Десять ампул \ Глава 9



Возрастные ограничения 18+



У обочины стояла старая, видавшая виды «пятёрка» со следами ржавчины на бортах. В салоне за баранкой сидел таксист кавказской национальности и скучал.
Задние двери машины одновременно открылись, и в салон сели двое пассажиров. Они были где-то одинакового роста, похоже, одеты в длинные чёрные плащи. Вот только один из них был глубоким седовласым стариком с длинными волосами, а вторым был мужик где-то под « полтинник». Таксист внимательно стал рассматривать столь неординарных пассажиров.
— Что смотрим, водитель? Поехали.
— Что поехали, у вас такой вид, будто вы едите убивать совершенно невиновных людей.
Теперь уже у пассажиров был вид откровенно растерянный, и они сидели, молча, выкатив глаза, не осознавая обстановки.
— Невиновных нет, вообще нет. Все они хоть в чём-то очень сильно виноваты.
— А ты, собственно говоря, как догадался?
— Покрути баранку с моё, тоже до всего догадываться научишься.
— И что, прямо так по нам можно сказать, что сейчас мы готовы убить людей?
— А кого вы хотите убить? – Стало интересно таксисту.
— Всех.
— !!!
— Всех этих жалких, жирных, ничтожных, мелочных, волочащих своё жалкое бытие, и даже не задумывающихся о вечности и смерти.
— Мы считаем, дорогой наш таксист, что все эти буржуины достойны смерти, сам факт их существования оскорбляет эту грешную землю и всё человечество. Они обнаглели, ожирели, и деградировали. – Добавил Палач.
— Они закопались в роскоши, и не видят сути, не знают настоящей правды.
— А, правда, ужасна. Они все, все достойны смерти, и поэтому они все должны умереть в мучениях и судорогах, захлёбываясь собственной кровью.
— Мужики, меня зовут Гиви, я с вами полностью согласен, они все меня тоже достали, они не уважают нас таксистов, и не считают нас за людей.
Я знаю одно такое место, где таких людей много. И мы прямо сейчас туда к ним и поедем. – Тут он заводит машину.
— Мужики, а у вас то оружие хоть есть?
Палач вынимает из-за плаща Господа Бога с заместителем со словами:
— Ну а сам то ты Гиви, как думаешь?
И Гиви ударил по газам. Сначала они просто ехали вперёд. Ехали, ехали, затерявшись в общем потоке машин. Потом выехали на широкую скоростную трассу, и тут Гиви спросил:
— Мужики, а можно я буду ехать на полной скорости, сбивать ларьки, урны, пешеходов, можно я буду таранить столбы и другие машины?
Пассажиры были обескуражены подобным вопросом.
— Ну, я даже не знаю. Палач, а ты что думаешь?
— Я, я ничего не думаю. Гиви, а тебе зачем?
— Ну как, вы же звери, посмотрите на свои лица, вы сели в мою машину, приставили ствол к голове, и сказали поехали, да так, чтобы пыль стояла после дождя. И у меня просто не было иного выхода, как ехать вперёд на всей скорости, сбивая всё на пути. Ну, можно мне так ехать, можно, можно, да, можно, можно?
— Ну, … можно. — Сказал Толик.
— Ай, можно! Ай, можно. – И тут началось.
В салоне раздался голос рации: 5007 ты где?
— Ай, меня украли, ко мне сели два мужика, так они настоящие звери, и собираются меня убить, а у меня дети, спасите …! Гиви выключил рацию.
— Надоела уже, пусть помолчит, не видит что ли, меня украли.
Гиви «наступил на гашетку», и вскоре автомобиль набрал скорость 120 км, и это в городе. Он выехал на тротуар, и летел, вперёд сбивая урны, а люди едва успевали отпрыгивать в сторону. На его пути возникла остановка из стекла.
Клац. Есть. А остановки больше нет, он свернул на дорогу, и начал набирать ещё большую скорость. Хотел повернуть на лево, но не вписался в поворот, и снова вылетел на бордюр, снёс лоток с фруктами со словами:
— Кан – ку- рен –ты – он ободрал борт припаркованного Ланоса с шашечками такси. Потом машина вылетела на оживлённую улицу, и «пятёрка», снова неслась вперед, не смотря не на красный свет, не на встречные автомобили.
В салоне царили паника и ужас. Машина выехала на трамвайную колею, и стала двигаться посередине её. Вместо асфальта пошла брусчатка, и пассажиров бросало на каждом камне. А невозмутимый таксист, всё так же спокойно «топил гашетку». И тут он ни с того ни с сего, откручивает руль, и выбрасывает его в открытое окно. Нормальная реакция? Какаво?
Паника среди пассажиров на секунды стихла, и воцарилась тишина, которая резко взорвалась истерическим криком.
— ГИВИ ТЫ ЧТО ДУРАК?!!!
— ТЫ ЗАЧЕМ РУЛЬ ВЫБРОСИЛ?!!!
-Под сидением посмотри!
— Под каким ещё сидением, ты нас сейчас угробишь! – Кричал Толян.
— Под сидением говорю посмотри.
-ГИВИ ТРАМВАЙ, ТРАМВАЙ!!!
-Давай Гиви, убей их всех, чтобы знали как могилы осквернять!
— Под сидением давай сюда.
Палач суёт руку под сидение, и что вы думаете, он вынимает? Это был классный, спортивный кожаный руль с эмблемой Феррари.
И тут до старика доходит. Он передаёт руль водителю, таксист ставит руль, и сворачивает на встречную полосу движения. Справа от них с грохотом и звоном пронёсся трамвай, с которым они чудом разминулись, а с лева – груженый КАМАЗ.
— Боже, я уже думал, что это всё, ты нас чудь не убил! – Упрекал его Толик.
— Я уже начал видеть искажённые ужасом лица своих клиентов!
— Пока вы рядом с Гиви, с вами ничего плохого не случится, ничего.
— Мы тебе все верим, но ты так, пожалуйста, больше не делай.
— Под сидением посмотри.
Палач суёт руку под сидение, и судорожно там рыщет, после чего он вынимает зелёную бутылку объёмом 0.7, с жидкостью внутри.
— Что это?
— Сам делал. Толик понюхал жидкость.
— Вино?
— Лучше, — чача.
И пассажиры принялись дегустировать напиток, а машина продолжала лететь на всех парусах, всем правилам дорожного движения вопреки.
Впереди был «Т» образный перекрёсток, и надо было свернуть либо влево, либо вправо, но таксист, не сворачивая, поехал прямо. А прямо начинался парк.
Шокированные люди отскакивали в разные стороны от машины, не представляя, какой леший его занёс в парк.
— Гиви, скажи, а почему мы в парк заехали? – Стало Толику вдруг интересно.
— Так ближе ехать.
Впереди шла лестница вниз, потому что сам парк находился на склоне холма.
Гиви набрал скорость и …
… и машина полетела.
— МАТЕРЬ БОЖЬЯ – взвыли пассажиры.
И тут машина передним бампером и днищем приземлилась на мраморные ступени, по которым она понеслась вниз сломя голову.
Пройдя ещё несколько крутых виражей, они вылетели с парка, зацепили таксофон, чугунный столб и «Таврию», а потов проехав по встречной полосе, нырнули в какие-то мрачные дворы.
— Гиви, а нам ещё далеко?
Гиви смотрит на часы, что на панели приборов.
— Ещё восемнадцать минут ледяного ужаса. Тут машина вновь выскочила на оживлённую трассу, по которой неслась на всей скорости, сметая всё на своём пути.
Слева поперёк дороги появляется джип Х6 от БМВ, и «подрезает» «Жигули».
— Что он себе позволяет? Думает, что можно вот так просто взять и подрезать меня на ровном месте? Можно.
Но не сегодня! Мужики, дайте мне пистолет, я его сейчас возьму и накажу.
— Ой, Гиви, ты знаешь, я прямо не знаю что сказать, тут только четыре патрона, и они только для очень не хороших людей.
— Уважаемый пассажир, этот человек – это очень не хороший человек, он заслужил!
— Но Гиви, я тебе никак не могу дать этот пистолет. На нём висит несколько не очень хороших вещей.
— А у меня вот рукавичка вязанная есть. И Гиви надевает перчатку на правую руку. А Толик очень внимательно посмотрел на старика.
— Ну, если у него даже рукавичка есть.
Толик лезет в карман и вынимает ПМ, снимает с предохранителя, и даёт водителю. Такси догнало спокойно идущее БМВ и поравнялось с ним, отклонилось вправо, и со всего размаха ударяет своим левым бортом по его правой стороне. Водитель БМВ был ошарашен. А водитель такси снова взял разгон и со всей силы приложился по БМВ. Да так приложился, что у немца деформировалась дверь пассажира, треснули боковые стёкла, и отпало зеркало. А Жигули прижались бортом и выталкивали джип на встречную полосу.
— Совсем сдурел? Дурак, да? Ты как это тут ездишь? Ты зачем людей подрезаешь?
Джип вырвался вперёд и на время ушёл от такси. Но вскоре Жигули его догнал, и ударил бампером сзади. Начал толкать, вперёд пытаясь развернуть его торцом и выбросить на встречную полосу. На ближайшем же повороте они поравнялись и ехали нос к носу. Гиви то и дело таранил его своим изувеченным левым бортом.
Движение на оживлённой улице было достаточно плотным, и джип всё никак не мог набрать скорость и уйти от Жигулей, а спрятаться в плотном потоке машин было очень сложно.
Таксист вновь прижался к борту джипа, и начал ругаться. Треснутое боковое стекло немецкой машины со стороны пассажира опустилось, и в салоне можно было увидеть удивлённое широкое лицо владельца БМВ, который крутил пальцем у виска.
— Ты смотри, какую пачку откушал. И, наверное, начал думать, что самый крутой парень в нашем «подземном бараке». Никакой ты не крутой, поверь мне, я знаю. Хозяин БМВ тоже ругался, но таксиста он не мог переплюнуть.
— Думаешь, если купил себе, значит крутую тачку, и стал, значит сразу аксакалом в нашем « подземном бараке»? И теперь другие не люди? И пешеходы не люди, и таксисты тоже не люди? Ну а таксисты с кавказским акцентом и вовсе самые плохие, да? – В ответ послышалось что-то невнятное, а Гиви нахмурился.
— А вот за чёрного, ты сейчас ответишь вообще по отдельной позиции!
Левой рукой таксист держал руль, а правую сжал в локте с зажатым в кисте пистолетом. Прогремел выстрел, и в направлении пассажиров полетела стреляная гильза. БМВ сбросил скорость, вылетел на встречную полосу, и «вписался» в КАМАЗ припаркованный у обочины.
— Одно я не пойму, как таким безголовым ещё права дают? Ну, страна!
И таксист отдал оружие Толику обратно.
— Гиви, а ты осознаёшь, что ты только что убил человека?
— Не правда, это ты его убил, на нём твои отпечатки пальцев это во – первых.
А во– вторых это был не человек. Люди себя так не ведут. Сказал кавказский водитель, глядя Толику в глаза.
— МИКСЕР, МИКСЕР! ГИВИ!!!
Он обернулся, посмотрел на дорогу, и предприняв ловкий манёвр, обошёл миксер справа. А потом добавил газа, и они полетели дальше.
Пятёрка неслась вперед, не обращая внимания на остальных участников движения. И особенно на пешеходов.
— Ай, Шайтан, если не умеешь быстро бегать, то сиди себе тихонечко дома.
Впереди была большая пробка. Но таксист выехал на тротуар, и помчался по нему на большой скорости. Вскоре они выехали на большую круглую площадь с круговым движением вокруг громадной цветочной клумбы в центре. Там росли очень красивые цветы: розы, гвоздики и тюльпаны. А Гиви добавив газа, поехал прямиком на клумбу с цветами.
— Уважаемый, а что вы, собственно говоря, собираетесь сделать?
— Свою мечту.
Машина выезжает на клумбу, и прорезает её поперёк, словно ледокол. И Жигули покрывается лепестками и листьями от цветов. Съехав с изуродованной клумбы, такси « подрезает» скутер, и скидывает его с дороги вместе с водителем прямо в терновый куст. После чего водитель с довольным лицом мчит по главной улице этого прекрасного города.
Они неслись, вперёд обгоняя всех остальных, подрезая и вылетая на встречную полосу. Игнорируя красный свет светофора, и чихая на пешеходов Жигули, спровоцировали несколько ДТП, но, не теряя скорости, продолжали эту игру с судьбой. Машина была побита и ободрана со всех сторон, дребезжала и стучала, а также скрипела, и было слышно лишь, как надрывался мотор, да где-то тлела изоляция проводки.
Толик посмотрел на компаньона, который в свою очередь был чем-то занят, возясь с режущей кромкой топора.
— Палач, а что это ты делаешь?
— Покрываю топор раствором фосфора и люминофора.
— А зачем? – В ответ дедушка лишь загадочно улыбнулся, и проговорил:
— Скоро увидишь!- После этих слов, Толик уже не знал, кого бояться больше.
Машина ехала без боковых стёкол, без светотехники, без бамперов и зеркал. И было слышно, как сзади бился об асфальт глушитель, нервируя своим грохотом пассажиров. В лобовом стекле торчал кусок пластмассового бампера, который, пробил стекло и частично был в салоне, а частично на улице. По всему лобовому стеклу шли трещины, и водителю сложно было различать дорогу на такой скорости. Поэтому он то и дело высовывал голову через боковое стекло, дабы получше рассмотреть дорогу.
Пассажиры сидели тихо, они уже давно смирились с мыслью, что они умрут рано или поздно. И только доблестный таксист Гиви спокойно вёл машину, чтобы доставить своих пассажиров в нужное место. Товарищи сержанты что-то тоже сидели тихо, не смотря на то, что они уже давно были мертвы, это путешествие выбило их из колеи.
И вот ехали, они ехали, ехали, ехали, ехали, значит, они ехали, … как тут водитель разогнал машину до 160 км/час, и резко потянул на себя ручник …
… вот, значит, как оно все получилось.
Жигули резко дёрнуло назад и понесло вкруговую, машину развернуло, выбросило на встречную полосу багажником вперёд, они пронеслись боком по встречной полосе, и буквально чудом избежали неприятной встречи с троллейбусом. Пролетели мимо него, и вылетели на бордюр, заполненный пешеходами, судя по всему ожидающими этот самый троллейбус. Буквально на сантиметры они разминулись со светофорным столбом, но потом со всего маху зацепили будку по продаже пополнений мобильной связи. А она в свою очередь полетела кубарем по асфальту, и встретилась с витриной супермаркета. Именно этот удар по будке с кассиром и остановил неуправляемый Жигули.
Двери машины распахнулись, и из неё показались две мрачные фигуры. Они обошли машину с разных сторон и стали, рядом смотря вверх прямо перед собой.
Перед ними стояло высокое здание этажей, наверное, на 5 из стекла и бетона, отражающее всеми своими гранями стёкол свет и краски города. Над входом в здание, над широкими раздвижными дверями были большие буквы надписи
« РЕАЛ ТОРГАШ ЦЕНТР»
Толик повернулся к машине – Гиви, это тут?
— Да, тут, тут ходят нехорошие, жадные люди, которые жмутся за каждый рубль, и никогда не оставят таксисту на чай, а таксисты чай любят. Накажите их всех.
Толик лезет рукой в карман, но там уже лежит ПМ. Тогда он другой рукой лезет в другой карман, и вынимает пачку денег. Смотрит на эту пачку, и протягивает её таксисту.
— Нет, не возьму!
— Гиви!
— Не возьму! – А я настаиваю.
— Не возьму. Я целыми днями зарабатываю на хлеб своим детям, катая всяких жадных нехороших людей. И вот, судьба посылает мне настоящих мужчин, мужчин каких сейчас мало, и я хочу вас угостить, я не возьму с вас денег.
— Но ты же разбил машину.
— Как разбил, так и сделаю.
— Но ты же мог пострадать.
— Мы с машиной застрахованы.
— Гиви, нас с дедушкой постараются в плен не брать, и живыми из этого сооружения мы ну никак не выйдем. А эти деньги заработанные честным путём …
— Да, ты Толян с таким трудом заработал эти деньги, хлопнув ювелира. – Вмешался в разговор товарищ младший сержант.
… после нашей смерти, эти деньги, попадут в руки какому – не будь милиционеру, который не побрезгует обыскать наши изувеченные пулемётными очередями тела. Он снимет уже так полюбившийся мне Rolex с моей руки, повынимает все до одной коронки из моих зубов. Он заберёт этот пресс денег, и потратит их на водку и женщин. Поэтому Гиви, пожалуйста, возьми эти деньги, и купи на них что-нибудь нужное для своих детей!
Гиви внимательно выслушал его, и, приняв во внимание все вышеперечисленные тезисы, взял деньги, и положил их во внутренний карман.
— Можно просьбу?
— Конечно.
— Когда уже будешь там, найди, пожалуйста, моего двоюродного брата Анзора, он разбился год назад в автокатастрофе. Скажи ему, что нам его очень не хватает, и мы все его очень любим.
— Скажу. Куда ты теперь? – Толик открыл заднюю дверь и вынул пакет.
— В милицию! Сдаваться, расскажу им о том, что меня похитили двое сумасшедших, и заставили нарушить все правила дорожного движения.
Толик пожал ему руку, и машина не спеша, поехала вперёд.
— Ну, что Палач, ломимся, давай накажем их всех.
— Постой, мой друг. Неужели ты собираешься идти и творить высшее правосудие угодное нашим богам в этих уваленных лаптях.
Толик внимательно посмотрел на свои ботинки.
— А у тебя есть предложение?
Навстречу им из магазина выходит невысокий, хорошо одетый мужчина довольно плотной комплекции с большим отъеденным животом и широким лицом. И наверное с большим и тугим кошельком. На его лице было выражение человека, у которого уже есть власть и деньги. И поэтому всех окружающих его людей, он и в грош не ставит.
Всё это Толик прочитал в его глазах, в момент когда « богатенький Буратино» увидел наших пассажиров. На его лице прошла лёгкая усмешка, сменившаяся презрением к таким людям как Толик. Именно таких людей они пришли сегодня стрелять. Палач подошел к нему в упор, и заглянул в его глаза, потом спросил:
— Какой у тебя размер?
— Чего размер?
— Ног!
Мужик не врубался в вопрос и ситуацию назревающую вокруг него. Поэтому он смотрел на гробокопателя, от которого, кстати, тянуло могилой, своими маленькими бегающими глазками.
— Размер я спрашиваю.
— Сорок пятый.
Палач обернулся, и посмотрел на Толика. Толик кивнул ему в ответ.
На мужика смотрели четыре пластмассовых глаза абсолютно безразличным, бесстрашным взглядом, и два небритых не опохмелённых лица с перегаром.
Палач вынимает Господа Бога, приставляет его к носу мужика режущей кромкой со словами:
— А теперь снимай туфела!!!

Свидетельство о публикации (PSBN) 31053

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 26 Марта 2020 года
М
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    На полу пути в Сиэтл. 3 +6
    Десять ампул \ Эпилог. 2 +2
    Десять ампул \ Глава 7 0 +1
    Десять ампул \ Глава 1 0 0
    Десять ампул \ Глава 8 0 0



    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы