"Колючая" работёнка.


27 Июня 2017
владимир
83 минуты на чтение

Возрастные ограничения 18+



Глава первая.

Ну и умора! Вот так история! Нарочно не придумаешь! Мы слушали её, сидя на «шконках» в своём отряде. «Колючий», повествуя свою рабочую, если её так можно будет назвать, историю, произошедшую с ним в 2005 году, время от времени, то вскакивал в азарте заядлого рассказчика, то шумно махал худющими ручонками, а то неистово хохотал, вместе с нами, о пережившем им времени. Он, смакуя, вспоминал его. По его выражению лица было видно, что он очень хочет его вернуть!
— Фиг ли, мне тогда было всего двадцать с небольшим, головёнка не так варила, как теперь. Мне бы сейчас туда! Вот, уж я «наворотил» бы там! Наделал бы «делов»! «Наварил бы бабонов» на этих ослах-китайцах! – Говорил, сильно сожалея, он.
И действительно, судя по его рассказу, было очень забавно! Я поймал себя на мысли, что ему верю, почти, на все сто процентов. Потому, что это Россия, потому, что это наши россияне, которые где бы ни работали – лишь бы не работать! А, особенно когда идёт разговор о проделках зеков!..
И так, как я уже сказал, наступил 2005 год, от рождества Христова. Молодой человек, двадцать с небольшим лет от роду, по прозвищу «Колючий» или «Колючка», как его звали свои коллеги-наркоманы, направился вразвалочку, весело поскрипывая снежком, в офис Тюменского филиала Российско-Китайской фирмы, устраиваться на работу на север, вахтовым методом. Чтобы, во-первых: «перекумарить» от наркотиков, т.е. переболеть зависимость от них, вдалеке от цивилизации, где наркоты и в помине не должно было быть, во-вторых, заработать денег, которые представители фирмы обещали платить в достатке. Он жадно хватал ртом свободный воздух города. Совсем недавно он освободился из мест лишения свободы, где пережил весьма непростое времечко. Ну, Слава Богу, как говориться, всё закончилось хорошо: «завязал» с наркотой, чем вызвал несказанную радость у своей семьи и изъявил желание начать честно трудиться, что раньше бы даже предположить не смог. Свободная атмосфера города просто пьянила молодца своим ароматом. Ум-м-м! Тут и запах парфюма, и звуки транспорта! И даже зимний воздух какой-то другой: более свежий, несмотря на выхлопные газы вездесущего транспорта! Во всяком случае, так казалось тогда Серёжке.
— Как хорошо быть свободным человеком! Свободным не только от зоны, но и от вредных привычек! — Думал счастливо «Колючий», подходя к трёхэтажному офису его будущего работодателя.
— Ничего так «фирмёшка»! Видно, что не бедная! – Подумал «Колючий», вплотную подойдя к железной кованой ограде китайской фирмы, расположившейся в съёмном коттедже в три этажа.
Великолепная лепнина на фасаде строения, говорила о щедром подходе хозяев при строительстве. Сергей нажал на кнопку домофона входной двери, расположившейся прямо в центре воротин, выполненных из замысловатой фигурной ковки.
— Дя-я? Ктьё эта?! – Раздался женский писклявый голосок с явным иностранным акцентом.
— Я это, типа, на работу устраиваться пришёл. Вам сегодня звонили насчёт меня. – Ответил в прорезь для микрофона на домофоне молодой «гегемон».
Действительно! Его мать потратила немало усилий, чтобы устроить сыночка в иностранную фирму! Он ещё не освободился, а она уже договорилась его пристроить получше! Какие усилия! Столько нерв и суеты стоило женщине «воткнуть» отпрыска сюда! И, в конце концов, её забота не прошла даром: некий её знакомый в телефонном разговоре с одним из русских начальников совместного предприятия походатайствовал за молодого человека, взяв на себя тем самым немалый риск потерять свой авторитет в случае несостоятельности на рабочем месте «Колючки». Проще говоря, если за Серёжкой будет «косяк», то в первую очередь пострадает авторитетный человек, который по просьбе матери за него просил.

Глава вторая.

— Да уж! Очень плохая работа! – Отчитывал в это время в преисподней «старший бес» своего подчинённого – «младшего беса». «Нечистый» крайне недоволен тобою! – Брызгая слюной, отчитывал в негодовании он своего коллегу.
«Младший бес» в это время стоял еле живой от страха быть наказанным «великим князем тьмы» за плохую работёнку над своим подопечным «Колючкой». Отчётно-перевыборное собрание, созванное самим «врагом человечества», было в самом разгаре. Отчитывались все, в том числе и «бес» приставленный к «Колючке». Он не смог до конца сгубить парнишу-наркомана, когда тот отбывал наказание в зоне.
«Вроде бы всё вначале шло, как в сказке у его подопечного Сергея: наркотики, бухло, постоянные нарушения, помещение в отряд со строгими условиями содержания! Ну, всё вроде бы хорошо! Мать «Колючки» плачет, отец махнул рукой на сына, жена ушла! Ещё немного и должен был случиться «передоз» и Ад! Но, эта «тварь Божья», возьми, да и «завяжи» с грехами…! Видите ли «взялся «чел» за голову»! И всё насмарку!» — Думал сейчас в страхе перед начальством «бес».
Да и действительно, был сейчас повод трястись от страха. Ведь цифра, которая была предоставлена для отчёта «нечистому» показывала, что в аду в этом году страшный недобор.
— Вы, что недоумки! – Кричал «нечистый», брызгая огненной слюной на собравшихся для отчёта подземном зале «бесов». – Совсем не хотите работать! – Каменные своды при его рыке сейчас потрескались и отвалившимися глыбами сыпались на головы провинившихся подчинённых «нечистого». Брызги огненной лавы шипели пузырями при грозных рычаниях «врага рода человеческого».
— Ай! Ой! «Ваше сиятельство»! Мы всё исправим! Пощадите нас! – Прикрывая головы от камнепада, в страхе кричали «бесы» всех мастей.
— Уж постарайтесь дебилы! – Крикнул «нечистый» и покинул зал заседания, дав возможность «старшему бесу» постараться всё уладить.
И тот постарался, назначив нового, более опытного «беса» для «Колючки». А, не справившегося же с заданием индивидуума, по решению «бесовской коллегии» сослали кидать уголь под сковородами для грешников на триста лет, без права амнистии и переписки с родственными «бесами». Учитывая, особый случай, с подопечным «Колючкой» и группой людей, которая в северных районах работала вахтовым методом в иностранной, т.е. в китайской фирме, «старшим бесом» была создана особая глубоко профессиональная спецгруппа полнейшей «бесовщины» для сбивания с истинного пути вахтовиков…
— Его сиятельство «князь нечистый» даёт вам… Нет, не так! Оказывает вам своё глубочайшее доверие, которое вы обязаны оправдать любой ценой… Даже ценой собственной шкуры! Помните, это особый контингент людишек, собранных вдалеке от цивилизации, которые подлежат всем известнейшим порокам! Вы обязаны утащить их всех на самое днище ада! Всех! И руководителей, которые своей гордыней не хотят прислушиваться к плачевному опыту работы в России своих коллег (я имею в виду китайцев) и решили, что справятся лучше своих предшественников на необъятных просторах Сибири и станут более удачливыми и богатыми. И русских директоров в этой фирме, которые спят и видят «отмыть» побольше денег всякими афёрами, обманывая спонсоров-китайцев и стать богатыми. И этот всякий сброд, нанятый на работу перечисленными выше дурнями – горе-предпринимателями, у которых пороков больше чем волос на головах! Уничтожить! Слышите: у-нич-то-жить! Свести в ад живо! – Кричал «старший бес», отлично понимая, чем грозит ему самому невыполнение этой «китайской операции» разработанной самим «сатаной».

