Синема, синема....Гл.3 Умный в гору не пойдёт


15 Марта 2018
Лариса Севбо
21 минута на чтение

Возрастные ограничения 12+



Вот и новая весна. Можно начинать натурные съёмки. У Эдика фильм про пиратов так и остался в виде одного фрагмента, показанного публике. Ни начала, ни конца этой эпопеи не шло на ум. Решено было, что одного этого отрывка вполне хватает. Существует некая законченность. Съели девушку, ну и ладно.
Эдик за всю зиму так и не нашёл какую-либо новую тему. Он всё ссылался на то, что камера в основном у Данилы Давидовича, и это не даёт ему на чём-то сосредоточиться. И потом: надо хорошенько натренироваться — ведь тот эпизод, что про Гилю в основном снимал Даниил Давыдович. Он ходил хмурый, замкнутый в себе. Друзья и ближайшее окружение уж стало за него волноваться. И тут Сергею пришла в голову гениальная мысль: подарить Даниил Давыдовичу кинокамеру. Они как раз появились в ЦУМе. Сначала эта мысль показалась всем утопической. Где взять столько денег? Но, Серёжа всё продумал.

Скоро у Даниила Давыдовича юбилей. Они в качестве подарка преподнесут ему кинокамеру. Осуществится его заветная мечта — иметь собственную кинокамеру. А деньги? О деньгах Серёжа тоже позаботился. Они купят камеру в рассрочку, заплатив только первый взнос, а остальную сумму будет понемногу выплачивать сам Даниил Давыдович. Мысль всем очень понравилась: во первых — не надо заморачиваться относительно выбора подарка и, во вторых — они вписываются в почти обычную для этих случаев сумму. Нужен паспорт Даниила Давыдовича. Тут выручила Валентина Ивановна — бессменный начальник отдела кадров.

Она пригласила Даниил Давыдовича и сказала, что ей нужен его паспорт на несколько минут, чтобы уточнить кое-какие данные. Мы все в ту пору были очень доверчивые: нужно — значит нужно. Хитрая Валентина Ивановна, извинившись, сказала, что уже перерыв.
Любезный Даниил Давыдович, придёте за паспортом через несколько минут после перерыва.
Да, не беспокойтесь. Он мне не к спеху.
Только Даниил Давыдович вышел из кабинета, как туда вскочил Эдик. На улице его уже ждали Сергей и Слава. Быстрее в ЦУМ. Там, по договорённости, оформление прошло без очереди. Успели вернуться как раз к концу перерыва. Немного денег ещё осталось на праздничный стол. Вот и торжественный день наступил. В перерыве начальство собрало всех сотрудников в актовом зале, поздравило юбиляра, преподнесло ему грамоту за самоотверженный труд и небольшую сумму денег — премиальные. После работы в комнате был накрыт стол. Кто-то испёк пирог. Кто-то — тортик. Стояла на чьём-то столе отварная картошка — любимое блюдо в таких случаях. Она варится в рабочее время на электроплитке. Картошка была приготовлена по рецепту Сергея, то есть как только картошка сварится, он кладёт в кастрюлю мелко нарезанную зелень, чеснок и пачку сливочного масла. Кастрюля накрывается крышкой и тщательно перетряхивается, укутывается до подачи на стол.

Пропустив по нескольку стопочек за здоровье юбиляра, за его успехи как в работе, так и в увлечениях, перешли к подарку.
Дорогой Даниил Давыдович! Учитывая ваши достижения в кинематографии, ваши способности и прочее, мы решили подарить Вам кинокамеру. Надеемся, что собственная кинокамера поможет Вам создать киношедевр!!!

Даниил Давыдович принял подарок как самое большое сокровище. Осторожно, с трепетом, поцеловал коробочку. А потом и всех женщин группы. Встал во главе стола и долго смотрел на всех и молчал. Потом смахнул слезу и стал благодарить. Голос от волнения срывался. Трудно описать, как он был растроган. Все стояли, улыбались, радовались и за него, и за себя. Молодцы мы!
Ой, ну это же много денег стоит? — вдруг сообразил Даниил Давыдович. — Как это вы???
Не беспокойтесь, Даниил Давыдович, и простите нам некую хитрость. Разрешите вручить Вам документы, прилагающиеся к камере.

И Эдик подал пачку листов бумаги: тут и инструкция, и чек, и гарантия на камеру, и гарантийное письмо — договор на покупку в рассрочку с дальнейшей выплатой не позже такого-то срока. Даниил Давыдович стоял в каком-то столбнячном состоянии, смотрел на всех невидящими глазами. Снова и снова разглядывая договор. Снова и снова вопрошающе глядя на людей, тихо сидящих за столом, на котором уже красовался торт, стаканы с чаем. Наступило напряжённое молчание. Пауза длилась настолько долго, что кому-то стало невмоготу.
Даниил Давыдович! Вам только две трети придётся заплатить. Остальная часть оплачена. Рассрочка на полгода! Вам понемножку совсем остаётся выплачивать. Простите нас! Мы не предполагали такой реакции. Если хотите, мы завтра сдадим обратно. Попробуем сдать.

Даниил Давыдович резко вышел из комнаты. Все зашумели. Кто-то стал ругать Сергея, кто-то Эдика.
Да ну вас с вашей дурацкой затеей!
Что сделано, то сделано! Ерунда! Переживёт! Можно подумать, что он с голоду умирает.
Умирает, не умирает, но он же всегда без денег. Может, жена всё забирает, а теперь будет в доме скандал.
Да, нет, — решился вступить в разговор Сергей. — Я знаком с Дорой Наумовной. Она не из жадных и, тем более, не из скандалисток. Не знаю, чем объяснить такую реакцию.
Да, это просто шок от неожиданности: шок от радости перешёл в шок от горести. Давайте чай пить. Люба такой торт замастырила, а мы не оценим.

Тут потихоньку стала отворяться дверь  и, медленно, осторожно стал входить Даниил Давыдович. Вошёл, остановился.
Проходите, Даниил Давыдович. Чай стынет. Смотрите, какой торт Люба для вас испекла! Пальчики оближешь.
Извините, ребята. Спасибо вам за всё. Я рад, всему рад. Честное слово! Выпьем перед чаем за вас, за всех. Осталось что-нибудь? Люба, за тебя!
Разлили остатки, выпили, настроение быстро вернулось в норму.

Незаметно прошла зима. У обоих соперников всю зиму вынашивались планы съёмок различных сюжетов на открытом воздухе. Надеялись на какие-нибудь эпизоды из туристической жизни, которые можно интересно обыграть. Весна! Весна пришла как-то неожиданно. Весна! Весна — пора любви! Эдик влюблён! Ему пока не до съёмок. У него другие планы вертятся в голове.
Зато у Даниила Давыдовича созрел сюжет нового художественного фильма. Юмористического. Фильм, построенный на контрасте: туристы и альпинисты. Предварительное название «Умный в гору не пойдёт...». (Из стихотворения С. Михалкова «Происшествие в горах». Умный в гору не пойдёт, Умный гору обойдёт...). В главной роли Умника согласился сниматься молодой архитектор Юра Телегин. Это был маленького росточка аккуратно сложенный, ничем не приметный молодой человек. Излишне скромный, безотказный и потому поддавшийся на уговоры Д. Давыдовича.
Д. Давидович выбрал хорошее местечко на речке в Варзобском ущелье. И съёмки начались.

Сценарий первой части.
В автобусе едут двое: турист — на Кавказе таких называют «пижамниками» и альпинист при полном альпинистском снаряжении: когти, верёвки, топорик. Они выходят из автобуса и идут в ущелье. Тут их дорожки расходятся. Альпинист показывает, что надо перелезть через каменистую гору — скалу, а турист, смеясь показывает, что можно и по тропинке, не торопясь, придти туда же, обойдя гору. Они расходятся.

Итак, по ущелью идёт вольной походкой Умный турист — Юра. У него за плечами рюкзак, полный всякой всячины. Сверху к рюкзаку привязан алюминиевый чайник. На голове панамка, в руке зонтик. Вот он увидел отличную гравийную площадку на берегу речушки. А вот и замечательный огромный плоский камень. «Место, что надо»— размышляет турист и решает остановиться на отдых. Снимает рюкзак и начинает раскладывать всё. На камне появляются керосинка, патефон. Юра заводит патефон и кладёт пластинку. «Звучит» музыка. Турист обустраивает себе удобное ложе, устанавливает зонтик, ложится и дремлет.

В это время по тропинке идёт девушка — туристка, идёт тоже вразвалочку, разглядывая окрестности. У неё даже рюкзака нет. Есть сумка-авоська. А за спиной гитара. Она то и дело останавливается, разглядывая что-то под камешком или рвёт цветочек, который тоже разглядывает, нюхает, прикрепляет к кофточке. Жарко. Она срывает лист лопуха и кладёт себе на голову. Вдруг она настораживается. Зритель понимает, что она услышала музыку. Она убыстряет шаг и видит отдыхающего Юру.

Происходит жизнерадостная, весёлая встреча. Они танцуют под музыку. Тут я немного задержусь. Дело в том, что пластинка была полихлорвиниловая. Так они назывались. Под воздействием солнышка она изрядно деформировалась и очень смешно выглядела эта сцена с покорёженной пластинкой. Она так смешно танцевала на патефоне, что зритель, наш замечательный зритель просто умирал с хохоту. (Это, когда фильм показывали.) Потом Юра разжигал примус, который никак не хотел разгораться. Вот он стал открывать банку с тушёнкой, но девушка остановила его попытку, достала из авоськи завёрнутую в полотенце сковородку и поставила на керосинку. Юра запрыгал от радости, замечательно изображая танец из племени Тумба-юмба под дружные аплодисменты зрителей.

А девушка тем временем стала разбивать яйца. Пара яиц, ещё пара… Ой! Куда столько? Ещё пара! Опять аплодисменты. Казалось, что, если бы зал аплодисментами не остановил её, то она вбивала бы яйца и вбивала. Пластинка, яичница — всё снималось крупным планом. Наши друзья забыли про яичницу и самозабвенно танцевали под прыгающую пластинку танго, потом другое. А яичница уже начала подгорать, угольков стало прибавляться, а юноша с девушкой наслаждались танцем и друг другом, совершенно позабыв обо всём.
Уже казалось, что и в зале пахнет сгоревшими яйцами. Раздались голоса:
Яичница горит! Юрка, смотри!!!
Хохот над доверчивым зрителем потряс зал. Наконец, девушка кинулась к яичнице. Там почти одни угольки. Они поковырялись, поковырялись, испачкались и решили искупаться. Идиллия — в воде. Девушка рассказывает что-то. Понятно, что ей надо продолжать путь. Они грустно расстаются, и Юра дарит ей свой зонтик. Девушка под зонтиком несколько раз оборачивается машет рукой. Она удаляется, удаляется, удаляется.

Конец первой части! Зажигается свет. Зажглась и маленькая новая кинозвёздочка. Юре ещё предстоит себя проявить и стать полноценной кинозвездой. А пока он только — звёздочка, хотя свою роль он исполнял бесподобно. Какие у нас всё-таки талантливые люди!

Первая часть фильма «Умный в гору не пойдёт» была снята довольно быстро. Что называется — на одном дыхании. Вторая часть, где альпинист должен был преодолевать гору, лезть на скалу, продвигалась медленно. Несколько воскресений пришлось потратить Даниилу Давыдовичу на поиски подходящего места для съёмок. Необходимо было удовлетворить многим условиям: чтобы не было большого риска для актёра, тем не менее должно было всё выглядеть очень убедительно в том плане, что альпинист висит над пропастью, медленно продвигаясь вверх. И надо было, чтобы было место для оператора: удобное, с которого можно снимать, и, чтобы можно было менять ракурс. В поисках места для съёмок помогал Эдик и его друг альпинист Володя Машков.

Наконец место было найдено. Володя привёз с собой альпинистское снаряжение, сам вбил больше десятка крюков, цепляясь за которые, главный герой, то есть Серёжа должен был подниматься к вершине скалы. Володя к верхнему крюку привязал страховочный канат, обвязал им Сергея в районе пояса под рубашкой и велел за него держаться. Но всё это надо было проделывать так, чтобы страховка не была видна. Добиться этого не удавалось. Сергей срывался и никак не мог нащупать ногой крюк или подходящий выступ в скале.

Вот опять сорвался, канат сполз ему под мышки, руки вверх поднять нельзя, чтобы ухватиться за верхний крюк. Ему казалось, что он вот-вот выскользнет из страховочной петли, и он ухватился за канат зубами. И, хотя он висел на небольшой высоте относительно тропы, но даже смотреть на то, как он болтается, было страшно. Да, и если бы он сорвался, то ещё не факт, что он не скатился бы с узкой тропинки вниз, в каменистую речку.

Съёмки длились не более трёх часов в день, хотя выезжали из дома довольно рано. Пока доедем на междугороднем автобусе до определённого места в ущелье, перейдём по шаткому висячему мостику из пары полусгнивших досок, дойдём до места по тропинке, отдохнём, поспорим о том, что и как будем снимать — время и возвращаться. Пропускаем неделю, другую, так как Володя занят, а без него он снимать пока не разрешал. Потом у Даниил Давыдовича аврал с работой — опять съёмки откладываются. Ещё съездили на очередной сеанс, а тут и осень подступила.

Дожди, скалы мокрые, скользкие, риск увеличился. К тому же у Даниил Давыдовича так и не созрел конкретный план: что и как дальше снимать. По задумке должна была произойти встреча альпиниста и девушки, вспыхнуть любовь. Образуется пресловутый любовный треугольник, в котором Альпинист одерживает верх над Умным туристом. Но — это только мысль, а как её воплотить в жизнь Даниил Давыдович чётко и даже не чётко не представлял себе. Ну, ладно — впереди осень, зима, весна. За это время всё может проясниться. А чем теперь заняться? Эта мысль сверлила мозги. Снимать заседания, соревнования — надоело. А зуд ещё не прошёл.
Надо ждать: время покажет, время подскажет. И действительно, сама жизнь подарила ему замечательный сюжет.

Лариса Севбо
Автор
Год рождения 1934. В 3-х летнем возрасте сидела в застенках НКВД. Закончила ЛИСИ. Работала в Душанбе в ТПИ, потом в проектном институте ТПИ, затем в..

Свидетельство о публикации (PSBN) 8748

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 15 Марта 2018 года

Рейтинг: +1
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Тюрьма или репрессированные дети 5 +5
    О недоверии 4 +2
    Синема, синема...Гл.2 Соперники 0 +1
    Коза 1 +1
    Синема, синема...Гл.4 Юра - суперзвезда 0 +1