Книга «Простые вещи»

Простые вещи (Глава 9. Дежавю)


  Авантюрная
101
41 минута на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



Как выяснилось, данный конкурс был апогеем текущего вечера.
Эмми рухнула на стол, оставляя за собой быстро растущую алую гущу.
Что случилось? Может быть, я давно проиграл в глупом конкурсе, а волшебный порошок попал ко мне внутрь?
Следовательно, я сейчас просто ничего не помню? Почему я сейчас сижу за столом?
— Артур! — Эрик стоял прямо передо мной и тряс меня за плечи, пытаясь вернуть к жестокой реальности. — Артур! Срочно к выходу, встречай врачей… Слышишь? Артур?!
— Да-да… Я бегу…
Бютнер оказался молодцом и совсем не растерялся в этой ситуации. Оказывается, что он сразу после выстрела вызвал бригаду скорой помощи.
Пуля прошла насквозь, оставив две небольшие дырки: одну во рту, другую в районе виска.
Эмми держалась молодцом, учитывая, что этот вечер может стать для неё последним вечером в жизни. Скорая приехала довольно быстро, и благодаря помощи Эрика, когда её заносили в машину скорой помощи, она была ещё в сознании.
На душе было страшно паршиво, хотелось исчезнуть.
Постепенно гости стали расходиться, прекрасно понимая, что шоу закончено. К чёрту такие выходки, проклятые живодёры! Пора уходить отсюда…
Клуб заполнила абсолютная тишина, которую я нарушил стуком каблуков своих ботинок. На сцене немного сгорбившись, сидел всё тот же Эрик Бютнер.
Он довольно проницательным взглядом смотрел в одну точку и курил, пуская ароматный дым в зал, наполненный страхом и ужасом.
Не сумев найти нужных слов для начала диалога, я подсел рядом с ним. Он сразу обратил на меня внимание и протянул мне открытую пачку. Я с удовольствием принял его щедрое предложение, а Эрик тут же вручил мне коробок со спичками.
— Спасибо. Уже и не помню, когда в последний раз в руках держал спички.
— Да я вообще любитель таких вещей. Наверное, часть меня застряла в славном и беззаботном времени до миллениума, хах.
— Понимаю… Возможно, у меня такая же ситуация.
— Да тебе и восемнадцати нет, парень…
— А тебе будто намного больше двадцати?
Он на короткое мгновение улыбнулся, давая понять, что он всего лишь пытается как-то разрядить обстановку.
— Эрик Бютнер, — протянул руку мой собеседник.
— Артур Сербин, можно просто Серб. Официально оформили наше знакомство?
— Да, именно, — довольно непривычно было видеть его в столь подавленном состоянии, ведь буквально несколько минут назад он чуть ли не плясал на сцене, пытаясь зажечь публику.
— Я знаю, кто ты. С некоторых пор ты довольно узнаваемая личность.
— А я знаю, кто ты. Кир представил тебя.
— К чёрту Кира и весь Картон. Ты знал про подвох с пистолетом?
— Догадывался, но до конца отказывался верить. Думаешь, здесь такие выходки — это редкость? Ты же здесь работаешь? Должен знать…
— И ты считаешь, что это нормально?
— Я уверен в двух вещах. Ничто не происходит без причины, это раз. Уверен, Андрей найдёт на этот мерзкий конкурс свои оправдания. Это два. Ты в гневе. Это три. Прости, но в течение моей речи понял, что ты очень зол, вот и добавил третью причину.
— Ты что, с ним заодно?
— Да мы здесь все делаем одно дело, кажется…
Со стороны служебного входа показался Андрей Резнёв собственной персоной.
При одном виде этой наглой и спокойной физиономии, мне сразу захотелось дать ему по голове чем-нибудь тяжёлым… Наверняка, я так бы и поступил, если Эрик вовремя не схватил меня за руку.
— Вот она, слепая агрессия в действии, не так ли, Артур? — рассудительным голосом начал свою многообещающую речь Андрей. — Как вам праздник, друзья?
Я попытался вырваться из оков Бютнера, но он держал меня довольно крепко.
— Эрик! Зачем ты сдерживаешь парня в удовольствии? – он всё ближе приближался к нам.
— Серб, он тебя провоцирует, не дёргайся. Пожалуйста, послушай меня, — шепнул в мою сторону Бютнер.
Властными короткими шагами Владелец всё ближе подходил к нам, в качестве своей траектории выбирая кривую линию.
— Держи, — он улыбнулся и захлопал в ладоши. — Эти аплодисменты тебе, ты их заслужил. Ты, правда, тот самый человек, который так мне нужен!
Освещение было слабым и тусклым, его голос эхом разносился по пустому залу.
— Так что? Как вам вечер? — Андрей встал прямо передо мной.
Он хотел, чтобы я всё-таки сорвался, это была его цель. Как бы сейчас не было трудно, мне стоит действовать наперекор мерзавцу.
— Отпусти, — Бютнер послушался меня, и я вплотную подошёл к Резнёву.
Я посмотрел взглядом, полным гнева, ему в глаза.
— Ты ответишь за все свои поступки… Зачем я тебе нужен?
Мною овладел страх перед физической и словесной мощью Резнёва, я дрожал, но пытался не подавать виду. Руки хаотично болтались, слегка вибрируя, а голос с каждым словом становился всё тяжелее.
— Серб, откуда столько нервозности в каждом слове? Я понимаю твой агрессивный настрой и нежелание меня видеть, но поверь, это шоу было показательным.
Он хотел положить мне руку на плечо, но я решительно отверг его попытку.
— Значит, вот как? Хорошо… Важность ценности человеческой жизни — вечный вопрос. Вечный вопрос… Не хочу уходить в философию, не моя это сфера всё-таки. Юная блогерша прострелила себе голову? Здоровее будет! Кажется, она покидала пределы Картона ещё в здравом уме. Эрик, верно?
— Да, — кивнул он.
— Зубы мне не заговаривай. Я задал вопрос, — вновь обратился я к Резнёву.
— И ты ждёшь на него ответа?
— Да.
— Вечно ты так: хочешь всего и сразу, не хватает тебе рассудительности, сдержанности, возможно. Посмотри на своего нового приятеля, — указав взглядом на Эрика, продолжил он, — Сидит себе, тихонечко пускает роскошный дым и не задаёт глупых вопросов… А ведь раньше был таким же бунтарём, как и ты. Кстати, это тот самый табак? Разрешишь? — Бютнер протянул ему пачку, и Андрей закурил. — Да, отменный табак. Отменный.
— Я. Задал. Вопрос, — повторил я, чётко проговаривая каждое слово.
— Понимаю, — сжал губы Резнёв.
Предел моей сдержанности приблизился к нулю быстрее, чем я ожидал…
— Я задал вопрос! Вопрос! ВОПРОС! — я снёс рукой все бокалы с барной стойки, которые с дребезгом продолжили начатую мною истерику.
Андрей молчал, с интересом наблюдая за моим сольным концертом.
— Можешь ничего не объяснять. Я ухожу, — эти слова должны были стать моей прощальной речью.
— Хозяин — барин, мой друг, хозяин — барин, — в очередной раз использовал речевой повтор Резнёв.
Эта издевательская манера речи окончательно вывела меня из себя, я показательно хлопнул ладонью по барной стойке и покинул Картон с глубокой надеждой на то, что больше никогда в жизни не увижу этот адский огонь в глазах.
Вряд ли бы, моя совесть позволила мне сегодня заснуть, поэтому я отправился в Штрих, круглосуточный бар, чтобы хоть как-то развеяться и попытаться забыть этот ужасный вечер.
Хотелось просто выключиться из режима жизни и перестать существовать, чтобы хотя бы на несколько мгновений не думать о случившемся.
В небольшом зале почти не было гостей, я уселся в самый угол. Официант принял мой алкогольный заказ, оставляя меня снова наедине со своими воспоминаниями.
Я в очередной раз повторил все события у себя в голове…
— Ты что следил за мной!? — я открыл глаза и был шокирован от внезапного появления Эрика напротив меня.
— Да брось, просто выжидал подходящий момент… Ладно, следил, да… Но я не знал, как по-другому к тебе подступиться… Извини.
Бютнер стал резко меня немного напрягать.
— Да ты о чём вообще?!
— Ладно-ладно, Серб… Просто одиноко мне в столь паршивый период дня – так нельзя. А у нас с тобой это взаимно, кажется. Развеемся немного?
Я аккуратно кивнул в его сторону.
— Хах! Отлично, Артур! И как раз треклятый дождь кончился…

###

После бара, ближе к третьему часу ночи, Эрик предложил мне прокатиться до своего любимого места, которое находилось неподалёку от города.
Наличие автомобиля и его убедительность заставили меня принять это предложение.
По пути он мне рассказывал о своей учёбе в гимназии, о своей общественной деятельности, а также про свою нынешнюю невесту.
На удивление, слушать его было действительно интересно, Бютнер умел подавать историю в нужном виде.
Мы приехали к месту, где начинался Бурый лес. Здесь, посреди мохнатых тропинок и не обширного количества гниющих деревьев, находился заброшенный и недостроенный комплекс домов.
— Денег не хватило в самый нужный момент, вот и забросили… А ведь, по прогнозам, здесь могло бы быть одно из самых престижных мест для проживания в городе! — объяснил мой собеседник.
Где-то был построен всего один этаж, где-то почти целый подъезд. Мы зашли в один из таких недостроенных подъездов и поднялись на самый верх. Крыши, конечно же, никакой и в помине не было. Вид на лес открывался прекрасный.
— Красиво. И как часто ты здесь бываешь?
Темнело буквально на глазах, с тропинки, откуда мы поднимались, раздался шорох, но я даже не подал виду, что меня это как-то напугало или привлекло моё внимание.
— Как только мне требуется в очередной раз собраться с мыслями, то есть частенько. Просто стою здесь, смотрю в бесконечность, курю и размышляю… Идеальное место, чтобы восстановить баланс в голове.
Я затянулся чуть глубже обычного, посмотрел на Эрика и перевёл взгляд на серое хмурое небо. Выдох густого дыма спровоцировал какую-то приятную лёгкость от общения с новым человеком. Кажется, на душе стало чуть спокойнее…
— Хорошо здесь, — я лишь еле заметно кивнул, полностью соглашаясь с мыслью.
— Что ты хотел рассказать мне про Резнёва?
— О, тут мне точно есть, о чём рассказать. Давай только чуть позже. Честно, Артур, сейчас не хочется вспоминать это имя. Думаю, как и тебе.
— Как скажешь, — я докурил и бросил бычок со стены. — Высоковато. Насмерть разобьёшься отсюда?
— Думаю, нет. Хотя, сам прекрасно знаешь, что это зависит от того, как упадёшь. Наверное, ноги переломаешь точно, хах.
Я подошёл почти к самому краю и ещё раз оценил здешние красоты из ржавой техники, небольшого болотистого водоёма и погибающих деревьев. Подойти ещё ближе не решился – довольно опасно. Ветер ударил в спину резко и хлёстко, на мгновенье показалось, что я теряю равновесие и падаю в бездну. Страшновато…
— Ты чего? Всё нормально? Или ты решил стать частью этого хлама?
— Пожалуй, что не сегодня, — с улыбкой ответил я.
Наверное, пора возвращаться домой… Я уже хотел сказать об этом своему оппоненту, но сзади кто-то лёгкой рукой вцепился в моё горло и приставил к нему ледяное лезвие.
К моему сожалению, Бютнер пропал из радиуса моего обзора, и мне стало ещё больше не по себе. Я не решился открывать рот, чтобы случайно не приблизиться кадыком к холодному лезвию.
Очередной жизненный урок, который показывает, что нельзя никому верить. Никогда и никому.
Я почувствовал, как меня стали толкать в спину, аккуратно подводя к обрыву разрушенной стены. В следующий момент времени на мою голову набросили накидку, которая ослепила меня на мои последние секунды пребывания в этом мире.
— Эрик, что происходит, чёрт возьми? Какого?! — я всё-таки решился и попытался обратиться к Бютнеру.
Тишина в ответ. Он и не думал мне ничего объяснять. Кажется…
— Эрик! Эрик! — я услышал шаги в свою сторону.
— Артур! Я уверен, что мы с тобой могли бы подружиться и всё такое… Но, видимо, не в этой жизни, приятель! Не в этой жизни…

###

Колючий ветер неприятно прикоснулся к моему лицу, и я открыл глаза. Холода я больше не чувствовал.
Это означало, что с меня стянули накидку и убрали лезвие от моего горла. Я отдышался.
Послышался смех Бютнера, я обернулся и увидел его в объятиях неизвестной девушки.
— Эрик, чёрт возьми? По-твоему, это смешно?! — обратился я к нему.
— Эрик, по-твоему, это смешно? — девушка тут же меня передразнила.
— Да ладно тебе! Вот теперь, можно сказать, что официально оформили наше знакомство! Это мой новый приятель, Артур Сербин, — объяснил Бютнер своей спутнице, которая несколько секунд ранее приставила к моему горлу нож.
Я всё ещё плохо видел и не мог толком разобрать очертания лица подруги Эрика. Всё казалось размытым, поэтому я подошёл к ним чуть ближе.
— Чего уставился? — я присмотрелся и не мог поверить своим глазам.
Я не мог ошибаться… Это была… Та самая… Незнакомка с пляжа…
Она дерзко увела взгляд в сторону и прикусила губу от небольшого смущения, прекрасно понимая, что я – тот самый парень, которому она спасла жизнь.
— Так-так, я не понял… Вы уже знакомы? — спросил Эрик.
— Отчасти, — ответил я.
— В смысле отчасти? А ничего, что я твою жалкую жизнь спасла? Когда ты умоляюще рыдал о своей никчёмности?!
— Чего?! Да я... 
— Вот и замолчи, — тут же перебила меня она.
Довольно дерзко.
— Может быть, введёте меня в курс дела? — недоумевая, снова спросил Бютнер.
— В общем…
— Тс-тс, парень, — она перебила меня, приставив указательный палец к моим губам. — Мы все сегодня устали. Я не сомневаюсь. И ты, и Эрик, и в какой-то степени даже я. Тяжёлая ночь, понимаешь?
— И что теперь? — я осторожно кивнул в знак одобрения.
— Мы сейчас везём тебя домой, а завтра вечером, если судьбе будет угодно, конечно… Мы снова встретимся и всё обсудим. Готова поспорить, что ты сейчас стоишь и едва улавливаешь суть происходящего… Да и выглядишь ты паршиво! Хотя, наверняка, тебе это свойственно…
— Эрик, такое общение считается у неё нормальным? — обратился я к нему.
Он подошёл чуть ближе и хлопнул меня по плечу.
— Именно. Ну, собственно, знакомься…
— Я за рулём! Пошевеливайтесь! — послышался женский голос со двора, намекая мне о том, что за этой девушкой нужен глаз да глаз.
—… Алиса, моя невеста. Так и живём.
Я второй раз за промежуток в восемь часов был шокирован от происходящего и прекрасно понимал, что для меня сейчас нет ничего лучше, чем здоровый сон.
Глаза закрылись моментально, а приятные мысли о том, что я всё-таки нашёл ту самую незнакомку – грели душу.
Причём я прекрасно понимал, что у них с Эриком отношения, которые совсем скоро будут подтверждены законом.
Но это совсем не отнимало моего желания вновь и вновь представлять Алису, в которой было что-то такое, что рано или поздно было в состоянии зажечь мой потухший жизненный потенциал.