Глава третья.

Вертолёт, в котором летел «Колючий», трясло и болтало во все стороны. Летчики, давно подружившиеся с алкоголем, почти, что засыпали за штурвалом. Они вообще, можно сказать, «не вязали лыком»!
— Мама дорогая! Сейчас ка-а-а-а-ак нае…ся! – Кричал один из испуганных пассажиров, этого необычного борта, по кличке «Кощей».
Он ухватился, нет, он неистово вцепился в поручни сидений вертолёта от полнейшего испуга за свою жизнь. Тюремные татуировки на его кистях так побелели от напряжения, что почти были незаметны.
— Мамочки родненькие! – Кричал другой пассажир на каждой воздушной яме, ничем не отличавшийся от «Кощея».
Такой же синючий, такой же худющий!
Да! Контингент был ещё тот! «Колючий» сразу это заметил. Он вычислил и своего «собрата» по несчастью «Кощея», который был на «кумарах» от отсутствия в организме очередной дозы героина.
— Что, братан, «кумарит»? – Поинтересовался он.
— Еба…! Ещё как! На «системе» уже год! – То ли пожаловался, то ли похвалился «Кощей».
— «Дозняк» большой?! – Не останавливался с расспросами «Колючка».
— А те… чё надо то…, браток?! – Резко оборвал с рапросами «Колючего» «Кощей». — Ты чё…участковый что ли, чтобы вопросы мне задавать?! Чё… нюхаешься?! – Перешёл на блатной манер бывший зек.
Он посчитал, что таковая манера общения сразу выявляет – кто есть кто.
— Да остынь, «братиш»! Сам такой! Вот просто подлечить тебя хотел. Не составишь компанию?! – При этих словах, «Колючка» вытащил из внутреннего кармана своей куртки маленький свёрточек серебристой фольги, в котором красовались «баша» четыре, чистого порошка героина. Хотя «Колючий» завязал с этим грязным делом, но с собой почему-то прихватил, заранее купив его у барыги цыгана, и не зря.
При созерцании такого добра у «Кощея» шкура буквально пошла буграми. Он весь скорчился, заелозил на месте. Тоненькие синюшные губёшки затряслись и на них появились в большом количестве слюни.
— Да-а-а-а-а! Конечно, братка, буду! Если угостишь?! А то, просто загибает меня, бедолагу! – С великой радостью произнёс «Кощей», и пересел поближе к «Колючке».
Они были так поглощены процессом подколки, прямо там в утробе вертолёта, что забыли про риск, который им несли пьяные лётчики.
Приземление всё же произошло, и произошло удачно. Опасения, которые пассажиры «особого» рейса проявляли в связи с неровным полётом, были напрасны. Лётчики были мастера своего дела! А мастерство, как говорится, на великой Руси не пропьёшь! Правда, платить за эти услуги китайским бизнесменам приходилось в тридорого.
— Ну, это ничего! – Утешали себя они. – Всё окупится! Ведь это богатая матушка-Сибирь! У неё есть нефть! А если у неё есть, значит и у нас тоже будет! И будет немало, ведь это же нефть! – Наивно полагали китайцы, уже подсчитывая огромные барыши.
Выползали, вернее сказать, вываливались из вертолёта все под каким-то кайфом. Кто под самогоном, который прихватили с собой из дома, а кто, как «Колючий» и «Кощей» под герычем. От этой картины у бедных китайцев глаза расширились до немогу! Они и представить себе не могли, что за каких-то полтора часа полета можно так «в сисю» уделаться. Развезло всех десятерых «работничков». Их лица были похожи на какие-то студнеобразные образины! Слюни текли, глаза напрочь закрыты. Эти тела бесформенными массами полегли в глубокий «летаргический» сон на землю крайнего Севера. Их «сну» сейчас, ну ничегошеньки, не мешало! И разбудить их не представлялось, ни какой возможности. Храп и посапывание, стон и скрежетание зубами сейчас исходило от группы наёмных «вахтовиков».
— Сярёша! Что это с вами?! – В полнейшем ужасе. Обратился переводчик к «Колючке». – Встафайтя! Нада ити работить! – Требовал китайский работодатель от приехавших зеков. Почему слово «зек» я применил ко всем приехавшим? Да потому, что все были бывшие зеки. Все в татуировках тюремного содержания и все, как один, на одно лицо – беззубые и лысые. Дело в том, что в офисе в Тюмени, работал в отделе кадров человек, который сам «бывалый» т.е. бывший сиделец. Он, как ни кто другой, понимал бывших зеков. Ведь, после зоны, всегда было трудно устроиться на хорошо оплачиваемую работу. Нигде не брали этого брата, так как знали, что зек нормально работать не будет. Только будет «вола е…ть»! А здесь «лафа»! Ничего не понимающие, китайцы на работу брали всех без разбору, так как сроки выполнения объекта серьёзно поджимали, и грозили серьёзными штрафными санкциями. В общем, полный «атас»!
Кроме вахтовиков китайцы привезли различное дорогостоящее оборудование в разных чемоданчиках и коробочках. Китайские фирмачи не скупились на затраты. Они считали, что не было нужды этого делать. Ведь сибирская нефтедобыча должна окупить всё сполна. Кредитные линии и китайского, и российского банков заметно худели по неимоверным запросам горе-бизнесменов прямо на глазах.
— Ну, это ницево! Все зае…ись! – Повторял китайский переводчик Миша, таская вместо вахтовиков оборудование на грузовики с вертолёта.
Этому исконно русскому матерному выражению его заставил научиться говорить, ещё в полёте, бывший зек по прозвищу «Угрюмый». Его суровый внешний вид: огромное телосложение и выдвинутая вперёд нижняя скула, наводила ужас на китайцев, особенно на переводчика Мишу. Подсев к нему в вертолёте «Угрюмый», будучи уже изрядно подвыпившим, стал буквально приставать к молоденькому «китаёзе».
— Мишаня, скажи: «Всё зае… ись!» — Учил «Угрюмый» Мишу-китайца обнимая ниже талии, стараясь погладить по ягодице.
— Харасо! Харасо! Всё зае…бись! – Ошарашенный таким нестандартным вниманием здоровенного мужика, «открещивался», стараясь отодвинуться подальше, китаец. – Всё зае… ись! – То ли улыбаясь, то ли от страха быть изнасилованным, старался выкарабкаться из здоровенных лап «Угрюмого» переводчик фирмы.
Перспектива сейчас быть изнасилованным, компанией невменяемых и плохо соображаемых зеков, была столь реальна, что Миша уже готов был выпрыгнуть без парашюта из вертолёта.
— Да ладно, красатуля, чё ты ломаешься как «целка»!? – Выпрашивал секс у китайца пьянючий зечара.
По его остекленевшим, ничего не понимающим глазам, было ясно, что ему всё равно — куда засунуть свой член.
— Не няда позалуста?! Я не такой?! – В ужасе умолял Миша, отрывая от себя с силой, руки «Угрюмого». – У мяня ест дефушка! – Казалось, что ещё немного и уже, ни что, не спасёт красивого китайчика.
Ещё немного и он примерит на себя роль женщины, так как его обтянутые джинсы уже рвались по швам и сползали к коленкам.
— Помогати! Люди! – Стал орать переводчик.
Его крик на несколько мгновений отрезвил голову одного из этих «особых» пассажиров. Этот пассажир, тут же, недовольно представил себя в роли невольного свидетеля уже на суде, по разбирательству в изнасиловании иностранного гражданина. Эта перспектива совсем не устраивала соседа по полёту «Угрюмого», которого звали все уважительно «Иваныч». Толи уж возраст не тот был у «Иваныча», чтобы опять по судам таскаться, то ли пожалел «Угрюмого» судьбу, которая опять приведёт его в зону, да ещё по такой «стрёмной» статье. Да и вообще, «западло» ему было становиться свидетелем такого преступления! Короче, он ударил по затылку «Угрюмого» первым попавшимся чемоданом и отключил его сознание. «Угрюмый» обвис на теле у молоденького китайца, сдавив тяжестью своего тела дыханье.
— О! Тяшка! – Только и смог выдавить из себя китаец в знак благодарности.
— Ещё потом «спасибо» скажешь! – Обратился «Иваныч» к стекающему на пол «Угрюмому», которого Мишенька-китаец свалил с себя.
Пластиковый чемодан раскрылся от удара, и вывалил на обзор сидящим по бокам зекам, своё содержимое. Это был особый лазерный нивелир, сверкающий своей новизной.
— Астарошненько! – Закричал в ужасе Миша. – Он стоит фести тысять рубли! – Сообщал он ошалевшим от цены «спецпассажирам».
— Ну, извини, Миша! Или прибор, или твоя жопа! Чё дороже то, для тебя?! – Усмехаясь, как бы извинялся «Иваныч», обнажив свой ряд металлических искусственных зубов.
Эти зубы был верный признак, того что их владелец бывший зечара. Там местные умельцы частенько ставили такие вот «железные нержавейки» из посуды, потерявшим зубы, зекам.
— Надо бы будет спи… дить и кому-нибудь «загнать» по дешёвке! – Сразу смекнул про себя, проснувшийся «Колючка». – Нужно проследить, куда эти «узкоглазые» их сложат. – Коварно решил про себя он, потягиваясь от удовольствия.
Перспективы дальнейшей жизни на такой «особой» вахте его неимоверно устраивали.

Глава четвёртая.

«Ваше Тёмное Сиятельство – писал старший бес о работе спецгруппы северного бесовского отделения, — заброс десанта на вверенные под мой контроль территории прошёл исключительно успешно! Подопечные, под общей атмосферой страха за свою никчёмную жизнь, ещё, будучи в пути, предались пороку и грехам. Выделенный Вами индивидуум, как под особую категорию учёта: «Колючий», развязался!!! Подсунутый нами для раскумарки героин, нашёл своё непосредственное предназначение и ввёл в грех на только нужный объект, но и сопутствующий, по прозвищу в тюремном мире «Кощей», который был введён нами в Вашу коварную игру для дальнейшего достижения основной цели. Считаю, что «Колючий» и «Кощей» — идеально нужный нам альянс для достижения цели. Они наипрекраснейшим образом «спелись» в дороге, своим поведением дав пример для подражания другим «работничкам», которые в свою очередь совершенно расстроили планы жадным китайцам».
Прочитав депешу, «Враг рода человечества» приятно растянулся в кресле натянутым кожей грешников. И в ту же секунду раздался неимоверный стон! Боль и слёзы отчаяния исходили из-под его седалища. Но, это только, как волшебная музыка успокаивала слух «нечистого», нагоняя на него, дрёму. Его полусон прервал вошедший помощник, который принёс очередное срочное донесение от северной спецгруппы.
— Ваше сиятельство, ещё одна депеша от старшего беса севера! – Произнёс громко помощник, тем самым вызвав недовольство у сатаны.
— Читай! – Рыкнул с недовольным видом сатана, так как прервалась его наиприятнейшая дрёма.
«Довожу до Вашего Темнейшества сведения, — было написано во второй северной депеше, — что грехи, именуемые серебролюбием и гордыней, всецело поглотили китайское руководство интересующей Вас, Ваше Темнейшество, фирмы. Бесы, которые являются бесноватыми кураторами китайцев, внушили своим подопечным перспективы необыкновенного богатства и власти. Китайские подопечные совсем забыли каким-либо способом уповать на Бога или молиться ему. Засыпая и просыпаясь, они бредят лишь шуршанием денежных ассигнаций и беспредельной роскоши, сопровождающей их, глупцов, до самой старости. Хи-хи! Мы то, знаем, Ваше Темнейшество, кому в конце-концов, всё достанется. Хи-хи! Конечно Вам, Великому Князю тьмы!
Враг рода человеческого, прочитав эти строки, довольно ухмыльнулся и своим огромнейшим копытищем наступил на оскальпированную и окровавленную голову грешника, на спине которого, как и на трёх других, стоял трон сатаны. Грешник выдал истошный вопль и заплакал.
— Плач, плач! Долго тебе ещё плакать у меня в услужении! – Иронично «подбодрил» сатана грешного человека.
Его ехидная, смердящая вонью, улыбка оголила жёлто-зелёные острые клычищи.
— Все вы одинаковые и будете обязательно здесь! Все любители золота и власти! – Он страшно захохотал, глядя на своих рабов-грешников, исполняющих роль ножек его кресла-трона.
Искусно содранная с них наполовину кожа, одним концом была сшита с тремя другими, принадлежащим, рядом стоящим с ним на коленях, страдальцам. По грешному несчастью, натянутая «до немогу», и сшитая между собой из четырёх кусков, представляла собой страшное покрывало для трона сатаны. И когда, сидя на троне, князь тьмы ёрзал на этой «накидке», он причинял «горе-подставкам» кресла несусветную боль. Ведь, другие концы кожи были на живой плоти грешников. Кожа этих четырёх страдальцев растянулась неимоверно в длину и ширину! Казалось, что она вот-вот где-нибудь да лопнет, но она не рвалась, и на удовольствие «Врага рода человеческого», приносила страшную боль и мучения этим мужчинам. И это длилось ни день, ни месяц, ни год! Это длилось вечность! Это был настоящий, в буквальном смысле, ад!
— Вот вы все, где у меня, глупые людишки! – С этими словами «нечистый» сотряс воздух своим огромным волосатым кулачищем и больно щёлкнул хвостом по ногам мучеников, стоящих на четвереньках под ним.
При соприкосновении с телом людей, от его хвоста полетели искры, и запахло палёной плотью. Человеческие рыдания заполнили всё пространство тронного зала ада. «Враг рода человеческого» направил свой огненный взгляд на своего помощника-секретаря, который всё это время стоял в сторонке и от страха переминался с копытца на копытце. Цокая о гранитный пол, раскалённый снизу до красна.
— Пиши, тварюга! – Прорычал он. – Мы, Темнейшие из Темнейших, Нечистые из Нечистых, повелеваем:
Первое: Усилить благоприятную обстановку для обмана на северных наших территориях. Т.е. обещайте, посредством вкладывания в человеческую голову бесовские мысли, но, обязательно обманывая, не давайте обещанное! Подталкивайте своих подопечных к кутежу и полнейшему воровству.
Второе: Навивайте подопечным неустанно, днём и ночью, иллюзию будущего богатства.
Третье: Подталкивайте руководство, интересующей нас фирмы, к расточительству и обманчивому представлению скорого прихода колоссальных прибылей. В свою очередь, делайте всё, чтобы работяги не работали. Пусть колятся наркотиками, пьянствуют, примеряя при этом, почаще, образ свиней и других животин.
Четвёртое: Внушайте своим подопечным вахтовикам способы быстрой наживы. А именно, путём воровства и продажи, по дешёвке, инструментов и оборудования. Навевайте халатное отношение к работе и к имуществу фирмы.
Пятое: Сейте подозрения и интриги среди китайцев по поводу нечестности работников. Научите их пить, а может и колоться. В связи с отсутствием женской особи в этих районах севера, обострите однополые сексуальные влечения, среди этих мужчин.

Глава пятая.

К вечеру, проснувшихся и более менее отрезвевших вахтовиков, стали кормить ужином. Это был для них, кроме тюремной баланды ничего не видевших, просто какой-то праздник! Наваристое второе с вкусными котлетами радовало аппетит полуголодных исхудавших мужчин. Нескончаемые салаты веселили глаз своим разноцветьем на столе и заставляли окончательно проснуться всех от пороков. Отварная курица и фрукты лежали отдельно на тарелках, в качестве дополнительного питания. И по мере их убывания, повар подкладывал ещё!
По подходу к питанию работяг, сразу можно было догадаться, что китайское руководство возлагает большие надежды на них.
— Наивные дураки! – Ухмыльнулся «Колючка», закончив рассказывать про предоставляемую «жрачку» китаёзами. – Они потом сильно пожалели, что наняли нас! – Интригующе добавил он.
Утро в этих широтах встретило проснувшегося «Кощея» и «Колючку» ласковыми солнечными лучами. Хотя ласки эти субъекты не почувствовали из-за холода, который не давал долго уснуть им в палатке. Видимо китайцы ни как не рассчитывали на такой трескучий мороз. Они то сами, выползли из своих брезентовых убежищ наглухо укутанными всевозможными одеяниями из числа спецодежды.
— Нада ити работат! Нада ити работат! – Кричали они задубевшим за ночь зекам.
— Как можно работать в такую холодину, да ещё и на голодный желудок?! – Воспротивились новоявленные работнички. – Сначала завтрак и чайку надо выпить для сугреву. – Поясняли они работодателям.
Где-то, в кармане у одного из выстроившихся на завтрак мужиков, вдруг зазвенела стеклянная тара. Этот характерный звон знали все присутствовавшие россияне. Он сразу напомнил им о горячительных напитках, которые они распивали вчера в вертолёте.
— Чё, братуха, что нибудь осталось что ли?! – С надеждой обратились они к «источнику звона бутылки».
— Да есть меленько для пробы…- Как-то нехотя ответил бритый налысо мужик и с неохотой полез в карман за пузырём с совершенно прозрачной жидкостью внутри.
— Во! Это другое дело! Наливай! – Радостно оживились бывшие зеки, рассаживаясь по стульям в брезентовой столовой.
Столовая была совершенно приемлемой для использования, как помещение для приёма пищи. Ещё бы! Ведь русский снабженец, работающий в головном офисе в Москве, провёл эту покупку, вчетверо превышая её настоящую стоимость. Он, подговорив военных, у которых, кстати, приобрели многое оборудование для северной экспедиции, провёл её и многое другое, как «новейшие технологии военного производства России». Убедив китайцев при этом, что это военное имущество в наличии, всего лишь в единственном экземпляре и поэтому очень дорого стоит.
— Китайцы-лошары повелись и закупили, потратив огромные деньжищи! Хотя это всё свободно и намного дешевле и качественнее лежало на полках спортивных магазинов нашей «своеобразной Родины».- Хохотал «Колючий» рассказывая, так сказать по пути, про наглый «развод» китайцев их снабженцем.- В общем, пацаны, это Россия матушка! – Иронично констатировал факт он, улыбаясь своим беззубым ртом.
Завтрак у «работничков» закончился грандиозной попойкой! Так как, предоставленное «на пробу» лысым пойло, оказалось техническим спиртом для протирки оборудования в условиях крайнего севера. Лысый, ещё будучи в вертолёте, сразу заприметил десятилитровые пластиковые канистры со спиртягой. Одну из них он стащил, засунув в свой барыжный баул, который у него был почти пустой. Так, из совсем ненужного «лысому» баула, он превратился в самую дорогую для всех вещь! Разведённый компотом, спирт быстро согрел утробы, замёрзших за ночь, мужчин. Он не просто согрел! Он разгорячил их до предела! Они стали горланить и драться на глазах изумлённых китайских работодателей. Полетели, переворачиваясь, столы и стулья! Мат не прекращался ни на секунду! Бедные и испуганные китайцы бежали прочь от столовки трудового лагеря. Они прятались, где попало, и очень молили своего китайского бога о том, чтобы остаться в живых сегодня.
К полудню пьяные и сытые зеки вновь уснули, прямо в столовой на полу, дав возможность изъять китайцам, украденную и почти что выпитую, канистру спирта. Разумеется, и этот день у иностранной фирмы «бороздящей и осваивающей» территорию севера пошёл насмарку и зря! А времечко всё тикало и летело, далеко не в пользу, размечтавшихся быстро разбогатеть, иностранцев.
«Кощей», не смотря на «спиртовой подогрев» изнутри, всё-таки простыл в холодной палатке. В санчасти термометр показал температуру его тела ближе к сорока градусам по Цельсию! Непрекращающиеся стоны и оханья, хитрого парня не на шутку испугали китайское руководство. Нападение, который выбрал «Кощей» в качестве защиты после пьянства, сделало своё коварное дело с разумом работодателей.
— А если он умрёт здесь?! – Кричал, поддерживающий афёру с болезней, «Колючий».
Им крайне было необходимо попасть на большую землю и пополнить, истощившиеся до нуля, запасы героина. Их мозг работал сейчас только в этом направлении, он не понимал слов «невозможно» и «нельзя». Вдруг «Колючку» осенило!
— Сюда приедет прокуратура! Она «вые…т вам здесь все мозги»! – Стал устрашать, смекалистый на обман, молодой человек.
— Сто значит «вые…т мозги» Серёса?! – Спросил в замешательстве переводчик, потому что не знал, как довести слова русского до своего начальства, которое стояло рядом с широко выпученными глазами от всего происходящего в трудовом лагере.
Глаза были так широко расширены, что их сейчас было трудно отнести к представителям монголоидной расы!
— Это значит, что за плохое отношение к труженикам вас лишат лицензии! – Вдруг выпалил «Колючка», сам от себя такого не ожидая.
Переводчик перевёл мысль, угрожающего им молодца, и лица китайцев теперь уже вытянулись в страшном опасении потерять лицензию. Так как, в условиях развития их производства на территории России, одним из главных условий, был вопрос охраны труда! Хитрый зечара «Колючий» со своим «коллегой» по «подколке» поняли, что попали в самую точку! Ударили, так сказать, по самому больному месту китайцев!
— Хорёсо. Ми отпрафим его в госпитал на вирталёт. – Перевёл решение руководства Миша-переводчик.
Кроме того, «Кощею» выдали на руки тридцать тысяч рублей в качестве компенсации за моральный ущерб. Радости хитрых наркоманов, ну просто не было предела! Они, сразу смекнули, что наткнулись на «золотую жилу»!
К вечеру обдолбанного «Кощея» китаёзы привезли на вертолёте назад и взяли с него обещание не жаловаться в прокуратуру на плохие условия проживания «трудящихся россиян» в палаточном лагере.
— Вот ослы! – Хохотал, рассказывая, «Колючий». – «Кощей» привёз с собой ещё добрый запас героина и жизнь, братва, у нас потекла нужным нам ходом! Да, и ещё! «Больного Кощея» поставили на дополнительный пищевой паёк и назначили постельный режим! Ха-аха-ха! – Смеялся, вспоминая былые времена, парень. – И самое смешное ещё в том, что мы убедили этих лохов, что «Кощею», в связи с его болезнью, нужна сиделка из русских. Ведь болезнь «страшная»; обратится «больной» к китайцу в тот момент, когда переводчика рядом не будет, а китаец врач его не поймёт; и всё «умрёт больной»! – Иронизировал, смеясь над глупыми иностранцами «Колючка». – И я, остался с «больным Кощеем», освобождённым на время от основной работы. Конечно, я проявил «недовольство» по поводу потери заработков, сидя с «больным». Ха-ха-ха! – Смеялся до слёз, рассказывая, он, — а китайцы обещали заплатить мне все дни, как работающему на трудных участках! И «в натуре», заплатили ведь! – Поражался над тупостью работодателей молодчик с наркоманским нутром.
К слову сказать, «больному Кощею» целый ещё месяц было «плохо». Он ещё два раза гонял вертолёт на большую землицу за «лекарством» под названием героин.

Глава шестая.

— Можно сказать, твари, что пока вы справляетесь со своим заданием! – Рычал по селектору сатана на прикомандированных к северным районам бесов. Подопечные «Колючий» и «Кощей» просто на высоте моего взора! Их кураторы будут награждены недельным отдыхом от работы. – Сообщал «враг рода человеческого» своим бесовским служащим.
Всеобщий гул радости на том, северном, конце связи не затихал целую минуту. Темнейший проявил благосклонность и дал порадоваться бесам за свою честно выполняемую работу. Когда шум радости затих, он продолжил совещание. Помните, что целая история горестных событий, радующая меня, произойдет, если вы правильно доведёте грешное мероприятие до логического конца. Ведь, обанкротившаяся фирма приведёт к отчаянию и самоубийству не только её руководителей, но работников банка! Особенно, в китайском! Там быстро растратчиков ставят на расстрел к стенке! Ха-ха-ха! Сколько горя принесётся в семьи всех участвующих в этих событиях! Что в семьи работяг, что в семьи инженерно-технического состава, что в семьи бывшего руководства фирмы! Кто то — запьёт и заколется до полнейшего греха, кто то — в поисках пропитания уйдёт в блуд и т.д.
— Вы как всегда, Ваше Темнейшество, самый коварный во вселенной! – Подхалимничал старший бес. – Вашим коварным планам нет предела и равных!
— Интересно?! — размышлял князь тьмы, — неужели у этого «Колючки» ничего не осталось от того, что в него вложил с любовью его Создатель?! Неужели уже ни что человеческое ему не присуще?! – Дивился полному перевоплощению в животину он. – Он обманывает всех и всюду! Даже родную мать! Создатель утверждает, что это не он, а мои рядом находящиеся бесы. А. он якобы просто немощен и его нужно любить! Спорный вопрос Ваше Господство!? Спорный! Ведь у него, как и всех людишек, есть мозги чтобы думать, прежде чем что-то сделать. Есть глаза и уши, чтобы всё понимать и сравнивать: что такое хорошо и что такое плохо. Ан, нет… хочет прокайфовать всю жизнь и не напрягаться! Глупец! Если бы он знал, сколько слёз за него пролила его мать?! Он, даже, не подозревает, как наказываю её я! Ведь с каждой каплей слёз я реально отрываю от её сердца маленький кусочек. Сколько уже слёз пролито…?! Сколько кусочков уже оторвано….?! И их не восстановить! Он, реально, самолично убивает… Как мало осталось от её сердца… ещё чуть-чуть, и она в аду, из-за него, понесёт полную вечную и всю в муках ответственность, за недолжное воспитание сына… Это ведь, и там ляжет ей вечным мученьем на плечи… Бедная женщина! Здесь в миру мучается и страдает… Просит, в минуты отчаяния, часто у Бога, чтобы он забрал её… Освободил от материнских мучений… несчастная даже не знает, что её у нас ждёт ещё худшая доля… И всё из-за её сына недоумка! Ха-ха-ха! Картина вечных страданий женщины тут же выплыла на огромном дисплее его темнейшества, где, по его мнению, она будет вечно мучится.
Хи-хи-хи! – Смеялись все, слушающие его, бесы. – Бедняжка! – С искренним сочувствием, что собственно говоря, не свойственно бесовскому отродью, произнесли они.
— Не ослабевать в усилиях, бесы! – Рыкал, заканчивая селекторное совещание, сатана.
— Слушаемся и ежесекундно повинуемся, Ваше Наитемнейшее Величество! – Раболепя от страха отвечали бесовские силы.
Встреча была короткой. Господь решил найти время для встречи с Нечистым. Он стоял на возвышенности весь светлый и чистый. Взгляд Сатаны не смел на него посмотреть; он слезился от разразившейся в воздухе чистоты и святости.
— Ты считаешь, что они неисправимы?! – Решительно спрашивал у Нечистого Господь.
— Все они, одним греховным миром мазаны! – Настаивал Сатана.
— Не все! – Возражал Господь.
Шелестящие в облаке светлые одеяния были похожи на льющиеся серебром воды чистой родниковой воды.
— Давай разделим их, и Ты увидишь, что грехи их всё равно не отпустят. Даже если они не будут дурно влиять друг на друга. – Предложил эксперимент, над нашими северными героями, Нечистый Богу.
— Хорошо! Но, это не значит, что я тебе поверил! Не обольщайся нечистый! – Сказал своё последнее слово Бог и исчез от взора Сатаны.
Встреча была законченной.

Глава седьмая.

Заподозрив, что «Кощей» симулирует, китайское руководство отравило его на вертолёте на обследование. Уже третий раз ему «больному», давались деньги на питание и в качестве компенсации за болезнь, приобретённую на вредном производстве. Уже третий раз летел «Кощей» на большую землю тариться героином!
— Если бы только знали китайцы, куда утекают их деньги…?! – Иронизировал над своими бывшими работодателями «Колючка».
Но, как говориться, и дураки на своих ошибках учатся! Китайцы посылают всех девятерых вахтовиков на другой самый дальний объект, чтобы отгородить от основной массы работяг трудового лагеря, и в тоже время начать встречное движение производства. А именно, расчищать лес в тайге для прокладки нефтепровода от основной нефтедобычи.
— Они посчитали, что сто километров тайги разделят нас с «Кощеем» и мы начнём работать! Не тут то, было! Ха-ха! – Смеялся над планами китайцев паренёк.
Пока «Кощей» целую неделю находился на обследовании в больнице, в лагере строителей трассы не скучали! Двухсотлитровая бочка из-под машинного масла превратилась в тару для созревания браги. Специальный насос для откачивания вручную из бочки жидкости, теперь качал её без перерыва. Когда на этот участок нагрянула проверка, был самый разгар рабочего дня. Но, ни кто не работал, кроме двух китайцев. Которые должны были нивелирами отслеживать правильный маршрут вырубки деревьев. Но, на поверку именно они с бензопилами в руках валили огромные стволы сосен, а не зеки-работяги.
— Ми не мосем их застать работа! – Жаловались, в один голос, испуганные инженера фирмы своему приехавшему начальству.
Их, отказавшихся пить брагу, зеки выгнали в тайгу, а сами уже какой день беспробудно пьянствовали.
— У китайцев-инспекторов глаза на лоб полезли, когда они, войдя в палаточное помещение столовки, увидели полуобнажённых с голым торсом зечар, всех синюшных от тюремных татуировок и абсолютно пьяных. – Сообщал, хохоча нам «Колючий». – Мы, как из водяной колонки качали из бочки брагу насосом и пили. Тут же блевали и снова пили!!! – Не мог остановиться от смеха он. – Кстати переводчик Мишаня тоже был с нами. Он в одних трусиках, такой красивенький и пьяненький делал массаж «Угрюмому». Тот с довольным видом, натрахавшегося кабана, лежал на животе и довольнёхонько улыбался китаёзе, который ласково массировал спину своему «сексуальному партнёру»! Он, пацаны, всё же Мишку «трахнул»! Ха-ха-ха! – Гоготал, от такой вот, констатации факта, молодой человек.
Китайцы не были намерены больше терпеть такой беспредел в своей компании, и решили всех, находившихся зеков уволить. Их возмущённые наглостью лица, вовсе позеленели от злости, когда один из пьяниц, еле волоча языком, потребовал привезти им десять мешков сахара, так как этот весь уже ушёл на брагу.
Мы смеялись все до слёз. Где-то в душе, нам даже было жаль китайцев. Ведь они с добрыми намерениями, своим трудом, приехали зарабатывать, дали работу другим, а тут такая «жопа»! Мне вспомнились слова из старого мультфильма про попа и его работника Балду, где народ говорит бесу, что, мол, глупый, ты, глупый бес! И куда же ты, глупый, полез?! В данной ситуации мне представляются бесом — китайцы, которые полезли в такие дебри России, не познав менталитета простых людишек. А, всё жажда богатства! Она их с ума свела!
Пока китайское руководство пыталось привести в чувства своих пьяных работников, прямо над лагерем пролетел вертолёт. Всеми своими наркоманскими фибрами «Колючка» почувствовал, что в нём прилетел назад «Кощей», затаренный герычем. Но, как добраться до основного лагеря?! Преградой встали сто километров дикой тайги! Шутка, ли?! А, сознание о приезде кайфа, не давало покоя «Колючему»! Оно жгло всё его нутро, все его вены! Преддверие кайфа трясло «нарика» не по-детски! А, мысль, что «Кощей» «сожрёт» герыч один – Вообще убивало парнягу! Его взгляд упал на заведённый вездеход, на котором приехало начальство. Ещё мгновение и «Колючка» вместе с подельником по угону вездехода, уже мчался на основную базу, встречать «Кощея», вернее уколоться. Это же, т.е. «ширнуться», он пообещал и новоявленному водиле вездехода, которому уже нечего было терять здесь, так как его, как и других его собутыльников, только что «припалили» и уволили.
У угонщиков глаза горели диким огнём, когда они подъезжали к главному расположению фирмы. Они, ни о чём не могли думать, только, как быстрее уколоться и забыться! «Кощей» сильно удивился, увидев опять «Колючего», да и ещё с подельником, но времени думать долго не было, потому что порошок в кармане изжёг всю его душонку. Конечно, он расстроился, увидев опять рядом своего компаньона по раскумарке. Ведь надо делиться но, делать было нечего – сварились, укололись и забылись прямо в вездеходе. В нём было так тепло и уютно, что не хотелось вылезать.
— Таких вот «тёпленьких» нас и нашли в машине. – Улыбнулся он, и вдруг задумался. Потом резко посерьёзнел и продолжил, — жалко правда китайцев, они ненормальные решили пешком направиться обратно, но не дошли! Медведь-шатун их утащил! Одна куртка только спецовочная от китаёз и осталась. Да! С тайгой шутки плохи! И таких смертельных исходов было два, на моей памяти! Один вот по нашей вине, — спокойно сообщал молодец, без всяких, как мне показалось угрызений совести. – А второй, когда китайцы решили проверить, работает ли бригада работяг или нет. Уж, очень им хотелось застать врасплох мужиков неработающих и оштрафовать их по полной! Денег пожалели! Пошли тихо пешком в обход по тайге. Представляете! Без снегоходов, чтобы работяги не услышали, без егерей-сопровождающих, чтобы денег лишних не платить! Пожадничали бедолаги! Стали интригами заниматься, подозревать! Хотя работяги, которые там уже были, до нашего приезда, повода, подозревать их в тунеядстве, вовсе не давали. Пожадничали китаёзы! Захотели на штрафах, на простолюдине сэкономить! Ну и «сэкономили» у «михаила потапыча» в зубах! Кстати о куртках и о спецодежде! – Опять повеселел беззаботный наркоман, — мы, когда в первый день приехали китайцы, руководители ходили в отличие от нас в очень модной спецодежде. Она координально отличалась от нашей, той, которую нам выдали. – Горел глазёнками «Колючий», рассказывая эти моменты северной жизни, — конечно, наша была тоже тёплой, адаптированной к северным широтам, но всё же, у китаёз она была лучше. Вся такая из натурального меха внутри, фирменная, сразу приглянулась нашему брату зеку. И уже буквально через несколько дней, наша группа из десяти человек, которая приехала последним бортом, щеголяла в «фирме» китайцев, а китайцы в их, более дешёвой!
— Да ладно, чё ты братан, я только примерю?! – Буквально сдирал с китайского инженера красивую модную кожаную куртку «Кощей».
— Нетя! Нетя! – Возмущался китаец и буквально вылетал из одежды пол руководством зека. – Мая! Незя! – Возмущался, от наглости «Кощея», он.
— Да не «сы», братуха! Я поношу и отдам! – Говорил «Кощеюшка», уже застёгивая замок куртки на себе.
— И таким вот образом, все наши «переоделись»! – Неистово, хохотал, рассказывая о своих коллегах работниках, наглый «Колючман».

Глава восьмая.

Адская атмосфера была неимоверно праздничная! Бесы, присутствовавшие на торжественном собрании, посвящённому победе бесятины на северных территориях, в китайской фирме, улыбались и поздравляли друг друга. Сам Сатана награждал бесов всех мастей, отличившихся своими подопечными, работавшими в этой злополучной и обанкротившейся горе-фирме. Человеческие пороки развалили, казалось бы, финансово сильное производство, «по самое немогу»! Правда, сильно злился на лётчиков, которые всё же довезли подопечных бесов до места. «Сколько, им всё-таки, надо то?! – Возмущался и дивился Сатана организмам летунов. – Лили в них, лили чистейший технический спирт, а им, хоть бы, что?! Довезли, всё таки, работничков! Не угробили! А, жаль! Это в мои планы, ну ни как, не входило!»
— Так ведь, Ваше Темнейшество, афганцы они! – Пытался оправдаться старший бес, опасаясь, что у Нечистого измениться праздничное настроение.
Но, всё обошлось: «Да афганцы….» — многозначительно промолвил Сатана.
— Интересные, всё же существа, эти людишки?! Бог им даёт всё! А они?! Жалко Бога! Он на них такие надежды возлагает, а зря! Неблагодарное это дело – ждать пробуждение совести у человека. Ждать, когда человек одумается и поймёт, что жизнь для выбора вечной всего одна! Нет, не победить человечеству страсти плотские. Гореть им в аду! Мучится и вечно испытывать боль и отчаяние! Такова природа человеческого бытия! Самое смешное, каждый из них хоть раз был на похоронах, видят же, что с собой ничего не упрёшь в гроб, ан нет! Жадничают, хапают и ртом и жопой! А потом всё равно: ни с чем остаются! Глупые людишки не понимают, что счастье не в деньгах, не во власти, счастье может быть только в любви и понимании ближнего! Глупые людишки! Ей, Богу, глупые! Имея такой подарок от Него, как душа, можно просто жить и радоваться каждому дню! Каждой ночи! Каждому времени года! Каждой погоде! Радоваться возможности созерцать звёздное небо! Вдыхать свободный воздух полной грудью! Ан, нет! Заплевали и истаскали душонку! Разорвали её в клочья злобой и грехами, слепцы!
Как во время я вложил в их головёнки такие вопросы, как «если ваш Бог существует, покажите нам его?! Где Он?! Где обитает?! Где место его?!» как во время я вложил в эти головёшки ответы, такие как, «нигде! Ни один микроскоп не обнаружил его. Ни из одной подзорной трубы его не увидеть».
Нельзя допустить, чтобы кто-то из ваших подопечных, вдруг, овладел понятием Любовь! Проповедуйте и дальше им, бесы, лишь ненависть, пусть они вечно остаются за дверьми рая. Запомните! Не должна быть у них эта любовь истинною, задушевною, и искреннею! Только тепловатое лицемерие! Эта любовь не должна, у ваших подопечных, иметь дело с качеством. Да, да! С тем самым истинным, неподдельным. Совершенным во всём – в природе и искусстве, в отношениях человека с человеком, в науке, в социальном строе. Запомните, бесы: там, где скрещиваются любовь и качество, где любовь к совершенству становится пламенем, там начинается религиозный опыт, там человек находится в луче Господнем, там он смеет перейти из передней во внутренние покои. И нам не дозволяется открыть ему то, что придётся Ему пережить в них. Не давайте им этого Господа! Пусть идут вашей бесячей дорогой!

Глава девятая.

«Колючий» задумчиво смотрел через большое окно секции, куда-то вдаль. Голубое небо отражалось в его большущих глазищах, каким-то синим океаном.
— Да! Сейчас бы туда попасть! С моими сегодняшними мозгами?! – Опять посожалел об утерянном безвозвратно времени этот молодой субъект. – Представляете, мы там однажды добрались до склада оборудования, и вытащили нивелиры, которые стоили двести штук каждый, «загнали» одному водиле дальнобойщику, привозившему что-то по «зимнику», всё, всего за двадцатку! Каково?! Сейчас бы я всё по-другому, сделал! – Опять произнёс многозначительно молодой человек. — Правда, когда нас отправляли уволенных на родину, многие мужики тащили не по одному баулу и одеты были во всё фирменное. Хотя приезжали все, как настоящие бичи, с ма-а-а-а-аленькими грязными авоськами!!! Китайцы постарались проверить, да не тут то было! – Повествовал свой отъезд из трудового лагеря, после недолгой, но «плодотворной» работёнки «Колючий». – Вернее они проверяли, и даже изымали, отставляя в сторонку конфискованное у нас, у ворюг. Но, договорившись тут, же с летунами-алкашами, с которыми пообещали расплатиться спиртягой по приезду, те, кто зашёл на борт, открыли грузовую дверку с другой стороны и по цепочке затаскивали конфискованное обратно, пока другая братва отвлекала криком и пьяными базарами проверяющих нас китайцев. Мы им так «закружили балду», так измучили прощанием и выпивкой на «посошок», что они убежали подальше, попросив лётчиков скорее взлетать. Когда же, этот «весёлый борт» поднялся в небо, китайцы обнаружили, что то, что конфисковывали у нас при посадке, непонятным образом исчезло с земли. – Констатировал факт, смеясь, бывший «вахтовик-работяга» «Колючий».
Вертолёт с горе-работничками, еле-еле приземлился! Потому что, получив спирт от зеков, лётчики не задумываясь, что находятся в воздухе, стали «уничтожать» свою «зарплату», не разбавляя даже водой. Борт, подлетая к площадке для посадки, не просто приземлился, он рухнул со всей дури! Да так, что у бедных мужиков захватило аж дыхание!
« Ёба…ый рот!» — Кричали в полнейшем страхе за свою жизнь зечары, совсем не стесняясь в своих выражениях, адресованных лётчикам. – «Ёба…ые летуны, вы хоть нас довезите, а потом пейте!!!»
Но, летуны их, к сожалению уже не слышали. Они, в полном смысле этого слова, повисли, уснув на штурвале, делая всё на каком-то природном автоматизме.
— Никогда и ни за что, больше не буду летать на вертолёте! – Восклицал, вспоминая «Колючка». – Представляете, пацаны, мы уже, когда взлетели, вертолётчики, приняв от нас расплату в виде спиртяги, нам говорят: «Главное, братва, чтобы керосину хватило долететь!» А мы им – в смысле хватило?! Ну, в прямом смысле – керосин на нуле, а лететь ещё двести километров!!! Оказывается, летуны тоже экономят. Им выпишут к получению на заправку в рейс, а они его на сторону продают! Что-то, там, подкручивают в форсунках и экономят! Караул! – Было видно по «Колючке», что вспоминая свой последний полёт, он до сих пор содрогается со страхом в глазах! – Я, братва, тут же отрезвел! Мне не помогал ни героин, ни спирт! Я первый раз начал молиться! А этим лётчикам, всё нипочём! Бухают себе! Все бывшие афганцы – смерти совсем не боятся! Короче, не долетев метров десять, керосин у нас кончился, мотор заглох; «очко» моё стало меньше ушного проёма! Но, эти ёба…ые «икары» знали своё дело и последний путь спилотировали точно на площадку! Короче, был полный «пи…ец»! – Закончил рассказ про полёт, брызгая разгорячено слюной, молодой человек по прозвищу «Колючий».
— Ещё я и «Кощей» умудрились два раза расчёт получить! В общей сложности, где-то по полтиннику! – Вспомнил, приятное, молодой человек.
— Да ну?! – Удивился кто-то, из слушающих со мной. – Не может быть?! -Подверг сомнению, сказанное «Колючкой», он.
— Да-да, братцы, ей Богу, не вру! – Божился паренёк. – Их менталитет не позволяет так нагло врать, как нам. Всё стараются по-честному, по закону жить, долбанные китаёзы! В каком-то раздражении, констатировал факт «Колючий». – По приезду, мы решили «хлопнуть» офис этой фирмы в Тюмени. Подъехали посмотреть на него днём, «понюхать», так сказать, чё там и как, а на встречу идёт баба ихняя, китайка-бухгалтер, она у нас спрашивает: «Зарплятя да? Зарплятя?». Мы ей «на фаре» — Да! Да! Денег давай «кровно заработанные»! – Усмехался, разуму иностранцев, молодой и бессовестный субъект. – Оказывается ведомости с севера, о том, что мы получили расчёт, ещё в головной офис не доставили, и мы без зазрения совести получили ещё раз! Правда вначале она не хотела давать, говорит, приходите через два дня, сверим с северными ведомостями, тогда и дадим, если положено. А мы, как начали кричать, что сейчас же пойдём в прокуратуру, расскажем о плохих условиях для рабочих, и вас лишат лицензии! Она, с каким начальничком испугалась и всё повторно выдала! Мы то, уже знали, на какой «больной мозоль надо давить» у китаёз. И чего они в России бояться! В общем, денежки получили ещё раз, а ночью, через пластиковое окно вынесли всё имущество и деньги из кассы этой фирмёшки. Денег оказалось предостаточно! Гуляли месяца три, не оглядываясь! А, зря! Надо было оглядываться! – При этих словах, «Колючка» сильно загрустил и замолк…
— А, чё случилось то, «Колючий»?! – Отреагировал на его грусть один из слушателей.
— Чё, чё! Менты на нас внимание обратили и взяли «тёпленьких»! Били, как резиновых! – Правда, не за то, чтобы сознались, а за то, чтобы на суде сказали, что всё истратили и продали неизвестным «барыгам».
Так как, менты присвоили всё украденное себе, и деньги и имущество. А, бедолаги китайцы опять остались ни с чем в этой «прекрасной и богатой» стране!

Эпилог.

Осенний ветер-хулиган носил по кругу сухие листья деревьев. Они, как обрывки оставшейся от китайской фирмы памяти, ещё напоминали своими высохшими холодным временем телами, о былой роскоши. Когда-то аккуратно стриженный и ухоженный садовником кустарник сейчас поражал своей искорёженностью и безобразностью. Да! Были когда-то здесь и дворники, и садовники, и другой обслуживающий персонал! А теперь, забытьё и упадок невидимой паутиной уныния накрыло весь бывший офис-котедж, когда-то богатой китайской фирмы! В разбитых окнах первого этажа, под происками сквозняков было видно, как когда-то нужные документы предприятия, перелетали с места на место, шурша, по грязно-мраморному полу. Былое величие и многолюдность навечно побеждена в этом офисе банкротством. От когда-то многочисленного парка вездеходов в «живых» осталось «полторы калеки-машины». Да и то, проданных с молотка местным хантам. От когда-то функционирующих северных площадок нефтеизысканий совместного российско-китайского труда, остались лишь вырубленные деревья и бытовой брошенный мусор, который давно «пересортировало» по своему голодному усмотрению местное зверьё. Тишина, лишь изредка потревоженная воронами и сороками, тихо грустила о бедных людях. Которые, понадеясь на свои амбиции и гордыню, не смогли понять и приспособиться к широте «российской души» работяги. Эту непознаваемую «душу» не раз вспоминали, сидя у себя в тюрьме руководители-китайцы. Но, впрочем, за двадцать лет срока, из-за растрат и хищений, у них ещё будет время постараться раскрыть потаённые места человеческих натур россиянина из книг русских классиков в тюремной библиотеке!

владимир
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 4124

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 27 Июня 2017 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Осень жизни 0 +2
    Майский этюдик 0 +1
    Синицы 0 +1
    Снегири. 0 +1
    Сова. 0 +1


    Адское детство

    Отрывок из романа «Годы безвременья»
    В Яндексе набрать Николай Углов – ЛитРес (или Амазон, Озон), а также на мобильных приложениях телефона

    Больно вспоминать то бесчеловечное время, но из памяти не уходят те кровавые годы. Нас, мать с..
    Читать дальше
    166 0 0