ты учись, мы тебе мешать не будем, только оставайся нашим другом, — виновато улыбаясь, произнес Хлыщев.
-Ребята, я вас не узнаю? Что вдруг с вами такое произошло? – удивился Смальков.
-Да поняли мы все, — вздохнул Макс. – Ты, главное, не бросай нас.
-А как же Зеленец с его приятелями?
-Ты же сам ему предложил с ним на курсы поступать? – удивился Хлыщев.
-Потому что вижу, что он единственный, кто здраво соображает.
-Ну, так вот, чтобы дать время тебе подготовиться к экзаменам, он предложил свою помощь нам.
-Он что, за вас уроки делать будет? Интересно, сколько он за свое репетиторство берет.
-Ничего он за нас делать не будет, тем более, деньги, — огрызнулся Хлыщев.
-Он нам условие поставил, что все уроки мы сами делать будем, — добавил Рыскаль.
-Да вы без меня ни одну закорючку сделать не можете! – взбеленился Смальков.
-Артур, я чего-то не понимаю, ты же сам вчера сказал, что мы тебе мешаем учиться, – сказал Жора Рыскаль.
Артур, вскочив с места, выбежал из столовой.
-Никак я его не пойму, – пожал плечами Макс.
-Просто он бесится оттого, что мы с ребятами помирились, — ответил Жора.
Валька, расставшись с ребятами, побежал к своему классу, когда его остановил Смальков.
-Это правда, что взялся помогать моим олухам?
-Зря ты так. Они неплохие ребята, только очень запущенные. После твоего ухода они, словно в воду опущенные, были. Понимают они, что из-за них ты в хвосте плетешься. Вот я и предложил им подтянуться, пока ты к экзаменам будешь готовиться.
— Ты всегда такой добренький? – прищурив глаза, подозрительно спросил его Смальков.
-Нет, не всегда, а только с теми, кто искренне хочет помочь своим друзьям.
Смальков задумался.
-Ты извини, мне к уроку еще приготовиться надо.
Смальков задумчивым взглядом проводил Вальку до самого класса. Повернувшись к лестнице, он, не спеша, пошел к своему классу.

Встретились ребята уже только за обедом.
-Слушай, а заклинание помогает, — радостно сообщил Валентину Сева.
-Ты только не увлекайся им, сам старайся запоминать.
-Понимаю, не тупой, — усмехнулся он. – У тебя закончились уроки?
-Нет, еще один остался, — потянулся Валька.
-Пока ты на занятиях, мы уроки сделаем и тебя на площадке ждать будем.
-Хорошо, — кивнул Валька.
-Сегодня футбол между старшими классами. Прикинь, одна команда называется «Зеленцы», а другая «Смалики».
-Чего? – подскочил на месте Валька и посмотрел на Артура. Тот, словно услышав, о чем ему только что сказал Сева, кивнул.
-Когда это решили?
-Ей богу, ты сегодня како-то не такой, — покачав головой, сказал Саня. – Ты на стенд смотрел?
-Ну!
-Футбол между старшими классами сегодня после уроков.
-А когда они решили так назваться? – ошеломленно поглядывая на старшаков, спросил Валька.
-Когда, не знаю. Нам об этом Толстый сказал, — кивнув в сторону Вовочки, ответил Сева.
-А я думаю, чего это мои на меня посматривают, и подсмеиваются.
-Тебе Валера ничего не сказал? – удивился Саня.
-Нет, сидел, словно в рот воды набрав.
-Он сегодня за нашу команду играет, — сказал Сева.
-Смалькову не повезло, за него все неформалы играют, — добавил Саня.
-Не понял? – удивился Валька.
-Чего тут не понятного! Все темные на его стороне, — стал объяснять Сева. – Оборотни да ведьмаки.
-Он своим поведением это заслужил, — кивнул Саня.
-Ясно, надо обязательно прийти поддержать команду, — произнес Валька.
-Что, мы опять на время противниками становимся, — смеясь, сказал Рыскаль.
-Но только в спорте, — кивнул Валька.
-Идет! Интересно, как они сыграют? Давайте заключим пари?
-А если ничья?
-Нас это вполне устраивает, — первый раз за день
улыбнулся Смальков.

На футбольном поле выстроились две команды из старшеклассников. В зеленой форме команда «Зеленцы», в черной с желтой эмблемой, в виде ухмыляющейся рожицы — «Смайлики». Свисток судьи, и игра началась. Игроки, пасуя друг другу мяч, не спеша рассредоточились по всему полю. Мяч перелетал от одного игрока одной команды к игроку другой команды. Казалось, что игроки изучают друг друга, пасуя мяч. Ленивая игра начинала уже порядком надоедать, когда «Зеленцы», решив, что, достаточно изучили своего соперника, перешли в атаку. Валера, получив пас, рванул к воротам «Смайликов» и, удачно обманув вратаря, забил первый гол.
-Ура! – взорвались криками болельщики на трибуне.
«Смайлики», получив гол в ворота, словно проснулись, заметно прибавив темп. Дубинин, получив мяч, грубо обыграв светловолосого паренька, младшего классом, побежал к воротам своих соперников. Ему наперерез выбежал Кареев Игорь, Валькин одноклассник и, ловко выбив мяч, передал его Попову Кириллу. Воспользовавшись, что все «Смайлики» отстали, он вышел один на один с вратарем. Гол! Мяч, проскочив по правому боку, прямехонько, влетел в правый угол ворот.
-2:0, в пользу «Зеленцов», объявил судья.
«Смайлики» собравшись у штрафной черты, бурно обсуждая забитый гол, размахивали руками. Самому младшему, Игошеву Федору, рассерженный Дубинин отвесил подзатыльник. Свисток, и вновь мяч в игре. Осип Пырьев, из десятого класса, взяв инициативу на себя, вырвался к воротам «Зеленцов», обыграв защитника Ватрушина Николая. Защитник «Зеленцов», Старшов Клим, опоздал на доли секунды, когда Осип запустил мяч в ворота. Голкипер Царев Елисей, лишь коснулся его кончиками пальцев, кода тот пролетел у него над головой. Гол. Команда «Смайликов» запрыгала от радости, похлопывая своего игрока.
На трибунах болельщиков раздались звуки рожков, неприятно действующие на уши. Смальковцы ликовали, дудя в свои рожки.
Игра держала всех в напряжении. Несколько раз Валера пробивался к воротам соперников, но его непременно обыгрывал Хмырев Толя, который неотвязно следовал за ним по пятам. Переадресовав мяч Изину Эдуарду, он дал шанс ему вырваться к воротам «Зеленцов». Гол! Мяч, ударившись в штангу, влетел в пустые ворота. Счет стал равным. Свисток судьи объявил перерыв между командами.
Тяжело дыша и вытирая пот майками, команды поплелись на отдых. Преподаватели, обсуждая игру, вошли в кураж, делая прогнозы ее завершения. Директор, поглаживая бороду, прислушивался к спору между Вандышевым Артуром Генриховичем и Кулыгиным Всеволодом Ярославовичем. Они оба болели за «Зеленцов», но спорили о количестве забитых голов «Смайликам». Один утверждал, что счет будет 3:5 в пользу «Зеленцов», другой утверждал, что счет будет 4:5, в пользу «Зеленцов». Споря, они не услышали свистка к началу следующего периода. Лишь пробежавшие мимо них игроки прекратили на некоторое время спор, привлекая внимание к полю. «Зеленец» — Кирилл Попов, преследуемый Игошевым, передал мяч Цепелеву. Тот, вырвавшись вперед, был сбит с ног подножкой «Смайлика» — Пырьева, назначался штрафной.
Команда «Смайликов» выравнялась шеренгой, ожидая штрафного. Валера, прихрамывая, не торопился, казалось, он что-то подсчитывал в уме. Наконец разбежавшись, он пнул по мячу. Тот, взлетев, угодил прямо в голову Дубинину и, отскочив от его головы, полетел в противоположную сторону. Тут не растерялся Ватрушев Николай и, подпрыгнув, отбил его головой к воротам соперников. Мяч, вновь сменив траекторию полета, влетел в пустые ворота «Смайликов». Гол! Взревели трибуны.
-Невероятно красивый гол! – воскликнула Ванда Брониславовна, хлопая в ладоши.
-3:2, счет в пользу «Зеленцов», — радостно объявил Кулыгин.
-Ничего, «Смайлики» сейчас это мигом поправят, — сказал ему Вандышев.
Игра вновь набрала обороты, заставляя трибуны бурно переживать за свои команды. Несколько острых моментов и трибуны смолкали так, что над полем стояла мертвая тишина, чтобы потом вновь взорваться бурными криками, отреагировав на игру полюбившихся команд.
-Гол! – взревела трибуна «Смайликов», когда Изин забил гол в ворота «Зеленцам», опять сравнивая счет.
До конца периода осталось пять минут, и игроки ужесточили игру. Мешая, друг другу они гоняли мяч от одних ворот к другим. Ватрушев Николай из десятого класса с боем вырвал мяч у соперника и погнал его к воротам «Смайликов». Вид его был настолько пугающим, что Изин не решился идти ему на перехват. Дубинин, который мог легко свалить щуплого игрока одним ударом, увидев его зверское лицо, сбавил шаг. Игрок под номером шесть из команды «Зеленцы», вышел один на один с вратарем Клаусом Калининым. Клаус заметался в воротах, ему стало по- настоящему страшно. Остановившись в метре от вратаря, Николай с улыбкой на лице запустил мяч в левый угол ворот.
Гол! – закричал Вандышев, обнимая своего коллегу Кулыгина. – 3:4!
До конца матча оставалось две минуты, но они уже не значили ничего. Игра была сыграна в пользу «Зеленцов».
-Увы, коллега, мы оба ошиблись в счете, но оба оказались правы в победе «Зеленцов», — пожав руку Вандышеву, сказал Всеволод Ярославович Кулыгин. – Предлагаю это отметить прекрасным «Бургунским» из моего личного запаса.
-Не откажусь, коллега, — улыбаясь, ответил ему Артур Генрихович, и они рука об руку направились к школе.
Черноморов, ухмыльнувшись, погладил свою бороду. Его взгляд блуждал по трибунам, отыскивая Зеленца и Смалькова. У огромной толпы, которая собралась у команды победительницы, он заметил Вальку, который улыбаясь, принимал поздравления от Смалькова. Удивительно, но Смальков не испытывал вражды к этому юноше. Возможно, он чего-то не понимает, но эти двое не испытывали друг к другу неприязни. Даже его троица, жала руки победителям, улыбаясь. Директор нахмурился, он ожидал после этой игры беспорядков, а выходило все наоборот. Соперники похлопывали друг друга по плечам и, улыбаясь, обменивались рукопожатиями. Неужели «Олимпиада» делает с людьми невероятные чудеса? Враги, забывая споры, становились соперниками лишь на поле боя. Черноморов, задумавшись, медленно отправился в свой кабинет, ему было над чем задуматься.

-Поздравляю с победой, — Смальков дружески пожал Вальке руку. – Считаю, что игра удалась, несмотря на проигрыш нашей команды. Особенно был великолепен гол Николая Ватрушева. Так и вижу его в замедленном виде. Эх, жаль, что игру не снимали на видео.
-Да, гол был классным, — поглаживая свой лоб, рассмеялся Дубинин. – Ну, Цепелев, ты никак без своих математических расчетов не обойдешься. Ватрушев, откуда ты мог знать, что мяч полетит именно в твою сторону?
-Да понятия не имел, только смотрю, мяч в мою сторону летит, ну я и….
-Да ладно, подумаешь, один гол. Мы все равно вас в другой раз сделаем, — улыбаясь, сказал Изин. — Следующая игра среди малышни, вот там точно оторвемся. Будь уверен, я у них лично тренером буду.
Команды нехотя разошлись с поля, обсуждая свою игру.

Глава двадцать вторая
После полдника, когда ребята сделали уроки, в дверь робко постучали.
-Входите! – отозвался Сева, снимая заклинание.
В комнату вошла вся троица вместе со Смальковым.
-Привет, Артур, и ты тоже решил поприсутствовать на наших тренингах? – улыбаясь, спросил его Валька.
-Да они мне уже все уши прожужжали про твои тренинги, ты не против, если я тоже приму участие?
-Нет. Буду этому только рад. Надеюсь, нам не придется отнимать время на приготовление уроков?
-Нет, мы все уроки сделали, — отозвался Кулаков. – Это заклинание словно метелка, все по своим местам сметает. У меня даже в голове чувствуется какой-то порядок. Ты не в обиде, что мы про него Артуру рассказали?
-Нет, но я предпочитаю всего добиваться самостоятельно, — сказал Валька.
-Я тоже, но на первых порах я, пожалуй, воспользуюсь им пару раз для того, чтобы пополнить знания и догнать тебя.
— Только слишком не переусердствуй, а то эффект будет обратным, — усмехнулся Сева.
-Я это учту, — успокоил его Смальков.
-Коли обмен колкостями закончен, предлагаю приступить к тренингам, — сказал Валька. – Тренин такой, скажем, возьмем, к примеру, мебель. Нас здесь семь человек, каждый по очереди называет какой-нибудь предмет мебели. Следующий игрок повторяет за ним этот предмет, добавляя свой, третий игрок, перечисляя предметы первых, называет свой и так далее. Игрок, который не сможет перечислить по порядку все предметы, выбывает.
-Это очень сложно, — почесав затылок, сказал Кулаков.
-Давай попробуем, для того и существует эта игра для тренировки памяти, — возразил ему Валька.
-Хорошо, кто начинает?
-Ты сидишь первый, тебе и начинать, — сказал Рыскаль.
-Диван, — произнес Кулаков.
-Диван, кресло, — сказал Рыскаль.
-Диван, кресло, стул, — подхватил Хлыщев.
-Диван, кресло, стул, стол, — добавил Сева.
Перечисляя предметы мебели, ребята старались запомнить их очередность. Когда очередь дошла опять до Кулакова, он, хмурясь по пальцам стал перечислять их по порядку, справился он с этой задачей легко, но на втором круге сдался, все время сбиваясь с порядка. Вторым сошел с круга Хлыщев, третьим Сева, за ним Рыскаль. Наконец, сдался и Саня, продержавшись на двадцати двух предметах. Смальков ни в чем не хотел уступать Вальке, но после тридцатого предмета стал путаться и, наконец, тоже был вынужден сдаться.
-Ну, ты даешь! – восхитился памятью своего приятеля Кулаков.
-Валя, а ты сколько предметов можешь запомнить? – спросил Вальку, Сева.
-Примерно, с полсотни, больше не пробовал, не с кем было больше соперничать.
-Что ты еще можешь нам предложить? – спросил Кулаков.
-Похожую на эту же игру, только со стулом.
-Это как? – не понял его Макс.
-Очень просто: ставишь стул. Следующий игрок делает с ним какое-то движение, к примеру, наклоняет его вперед и ставит в первоначальное положение. Второй игрок повторяет все его движения, добавляя свое и так далее. Попробуем?
— Опять с меня начнем? – вставая с места, спросил Макс.
-Начинай, — кивнул ему Валька.
Кулаков, развернув стул, поставил его на попа. Вернув его на прежнее место, довольный, сел на место.
-Подумаешь, удивил, — фыркнул Жора, повторив все движения и добавив свое.
Стул в руках ребят стал словно живым, он переворачивался, крутился на месте, наклонялся то вправо, то влево, пока постепенно игроки не начали выбывать, оставив соперничать Вальку с Артуром. И опять, как в прошлый раз, победителем стал Валька.
-Давайте, я не буду участвовать, — предложил он, заметив, как Смальков стал замыкаться в себе. — Артур, для меня это почти ежедневные тренинги, а у тебя это только в первый раз, но уверяю тебя, результат у тебя очень хороший. Я начинал намного хуже, — приободрил его Валька.
-Откуда ты взял эти тренинги? — спросил его Артур.
-Случайно оказался на одних курсах. Мне это очень понравилось, и я стал этим заниматься со своими одноклассниками. Что самое интересное, после этих тренингов многие ребята повысили успеваемость в классе.
-М-да, очень забавно.
-Валь, давай в «прятки», — предложил ему Кулаков.
-Что, понравилось?
-Не то слово, — засмеялся он. – Представляешь, Артур, он у тебя под носом лежит, а ты его ищешь. Я, вообще, тащусь от этой игры. – Валька, давай начинай прятать предмет.
-Давайте сегодня возьмем ножницы, пусть они сегодня будут объектом для наших поисков, — Валька показал ножницы. – Условия всем известны? Подсказывать нельзя.
Ребята шумно вышли из комнаты. Валька посмотрел на платяной шкаф и сунул ножницы на самый его верх, высунул одно кольцо.
Еще час они потратили на игру, где каждый игрок, кроме Кулакова, смог стать ведущим.
-Никогда не думал, что будет так весело, — признался на прощание Артур Вальке.
-Рад это слышать, теперь ты сам сможешь занять своих друзей этими играми, пока мы готовимся к «Олимпиаде».
-Точно, я совсем забыл, что послезавтра троеборье. До завтра. Встретимся на тренировке, — махнул он на прощание рукой.
-До завтра на уроках, — поправил его Валька.

Глава двадцать третья
Валька уже стал привыкать к распорядку школьной жизни, хотя пролетевшая неделя показалась вечностью. Ему нравилось учиться в этой необыкновенной школе, постигать ее науки, вникать в таинства магии. Сегодня был урок домоведения, где он знал, должно произойти что-то важное в его жизни.
Борис Иванович Горун, за глаза прозванный Горынычем, сегодня был необычайно спокоен. Он посматривал на своих притихших учеников из-под «вороньего гнезда».
-Сегодня свой урок я начну с того, что спрошу вас о том, что значит зеркало в вашей жизни?
-Борис Иванович, но это же глупо спрашивать об этом, — фыркнула староста класса Агнесса Борг.
-Отнюдь. Я не имею тот факт, что вы Агнесса постоянно смотритесь в свое зеркальце, проверяя, осталась ли помада у вас на губах или не потекла ли тушь с ваших ресниц. Безусловно, у женщин зеркало имеет огромное значение в жизни, но помимо того, что мы видим там свое отражение, для чего еще оно нам нужно?
-Часто зеркала использовались в архитектуре. Благодаря им маленькие комнаты увеличивались, а в залах появлялось ощущение большего простора и света, — подняв руку, сказала Варя Смирнова.
-Ты права. Зеркало — поистине волшебный предмет. Оно способно раздвигать пространство и изменять весь вид помещения, создавая иллюзию света, тепла и воздуха. Однако с зеркалами следует обращаться очень аккуратно. Не стоит «наполнять» всю квартиру зеркалами, лучше разместить их в тех местах, где они действительно требуются.
Любое жилье начинается с прихожей. Она как бы лицо всего дома. Вам, думаю, не нужно представлять прихожую наших малогабариток, где двоим невозможно развернуться. Вот тут-то и приходят на помощь зеркала, способные, хоть и визуально, раздвигать пространство. Но напомню вам, что существуют некие негласные правила развешивания зеркал в наших домах. Во-первых, зеркало нельзя вешать напротив входной двери, так как оно замедляет течение положительной энергии, проникающей через входной проем. Во-вторых, по правилам нельзя вешать в прихожей небольшие зеркала. Человек, а тем более ребенок должен отражаться в полный рост. Искаженное или рассеченное на части отражение рассекает энергетический контур человека, нанося ему непоправимый вред.
В гостиной зеркало, как правило, не требуется. Его можно использовать как самостоятельную деталь интерьера помещения, заключив в рамку. Форма и размер зеркала не влияют на его энергетический потенциал. Зеркало в гостиной должно отражать только части интерьера и никоим образом окно или дверь. Два зеркала друг напротив друга создают нервозную атмосферу, приводящую к ссорам и скандалам. Действие зеркала как оберега увеличивается, если его вставить в раму, внутри которой оно аккумулирует положительную энергию. Нельзя вешать зеркало в спальне напротив кровати. А вот над ней можно, но опять же не во всех, а только в тех, где ночуют семейные пары. Отражение в зеркале увеличивает влечение супругов друг к другу, не давая остыть чувствам. Их любовь, отражаясь в зеркале, наполняет спальню положительной энергией, защищая сон и отгоняя болезни.
-Особенно тогда, когда жена страшная, как ведьма, — сказал Кулаков, вызвав смех в классе.
-А вот холостяку увидеть свое отражение над кроватью – означает продолжить свою жизнь в одиночестве, — остановившись у парты Кулакова, сказал Горыныч. – А ведь без семьи не может быть полного счастья. Высшие Силы, видя отражение человека в зеркале, считают, что он не одинок, а значит, не нуждается в помощи, и не дают ему семейного счастья. Чувство одиночества, отраженное в зеркале, преобразуется, наполняя пространство спальни негативной энергией, отсюда и нарушения сна, беспокойство, беспричинная раздражительность и, как следствие, психические заболевания.
-Никогда не повешу в своей спальне зеркало, — сказал Кулаков, — Мне мое здоровье дороже.
-Между прочим, зеркало, повешенное на внутренней стороне дверцы шкафа, где находится ваш гардероб, приносит много пользы. Тем более если шкаф небольшого размера и в нем скопилось большое количество одежды, часто ненужной. Не секрет, что одежда- переносчик энергии. Та одежда, которую не надевали в течение долгого времени, напитывается негативной энергией и заражает ею остальную одежду. Зеркало расширяет пространство и очищает вещи от негативного мусора, осевшего на ней. К тому же, распространяя внутри шкафа положительную энергию, зеркало как бы кодирует вещи, и самые любимые из них приносят удачу. Примеров этому очень много и я не буду на этом заострять свое внимание. Ухаживая за вещами, почаще проветривайте шкаф с одеждой и протирайте зеркало влажной мягкой тряпочкой, смоченной «серебряной» водой.
Одно из самых удачных мест для зеркала – это ванная комната. Именно зеркало защищает обнаженного и беззащитного в своей наготе человека от негативного влияния отрицательной энергии, но это только в том случае, когда в нем отражается вся фигура полностью. Вода, текущая непрерывно, усиливает положительное воздействие зеркала на человека, очищая его от последствий энергетических атак людской зависти. Зеркало отражает не только физическое, но и астральное тело человека. Поэтому оно меняет отрицательную энергетику на положительную. После окончания водных процедур следует снять с зеркала капельки пара и брызги воды, а после протереть его поверхность мягкой чистой тряпочкой, смоченной «серебряной» водой.
Хотелось бы вам напомнить правила, которые вы, безусловно, все знаете от родителей, переходящие из поколения в поколение. – Нельзя хранить в доме треснутые зеркала. На Руси всегда считалось, что, если зеркало треснуло, то это к беде. Нельзя смотреться в разбитое зеркало, так как оно нарушает энергетическую целостность человека. Смягчить негативное влияние треснувшего зеркала можно, протерев его «золотой» водой.
-А как приготовить «золотую и серебряную» воду, — не выдержав, спросила Зина.
-Вскипятите в небольшой эмалированной кастрюльке один стакан воды и положите в нее золотое кольцо или цепочку. Убавьте огонь до минимума и продолжайте кипятить две минуты. После того, как вода остынет, можете ей пользоваться.
-Так прозаично, — уныло произнесла Агнесса.
-Да уж, никакой романтики, — улыбнулся Горыныч. – Протирая треснувшее зеркало, постарайтесь не видеть своего отражения. Солнечная энергия лишь на некоторое время нейтрализует отрицательное действие треснутого зеркала. За то время, пока влага не высохла на поверхности, накройте его материей и вынесите на помойку.
Разбившееся на кусочки зеркало считалось предвестником большой беды — болезни или даже смерти члена семьи, причем не обязательно того, кто разбил зеркало. Осколки разбитого зеркала на астральном уровне разрушают биоэнергетическую оболочку человека, нанося тяжелые раны не только ему, но и всему дому. Это можно прекратить, если осколки завернуть во влажную материю и вынести из дома, где-нибудь закопав. Мелкие осколки нужно собрать при помощи тряпочки смоченной в «золотой» воде. Проверить прекратилось ли воздействие разбитого зеркала на ауру дома можно следующим способом: поставьте на то место, где разбилось зеркало любое комнатное растение на несколько часов. Если оно начнет вянуть, значит не все осколки покинули дом. Ну, а если с растением ничего не произошло, значит гроза прошла стороной.
-Я слышала, что зеркало способно изменить характер, так ли это? – спросила, Васильева Анна.
-Да. Люди всегда подсознательно тянулись к людям, излучающим светлую, доброжелательную энергию. Зеркало отражает только действительность, и как бы вы ни пытались приукрасить себя, ничего не получится. Этому и надо научиться. В первую очередь, измените отношение к себе. Встаньте перед зеркалом и вспомните кого-то, кто вам дорог. Тепло, наполнившее ваше тело, будет сигналом того, что энергия добра готова распространиться на вас. После этого посмотрите себе в глаза, если вы покажетесь себе симпатичным и доброжелательным, то именно таким вас и люди увидят.
-И все? – удивилась Агнесса.
-И все. Разве этого мало? Видеть улыбающуюся Агнессу намного приятнее, чем ее хмурое и вечно недовольное лицо.
-Я не хмурая, просто у меня такое лицо.
-Воспитай в себе доброжелательного человека. Для чего же ты тогда все время смотришься в зеркало? Поверь, косметика тут тебе не поможет, если внутри тебя спрятан недобрый человек. Выпусти его на волю. Ты сама потом увидишь, как люди изменят к тебе свое отношение.
-Я ведьма, мне ни к чему эти сантименты.
-А зря, добрым быть лучше, — вздохнул Горун. Последняя, завершающая фаза нашего урока – это способ исполнения желаний.
Класс тут же оживился.
-Еще в старину заметили, что если около зеркала положить какой-либо предмет, то их станет как бы два. И стали люди испытывать силу зеркала, кладя около него различные предметы. И оказалось, что, удвоив определенный предмет, зеркало выполняло желание, загаданное человеком, привлекая к нему удачу. Загадав желание, к примеру, привлечь коммерческую удачу, положите перед зеркалом монету, и тогда достаток не покинет ваш дом, а источники доходов не иссякнут. Или, загадав желание привлечь удачу в любовных делах, положите перед зеркалом золотое кольцо, и тогда объект вашей страсти непременно ответит вам взаимностью.
-На этом считаю, что я свою миссию выполнил, и вы на сегодня свободны, — весело сказал Борис Иванович и, словно ему в подтверждение, залился школьный звонок.
-Надо бы проверить, — сказал Кулаков, вставая из-за парты.
-Что именно ты хочешь проверить? – усмехнулся Рыскаль.
-А это тебя не касается. Вот если получится, тогда и скажу, а пока тьфу, тьфу, тьфу чтоб не сглазили, — постучал по столу Макс.

Глава двадцать четвертая
-Сегодня мы посвятим свой урок растениям удачи, — начала свой урок Ванда Брониславовна. – Огромное значение для создания биоэнергетической зоны в нашем доме играют комнатные растения. Они в не меньшей степени, чем животные, реагируют на появления негативной энергии. Это действует на увядание цветов, либо, наоборот, они растут так, как ни у кого другого. Идея перенести природу с улицы в дом не нова. Считается, что обычай украшать жилище различными растениями зародился в странах, где холодное время более продолжительно, чем теплое. Людям хотелось сохранить кусочек лета на весь год.
В средние века в Европе было модно строить помещения для экзотических растений, которые впоследствии стали называться оранжереями ( от французского слова апельсин). Это название возникло потому, что по мере освоения новых земель в Европу были завезены новые виды деревьев, и в первую очередь апельсины, вызвавшие настоящий ажиотаж в среде богатых модников и модниц. Конечно же, самыми роскошными были оранжереи при королевских дворах. Считалось, что посещая оранжереи, поэты и композиторы черпали вдохновение для создания великих произведений, а философы произносили мудрые изречения, которые оставались в веках. Наукой доказано, что растения положительно воздействуют на биоэнергетику человека, заряжая и активизируя его потенциал.
В России первым, кто обратил внимание ученых на необходимость разведения и культивирования заморских растений, был князь Голицын. Он и граф Шереметьев являлись владельцами самых известных оранжерей и зимних садов.
Если оранжереи и зимние сады были привилегией обеспеченных людей, то «средний класс» тоже стремился не отставать от моды. Поэтому растения прочно поселились в наших домах и квартирах. Постепенно обнаружилось, что польза от комнатных растений не только в том, что они украшают дом, но и в том, что общая атмосфера жилища становится более здоровой и радостной. В больших городах и мегаполисах растения очищают кислород, помогая дыханию. Они улавливают, радиоактивные излучения, собирая на себя пыль и вредные микроорганизмы. Вы только задумайтесь, какую пользу приносят нам комнатные растения, — Ванда Брониславовна любовно погладила листок фикуса. – Многие люди любят украшать свой дом букетами из срезанных цветов. Это, безусловно, красиво: цветы наполняют жилище прекрасным запахом. Вроде бы все правильно, однако здесь и заключается самая большая ошибка. Ни одно насильственно умерщвленное растение не может быть полезным. Почему? Да потому, что растение должно плотно соединяться с почвой. Любой цветок, которого лишили корней, все равно, что человек, которого разбил паралич. О нем можно заботиться, окружить особенной любовью, но счастливым от этого он себя не почувствует. А любое несчастное создание в доме – это большая энергетическая дыра, в которую проникает вся негативная энергия, которая отравляет атмосферу дома.
Конечно, нельзя выбрасывать срезанные цветы, которые вам дарят, потому что любой подарок, сделанный от души, уже энергетически ценен. Цветы, преподнесенные от всего сердца, долго не вянут. Это объясняется тем, что энергия доброжелательности подпитывает цветы и несколько нейтрализует их отрицательное действие. Вообще, нельзя выбрасывать цветы, пока они не завяли. Этим вы только увеличиваете их негативное поле, которым растения воздействуют на окружающую обстановку.
Как же нейтрализовать отрицательное действие срезанных цветов? Для этого следует ухаживать за ними с особой тщательностью и тогда «запах отчаяния» превратится в аромат благодарности и вреда от таких цветов не будет.
Отдельно нужно отметить, что расставлять цветы по комнатам нужно, учитывая цветовую гамму самого помещения и цветов. Недаром с древних времен существовал «язык цветов», который складывался не только из вида растения, но и из его цвета. Например:
желтый (солнечный) символизирует радость, жизнь;
серо-желтые и зеленовато-желтые – зависть, фальшь, измену;
оранжевый – солнце, мощь, радость;
красный – огонь, любовь, страсть, свобода;
фиолетовый — достоинство, роскошь, величие;
синий – спокойствие, серьезность;
голубой – верность, бесконечность, тоску;
зеленый – мир, богатство, плодородие;
белый – чистоту, невинность, целомудрие, а в некоторых странах Востока – этот цвет символизирует печаль, траур;
черный – печаль, траур.
Смысл сочетаний цветовой гаммы можно прочитать, исходя из вышеизложенных сведений.
Стоит добавить, что букеты из высушенных трав, цветов или тростника не внесут дисгармонию в энергетическую атмосферу дома. В основном, они нейтральны, а лечебные или травы — талисманы – полезны или вредны.
Нельзя не сказать об искусственных цветах. Так как некоторые люди любят окружать себя, цветами за которыми не нужен особый уход. Однако этого лучше не делать, так как не известно, какое настроение было у человека, создававшего этот цветок. Не поленитесь, изготовьте муляжи любимых растений своими руками, внеся свою любовь к цветам, тогда они будут служить вам как талисманы или обереги. Покупные же искусственные цветы лучше всего подходят для кладбища. Свой дом нужно окружать живыми очищающими и оздоравливающими растениями.
Нужно учитывать и тот факт, что не все комнатные растения бывают полезными. Одни растения, помогая одному человеку, другому могут навредить. Например, эхмея. Этот цветок полезен тем, кто чувствует неуверенность в себе. Тем, кто напорист и целеустремлен, она принесет только несчастья, так как излишек энергии разрушает ауру и приводит к бессоннице и раздражительности.
Есть растения, которые имеют отрицательное влияние на судьбу женщин, а к мужчинам они радушны. В народе их называют «мужегоны». Действие этих цветов таково, что они привлекают к женщине энергетический заряд, способный отпугнуть любого мужчину. Такие растения очень уютно чувствуют себя в жилищах одиноких женщин. Одно из таких растений, которого следует опасаться – стендаптус.
Существуют и растения-вампиры. К ним относятся всевозможные лианы и плющи. Их отрицательное действие заключается в том, что им требуется много пространства. Лианы оплетают комнату, уменьшая жизненное пространство других обитателей дома. Они оттягивают на себя не только влагу, но и живительную энергию, заставляя людей нервничать и ссориться. Однако эти растения хороши для лоджий и оранжерей. Главное, нужно следить, чтобы они не заглушали другие растения. К растениям-вампирам относят ландыши. Хрупкие и трогательные, они таят в себе яд, опасный для человека, а в соседстве с ними практически ни одно растение не имеет шанса на жизнь. Вообще любые ядовитые растения несут в себе заряд отрицательной энергии, разрушающий ауру человека.
Белые фиалки, напротив, прекрасные соседи людям и цветам в любом доме, так как они обладают очищающей способностью и освободят ваш дом от негативной энергии, связанной со злобой и завистью. Прекрасным «семейным» растением является алоэ. Он способствует сохранению мира в семье, так как улавливает и растворяет в себе отрицательную энергию семейных ссор.
Одно из самых интересных домашних растений – толстянка. Интересно оно тем, что способно притягивать удачу и достаток в дом. Люди не зря называют его «денежкино дерево». Даже своим внешним видом толстянка напоминает деревце, увешанное монетками. Дом, в котором хорошо растет толстянка, никогда не обеднеет.
Еще одним из интересных растений является кактус. Это наши помощники, которые улавливают и очищают биоэнергитические волны от скопившегося мусора. Недаром их ставят около мониторов компьютеров, телевизоров и микроволновых печей. Можно сказать, что кактус – это пылесос, который чистит ауру дома.
Если кактусы лучше всего ставить возле компьютера, то в кабинете следует выставлять растения-обереги и растения-талисманы, которые черпают энергию из дневного света. Например, садовую герань, которая служит талисманом личного процветания и успеха.
В спальне лучше всего размещать цветы, которые успокаивают, снимают напряжение и восстанавливают нормальный сон. Например, молочай, фиалка белая.
Для гостиной комнаты подходят растения, улучшающие настроения, гасящие ссоры. Например, азалия. Хороши в доме, где частые гости, кашпо с бегонией. Бегония королевская создает атмосферу доброжелательности, снимает тяжесть забот и тревог, скопившихся за день.
Хочу отметить, что с цветами, как и с любыми живыми существами, нужно разговаривать. Тогда они будут благодарны вам за это и непременно создадут комфортное настроение, вылечат болезни и защитят от негативных энергетических атак со стороны людей. Игнорируя растения, вы обижаете их, и цветы перестают расти или болеют, а с ними болеют и все, кто живет в доме. Обращайтесь с растениями так же, как бы вам хотелось, чтобы обращались с вами, — ведь это ваши энергетические братья. Заведя растения, вы не только оздоровите ауру дома, но и превратите свою жизнь в весну.
-Завтра же заведу себе кактус, пусть очищает мою комнату, — сказал Кулаков.
-Почему завтра? Ты можешь сделать это сегодня же. В школьной оранжерее вы найдете немало растений, которые превосходно украсят ваши комнаты, — сказала Ванда Брониславовна. – Только не забывайте заботиться о них. Даже кактусу нужна вода.
-Ванда Брониславовна, а у Вас есть фиалки? – спросила преподавателя Варя.
-Конечно, и не только белая, но и розовая и фиолетовая. На этом мы закончим наше занятие, а после уроков милости просим в оранжерею.

Глава двадцать пятая
На урок по маговедению, Валька попал впервые. Хильга Эриковна Лисмяэ была высокой блондинкой с ярко — голубыми глазами. Типичная красавица из Прибалтики. Ее говор чуть с акцентом напомнил Вальке эстрадную певицу Лайму Вайкуле. Строгий костюм подчеркивал стройную фигуру, а легкий платок, повязанный вокруг шеи, говорил об изысканном вкусе.
-Сегодня мы поговорим о талисманах, оберегах и амулетах, — начала Хильга Эриковна. – Талисманом или оберегом может служить не только предмет, но и животное. Сегодня мы поговорим о талисманах и оберегах, являющимися артефактами, то есть, изделиями рук человеческих.
Для начала давайте разберемся, чем же отличаются талисманы от оберегов.
Итак, талисман – это предмет или вещь, которая служит для определенной цели. Например, приносит своему хозяину удачу. Амулеты, в сущности, то же самое.
Обереги же служат для охраны и защиты. Само название «оберег» говорит о его предназначении – в древности всегда давали хоть и несколько наивное, но очень верное и конкретное название всему, что окружало людей, будь то предмет или действие.
Подробный разбор начнем с талисмана. С какой же целью их следует использовать? Во-первых, конечно же, для защиты родного дома, себя и домочадцев. Во-вторых, для укрепления семейных связей, то есть для привлечения мира, любви и счастья. Я дам вам лишь несколько советов, как использовать талисманы в нашем мире.
Традиционным талисманом, призванным привлекать в дом семейное счастье мир и любовь, являются кольца. Не те обручальные кольца, которыми обмениваются жених с невестой в день свадьбы, а кольцо-талисман, служащее для привлечения семейного счастья. Прикрепляется такое кольцо под спальным местом. Покупать дорогой предмет для этой цели не следует, лучше изготовить самостоятельно. Сделать его можно следующим образом: взять тонкую серебряную нить и свить из нее кольцо по размеру большого пальца мужа. При этом муж должен держать кольцо правой рукой, а жена должна пропустить через его середину струю холодной воды из кувшина три раза, приговаривая при этом: «Нить серебра соединись кольцом, как соединились наши руки, вода прозрачная, смой разлучников и завистников, чтоб миновали наш брак несчастья, а поселилось в доме счастье».
Кольцо, благодаря своей форме, «запоминает» поставленную перед ним задачу, а вода смывает всю отрицательную энергию как с самого кольца, так и с рук мужа. Затем воду выливают в восточной части дома. Затем кольцо закрепляется под спальным местом.
Следующий, не менее популярный и в древности, и в наше время — талисман здоровья. Издревле таким талисманом считалась деревянная тарелка, в наши дни ей может служить фарфоровая или керамическая. Следует помнить, что не каждая тарелка несет в себе «заряд здоровья», а только та, над которой проведен определенный обряд.
Тарелку, которая станет талисманом, следует обмыть «серебряной» водой, дать подержать в руках всем членам семьи и сказать: «Виси на стене, укрепляй наш дух, цели наши тела, не позволь хвори-напасти ни в дом войти, ни в нем поселиться, а коли войдет, дай знать – расколись, потрескайся». Если тарелка раскололась или появились трещины, ее нужно разбить на мелкие осколки и вынести подальше от дома.
Еще один немаловажный фактор: тарелка непременно должна висеть на стене, на кухне, желательно слева от окна.
Для материального достатка в семье существует множество ритуалов и талисманов. Самым распространенным талисманом богатства является монета. Согласно русским поверьям, не любая монета принесет достаток в дом, а только та, которая «сама показалась солнцу, сама далась в руки». То есть та, которую вы нашли днем. Храниться такая монета должна исключительно в помещении, при этом над нею должен быть проведен определенный обряд. Для этого нужно поплевать на монетку с обеих сторон и сказать: «Как тебя мне Бог послал, так пусть и богатство пошлет. Ты его сохрани, сбереги и дай приумножить». Если положить ее под порог, то энергетика талисмана не позволит доходу «уйти из дома», а «впускать добро станет беспрепятственно». А если держать монету –талисман в шкатулке, стоящей в центральной комнате справа от входной двери, то она будет вбирать в себя зависть людей к вашему достатку и трансформировать ее в энергию, притягивающую удачу в финансовых делах.
Теперь поговорим об оберегах.
Обереги, как уже говорилось ранее, призваны защищать от негативной энергии. Они могут быть изготовлены из любого материала, потому что материал способен усиливать или уменьшать энергетику воздействия на окружающий мир, а предмет, так сказать, «работает сторожем».
Рассмотрим несколько примеров оберегов, сделанных руками человека.
Деревянные обереги могут быть изготовлены из любого подходящего вам дерева. Таким деревом является, например, береза. Фигурки, вырезанные из березовой древесины или сплетенные из ее древесины, не только ограждают от негативной энергии, но и нейтрализуют ее внутри дома.
Обереги, изготовленные из металла, обладают также сильным охранным потенциалом. Особенно изделия из драгоценных металлов золота и серебра. Повсюду в доме держите небольшие серебряные вещи, к которым вы обратились с просьбой, чтобы они уберегли дом от черных сил: на кухне – серебряную ложечку; в комнатах – рамки для картин или фотографии с серебряными уголками и т. д., можно использовать также серебряные украшения или проволоку.
Примерно так же, как серебро, действуют обереги, изготовленные из других металлов. Всем известен, например, такой оберег, как подкова на двери. Она не только не впустит негатив в дом, но и привлечет в жилище удачу и счастье.
-Скажите, Хильга Эриковна, — поднял с места руку Валька, — Может ли талисман быть одновременно и оберегом?
-В принципе, почему бы и нет. Многие маги имеют такие талисманы-обереги. Впрочем, у каждого из вас должен быть свой талисман-оберег, выполняющий функцию защиты и удачи.
-А если такого нет? – спросила Зина.
-А если у вас до сих пор его нет, необходимо его либо срочно приобрести, либо сделать самим.
-А как узнать, будет ли сделанный талисман тебе помогать? – задала следующий вопрос Зина.
-Для начала ты должна понять, что это именно твой талисман. А материал для приготовления оберега выбери любой, к чему душа твоя потянется. Тех, у кого нет своих талисманов, прошу остаться после урока, думаю, я смогу вам помочь в выборе артефакта или материала, из которого вы его сделаете.
Звонок разорвал наступившую в классе тишину, и все, разом зашумев, поспешили из помещения. В классе осталось несколько человек: трое пареньков и две девушки. Хильга Эриковна с удивлением посмотрела на своих учеников.
-Я так поняла, что у вас есть ко мне вопросы?
-Да, — Зина, смутившись, посмотрела на ребят. – Видите ли, у меня никогда не было никакого оберега. Вы не подскажете, из чего мне его сделать?
Хильга Эриковна с интересом посмотрела на девушку. Протянув к ней руки, она медленно закрыла глаза.
-Очень интересно, — после минутной паузы произнесла она. – Стихия огонь. Сейчас в твоей душе полный хаос, но ты стараешься его унять, и тебе помогает очень сильный маг, но он тоже нуждается в помощи, — Хильга Эриковна резко открыла глаза и посмотрела на Вальку. – Ты, юноша и ты, девушка, останьтесь, остальным выйти из класса.
Ребята, переглядываясь, вместе с Варей вышли из класса.
-У тебя тоже проблемы с талисманом? – спросила она, глядя на Вальку.
-Да. Он есть, но мне его не передали.
-Ясно, — кивнула учитель маговедения. Его срочно нужно найти, иначе твои занятия в этой школе далее невозможны. У тебя нет защиты, а это очень опасно.
-Но я могу сделать свой талисман, — защищаясь, сказал Валька.
-Этого мало. В талисмане, переходящем из поколения в поколение скрыта мощная защитная сила, ты лишь можешь добавить в нее свою частицу, но зачем изобретать велосипед, когда он был изобретен до тебя. Я доложу о тебе директору, он подскажет, где тебе следует его искать. А что до девушки, то здесь другой случай. У нее действительно нет своего талисмана, и ей предстоит о нем позаботиться. Хотя, погодите, — Хильга Эриковна закрыла глаза. – Вас связывает что-то общее. Не пойму, вы случайно не родственники?
Валька и Зина переглянулись и замотали головами.
-Но я чувствую кровное родство. Есть еще среди вас один человек, который очень близок с девушкой по крови. Неужели? – Хильга Эриковна побледнела, затем всмотрелась в Зинино лицо. – Невероятно! Я не могла ошибиться! Я немедленно должна сообщить об этом директору! – она стремительно вышла из класса.
-Ты что-нибудь понимаешь? – спросила озадаченно Зина.
— Могу ошибиться, но думаю, что у тебя здесь учится какой-то родственник.
-Что? Ты думаешь, что говоришь?
-А почему бы нет? Варя рассказывала, что у Смалькова похитили сестру в раннем возрасте. А тебя, примерно в этом же возрасте, подкинули в детский дом. Есть вероятность, что Смальков твой родной брат. Он тоже рыжий.
-Эдак все рыжие могут стать моими родственниками. Но какое родство между тобой и мной?
-Если верить Хильге Эриковне, то дальнее.
-Да, есть о чем подумать.
Они вместе вышли из класса.
-Вы чего там такое наговорили, что Хильга пулей вылетела из класса? – спросил Сева.
-Она, что, у вас ясновидящая?
-Ну да, — кивнул Сева.
-Если верить ее словам, то мы с Валентином дальние родственники. Но главное, что у меня здесь учится родственник более близкий.
-Кто он? – спросили ребята и Варя одновременно.
-Кабы знать? – пожала Зина плечами. – У Вали есть предположение, что это может быть Смальков.
-Вот не повезло-то, если это так, — качая головой, сказал Сева.
— Артур неплохой, его таким отношение в семье сделало. Вспомните, как переживает его мама о потере дочери.
-Это еще нужно доказать! – сказал Сева.
-Вы еще здесь? – глядя на ребят, обрадовалась Хильга Эриковна. – Зина, ты что-нибудь помнишь из своей жизни?
-Вы про детский дом? Чтоб ему пусто было.
-Пожалуйста, никаких негативных эмоций! Ребята, вы идите, мне необходимо поговорить с Зиной наедине, — нетерпеливо взмахнув в сторону ребят, сказала Хильга Эриковна.
-Но у нас сейчас будет урок латыни, — возразила Варя.
-Ничего, я Артуру Генриховичу потом все объясню. Вы идите, идите, скоро звонок будет, — она увела Зину обратно в класс.
-Видать, что-то серьезное, — предположил Саня.
-Прикинь, если Зина действительно окажется сестрой Смалькова, — усмехнулся Сева.
-Неужели вы не порадуетесь за нее, если она наконец-то приобретет семью, папу, маму и брата? – сокрушенно качая головой, произнесла Варя.
-Мы будем очень рады за нее. Но пока не говорите ничего об этом Смалькову, вдруг наши предположения не верны, — сказал Валька.
Вместе со звонком они влетели в класс.

Глава двадцать шестая.
Сева в нетерпении вертелся весь урок. Валька, как мог, его сдерживал, постоянно тыча в бок. Артур Генрихович заметив нервозное состояние Верещагина, заметил:
-Всеволод, у Вас, что, в одном месте шило колет?
Дружный смех охладил немного Валькиного приятеля, но все равно он в нетерпении то и дело посматривал на свои часы. Как только прозвенел звонок, он потащил друзей в коридор, где их уже поджидала Зина.
-Ну, чего от тебя Хильга хотела? – накинулся он на нее.
-Да все про мое детство расспрашивала, помню ли я своих папу и маму. Да откуда же их помнить, если я совсем грудничком в детдом попала.
-И это все? — раздосадовано спросил Сева.
-Все, — пожала она плечами.
-Думаю, она на этом не остановится, — предположила Варя. – Всем известно, какая Хильга упертая, вот увидите, скоро здесь мама Смалькова будет.
Словно подтверждая ее слова, по коридору пронеслась Хильга Эриковна. Она явно куда-то спешила. Вскоре она уже шла по коридору с женщиной, одетой во все черное. Высокая женщина скрывала свое лицо под вуалью черной искусно сделанной шляпки. То и дело, промокая слезы, она вытирала их платком.
-Я боюсь ошибиться, но вероятность, что это именно она, бесспорно, есть, — озираясь, тихо говорила она своей спутнице.
-Сколько ей лет? — спросила мама Смалькова.
-Двенадцать. Очень талантливая девочка. В свои двенадцать, она учится в восьмом классе. Очень эмоциональная, обладает телекинезом.
-Моя прабабка могла на расстоянии воспламенять предметы, — сказала женщина в черном.
-Зина! Вот ты где? – обрадовалась Хильга Эриковна. – Ты не против, если эта дама задаст тебе пару вопросов? – остановившись возле ребят, спросила она Зину.
-Я уже Вам все рассказала, ничего нового добавить не могу, — пожала плечами Зина, начиная заметно нервничать.
-Она похожа на моего….
-Ольга Феликсовна, — перебила ее Хильга Эриковна, давайте расспросим девочку обо всем в классе.
-Да, да, конечно, — она протянула к девочке руку.
Зина с подозрением посмотрела на женщину.
-Зина, идем же, это не займет много времени, — приободрила ее Хильга Эриковна. – Ребята, а вы идите, Зина после с вами поговорит, — уводя девочку, сказала она.
-Только зря нервы Зинке треплют, — вздохнул Саня.
-А вдруг, она и впрямь ее мамой окажется? – провожая подругу взглядом, сказала Варя.
-Эй, троица, вы чего опять заговор против нас затеваете? – появившись из-за угла, спросил Рыскаль.
-Это вы против нас все время чего-нибудь затеваете, а мы и не думали, — ответил ему Валька.
-А чего это вашу рыжую Хильга куда-то вместе с Артуровой мамой повела? Чего она опять натворила?
-Самим бы хотелось узнать, — буркнул Саня.
-Что-то вы темните ребята, — обиделся Жора.
-Сам скоро все узнаешь, — отмахнулся от него Сева.
-Чего узнаю? Ты давай выкладывай все начистоту. Чего это вдруг Смальковская мать сюда примчалась из самой Москвы? У Артура все тип-топ, к экзаменам готовится.
-Да причем тут Артур? – разозлился Саня.
-Вот и я о том же. Чего бы ей в школе делать?
-Ты, Жора, иногда такой прилипчивый, как репей становишься, спасу нет. Сказали же тебе, не знаем мы ничего, — ответила ему Варя.
-Так я вам и поверил.
-Верь или нет, нам от этого не легче, — пожала она плечами. – Только Артуру пока ничего не говори.
-Само собой, я ему не враг. Он, как свою мать увидит, весь аж в лице меняется. Сам не пойму, чего это между ними происходит.
-Может он боится ее? – предположил Сева.
-Нет, тут, типа, вину он перед ней какую-то чувствует. Сам толком ничего не пойму. Артур эту тему закрыл, а мы и не встреваем.
-Вот и не встревай дальше, скоро все само образуется, — в тон ему, ответил Сева.
-А ты чего это так со мной разговариваешь? – обиделся Рыскаль.
-А ты прекрати на блатном жаргоне разговаривать. Ты что сидел в местах не столь отдаленных? — спросил его Валька.
-Нет.
-Так разговаривай по-человечески.
-Вы чего на меня кидаетесь?
-Иди, Жора, если чего узнаем, расскажем, — строго посмотрев на мальчишек, сказала Варя.
-Ладно, пойду, но имейте в виду, я все ваши козни против Артура на чистую воду выведу.
-Да ничего мы не замышляем про твоего Артура, мы за нашу Зину беспокоимся, — отмахнулась от него, как от назойливой мухи, Варя.
— Вот привязался, — пробормотал Саня, провожая его взглядом.
-Ладно, потопали на урок, Татьяна ужас как опоздания не любит.
— Разве сегодня эстетика? – удивился Валька.
-Не эстетика, а магическое рисование, — напомнила ему Варя. – Заклинания и руны правильно учиться рисовать будем.
-А какая он, ваша Татьяна Леопольдовна? – спросил ее Валька.
-Сам скоро увидишь. Рассказать об этом словами невозможно.
Звонок застал их уже за партами. На каждом столе стояла чернильница — непроливашка и несколько гусиных перьев в стакане.
-Ого! – удивился Саня, — Напоминает времена Пушкина. Неужто стихи писать начнем?
-Рисовать начнем, — буркнул Сева. – Опять все руки в чернилах будут, а они такие въедливые, потом фиг чем отмоешь.
-Теперь я понял, почему у некоторых учеников пальцы синие.
— Вот и я про то же. Ну, поставила бы тушь, так нет, ей чернила больше нравятся.
-Так тушь тоже руки пачкает.
-Так она хоть смывается теплой водой, а эта такая зараза.
— Здравствуйте, ученики! – прервав все разговоры, сказала Татьяна Леопольдовна, миловидная брюнетка. – Сегодня мы займемся тем, что начнем рисовать свои инициалы. Из истории вы знаете, что инициалы широко использовались знатью в виде вензелей. Каждый уважающий себя дворянин имел посуду со своим вензелем, не говоря уже об одежде и гербе на своей карете.
-Но мы же не дворяне, нам вензеля ни к чему, — выкрикнул с места Кулаков.
-Тем не менее, мы займемся тем, что начнем начальные буквы имени и фамилии переплетать в образующий узор. В конце урока поставлю оценку.
-Так не честно! – подал свой голос Хлыщев. – Я не умею рисовать этими штуковинами, опять после урока Вы меня парту заставите мыть.
-И заставлю, пока ты не научишься держать эту, как ты выражаешься, штуковину, держать в руках. Заметьте, что все ваши учебники написаны именно этими «штуками». Жаль, что директор отменил учащимся задание переписывать учебники от руки, а разрешил использовать уже готовые. Это приучает к дисциплине, развивает память и развивает моторику рук. Красивый почерк еще ни кому не вредил, а то пишете, как курица лапой.
Между прочим, у Пушкина тоже не ахти какой почерк был, — вставил свое слово Рыскаль.
-Ему простительно, он был гением. Если еще будут какие-либо реплики с места, снижаю оценку на балл, время пошло. Для начала разрешаю использовать для черновика карандаш. Чистовик сдавать в чернилах.
-Татьяна Леопольдовна, почему именно чернила, а не тушь?
-Потому что тушь закончилась, а чернил на складе еще на сто лет хватит.
Тяжело вздохнув, Сева стал выводить свои инициалы на бумаге. Валька увлекся работой так, что сделал полсотни эскизов и из этой полсотни выделил лишь три рисунка. Буквы его имени и фамилии напоминали сдвоенную букву «В». Буквы, нарисованные латинским шрифтом, послужили основой для римской цифры 5, переплетенной буквой Z. Можно было только догадываться то ли это буква в букве, либо цифра в букве.
-Молодец! – похвалила его проходившая мимо учительница. – Интересный подход к своему имени. Обычно в вензелях используют растительную вязь, а ты использовал не только латинский шрифт, но и животную тематику. Скорее твой рисунок напоминает мне герб. Сова, необычная символика и двойственная в смысловом понимании. Она говорит о мудрости этой птицы, ночном образе, а у некоторых неформальных группировок обозначает смерть неприкаянных душ, не обретших на земле вечного покоя.
-Мне больше импонирует мудрость, — ответил ей Валька.
-Хорошо, можешь приступать к чистовому варианту, — кивнула она. Взглянув на Севу, она покачала головой.
-Верещагин, посмотрел бы на своего приятеля, смотри сколько вариантов. Взял бы за основу хотя бы букву «В».
Ребята, вспомните герб рода Романовых. Прописная буква «Р», ничего сложного. Екатерина Великая имела вензель в виде прописной буквы «Е» и римской цифры 2. Агнесса, используй готику, это характерно для твоего стиля. Вижу, что все же вас увлекла тема, поэтому разрешаю сдать свои работы на следующем уроке, — смилостивилась Татьяна Леопольдовна, поглядев на часы.
Сева с облегчением посмотрел на свои спасенные пальцы. Зато парта Хлыщева, как всегда была, измазана чернильными кляксами.
-Твое счастье, что наш урок последний, и ты никуда не опоздаешь, — тяжело вздохнув, сказала Татьяна Леопольдовна, указывая ему на тряпку и ведро с мылом.
-Я не виноват, что чернила постоянно капают на парту, а перо под нажимом трескается и ставит кляксы.
-О таких, как ты, говорят – сила есть, ума не надо. Я уже устала тебе говорить, что нужно слегка обмакивать перо и не давить так сильно.
-Татьяна Леопольдовна, да разрешите же нам пользоваться фломастерами, всем будет только от этого лучше и для Вас, и для нас, для него, и для мебели, — взмолился Сева.
-Хорошо! – подняв руки к верху, сдалась, наконец, учительница. – Вижу, что мне вас не приобщить к старине, да, видимо, и не надо, когда прогресс налицо. Хорошо! Эскизы сдать к следующему уроку в цвете. Только не используйте многоцветье, лучше всего один или два цвета. Все свободны, кроме Хлыщева. Он моет парту.
-Татьяна Леопольдовна, сейчас же обед начнется.
-Обед подождет. Во вторую смену поешь.

Глава двадцать седьмая
Зина сидела в столовой за обеденным столом. Ее глаза были красными от слез, а нос припухшим. Она нервно перемешивала картофельное пюре вилкой, то закапывая котлету, то откапывая ее. Вонзая вилку в прожаренные бока котлеты она поднимала ее над тарелкой, но не решаясь поднести ко рту снова опускала в тарелку. В таком состоянии и застали ее друзья.
-Зин, ну как прошла встреча? – тихо спросила Варя.
-Валька был прав, Смальков похоже действительно приходится моим братом. Ольга Феликсовна говорит, что мы очень похожи.
-Да мало ли похожих людей на свете, вон сколько двойников у артистов есть, — сказал Сева.
-И у всех родимые пятна на тех местах, где им при рождении должны быть имеются?
-А что у тебя родимое пятно есть? – удивился Саня.
-Есть и не одно, а целых два.
-Именно на том месте, что у дочери Смальковых при рождении были? – ахнула Варя.
-Вот именно.
-Так чего же ты ревешь? Радуйся, что родителей и старшего брата обрела, — улыбнулся Валька.
-Да поймите, не так я себе все это представляла.
-Да мало ли что ты себе представляла, в действительности оно всегда не так все оказывается, — возмутился Сева. – Я вот в детстве тоже в Деда Мороза верил, а на самом деле это просто дядька приходил с наклеенной бородой и дарил мне совсем не то, о чем я так мечтал.
-Скажи, разве ты не рада, что у тебя теперь мама есть?
-Рада, — пожала Зина плечами.
-А какая она, твоя мама? – спросил Саня, — Мы ее под вуалью не рассмотрели.
-Очень красивая. Волосы у нее, как у нас с Артуром, только на висках седые.
-А где она сейчас? – спросила Варя.
-Уехала в детский дом, где я до этого жила. Документы на удочерение делать. И еще, Хильга Эриковна про какую-то экспертизу все твердила.
-Генетическую, это чтоб на все 100% уверенной быть, — сказал Валька.
-Вы только Смалькову ничего не говорите пока. Хочу быть уверена, что я действительно его родная сестра.
-Если это так, то какой груз с Артуровых плеч спадет. Ведь он считает, что тебя из-за него украли. А ему в ту пору всего два года было, — сказала Варя.
-Как это так? – удивился Сева.
-Его мама в магазин с ними пошла. При выходе из магазина Артур заупрямился и в магазин обратно побежал. Его мама коляску у магазина оставила и за ним побежала. Когда они вместе вышли, коляски уже не было. Ее потом в трех кварталах нашли пустую. После этого мама Артура во всем его винить начала. Если бы Артур не убежал, коляску бы не украли.
-Теперь понятно, в каком аду ему жить пришлось, — тихо произнес Валька.
-Во всем быть первым, чтобы мама гордилась, — подхватил Саня.
-Только иногда всему этому конец приходит, не удивительно, что он где-то сломался, — добавил Сева.
-Опять шушукаетесь? – раздался вдруг голос Рыскаля, заставив всех друзей невольно вздрогнуть.
-Вот, черт, напугал, — ударила его Варя.
-О чем это идет разговор?
-А тебе какое дело? – огрызнулся Саня.
-Все нас в подлости подозреваешь? – спросил Сева.
-Как говорится, доверяй, но проверяй. А чего это у вашей подружки нос и глаза красные?
-Жора, отвали, и без тебя тошно, — сказал Валька.
-Я тут краем уха слышал, что у Смалькова, якобы, сестра нашлась и в нашей школе учится.
Девчонки и ребята уставились на Жору.
-Откуда такие сведения? – спросила Варя.
-Хильга про это Татьяне говорила, пока Хлыщ парту скоблил.
-Хлыщев слышал?
-Не-а. Так увлечен партой был, что ничего не слышал.
-А где при этом Смальков с Кулаковым были?
-Вышли покурить.
-Смальков курит?
-Нет. Так, кое-с кого долги стряхнуть пошел.
-Ты про это пока Артуру ничего не болтай, факт еще не совсем проверенный.
-Я не идиот, — в упор, глядя на Зину, сообразив, наконец, ответил он. – Вы только прикиньте, какое облегчение для Артурика будет. Ведь это проклятием для него всю жизнь было.
-Жора, мы умоляем, помалкивай пока, — умоляюще, сказала Варя.
-Скажи, вам про свое отношение к найденной сестре Смальков ничего такого не рассказывал?
-Он однажды проговорился, если бы только вернуть время вспять, а потом он сам хотел очень найти свою сестру. Правда, правда.
-Давайте надеяться, что все хорошо закончится и трагедия в семье Смальковых навсегда уйдет в прошлое, — улыбнувшись, произнесла Варя. – Мы все за тебя кулаки держать будем.
-Меня другое беспокоит, — задумчиво, глядя на Вальку, сказала Зина. – Ты помнишь, что Хильга Эриковна про нас сказала?
-Да. Если твоя мама помнит всю родословную, возможно, мы приходимся друг другу дальними родственниками.
-Ничего себе! — присвистнул Жора. – Вот это новости! Я же сегодня спать не смогу.
-Жорка, если болтать начнешь, ей богу, тебе темную устроим, а то, чего доброго, я и подпалить могу, — пригрозила ему Зина.
-Все, молчу. Ребята, я- могила, слово мага. Чтоб от меня тухлятиной неделю воняло, — поклялся Рыскаль.
-Ладно, принимается, — усмехнулся Сева. – Вон, твои друзья нарисовались, иди уж.
-Вы, как хотите, а я что-то проголодался, — напомнил ребятам Саня.
-За такими новостями и про обед забыли, — спохватился Сева, любивший покушать.
-И то правда, — улыбнулась Варя. – Вы за наш столик?
-Если дамы не возражают, — улыбаясь, ответил Валька.
-Дамы не возражают, — ответила, улыбнувшись, Зина. – Всегда хотела иметь обаятельного старшего брата.
-А я сестру.
-Ну, хватит вам любезничать, обед остынет, — напомнил им Сева.
Усевшись за стол с девчонками, ребята принялись за вкусный обед. Рыскаль с завистью посматривал в их сторону, жалея о том, что дал клятву молчания. В последнее время ему не хотелось вести себя как заправскому хулигану, хотелось уважения. Ему перестал нравиться ужас и страх в глазах малышни и презрение одноклассников. Он замечал, с каким обожанием посматривают на новичков девчонки, то и дело шушукаясь у стен. Мальчишки помладше старались подойти к Вальке с каким-нибудь вопросом или просьбой, и для всех он находил время. Даже для них, отпетых хулиганов, он нашел время. «Надо бы присмотреться к этому Зеленцу повнимательней. Даже уравновешенный Артур, как бы не сопротивлялся, все же тянется к нему, а если еще и родственником ему окажется, совсем не разлей — вода будет». Нехорошее чувство ревности засосало под ложечкой. «А с виду, обыкновенный парень, ничего особенного, не считая его глаз, конечно. Но не глазами же он всех берет?»
-Жорка, ты чего, не слышишь? – толкнул своего приятеля Кулаков.
-Чего тебе? – спохватился Рыскаль.
-О чем задумался?
-Да так, ни о чем, — вяло отмахнулся от него Жора.
-Я тебя уже в третий раз спрашиваю, на тренировку пойдешь?
-Да, конечно.
-Ты чего такой сегодня странный? – спросил его Макс.
-Похоже, он в рыжую влюбился, — хохотнул Хлыщ.
-Да ни в кого я не влюбился.
-А чего тогда в их сторону смотришь?
-Куда хочу, туда и смотрю.
-Жора, а и правда, ты сегодня не такой, как вчера, — улыбнулся Артур.
-Да во, т смотрю я на этих новеньких и не пойму. Ведь я сильнее этого разноглазого, а к нему люди тянутся, а нас боятся.
-Это потому что он добрый и всем помогает, а ты хулиган, от которого только одни неприятности, — сказал Артур.
-Это я понимаю. Только вчера я бы его отлупил так, чтоб надолго помнил, кто тут хозяин, а сегодня не хочу. Артур, что со мной?
-Это ты взрослеешь, детство из тебя шальное вышло, а в образовавшуюся пустоту еще ничего не вошло.
-Ты так думаешь?
-Не знаю, — пожал плечами Смальков.
-Это на тебя так весна действует, — хмыкнул Кулаков. – Ля, ля — тополя, любовь-морковь.
-Да пошел ты. Я ему про Фому, а он мне про Ерему. Я серьезно, надоело быть хулиганом, постоянно видеть страх в глазах. Хочу, чтоб уважали и не боялись меня. Вон, как Вальку. Для всех у него слово найдется и время, даже для нас время нашел. Другой бы плюнул на нас, прошел бы мимо, а он руку помощи протянул.
-Ну и иди, с ним целуйся, — погладив футболку, сказал Хлыщев.
-А Жорка правильно говорит, — поддержал его Артур. – Мне так давно осточертело подонком по школе ходить. Я бы в учебу с головой.
-Так ты нас бросаешь? – уныло произнес Макс.
-Да не бросаю я вас, только нужно людьми становиться, а не отбросами. Думаешь, мне нравится, когда на меня с ужасом пальцем указывают?
-А как же соперничество?
-А его никто пока не отменял. Нужно еще доказывать, что мы не верблюды. Давайте-ка людьми становиться. Ты, Кулак, на учебу поднажми и не кидайся на всех. Тебе, Хлыщ, тоже пора за ум браться, вон какой верзила вымахал, а ведешь себя, как обидевшийся на весь свет младенец. Хотите, чтобы вас уважали, ведите себя по-человечески и помогайте по возможности.
-А если не хочется? – надулся на Артура Хлыщев.
-А если не хочется, я тебя насильно не держу, ищи себе другого товарища.
-Артур дело говорит.
-Я не пойму, вы что, перед этими новенькими выпендрится хотите? – не выдержал Хлыщ.
-Дурак ты, Вася, — покачал головой Рыскаль. – неужели тебе не противно, что от тебя все шарахаются.
-Нет, мне прикольно.
-А мне противно. Ты посмотри, как вокруг классно. Люди живут интересной жизнью, а мы ищем пятый угол, не знаем, чем от безделья заняться.
-Я бы картингом занялся, люблю с техникой повозиться, — мечтательно произнес Кулаков.
-Ха, когда это ты техникой занимался? – засмеялся Хлыщев.
-Я летом у дедушки, все время в гараже пропадал. Он меня постоянно с собой брал. Я даже его «Запорожец» водить научился.
-Значит, я в меньшинстве остался? – хмуро сказал, глядя на приятелей Хлыщев.
-Выходит, что так. Меняй свой менталитет и будем опять все вместе, только жизнь наша станет идти по — другому.
-Артур, объясни, что такое этот менталитет? — смутившись, спросил Кулаков.
-Это мировоззрение, — усмехнулся Смальков.
-Ясно. Значит, с завтрашнего дня живем по-новому?
-Почему с завтрашнего, мы можем начать свою новую жизнь прямо с этой минуты.
-А как же Олимпиада? – спросил с надеждой Хлыщев.
-Олимпиада лишь повод доказать на что ты способен в этой жизни. Девиз олимпийских игр « Быстрее, дальше, выше». Чем не установка для себя определенных задач и их выполнения. Вот я хочу доказать себе, что нисколько не хуже, чем Зеленец, и смогу закончить школу в пятнадцать лет.
-Зачем это теб?
-У каждого человека должно быть стремление к чему-нибудь. Если просто чего-нибудь желать и при этом ничего не делать, желание никогда не сбудется. Я знаю, что это мне по силам, и я хочу преодолеть свою лень. Просто плыть по течению, как до этого делали мы, мне надоело.
-Просто тебя гложет зависть, и ты хочешь доказать новенькому, кто тут лучший.
-Возможно, где-то ты и прав, но, в основном, у меня появилась возможность доказать саму себе, что я могу добиться достигнутой цели сам. Я сам себе хочу доказать, понимаешь? — глядя на Хлыщева, Смальков обреченно махнул рукой.
-Да понял я, понял. А как же команда? Разве мы больше не будем играть против них.
-Дурень, — возмутился Жора. – Ты никак не можешь понять, команда Зеленца, это одно, команда Смалькова, это другое, но цель у них должна быть одна. Мы больше не отпетые хулиганы, а…
-Прилизанные, чистенькие и добропорядочные граждане. Фу, вас противно слушать.
-Не нравится, можешь идти на все четыре стороны.
-А хоть бы и так, мне ваше мажорство, противно слышать. Да я к готам подамся.
-Во — во, тебя там только еще и не хватало, они тебе быстренько все припомнят, — вставая из-за стола, сказал Жора.
-Да ну вас, — огрызнулся Хлыщ.

Глава двадцать восьмая
Олимпиада, между тем, шла своим чередом. Таблица пестрела личными и командными успехами. Черноморов опасался, что ученики, увлекшись спортом, забудут про учебу, но результаты его весьма удивили. Те, кто плелись в самом хвосте, заметно подтянулись, удивив своим рвением к учебе преподавателей. Особенно это было заметно по Смальковской тройке. Их все меньше стали замечать праздно шатающимися по двору школы, а в последнее время они и вовсе пропали с глаз преподавателей. Дежурный по этажу успокоил директора, что ребята стали много времени проводить с новенькими и на спортивной площадке. Черноморов, поглаживая свою бороду, только хитро улыбался.
Директор сидел у себя за столом, просматривая утреннюю почту, когда в кабинет ворвалась встревоженная Хильга Эриковна.
-Ярополк Вячеславович, вы в курсе, что из троих новичков только один имеет свой оберег?
-Я в курсе, что талисман Зеленца в недосягаемости школы, что насчет другого ученика?
-Это ученица Зина Руденко. У нее тоже нет оберега.
-Вы сможете ей помочь?
-Да, конечно, но это не самое главное. Между ними я почувствовала родство, кровное родство. К сожалению, только дальнее. Меня смущает другое. Вы видели эту девочку?
-Хильга Эриковна, что за вопросы?
-Она никого Вам не напоминает?
-Простите, я не совсем Вас понимаю?
-Смальков и эта девочка? Я еще никогда не ошибалась! Уверяю Вас, это пропавшая дочь Ольги Феликсовны.
-Вы понимаете, о чем говорите? – вздрогнул от неожиданности директор.
-Это легко проверить, сюда нужно вызвать Ольгу Феликсовну.
-И что?
-Наверняка она знает, какие- то приметы своего пропавшего ребенка.
-А если этих примет нет?
-Генетическая экспертиза!
-Вы понимаете, какое горе мы причиним ей и девочке, если ваше ясновидение не оправдается?
-Ярополк Вячеславович, я уверена, как никогда, что это ее дочь.
-Ну, я не знаю, — развел он руками.
-Давайте вызовем ее сюда.
-Не верить вам у меня нет никаких оснований. Но нельзя ли это сделать как-то очень деликатно.
-Уверяю Вас, все будет очень деликатно.
Спустя два часа, в кабинет директора постучались. Это пришла сама Ольга Феликсовна Смалькова. Вытирая слезы счастья, она стала благодарить директора школы.
-Я верила, что найду ее. Я чувствовала все эти годы, что моя девочка жива. Наконец, я смогу снять этот траур, моя жизнь вновь станет яркой и солнечной.
-Ольга Феликсовна, я рад, что вы вновь обрели дочь, но вы твердо уверены в этом?
-Она -вылитая я в детстве, у нее большое сходство с Артуром. Бедный мальчик, все эти годы он страдает, чувствуя за собой вину в ее пропаже. Господи, какая вина, ему тогда было всего два года. Это я виновата в своей беспечности. Это я виновата, что мало уделяла ему внимания, полностью отдавшись своему горю.
-Простите, меня Ольга Феликсовна, что перебиваю Вас, но доказательства? Мало ли похожих людей на земле?
-У нее родинки на тех же местах, что и у пропавшей дочки. Чтобы доказать родство, я сделаю анализ ДНК. Но мне и без анализа ясно, что это моя Мариночка.
-Ольга Феликсовна, Вам придется свыкнуться с тем, что все эти годы девочка привыкла отзываться на другое имя.
-Бог с ним, с именем, главное, что она жива. А имя она себе сама потом выберет, я на все согласна.
-Допустим, что с именем решено, как быть с ее учебой в нашей школе?
-Я не против ее обучения здесь, но мне так не хочется отпускать ее от себя ни на шаг. Эти двенадцать лет для меня стали полным кошмаром.
-Я понимаю Вас, но девочка жила все эти годы вдали от вас, она не знает, что такое материнская любовь. Не будет ли для нее чрезмерной такая опека?
-Да, я понимаю Вас, но и вы поймите меня, я хочу быть рядом с ней.
-Через два месяца конец учебному году, впереди целое лето, надеюсь, вы не сорвете девочку в самом конце года?
-Я потерплю, — кивнула она, вытирая слезы.
-Мне бы хотелось, чтобы Вы поговорили с сыном. Из Вашего рассказа я понял, что он тоже вырос без материнского внимания и любви, причем с постоянным чувством вины. Не будет ли для него еще одним ударом то, что вся любовь разом достанется его сестре, а он опять останется одиноким?
-Исключено, я люблю своего сына. И не понимаю, кто втолковал в его юную голову, что он мне глубоко безразличен.
-Возможно, ваша одежда и скорбь по дочери?
-Этому пришел конец, вот увидите.
-Надеюсь на это. И прошу, не перегибайте палку, помните, девочка все эти годы не знала Вас, у нее совсем другое воспитание, будьте терпимы.
-Я понимаю и не жду, что она уже с завтрашнего дня начнет называть меня мамой. Мне нужно заслужить ее доверие.
-В таком случае, желаю Вам терпения и еще раз терпения.
-Спасибо Вам.
-Это Вы себе и своим предкам скажите «спасибо». Если бы не ее сверхспособности, ходить бы Вам до сих пор в трауре.
-Эти способности ей достались от прабабки.
-Скажите, Вы хорошо знаете свое генеалогическое древо?
-Достаточно хорошо в отношении того, что касается нашей ветви.
-Скажите, а про ветвь Зеленцовых Вы ничего не слышали?
-Фамилия достаточно распространенная в тех краях, откуда мой род.
-Хильга Эриковна говорила, что в нашей школе воспитывается еще один ваш дальний родственник.
-Я что-то не припомню, чтобы кто-то из нашей ветви обладал такими способностями. Это чудо, что мне и моим детям это передалось.
-И все же, постарайтесь вспомнить про своих родственников. У Вас в роду не было людей с разными глазами?
-У моей прабабки были разные глаза, — Смалькова с удивлением посмотрела на Черноморова. – Этого не может быть! Я обязательно расспрошу об этом у своей тетки. Что-то припоминается, у кого-то были еще такие же глаза, но не в нашей ветви, это точно. Скорее всего, это третья ветвь, вторую я знаю достаточно сносно.
-Пожалуйста, вспомните что-нибудь про это.
-У вас есть об этом ребенке какие-нибудь сведения?
-Да, его личное дело и личное дело его отца до трагической гибели. Его мать умерла после его рождения, а единственная родственница не желает с нами общаться.
— Ясно. Я постараюсь помочь Вам. Мне самой интересно познакомиться со своим новым родственником.
-Возможно, его отца вы знали, это Андрей Зеленец.
-Андрюша? – удивилась еще больше Ольга Феликсовна.
— Как же не знать, все девчонки были влюблены в него. Кажется, он уехал на раскопки какого-то артефакта на Урал. Вы сказали, что он погиб? Как это произошло?
-Несчастный случай. Кстати, фамилия его жены Зеленцова, и это от нее передались Валентину ее разные глаза.
— Значит, моего родственника зовут Валентин Зеленец?
-Если верить ясновидению Хильги Эриковны, — пожал плечами Черноморов.
-Вы меня заинтриговали. Носом буду рыть, но обязательно постараюсь что-нибудь узнать.
-Буду Вам искренне благодарен.
-В таком случае, до скорой встречи.
-До свидания.
-Я воспользуюсь лифтом?
-Да, конечно.

Глава двадцать девятая
После уроков ребята спустились во двор и, дождавшись девочек, пошли на спортивную площадку, где тренировались средние классы. В пятницу у них должен состояться матч по футболу. Сева с Саней активно включились в тренировку, а Валька с девочками уселся на трибуне. Весеннее солнце старалось во всю, на деревьях повсюду уже была листва. Пряный аромат молодой зелени пьянил. Хотелось просто так растянуться на зеленой лужайке и подставить свои бока солнцу.
-Красота! – закинув руки за голову и зажмурившись от блаженства, воскликнул Валька.
-Самое дело позагорать, — сказала Зина.
-Завтра достану купальник и буду загорать, — кивнула Варя.
— Зин, скажи, а твое имя соответствует имени, что назвала тебя мама? – вдруг спросил Валька.
-Нет, она сказала, что меня Мариной назвали.
-Если ты окажешься действительно ее дочерью, какое имя возьмешь? – спросила Варя.
-К Зине я уже привыкла, но его терпеть не могу, а имя Марина мне нравится. Скорее, Мариной, наверно, буду. Марина Смалькова, неплохо звучит верно?
-Да, звучит неплохо. А как ты представляешь сцену вос-соединения семьи?
— Не могу представить, хоть убейте. Она показывала портрет своего мужа и Смалькова- маленького, но у меня какое-то странное чувство, никак не могу его объяснить.
-Тебе нужно привыкнуть к мысли, что ты уже не детдомовская.
-Это трудно, потому что здешний быт напоминает детдомовский.
-Почему? – удивилась Варя.
-Из взрослых только учителя и персонал. Очень много детей. Та же общага. Разве только комнаты на двоих. Там, где я жила, комната на десять человек была. Никакой личной жизни.
-Разве здесь кто-то врывается в твою личную жизнь? – удивился Валька.
-Здесь нет, а там ты постоянно на виду. Первое правило — не выделяйся. Второе правило – что твое — делись, иначе будут считать тебя «крысой». Чуть что, сразу же бойкот или «темная».
-Тебе делали «темную?» – с ужасом глядя на подругу, спросила Варя.
-Попробовали бы только, мигом бы спалила. А бойкоты, сколько угодно. Я к ним даже привыкла, по краней мере, никто не приставал с дурацкими вопросами.
-А о чем ты больше всего мечтала?
-О маме, конечно, но больше всего хотела от души поесть пирожного и мороженного. А еще, купить себе классные шмотки, чтобы Люська лопнула от зависти.
-Кто такая Люська? – спросила Варя.
-Да так, одна местная гадина. Постоянно нас оборвышами называла. Пытались ее подкарауливать, да куда там, она постоянно с амбалом из девятого класса ходила. Здоровый такой верзила, вроде Кулакова.
-А здесь тебе нравится? – задал ей вопрос Валька.
-Да, прикольно. Скажи, а я смогу также как ты, школу в четырнадцать лет закончить?
-А тебе это зачем? – забеспокоилась Варя.
-Я просто так спросила.
-Действительно, зачем? Я, например, ради любопытства решил рано закончить школу, да еще на спор одному неприятному типу. Он с первого класса отличником был и этим очень гордился и постоянно хвастался. Ему за каждую пятерку по пять рублей давали. Мерзкий тип. Однажды мы поспорили, кто со второго класса сразу в третий перепрыгнет. Он в третий прыгнул, а я сразу в четвертый, — усмехнулся Валька.
-Ты тогда знал какие-нибудь заклинания?
-Шутишь? Знал, что у меня есть какие-то способности к наукам, но полностью не осознавал. У меня с телекинезом-то примерно с год как получаться стало. Моя мама, то есть тетя, скрывала, что мне уже четырнадцать. Я думал, что мне тринадцать лет.
-Зачем она это делала?
-Для самосохранения.
-А как ты сюда попал?
-Меня Ханикен привез. До недавнего времени я и понятия не имел, что такая школа существует. Разве только в книжках читал.
-Ты про Гарри Поттера?
-Нет, я про Таню Гроттер читал.
-А ты знаешь, кто ее прототипом стал? – оживилась Варя.
-Да, Сева уже просветил. А я ее примерно такой и представлял.
-Валька, айда к нам! – крикнул ему Сева.
-Что, силы не рассчитали?
-Эта мелочь все время под ногами путается, к воротам не подпускает, твоя помощь требуется.
-Иду! Эй, мелочь, расступись, Илья Муромец на поле бранное идет! – крикнул Валька, бегом спускаясь на спортивную площадку.
Хохоча, малышня облепила его еще до того, как он ступил на площадку, завязалась куча мала.
— Эй, черти полосатые, не покалечьте героев! – выкрикнул Сева, спеша на помощь другу.
Футбол быстро перешел в игру «догонялки» с мячом, где орава сорванцов гонялась за троицей, стараясь отобрать у них мяч и устроить кучу малу. В самый пик игры на площадку пришли Смальков, Кулаков и Рыскаль. У Жоры загорелись глаза, он с азартом стал следить за играющими.
-Эй, вам помощь не нужна? – крикнул он пробегавшему мимо Сане.
-Давай, а то уже последние силы на исходе.
Троица, сорвавшись с места, присоединилась к игрокам на поле.
-Гол! – падая с мячом прямо в ворота противника, закричал Сева и тут же был облеплен пятью сорванцами.
-Общий счет 28:15 в нашу пользу! – снимая мальчишку с приятеля, сказал Валька.
-Уф, ну и загоняли же они нас. С меня уже семь потов сошло, — пожаловался Макс.
-Вот это тренировочка, я понимаю, — согласился с ним Жора, оттаскивая хохочущего мальца из кучи малы.
— Эй, не задушите, мне еще олимпийские игры выиграть нужно, — падая на спину, крикнул Макс.
Девчонки смеялись, глядя на большую кучу из переплетенных тел. Кто был где, было не разобрать. Вся эта куча мала хохотала, повизгивала и шевелилась. На какое-то время она замерла, наслаждаясь покоем.
-Ну, все, хорош! Вы, как хотите, а я в душ! – спихивая с себя двух пацанов, сказал Макс.
-Ты сейчас на сеньора Помидора похож, — тыча в него пальцем, засмеялся лохматый мальчишка, перемазанный пылью и соком травы.
-А ты на чертенка!
Подшучивая друг над другом, куча медленно стала расползаться. Отряхиваясь от пыли и травы, довольные игроки пошли в сторону школы.
-Эй, мальчики, вы, что уже нас не ждете? – крикнула им Варя.
-Увы, мадемуазель, мы слишком в неприглядном виде, чтобы идти с вами рядом, — отвешивая ей поклон, сказал Валька.
-Да простят нас дамы, но от нас разит не ароматом французского одеколона, поэтому мы вынуждены покинуть вас, чтобы привести себя в надлежащий вид, — подражая Вальке, кланяясь, добавил Артур.
Громко фыркнув, Макс весело рассмеялся, и хохочущая толпа прошествовала мимо трибун.
-Как ты думаешь, они подружатся? – смеясь, сказала Варя.
-Думаю, они уже подружились. Странно только, почему среди них нет Хлыщева?
-Скользкий тип, — передернув плечами, ответила Варя.

Глава тридцатая
-Итак, подведем итоги наших Спортивных игр! — в наступившей тишине сказал директор. – Меня радует, что среди личников я вижу много знакомых фамилий и по нескольку раз. Это Борщев Александр, Верещагин Всеволод, Зеленец Валентин, Кулаков Максим, Рыскаль Георгий, Смальков Артур. Эти ребята стали призерами по нескольким видам спортивных состязаний. По большому счету среди них нет победителей, — зал загудел. – Они и есть победители, равные по силам. Кто-то в физической, кто-то в умственной. Между ними я бы поставил большой знак равенства.
Директор стал по одному вызывать всех призеров, вручая им памятные медали из керамики, грамоты за различные места и благодарственные письма. Список победителей был длинен, поэтому растянулся на полчаса. Но все были этому только рады. Никто не был забыт и призы, грамоты и благодарственные письма были вручены каждому участнику олимпиады.
-В заключение, я хочу добавить, что в командном составе по общему счету есть незначительный перевес в пользу «Зеленцов», но буквально, на несколько баллов. Команды -победительницы в чемпионате по футболу «Зеленцы» и «Зеленцы 2» на сцену!
Зал разразился шквалом аплодисментов.
-Я рад, что, в основном, победила дружба. Я поздравляю всех вас с победой и желаю вам хорошо закончить этот учебный год.
-Ура! – актовый зал громыхнул радостными криками участников Олимпиады.
Директор поднял руку, требуя тишины.
-Хочется добавить, что спортивные состязания не только сплотили наш коллектив, но и улучшили учебные показатели. Появился командный дух. Так держать!
-Ура! – опять взорвался зал сотнями молодых голосов.
-По окончании Олимпиады вас всех ждет сюрприз, — хлопая в ладоши, сказала Ванда Брониславовна. – Наша повариха тетя Маша испекла сладкие пироги на все вкусы.
-Ура! – громыхнуло в третий раз.
-Уф, никак не предполагал, что это будет так тяжело, — вздохнул директор школы, когда ученики покинули актовый зал.
-Но признайтесь, что это приятная тяжесть, — улыбнулся Константин Константинович.
-Надеюсь сегодня выспаться, — потягиваясь, сказала Татьяна Леопольдовна. – Всю предыдущую ночь штамповали медали, счастье, что печь не развалилась и ни одна медаль не пострадала.
-Татьяна Леопольдовна, где вы нашли такой запас превосходной, белой глины? – удивилась Хильга Эриковна.
-Чисто случайно вспомнила. Вы помните, у нас кружок по лепке из глины был?
-Конечно, я сама иногда туда приходила, там такие замечательные поделки дети делали, жаль, что педагог уволился.
-Что нам мешает его восстановить? – спросил Ярополк Вячеславович. – Татьяна Леопольдовна, с вашим-то эстетическим вкусом?
-А что, я согласна, только Ярополк Вячеславович, обжиговую печь необходимо подремонтировать.
-Что для этого нужно?
-Мужские руки. Одного Бориса Ивановича маловато будет.
-Для такого дела мои руки пригодятся? – спросил физрук.
-Только рады будем.
-Между прочим, я не бескорыстен.
-И в чем заключается ваша корысть?
-Сами понимаете, кубки, призы там всякие.
-Идет! – рассмеялась Татьяна Леопольдовна. – Вы мне еще за сегодняшние медали отработаете.
-Я полностью к вашим услугам.
-Вот и хорошо, в выходной Вы с Борисом мне гончарный круг в порядок приведете.
-Без проблем.
Директор улыбался, хитро поглядывая на свой педагогический коллектив. –« Ей — Богу, как малые дети,» — думал он, а у самого душа пела и, если бы не старая рана на ноге, он пустился бы в пляс.
-Дамы и господа, дорогие мои коллеги! Не знаю, как у вас, а у меня душа радуется, впервые за несколько лет я чувствую себя помолодевшим. Вы чувствуете, какие к нам ученики пришли? Это же переворот в нашем творческом коллективе! Помнится, я тоже самое чувствовал лет пятнадцать назад, когда в нашу школу Танечка пришла. Ох, и было же шума!
-М-да, — улыбнулась Татьяна Горун.
-Не упустить бы нам эту молодежь. Чувствуется, что в ней жизнь кипит. Дети наших выпускников с каждым разом все сильнее и сильнее становятся. Нужно помочь им.
-Кстати, Ярополк Вячеславович, что нам делать с Валентином Зеленцом? – напомнила ему Хильга Эриковна.
-Что делать? Искать подход к этой дамочке, возможно, она знает, где этот талисман находится.
-Может ее припугнуть? – спросил Константин Константинович.
-Что Вы, упаси Боже. Нужно убедить ее, что без талисмана пареньку угрожает опасность. Пока он в стенах нашей школы ему ничего не грозит, но за ее пределами страшно подумать, что может случиться. До сих пор удивляюсь, как он до жил до четырнадцатилетия. Татьяна Леопольдовна, помогите ему с временным оберегом. После окончания учебного года нужно отправиться на поиски этого талисмана.
-Вы думаете, что его тетка не прячет его где-то дома?
-Я в этом уверен. Ханикен проверил все тайники, там ничего нет. Возможно, она сама не знает где он.
-Что же нам тогда делать?
-Искать. Неужели мы дадим парня в обиду? Еще одна бессмысленная гибель Зеленца, это уже слишком. Нельзя допустить гибель сильного мага. Мы чудом сдерживаем весы равенства, темные не дремлют, а этот парень достаточно наследил за этот год, да и эмоциональные выбросы этой девочки, мне покоя не дают.
— Вы в курсе, что они являются кровниками, хотя и дальними? – спросила Хильга Эриковна.
-Я больше склонна к тому, что Руденко больше родственница Смалькову, чем к Зеленцу, — сказала Ванда Бронеславовна.
-Так оно и есть. Руденко, это пропавшая дочь Ольги Феликсовны.
-Это еще нужно доказать, — вмешался в разговор Кулыгин Всеволод Ярославович.
-У нее родимые пятна на том же месте, что и у пропавшей девочки. Вот увидите, медицина лишь подтвердит мои слова.
-Коллеги, давайте не будем о грустном. У нас сегодня тоже праздник. Давайте же его отметим весело, как это делали раньше. До экзаменов осталось чуть меньше двух месяцев, нам некогда потом будет расслабиться, — предложил Артур Генрихович.
-Я целиком и полностью поддерживаю господина Вандышева, тем более у меня по этому поводу есть тост, — сказал директор школы.
-Это прекрасно, но с пирогами и чаем, это как-то не солидно, — возразил Родион Павлович, как всегда поглаживая своего хомячка Кузю.
-А кто Вам сказал, что кроме горячего чая у нас не припрятано кое-что погорячее? – засмеялся Константин Константинович. – Один момент! Татьяна Леопольдовна, у Вас уже все готово?
-Да! Алексей Вениаминович, погасите свет.
В полной темноте при свете зажженных свечей на сцену вкатили столик с глинтвейном.
-Хильга Яновна, разливайте! – подал команду Кощеев сухонькой библиотекарше.
-Мне нужна помощница, иначе вино остынет, пока я всем налью.
-Вы не возражаете, если я Вам помогу? — отозвалась мечтательница, преподаватель русского языка Миранда Морисовна Зельцман.
-Я только буду этому рада.
-Теперь я вижу, что все готовы выслушать мой тост, — поглаживая свою бороду, сказал Черноморов – Давайте выпьем за нас и наших учеников. За наш сплоченный коллектив. Ура!
-Ура! – подхватили все учителя
.
Глава тридцать первая
Валька с головой окунулся в учебу. Нужно было наверстать упущенное, подготовиться к экзаменам и сдать все зачеты. Времени на развлечения совсем не оставалось. Ребята это понимали и старались ему не мешать. Смальков, глядя на своего соперника, тоже взялся за учебники. Они все чаще стали встречаться в библиотеке, и тихая симпатия стала перерастать во взаимопонимание и дружбу. Глядя на них, подтянулись и Рыскаль с Кулаковым. Ребят все чаще можно было видеть не разными группами, а всех вместе. Команда Смалькова и Зеленца стала одной командой. Хлыщев так и не смог преодолеть свою лень и подался к готам.
Незаметно пролетел месяц. Валька в круговороте дел все реже вспоминал свой оставленный дома класс. При своем дружелюбном характере у него в классе так и не было друга, а здесь среди сверстников у него появились друзья с которыми он готов был свернуть горы и пройти огонь, воду и медные трубы, будучи полностью уверенным в их преданности. Маму–тетю, он не осуждал, но ему так хотелось с ней поговорить и расспросить о многом. А главной задачей для него стало во чтобы-то найти отцовский талисман. Благодаря Татьяне Леопольдовне он восстановил оберег из глины, но он был лишь слабой копией настоящего талисмана.
Главным событием этого месяца стало то, что анализ ДНК полностью подтвердил родство между Зиной Руденко и Артуром Смальковым. Эту новость принесла счастливая мать, Ольга Феликсовна. Она тайно вызвала Зину в учительскую и сообщила ей эту новость.
-Мама! Теперь я смогу называть Вас мамой? – смахивая с щек слезы, спросила Зина.
-Ну, конечно же, девочка моя. Вот документы из твоего детского дома. Больше нет Зины Руденко, есть только Марина Сергеевна Смалькова. Ты готова принять эти новые для тебя имя и фамилию?
-Да.
-Я хотела сообщить это Артурику, но так хочу, чтобы ты это сделала сама.
-Но как же я это сделаю? – удивилась девочка.
-Мы все придумали с Хильгой Эриковной, — и она подробно рассказали их совместный план. – Представляю его рожицу, — довольно засмеялась Ольга Феликсовна.
-Боюсь, для него это будет полной неожиданностью! – качая головой, сказала Зина-Марина.
-Я буду рядом, — смахивая слезу, прошептала счастливая мать.
Сегодня она была одета очень элегантно и немного экстравагантно. Черный цвет полностью исчез из ее гардероба, сменившись яркими цветами.
-Ну, хорошо, — наконец согласилась девочка, — Но имейте в виду, я за последствия не отвечаю. У нас только-только наладились отношения, Вы можете все испортить.
-Вот увидишь, все будет хорошо!
Зина-Марина, немного нервничая, сидела за партой и ожидала прихода учителя Хильги Эриковны. Та, делая вид, что ровным счетом ничего не произошло, привычным движением взяла журнал и, проведя пальцем по списку учащихся, произнесла:
-Сегодня нам ответит на готовое задание новая ученица Марина Смалькова.
Артур от неожиданности подскочил на месте. Он стал всматриваться в своих одноклассников, высматривая новенькую. С первой парты встала Зина Руденко. Повернувшись к Артуру, она нервно улыбнулась ему.
-Вы чего Хильга Эриковна, это же Зинка Руденко! – крикнул Макс Кулаков с места.
-Хочу вас разочаровать и обрадовать одновременно, — торжественно объявила Хильга Эриковна. – с сегодняшнего дня больше нет Зины Руденко, а перед вами ваша одноклассница Марина Смалькова, родная сестра Артура Смалькова.
В наступившей тишине все молча стали смотреть на брата и новоявленную сестру.
-Я же говорил тебе, что она мне кого-то напоминает, — раздался в тишине, необычайно громкий голос Кулакова. – Артур, это же твоя пропавшая сестра!
Артур, бледный и растерянный, сорвался с места, и чуть не сбив мать с ног, выбежал из класса.
-Во, дает! – сказал Хлыщев.
-Здравствуйте, ребята, — растерянно начала Ольга Феликсовна, входя в класс.
-Я же говорила, что это будет для него полной неожиданностью! – крикнула Зина-Марина и выбежала следом за братом.
-Хильга Эриковна, можно выйти? – спросил Валька, поднимаясь с места.
-Выйди, — кивнула учительница, тревожно переглядываясь с матерью Смалькова.
-А мне, можно? – встав следом за Валькой, сказал Саня.
-И мне? – вслед за ним поднялся и Сева.
-И нам? – со своих мест поднялись Макс Кулаков и Жора Рыскаль.
-Вы что, все с ума посходили? – медленно садясь, произнесла Хильга Эриковна.
-Нет, мы в полном порядке, а вот Артуру нужна наша помощь, — ответил за всех Макс.
-Что ж, идите.
Ребята молча вышли из класса, а с ними вышла и Варя Смирнова.
-Сева, ты в душевую! Макс, на школьное поле! Жорка, ты в комнату. Варя, ты пробегись по коридорам. Саня и я по туалетам, — отрывисто командовал Валька. Прочесав всю школу, они встретились на крыльце школы.
-Черт, где же их еще можно искать? – сказал Валька.
-Может, у реки? – предположила Варя.
-Валька, мы туда! – крикнул Макс, срываясь с Жорой с места.
-Думайте, где еще можно спрятаться? – настаивал Валентин.
-Мы еще подвалы не смотрели и чердак.
-Хорошо, давайте разобьемся на пары, вы в подвал, а мы с Варей на чердак.
-Вот ты где? – услышал Артур тихий голос Зины-Марины. – Я правда не хотела, чтобы ты так узнал о моем нахождении. Нужно было тебя подготовить сначала.
Артур тяжело вздохнув, вытер слезы.
-Когда ты узнала, что моя сестра?
-Примерно недели полторы назад. Помнишь, урок про обереги? Тогда мы с Валентином подошли к Хильге Эриковне и спросили, как же нам быть, если у нас нет оберегов? Вот тогда она и сказала, что между нами существует кровное родство.
-Почему мне ничего не рассказали?
-Тогда ты не был еще нашим другом и потом, могла произойти ошибка. Хильга Эриковна, чтобы удостовериться вызвала в школу твою маму. Ольга Феликсовна приняла меня, но, чтобы быть точно уверенной мы сдали анализ на ДНК. Сегодня пришел ответ, стопроцентная совместимость.
-Ты понимаешь, какой груз с меня сняла?
-Да, я знаю, мама рассказала мне все про тебя.
-Она считала, что это я во всем виноват. Но мне тогда было всего два года.
-Она не считает тебя виноватым. Какой с тебя спрос, ты был совсем еще маленьким. Она все время обвиняла себя за свою беспечность. Мама любит тебя, но ее горе пересилило эту любовь. Ты должен понять и простить ее. Ведь точно такой же груз несла и она.
— Ты не понимаешь, что нам пришлось вынести с отцом.
-А я его так еще ни разу и не видела. Думаю, она и ему приготовила такой же с ногсшибательный сюрприз.
-Отец этого не перенесет, у него слабое сердце, — улыбнулся Артур.
-Ты на меня не сердишься? — спросила Зина-Марина
-Нет. Поверь, я рад, что ты наконец-то нашлась, и мне пришлось немного узнать тебя до того, как ты стала моей сестрой.
-И какая, по–твоему, я?
-Нормальная.
-Надеюсь, ты простил наш с мамой сюрприз?
-Погоди, эта женщина в голубом, была мама?
-Ну да.
-Невероятно! Идем, я хочу собственными глазами увидеть это чудо.
Она протянул ей руку, и они стали вместе спускаться с чердака.
-Вот вы где!– обрадовался Валька, увидев улыбающихся брата с сестрой. – Мы тут всю школу обыскали, как же ты его так быстро нашла?
-Не знаю. Я сразу почему-то сюда пошла, словно чувствовала, что именно здесь он спрятался.
-Вот что значит родная кровь, — тихо произнесла Варя. – Выходит, что Хильга Эриковна права, и она настоящая ясновидящая?
-Выходит, что так! – улыбнулась Зина-Марина. – В таком случае, нам предстоит еще узнать, насколько дальним родственником ты нам являешься.
Артур с интересом посмотрел на сестру.
-Похоже для меня сегодня целый день сюрпризов. Давай рассказывай, что ты знаешь про него?
-Когда Хильга Эриковна оставила нас одних в классе, она простерла над нами руки и сказала, что мы являемся друг другу кровными родственниками, только очень дальними. Мне нет нужды ей уже не доверять. Она доказала, что видит родство между людьми.
-Выходит, что мы с тобой братья? – улыбнулся Артур.
-Выходит, что так, — пожал плечами Валька.
-А я всегда чувствовал к тебе симпатию. Веришь, даже пакостить рука не подымалась. Значит, братья навек? – он протянул Вальке руку.
— Значит, навек! – пожал ему руку Валька.
-Осталось только выяснить, кто из нас старший.
-Я мартовский, — сказал Валька.
-Эх, даже тут меня обскакал, — засмеялся Артур. – Значит, быть по сему, быть тебе старшим в нашей семье. А мне старшим над родной сестрицей.
Улыбаясь, они спустились к классу, где, ломая руки, стояла заплаканная Ольга Феликсовна.
-Мама, сегодня ты необычно выглядишь! – сказал Артур, подходя к ней.
-Прости меня, сыночек, я хотела как лучше. Хотела сюрприз.
-У тебя это получилось. Давай только про Зину-Марину, папе как-то потактичнее и поделикатнее расскажем.
-Он уже все давно понял, только помалкивает.
-Уверен, что он заметил, что из твоего гардероба исчезли все траурные платья.
-Какой же ты у меня умный! – целуя его в щеку, сказала Ольга Феликсовна. – Боже, какая же я счастливая, просто не верится.
Макс, Жора, Саня и Сева поднялись к классу и застыли от неожиданности. Счастливая мать обнимала и целовала своих детей. Немного в стороне стояли Валька и Варя.
-Это твои друзья? – спросила она Артура.
-Да.
-Представь же мне их.
-Это Жора, Макс, Сева, Саня и Варя.
-А этого я знаю, — пожимая каждому руку, сказала мама, останавливаясь перед Валентином. – Ты Андрюши Зеленца сын.
-Это Валентин Зеленец, — сказал Артур.
-А у него разные глаза, — всматриваясь в юношу, сказала Ольга Феликсовна. — А ведь это фамильная черта нашего генеалогического древа. Наша прабабка Лукерья имела разный цвет глаз. И только одной внучке это передалось по наследству.
-Моей маме?
-Да, но погоди, здесь какая-то путаница, — наморщив лоб, сказала она. – Выходит, она спаслась?
-Вы имеете в виду пожар?
-Ну да. Погоди, нам нужно где-нибудь уединиться и все расставить по своим местам. Где это можно сделать?
-Может быть, в каком-нибудь свободном классе? – предположил Артур, с нескрываемым интересом посматривая на Вальку.
-Лучше всего это сделать в кабинете директора, — напомнила о себе Хильга Эриковна.
-Ах, да, я совсем забыла, что обещала ему все про нашу семью рассказать, — спохватилась Ольга Феликсовна.
Она с Зиной, Артуром и Валькой направилась к кабинету директора.
-Здравствуйте, Ольга Феликсовна, — насупившись, поздоровался Ярополк Вячеславович. – Что за самодеятельность Вы устроили на уроке?
-Простите меня Ярополк Вячеславович, сама не знаю, что на меня от радости нашло. Так хотелось скорее сообщить Артуру, что Мариночка нашлась.
-Неужели для этого нужно было срывать урок? – строго спросил он.
-Простите меня, — виновато пряча глаза, сказала Ольга Феликсовна.
-Это я во всем виновата, — входя в кабинет директора, тихо произнесла Хильга Эриковна.
-Да уж, не ожидал я от Вас ничего такого, хотя, учитывая Вашу импульсивность, мог бы и предположить, что все так и получится.
-Простите меня, Ярополк Вячеславович.
-Мы позже об этом поговорим, а пока идите и займитесь уроком.
Тихо закрыв за собой дверь, она выскользнула из кабинета.
-Ну-с, я слушаю вас, молодые люди, — указывая на мягкие стулья, сказал директор школы.
-Ярополк Вячеславович, я узнала от своей родственницы, что третья ветвь нашего рода сгорела в пожаре. Но среди, я извиняюсь, трупов, не досчитались двоих. Возможно, одна из них и была мамой Валентина.
-Мы об этом знаем. Вы лишь подтвердили нашу догадку. Следовательно, я могу теперь с уверенностью сказать, что вы действительно кровники. Что ж, я желаю вам всех благ.
-Ярополк Вячеславович, кто же был вторым?
-Это были две девочки. Одну звали Елизавета Павловна, она тетя нашего Валентина и его мама Валентина Павловна, чудом спасшиеся в этом пожаре, — глядя на Валентина, сказал директор.
-Клавдия говорила, что у младшенькой глаза были разными. Но где они пропадали все это время? Почему не пришли к родне?
-Девочки были очень напуганы произошедшим и бежали в лес. А там, заблудившись, попали к травнице, которая и воспитала их. После ее смерти девочки вышли из леса и были определены в детский дом.
-Боже, как все сложно! – качая головой, сказала Ольга Феликсовна. – Значит, одна из сестер жива?
-Да, это Елизавета Павловна, старшая из сестер, которая после смерти Валентины заменила мать своему племяннику.
-Господи, бедный мальчик, как мне тебя жаль, потерять сразу обоих родителей. Как я тебя понимаю. Валечка, когда мы, наконец, нашли друг друга, позволь мне считать тебя своим сыном? Большая семья, это так здорово. Думаю, дети не будут возражать?
-Мы только «за», — улыбаясь, сказала Зина-Марина.
-Мы давно симпатизировали друг другу, — подмигнув Вальке, произнес Артур.
-Вот и отлично! Можно мне на майские праздники взять их домой?
-Да, конечно, — кивнул директор.
-Я бы хотел встретиться и поговорить с тетей, — сказал Валентин.
-Тебе решать.
Артур с тревогой посмотрел на Вальку, но Зина-Марина, сжала ему под столом руку.
-Надеюсь, с вашей стороны больше не будет никаких сюрпризов? – улыбнулся, наконец, Ярополк Вячеславович.
-Обещаю, — широко улыбаясь, сказала Ольга Феликсовна.
-Поберегите чувства своего супруга.
-Обязательно.

Глава тридцать вторая
На первомайские праздники ему разрешили встретиться с мамой.
Сопровождаемый Борисом Ивановичем, он приехал в родной город. Проводив его до подъезда, преподаватель домоведения ушел в ближайшее кафе, предупредив, что, если что, он будет ждать Вальку либо в кафе, либо на улице.
-Может, Вы все-таки зайдете? – неуверенно спросил его Валька.
-Если будет такая необходимость, звони. Не хочу вас беспокоить. Ты давай иди, а я тут по магазинам еще прошвырнусь.
Валька, кивнув, медленно стал подниматься на свой этаж. Перед самой дверью он остановился. Сердце бухало так, что готово было выскочить из груди. Потянувшись к замку, он услышал щелчок, и дверь открыла мама-тетя.
-Я знала, что ты именно сегодня придешь, чувствовала это. Думала, выйду на улицу и там тебя подожду, — не решаясь обнять племянника, произнесла она.
Валька, глядя в такое родное лицо, не выдержал и первым обнял свою тетку.
-Прости меня, Валечка, я перед тобой виновата! – обнимая мальчика, заплакала она.
Подтолкнув ее двери, они вошли в квартиру.
-Ты голоден? Я напекла твоих любимых пирожков, — не глядя в лицо Вальке, сказала она.
-Спасибо.
-Ты надолго?
-Нет.
-Но выходных целых два дня.
-Я обещал Ольге Феликсовне, что завтра приеду к ним.
-Кто такая Ольга Феликсовна? – спросила Елизавета Павловна.
-Это наша дальняя родственница.
Елизавета Павловна слегка побледнела.
-Но у твоего отца никого не было, он был полной сиротой.
-Это не со стороны отца родственники, а с твоей.
-Но я никого не помню.
-Возможно, что ты и забыла, тебе тогда было совсем мало лет.
Вспыхнув, Елизавета Павловна внимательно посмотрела на своего племянника.
-Что ты еще выяснил?
-Мама, я знаю почти все. У меня накопилось очень много вопросов к тебе и хотелось бы получить на них ответы.
Елизавета Павловна сникла. Только сейчас Валька заметил, как она постарела за эти два месяца.
-Я не думала, что все произойдет так быстро. Думала, что они никогда не найдут нас, расслабилась. Видимо, волшебную сущность не спрятать. Почему эта чертова колдовская сила передалась именно тебе? Я слышала, что она передается через поколение.
-Не всегда. У Ольги Феликсовны оба ребенка имеют эти способности, да и она сама ведьма в шестом поколении. Мама тоже имела эти способности?
-Да, – решив уже ничего не скрывать, ответила Елизавета Павловна.
— Она слышала животных и могла хорошо лечить травами.
-Как погиб мой отец? – напрямик спросил ее Валька.
Закрыв лицо руками, она вдруг зарыдала.
-Я не хотела! Ей, Богу не хотела! Но он сказал, что не любит меня, а любит Валентину. Не знаю, как это произошло, но с горя я решила покончить собой, спрыгнув с обрыва.
-Он спас тебя, а ты сбросила его?
-Тогда я была внесебе от горя. Думала, если не мне так и не Вальке. Я тогда не думала, что она уже носит под сердцем его ребенка.
-Как погибла моя мама?
-Я тут не причем. Клянусь, в ее смерти я не виновата. Для меня ее смерть стала полной неожиданностью! Ты не представляешь, что такое потеря родного тебе человека. Я любила Валечку. Я понимаю, что Совет после смерти Андрея не доверяет мне. Но к смерти Валентины я не причастна.
-Почему ты долгие годы скрывала, кто мои родители, — глухо спросил Валька.
-Я боялась, что ты по своей наивности можешь все рассказать, и они убьют нас.
-Кто они?
-Я не знаю. Это страшные люди.
-Почему ты не отдала меня Совету?
-Ты был таким маленьким и беззащитным, ты -единственное, что соединяло меня еще с любимой сестрой.
-Почему ты не попыталась найти родственников?
-Я думала, что они будут искать нас именно у родственников. Я не могла рисковать тобой. Я запутывала следы, меняла города, исправила свидетельство о рождении, но, как видно, все напрасно, они нашли тебя. Пусть это оказался и Совет светлых, но где гарантия, что те, другие, не объявили на тебя охоту. Андрей рассказывал, что его семья погибла. Я боялась за тебя.
-Мама, у отца был талисман в виде совы, где он?
-Я не знаю, — покачала она головой.
-Отец дал его ювелиру, чтобы тот вставил ей глаза под цвет глаз своей жены.
-Теперь я припоминаю, о чем просила меня перед выпиской из больницы Валентина. Она говорила про какую-то сову. Тогда я не поняла, о чем она говорит.
-Почему она не забрала ее сразу же после гибели отца?
-Валентина была в таком горе, что я постаралась сменить обстановку. Смерть Андрея преследовала и меня. Я не могла жить там, где он погиб.
-Кто его хоронил?
-Я не знаю, нам показали лишь его разбитое тело, потом его куда-то увезли.
-Вы не были на его похоронах?
-Были, но гроб был заколочен. Уверена, что он был пустой. Скорее всего, он захоронен где-то у вас.
-Ты, случайно, не знаешь фамилию того ювелира, кому отец мог передать сову.
-Что вы все привязались к этой сове? Зачем она тебе?
-Это сильный артефакт, который будет меня оберегать.
-Теперь я все поняла. Погоди, у меня где-то сохранился его адрес, — она встала и стала искать его в шкатулке с документами.
-Мам, а мама Валя не имела при себе никакого оберега?
-Да, у нее был деревянный четырехлистник клевера. Его ей бабка — травница передала. У меня простой крестик, а у нее крест в виде листочков клевера.
-Где он?
-Я его тебе на четырнадцатилетие хотела подарить, — да тут все разом навалилось на меня, одним словом, испугалась я. Вот он, — она протянула ему небольшой, грубо вырезанный крестик.
Взяв его, Валька почувствовал необыкновенное тепло. На сердце стало так легко и радостно, что все тревоги сами собой прошли. Валька невольно улыбнулся.
-Что с тобой? – удивилась Елизавета Павловна, заметив, что Валька улыбается какой-то неземной улыбкой.
-Не знаю. Мне почему-то стало так легко и хорошо.
-Вот так же улыбалась и твоя мать. Все у нее было хорошо. Погоди, в больнице-то у нее не было этого крестика. Тогда это пресекалось. Негоже было, чтобы комсомолка носила церковные кресты. Мы бабкины обереги тайно носили, прятали в платье в зашитых карманчиках. Точно, когда Валентина рожать пошла, мне ее одежду передали. Я уже после ее смерти этот крестик нашла, — Елизавета Павловна без сил села на диван и беззвучно заплакала. – И за что мне все это? Господи, прости меня, грешную! – она рьяно начала креститься. – Валечка, сынок, прости меня, глупую, что творила, сама не понимала. Ладно бы свою жизнь, так и жизнь других погубила. Нет мне прощенья.
Валька отвернулся, едва сглатывая комок горечи.
-Мама, перестань, кто же мог знать, что все так случится.
-Я должна была это знать. Дура, не слушалась я бабки- травницы, завидовала Валькиным успехам. Вот и покарала она меня за это. Сколько раз она твердила нам, чтобы крестики ее с собой носили, не снимая. Гордость моя и глупость несусветная людей до могилы довела. Ты крестик-то на шею надень, глядишь, убережет он тебя от лиха. Мне бы это раньше сделать, да в голову все не приходило.
Она стала снова перебирать какие-то бумажки.
-Кажется, нашла. Вот адрес того ювелира. Улица Ленина 5, Виктор Волошин, — прочла она.
-А где это? Что за город? – принимая бумажку с адресом, спросил Валька.
— Это недалеко от раскопок, где твой отец в экспедиции был. Слышал про древний город Аркаим?
— Да.
— Тебе туда ехать нужно.
-Спасибо, мама.
По лицу Елизаветы Павловны вновь заструились слезы.
-Мама, — прошептала она.
-Ты для меня всегда будешь мамой, — обнимая ее, сказал Валька.
— Что же мы стоим? Чайник уже совсем остыл! – спохватилась она. – Ты, наверняка, не один приехал.
-Да, меня сопровождал преподаватель домоведения.
-Ты хотел сказать домоводства.
-Ты не ослышалась. Борис Иванович преподает у нас домоведение. Это связано с домовыми и разной всячиной.
-Понимаю. Может, мы его к себе пригласим, чего же ему тебя на улице ожидать?
-А это удобно?
-Конечно. Я уверена, что рядом с ним с тобой ничего не случится.
-Ты перестала бояться их?
— Нет, но за тебя я спокойна. Эта школа многому научит тебя, а главное — защищаться. Я уже не в силах защитить тебя. Мне по ночам такие кошмары снятся, что волосы дыбом встают. Боюсь, конец мой скоро близок.
-Не говори ерунды, ты еще такая молодая.
-Ты находишь? – улыбнулась она.
-Если ты подкрасишь волосы, то будешь выглядеть, лет на тридцать, даже моложе.
-Что ж, придется последовать твоему совету. Ты давай не стой, а звони своему Борису Ивановичу.
Валька набрал номер по-своему мобильнику.
-Борис Иванович, заходите в гости. Мама ждет Вас на пироги, — весело сказал Валька.

Глава тридцать третья
Сидя в электричке, Борис Иванович спросил:
-Она сказала тебе, где находится твой талисман?
-Она передала мне адрес ювелира, которому отец дал его переделывать.
-Как же он опрометчиво поступил, — качая головой, сказал Горун.
-Кто же мог подумать, что все так произойдет.
-Мне твоя тетя не показалась таким уж страшным злыднем, как об этом все говорят. Возможно, что она запуталась по молодости.
-Она ни в чем не виновата, но ряд обстоятельств я так и не выяснил, неудобно было ее допрашивать, она и так страху натерпелась.
-Безусловно, за ней стояли темные и манипулировали ею. Смерть твоего отца неслучайна, как, впрочем, смерть бабки-травницы и твоей матери.
-В смерти мамы она не виновна, она очень любила ее.
-Безусловно. Твоя тетя обладает очень хорошей интуицией, она чувствует опасность и всегда вовремя уходит от нее. Смерть травницы и твоей матери не ее рук дело, здесь присутствует нечто другое.
-А поджог дома?
-То же самое. Девочка интуитивно почувствовала опасность, поэтому увела в лес свою младшую и любимую сестру. Темные все заранее рассчитали, стараясь, чтобы все подозрения падали именно на нее. Один лишь раз им удалось взять ее в свой плен.
-Это гибель отца?
-Да. Будь при нем талисман, он легко бы справился с чарами и был бы сейчас жив.
-Разве можно предвидеть судьбу? – удивился Валька.
-Можно, — коротко кивнув, ответил Горун, как всегда запустив руку в свое воронье гнездо. – Разве ты не знаком с предсказаниями Нострадамуса и Ванги? Я могу еще с десяток фамилий людей назвать, которые могли предсказывать будущее, но нужно ли тебе постоянно жить в страхе за свою собственную жизнь?
-Но можно же предугадать и обойти стороной именно тот день, когда с тобой случится какая-то неприятность или несчастный случай.
-Можно, но тогда изменится цикл твоей жизни, и его снова нужно будет пересматривать заново. Поверь, все это не так-то просто.
-Тогда для чего же люди придумали все эти талисманы и обереги?
-Они смягчают, отпугивают, изменяют время, как хочешь, это можешь назвать. Возьмем, к примеру, случай, когда человеку выпало погибнуть от руки убийцы, не всегда под рукой окажется предсказатель, который откроет тебе день, когда это случится. Но человека, подстрахованного оберегами, рука убийцы может и не убить, а всего лишь ранить. Возможен и другой вариант. Оберег даст понять, что грозит опасность, которую ты сам сможешь ликвидировать, тем самым, изменив свой цикл жизни.
-Значит, талисман помогает уберечься от неприятностей?
-Безусловно, особенно магам, потому что их на каждом шагу подстерегают опасности.
-В таком случае, почему погиб мой дед? Говорят, он был очень сильным магом.
-Увы, мы не вечны, и на каждую силу найдется еще более могущественная сила. Артефакты, к сожалению, сделаны человеческими руками. Их можно сломать и испортить. Бережно ранимые, они живут дольше. Передаваемые из поколения в поколение, они набирают силу. Возможно, в тот день у твоего деда не оказалось под рукой более сильного талисмана, или враг оказался намного могущественнее, и перекрыл оберегающие свойства данного талисмана.
-Мама говорила, что она постоянно боится каких-то людей.
-Ты уже не маленький и должен понимать, что существуют две силы, которые в данный момент уравновешены. Но это равновесие постоянно колеблется в ту или иную сторону. За каждого необычного ребенка на земле идет борьба. Каждая сила старается заполучить его в свои ряды. С гибелью одного мага, на свет появляется другой, и важно сразу же установить с ним связь, выяснить, за кого он будет, в чьи ряды он встанет. Более опытные маги знают, как страшна гибель неопытных молодых магов. В нас всех сидит человеческая сущность, которая в молодом возрасте легкомысленна и беспечна, отсюда и нелепые смерти.
-Скажите, сколько лет нашему директору школы?
-Когда я был молодым, он был таким же. Возможно ему лет 500, а может и больше. Директором школы он стал сравнительно недавно, лет 150 назад.
-Сколько же Вам тогда лет? – удивился Валька.
-Если быть честным, то перевалило за 80. Только никому об этом не говори.
-А ваша жена об этом знает?
-Татьяна? Конечно.
-Но, как же так?
-Это передается только посвященным. Когда ты встанешь в наши ряды и станешь посвященным, только тогда тебе передадут секрет долголетия.
-А много белых магов переметнулось в темные?
-К сожалению, много. А вот из темных в белые на моей памяти был только один случай и закончился он весьма плачевно. Темные не прощают измен.
-Но в нашей школе готовят не только белых магов, — осторожно сказал Валька.
-А ты наблюдателен. Нам полезно знать о своем ученике все и использовать его знания и умения на своей стороне. Не все выпускники переходят на ту или иную сторону, очень много остаются середнячками. Это экстрасенсы, мелкие колдуны — ведуны, травники. Среди них, как ни странно звучит, есть вампиры, эти, в основном, живут только для себя.
-Я читал романы Сергея Лукьяненко про дозоры, значит это правда?
-Автор многое приукрасил там, но в основном это действительно так и есть. Пойми, каждый хочет жить в этом мире, будь он светлым, серым или черным. Впрочем, мы заболтались, а нам уже нужно выходить.
Знакомой дорогой они вернулись в школу.

Глава тридцать четвертая
-Ярополк Вячеславович, Зеленцова ничего не знала о месте нахождения талисмана, — начал свой рассказ Горун. – Более того, подозрения об убийстве своей семьи, травницы и младшей сестры могу полностью опровергнуть, как и ранее предполагал.
-Борис Иванович, а не могла ли она Вас ввести в заблуждение?
-Исключено. Женщина очень напугана. Могу с уверенностью сказать, что она обладает сверхинтуицией, что помогало ей долгие годы скрываться от нас.
-Кто бы спорил, — усмехнулся Черноморов, поглаживая свою бороду. – Но как же интуиция ее подвела, когда она пошла на такой шаг, как убийство своего зятя?
— Ярополк Вячеславович, если Вы помните, вокруг раскопок вертелось не только много наших, но и темных. Разве грех было упустить такой шанс, как уничтожить одного из светлых, тем более, когда он лишился такой мощной оберегающей силы. Смерть Валентины, тоже их рук дело. Всем известно, что в родильных дома женщинам не разрешалось оставлять на теле какие либо украшения. Только вот как травница погибла, мне не совсем понятно. Не верю я, чтобы четырнадцатилетняя девочка отравила здоровую, полную жизненных сил, травницу. Здесь побывал кто-то другой.
-Ну, хорошо, допустим, все так и произошло. Как же они такой шанс упустили, от Валентина-то избавиться, неужели не разглядели в нем белого мага?
-Возможно, в это время работал дилетант? Или вмешательство Елизаветы им помешало?
-Кто их сейчас разберет? У мальчика сейчас надежная защита?
-Да. Кстати, ему Селезнева материнский оберег передала, что бабка-травница в свое время девочке дала.
-Отлично! Значит, дело за малым, осталось найти этого ювелира и вернуть мальчику талисман?
-Не все так просто, Ярополк Вячеславович. Слишком много времени прошло. Сомневаюсь я, что этот ювелир еще там живет. Чего ему в таком захолустье делать?
-А не мог ли он в областной центр податься? Челябинск, большой город, а в наше время сейчас полно ювелирных магазинов, где частники занимаются ремонтом и изготовлением ювелирных изделий.
-Я пробью это, — кивнул Борис Иванович, — Тем более, нам известна его фамилия, наверняка, золотых дел мастера знают друг друга.
-Спасибо Вам, Борис Иванович.
-За одно дело боремся, жаль такого мальца упускать.
-Да, он последний из рода Зеленцов остался, а я еще его прадеда знавал, крепкий ведьмак был. Помните, о таком еще Гоголь писал в своем произведении «На хуторе близь Диканьки»? Наверняка, прототипом ему послужил. Лихое после этого время было, многих мы тогда потеряли. Будь прокляты все эти войны.
Директор надолго задумался.
-Я пойду, пожалуй, — сказал Борис Иванович, глядя, как старик замер в своем директорском кресле.
-Ах, да, конечно, — встрепенулся старик, провожая взглядом преподавателя домоводства.

Глава тридцать пятая
Валька, так никуда и не поехал, а провел все праздники за учебой. Сева пробовал соблазнить его спортивной площадкой, но безуспешно. Слоняясь без дел, он сел за книги. Его приятель Саня на праздники, как и многие ученики школы, уехал проведать своих родных.
-Вы еще в постели? – раздался удивленный Санькин голос, когда он едва волоча ноги, появился на пороге с полными сумками.
-О, Санек приехал! – обрадовался Сева, вскакивая с постели. – А мы тут немного расслабились.
-Вижу, дрыхните допоздна, а ваш друг с тяжелыми сумками должен мучиться, — проворчал Саня, едва сдерживая улыбку. – Чего сидите, разбирайте бабкины гостинцы!
Сева подскочил к сумкам и стал все содержимое выставлять на стол.
-Ничего себе! – удивлялся он, выставляя стеклянные банки на стол. – Валька, ты только посмотри, чего он привез! Огурцы, варенье, мед, домашний творог, молоко, сметана, пирожки.
-Вы давайте вставайте и завтракайте. Как хотите, а творог, сметану и молоко сегодня съесть нужно, а то испортятся. Хорошо, что лифт работает, а то я всего этого бы не привез. На улице жарища стоит, как летом.
— М-м-м, вкуснятина, — облизывая ложку и жмурясь, как кот, сказал Сева.
-Валь, а ты как съездил? – подсаживаясь на кровать к другу, спросил Саня.
-Хорошо.
-Привез талисман?
-Нет.
-Его отец его у ювелира оставил, теперь ему этого ювелира осталось только найти, — ответил за Вальку Сева.
-Как только все экзамены сдам, сразу же и поеду, — отпивая из банки молоко, сказал Валька.
-А ты уверен, что этот ювелир там же проживает?
-Мне Борис Иванович, обещал помочь этого ювелира найти.
-Тогда ладно, а то и всей жизни не хватит его искать, — успокоился Саня.
-Эй, славяне, к вам можно? — раздался голос Смалькова из-за двери.
-Ого, и Артуру дома не сидится! – засмеялся Саня, — Не удивлюсь, если через пять минут сюда Жорка с Максом заявятся.
Артур с полным пакетом гостинцев переступил порог.
-Я думал, что самым первым буду, — разочарованно сказал он.
-Ты опоздал всего лишь на пять минут, — весело сказал Саня.
-Вижу, что вы уже пируете вовсю.
-А ты присоединяйся. Тут все домашнее, деревенское.
-А я вам конфет и фруктов привез.
-А нам как раз этого и не хватало, — обрадовался Сева. – Ты сметану попробуй, сладкая, не то, что у вас там в городе.
Артур с удовольствием запустил ложку в сметану.
-Зина-Марина с тобой приехала? – спросил его Валька.
-Ты думаешь, ее так скоро отпустят от себя? Это я улизнул от них. А ты почему к нам не приехал?
-Да знаешь, после того, как дома побывал, больше никуда не захотелось, — честно признался Валька.
-Все так плохо?
-Да нет. Но такое чувство, что ее в последний раз видел. Постарела она за эти месяцы так, что не узнать. На висках седина, а в глазах тоска.
-Понимаю, как никогда, — кивнул ему Артур. – Моя мама, такой же ходила, пока Маринка не нашлась. До сих пор не верится, что она моя сестра.
-Как они там? – спросил его Сева.
-Отец, ясное дело, обрадовался, помолодел лет на двадцать даже, а уж про маму нечего и говорить. Раньше все больше молчала, а теперь говорит, не остановишь, словно прорвало. Маринку всю с ног до головы обмеряла, всю ночь ей потом наряды шила. Приедет, не узнаете. Мама-то у меня модельер.
-А папа кем работает? – спросил Сева.
-Он доцент исторических наук. В институте преподает.
-Не потому ли ты так историю любишь? – спросил Саня.
-А ее невозможно не любить, правда, Валентин?
-Точно, — кивнул Валька, проглатывая нежный творог, запивая его молоком.
-Эй, к вам можно? – раздался стук в дверь.
-Что я вам говорил! — засмеялся Саня. — Входи, Макс!
-Привет! – поздоровался со всеми Макс. – А я думал, что первым буду.
-Как видишь, опоздал, — развел руками Сева. – Ты завтракал? А то присоединяйся. Саня из деревни молока, сметаны и творога привез. Артур -фрукты и конфеты.
-А я в честь праздничка торт привез, и хотите- верьте, хотите -нет, рыбы сушеной, правда без пива, тут с этим строго. Впрочем, ее и так есть можно. Кстати, Рыскаль еще не приходил?
-Эй, есть тут кто живой? – забарабанили в дверь.
— Ну вот, все и в сборе, — захохотал Сева, и его все дружно поддержали.
-Вы чего ржете? – удивился Жора, входя с большим пакетом.
-Да только что про тебя вспомнили, — смеясь, ответил Макс. – Только не говори, что первым хотел приехать, у тебя это не получится.
-Я действительно хотел первым приехать и всем сюрприз сделать,- вытаскивая банку вишневого компота и пирожки, — сказал он. – Сознавайтесь, кому первому шею намылить?
-Саньке. Это ему не спится, — смеясь, ответил Севка.
-Вот ведь, блин, деревенщина! Ты чего, там у себя с петухами встаешь? – накинулся на него Жора.
-Ой, не надо, я щекотки боюсь! – увертываясь от него, хохотал Саня. — Ребята, не дайте от щекотки помереть! – сквозь смех, выдавил он.
В ход пошли подушки, и завязалась куча мала. Надуревшись досыта и едва дыша, веселая компания медленно наслаждалась привезенными гостинцами.
-Макс, торт мы в обед съедим, а то не влезет, — сказал Сева, допивая остатки молока.
-А мне хоть за ужином, — вяло отозвался Макс, облизывая ложку от сметаны.
-Есть предложение пойти на речку и позагорать, — предложил Жора.
-Вчера, старшаки купались, может и нам попробовать? – сказал Сева.
-А что, я не против! – согласился с ним Макс.
-Тогда пошли! – вставая с кровати, сказал Артур.
Весь день они предавались лени, загорая и купаясь. Проголодавшись, устроили пир в комнате Валентина.
Робкий стук в дверь оторвал их от обсуждения будущего.
-Кто там? – спросил Макс.
-Это мы, — услышали они знакомые голоса.
Зина-Марина выглядела потрясающе.
-Что я говорил, — улыбаясь, сказал Артур, посматривая на свою сестру, которая метала в него недовольные взгляды.
-Ты чего сбежал, как подлый трус, оставил меня там одну! – выпалила она.
-Разве ты была там одна, — хлопая ресницами, ответил Артур. – Я дал тебе возможность поближе познакомиться с предками. Разве это плохо?
-У меня уже голова трещит от твоей мамаши, — огрызнулась она.
-Заметь, теперь она и твоя мамаша.
-Ребята, не ссорьтесь, — миролюбиво сказал Саня. – Девочки, присаживайтесь, мы тут чай с пирожками пьем.
-Видим, — усаживаясь на кровать, сказала Зина-Марина.
-Зина-Марина, ты потрясающе выглядишь, прожевывая большой кусок пирога, сказал Сева.
-Спасибо, — уже более миролюбиво ответила девушка.
-Как там столица? – решил завязать с ней разговор Жора.
-Представь себе, я ее не видела, — развела она руками.
-Как это так ты ее не видела? – удивился Саня.
-Потому что с лифта на поезд, с поезда на метро, потом в такси, вот и все, — обиженно развела она руками.
-А разве вы не ходили на площадь на следующий день? – недоверчиво глядя на Артура, спросил Макс.
-Нет. Мы первомайское шествие по телику смотрели. Потом Ольга Феликсовна устроила мне смотрины и примерочный день. Думала, что он мне сегодня Москву хоть немножко покажет, а он чуть свет смотался.
-Прости, в следующий раз исправлюсь. 9 мая на площади военный парад проходить будет, если хотите, все вместе посмотреть пойдем.
-А что, это идея! – воскликнул Саня.
-А можно? – неуверенно спросил Сева.
-Конечно. Я Черномора в известность поставлю, и все в Москву рванем.
-Никогда в Москве не был, — грустно улыбнувшись, сказал Сева.
-А я только проездом был, — отозвался Макс.
-Увидите вы еще Москву, я вам обещаю. Только на нее нужно не в праздники смотреть, а лучше всего в будни, когда не так много народа.
-Разве в Москве бывает мало народа? – не поверил ему Саня.
-Ты ее по вокзалам и публичным местам не суди. Я вам такую столицу покажу, о которой только москвичи одни знают.
-Я однажды в Питере был, зелень только в парках, а так, в основном, весь город заасфальтированный, кое-где чахлые деревца стоят, но чистота, чего уж там говорить, — сказал Жора.
-А я, кроме школы и детского дома, нигде не был, — произнес печально Сева.
-Так и я нигде, кроме этого проклятого детдома, нигде не была, — поддержала его Зина-Марина.
-Теперь мы все вместе, и у нас теперь есть возможность путешествовать друг к другу в гости, — ответил за всех Артур.
-Летом все ко мне на море, — напомнила им Варя.
-Только начнем свое путешествие по городам, где каждый из нас живет, — обрадовался Макс. – Валька, ты откуда родом?
-Родился на Южном Урале. Но последнее время живем на Среднем Урале, недалеко от Екатеринбурга.
-А я из-под Рязани, — отозвался Саня.
-А я из Калужской области, — сказал Макс.
-А я из Саратова, — улыбнулся Жора.
-Васька, дурак, что откололся от нас, еще пожалеет потом, — грустно вздохнув, сказал Макс.
-Каждому своя дорога, — жестко ответил Артур. – Вы сделали свой выбор, надеюсь, не жалеете об этом.
-Я- нет, — покачал головой Жора, — Начинаю понемногу втягиваться в учебу. Жалею, что таким дураком был.
-А мне хоть и дается учеба с трудом, но и я ни о чем не жалею, — согласился с ним Макс. – Вы это, простите нас за прошлое.
-Да мы забыли о нем уже давно, — махнул рукой Саня. – Вы ребята неплохие, а с учебой мы вам поможем.
-А вы заметили, что нас перестали уже называть Смальковы и Зеленцы? – сказал Макс.
-Нет, — насторожился Сева.
-Про нас теперь говорят, вон шестерка неразлучников пошла.
-Правда? – удивился Саня.
-Ей, Богу, не вру, сам слышал!
-Ребята, так мы же команда! – обрадовался Жора. – Раньше компаниями были, а теперь командой стали.
-Интересно, а вы нас уже не считаете? Вы что, нас в свою команду не берете? – возмутилась Зина-Марина.
-Ой, и, правда, про девчонок-то забыли, — спохватился Макс.
-Я вот вам забуду! – погрозила ему Зина-Марина.
-Девочки, вы наш тыл, — закрываясь от нее руками, произнес Артур. – Не думал, что у меня такая боевая сестра будет.
-А как же. Я от твоей компании настрадалась, теперь ты у меня за нее отыгрываться будешь.
-Давайте забудем о прошлом. Даю слово, что мы исправимся, — предложил мировую Макс.
-Я согласна, но если что, пеняй потом на себя, подпалю, — предупредила его Зина-Марина.
— А как это ты делаешь? – спросил Жора.
-Не знаю, — пожала девочка плечами. – Когда злиться начинаю, само собой получается. Благодаря Валентину научилась контролировать себя. А кто чем из вас обладает?
-Я ничем особенным, — пожал плечами Кулаков. – Может, немного видеть в темноте могу, да вампиров за версту чую.
-А я предметы притягиваю. В детстве даже на учете в милиции состоял, пока меня сюда не отправили, — покраснев, сказал Жора. – А оно у меня непроизвольно происходит, особенно, когда я злиться начинаю. Ей, Богу, не вру. Макс в курсе, сколько ко мне всякой дряни поначалу прилипало. Благодаря Борису Ивановичу научился блоки ставить, а то ведь как магнит ходил. Думаете приятно, когда тебя все вором считают, — улыбнулся Жора.
-Артур, а какие у тебя способности? – спросил Саня.
-Немного владею гипнозом, читаю мысли на расстоянии, в общем, всего понемножку, толком, кто я, я еще не определился.
-А я, скорее всего, целительница, вижу внутренности человека, могу сказать, где что болит, — поделилась своими способностями Варя.
-А я с животными разговариваю, могу целить, — обрадовался целительским свойствам Вари, Саня.
-Ребята, а я недавно обнаружил, что могу воду в лед превращать, без каких -либо заклинаний, — сказал Сева.
-А ну, покажи, — не поверил ему Макс.
-Смотри, — пожал Сева плечами. Он протянул руку к стакану с чаем, и он на глазах у ребят превратился в лед.
-Так ты человек – холод! – воскликнул Саня.
-Про Валькины способности мы уже наслышаны, — сказал Смальков.
-Чего там наслышаны, Хлыщ это на собственной шкуре испытал, — хохотнул Макс.
-Ребята, вы кино «Люди – Х» смотрели? – оживился вдруг Жора. Ведь мы почти, как они. Вот, смотрите сами. Макс – человек — охотник за вампирами. Я- человек – магнит. Зина-Марина – человек-огонь. Валька – человек- электрический луч. Варя- человек – рентген. Саня — человек – целитель. Севка -человек – мороз. А Артур -человек – гипноз. Мы- люди из измерения Х!
-Здорово! – обрадовался Макс.
-Только нам свои способности еще развивать и развивать, — сказал Артур.
-Так мы еще дети, нам еще расти да расти до них, — возразил ему Жора.
-Насчет детей не согласен, — возмутился Макс.
-Ну, хорошо, подростки, — отмахнулся от него Жора.
-А Жорка в чем-то прав, — сказал Артур. – Не зря же нас собрали всех в этой школе. Мы — дети индиго, плюс волшебная сила. Мы люди будущего!
-Стоп! – откликнулся, до сих пор молчавший Валька. – Так до чего угодно договориться можно. Вы, наверно, все знаете, что есть светлые и темные силы, что в мире постоянно идет борьба за уравновешивание этих сил? Наши преподаватели готовят нас здесь для того, чтобы мы могли постоять за себя и определиться, на какую сторону мы встанем впоследствии. Мои предки были белыми магами, уверен, что они были посвященными. Я тоже хочу стоять в их рядах.
-Кто с тобой спорит, — тихо отозвался Сева.
-Если вы тоже хотите стоять за светлое братство, то все наши силы мы должны направить на благо, а не во вред человечества, я не хочу завоевывать мир, я хочу быть его хранителем и оберегать от посягательства темных.
-Я тоже так думаю и даю клятву верности этому братству, — встав со своего места, сказала Зина-Марина.
-Вы это серьезно? – удивился Артур.
-Какие тут могут быть шутки, — отозвалась Варя, вставая рядом с подругой.
-Я присоединяюсь к вам, — вставая со своего места, сказал Саня.
-И я! – произнес, Макс став вдруг серьезным.
-И я! – протягивая руку, сказал Сева.
-И я! –кладя свою ладонь на его, произнес Жора.
-Значит, один за всех, все за одного! – сказал Артур, сверху кладя свою ладонь.
-Мы клянемся быть верными братству светлых и верно служить его правому делу! — торжественно произнес Валька, последним кладя свою ладонь.
-Клянемся, — семь голосов вторили этой клятве.
— Мы клянемся помогать друг другу в трудный час и минуту!
-Клянемся! — хором ответили голоса.
-Мы клянемся быть полезными человечеству и не допускать темным силам творить зло на земле!
-Клянемся! – произнесли слова клятвы ребята.
Скрепленные руки, качнувшись, распались.
-Ух, даже мороз по спине прошел, — произнес Макс.
-Ну, ты даешь! – с восхищением, глядя на Вальку, сказал Жора.
-Не хотите закрепить нашу клятву, скажем, общей испитой чашей, — задумчиво произнес Артур.
-Я читала, что такие клятвы закреплялись общей чашей с вином и кровью, — добавила Варя.
-А что, это идея! – обрадовался Саня. – Давайте только вместо вина воспользуемся вишневым компотом.
-Только вот резать рук давайте не будем, — поморщилась Зина-Марина, — Хватит и укола в палец.
-Идет! – поддержал ее Жора, — Терпеть не могу вида крови. А укол в палец, это же не открытая рана, так небольшая капелька.
-Сева, у тебя иголка найдется? – спросила его Варя.
Сева, порывшись в тумбочке, протянул ей штопальную иглу.
-Для начала мы ее продезинфицируем, у тебя одеколон найдется?
-Возьми, — протянул он ей флакон одеколона.
Варя протерла иголку и проткнула себе палец, негромко охнув.
Капля крови упала в стакан с компотом. Следующей стала Зина-Марина, зажмурившись, она ткнула себя в палец и капнула свою кровь в темный раствор. Протерев иглу, Варя передала ее Максу. Таким образом, иголка прошлась по всему кругу.
-Кто будет первым пить этот эликсир? – спросил Артур.
-Пусть начинают девушки, а уж потом мы по часовой стрелке, — предложил Саня.
Передавая по кругу стакан с компотом, все участники клятвы сделали из него по глотку. Последним завершал этот ритуал Валька.
-Будет потом о чем вспомнить в старости, — улыбнулся Артур.
-Если доживешь до этой старости, — тихо произнес Саня, но кроме Вальки его никто не услышал.
-А давайте поиграем! – предложил вдруг Макс в наступившей тишине.
-А как? – спросила Зина-Марина.
-Нас Валька классным тренингам научил, — и он стал объяснять правила игры.
Последние два часа они потратили на игры. И уж перед расставанием Варя с горечью сказала:
-Так хорошо мне еще никогда не было. Завтра опять начнется учеба, а через неделю зачеты и экзамены.
-Ничего, мы как-нибудь еще выкроим себе часок -другой для небольшого отдыха, — успокоил ее Саня. – Представь себе, как потом будет здорово. Целых три месяца ничего неделания.
-Ты в этом уверен? – фыркнула Варя. – Ты еще не представляешь, что тебя ждет в эти летние каникулы. Потом вспомнишь еще меня.
-Неужели у нас не будет ни дня отдыха? – испугался он.
-Просто заданий тебе столько на лето надают, что бездельничать тебе не придется. Будешь совмещать полезное с приятным.
-Фу, напугала, — расслабился он. – Так я согласен, чтобы отдых был не только приятным, но и полезным.
-Спокойной ночи, — пожелала им Зина-Марина, покидая комнату ребят.
-Да и нам пора, — стал собираться Артур с Жорой.
-До завтра, — махнул на прощание Макс, исчезая за дверью.
-Вакумус -тихус, прошептал Саня, как только за последним закрылась дверь. – Валька, не верю я Смалькову, хоть убей, не верю. Ведь он всю нашу клятву, словно за детскую игру принял. С его лица эта ухмылка так и не слезала.
-Сань, перестань, время покажет, кто на чьей стороне остался, — тихо произнес Валька. – Возможно, он до конца еще не осознал всей серьезности. Для него все это просто игра.
-Ага, ему в героев поиграть захотелось, весь мир поработить, а ты его так аккуратненько шлеп, и на землю, — подхватил Сева.
-Тщеславия в нем слишком много. Зависти и жадности. Лидером он хочет быть и тебя под себя подмять.
-Не говори ерунды, — отмахнулся от него Валька. – Романтик он и мечтатель. А то, что я ему не дал помечтать, так пора уже взрослеть, а не фантасмагорией заниматься.
-А мне понравилось, как Жорка нас представил, — сказал Сева.
-Прикольно, — согласился с ним Саня.
-Я согласен с ним в этом определении, но не завоевывать же весь мир, — сказал Валька. – Мы должны стоять на страже мира.
-Но он же этого и хотел, — сказал Сева.
-Нет, подтекст у него нехороший был. Чувствую я это, только объяснить не могу, — настаивал на своем Саня.
-Ладно, давайте-ка спать ложиться, завтра рано вставать. И сними заклинание, а то на уши давит, — зевая, напомнил ему Валька.

Глава тридцать шестая
Поехать со всеми на парад Валька так и не смог. Накануне его вызвали к директору в кабинет.
-Проходи Валентин, — печально глядя на Вальку, сказал директор школы.
Валька насторожился. Ярополк Вячеславович был сегодня необычно молчаливым и печальным.
-У меня для тебя не совсем хорошие новости, — наконец решился он на разговор. Ты лучше сядь, — он указал на высокий старинный стул. – Дело в том, что ювелир Волошин там уже не живет. Это и понятно, перестройка, времена не совсем спокойные, но это половина беды. Твоя тетя сейчас находится в больнице, у нее был обширный сердечный приступ.
Валька от неожиданности подскочил на стуле.
-Ты сядь, — настоял на своем директор, — Сейчас ей уже значительно лучше. Когда ты в последний раз был у нее, тебя ничего не насторожило?
-Нет.
-А как она себя вела?
-Была подавлена, чувствовала передо мной вину, — произнес Валька.
-А беспокойства и нервозности ты не заметил?
-Ярополк Вячеславович, говорите прямо, что Вы хотите услышать от меня? — не выдержал Валька.
-Я это к тому, что после вашего с Борисом Ивановичем визита, у нее побывали гости.
-Вы хотите сказать, что на ее след напали темные?
-Возможно.
-Она говорила, что кого-то очень боится, но я так и не понял кого.
-Значит, боится, — произнес Ярополк Вячеславович, теребя свою бороду. Ты можешь подробно рассказать, как состоялась ваша встреча, и о чем был разговор?
Валька подробно пересказал встречу с теткой.
-Борис Иванович был склонен к тому, что ею манипулировали в тот день. Да и в больнице подозрения падали на нее. Но никто толком так и не смог сказать, как погибла твоя мама. Ты веришь в ее невиновность?
-Да, иначе она давно бы избавилась от меня.
-М-да, ты, безусловно, прав, — произнес директор.
-Ярополк Вячеславович, мне можно будет поехать к ней?
-Да, конечно, но естественно, не одному. И еще, обрати внимание на то, как там у вас все в квартире. Все ли цело, не пропало ли что. Я склонен к тому, что, возможно, искали адрес этого ювелира. Охота началась, — едва слышно пробормотал он.
-Валентин, будь очень осторожен. Ты заклинание на отвод глаз знаешь? — Валька кивнул. – Хорошо, завтра с тобой поедут Борис Иванович и Алексей Вениаминович, впрочем, не помешает и присутствие Татьяны Леопольдовны. Она опытный чародей и легко справится при случае с темными.
-Неужели все так серьезно?
-Да, Валя, серьезнее не бывает, — вскинув голову, сказал Черноморов. – Постарайся расспросить свою тетю, кто у нее был, как они выглядели? Не думаю, что это были стражи, скорее всего, ученики — дилетанты. Напугали женщину, на этом и успокоились. Я подключил к твоему делу несколько человек, они должны проверить, где в данный момент находится Волошин. Талисман может взять либо хозяин, либо его близкий родственник. Не думаю, чтобы он продал его, это почти невозможно. На нем лежит заклятье на возврат. Эта вещица не представляет для покупателя особой ценности, так что в этом плане я за нее спокоен. Он не сможет его никому продать, но вот передать из рук в руки может. Талисман вернется к нему обратно, если человек не обладает волшебными способностями. Уверен, когда Андрей отдавал его ювелиру, он сделал все возможное, чтобы талисман вернулся к нему в целости и сохранности, — стал рассуждать Ярополк Вячеславович, совсем позабыв про Вальку.
Вежливо кашлянув, Валька напомнил о себе.
-Ах, да! – встрепенулся директор, — Валентин, завтра ты можешь ехать к своей тете, она в областной больнице, тебя Борис Иванович к ней проводит. Ты ни о чем не беспокойся, с ней все будет хорошо. Я уже распорядился, чтобы о ней позаботились.
-Спасибо Вам, Ярополк Вячеславович, — сказал Валька, оставляя его неподвижно сидящим в своем директорском кресле.
Ноги после таких известий были ватными. На душе было тяжело. Валька медленно стал подниматься по лестнице. Задумавшись, он не заметил, как ноги сами привели его к галерее выпускников. Взглянув на портрет отца, Валька мысленно обратился к нему за помощью. Приложив свою ладонь к руке отца, он закрыл глаза, но так ничего и не почувствовал, кроме шероховатости полотна. Безмятежное лицо Зеленца старшего, не изменилось. Валька постоял еще какое-то время возле портрета, но, не находя ответов на свои вопросы, медленно поплелся к себе.
-Чего тебя Черномор к себе вызывал? – спросил его Сева, как только Валька переступил порог комнаты.
-Ребята, я не смогу поехать с вами смотреть парад, у меня мама в больнице, — ответил Валька.
-Что с ней? – удивился Саня.
-Сердечный приступ, — тяжело вздохнув, ответил Валька.
-А я думал, что Черноморов нашел ювелира, — сказал Сева.
-Нет, не нашел. Волошин уехал из того города, и сейчас неизвестно где находится.
-Может, нам с тобой поехать? – спросил Сева.
-Нет, спасибо, этого не нужно, со мной и так целая делегация едет.
-Кто? – удивился Саня.
-Наши преподаватели.
-Неужели все так серьезно? – насторожился Сева.
-Серьезнее не бывает, — тяжело вздохнул Валька.
-Ты, это, не раскисай, — посоветовал Сева. – Вот увидишь, все образуется, найдешь ты свой талисман, ей Богу, сердцем чую.
-Дай-то Бог! – кивнул Валька. – Вы фото с парада привезите, — кисло улыбаясь друзьям, сказал Валька.
-Обязательно, — уверил его Саня. – А может, передумаешь и возьмешь нас с собой?
-Шутишь! Мне вас, что, в мешок засунуть или невидимками сделать?
-А что, хорошая идея! – обрадовался Сева.
-Ребята, да поймите же, не могу я вас с собой взять. Со мной трое преподавателей едет, да еще кто-то для подстраховки.
-Никогда ничего подобного не видел, — признался Сева.
-А ты о чем думаешь? – спросил Саня, подсаживаясь ближе к Вальке.
-Честное слово, в голове пусто. Вопросов много, а ответов нет. Я даже к отцовскому портрету ходил, только он сегодня молчит, — признался Валька. – Давайте-ка спать ложиться, а то на душе муторно.
-Ты прав, — согласился с ним Сева, с тревогой глядя на друга.

Глава тридцать седьмая
Утром, стараясь не разбудить друзей, Валька выскользнул из комнаты. Прошмыгнув по коридору, спустился на первый этаж, где его уже поджидала Татьяна Леопольдовна.
-Здравствуйте, — поздоровался с ней Валька.
-Здравствуй, — приветливо улыбнулась ему она. – Можем ехать?
-Да, — кивнул Валька, оглядываясь по сторонам.
-Ты не волнуйся, они нас догонят, последние инструкции от директора получают, — успокоила его учительница. – Эх, давненько я никуда не выезжала, даже скучновато стало.
-Я про Вас книжки читал, это все правда?
-Есть доля правды, но, в основном, авторский вымысел, — она махнула рукой. – Мне из этой серии только несколько первых книг нравятся, а остальная половина -сплошной вымысел.
-А у Вас действительно есть сестра?
-Пипа? – засмеялась Татьяна Леопольдовна, — Нет, конечно. А если и была бы, я ее давно в пепел превратила. А вот Гробыня, моя лучшая подруга, она сейчас в университете заведующей лабораторией работает.
-Но по книге Вы совсем даже не подруги, — удивился Валька, едва поспевая за стройной фигуркой Татьяны Леопольдовны.
— Это в книге, а на самом деле, она совершенно другая. Кстати, это она сама настояла на таком образе. Она у нас девушка с юмором. Впрочем, давай оставим эту тему, она мне порядком поднадоела.
-Извините, я не хотел Вас обидеть, — покраснел Валька.
-Первый год после выпуска серии только и были, сравнения, что и как. Столько страстей по этому поводу было. Кто-то обиделся, что его таким изобразил автор, кто-то, наоборот, загордился. Слава Богу, сейчас уже все поутихло. Многие только обо мне из перессказов знают, мало сейчас молодежь читает, все больше по Интернету шастают. Ты как, с Интернетом знаком?
-Есть немного, — кивнул Валька. – Мне мама особо не разрешала за компом сидеть, боялась, что зрение испорчу.
-А вон и наши сопровождающие, — помахала она мужу рукой. – Ну, как? Получили инструкции?
-Лучше бы все разом и в письменном виде, — вытирая пот со лба, вздохнул Велесов. – До ужаса не люблю, когда начинают читать нотации и указывать что и как делать.
-Вот именно! – ткнула в него пальцем Татьяна Леопольдовна, — Чем Вы, дорогой Алексей Вениаминович, и занимаетесь в последнее время на своих уроках.
-Неужели я такой нудный? – не поверил ей преподаватель алгебры и геометрии.
-Да на ваших уроках даже мухи засыпают! – воскликнула Татьяна Горун. — Куда девается Ваш азарт с уроков хиромантии, где Вы готовы всю душу отдать?
-Честно признаюсь Вам, математика для меня немного суховатый предмет. Эти алгоритмы, теоремы давно изучены и переучены, а вот линии на руке это бесконечные варианты человеческих судеб, и в природе они не повторяются, как отпечатки пальцев. Очень интересная наука! Кстати, молодой человек, мне бы хотелось посмотреть на ваши ладони.
-Это Вы успеете сделать в электричке, лифт давно ждет нас, — буркнул Борис Иванович, привычным жестом взъерошивая свое воронье гнездо.
-Милый, а не пора ли тебе подстричься? Твоя прическа уже напоминает птичье гнездо.
-Ты думаешь, что уже пора? – удивился он, запуская ладонь в волосы.
-Я уже устала тебе об этом говорить, — вздохнула Татьяна Леопольдовна. – Приедем в город, непременно зайдем в парикмахерскую.
-Я удивляюсь вашим волосам, они растут неимоверно быстро, не то, что у меня, — поглаживая начинающую лысеть голову, сказал Велесов.
-Иногда мне хочется, чтобы его волосы вообще не росли, — вздохнула Татьяна Леопольдовна. – Это одно мучение, заставить его причесаться. В прошлом месяце он умудрился там потерять сразу две расчески. А о том, чтобы мне его подстричь и речи не идет.
-Ты слишком больно это делаешь. Знаешь же, что у меня очень чувствительная кожа на голове.
-Скажите на милость! А с такой шевелюрой тебе не стыдно ходить?
-Я бы стригся хоть каждый день, если бы ты не выдирала мои волосы так больно, — пожаловался Горун.
-Сам тогда стригись!
-Ты же знаешь, что в парикмахерскую мне редко удается вырваться.
-Ты же не забываешь каждый день умываться, бриться и одеваться. Прими за правило и тот факт, что стрижка волос, это тоже необходимый ритуал.
-Я забываю, а ты, вместо того чтобы все время ворчать, напоминала бы мне об этом.
-Да я только этим и занимаюсь все время, — подмигнув Вальке, сказала Татьяна Леопольдовна.
Так, ворча друг на друга, они добрались до полянки.
-Давайте-ка, поторопимся, электричка прибудет через десять минут, — взглянув на часы, сказал Алексей Вениаминович.
Прибавив шаг, они стали спускаться по тропинке к полустанку. Валька заметил, что на платформе столпилось несколько человек. Четверо из них были молодыми людьми. Вальке показалось, что он видел двоих в школе. Он стал разглядывать их в надежде, что к ним присоединится Ханикен.
Электричка, шипя, остановилась на платформе и, открыв двери, впустила людей в свое чрево. Молодежь села в другой вагон, поэтому Вальке так и не удалось узнать, был ли среди них Хельмут.
-Что, знакомого своего выглядываешь? – тихо спросила его Татьяна Леопольдовна.
-Мне показалось, что я их уже где-то видел, — признался Валька.
-Тебе это только показалось, — серьезно глядя Вальке в глаза, сказала она.
-Я понял, — кивнул он.
-Валентин, прошу тебя, веди себя естественно и не озирайся по сторонам. Не привлекай к себе внимания.
-Извините, я больше не буду.
-Возьми-ка лучше кроссворд, — она протянула ему журнал с кроссвордом.
-Ну-с, Борис Иванович, может, сыграем партию -другую в картишки? – предложил ему Велесов.
-Я бы хотел завершить одну партию в шахматы. Интересная картина там вырисовывается, не составите компанию?
-Увольте, я вчера досыта наигрался в шахматы с Кощеевым.
-Танюша, может, ты составишь мне компанию?
-Борис, ты же знаешь, что я не люблю шахматы.
-Тогда, может, в карты? – предложил ей Велесов.
-Это тоже не вариант. И потом, что о нас подумает наш ученик.
-Надеюсь, Зеленец нас не выдаст, — подмигнул он Вальке. – Кстати! Если вы не хотите играть в карты, то я, пожалуй, посмотрел бы на вашу руку, — придвигаясь ближе к Вальке сказал он, вытаскивая свою лупу.
Валька с интересом протянул ему свою руку.
-Интересно, очень интересно. Просто замечательно! – после минутного рассматривания его ладони, воскликнул он. – А Вы не так-то просты, молодой человек, за вами большое будущее. Интересно, очень интересно! – разглядывая Валькину руку, бормотал он. Вдруг резко побледнев, он потребовал, чтобы Валька протянул ему другую ладонь.
Татьяна Леопольдовна, внимательно посмотрела на Велесова. В его взгляде сквозила тревога. Он вновь стал всматриваться в обе ладони.
-Что скажете, Алексей Вениаминович? — не выдержала, наконец, Татьяна Леопольдовна.
-Ему угрожает опасность, — тихо произнес он.
-Я и без этого знаю, — сказала она.
-Я не умею влиять на судьбы людей, но все зависит от него самого. Как он распорядится своей дальнейшей жизнью.
-Я не совсем понимаю Вас? – насторожилась она.
-Дело в том, что он на грани добра и зла. Ему решать, куда сделать этот шаг.
Валька насторожился.
-Вы хотите сказать, что я еще не определился, кем мне быть?
-Дело в том, что ряд обстоятельств поставит тебя перед жестким выбором, с кем тебе остаться. В том и другом случае не миновать смертей. Только за тобой останется этот выбор.
-Но я с друзьями дал клятву быть на стороне добра! – воскликнул Валька, отнимая свою руку.
-Это понятие растяжимое, — грустно сказал Велесов. – Зло тоже думает, что оно делает добро, но его добро обоснованно и имеет определенный смысл или корысть, как хочешь это назови. Добро иногда бывает слишком болезненным, не каждый пойдет на такой шаг, где подчас нужно сделать выбор не в пользу близкого человека. Пойми, мальчик, недаром говорят, что добро бывает с кулаками. Его нужно отстаивать.
-Я готов бороться! – твердо сказал Валька.
-Даже если придется пережить смерть близкого тебе человека?
-Алексей Вениаминович, перестаньте запугивать мальчика! – зашикала на него Татьяна Леопольдовна.
-Увы, я не умею лгать, а линии судьбы говорят, что все в этом мире переменчиво. Он в таком возрасте, когда уже нужно отвечать за свои поступки.
-Но он еще ничего такого не совершил, за что ему пришлось бы быть в ответе.
-Это очень скоро случится, возможно, что и сегодня.
-Вы пугаете меня, Алексей Вениаминович!
-Алексей Вениаминович прав. За свои поступки каждый должен быть в ответе, — серьезно сказал Валька.
-Это слова настоящего мужчины! – улыбнулся Велесов.
-Но он еще совсем ребенок, а детям свойственно ошибаться, у них еще не достаточно опыта, — настаивала на своем Татьяна Леопольдовна.
-Заметьте, Татьяна Леопольдовна, что перед Вами не обыкновенный мальчишка, а будущий маг. А вот какой, не нам с вами решать. Испытания, выпавшие на его долю, либо еще больше закалят его, либо…, — тут он не договорил, мимо них промчался один из молодых людей, стоявший с ними на платформе.
-Она напали на ваш след! – буркнул он, проходя мимо.
-Началось! Что я Вам говорил? – сказал он. – Татьяна забирайте мальчика и двигайтесь в «голову» поезда, на первой же остановке сходите, мы постараемся их задержать.
-А если они в «голове» устроили засаду? – вскакивая со своего места, сказала она.
-Я так не думаю, иначе они давно были бы здесь, — отозвался вдруг Горун. – Таня, идите в голову поезда, встречаемся в квартире Валентина.
Все четверо, встав со своего места, прошли в тамбур. Валька только краем глаза заметил, как Горун и Велесов изменив внешность и одежду на форму контролеров, повернули обратно в вагон.
-Валя, заклинание на невидимость! – скомандовала Татьяна Леопольдовна, крепко взяв его за руку.
Валька произнес заклинание и почувствовал, что его дернули вперед. Едва поспевая за ней, он миновал два вагона. В первом вагоне он увидел Оксану и того парня, который предупредил их об опасности. Оксана, тревожно вглядываясь в проход, то и дело посматривала на своего напарника. Татьяна Леопольдовна, по-видимому, задела ее за плечо, потому что девушка вздрогнула. Кивнув ей, она встала и направилась в тамбур вместе с напарником. Валька увидел, как парень принимает его черты, а Оксана превращается в Татьяну Леопольдовну. На остановке они вышли из электрички. Едва не зацепившись курткой, следом за ними выскочил парень с ирокезом на голове. По виду его вполне можно было принять за обыкновенного панка, но в его взгляде читалась злость и растерянность. Озираясь по сторонам, он остался стоять на платформе. Валька улыбнулся, его преследователь остался в дураках.
-Не обольщайся, наверняка в поезде еще кто-то остался, — шепнула Татьяна Леопольдовна.
-А здорово его провели! — не сдерживая восторга, сказал Валька.
-Эх, если бы все так было легко, — вздохнула Татьяна Леопольдовна. – Ты видел всего лишь одного из возможной сотни.
-Вы думаете, что они за нами отправили так много народа?
-Уверена. Этот, наверняка был одним из учеников, и скажем сразу, не из самых лучших. Матерые тебя будут дома поджидать.
-И как же тогда нам быть?
-Посмотрим по обстоятельствам. Ты, главное, держись поуверенней и не забывай, чему тебя в школе учили. Заклинания все помнишь?
-Ярополк Вячеславович сказал, какие особенно нужно в трудной ситуации использовать.
-А в этой ситуации, ты бы как себя повел?
-Честно, я бы растерялся.
-Вот именно. У тебя еще нет опыта того, как вести себя в таких ситуациях, это проходят в старших классах. А ты к нам, как снег на голову, в конце года свалился. Я была против твоего зачисления в конце года, но у наших там свои заморочки.
-Я наверстаю.
-Знаю, что наверстаешь, но экзамен тебе сегодня придется сдавать и, как это тебе удастся, только один Господь знает.
-Татьяна Леопольдовна, а много перебежчиков было?
-Да нет, не много. На моей памяти только двое в темные подались, да человек пять в серых осталось.
-А темные в белые не переходят?
-В истории всего два случая зарегистрировано, только темные этого не прощают, стараются, весь род под корень извести. Господи! И почему же я сразу не догадалась, — она всплеснула руками. – Теперь понимаю, почему за тобой такая охота началась. Погоди, если мне не изменяет память, твой дед погиб вместе с женой при весьма странных обстоятельствах?
-Я думаю, что в машину была установлена бомба, — задумчиво сказал Валька.
-Что ты еще знаешь про свой род?
-Ничего.
-Погоди, это дело поправимо, я сейчас же свяжусь с директором.
Татьяна Леопольдовна зашуршала в своей походной сумке и, вытащив какую-то замысловатую штуку, стала водить по ней пальцем.
-Я так и знала! – вскоре воскликнула она.
-Я из рода одного такого перебежчика? – не весело спросил Валька.
-Почти. Твоя пра – пра — пра-бабка вышла замуж за белого мага. Это карается законом, но темные и светлые на это смотрят снисходительно, любовь слепа и краткотечна. Обычно такие браки распадаются лет так через сотню. Но тут другой случай. Эта твоя родственница передала своему жениху какой-то артефакт. После этого и началась вся свистопляска.
-А этот амулет не может быть тем артефактом? – снизив голос до шепота, спросил ее Валька.
-Возможно, это и есть тот артефакт, — задумчиво кивнула Татьяна Леопольдовна головой. — Теперь ты понимаешь, что тебе предстоит перенести? Если ты первым завладеешь этим артефактом, все беды и преследования тогда закончатся. Ты последний, на ком заканчиваются все проклятия. Но тут есть другая закавыка, ты должен будешь сделать выбор в ту, либо другую сторону. Хочется верить, что амулет впитал в себя добро. Но почему тогда в экстренных случаях его не оказывалось рядом с хозяином? Он, словно чувствовал приближение смерти и старался остаться в стороне. Странная позиция защитного амулета.
-Как звали мою пра-пра-прабабку, которая принесла в качестве свадебного подарка этот амулет?
Татьяна Леопольдовна надолго уткнулась в свою штуковину, то и дело тыча в ее пальцем.
-Если здесь не напутано, то твою бабушку звали Ванга Рудольфовна. Она является родственницей древнему польскому роду Бжезинских. Известно, что ее отец Рудольф Бжезинский воевал на стороне Мазепы за отделение Левобережной Украины от России и погиб в Полтавской битве. Овдовев, ее мать вновь вышла замуж. Отчим…, странно…, его имя нигде не упоминается. А не в этом ли отчиме вся и загвоздка?! – перелистав страницы, произнесла Татьяна Леопольдовна. — Валентин, сдается мне, что твоя прабабка предназначалась им кому-то в жены, да только она сбежала прямо из-под венца, с твоим прадедом Осипом Львовичем, прихватив с собой свадебный подарок отчима. Отчим проклял ее, после чего и последовала череда смертей твоих родственников, которым передавался этот амулет, пока он не перешел к твоему отцу.
-Зачем он мне, если он несет смерть? – спросил ее Валька.
-Здесь написано, что амулет несет в себе какую-то силу, и с ним ни в коем случае нельзя расставаться. За халатность он начинает мстить.
-Сколько человек от него уже пострадало?
-Если верить проклятию, то ровно 33 человека.
-Значит, череда смертей либо продолжится….
-Либо остановится. Но в том и другом случае амулет нужно найти. Не думаешь же ты, что такой амулет просто так нужно подарить темным, которые быстро найдут ему применение. Думаю, лучше держать его при себе, как мину замедленного действия и в случае чего нейтрализовать.
-Знать бы как?
-Как? Это будет потом, главное его найти. Не зря же темные так всполошились, видимо, он им позарез нужен.
-Хорошо, я найду его.
-А мы тебе в этом поможем.
Электричка остановилась на конечной остановке и Валентин с Татьяной Леопольдовной под заклинанием невидимости направились к автобусной остановке. Проехав несколько остановок, они сошли и дворами направились к Валькиному дому.
— Погоди, Валентин, не спеши, нужно все тщательно проверить, — сказала Татьяна Леопольдовна, проявляясь. Она взмахнула рукой, и Валька увидел многочисленные следы различных оттенков, от светло — серых до черных.
-Что это? – удивился Валька, разглядывая собственные следы, которые были светло- зеленого цвета.
-Думаю, ты сам сейчас обо всем догадаешься.
Мимо них на велосипеде проехал соседский мальчишка Степка, оставив за собой светло-серый след. Серо-зеленый след оставила за собой старушка из шестого подъезда. Валька слышал, что она помогала больным разными травяными настоями. Тучного телосложения, тяжелой и шаркающей походкой, прошел Виктор Степанович из четвертого подъезда. Он, тяжело дыша, вытирал пот, застилающий лицо. Его след был серым без каких либо примесей. Таким обычно воспринимают цвет сухого асфальта. Валька едва различил и еще несколько оставленных следов, они были темно-серого оттенка.
-Ну, что скажешь? – спросила его Татьяна Леопольдовна.
-Могу ошибиться? – спросил ее Валька.
-Нет, — покачала она головой. – Считай, что это твой экзамен. Шпаргалок здесь нет. Присмотрись внимательно к следам и все сам поймешь.
-Следы светло- серого и серого оттенка, это следы простых людей, — неуверенно начал Валька.
Получив утвердительный кивок, он уже продолжил более уверенно.
-След, с зеленоватым оттенком, скорее принадлежит «серым», которые на стороне добра, — и опять, получив кивок, продолжил: — Темный, почти черный, принадлежит «темным», только он совсем не четкий, размазанный какой-то.
-Это потому, что старый, скорее, вчерашний. Посмотри внимательней, нет ли еще каких либо темных следов?
— У моего подъезда много темных следов, но и они не четкие.
-Видимо тебя здесь вчера ждали. Идем, нужно проверить твою квартиру, нет ли там кого?
Валька неуверенно посмотрел на Татьяну Леопольдовну.
-Не бойся, я же с тобой, да и наши телохранители уже на подходе.
Валька оглянулся назад и увидел Бориса Ивановича и Алексея Вениаминовича в форме связистов. Едва кивнув им, они вошли в Валькин подъезд. Вскоре у Татьяны Леопольдовны запиликал мобильник.
-Все чисто, можете заходить, — сообщил своей жене Борис Иванович.
Валька, не доставая ключей, проник в свою квартиру при помощи заклинания. В большой комнате его уже поджидали преподаватели.
-Боже, а наследили-то как, — фыркнула Татьяна Леопольдовна, всматриваясь в оставленные «темными» следы. – Наверняка, посылали сюда учеников. Валя, ты осмотри все как следует, не пропало ли чего?
Валька первым делом подошел к серванту и вытащил шкатулку с документами.
— Я не совсем уверен, все ли здесь на месте, — перебирая документы, сказал он. – Это только моя мама может сказать, но в последний раз она доставала оттуда обереги, ее крестика я что-то не вижу.
-Может, она его надела? – спросил Борис Иванович.
Валька пожал плечами.
-Это мы сейчас выясним, — Татьяна Леопольдовна набрала какой-то номер на мобильном.
-Костик, здравствуй, как там наша больная? – спросила она. – Ты, случаем, не видел у нее на шее деревянного крестика? Он у нее на запястье? Хорошо. Спасибо. Ждите, скоро будем у вас. Темные не беспокоят? Вот как? Усильте охрану.
-Таня, что там?- спросил ее Борис Иванович.
-Несколько раз «темными» предпринимались попытки проникнуть к ней в палату, все они локализованы.
-Как там мама? – спросил Валька.
-Состояние тяжелое, она в реанимации.
-Пожалуй, нам здесь уже делать нечего, — заметил Алексей Вениаминович.
-Погодите, можно я кое-что из вещей своих возьму?
-Да, конечно, возьми, все, что тебе необходимо, надеюсь, заклинание на уменьшение не забыл еще?
-Нет, я мигом.
Валька вошел в свою комнату и лихорадочно стал собирать свои вещи, уменьшая их при помощи «Минимуса лилипутуса». Вслед за вещами он взял с полки несколько любимых книг и неуверенно остановился около аквариума.
-Валентин, ты там скоро? – крикнула Татьяна Леопольдовна.
-Вы не могли бы подойти, — неуверенным голосом, сказал он.
-Что случилось? – входя в комнату, спросила она.
Валька указал на аквариум.
-У меня никогда не было пристрастия к разведению рыбок.
-Ты хочешь, сказать, что у тебя никогда не было аквариума?
Валька, неотрывно глядя на аквариум, кивнул.
-Борис! — крикнула Татьяна Леопольдовна, — Требуется твоя помощь.
Мельком взглянув на мальчика, она произнесла заклинание и рядом с Валькой, появился его двойник.
-Валя, мысленно направь своего двойника к аквариуму, — сказала она, держа вытянутую руку наготове.
Валька послушно направил своего двойника в сторону аквариума и невольно вздрогнул, когда из аквариума мгновенно вылетело несколько черных щупалец. Прыжок был настолько быстрым, что существо, похожее на осьминога, пролетев через двойника, с громким шлепком упало на пол. Поняв свою ошибку, оно заверещало и потянулось к людям.
— Бог мой! – восхищенно воскликнул Горун, — Это же медузо-спруто-скорпионус, выведенный в шестидесятых годах в период «Холодной войны» американцами. Я о таком и мечтать не мог. В нашей лаборатории был такой лет десять назад, но я его уже не застал.
-Хватит болтать, что с ним делать лучше скажи? – прошептала Татьяна.
-Поймать, конечно, и в мою лабораторию.
-Он не опасен? – заглядывая в комнату, спросил Велесов.
-Очень опасен. На его щупальцах не присоски, а многочисленные зубы. Они вгрызаются в тело, и от него через час остается только груда фосфорирующих костей, которая минут через пять- десять при взаимодействии с кислородом превращается в прах.
-Ну и сюрпризец же оставили нам «темные», — содрогнулся Велесов.
-Борис, ты что надумал? – нетерпеливо спросила его Татьяна.
-Естественно, я заберу его с собой. Валентин, у вас найдется банка с плотной крышкой, но не полиэтиленовой, а завинчивающей?
-Наверняка, есть, — кивнул головой Валька и отправился на кухню.
Когда он вернулся в комнату, Горун в резиновых перчатках, с маской на лице, пинцетом засовывал маленькую каракатицу в уменьшенный до спичечного коробка аквариум. Приняв банку, он аккуратно поместил его там, плотно завинтив крышкой.
-Фу, — вздохнул он с облегчением, разглядывая это существо через стекло. – Я думал, что он будет плеваться, обычно, в случае нападения, он еще может выплевывать ядовитую слюну, к которой до сих пор не могут найти противоядия.
-Нас здесь больше ничего не удерживает? – спросила Вальку Татьяна Леопольдовна.
-Нет, я уже все взял.
-Тогда поехали в больницу?

Глава тридцать восьмая
Валька, перешагивая через ступеньку, быстро поднялся до нужного этажа больницы. Он торопился, предчувствуя что-то нехорошее. У двери больной мирно посапывал охранник. То же он увидел и в самой палате. Над кроватью тетки наклонилась медицинская сестра. В ее руках он заметил шприц.
-Нет! – закричал Валька, стараясь опередить ее. Но игла уверенно вошла в вену. Тетя вздрогнула и, выгнувшись дугой, обмякла. Сестра зло посмотрела на мальчика и, заметив, что ей не выбежать через дверь, выпрыгнула в открытое окно.
-Мама! – Валька подбежал к безжизненному телу своей тетки.
-Что здесь произошло? – врываясь в палату, спросила Татьяна Леопольдовна.
-Она убила ее! – глухо произнес Валька.
-Здесь кто-то был?
-Да. Медсестра сделала ей какой-то укол, а потом выпрыгнула в окно.
Татьяна Леопольдовна выглянула в окно. Достав мобильник, она кому-то позвонила.
-Немедленно поймайте ее, она не могла далеко уйти! Валентин, как она выглядела?
— Молодая, у нее еще очень злые глаза и темные волосы, — безжизненным голосом произнес он.
-Что все это значит? – услышали они из коридора строгий голос Велесова. – Как ты посмел заснуть на посту? Да я на тебя буду жаловаться самому магистру! Разгильдяй!
-Алексей Вениаминович, он здесь ни при чем, — заступилась за охранника Татьяна Горун. – Баллончик, они использовали баллончик с усыпляющим газом.
-Но как это возможно? Здание окружили в три кольца, как они могли прошляпить врага?
-Я не знаю, — пожала она плечами. – Возможно, враг проявил себя достаточно хитро, и ребята чего-то упустили.
-Вы не защищайте их, пусть отвечают по всей строгости.
Охранник, наконец-то, разлепил глаза и с испугом посмотрел на Велесова.
-Алексей Вениаминович, а Вы как тут оказались, почему я Вас не заметил?
-Потому что ты в это время спал беспробудным сном!
-Это неправда, я не спал.
-Гриша, ты ни в чем не виноват, мы не учли тот факт, что «темные» воспользуются баллончиками с усыпляющим газом. Ты лучше вспомни, что ты видел в последние минуты.
Гриша, нахмурив лоб, задумался.
-Да ничего подозрительного Татьяна Леопольдовна, все как обычно. В соседней палате обход был, затем медсестра Галочка прошла лекарства разносить.
-Она заходила в палату?
-Нет. Все что приносили, все передавалось через Петра. Он-то чего говорит?
-Спит твой напарник.
-Как это возможно?
-Как выглядит эта ваша Галочка?
-Симпатичная, темноволосая.
-Где она сейчас?
-В амбулаторной наверно.
-Гриша, воспроизведи мне ее облик, — потребовала Татьяна Леопольдовна. – Валя, иди сюда, — позвала она Вальку.
Валька на ватных ногах вышел в коридор.
-Валентин, посмотри сюда, это не та медсестра, что ты видел в палате?
Валька мельком взглянул на воспроизведенный фантом медсестры и побледнел.
-Да, это она! Это она сделала маме какой-то укол, после чего та умерла.
-Так, все ясно, — кивнула Татьяна Горун. – Скорее всего, ее либо подкупили, либо зомбировали.
В коридор с шумом вошли трое мужчин, которые вели упирающуюся девушку.
-Это Галина, та самая медсестра, — обрадовался Гриша.
-В чем дело? Почему меня схватили? – вызывающе воскликнула девушка.
-Потому что, милая, ты обвиняешься в преднамеренном убийстве больной Зеленцовой.
-Вы что такое на меня наговариваете? Никого я не убивала. Мне и в палату-то нельзя было заходить, все лекарства через его напарника передавала.
-Где вы ее нашли? – спросил мужчин Велесов.
-На скамейке сидела.
-Вот именно, сидела и загорала, пока сон -час в отделении. Всего-то на двадцать минут вышла.
-К вам кто-нибудь подходил?
-Старик какой-то. Просил больному другу передачку передать.
-Передали? – спросила Горун.
-Нет, конечно. У нас прием передач с пяти до семи.
-А если хорошенько подумать?
-Ничего я не передавала, — заупрямилась девушка.
-Сколько он тебе дал? Ты понимаешь, мы все равно узнаем, обыскав тебя, — прошипел Велесов.
-Тысячу, — заревела девушка.
-Так много, за передачку? – удивилась Горун.
-У него мелких денег не было, он пенсию в банкомате получил. Говорил, что проездом в нашем городе. Узнал, что его друг в больнице, а через час поезд отбывает, — тараторила девушка, вытирая слезы. – Вы только главврачу ничего не говорите, а то он меня уволит, а у меня старенькая мама.
-Ты понимаешь, что говоришь? – возмутился Велесов. – Твои отпечатки на шприце! Ты человека убила!
-Не убивала я никого.
-Ты передачку отнесла? – продолжила свой допрос Горун.
-Отнесла. В седьмую палату, больному Иванову.
-Что там было?
-А я почем знаю? Как передала, так и пошла обратно, загорать.
-Где этот Иванов?
Гриша бегом побежал в названную палату.
-Нет там никого! – крикнул он.
-Вот, черт, сквозь пальцы обвели.
-Что с девчонкой делать? – спросил один из охранников.
-Отпустите ее, — устало сказала Татьяна Леопольдовна. – Кстати, никто не видел моего мужа? Он в больницу заходил?
Все разом переглянулись.
-Мы вместе с ним шли, — сказал Велесов, — У него, как всегда, шнурок на ботинке развязался, вот он и отстал.
-Иди, иди! – заслышали они вдруг голос Горуна. – Я тебе покажу, как с окон сигать. На вид лет двести, а бегает как молодой.
-Борис, неужели ты убийцу поймал? – охнула Татьяна.
-Понятия не имею, — пожал он плечами. – Я нагнулся шнурок завязать, а он летит прямо на меня. Чуть с ног не сшиб. Думаю, чего это медсестрам в окна прыгать, а он на глазах облик свой меняет, ну, думаю, «темный», и за ним. Еле догнал.
-А вот и наш настоящий убийца, — тихо произнесла Татьяна Леопольдовна.
-Так это же больной Иванов из седьмой палаты, — сказала Галина, — Это ему я передачку приносила.
-Милицию вызываем? – спросил Гриша.
-У нас своя милиция имеется, — ответил Велесов.
-Слушайте, а чего это с Петром, он до сих пор в себя еще не пришел, — забеспокоился Гриша.
Татьяна Леопольдовна осмотрела его напарника. – Да, нет, спит он. Дыхание ровное, — она похлопала его по щекам.
Петр открыл глаза и удивился скоплению народа в палате.
-Татьяна Леопольдовна, что случилось?
-Проспал ты свою пациентку, — тихо сказала она.
-Как проспал? – удивился Петр.
-Убили ее.
-Но этого не может быть!
-Вам усыпляющий газ в окно в баллончике подбросили, а потом мнимый больной, приняв морок, убил ее.
-Она и так бы вскоре умерла, — сказал охранник. – Все про какой-то амулет твердила, чтобы его немедленно нашли.
-Что она еще говорила?
-Все Валю какую-то вспоминала, извинялась. Потом, прощенья у Андрея просила. Все хотела с сыном повидаться.
-Ладно, Петруша, ты свободен.
Валька все это время закрыв глаза и зажав уши, сидел в коридоре и медленно покачивался из стороны в сторону. Суета вокруг палаты с мертвой теткой его не волновала, он мысленно общался с духом покойной.
-Ты прости меня, Валечка, — говорила ему тетка. – Выполни только мою последнюю просьбу, похорони меня рядом с Валентиной. Знаю, далековато это будет, только я не тороплю, прах мой завсегда схоронить там будет можно. И еще, Валечка, берегись этих страшных людей, знаю, ты их за версту учуешь, но все же, будь осторожен. Крестик мой сбереги как память, убережет он тебя. И еще, найди того ювелира, он совсем уже близко. Во сне твоего отца видела, он говорил, что его в ювелирном магазине искать нужно, самоцвет мне называл, только я слишком напугана была, не запомнила. Прощай, знай, что ты мне всегда вместо сына родного был.
-Валька открыл глаза.
-Валя, с тобой все в порядке? – спросила, тревожно заглядывая ему в лицо, Татьяна Леопольдовна.
-Да, – кивнул он. – Можно я крестик себе возьму?
-Да, конечно, бери все, что хочешь.
-Мама просила, чтобы ее кремировали и похоронили рядом с моей настоящей мамой.
-Думаю, это возможно. Ты не против, если мы этим займемся?
-Нет.
Через неделю Вальке вручили урну с прахом его тети.

Глава тридцать девятая
Заночевать решили дома у Валентина. Татьяна Леопольдовна занялась ужином, а Валька и мужчины занялись поисками таинственного ювелирного магазина, где предполагали найти Волошина. Мужчины с тревогой посматривали на молчаливого Валентина, который на все вопросы отвечал односложно или старался больше отмалчиваться.
-Бог мой! – не выдержала Татьяна Леопольдовна, когда заглянула в комнату. – Валентин, с тобой все в порядке?
Мужчины переглянулись и уставились на мальчика.
Валька тяжело поднял уставшие веки. Он был бледен и измучен. От самой макушки вниз к челке пролегла белая полоска, разделяющая голову на две половины.
-Со мной все хорошо, только немного устал, — вяло ответил он.
-Ничего, сейчас ужинать будем, — каким-то дрогнувшим голосом произнесла она и быстро вернулась на кухню.
Валька тяжело вздохнул и закрыл глаза.
-Итак, что мы имеем? – продолжил прерванный разговор Велесов. – Это шесть магазинов с названием самоцветов: «Гранат», «Рубин», «Яшма», «Малахит», «Уральские самоцветы» и «Изумруды Урала». Остальные названия нам не подходят, хотя, я бы проверил и их, чем черт не шутит, возможно, и там что-нибудь знают об этом ювелире.
-Я уже передал ребятам, чтобы они занялись всеми ювелирными мастерскими, через час, думаю, мы сможем получить кое-какую информацию, — кивнув, согласился с ним Горун.
-Нам остается сегодня только ждать. Завтра же с утречка и начнем объезд всех магазинов с названием самоцветов.
-Идите ужинать! – позвала их с кухни Татьяна Горун.
-Ну, парень, давай не раскисай! – похлопал по плечу Вальку Велесов. – Сейчас поешь и сразу же на боковую.
Валька, вяло кивнув, пошатываясь, встал с дивана.
Подхватив мальчика, Борис Иванович усадил его снова на диван и крикнул жене:
-Танюша, неси-ка ужин сюда!
Татьяна Леопольдовна появившись в дверном проеме, кивнула.
-Я помогу принести тарелки, — поднимаясь с места, сказал Велесов.
-Валя, ты уверен, что с тобой все хорошо? – спросил его Горун.
-Да, только немного голову кружит, — наконец признался Валька.
-Есть от чего, сразу столько впечатлений, да и не ели весь день ничего. Ничего парень, сейчас поешь, чайку горяченького выпьешь, и все пройдет. Главное, не расхворайся, а то нам Черномор потом с Велесовым голову из-за тебя оторвет.
Валька невольно улыбнулся, услышав, как сами преподаватели за глаза называют директора школы.
-Я постараюсь не заболеть, — пообещал он. – Я должен найти этот амулет.
-Вот и хорошо, садись поближе к столу и ни о чем больше не думай.
После ужина Вальке и, правда, стало намного легче. Пожелав преподавателям «Спокойной ночи», он ушел в свою комнату и, не раздеваясь, лег на свою кровать, проваливаясь в тяжелый и глубокий сон.
-Валентин, сынок! — услышал он среди ночи незнакомый женский голос. – Валя, внимательно выслушай нас, — рядом с женским голосом он услышал уже знакомый голос отца. – Не теряйте время на поиски этого Волошина, его уже нет в живых. По его следу шли «темные».
-Но как же так? – удивился Валька, стараясь из-за всех сил рассмотреть в кромешной темноте своих родителей.
-Слушай внимательно, у нас мало времени, да и у тебя его почти совсем нет. Амулет находится в тайнике на квартире ювелира. «Темные» уже побывали там, но его не нашли. Запомни этот адрес: Энтузиастов 15, квартира 3. Ищи тайник там, где его никто не стал бы искать. Я не могу говорить больше, за квартирой идет слежка. Сынок, вся сила в этом талисмане, не дай «темным» его найти. Берегись темного мага, ты сразу поймешь, кто он. Ты должен его победить, иначе мы с мамой никогда не обретем покоя.
-Валечка! – услышал он голос тетки, — Слушай родителей, я виновата перед ними, прошу тебя, сделай все, как они велят, освободи наши души.
Валька изо всех сил старался разглядеть хоть что-нибудь и в самый последний миг увидел высокого стройного мужчину с молодой улыбающейся женщиной. Чуть в стороне от них стояла его мама-тетя.
-Я обещаю вам, что обязательно найду этот талисман.
-Мы верим тебе, — ответили все трое и растаяли в темноте.
-Валя, Валя, вставай! – Татьяна Леопольдовна легонько трясла Вальку за плечо. – Валя, нам пора уже начинать поиски твоего талисмана.
Валька приподнял голову, ничего не понимая со сна. Оглядев комнату, понял, что уже давно наступило утро.
-Ты умойся и иди завтракать, а я приберу тут все.
-Где Борис Иванович и Алексей Вениаминович? – свешивая ноги с кровати, спросил Валька.
-С ребятами пошли инструктаж проводить.
-Не надо никуда ехать, я знаю адрес, где находится тайник с талисманом.
Татьяна Леопольдовна потрогала лоб Валентина.
-Я не болен, — отмахнулся он от нее. – Я, правда знаю, адрес Волошина. Только его там уже нет. Волошина вчера убили, как и мою маму.
-Откуда у тебя эти сведения? Господи, какие я говорю глупости! – Татьяна Леопольдовна закрыла глаза и зажала пальцами виски. Минуту спустя она сказала:
– Мы только вчера узнали, что Волошин мертв. Ты уже спал, кода позвонил Хельмут. К тебе приходили родители?
-Да. Они торопят меня. Я скажу адрес, где спрятан талисман. Они говорили, что за квартирой следят и, что я должен вступить единоборство с каким-то темным магом, иначе он никогда не отпустит их души, — зачастил Валька, собираясь.
— Погоди, тебе необходимо поесть, а мне вызвонить Горуна и Велесова.
-Вы не понимаете, у нас мало времени!
-Поспешай медленно, гласит древняя пословица, — сказала Татьяна Леопольдовна, — Валентин, своей необдуманной суетой ты можешь наломать немало дров. Иди и поешь, а потом поговорим.
Вальке пришлось подчиниться, понимая, что она абсолютно права. Если Волошина убили, то в его квартире могут находиться милиционеры, а им эта встреча ни к чему. Даже если и нет там никакой милиции, за квартирой следят «темные». Ему одному ни как не справится, придется целиком и полностью положиться на сильных магов.
Проглотив без аппетита яичницу, он выпил чай и прислушался к разговору Татьяны Леопольдовны, которая отдавала какие-то приказы по телефону.
Вскоре пришли Велесов и Горун.
-Ну, как, ученик, настроение? – спросил его, улыбаясь Велесов.
-Нормальное.
-Откуда ты узнал, что Волошин мертв? – спросил Вальку Горун.
-Борис, не задавай глупых вопросов, — оборвала его жена. – Валя, ты позавтракал?
Валька кивнул головой.
Татьяна Леопольдовна произнесла заклинание, и у Вальки заложило уши.
-Валя, теперь можешь говорить, — кивнула она. – Но адрес лучше напиши на листке, мы его потом сожжем.
Валька рассказал о своем сне и, написав адрес, где спрятан талисман, передал его Горуну. Прочитав его, Борис Иванович сжег листочек и растер остатки в руках.
-Зачем такая конспирация, если «темные» уже побывали у него дома? – удивился Велесов.
-А затем, что Вы, Алексей Вениаминович, вряд ли знаете куда нам сейчас нужно ехать. Ребята знают, что Волошин мертв, но его адреса они так и не узнали. Передайте группе, где они сейчас должны быть, пусть очистят территорию. Мне жизнь мальчика важнее, — сказала Татьяна Леопольдовна.
-Волошин в морге, нам нужно торопиться, пока на квартиру не нагрянула милиция, — произнес Горун, запуская руку в волосы.
-Пусть ребята проверят все, как следует, мне неожиданности ни к чему.
Неожиданно раздался телефонный звонок. Татьяна Горун протянула к нему руку и, словно подкошенная, упала на колени.
Вальку, словно подхватило и понесло прямо к телефону.
-Нет! – закричала Татьяна Леопольдовна, но уже было поздно, Валька взял трубку.
-Алло! – спросил он.
Среди неясного шума, он услышал тяжелое и хриплое дыхание.
-Алло, кого Вам нужно? – спросил Валька, уже понимая, с кем говорит.
-Ты знаешь, что мне нужно? — прохрипел голос тяжело больного астмой человека.
-Да.
-Ты знаешь, где он?
-Нет.
-Ты найдешь его и передашь мне из рук в руки.
-Нет.
-Тогда ты об этом очень пожалеешь.
-Нет. Ваши дни сочтены, я уничтожу Вас! – твердо сказал Валька и повесил трубку.
Велесов и Горуны переглянулись, таким они видели Вальку впервые.
-Этот паренек, далеко пойдет, — тихо произнес Велесов, уважительно уступая Вальке дорогу.
-Мы едем? – спросил Валька Татьяну Горун.
Словно отвечая на его вопрос, у нее зазвонил мобильник.
-Да? Вы хорошо проверили? Проверьте еще раз и поставьте посты. Милиция уже занялась опознанием? Хорошо, мы выезжаем.
Валька не сразу понял, как они оказались на улице. Несущиеся машины, быстрая смена одной картинки за другой, словно они ехали на сверхскоростном поезде. От такой пестроты Вальке стало нехорошо, и он закрыл глаза. Его слегка качнуло вперед и откинуло назад, когда он понял, что движение, наконец, прекратилось. Открыв глаза, он оглянулся по сторонам, не совсем понимая, как они очутились в квартире Волошина.
-Потом все объясню, — сказала Татьяна Леопольдовна, — А пока думай, с чего начнешь свой поиск.
Повсюду валялась разбросанная одежда и книги. Под ногами хрустнула разбитая посуда. Валька внимательно посмотрел по сторонам и уверенно направился к кухне.
Здесь тоже царил хаос. Вперемешку была высыпана мука с крупой. Посуда валялась на полу, а холодильник и газовая плита были сдвинуты с места.
-Ищи там, где меньше всего можно найти, — вспомнились ему слова матери.
-Валя, сюда едет милиция, — с тревогой в голосе произнесла Татьяна Леопольдовна. – Мальчики постараются ее задержать, но у тебя почти нет времени.
-Дымоход! – произнес Валька.
-Ты имеешь в виду вентиляцию? – уточнил Велесов.
Валька уверенно подставил табурет к гладкой стене.
-Но тут нет никакой вентиляции? – удивился Велесов.
Валька на мгновенье прикрыл глаза и уставился на кухонную стенку, отделяющую ее от туалета. Проведя по ней рукой, остановился в правом углу.
-Здесь проходит вентиляционная труба, сказал он.
-Может, со стороны туалета попробовать? – спросил Горун.
-Нет, здесь. Я вижу пустоту, за плитой.
Горун постучал костяшками по стене.
-Здесь установлена гипсокартонная плита. Придется повозиться, — он что-то тихо забормотал и в его руках оказался небольшой топорик. – Где рубить?
Валька указал предполагаемый квадрат.
Горун ловко принялся ломать стенку и наткнулся на замурованную кладку. Вынув кирпичик, пропустил Вальку вперед. Валентин стал шарить рукой в тайнике и вытащил небольшую шкатулку, завернутую в холстину.
Раскрыв шкатулку он обнаружил в ней несколько бархатных мешочков. В бордовом мешочке лежал заветный талисман. Притронувшись к клюву совы, Валька почувствовал исходящий от него жар, который тут же пронзил все его тело. Приятное тепло согрело его душу, и Вальке показалось, что сова приветствует его, раскрыв клюв. Желтый и зеленый самоцветы весело подмигнули своему новому хозяину. Валька надел талисман на шею и почувствовал необычайную легкость и невероятную силу.
-Валентин, нам нужно уходить! – напомнила ему Татьяна Леопольдовна.
Валька успел лишь передать ей шкатулку, как оказался в кромешной темноте.

Глава сороковая
Вытянув вперед руки, он стал делать неуверенные шаги вперед, пока не наткнулся на холодную гладкую поверхность. Валька стал исследовать препятствие, пока внутри этой стены не загорелся холодный свет. Отойдя на несколько шагов назад Валька смог рассмотреть, что гладкая поверхность была не чем иным, как толстым стеклом, умело вмонтированным в нишу, прорубленную в камне. За стеклом в газообразном состоянии замерли три фигуры. Славка различил двух женщин и одного мужчину.
-Тебе они никого не напоминают? — услышал он хриплый зловещий голос.
Валька всмотрелся в фигуры и отпрянул от стекла. Передним стояли его родители и тетя.
-Это души твоих родителей, — довольно усмехнулся обладатель хриплого голоса. – Признаться, мне нелегко пришлось добыть их, но то, что принадлежит тебе, ничто по сравнению с этой нетелесной оболочкой. Я отпущу их, если ты передашь мне свой талисман.
Валька невольно сжал рукой свой талисман. Преодолев свой страх, он решительно подошел к стеклу. Вглядываясь в родные лица, он был готов проститься со своим талисманом. Вдруг глаза отца слегка дрогнули, и Валька услышал его едва различимый голос.
-Не делай этого, он обманет тебя, положись на сову, стань ей.
-Ну, как, ты решил обменять души на талисман? – спросил невидимый голос.
-Нет! – твердо, ответил Валька.
-Тогда посмотри немного левее, может тебя это немного вразумит?
Валька повернулся левее и увидел похожую нишу, в которой застыли Татьяна Леопольдовна, Борис Иванович Горун и Алексей Вениаминович Велесов.
-Они немало сделали для тебя, неужели ты отплатишь им черной неблагодарностью? – спросил голос.
Валька стал всматриваться в лица преподавателей. Злой огонек негодования, вспыхнув, тут же погас в глазах Велесова. Взгляд Горуна был задумчивым, а у Татьяны Леопольдовны он прочитал предупреждение.
-Может, ты готов обменять души родителей и твоих преподавателей разом? Что ж, я готов пойти и на такой шаг. Сегодня я слишком щедрый и ради такого случая, пожалуй, решусь сделать невыгодный для себя обмен.
-Нет! – опуская голову, произнес Валька.
-Что ж, тогда взгляни направо, — голос стал наливаться негодованием и злобой.
В правой нише Валька увидел всех своих друзей. Сева в растерянности смотрел на Саню, который что-то объяснял ему в этот момент. Зина – Марина стояла под ручку с Варей и тревожно глядела куда-то в даль. Рядом с ними, стояли Жорка и Макс, вид их показался Вальке каким-то жалким и чуть виноватым. Но странно, Артура среди них не оказалось.
-Может, ты готов пойти на такой обмен? – спросил голос чуть насмешливо.
-Он готов сделать обмен, только это будет все и сразу! – услышал он голос Артура. – Валентин, думаю, торг тут не уместен, неужели ты поступишься со своей совестью и отправишь всех в вечную мглу?
-Почему ты не с ними? – Спросил Валька.
-Я оказался более сговорчивым, — ответил Артур, появляясь из ниоткуда в темно-фиолетовом балахоне.
— Неужели ты переметнулся к темным? – удивился Валька. – А как же наша клятва?
-Думаешь, я поверил в эту детскую и глупую игру? Все это забава, игра и не что иное. Власть над судьбами, вот что есть настоящая сила! Знать, что тебя боятся и обожают одновременно, это ли не счастье?
-Артур, что за чушь ты сейчас несешь? – возмутился Валька, не желая верить, что Артур опустился до низкого предательства.
-Меньше слов, больше дела, как говорит наш учитель латыни Артур Генрихович Вандышев.
Артур из необъятных недр балахона достал весы, и замер в ожидании, когда они придут в полное равновесие.
-Ты готов сделать честный обмен? — спросил он.
-Кто твой хозяин? Не хочу делать дела через посредников! – сурово глядя на своего дальнего родственника, ответил Валька.
-Ты его скоро сам увидишь, а пока у тебя есть время подумать, — он взмахнул рукой и на одной чаше весов Валька увидел души родителей, преподавателей и друзей в уменьшенном виде.
Ему показалось или он увидел на чаше две рыжих головы. Валька еще раз посмотрел на чашу весов, которая склонилась к полу. Действительно, на чаше застыли две рыжеволосые фигуры. А это значит, что Артур не предатель. Рука лже — Артура поправила чашу с фигурками, спрятав настоящего Артура в толпу.
-Ты решил, что будешь делать? – услышал Валька голос за своей спиной.
Резко повернувшись, Валентин увидел перед собой дряхлого старика. Высохшее тело старика опиралось на клюку, рукоятью которой была искусно вырезана голова оскаленного волка. В глаза рукояти были вделаны изумруды и при попадании на них света, казалось, что они горят злым зеленым светом.
-Неужели это малая для тебя цена? Все разом, против игрушки на шнурке?
-Игрушки ли? – усмехнулся Валька.
-Зачем он тебе? Ты и так неплохой маг. Зачем тебе могущество, если ты не хочешь править всем миром? Или ты сделан не из того теста, что и все твои предки, которых я отправил на тот свет? Я сделал глупость, подарив Ванге этот амулет, я думал, что она сможет полюбить меня, но, как видно, ошибся. Верни мне эту вещь, и мы будем квиты. Ты заберешь с собой этих никчемных людишек с душами умерших, а я верну принадлежащую мне по праву игрушку.
-Вы слишком небрежно отзываетесь о моем талисмане, стоило ли тогда уничтожать весь мой род ради него?
-А ты не так-то прост, — усмехнулся старик. – Я редко делаю исключения, но ради него я готов поступиться, разве это невыгодный для всех вариант.
-Где гарантия, что, получив талисман, Вы не уничтожите всех нас?
-Слово мага! – проскрипел старик.
-Что стоит Ваше слово?
-Ну, хватит! Ты уже начинаешь мне надоедать, упрямый мальчишка. Чего стоит твоя совесть, твоя жалость и твоя порядочность, наконец? Я рассчитывал на твое мягкосердечие, неужели тебе не жалко всех их? Я не привык так долго торговаться. Я сам всегда беру то, что хочу. Это вещь моя, и я хочу получить ее назад! Разве тебе мало всего этого, или тебе нужно еще что-то более существенное? В руках той женщины шкатулка, в ней золото и бриллианты, возьми их себе.
Старик зашелся тяжелым кашлем от произнесенной им речи. По-видимому, он давно не практиковался так много говорить.
— Мне не нужны эти бриллианты, жизнь человеческая важнее, но «Слово мага» из Ваших уст, звучит не слишком убедительно.
-Щенок, что ты возомнил о себе? Тебе должно быть достаточно этого.
-Увы, — Валька развел руками, — Вы отстаете от жизни. Сейчас мир давно изменился. В современном мире сейчас никто никому не верит на слово.
-За что боролись, на то и напоролись, — пробурчал старик, садясь в кресло, похожее на трон.
Увлеченный спором, Валька не заметил, как комната преобразилась и стала похожа на тронный зал.
-Я мог бы напустить на тебя слуг, и они силой отобрали бы то, что принадлежит мне, но, думаю, мы сами решим этот спор.
-Чего ты хочешь за него?
-Естественно, жизнь всех этих людей, но с гарантией, что они и я будем в полной безопасности.
-Я этого не могу сделать, — устало сказал колдун. Я отпущу их, но взамен ты останешься здесь.
-Нет. Меня не устраивает такая сделка, — покачал головой Валька, понимая, что старик чего-то не договаривает.
-Отдай ему сову! – прокричал до этого молчавший Артур. – Отдай ему свою сову, спаси наши души!
Валька посмотрел на Артура и до него дошел смысл его слов.
-Вы даете «Слово мага», что все эти люди и души моих родителей обретут свободу?
-Ты мне не веришь? – подозрительно посмотрев на мальчика, отозвался колдун.
-Это легко проверить, я положу свой талисман на чашу весов, но моя рука будет висеть над чашей, на случай обмана я легко смогу забрать его назад.
-Почему ты служишь белым? Переходи к нам, — засмеялся старик находчивости мальчишки — Идет! Даю «Слово мага», как только талисман коснется весов, сделка будет совершена и все твои кровники будут свободны.
-Вы забыли про друзей и преподавателей, — уточнил Валька.
-Тебя не обманешь, — ухмыльнулся старик.
Он произнес еще раз «Слово мага», после чего Валька положил на чашу весов свой талисман.
Сова уравновесила весы, и в тот же миг они исчезли вместе с лже — Артуром. На троне ухмыляющийся старик вертел в руках Валькин амулет. Ковырнув его пальцем, он вдруг взревел.
-Ты кого решил обмануть? Самого Айзика Вайценовского? Да я душу продал, чтобы стать тем, кем стал! Куда скатился мир, где сопливый мальчишка вот так просто может обвести вокруг пальца могущественного мага?
Он с остервенением бросил глиняный муляж на пол.
-Ненавижу! – закричал старик и зашелся кашлем. – Я уничтожу тебя, как и всех твоих родичей до этого.
Старик поднес к губам какой-то пузырек и, направив клюку в сторону Вальки, став превращаться в матерого волка.
Валька немного растерялся и отпрыгнул назад, когда зверь спрыгнул с трона. Волк стал готовиться к прыжку, и его оскаленная морда готова была вцепиться в горло мальчику. Валька вытянул вперед руку и представил ударный луч. Волк, кувыркнувшись в воздухе, отлетел к стене. Его душераздирающий вой был ответом на сопротивление мальчика. Отряхнувшись, он вновь начал свою атаку на мальчика. Теперь он стал более собранным, и с ловкостью уклонялся от лучей, подступая все ближе и ближе. Валька встряхнул руками, когда в очередной раз отправил колдуна в нокаут и почувствовал, что оторвался от пола. В голове сами собой возникли слова «положись на талисман, стань совой». Валька прикрыл глаза и представил сову. В тот же миг его руки превратились в мощные крылья, а на ногах появились острые когти. В этот момент волк вновь предпринял свою атаку. Валька взмыл в воздух. Гоняя колдуна по тронному залу, Валька старался вымотать старика и вцепиться ему в шею.
Ему удалось это только тогда, когда тот зашелся кашлем. Когти, протыкая шкуру зверя, сжимались вокруг мощной шеи. Волк закрутился на месте и, теряя силы, повалился на бок. Валька вложил всю свою силу, чтобы лишить колдуна жизни. Но не тут-то было. Ему казалось, что победа уже близка, когда он почувствовал, что сжимает в когтях лишь шкуру мертвого животного. Колдун, превратившись в змею, медленно выползал из шкуры волка. Валька взмыл в воздух, стараясь сбросить шкуру и на лету вспомнить, как же можно одолеть ползучего гада. В голову пришел мультфильм с Рики-Тики-Тави. Ударившись об пол, он превратился в мангуста и храбро бросился на змею. Злобно зашипев, она начала, извиваясь, крутить кольца. Вцепившись в шкуру змеи, Валька старался не угодить в ее удушающие объятия. Изловчившись, он запустил свои зубы в ее шею. Во рту что-то лопнуло, и рот наполнился вязкой и горькой на вкус жидкостью.

Глава сорок первая
-Что будем делать с этим ребенком? Всем ясно, что его невероятная сила мага в таком юном возрасте ни к чему. Вы все прекрасно видели, как он одолел одного из самых сильных магов, но физические данные мальчика не готовы к таким перегрузкам, мы можем потерять его, если не предпринять сейчас определенные меры, — нервно шагая взад и вперед, говорил Черноморов.
-Между прочим, ему еще экзамены сдавать, — напомнила всем Ванда Бронеславовна.
-Я уверена, он справится с ними, — заверила ее Татьяна Леопольдовна.
-А может, мы его на второй год в виду непредвиденных обстоятельств оставим? — высказался Кулыгин.
-На каком основании? По всем предметам он успевает и, мало того, он еще и отличник, — сурово посмотрев на учителя естествознания, сказал директор.
-Я не сомневаюсь, что Веста Аркадьевна его быстро поднимет на ноги, и он благополучно сдаст все экзамены, но поймите, в таком раннем возрасте еще рано говорить об магаспирантуре. Ему еще минимум два года нужно проучиться в нашей школе, — робко заметила Ванда Брониславовна.
-Его познания в магии более, чем полны, чем те, что мы ему еще можем дать.
-Это благодаря его талисману, — высказался Кощеев. – Может, мы изымем его на время, ни к чему мальчику столько знать сейчас.
-Константин Константинович прав, я присоединяюсь к его предложению, — поддержал его Кулыгин.
-Мы не имеем права забирать у него талисман. Да и вряд ли он близко подпустит нас с какими-то дурными намерениями. Сами учили детей, что амулеты и обереги существуют для того, чтобы защищать своего хозяина, — возмутился Черноморов.
-Может, мы объясним мальчику, что сила талисмана на -столько велика, что ему пока рановато его носить при себе? — подала голос Хильга Эриковна.
-Еще не лучше! Парень в честном бою доказал, что талисман принадлежит ему по праву, а мы предложим ему милостиво отдать его нам на временное хранение? Чушь! – возмутился Горун.
-А если заблокировать ему память, скажем на два года с постепенной разблокировкой? За два года мальчик физически окрепнет, и тогда все встанет на свои места,– неуверенно сказал Велесов.
-Это уже интересно, — остановил свой бег директор школы. – Заблокировать его память, оставив знания до получения им талисмана? Но как это сделать? В моей практике лишь стирали память.
-Может быть, в книге мудрости Вы, Ярополк Вячеславович, найдете нужный ответ?
-Кто согласен с предложением Татьяны Леопольдовны?
-Это не будет угрожать его умственным способностям? – забеспокоилась Ванда Брониславовна.
-Нет. Он лишь на время забудет то, с чем познакомился накануне.
-Значит, он не будет помнить схватку с колдуном? – расстроился Горун.
-Что вы тогда предлагаете? Оставить все на своих местах? – с раздражением сказал директор школы.
— А я бы оставила, все как есть. Мальчик справится со всем сам. Его физические силы восстановятся, и все войдет в норму. И, как говорится в мудрой пословице, повторение – мать учения. Общение со своими сверстниками не позволит ему воспользоваться своими знаниями во вред, глядишь наоборот, он подтянет отстающих и поможет нам в дальнейшем обучении юных магов. Пусть займется шефством над малышами, — высказала свое мнение Татьяна Горун.
-А это мне нравится больше, — обрадовался Черноморов. — Вы уверены, что мальчик справится с тем, что свалилось на него в последнее время?
-Он очень сильный и здравомыслящий ребенок, ему только лишь нужно объяснить, как всем этим пользоваться. Он уже давно сделал свой выбор, и нам есть, кем гордится, — добавил Горун.
-На том и оставновимся, — с облегчением, сказал Черноморов. – Коллеги, прошу вас только ненавязчиво присматривайте за этим юным магом, после его подвига, у него могут начаться конфликты с завистливыми учениками, пожалуйста, гасите агрессию. На сегодня наш педагогический совет завершен, следующий -после окончания экзаменов. Прошу вас не расслабляться и потерпеть еще месяц до отпусков.

Глава сорок вторая
Валька с трудом разлепил глаза, во рту все еще был привкус горечи. Хотелось пить.
-Ну, как ты, герой, пришел, наконец-то, в себя? – услышал он незнакомый голос.
Валька повернул голову и встретился взглядом с миловидной женщиной с ярко — синими глазами. Она улыбнулась ему, и на щеках у нее заиграли ямочки.
-Где я? – прохрипел Валька.
-В изоляторе школы, тебя сюда Горун с Велесовым принесли. Чего это ты надумал яд пробовать?
-Какой еще яд? – не понял Валька.
-Ох, если бы не Татьяна, ты бы давно на том свете уже был, никакие бы талисманы и обереги не помогли. Неужели так расстроился из-за этой любви? Да, девичья любовь не постоянна, вот увидишь, еще сто раз пожалеет, что тебя бросила.
-Меня никто не бросал, — еще больше удивился Валька.
-Тогда с какого такого перепугу яду-то хватил?
Валька закрыл глаза, вспоминая последние события. Привкус горечи во рту напомнил ему, что он боролся с колдуном. Последнее, что он увидел, прежде чем потерять сознание, была Татьяна Леопольдовна.
-Ну, как наш герой? – услышал он ее бодрый голос.
-Жить будет! – засмеялась женщина. – Счастье, что яд не таким свежим оказался, не успел в кровь попасть. Не пора ли вашему мужу подальше все яды держать от таких вот слишком любознательных.
-Я ему это обязательно передам, — пообещала ей Татьяна Горун и подсела к Вальке. – Ну, как ты себя чувствуешь?
-Пить хочется. Во рту горечь стоит.
-Ты только сразу воду не пей. Прополощи рот как следует, пока полностью от горечи не избавишься, — поднося стакан и придвинув тазик, посоветовала она.
-Счастье твое, что старик таким дряхлым оказался. Будь он немного помоложе, туго тебе бы пришлось.
-Как там ребята?
-Все живы и здоровы, кроме Артура, никто и ничего не знает. Честно сказать я в нем начала сомневаться, а когда увидела вместе с нами, поняла, что это блеф все был. Артур внимание на себя отвлекал, пока ты соображал, как поступить.
— Если честно, я уже хотел ему настоящий талисман отдать.
-Изворотливости тебе не хватает, честный ты слишком, впрочем, как и большинство из нас, вот и пользуются нашим доверием «темные». Вижу, тебе уже стало лучше, денька через два, пожалуй, встанешь.
-Давно я здесь?
-Два дня. Капельницы тебе ставили, яд нейтрализовали.
-А как Вы там оказались?
-После того, как колдун нас выпустил, особого труда не составило вернуться. Я лишь битву мангуста с королевской коброй застала, было еще что-то?
-В самом начале, он волком матерым обернулся, а я совой.
-Как всегда, в своем репертуаре, ничего новенького они придумать не могут, волки да гады ползучие. А ты молодец, не растерялся. Как про мангуста вспомнил?
-Сам не пойму, мультфильм про Рики-тики-тави вспомнился.
-Чем больше тебя узнаю, тем больше удивляюсь. Ладно, отдыхай, а я с Вестой побеседую, думаю, она разрешит сегодня ребятам тебя навестить, а то они уже к изолятору дорожку протоптали.
Валька широко улыбнулся.
-Только после сон — часа! – категорично заявила Веста Аркадьевна. – Вы что, он только сейчас в себя пришел! Думаете, что все это шуточки? А последствия? А рецидив?
-Да все уже с ним в порядке.
-Нет, только после сна и не более трех минут, а то отвечай потом за вас. И н каких передачек, ему минимум еще две капельницы нужно ставить.
-Хорошо, я передам! – махнув ему на прощанье рукой, Татьяна Леопольдовна ушла.
Вскоре из коридора раздалось радостное «Ура!».
-Ишь, расшумелись! Покоя от них нет, а ты лежи, сейчас капельницу принесу.
Валька закрыл глаза и провалился в сон. На этот раз ему приснился яркий и приятный сон. На зеленой лужайке среди ярких цветов и порхающих бабочек, сидят две молоденькие девушки в голубых сарафанах и, смеясь, плетут венки из полевых цветов. Неподалеку к ним крадется юноша и с громким криком бросается на них. Визг, хохот. Юноша подхватывает одну из девушек и кружит ее по лугу, а потом падает с ней в зеленую траву и весело смеется. Валька улыбается во сне, он узнал эту троицу.
– Я счастлив, что вы опять вместе, — прошептал он.

-Привет! Хватит спать. Угораздило же тебе сюда попасть, — воскликнул Сева и осекся, разглядывая Вальку. – Это что сейчас так модно стало? – он указал на белую полосу.
Валька инстинктивно погладил себя по волосам и грустно улыбнулся:
-Вроде того.
-Севка, перестань, — одернул его Саня. – Ну, как ты? – спросил он уже Вальку.
-Сейчас уже лучше.
-Нам сказали, что ты траванулся чем-то. Правильно моя бабушка говорит, не покупайте пирожки у уличных торговцев.
-Теперь будет для меня наукой, — улыбнулся Валька, понимая, что его друзья ничего не помнят. – Ну, как прошел ваш парад?
-Мы тебе фотки принесли, смотри! – Сева передал Валентину пачку фотографий.
-А ты как съездил? – спросил Сева.
-Мы уже наслышаны о твоей тете, — одернул опять друга Саня.
-Прости, я не хотел. Я о другом хотел спросить, — виновато глядя на Вальку, — сказал Сева.
Валька вытащил из-под одеяла свой талисман.
-Значит, ты его все-таки нашел! – обрадовался Сева.
-Да, нашел, — тихо вздохнул Валька, рассматривая свой талисман.
-Тебе там все привет передают, все бы разом пришли, да только Веста никого не пускает.
-Ничего, скоро всех повидаю, — успокоил их Валька.
-Чего она говорит, когда тебя отпустит? – спросил Саня.
-Через два дня, обещала.
-Ты должен нам все подробно рассказать, как ты его нашел?
-В вентиляционной трубе, — ответил Валька. — Он там тайник себе устроил.
-А как он тебе его так просто отдал? – удивился Сева.
-Дурак, он же, как две капли воды на своего отца похож, неужели у него такая память плохая, чтобы своего заказчика забыть, — возмутился Саня. – Притом, вещь-то не обычная, вряд ли такую вторую найдешь.
-Что верно, то верно, — улыбнулся Валька, поглаживая в руках сову. Валька не стал рассказывать ребятам, при каких обстоятельствах досталась ему сова, пусть придумывают сюжет сами. Сложнее объяснить будет, почему у него появилась такая седина, а впрочем, как он ее объяснит, если сам не знает. Возможно, смерть тети так на него подействовала. Эх, если бы на несколько минут раньше он появился в палате. Теперь он, как и Сева, круглый сирота.
-Ну, мы пойдем, а с тобой еще девчонки поболтать хотели и Макс с Жоркой.
-А Артур? – спросил Валька.
-Странный он какой-то в последнее время ходит, — пожал плечами Сева.
-Мы его спрашивали, а он отмалчивается.
-А в Москве как себя вел?
-Да нормально все было. Как сюда прибыли, так словно в воду опущенный стал ходить.
-Странно вот только, как мы все сюда попали, — почесав нос, сказал Саня, — Ничего не помню. Не может же быть такого, что, как до Москвы добирались помню, а домой -не помню, причем, у всех сразу память поотшибало. Наверняка, Артур что-то знает, только молчит.
-Может быть, это какие-нибудь волшебные издержки? — улыбнулся Валька.
-Ты так думаешь? – удивился Саня.
-Не удивлюсь этому, — поддержал Вальку Сева – У них там частенько какие-нибудь сбои бывают. Ну, ты, брат, давай, выздоравливай, а то нам тебя не хватает, — пожал Вальке руку Сева.
-Погодите, еще надоем, — пообещал приятелям Валька.
Веста Аркадьевна вняла мольбам девочек и впустила вместе с ними Жорку, Макса и Артура.
Взгляды Вальки и Артура встретились на миг. Артур как-то сник и отошел от компании.
-Артур, спасибо за подсказку, — сказал Валька.
Артур недоверчиво посмотрел на Валентина.
-Так было нужно. На твоем месте я, возможно, поступил бы иначе, но в этой ситуации ты оказался более сметливый.
-Ребята, вы о чем? – удивилась Зина-Марина.
-Ты не осуждаешь меня? – спросил Артур, глядя Вальке прямо в глаза.
-Нет, — показал он головой. — Ты сделал свой выбор?
-Да, я остаюсь с вами.
-Перестаньте говорить загадками, — насупилась на них Зина-Марина.
-Простите, девочки, у нас с Артуром возникли кое-какие разногласия, но теперь все встало на свои места, — успокоил Валька.
-А тебе эта седина идет, ты стал даже взрослее немного, — тихо сказала Варя.
— Надеюсь, ты расскажешь нам, как получил ее? – спросила Зина-Марина. – Удивительно, не виделись несколько дней, а он успел отравиться и поседеть. Просто невероятно!
Артур и Валька понимающе переглянулись.
-Не удивлюсь, что Валька, пока мы были на параде, ввязался в какую-нибудь схватку с колдуном и с честью ее выиграл, — усмехнулся Жорка.
-Возможно, ты не так уж и далек от истины, — тихо сказал Артур, подмигнув родственнику.
Конец.



Свидетельство о публикации №4619

Все права на произведение принадлежат автору. Елена Николаевна Супликова, 20 Августа 2017 ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.