###

Крепкий сон успешно залатал мои раны и подготовил место для новых. Я проснулся около пяти часов вечера. Ложился спать — за окном было темно, проснулся — такая же картина. Константа.
Раздался входящий вызов.
— Серб, привет, у нас всё в силе?
— Привет! Конечно. Встретимся через час в Штрихе? 
— Штрих? Это для оборванцев, Артур. Ну, или школьников, что в принципе одно и то же. Я заеду за тобой через девяноста минут, и мы поедем в более приличное место. Не беспокойся, я угощаю. До скорого.
— Как скажешь.
Я не стал спорить и отправился в душ, где под струями тёплой воды ушёл в долгие раздумья. Мне совсем не нравилась ситуация, которая складывалась вокруг меня, Эрика и Алисы. Невеста Бютнера была потрясающей, несмотря на своеобразную манеру обращения. Со времён Форестнайта я чувствовал, что её женские чары подействовали на меня, заставляя периодически представлять её образ в моей голове. Надеюсь, это пройдёт…
Эрик оказался весьма пунктуален и заехал вовремя.
— Как дела? Выспался? — спросил он с переднего сидения пассажира, за рулём снова была его очаровательная спутница.
— В порядке. Куда едем?
— Ой, боюсь, что с твоей причёской нас вообще никуда не пустят. Ты с осени не стригся что ли? И не брился? Ты серьёзно, парень?
— Алис, отстань от него, — заступился за меня Эрик. — Едем в Сильвер. Слышал о таком?
— Сильвер? Какой-то элитный бар… Или?
— Да ничего элитного, просто высокие цены, приятный интерьер, хорошее обслуживание. Ну, будем считать его элитным, хах.
Действительно, Сильвер оказался довольно приятным, на первый взгляд, местом. Заведение было довольно просторным и светлым, интерьер придерживался классического стиля.
Основная цветовая гамма заведения была в серебристых оттенках, что придавало бару некоторой роскоши.
Нас встретила милая девушка и проводила за один из лучших столиков, который был забронирован на имя Эрика Бютнера.
— Перед сном особо не люблю наедаться, поэтом закажу какой-нибудь салат овощной и большой капучино. А вы что думаете, ребят? — довольно милым тоном поинтересовалась Алиса.
Эрик поддержал эту идею, только вместо большого капучино заказал двойной американо с горячими сливками. Я, по рекомендации своего нового друга, выбрал фирменную пасту со шпинатом, кофе флэт уайт, а также бутылку негазированной воды.
— Мне не терпится спросить… Зачем ты приставила нож к моему горлу? К чему был этот концерт?
Парочка шаловливо переглянулась и синхронно засмеялась.
— Нож? — Алиса полезла в сумку и достала оттуда складную расчёску. — Ты серьёзно? Нож, ха-ха!
— Но я был уверен, что это лезвие…
— Ты забавный, Серб. Правда. Просто хотелось преподнести какую-то изюминку в наше знакомство, вот и всё. Ты же не в обиде, правда?
— Я не из обидчивых…
— Вот и славно!
Я взял небольшую паузу, чтобы всё хорошо обдумать. Что же, раз так… Я решил, что не стоит придавать нашему знакомству столь серьёзный характер, поэтому улыбнулся ребятам и спросил:
— Так что, сколько вы уже вместе?
— Почти два года, в конце лета уже готовимся сыграть свадьбу. Постепенно уже начинаем раздавать пригласительные и продумывать план нашей идеальной свадьбы. Ах да, считай, что ты уже в списке приглашённых.
— Не то чтобы мы будем сильно рады тебя видеть, — вставила Алиса.
— Черышева, прекрати уже. Серб уже прекрасно понял, что ты любишь хамить. Что ты его достаёшь?
— Да всё нормально, Эрик… Серьёзно… Можете на меня рассчитывать, — подмигнул я им. — Черышева?
— Алиса Черышева, — она любезно протянула мне руку. — Прости. Порой, я излишне эмоциональна. Я просто привыкла, что в кругу общения Эрика попадаются одни ублюдки, которые желают его поставить на колени. Индустрия у него такая. Мерзкая.
— Да, она права, — поддержал Бютнер. — Вечные интриги, сплетни, слухи. Ненавижу свою работу, но кручусь в этой сфере довольно давно, поэтому научился как-то не обращать внимания и гнуть свою линию. По-другому никак.
Официант подал напитки, а через несколько минут вынес салаты и мою пасту. Мы пожелали друг другу приятного аппетита и принялись за трапезу.
— Ух ты! Отличный кофе! — восторженно произнесла Алиса. — Только нужно, пожалуй, вина ещё заказать. Вы будете? А? Молодой человек, нам, пожалуйста, две бутылки красного полусладкого и три бокала. Спасибо!
Я впервые увидел, как она искренне радуется таким простым мелочам, и от такого приятного зрелища сам невольно заулыбался.
Официант среагировал молниеносно, и через пару минут на нашем столе уже стояли три наполненных бокала.
— Эрик, ты говоришь, что везде гнёшь свою линию… Но в Картоне такая схема не работает, верно? — спросил я.
— Именно. Здесь отдельный мир, который лишает тебя права выбора. Это всё Резнёв, и начиналось у меня всё примерно также. Уже, будучи выпускником, я работал в качестве ведущего на различных праздниках, и людям нравилась моя энергетика. Мной интересовались большие люди, которые пророчили мне успешную карьеру. Но…
— Ты кого-то удушил в ванной? — с иронией спросил я.
— Хах, а ты молодец, что после всего случившегося можешь улыбнуться по этому поводу. Нет, потом я просто связался с Андреем Резнёвым. Кстати, ты уже в курсе про Навина?
— Да, он рассказал мне.
— Три года назад ещё был период, когда его сектанты довольно часто выходили в город и наводили страх на людей. Жуткое было время…
— Наверное… Кстати, как вы познакомились? — я сменил тему, потому что не желал больше слышать ничего про этих фанатиков.
Эрик уже приоткрыл рот, чтобы начать свой рассказ, но Черышева дерзко посмотрела на него, приложила палец к своему рту и начала повествование за него.
— Да ничего особенного, я переехала сюда три года назад, и родители отправили меня в гимназию неподалёку от дома. Получается, что я поступила в восьмой класс, а Эрик учился в одиннадцатом.
— То есть ты сейчас в десятом, да?
— Именно.
— Вот почему никто из выпускников не смог узнать тебя по моим описаниям…
— Что? Ты искал меня? Зачем?
Тут мне стало немного неловко.
— Ну… Чтобы поблагодарить…
— А, к чёрту твою благодарность, — мы с Эриком немного нахмурились, и она тут же поправилась. — Серб, пожалуйста. Я рада, что смогла помочь тебе. Так вот, однажды я сидела во дворе гимназии и читала книгу, он заметил меня и очень грациозно подсел рядом, представившись автором книги, которую я читаю. Потом начал предлагать главную роль в сериале, который он, якобы, собирается снять по мотивам романа.
— Да-да, помню… Ещё оказалось, что главный герой романа — парень, который постепенно начинает сходить с ума. Забавно.
Эта история заворожила меня, и я с восторгом продолжил слушать о том, как их отношения переживали первые шаги.
За совместным ужином я узнал ещё много интересных фактов про Эрика с Алисой, которые позволяли мне всё больше понять тот факт, что они отлично гармонируют и дополняют друг друга.
Общение было лёгким, приятным и не лишённым чувства юмора.
Алиса стала относиться ко мне с большим интересом и уважением, иногда спрашивая меня о моей жизни.
— Всё, что происходит в моей жизни — простые вещи. Так я решил для себя. Такое отношение позволяет мне относиться ко всем происходящим вещам проще. Да, бывает, что попадаешь в такие ситуации, которые заставляют думать, что это конец. Но как бы тяжело не было, нужно помнить, что самый тёмный час всегда под рассветом.
— Хорошо говоришь, Серб… Жизнь слишком коротка, чтобы относиться к ней слишком серьёзно.
— Так пусть в нашей жизни будет как можно больше приятных мелочей. Собрались вместе с друзьями за ужином? Прекрасно! Сегодня дождь не такой сильный, как вчера? Чудесно! Открыл глаза и встретил ещё один новый день? Потрясающе…
— Раз уж пошёл такой разговор, то давайте поднимем наши бокалы за… За простые вещи! Пусть в жизни будет больше радостей!
— Именно!
— За простые вещи, — с улыбкой подтвердил наш общий тост Эрик.
Мы ещё около двух часов наслаждались компанией, заказав за это время две дополнительных бутылки красного вина. Я никогда не был любителем этого напитка, но сегодня вечером он пришёлся мне очень даже по душе.
— Ну, что? Я вызываю такси? — спросил Эрик, а мы с Алисой дружно подтвердили.
Бютнер, как и обещал, расплатился за счёт, оставив очень щедрые чаевые. К нам подъехала наша машина, Эрик сел вперёд, оставляя меня на рандеву с Черышевой на задних сидениях.
Таксист был сдержанным и молчаливым, что меня, однозначно, радовало. Сейчас хотелось просто насладиться тишиной и покоем этого волшебного вечера.
— Вот здесь остановите, да-да…
Бютнер вышел из машины и открыл дверь со стороны Алисы.
— Милая, мы приехали. Выходи.
— Я поеду с Артуром и заберу у него свою матроску наконец-то. Ты же помнишь, как она мне дорога? Это же матроска моего отца…
— Тс, Артур? Проследишь за дамой?
Такой расклад несколько удивил меня.
— Конечно…
— Скоро буду!
На прощание он поцеловал свою возлюбленную, а мне протянул руку, которую я пожал как можно крепче.
Через пятнадцать минут мы подъехали к моему дому.
— Подождёшь меня здесь? — спросил я у Алисы.
— Что? Ты серьёзно? Заставишь меня стоять под дождём и ждать, пока ты вынесешь мне матроску? Ты забавный персонаж…
Мне очень хотелось остаться наедине с Черышевой, но я прекрасно понимал, что всё это будет неправильным по отношению к Бютнеру…
— Ну, добро пожаловать… — пригласил я Алису. — Проходи на кухню.
Я включил режим слабого освещения в квартире.
— Мило у тебя здесь, — осмотрелась и кратко ответила она. — Неси матроску. Надеюсь, ты постирал её?
— Конечно! — из своей комнаты крикнул я.
Я взял матроску в руки и остановился. Мне было чертовски приятно осознавать, что прямо сейчас в моей квартире находится та самая Алиса Черышева…
И почему я должен зависеть от мнения Эрика? Мы ведь даже совсем не друзья…
— Может быть, чай? Или кофе? Или…
— Или что? К чему сейчас это всё, Серб?
Я виновато опустил глаза в пол.
— Я… Я просто не хочу, чтобы ты сейчас уходила.
— И что же мы тогда будем делать? Общаться?
— Возможно…
Она резко поднялась из-за стола, вырвала матроску из моих рук и направилась к выходу.
— Хм, интересно, что скажет Эрик, когда узнает, что его новый друг пытался соблазнить его невесту? Не думаю, что он будет в восторге. До скорого!
Я должен был удержать Алису у себя дома всеми возможными силами. Я так не хотел оставаться один…
— Дверь открой мне! Слышишь?
Наверное, последние полчаса я был не в себе. Это всё магия. Это всё она.
Я схватил кухонный нож, глубоко вздохнул и аккуратно провёл им вдоль своей правой руки.
— Алиса… Алиса…
— Ну, что ты тут застрял? — она подошла ко мне на кухню. — Ты что творишь?! Сербин! Больной! Что же ты делаешь?
Я почувствовал, как перестаю управлять своим телом и медленно присел на пол.
Черышева что-то продолжала говорить мне, пуская тёплые слёзы по своему очаровательному лицу. Мне было предельно хорошо и спокойно.
Она заботливо стала перевязывать мою руку своей чистой матроской, что-то недовольно бормоча мне в лицо.
Я ещё никогда в жизни не чувствовал себя настолько живым и значимым… Это было самое прекрасное ощущение дежавю в моей жизни…

Свидетельство о публикации (PSBN) 29035

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 14 Февраля 2020 года

Notice: A non well formed numeric value encountered in /var/www/pishi.pro/www/core/components/pdotools/vendor/fenom/fenom/src/Fenom/Template.php(487) : eval()'d code on line 328

Notice: A non well formed numeric value encountered in /var/www/pishi.pro/www/core/components/pdotools/vendor/fenom/fenom/src/Fenom/Template.php(487) : eval()'d code on line 331
e
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Простые вещи 0 0
    Простые вещи 0 0
    Простые вещи 0 0
    Простые вещи 0 0
    Простые вещи 0 0

    Призывной пункт

    Заметил Кузьму, я его в последний раз в садике видел, на соседних нарах чалились, как говорится.
    Он смотрит на меня, тужится, пытаясь вспомнить. Ну, думаю, скотина, уж мою-то рожу сложно перепутать с чьей-то ещё! Да ещё и в нашей провинции, пра.....
    Читать дальше
    28 0 0

    Аристократка



     - Её светлость Елизавета Владимира Бахтен Белофф, герцогиня Грейшилд, Третья советница Ашторского Сената, Хранительница Врат Благочестия, Защитница Белых берегов и Пурпурных оград, Самодержица Красных пустошей и зелёных равнин.
      - .....
    Читать дальше
    676 0 0

    цукер в крови

    В старые добрые советские времена нашим соседом был дядя Миша Цукерман-пожилой мужчина с необъятной внешностью и весёлым характером.

    Дядя Миша ежемесячно ездил в районную лабораторию для сдачи анализов-он болел сахарным диабетом.

    .....
    Читать дальше
    13 0 0





    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы