Идиоты


  Авантюрная
56
33 минуты на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



АВТОР: Марк-Энтони

Один лишь вдох наполнит жизнь.
Того, кто к ней открыт.
Но как быть с теми, кто был слеп.
Ушел, был проклят и забыт.

Слез не будет
В зале ожидания сидел человек. Всю радость он выдыхал через нос, запрещая мышцам плыть на лице. Даже дети вокруг не могли его растолкать. А когда он давал себе волю, это было похоже на стремление к радости через силу. Такова была привычка.
Свое бессердечное лицо он не менял даже когда набирал сообщение на телефоне:
” Я на месте. Они скрываются, но я вижу всех”.
Д. как он попросил себя так называть, оставил имя там же, где свою куклу – в уютной кровати.
Целый месяц готовился в квартире, собирая липовый терминал для вылета. Рассаживая кукол из мусора по местам, старался досидеть до рейса. Ничто не могло стоять между ним и его целью – выйти из студии навсегда.
В своих мучительных экспериментах выработал знаменитую тяпку на лице. Восковое лицо без любви, тоски и жалости, прокладывающее глазами стеклянный тоннель к заветному выходу.

Табло зажглось зеленым – «Gate Open»

Д. не отпускал лицо на пути к стойке регистрации. Нужно было достойно доиграть эту роль длинной в 20 лет.
Весь последний год юноша жил на одной каше, откладывая каждый рубль под подушку. Изысков в жизни больше не будет. Он сомневался, что они вообще когда-то были. Все настоящие желание у Д. были впереди, взамен приходилось трудиться над чужими.
Это был крепкий, матерый одиночка, без любящих родителей, достойный гражданин своего района. Имел боксерские навыки и спортивную форму. Д. преуспел и в учебе.

В сентябре. В год нашей эры на первом занятии по литературе двое очень больных друзей встретились впервые. Объединившись, товарищи развили общую идею, окончательно порвав с внешним миром. За их маленькой жизнью в сонном районе кто-то наблюдает. А литература тут не причем, творчество уже струилось в их жилах.
А. слабо тянул учебу и списывал все у Д. Сам Д. мог закончить школу с блестящими результатами и избежал бы многих проблем в дальнейшем. Однако за товарищем требовался уход.
А. был самым оторванным от жизни. По данным социальных служб 70 процентов своей жизни он провел на улице. Комиссия по аттестации прикрыла плохие оценки оставляя небольшую надежду на будущее. Его оценили люди с уставшим мышлением.
Д. был прагматиком и мыслил рационально, отрезвляя резкими высказываниями. Его воображение комфортно уживалось внутри со сдержанностью.


Среди школьных сверстников их выделяла манера исчезать за пару минут до звонка. След потертых кед терялся где-то на нижних этажах. Парни имели свой вкус на то, как должен выглядеть мир, и сносили туда все имущество школы. В умах зрел ультиматум, “Учиться там, где больше нравиться. Без музейных бюстов и лозунгов, создающих унылый микроклимат”.
Радость была не долгой. Через неделю их путь проследили. За спиной учителей, вернее, под их ногами произошла первая гражданская война. Двое умалишенных отбивали атаки одноклассников, а по свистку воинствующие стороны вновь сидели за партами.
Свою аттестацию Д. проходил в другой школе. Мать воспользовалась секретным ударом – ломиком в рукаве. Прямо перед выпуском 2005г., отправила сына в другую школу с математическим уклоном. Винить ее было не в чем. Мать вела свою борьбу за сына.
И свой последний учебный год А. провел уже в одиночестве.

Скрытность развивали, проникая в учреждения и на государственные предприятия. В процессе этой миграции парней нельзя было остановить даже железобетонной стеной. Вдвоем они искали заветную дверь — выход из этой студии, где главным теневым персонажем был режиссер.
Ни дня они не были одни. И чтобы не происходило, они готовы были рискнуть всем, ради лучшего приключения, прикрывая, спины друг друга.
В финальный день А. остался прикрывать спину товарища на работе.

Стоя в очереди Д. снова набрал сообщение:” Сегодня будь доволен жизнью и работой. Осталось потерпеть совсем немного”.
А:- Надо было вместе улетать.
Д:- Это было бы наглостью войти в аэропорт и со своими тяпками сесть на посадку. Вдвоем не спастись.
А:- Где гарантии, что твой самолет сядет в Индии?
Д:- Я все предусмотрел.

Д. лукавил. Лучший гражданин района пришел в аэропорт без обратного билета. В руках держал пустую бумажку с именем и датой возврата,
Д. уже был в эпицентре, проталкиваясь сквозь толпу, вооружившись фирменными локтями. Отступать было поздно, как и сдаваться. Эти локти помогали пробиваться в сутолоке дня, помогут и сейчас.
Д. заметил нервозность на лицах охранников и подергивания в районе кобуры. Без долгих церемоний рука пограничника выхватила паспорт у Д. и глаза принялись сканировать. Юноша давно не испытывал подлинную радость от жизни, жил без эмоций. Но даже для него это было не просто стерпеть. Охранник смотрел на него, Д. смотрел в сторону. Он готовил это лицо — будничную гримасу офисного работника, покидающего свое место лишь на время отпуска. Взгляд раздел Д., обнажил все мысли и желания, провел досмотр с пристрастием. Свободы хотелось, аж зубы сводило. Юноша затаил дыхание, получая паспорт.

А.

Лицо А. мимикрировало в офисе. Как и обещал, он был доволен своим днем. Руководство просило писать отчеты о проделанной работе в начале дня. Продажам отводилось послеобеденное время. Для А. главным было не заработать, а лишь выиграть время. Кто отставал в продажах, задерживался в офисе.
В тот момент товарищи уже исследовали весь свой мир. И на очередной прогулке было принято решение окончательно покинуть это место. Но покинуть надо было с воображением, забрав свое сойти со сцены, не дав начальству не единого шанса опрокинуть первым.
— А ты всем доволен? – неожиданный вопрос руководителя вернул на землю.
Кент в костюме и дорогом галстуке, сложив ногу на ногу, притаился в углу. Его мучило похмелье.
— Все отлично – губы А. сами собой двигались.
Руководитель гремел дорогими часами, потребляя сэндвич.
— Ты какой-то угрюмый. Или мне так кажется
Вместо слов А. вскочил и стал показывать боксерские приемы.
— Хочешь увидеть мою хватку?
Руководитель даже не посмотрел на него.
-Лучше направь свою энергию в дело.
А. взял трубку и послушно выполнял поручения. Только всю работу он делал по заранее продуманной схеме, в которой работала мышечная память, тело и некоторая доля мозга. Клиенты люди не глупые, но ужасно предсказуемые в своих желаниях и поступках. Понимая эти правила, А. мог работать, не напрягая извилины. И вдвойне приятно было, когда люди могли удивлять путанными ходами.
Руководство чествовало А., а ему хотелось лишь на пять минут раньше уйти домой. Отсюда и рождался стресс, от постоянной игры и убеждения самого себя продолжать ходить на эту работу. Постоянное вранье, желание продвинуть себя и свой товар.
Еще свежими были воспоминания, как А. ходил по собеседованиям. В душных кабинетах, где шел допрос, юноша хватался за голову и умолял его не брать на работу. И его брали. В этой дуэли главным был сам А., которого надо было заинтересовать. Побеги во время обеда были частым явление на протяжении двух лет. Позиция парня с рабочих окраин шла вразрез с воображение начальства.

Д.
Ровно в полдень прибыла еще одна обуза для Индии. Д. предлагал себя в качестве тени каждому в аэропорту. Юноша чувствовал, что все еще надо оставаться верным самому себе и в действиях быть не предсказуемым. Его бы не отпустили так легко с шоу. Новые актеры только кривлялись и не испытывали реальное отвращение к собственной жизни.
Д. искал глазами в толпе свой путь, зрители смотрели глазами Д. Безопасное движение в опасном мире.
Отгуляв свое на вокзале, Д. запрыгнул в рейсовый автобус до центра. Он уже приготовил локти, но они оказались не нужны. Скривил лицо, и оно никому не было известно.
На западе дорога в буквальном смысле захлебывалась от транспорта. Все грохотало, пыхтело и клубилось черным дымом. Дирижировал в этой симфонии висевший на проволоке светофор.
Д. сменил транспорт. Городской автобус не спешил и лениво собирал пассажиров по городу. Все тело Д. бунтовало против такого ритма жизни, за то душа расслаблялась. Сверху давила рукой жара, заставляя прогибаться.
Когда юноша вошел, руки тянулись к нему со всех сторон. Людей не смущал даже глянец по всему телу. В лучах солнца он казался посланцем небес, в тени же, все было как на ладони. Руки свободно гуляли по телу, забирая право владения. Все дело в форме его носа. На лице творец изобразил все довольно массивное, тогда как индусам дал немного меньше уверенности. Зато дал мудрости на этом не концентрироваться.
В ухо летели обрывочные фразы, но все это было на заднем плане. Детвора вокруг чиста и полна энергии. Заснуть ему явно не дадут, но куда им тягаться с долгой дорогой. Изменить законы физической усталости никому не под силу.

В каждом городе, на любой улице мира может происходить такая ситуация — Человеку просто некуда идти. Иссякший духом он просит крыши над головой. Пускай, чужая мать примет не свое дитя к себе. На время заменит ее в дороге. Потому как свою мать Д. знал лишь по письмам и редким звонкам.
Первым делом он сошел наугад. Глаза должны получать то, что они хотят.
— К черту сохранения. Игра должна быть пройдена на одном дыхании
Д. прыгнул в толпу, и растворился.

А.
Весна выдалась полноводной, отрезав пути к соседним локациям. Весь район стал менять свои очертания. Одни декорации поглощали другие, а в старых больше никого не было: ни актеров, ни техники. Грустный вид опустевших домов и разбитых фасадов. С уходом первого героя сам А. стал подмечать, как персонал больше не скрывался от него. Провожая в метро одну станцию за другой, А. бился головой в стеклянную дверь. Режиссер перешел в атаку, пытаясь, сохранить проект и сделать жизнь суровой. Идти некуда было, да и не хотелось. Все углы были истоптаны и пережиты все события.

Встречали по одежке, а провожали хлопающими глазами. Зарплату бессовестно занижали и платили только, чтобы продолжать работать. Спрашивать о ней считалось дурным тоном. И юноша платил тем же – создавал видимость работы, мимикрировал, сливался со стенами.

Звезд по продажам не любили. Они были прямой угрозой кумовству среди начальства. Однако все было еще хуже. Друзья настолько не держались за рабочие места,
продолжая травить байки о новых клиентах и крупных заказах. Каждый божий день план по продажам полнился несуществующими людьми и бессмысленными телефонами. Пирамида обещала скоро рухнуть.
Эта парочка действовала просто уже из принципа.

В последнюю ночь, как и положено А. не спал. Козни режиссера переходили все границы. Сидя на своем высоком троне в ледяном месте, всегда с одной ухмылкой, уговаривал не покидать это великолепное место. Страх напирал со всей силой: ”Ну и что ты будешь там делать? Тут же уютно, есть всегда работа, рядом знакомые лица”. Друзья пытались остановить безответностью, подруги предлагали скорее обзавестись семьей и уже бросить скитаться. А чтобы жизнь легкой не казалось, взять кредит и забыть о глупостях.

****

Красная пыль дорог вихрем неслась вперед. Буря полная боли и отчаяния была на подступах. Несколько мальчишек попали в ее объятия. Плен. Закрывая лицо руками, они пробирались к дому. В самый последний момент они заметили велосипедиста и успели отойти в сторону. Голова его запрокинулась в бок, словно в припадке; первые капли пота окропили железо. Ноги нащупали ритм, прогоняя прочь серое полотно под колесами. Как животное на вертеле он снова был в пекле.
Чтобы пересечь сердце камбоджийской пустыни человек отключался от реальности, и терял рассудок на знойном солнце. Мозг переставал соображать и бился в судороге. В те счастливые минуты он мог выкладываться до потери пульса. А к вечеру всего мокрого и без сознания снимали с седла местные жители.

Вся эта ностальгия и желание поскорее отправиться в мир грез сморили А. На секунду он задумался, ведь судьба была не так жестока к нему, как к Д. По сценарию их всегда пытались разъединить: родители или армия. Но даже там Д. писал только одному человеку, а сам А. приезжал с продуктами. Удивительная дружба однополых людей, гетеросексуального типа.
Сценаристы у А. натуры романтичные и позволяли юноше увидеть мир, взять с легкостью велосипед и отправиться по Азии. А где-то легко сменить на байдарку.
У Д. жизнь была в контрасте, и ему приходилось хлебать горести половником. Однако это закалило его, сделало упертым.

Д.

Подуставшие стены вокруг осыпались, теснили и зажимали. Д. не стал жить там, где вначале забронировал номер. Он нашел себе место, спустившись вниз.
Рядом лежала начатая пачка. Теперь от голода юноша будет курить. И даже если это не выход, воображение все достроит. Воображение могло строить целые мосты и города, но только если быть открытым к нему. Стремясь сюда Д. верил, что целой толпой можно создать то, чего нет. Индусы в меру своего климата и ревностно отношения к религии добились поразительных результатов.
При очередной затяжке Д. выпустил густой дым. В этом был какой-то момент прощания.

Скрывать себя от мира больше не имело смысла. Д. жаждал оглядеться на этом уровне
Улицы были запружены людьми пусть и в бедной, но разнообразной одежде. Нищета делала людей во вкусе оригинальными. Он плыл не спеша, расставляя невидимые маяки ориентирования. Требовалось составить карту района, изучить людей и попытаться найти путь к криминальным личностям этого города. Для себя Д. еще не избрал точный путь или сторону жизни. Однако понимал, у кого больше влияния.
Д. нужны были местные контакты, а для них требовался какой-то особый случай. Недолго раздумывая, Д. решил создать ситуацию сам. В одном из кафе он якобы случайно оставил кошелек и растворился в толпе. Требовалось обмануть зоркий глаз карманников. Юноша слишком выделялся высоким ростом и комплекцией. К счастью армейские навыки приносили свои дивиденды.
Он не хотел связываться с посредниками и держал путь к авторитетным персонажам. Как только А. прибудет, для него уже будет работа.
Кошелек, как и ожидалось подобрали чумазые дети.

А.

Уже в самолете А. охватило безумие. Люди не подозревали, что в воздухе находится очень больной человек. Пол под ногами расходился, психика расщеплялась на две противоположные стороны. А. старался зафиксировать лицо, а все попытки шизофрении прорваться наружу выражались бегающими глазами.
В глазах пол становился прозрачным, багаж слетал с полок. Скорлупа крошилась.
— До того, как вы сойдете с борта, вы все еще являетесь заключенным.
Сигнал от Д. так и не поступил. Пришлось, как обычно импровизировать. Только так эти двое и существовали в своем ”Рабочем Поселке”. Д. в последней своей просьбе просил товарища сорвать вывеску на железнодорожной станции с этим названием и привезти в качестве сувенира. Все последующие ночи А. рвал по кусочку только первые три буквы: ”РАБ”. На борт такой кусок железа было не протащить. Тогда он выточил кулон в форме символа мира.

А. сжег все мосты за спиной, и теперь Д. лично следил за товарищем, чтобы тот не думал о возвращении. Иногда обоим казалось, что они выдумали друг друга. Их тандем был сплоченным в своем желании выйти. В жертву оба принесли все: друзей, детей, карьеру, образование.
А. выполнил еще одну просьбу товарища, и купил портативную камеру, наивно полагая, что умереть двоим актерам даже на чужбине не дадут.
А. чуть придушил себя и заснул до самой Индии.

Д.

— Туристам сюда нельзя – раскатав свой бицепс перед Д, произнес здоровяк.
На глазах вырос герой боливудских боевиков. Губы скрывала шевелюра из кашмировых усов. Д. Расправил свои локти, Фархад Мурджи свои. Это был пятиминутный обмен показательной силы. Бой глазами и тенями. Д. был впечатлен массивными локтями. Пробиваться с боем он не собирался, но мальчуган с кошельком стремительно исчезал в трущобах. Д. глазами отпустил кошелек и Фархад это почувствовал.
— Забыл здесь что-то? — проверял свои догадки индус.
Испытывал терпение мастерски, однако противник терпел всю жизнь. Лицо Фархада было не сгибаемым, у Д. его тяпка источала мертвенно-бледную надежду на улыбку.
— Осматриваюсь.
Фархад еще раз просканировал гостя и сменил стойку.
— Как тебя зовут?
Взгляд Д. как у кошки незаметно скользнул по крыше пыльного магазинчика и вернулся на место.
— Джонни Браво.
Терять свою букву до конца он еще был не готов.
— Хах. Джонни Браво. Ты думаешь я совсем дурак. Магазин вещей за моей спиной. Ладно. Фархад заметно ослабил напор. А через минуту оба вели себя как старые знакомые, сохраняя разрыв в менталитете.
— Мне нравятся люди без прошлого. Я слышал людей в Америке называют именем Джон Доу, когда закапывают без надгробья.
Фархад с надрывом крикнул и тут же из тьмы выплыла фигура такого мальчика. А с ней и кошелек в его руках.
— Твое?
Не дождавшись ответа, Фархад кинул в сторону Д. кожаный предмет
— Приходи завтра. Есть у меня для тебя работа.
Вернувшись в комнату, Д. написал смс товарищу: “На Главный базар не суйся. Я нашел нам работу, но тебя пока видеть не должны. Остановись в любом другом месте.”

А.

А. был разбужен стюардессой. Лицо плавало в детской улыбке и наивности на скорейшее выздоровление. Лайнер коснулся свободной земли в ночь на 1-ое мая. Это был эксцентричный поступок — сдать трудовое кайло в священный праздник.

Уже сквозь стены спертый воздух в аэропорту им. Ганди душил. В ногах была воздушность, а свет в конце тоннеля притягивал. Целый новый мир с новыми сюжетами. А. мог вступить в любое сообщество, выбрать любую из сторон жизни, использовать свое красноречие для различных махинаций, обратиться в новую веру, или просто вступить в караван мира и уйти в Гималаи. Благо уйти было куда. Богатая индийская земля имела пять климатических зон и разнообразный ландшафт. Но сначала А. хотел станцевать индийский танец.
Юноша кружил в своем первом танце, рукой расталкивая воздух вокруг себя. Те, кто понял, стали двигаться вместе с ним, и А. сразу понял, что пришел в правильное место. В ответ на любой каприз, люди реагируют должным образом. Администрация включила музыку. А. взял за талию одну из девушек и пустился по длинному коридору, пересекая лучи света. Тысячи лучей ждали своего сына за порогом. А. ногой открыл врата рая, приглашая бога теперь быть на его стороне.
Назад он больше не смотрел. Там, в дверях провожал его прежний мальчишка с прошлыми сомнениями. А. переключился, и его мало волновали заботы в своем районе: чистили ли там во время снег, тарифы на свет и воду, кто с кем встречается и как проводит время. Голова кружилась от новых запахов, лиц и грядущих событий. Каждый новый шаг мог принести новые приключения.

А. положил деньги под стельки. Индийское солнце нагревало кроссовки до адской температуры, отгоняя потенциальных карманников. Радостная улыбка и отрешенный взгляд взволновало все приступное сообщество в городе. За спиной потенциальной жертвы собрались мастера своего ремесла. Однако за этой радостной и чистой улыбкой скрывался матерый подонок. Бродяжничая на Филиппинах, хозяин местного кафе задолжал сдачу. А. только два раза попросил вежливого вернуть. На третий день пришел с канистрой и сжег так радовавшее его кафе. В Лаосе, в походе на байдарке незадачливая девушка выдернула А. из бара под предлогом. Стоило узнать в этой азиатской кошке трансвестита, А. сбросил ее с мотоцикла и принялся душить. Он так и не понял, что остановило его в шаге от фатального последствия. Чтобы излить накопившуюся энергию, он устроил дебош на улице, в танце уложив набок все мусорные контейнеры. Беспринципность и полное равнодушие к чужой жизни делало А. не управляемым. Друга удержать мог только Д., который знал его с детства и все понимал.

Мимикрировать на индийских улицах было сложнее. А в комплекции, и куда не входил, сразу становился центром события. Сутулая походка в форме кирпича, и забитое лицо выдавали в нем новоприбывшего. Обсчитать, обокрасть или просто развести на туризм – дело святое. Этим любили заниматься и сами туристы. Никто не горел желанием вернуться назад.

Продолжение следует……

Свидетельство о публикации (PSBN) 20175

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 15 Августа 2019 года
Г
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.


    Эгедор или город пепельных людей

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    ЛОУРЕН — ГОРОД В КОТОРОМ НЕ СПЯТ

    — Не бойся если они откроют дверь, а если страшно делай вид что совершенно все равно. Ты должна быть готова ко всему. Милая, ты вообще слушаешь что я тебе говорю? — в небольшой комн.....
    Читать дальше
    43 0 0

    Да, в футбол я играю хорошо (часть 2)

    Продолжение первой части рассказа.. Читать дальше
    168 0 0

    жимолость

    Едва оправившись от паралича в кровати, промокшей насквозь, впитавшей мой ночной кошмар, высохшей и промокшей снова, я тут же вскочил, чтобы не дать ей впитать меня полностью. Лихорадочно тряся затекшими ногами, добрался до окна и уткнулся носом в св..... Читать дальше
    54 1 +1




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы