Десять ампул \ Глава 6



Возрастные ограничения 18+



Возмущение за дверью нарастало с каждой минутой. Там стояли и галдели люди, возмущённо обсуждали факт, нарушения общественного порядка и вслух шло разбирательство на тему методов наказания нарушителя порядка. Раздались крики и стуки в дверь, чем-то вроде тарана.
— Открывай, собака.
— Пойду я наверное, кинжал возьму.
— Да Носатый, иди, возьми здесь дело миром не кончится.
— Открывай твою мать.
— Ты что, совсем сдурел ночью стрелять.
— Хана тебе, любовничек.
Раздался уже скрип и хруст дверей. С той стороны навались всем скопом на дверь. И под хруст досок и скрип срывающихся петель дверь пала, и в квартиру ворвались озлоблённые соседи.
Впереди шёл не высокий кавказец в семейных трусах, кепке типа «аэродром».
В правой руке у него был здоровенный кинжал, а в другой руке ложка.
— Носатый, Носатый, зачем тебе этот кинжал?
— А чтобы тебе сердце вырезать.
— Тогда ложка тебе зачем?
— А чтобы его потом съесть.
Его отодвинул Свиридыч с обрезом в руке.
— Ты что, дурак, решил ещё раз испытать судьбу на благосклонность?
И ударом приклада обреза по грудной клетке, роняет Толика на пол.
Толик быстро поднялся, поднял ПМ и направил его на соседа.
— Проще будь Свирид, со мной такие танцы не пляшут.
Свиридыч побелел глядя на ПМ, и отошёл в сторону, не решаясь поднять дуло обреза. На передний план вышел мужик лет 40 – 45 в белой майке и полосатых трусах.
— Толик, не стреляй, это я, товарищ старший научный сотрудник, всё хорошо, опусти ствол. Ты же никого не хочешь убивать?
Толпа затихла.
— Нет.
— Очень хорошо, тогда отдай мне ствол и мы все вместе, спокойно обсудим эту непростую ситуацию. Дыши глубже, вдох, выдох, вдох, выдох. Толик поднялся и медленно отдал оружие « учёному-конструктору». Тот в свою очередь ставит пистолет на предохранитель и говорит:
— А теперь мы спокойно по…
И Толя падает на пол, от удара прикладом по лицу, подлетает Свиридыч и начинает его бить ногами, под восторженные выкрики соседей.
— Сначала меня разбудили среди ночи, одиночные выстрели из пистолета, потом я ломал эту дверь своим любимым трюмо.
Проследовала длительная серия ударов ногами.
— И вот он направляет на меня пистолет! Ты что, в самом то деле, сдохнуть решил этой ночью?
Толик лежит на полу в эмбриональной позе, извиваясь и корчась от ударов ног.
— Нет, ну Толик, согласись, ты тоже не совсем прав. Люди спят, видят сны….
— Обнимают любимую женщину.
— Ну вот видишь, а тут ты, ни с того ни с сего начинаешь нарушать общественный порядок, ни хорошо слушай. Упрекнул его товарищ инженер.
— Ай, дайте я его сделаю.
— Не спеши Носатый, успеешь. Свиридыч, угомонись, он уже сделал выводы о своём нехорошем поступке.
— Не лезь, а то и тебе влетит!
Всё не успокаивался Свиридыч.
— Оставь его, видишь, он почти достиг высшей точки сексуального наслаждения.
Свиридыч отошёл в сторону.
— Ну вот, скажи мне мой друг, зачем ты начал шмалять среди ночи? Ну неужели нельзя было как-нибудь без этого?
Поинтересовался товарищ младший научный сотрудник.
Толик поднялся и тут же сел на пол, держась за живот. Он немного успокоился и восстановил дыхание.
— Просто я хотел кое-кого убить.
— Ну, это дело такое, сам понимаешь, я бы даже сказал житейское. Но всё равно, ты очень не прав, повторился товарищ инженер.
— Нужно просто направить на него ствол, запихнуть его в багажник, отвезти его в лес и уже там, выяснять с ним отношения.
— Да и вообще, кого это ты так интенсивно хотел убить поздней ночью, в кого можно было в такое время стрелять?
Задался вопросом товарищ младший инженер?
— Я хотел убить сотрудника милиции…
Пауза и гробовая тишина.
Немая сцена.
Тишину нарушает идиотский смех милиционеров. Но их хохот обрывает звон металла. Это упал кинжал Носатого.
— Ай, не моё! Ай, нашёл! Иду такой себе, вижу – кинжал лежит, возьму думаю, сосед наверное потерял, так я решил занести. Оружие не моё. И никакой я не кавказец и мама моя, русская. И прописка тоже есть, там в паспорте лежит, рядом с купюрой в 200 гривен.
Носатый стоял среди комнаты, испуганно оглядываясь по углам, никого не замечая и держа руки высоко над головой. Остальные соседи следовали его примеру.
Первыми от шока отошли сотрудники Конструкторского Бюро.
— ОПА- сказал товарищ младший научный сотрудник, глядя на товарища инженера.
— ОПА- подтвердил он, оглядываясь на Носатого и Свиридыча.
— ОПА- сказал Свиридыч, прокручивая перед глазами произошедшие только что события, и смотрел на Носатого.
— Ну, ОПА, ОПА – ответил тот. Что делать будем?
— ОПА,- повторил товарищ главный инженер.
— Ты бы ещё утром нас предупредил, какой ещё сотрудник милиции?
Спросил товарищ младший научный сотрудник, снимая пистолет с предохранителя.
— ОПА, — крикнул товарищ инженер в коридор на лестничную площадку, чтобы слышали этажом ниже.
— Их вообще-то два, младший сержант Патрульно –Постовой Службы и Сержант Государственной Службы Охраны.
— Ни слабо – сказал товарищ младший научный сотрудник.
— А ты уверен, что это не твои эротические фантазии, воплощённые посредством твоей сексуальной неудовлетворенности в персонажей из твоего разыгравшегося воображения?
— При всём моём уважении, Манжет, не сейчас пожалуйста, у нас проблема.
Товарищ младший научный сотрудник прижался спиной к стене, возле двери, ведущей в зал, а товарищ инженер к двери, ведущей в кухню вооружившись табуретом.
Свиридыч поднял обрез и начал пятиться назад, к входной двери, и Носатый с поднятыми руками тоже. Из фрамуги выбитой двери блестели выпуклые диоптрии Манжета, и саксофонные трубы музыкантов, прибежавших на выстрелы с верхнего этажа и молча наблюдавших за действом.
Из глубины лестничной клетки послышались шаги и кряхтение. Свиридыч оглянулся, и ошарашенный отошёл в сторону.
Из изувеченной фрамуги показался ствол пулемёта с пламегасителем и таблицей наведения, длина ствола была с метр, большая ствольная коробка с пристёгнутыми ящиками для пулемётных лент. Под коробкой была сложенная тренога, за которой шёл приклад.
Показался стрелок, державший обеими руками пулемёт, он был более двух метров роста и худощав, одет в жёлтые трусы в горошек, домашние шлёпанцы и танковый шлемофон на голове с очками на нём. Характерной отличительной чертой его были многочисленные шрамы и порезы на теле.
Зайдя в комнату, человек начал громко орать и выражаться нецензурной бранью, размахивая по сторонам пулемётом.
— Где, где они? Где они есть? Кричал гость, размахивая пулемётом.
Дегтярёв- Шпагин — Крупнокалиберный тяжёлый станковый пулемёт весом более 30 кг, калибром 12.7мм. С честью прошедший все вооружённые конфликты последней половины двадцатого, и начала этого века. Применяется для ведения плотного автоматического огня по большим скопления сил противника, по военной технике, БТРам, БМП, по хорошо бронированным военным вертолётам на высоте свыше километра. Прицельная дальность 1 километр, убойная дальность 2.5 – 3 километра. Вместо обоймы, у него лента под ствольной коробкой на сто патронов.
— Сюда, сюда Шредер они в спальне, он подошёл к двери и открыв её ногой подал вперёд себя дуло, и начал рыскать по всем углам ища врага.
Шредером его назвали потому, что у него идёт шрам на лице от левого уха, по челюсти к подбородку, который придаёт его образу некую экстравагантность.
Убедившись, что в спальне нет никого похожего на блюстителей порядка, они посетили кухню, переворачивая всё вокруг и заглядывая в каждую щель.
— В гальюне, в гальюне посмотри.
Открылась дверь гальюна, и в туалете появился страшный пулемёт со своим отчаянным стрелком, включили свет и ещё раз внимательно осмотрели туалет, заглянули в бачок. Потом подняли ствол вертикально вверх, вдруг кто-то прилип к потолку.
Та же участь ожидала ванную, кладовую, балкон и встроенный шкаф с холодильником.
— Что-то я тут чего-то недопонимаю!
— Толик, где милиционеры, по которым ты стрелял? – поинтересовался младший научный сотрудник.
Толик сидел на полу и майкой старался остановить кровь, идущую из разбитого носа.
— Да вот же они, перед вами стоят.
— Что-то я их не вижу, ты уверен?
— Вот они стоят, смеются со всех нас.
— Толя, ты скажи соседям, что мы призраки.
— И что, они прямо перед нами сейчас стоят?
— Ну, вот же они оба.
— Лично я ничего не вижу – сказал младший научный сотрудник.
— Ну ладно, сейчас всё выясним.
И тут Шредер начал разворачивать треногу под ствольной коробкой пулемёта, а потом поставил пулемёт на пол на разложенную треногу. Сам сел прямо на пол и задвинул ноги под пулемёт. Шредер опустил очки на глаза и застегнул шлемофон на подбородке.
— Они что, прямо перед нами, вот напротив балкона стоят?
— Да!
— Значит, сейчас будет светло и шумно.
Он снял с предохранителя орудие и потянул на себя затвор. Раздался щелчок, говорящий о том, что первый патрон находится уже в канале ствола.
Из кухни показался товарищ инженер и увидав Шредера в полной боевой готовности, лишь округлил глаза и крикнул
— Шредер, твою мать…
… и тут началось.
Комната наполнилась каким-то божественным светом, выходящим из пламегасителя на конце ствола. Раздался громоподобный гул такой силы, что можно было оглохнуть, и все находящиеся в квартире упали на пол, со всей силы зажимая уши ладонями. Из ствола вырвалось пламя длиною полметра и из ствольной коробки посыпались раскаленные стреляные гильзы. Шредер, зажав гашетку, смотрел через прицельную таблицу вперёд, расстреливая балконную раму вместе со стеной. Балконная рама взорвалась стёклами, бетоном и дровами. Вылетая из ствола, пули калибра 12.7 мм вдребезги разрывали всё на своём пути, а потом, разворачиваясь боком, уходили через улицу в « хрущовку» напротив, оставляя за собой трассирующий след.
Пулемёт бил как бешенный, пытаясь сорваться со станка и вырваться из объятий стрелка. А стрелок держал гашетку, пока патроны не кончились. А после пулемёт стих, и на секунду воцарилась гробовая тишина.
Сзади лежали соседи, которые стонали от пережитого шока, и боялись подниматься с пола.
Первым поднялся товарищ инженер, он отпустил уши, и начал ждать пока стихнет этот шум в голове. Все вокруг лежали на полу, не шевелясь. Как только шум стих, он начал не спеша говорить.
— Когда …гм. Когда твоя мама, пошла, делать себе аборт…. Судя по всему, с первого раза у неё ничего не вышло. И ей стоило бы попробовать ещё разок, но, похоже, она решила оставить тебе жизнь. И тут возникает логический вопрос?
КАКОЙ ЛЕШИЙ ЕЁ УКУСИЛ? ПОЧЕМУ? ПОЧЕМУ?
— Что почему?
— Почему она не довела начатое до конца?
— Про что ты, товарищ инженер?
-Шредер! Ты что! Совсем уже дурак?
— Нет!
— Тогда зачем ты расстрелял с крупнокалиберного пулемёта половину квартиры?
— Ну….
— Что НУ?
-Там же были милиционеры, а я их не люблю.
— Какие милиционеры?
— Ну, Толя сказал….
— Ты кого-нибудь сам лично видел?
— Нет, ну Толя же сказал….
— НУ И КАКОГО ХРЕНА ТЫ УНИЧТОЖИЛ ПОЛОВИНУ КВАРТИРЫ?
— Ну, там же должны были быть….
— Кто? Это же «белочка», понимаешь, обычная, рядовая, наша старая знакомая рыжая пушистая «белочка», каких в последнее время развелось не мало.
Въезжаешь? Допился наш сосед до чёртиков, и пожаловала к нему в гости наша старая знакомая по коммунальной квартире.
— А-а-а-а-а, понял. Понял!
— Слава Богу!
— Пойду я, наверное.
— Да Шредер, иди, наверное. И пулемёт забирай с собой.
Шредер складывает треногу пулемёта, и с виноватым видом спешит удалиться.
Толик сидит на полу, вокруг него пол весь усыпан крупнокалиберными гильзами. Он смотрел убитыми, пустыми глазами на улицу через проём, где раньше был балкон и рама с дверью.
Носатый и Свиридыч уползли без малейших претензий. Остался лишь товарищ младший научный сотрудник, глядя на Толика, он спрашивает:
— Толя, скажи, что с тобой случилось?
— Я, я не знаю, я не знаю что происходит, я просто устал.
— Мы все устали, но это ещё не повод среди ночи открывать огонь из пистолета.
Гость поставил пистолет на предохранитель и подняв с пола грязную майку, протёр ей все отпечатки пальцев на орудии, после чего бросил ПМ на кровать.
— Согласись, это ведь ты виноват во всём происшедшем, ты один.
— И я виноват, все вокруг тоже виноваты, потому что невиновных нет, вообще нет. – Произнёс хозяин квартиры уставшим голосом.
— Толя, а сколько ты сегодня водки выпил?
— Ну, не знаю, может быть стакана два.
— ДВА?
— Почему так мало?
— Потому что больше не хочется.
Из кухни приходит товарищ инженер, держа в правой руке стакан до краёв полный водки. И протягивает его Толику.
— Не буду!!!
— А надо!
— Нет!
— Толя, надо, надо.
— Я больше не могу на неё смотреть.
— На неё не надо смотреть, её надо пить.
— Нет!
— Толя ОП — ЛЯ, ОП- ЛЯ.
— Толя ОП – ЛЯ, ОП – ЛЯ.
— Толя ОП….
БА – БАХ.
Он жадно вдохнул воздух, и звук опустошенного, пустого стакана упавшего на пол оглушил его бытие.
Толик почувствовал, как по его жилам потекла горячая кровь, и как перестают болеть раны.
— А теперь ложись спать.
«Конструктора» не спеша, поднялись и собирались уходить.
— Стоп, Толя, что это такое лежит под грудой щебня от бывшей стены.
Инженер вынимает СВД.
— Матерь божья, Толян, я спрашиваю, что это такое?
— Это товарищ инженер, Снайперская Винтовка Драгунова.
— Да я в принципе вижу, а зачем она тебе нужна?
— Чтобы отстреливаться от престарелых бабушек.
Этот ответ поверг его соседей в полный аут, они не знали, что сказать и по их спинам пробежал ледяной мороз от осознания того ужаса, что тут творится. И «конструктора» поспешили уйти, забрав с собой СВД со словами:
— Толя ты не прячься, сейчас врачи приедут.
А Толик просто сидел, и смотрел на тёмную улицу, да пятиэтажку, напротив, со следами недавнего боя.
— Скажи, скажи, а как они были одеты? – с трепетом поинтересовался Манжет.
— Ну, как обычно одеты милиционеры, в форме, с дубинками.
— А на них были шёлковые трусики и откровенные розовые купальники?
— Нет!
— Ты уверен?
— Да ты что, Манжет, ничего похожего на них не было!
— А, они, наверное, были полностью обнажены?
— Не были!
— А может, точно?! Это были твои тайные сексуальные фантазии, которые рвутся наружу из твоего подсознания, в котором ты их скрываешь всю свою жизнь! И порой они принимают самые неожиданные образы, ты находишь их сексуальными? Или даже не так. Ты хочешь заняться с ними сексом?
— С кем, с обоими милиционерами?
— Хочешь, так ведь, хочешь, хочешь?
Неудобная, непонятная пауза, товарищи сержанты заливаются истерическим хохотом, раздражая Толика.
Толику вдруг стало страшно.
— Манжет, да ты больнее, чем кажешься. ПОШЕЛ ПРОЧЬ ОТСЮДА!
— Но кроме меня, тебе никто не поможет справиться со своими неудовлетворёнными извращёнными сексуальными фантазиями!
— ВО – О – О – О — ОН!!!
Манжет пошёл к двери и исчез, в темноте, не освещённой лестничной клетки. Раздался его хриплый старческий голос.
— Анну, Найтмен, сыграй что-нибудь, не очень мрачное. И подъезд наполнился звуками саксофона, играющего старый добрый негритянский джаз, который подхватывала флейта на верхнем этаже. И это в половину второго ночи в расстрелянном подъезде.
Звуки стали подниматься на верхние этажи, и незаметно стихли.
Он посмотрел на призраков, они уже не могли смеяться, поэтому они просто хрипели и плакали, заливаясь слезами. А знаете, ему реально полегчало, стало проще дышать, и всё казалось не таким уж безнадёжным. Он твёрдо знал, что это только иллюзия, и как только он немного протрезвеет, снова вернётся дикая боль изувеченного, побитого тела. Он всё так же сидел и смотрел на отсутствующую в силу веских причин стену с окном, рамой и балконом, окруженным перилами. И думал он о банках с консервацией стоящих на нём, о старом велосипеде, пластмассовом тазике и санках, которые тоже хранились на балконе. И тут ему в голову пришли слова товарища инженера про врачей ….
Как Толик тут же вскакивает на ноги, ищет свои туфли, находит, вытрушивает куски стены и надевает. Надевает плащ прямо на окровавленную майку. Берёт с кровати пистолет и прячет за пояс брюк. Становится на колени перед кроватью ….
Вынимает из-под кровати чемодан, достаёт АКС -74У, и кладёт в чёрный пакет.
Рукой он нащупал ножны в плаще и присутствие в них ножа. Быстрым шагом он летит к двери, опустив руку в карман, Толик нащупывает пачку долларов и гривен, после чего, убедившись, что везде выключил свет выходит через выломанную фрамугу. Роллекс на его руке показывает час и сорок одну минуту ночи, и тут он чуть не упал прямо на ступеньки. Под его ногами лежали какие-то доски, более походившие на дрова. А вот и дверь моя нашлась, — подумал он.
Спустившись на нижний этаж, он вынул пистолет и громко постучал рукояткой по двери:
— Товарищи конструктора, продайте пулемёт!
— ДА ПОШЁЛ БЫ ТЫ ТОЛЯ!!! – грубо, грубо — подумал он.
Он шёл по потерянному двору. Оставляя за собой пятиэтажку, к которой подкатил УАЗ и синей мигалкой на крыше.
— Вот из-за таких как они, Толик, такие как ты, по этой земле ходят.
Но на слова товарища младшего сержанта Толик давно и откровенно чихал, и на первом же повороте, он свернул в похожий тёмный двор.

Мамука Зельбердойч
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 30956

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 23 Марта 2020 года

Рейтинг: 0
0








Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    На полу пути в Сиэтл. 3 +4
    Десять ампул \ Глава 7 0 +1
    Десять ампул \ Глава 1 0 0
    Десять ампул \ Глава 8 0 0
    Десять ампул \ Глава 2 0 0

    Амнезия

    Были все на кого он рассчитывал. Они просто не могли не собраться все вместе. Тогда просто не было бы никакого смысла этой встречи. Но Андрей совсем ей не радовался. Все дело в том, что это общение ДОЛЖНО БЫЛО состояться, Андрей ждал его. Долго. Наст..... Читать дальше
    37 0 0

    Коллизия

    Графоманам посвящаю.. Читать дальше
    289 1 +2

    Лисица с шрамом. Неожиданное приключение

    Почему так дует? Сквозняк? Или шторм? Не понимаю…
    Я открыла глаза… Где я? О боже я падаю, но куда и почему так долго??? Стоп что там? Это похоже на… Рот, я что падаю в рот? Ахаха… эх… ааа… Помогите!!!
    Я закричала и оказалась в пещере
    .....
    Читать дальше
    352 0 +1




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы