Пиши .про для писателей

Под эликсиром красноречия

Автор: Цуриков Павел

На берегу речки сидят двое, дед, старпёр, если вы уже догадались, и его внук, бесшабашный подросток, ученик средней школы. Лето, а значит каникулы, и само собой внука отправили к деду, что бы тот не заскучал среди неподвязанных помидоров. Да и внуку полезно время от времени хапнуть житейской мудрости от старшего поколения. Дед, недолго думая увёз внука из города, от бабуси и помидоров поближе к природе. Вечер, тишина, автомобиль системы «Ока»- мечта пенсионера на берегу, костерок потрескивает. И вот под весь этот кайф началась беседа поколений.
— Ну что, внучёк, как учебный год закончил?- начал дед. С собой он взял чекушечку, потому что собирались ехать с ночевой, и мало-мало к ней приложился неоднократно, что сразу повлияло на его разговорчивость и весёлость настроения.
— Нормально вроде.
— Тройки есть?
— Одна, по истории.
— А что ты так историю-то не полюбил. Сиди, учи сказки, потом пересказывай, тоже мне наука.
— Как это сказки?- внук заинтересовался.
— Да так вот, сказки. Сказочники написали, вам их пересказывают, ещё и двойки ставят, если не правильно пересказываешь. Сам то запомнил хоть что-нибудь?
— Про революцию запомнил, про рабов ещё, тоже запомнил. Это тоже сказки?
Дед приложился в пузырьку, поднял его к заходящему Солнцу, посмотрел, с минуту поразмышлял, посмотрел на поплавки, которые замерли, словно нарисованные, и продолжил.
— Конечно сказки. Хочешь, настоящую историю про рабов тебе расскажу?
— Конечно хочу, а они что, существуют до сих пор,- оживился внук.
— Это ты сам решишь. Слушай, в общем, и за поплавками следи. Это дело такое, если сейчас не клюёт, может через минуту — другую клюнуть, или утром.
— Как это утром?
— Как солнце вставать начнёт, так и клевать будет. Может быть,- посмеивался дед, хитро улыбаясь глазами, это же рыбалка, она непредсказуемая. Это не историю учить в школе.
— Дед, а что с историей-то, про рабов?- не унимался внук.
— Ааа… Интересно всё-таки?
— Интересно.
— Ну так и быть, расскажу, если что непонятно будет — спрашивай. Договорились?
— Ага, договорились.
— История эта произошла не так давно,- начал рассказывать дед,- в одной известной стране, в которой разговаривают не по нашему.
— А когда?- поинтересовался внук,- в прошлом году что-ли?
— Нет, раньше, но это и не важно когда, главное, что произошло,- уклончиво ответил дед,- в этой стране жил один странный народ. Много поколений население не знало, что они являются рабами, жизнь у них была, как и у остальных народов, но только отличалась тем, что они свято верили в то, что у них есть Великий Государь, который будет судить их, когда приедет с ревизией. Допрашивать будет с пристрастием, за каждое дело спросит, о каждом поступке выяснит.
— Ха, ну ты скажешь тоже. История-то так себе,- возразил внук.
— Да погоди ты, это только самое начало. Самое интересное впереди,- дед снова вытащил бутылку, отвинтил крышку, но снова завинтил её на место,- ириски ещё остались?
— Да, полный пакет ещё,- ответил внук,- в машине, на заднем сидении лежат.
— Сбегай, принеси горсточку, я пока послежу.

Пацан убежал, дед тут же выдернул одного карася, следом, на вторую удочку второго. Когда он прибежал с конфетами, дед уже насаживал червей, а рыба плавала в ведре.
— А как это, дед, ты когда успел рыбу поймать?- удивился внук.
— Да пока ты бегал, вот вытащил. Что тут удивительного-то? Говорю же, рыбалка это рыбалка, наука посложнее любой истории, тут искусство, построенное на везении и перепадах атмосферного давления. Рыбалка, это как игра оркестра, кто-то зафальшивил, и всё насмарку. А ты всё не веришь. Ну давай, удочки закидывай и за поплавками наблюдай.
— А ты про рабов будешь рассказывать?
— Да, раз уж начал, продолжу. Слушай. Народ тот из поколения в поколение жил в страхе перед Великим Государем, но никто никогда его не видел. Им всё обещали и обещали, что он приедет, а он всё не ехал и не ехал. И начали в народе появляться недовольные. Кричали, что не боятся его, что всё им нипочём. Дед под ириску приложился к сосуду с жидкостью, крайне положительно влияющей на красноречие и продолжил.
— С каждым годом таких недовольных становилось всё больше и больше, сначала их прятали в тюрьмы, ссылали в ссылки, потом топить начали под мостом, что бы другим неповадно было. Нагонят толпу народа по обоим берегам и в реку недовольных сбрасывают, во славу Великого Государя. Как бы в доказательство, что он скоро приедет и что бы ему работу облегчить.
— А там была армия?- перебил внук.
— Конечно была, разве я не сказал?
— Нет.
— Была — была, ещё как была, так и называлась — Великая Армия Великого Государя. Служить в неё считалось почётным, полагались за это талоны на усиленное питание и можно было не работать. Да им и не оставалось времени, что бы работать, всё время чем-то занимались, то ловят недовольных, то топят, то сгоняют толпу, то разгоняют. В общем, постоянно в делах были. Но зато и в почёте. В армию кого попало не брали — нужно было конкурс пройти, сто человек на место.
— А почему так много?- заинтересовался внук.
— А из-за почёта. Наверное. Приходит весной тысяча граждан, из них десять только по конкурсу проходят.
— Самые смелые что-ли?- внук забыл про поплавки, смотрел на деда.
— Нет, самые преданные Великому Государю. Только те конкурс проходили, кто в нём не сомневался и кто боялся его больше всех.
— Что за армия такая, если там все боятся?- внук ухмыльнулся.
— Дёргай, клюёт,- зашипел дед.
Пацан дёрнул, но поздно, рыба сошла.
— Не страшно, такое бывает, насаживай червя.
Пока внук насаживал и забрасывал, дед снова повторил процедуру стимулирующую разговорчивость и высоту полёта фантазии и продолжил.
— Бояться то они боятся, но не врагов, не свой народ, а ослушаться воли Великого Государя, его самого боятся, остальное им было нипочём.
— А кто им про волю этого самого государя тогда рассказывал, раз они его не видели?- внук, видимо, начал подозревать, что рассказ деда не совсем правда.
— Как это кто? А Отцы — Командиры зачем, а Верховный Главнокомандующий? Это же не так просто всё. Верховный Главнокомандующий, он же как Великий Кормчий, всё знает, что Великий Государь желает. Рассказывает Отцам — Командирам на Великом Толковище, что требуется от народа. Построить например, шесть заводов, три завода сломать, выкопать ров, поставить сто километров заборов вдоль границы. Украсть у соседей определённое количество ресурсов, баранов, например, угнать, или лес тайком выпилить ночью, пока никто не видит. А Отцы — Командиры уже доводят до личного состава, а личный состав своими действиями принуждает население к действиям. Население действует, строит, ломает, копает, ворует. Всё как положено. Недовольных под мостом топят, что бы волю Великого Государя выполняли. Дёргай, клюёт!
Внук выдернул толстого желтобокого карася. Довольный снял его с крючка и пустил в ведро к двум другим.
— Дед, а как ты увидел — то? Я не заметил, тебя слушал, а ты заметил.
— Говорю же, рыбалка — это искусство, здесь всё важно.
— Атмосферное давление?- спросил внук.
— Не только оно. Душевные истории тоже важны. Вот смотришь — не клюёт, начинаешь историю рассказывать, вот она, рыба, здасьте — пожалуйста. И приятно и поучительно. Учись.
— А дальше что в той истории было?- внук пристально смотрел на поплавки и в оба уха слушал деда.
— А дальше ничего не было, так и жили они, в меру счастливо, потому что другой жизни не знали, сравнить не с чем было, и радовались тому, что Великий Государь медлит с приездом. А Верховный Главнокомандующий каждый год после Великого Толковища им всё новые задания придумывал. С заборами, с заводами, с продовольственной программой, закрома всё пополнял и торговал ими с соседями. И вот однажды…
Дед решил поправить в очередной раз красноречие и полез в карман за ириской и чудодейственным сосудом.
— Что, революция произошла?
Дед чуть не поперхнулся, закусывая ириской он почти сквозь слёзы просипел.
— Какая там нахрен революция? Приходили к ним иноземные революционеры, но они сами их под мост уводили, не привлекая армию, Верховный Главнокомандующий не препятствовал, а Отцы Командиры глаза закрывали на это, в целях патриотического самосознания населения. Топили их там, что бы заразу не приносили.
— Зачем топили?
Дед уже отдышался, продолжил человеческим голосом.
— Говорю же, чтоб заразу не распространяли, не агитировали за цветные фантики и радужные флажки.
— А как же так, они их даже не слушали что-ли?
— Некоторые слушали, их в ссылку отправляли, чтоб не повадно было слушать, самих агитаторов топили, чтоб не распространяли всякую чушь. Чужеродная пропаганда никогда не приведёт ни к чему полезному. Это в чьих — то чужих интересах, и никак иначе. Все это прекрасно понимали.
— А если они хотели им про Великого Государя рассказать, что его не существует, тогда как?
— А вот в том -то и дело, что он существовал, но где-то не в их стране, и возили они свои накопленные богатства именно ему.
— Да как же так-то, дед? — у внука в голове не укладывалось, что такое может быть.
— Да запросто. Никто же не был уверен, что его нет.
— А дальше что было?
— Дальше? Подсекай!
Внук дёрнул удочку, вытащил очередного карася.
— Вот он, красавец,- пацан на минуту забыл про рассказ деда, разобрался с рыбой, закинул удочку, дед тем временем повторил процедуру связанную с красноречием и фантазией.
— А дальше, собрал как-то Верховный Главнокомандующий всё народонаселение и заявил. Товарищи, говорит, сколько вот можно так жить? Посмотрите на этих жаб толстомордых, и на Отцов — Командиров показывает, ну разве ж это люди? Разве можно так, как они, себя вести? Они же разожравшиеся, а вы тощие, у них добро складывать некуда, а у вас жизнь впроголодь. Толпа зашумела, но недовольные, которые в ней скрывались — промолчали, под мост никто из них не хотел, в последнюю свою навигацию.
— Дед, а что, правда такое было что-ли?
— Ты сомневаешься чтоль, внучёк?
— Ну да, как-то странно всё это.
— Хорошо, приведу тебе простой пример, пока не стемнело совсем. Подсекай!
Внук снова вытащил карася, пока дед допивал эликсир красноречия, закусывая ириской, стимулирующей фантазию.
— Вот смотри, удочку эту пока просто смотай, на вторую пока лови, Темно уже, скоро спать пойдём, вставать рано. Вот смотри, по истории у тебя что?
— Тройка,- ответил внук, всматриваясь в озеро, где в потёмках уже сложно было что-то разглядеть.
— Историчка, значит, для тебя не авторитет?
— Нуда,- согласился внук.
— А сколько рыбы при тебе она поймала и сколько поклёвок было в её присутствии?
— Ни одной,- пацан не понимал куда клонит дед.
— А со мной сколько?
— Да вон сколько, в ведре плавают.
— Значит я авторитетней вашей исторички?- не унимался дед.
— Конечно авторитетней.
— На этом построен весь научный мир, в том числе и исторический. У кого авторитет больше, не важно как получен, с тем и не спорят, а просто слушают и запоминают, потом других учат. Это у них закон, дед икнул и продолжил, — такой. Такой неписанный научный закон. Не спорить с авторитетами. Последняя доза эликсира понесла деда как надо, в сторону глубинного понимания фундаментальных наук.
— Дед, а дальше-то что было? С Верховным Главнокомандующим?
Тот поморщился, повспоминал, на чём остановился.
— Дальше — то? А дальше, сказал всем Верховный Главнокомандующий, что и Владыки никакого нахрен не существует. Обман всё это. Хорош, говорит, быть рабами какой-то неведомой хреновины, раз никто его не видел и дождаться не может.
— Так ты же говорил, что он существует, только за границей, что ли, или ещё где то.
— Да как вот тебе объяснить — то. То ли существует он, то ли не существует, Государь он или ещё кто…
В общем у каждого своё понимание этого. Этого совершенно ненужного элемента, присутствующего исключительно в силу укоренившейся веками привычки, переходящей из поколения в поколение,- на этом дед икнул очень удивлённо, — сматывай вторую удочку, ничего уже не видно. Пошли спать, ты в машине ляжешь, я в спальный мешок полезу.
Внук смотал удочку, взял деда под руку, тому стоять было трудно, почему-то, включил фонарик и они пошли к машине. По дороге дед немного пришёл в себя и продолжил.
— Знаешь, что самое главное?
— Что, дед?
— Нет нахрен никакого Великого Государя, и хоть он у каждого свой, неважно, существует он, раздавая где-то печеньки, или не существует, или существует только в чьём-то сознании, он очень очень очень выгоден Верховному Главнокомандующему и Отцам — Командирам, что бы рабы чего-то боялись, чтоб с чем-то боролись, и по своей инициативе тоже. Тем повезло, у них Верховный Главнокомандующий оказался честным и всё нахрен им рассказал. Отцов — Командиров разогнал, кого куда, кого под мост, в последнюю навигацию, кого в казематы, хороших оставил, совсем мало оставил, их столько не надо, сколько расплодилось в то время. И рабы перестали быть рабами, но нечисть также не пускают к себе, под мост направление им указывают. По вековой привычке, а привычка — то хорошая. Пришли, выкидывай мне спальник, а сам лезь в машину.
Дед залез в спальник и через минуту уже спал. Видимо тот волшебный эликсир в определённых дозах стимулирует сон, а может быть переел ирисок… Утром он слабо помнил, что рассказывал вечером, пил из тетрапака кефир, готовясь к дороге домой и ловил рыбу. А внук долго не мог уснуть, думал о рассказе деда, о роли Верховного Главнокомандующего, об Отцах-Командирах, о том, что перестают быть рабами не по одиночке, а все сразу, о выдуманных страхах перед чем-то не существующем.
Так как внук проспал, а деду за руль с утра садиться было опасно, на озере они остались до обеда. Да и атмосферное давление в тот день способствовало рыбалке.

Еще больше историй здесь — vk.com/public161963806


Свидетельство о публикации №8702

Все права на произведение принадлежат автору. , ©






Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии и оценивать публикации:

Войти или зарегистрироваться


Чтобы общаться и делиться идеями, заходите в чат Telegram для писателей.

Рецензии и комментарии ()



    Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.