Книга «Чужак»

Чужак (Глава 5)


  Детектив
28
37 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 12+



Громоподобный рёв Остина:
― Гони к дому, живо! ― чуть меня не оглушил, а привычный к подобному обращению возница заставил несчастного гнедого мчаться так быстро, словно надеялся взять приз на скачках породистых рысаков.
Напарник выскочил из коляски, не дожидаясь остановки и рискуя сломать себе не только ноги, но и покрасневшую от волнения шею. Он бросился на крыльцо дома, оттолкнув в сторону седого человека с саквояжем в руке, так что я еле успел схватить того за воротник, спасая от падения.
― Что здесь происходит? ― возмущался трепыхавшийся в моих руках старичок, ― сначала слёзно умоляют лучшего в городе доктора срочно прийти, бросив все дела, а потом пытаются сбросить его с крыльца…
Не было сил ни слушать эти вопли, ни объяснять ворчуну сложившуюся ситуацию, поэтому, не обращая внимания на крики и сопротивление, я вошёл в дом, потащив его за собой. Представшая картина потрясала до глубины души: посреди комнаты в луже крови лежала Мелена. Её длинные кудрявые волосы раскинулись веером вокруг головы, напоминая золотисто-шоколадных, расползавшихся в стороны змей.
Рядом на коленях стоял Остин, что-то тихо бормоча. Вырвавшийся, наконец, «светило местной медицины», быстро оценив ситуацию, строго сказал:
― Здесь я ничем не смогу ей помочь, едем в больницу, срочно нужна операция…
Очнувшийся Остин взял жену на руки, бросив мне отчаянное:
― Дасти ― коляску…
Мы тряслись, подпрыгивая на ухабах, напарник бережно прижимал к себе Мелену, я, как мог, старался его поддержать, повторяя:
― Всё будет хорошо, друг… Она молодая и сильная, обязательно справится.
А старый доктор продолжал ворчать, что мы теряем время, потому что еле тащимся, вызывая вполне понятное желание немного придушить не в меру говорливого старика, отнимавшего у напарника последнюю надежду…
Внезапно Мелена застонала, приоткрыв мутные от боли глаза. Её непривычно бледные губы дрогнули:
― Дети…
Обрадованный Остин целовал окровавленные пальцы жены:
― Не волнуйся, дорогая, близнецы дома, с ними всё в порядке…
Мелена сморщилась, из последних сил выдохнув:
― Спасите их…
Я чувствовал, как ледяной озноб, пробежав волной по спине, устремился к сердцу, собственный голос показался далёким и глухим:
― Мелена, пожалуйста, скажи, кто это сделал?
Её ресницы чуть вздрогнули:
― Дарси… забрал их…
Времени на раздумья не было. Я распахнул дверцу коляски, и, бросив потрясённому Остину:
― Проверю детей и вернусь… ― прыгнул.
Земля приняла «смельчака» неласково, превратив так и не оправившееся до конца тело в сплошной синяк. Но тогда это меня не остановило: кое-как поднявшись, я побрёл к стоявшей у дороги нарядной, украшенной цветами коляске, специально предназначенной для молодожёнов.
Прислонившись к большому колесу, отдышался и негромко постучал в дверь. Не дожидаясь ответа, рывком её распахнул, вспугнув полураздетую целующуюся парочку, и, сунув под нос новобрачным жетон Тайного сыска, выпалил:
― Именем… и всё такое. Прошу уступить… короче ― брысь отсюда!
Несчастная женщина упала в обморок, и расстроенный новоиспечённый супруг, проклиная меня на чём свет, осторожно вынес её на травку. Быстро собрав раскиданную по сидениям одежду парочки, выбросил её в окошко, и со словами:
― Благодарю за сотрудничество! ― погнал коляску в сторону очередного места преступления.
У дома Остина меня встретили уже знакомый Зак и пожилая заплаканная женщина в белом фартуке и таком же чепце. Сердце рухнуло в пятки ― раз няня рыдает… Рявкнув мальчишке:
― Веди в детскую! ― помчался за ним по лестнице, уже зная, что, скорее всего, никого там не найду.
И, к несчастью, не ошибся. Разговаривать с ревевшей в голос няней смысла не было, и я положил руку на плечо Зака:
― Рассказывай…
Из короткого повествования слуги стало ясно, что никто ничего не видел: няня лишь на минуту оставила спящих близнецов в комнате, а когда вернулась…
Кивнул, строго взглянув на мальчишку:
― Видел кого-нибудь?
Он деловито шмыгнул носом:
― Незнакомый человек в плаще и с тростью шёл через парк к задней калитке… Этот гад прихрамывал.
Через минуту мы с ним стояли рядом с пышно цветущим кустом, под которым в траве сладко посапывали рыжеволосые как маленькие солнышки близнецы. Облегчённо вздохнув, передал «сокровище» хнычущей няне и, почувствовав, что ноги предательски подкашиваются, отобрал у Зака коня, приказав вернуть «цветочную» коляску наверняка расстроенным новобрачным…
Вихрем ворвался в приёмную городской больницы имени какого-то святого мученика и, завидев знакомую впечатляюще-объёмную фигуру напарника, бросился к нему с радостным известием, что близнецы в безопасности. Остин стиснул меня в медвежьих объятиях, и глаза «гонца» попытались покинуть свои орбиты, но объяснить ему, что на теле уже нет места для новых синяков, я не успел.
К нам быстрым шагом приближался Лурк. Он крепко пожал руку растерявшемуся от такого внимания сотруднику, пожелав «держаться и уповать на милость Господа», после чего, обведя обоих мрачным взглядом, сообщил:
― Я только что получил донесение: коляска со знаменитым «магом и медиумом» Адамом Чадински сорвалась с обрыва. Угадайте, кого видели на месте происшествия многочисленные свидетели? ― его глаза недобро прищурились.
Остин сжал кулаки:
― Неужели, как его, Бена?
Я охнул, нервно теребя мелкую поросль не успевших отрасти волос и сползая по больничной стене на пол:
― Ай да «Дарси», вот же неугомонная сволочь…
Остин, пыхтя, наклонился надо мной, протягивая руку и помогая встать:
― Тебе плохо, Дасти? Моя вина, совсем загонял друга…
Промычав в ответ что-то невразумительное, я плюхнулся в мягкое, но неудобное кресло у стены. Оно подозрительно громко хрустнуло, и, зло фыркнув:
― Подумаешь, неженка! ― уставший сыщик зачем-то пнул его пяткой как упрямого осла, не желавшего везти не менее упёртого хозяина. Было стыдно признаваться, что ноги гудят как у старика после небольшой прогулки, а тело требует немедленно принять горячую ванну, желательно с последующим массажем нежными женскими ручками…
Последние новости окончательно сломили дух Дасти Роджа ― двойник Дарси продолжал своё чёрное дело, наверняка не случайно убивая и калеча близких или просто знакомых мне людей. Был ли это таинственный мститель, решивший посчитаться за какого-то Эрика, к поиску которого я даже не знал как подступиться, или кто-то другой ― не важно. Ясно одно ― какой-то псих люто ненавидел потерявшего память парня, которого, вдобавок ко всем несчастьям, подозревали в череде произошедших в городе убийств. В том числе, и я сам…
Этот «кто-то», видимо, был ко мне близок, во всяком случае, он знал о наших шашнях с Меленой. Мерзкий подонок… А с Адамом Чадински мы были едва знакомы, но и ему досталось… Хотя, возможно, я преувеличивал свою роль в этой истории. Вдруг у убийцы были другие мотивы расправляться с этими людьми? Тогда следовало поискать то, что всех их объединяло, помимо несчастливого знакомства с младшим агентом Тайного Сыска.
И именно этим я собирался заняться вплотную, но прежде надо было поговорить с напарником. После того как старый ворчливый доктор обнадёжил его, сказав, что операция прошла успешно, и у Мелены есть все шансы выкарабкаться, он воспрял духом.
― Ости, сейчас ты нужен своей жене как никогда раньше. Поэтому дальше, наверное, придётся вести расследование одному… Возьми отпуск, друг, уверен, Лурк не будет против.
Печальные глаза толстяка сверлили мой затылок, когда я поспешно покидал больницу, вспоминая его прощальный окрик:
― Не забудь проверить склепы, вдруг найдёшь зацепки. Каким бы умником ни был двойник Бена, он ― из плоти и крови, а значит, обязательно где-то наследил…
Итак, Остин был уверен, что убийства постоянных посетителей клуба «Заблудшая душа» и новые преступления «воскресшего Дарси» связаны между собой. И хоть наш начальник запретил копаться в этом деле, я прислушался к совету напарника ― пришпорил коня в направлении заброшенного кладбища.
По прибытии одолжил у смотрителя этого печального места фонарь и лом ― лучшее средство не только против ржавых замков на дверях усыпальниц, но и подозрительных личностей, поселившихся в здешних склепах. Сопровождавшее меня в поисках «должностное лицо», ещё не полностью оправившееся от запоя, ни во что не вмешивалось и покорно брело следом, периодически прикладываясь к бутылке с «лекарством».
На вопрос:
― Где тут самые большие склепы? ― смотритель, не задумываясь, указал на два с виду скромных строения с часовней между ними.
― Богатые, ик, торговцы были. Один друг рассказывал, их похоронили в золотых гробах. Всё враки… кто только в городе не проверял эти слухи, и я в том числе. Но подземелье знатное, туда человек двадцать поместятся, а вот, подишь ты, пустует… Говорят, там призраки устраивают свои сходки: такие завывания и стоны слышны по ночам ― кровь стынет в жилах…
Я усмехнулся:
― А сам-то что думаешь?
Нетрезвый сторож оторвался от «лекарства», вытирая замызганным рукавом мокрые усы:
― Дурачьё! Это ж ветер играет ― склепы-то старые, трещин и дыр не сосчитать…
Согласившись с ним, вручил болтливому «хранителю старины» лом, подтолкнув вперёд:
― Сбивай замок, пора побеспокоить шаловливых «призраков».
Тот хмыкнул, вернув лом и не без труда распахнув скрипящие ворота:
― Да там замки украли ещё лет двести назад. Считай, каждую неделю вожу любопытных юнцов посмотреть на «дом с привидениями». Не бесплатно, конечно…
Я остановил его, понимая, что этот проходной двор ― не то, что нужно:
― Вот что, Сэмуэль, найди место, где могли бы свободно разместиться три-четыре человека, и чтоб никто об этом не знал. С меня ― ещё пару бутылочек «хорошего лекарства»…
Смотритель задумался:
― Предложение, конечно, знатное. Но не буду врать ― все более или менее подходящие «дома» заняты. Вы, господин стражник, даже не представляете, сколько в этом городе несчастных людей без крыши над головой…
Честно говоря, после этих слов я вздохнул с облегчением ― сон, в котором Дасти Родж «любовался» убийством мальчишки в каком-то подвале, вызывал у меня стойкое отвращение пополам с брезгливостью. И увидеть это место воочию ― желания не было, но стоило повернуться к выходу, насмешливый голос пьянчужки прокашлял:
― Но раз господин тайный сыщик обещал… кхе-кхе… помочь в лечении, покажу одно место. Сразу предупреждаю ― там похоронены ведьмы, которые перед смертью прокляли всех жителей города. Так что в их склеп никто и не суётся… Да и нет там ничего ― несколько урн с прахом, зато места много.
Внимательно посмотрел в хитрые глаза Сэмуэля:
― А ты откуда знаешь, не боишься проклятия?
― Ещё чего ― я родился и прожил всю жизнь в другом месте, Сэма Попса эти заморочки не касаются.
― Ещё один чужак, значит ― тогда веди к ведьмам, ― и хоть я делал вид, что не верю в подобную чепуху, на душе стало как-то неспокойно, ― кстати, когда ты был там?
Он пожал плечами, раздвигая ветки густого кустарника:
― Три года назад, как только переехал в этот городишко… Ишь, как здесь всё заросло, хотя… смотрите-ка, господин стражник, кто-то протоптал тропинку. Похоже, и другие чужаки сюда наведывались…
Это настораживало ― показалось, что болтливый сторож знает гораздо больше, чем говорит, но я временно отогнал эту мысль, ведь передо мной находилась дверь, возможно, ведущая к разгадке. Уже по одному виду было понятно, что ею часто пользовались ― ни пыли, ни птичьего помёта, ни паутины. Замка тоже не было.
Взяв фонарь из рук Сэмуэля и мысленно помолившись, вошёл в склеп. Пологие ступени уходили вниз, и за те мгновения, что я потратил на спуск, даже взволнованное сердце, казалось, замерло в ожидании чего-то необычного. Однако реальность разочаровывала ― это было совсем маленькое помещение с неглубокими нишами в стенах, уставленными запечатанными пыльными сосудами, совсем не походившее на памятное место из сна.
Сзади кашлянул сторож, и от неожиданности я чуть не подпрыгнул, как испуганный ребёнок, что, кажется, его только развеселило:
― Смотрите внимательней ― впереди плотный занавес, под цвет стен…
Действительно, натянутая ткань идеально сливалась с окружавшей темнотой, и теперь сердце рвалось из груди, словно пытаясь предупредить хозяина об опасности. Интуиция кричала:
― Остановись, глупец, и вернись за подмогой, ― но ноги уже шагнули вперёд, а рука решительно откинула полог…
Я оказался в той самой комнате из отвратительного сна ― в центре помещения стоял накрытый тканью стол, прямо перед ним стул с висящими на спинке верёвками. У стены напротив ― несколько кресел. Почему-то подумалось:
― Специально, что ли, приготовили для зрителей, чтобы могли наблюдать сцены пыток…
О происхождении разнообразных тёмных пятен на полу я старался не думать, какое-то время нерешительно топчась у стола, и, наконец, отдёрнул покрывало. Желудок тут же скрутило сильнейшим спазмом, и пришлось отскочить к стене, быстро избавляясь от его содержимого. Глаза не хотели видеть это, но я заставил себя смотреть на прозрачные ёмкости, в которых плавали заспиртованные части тел несчастных жертв.
От хриплого смеха Сэма мгновенно вспотевшее тело охватил сильнейший озноб, а кровь в висках зашумела словно вода по крыше во время ливня. Я поднял фонарь, чтобы разглядеть лицо стоящего передо мной совершенно трезвого человека. Прищуренные глаза смотрителя светились любопытством жестокого ребёнка, отрывающего крылья у беспомощной бабочки. Глаза безумца….
Его худое, давно небритое лицо с тонким, породистым носом и плавными линиями губ показалось смутно знакомым, но, честно скажу, в тот момент было совсем не до воспоминаний. Очень не хотелось, чтобы моя кисть или другая часть тела пополнили страшную коллекцию на столе…
Сэм подошёл вплотную, толкнув худым пальцем в плечо:
― Оказывается, ты слабак, парень, а выглядел таким героем. Неужели потеря памяти лишила Дасти Роджа мужества? Почему так побледнел, раньше тебе всё это, ― он обвёл комнату руками, ― нравилось…
Я шарахнулся в сторону, обходя стол кругом:
― Ты лжёшь, наверняка это нравилось тебе…
Он почесал затылок:
― Да нет, нисколько… Я вообще не переношу вида крови, не то что твой дружок Бен. Его это так заводило… Ах да, ты же забыл, бедняжка. Хочешь, напомню? ― он снова засмеялся, к чему-то прислушиваясь, ― всё-таки привёл за собой «хвост». Когда это ты стал таким небрежным, Дасти? Ну ладно, продолжим разговор в другой раз…
Он взмахнул рукой, и чёрная пыль полетела мне в лицо. Дыхание перехватило, и пол под ногами начал проседать, засасывая тело в свою трясину. К счастью, сознание отключилось раньше, чем в лёгких кончился воздух…
Я открыл глаза, уставившись на ритмично качавшуюся ветку дерева, под которым лежал. Высокая трава приятно щекотала кожу щёк, пока мошкара так и норовила залететь в нос и приоткрытый рот. Как же хотелось прогнать этих приставучих насекомых, но руки почему-то не слушались, превратившись в твёрдые, словно камни, уходящие в землю корни. Ноги, похоже, решив поспорить с ними в оригинальности, сплетясь между собой, и быстро росли, поднимаясь вверх к небу, словно желая пронзить проплывавшие мимо облака.
― Что-то со мной не так, ― мысли текли слишком вяло, теряясь в очевидно поредевших извилинах мозга, ― вот только что?
Неожиданно в поле зрения появилось озабоченное лицо склонившегося Лурка:
― Сильно его зацепило. Эй, Норман, как долго действует этот дурман?
Рядом с начальником замаячило незнакомое молодое лицо. Его обладатель тряхнул длинными тёмными волосами и засмеялся:
― Зависит от того, сколько он успел вдохнуть. Думаю, к завтрашнему утру очнётся. Да не переживайте, господин Лурк ― парень крепкий, легко отделается. Ему сейчас наверняка очень здорово ― представляет себя каким-нибудь экзотическим животным или монстром ― интересные, между прочим, ощущения. Потом, правда, неделю будет болеть голова, а вся еда станет невыносимо противной на вкус… Как только его угораздило так влипнуть?
Начальник Третьего отделения нахмурился:
― Как, спрашиваешь? Да очень просто! Он большой любитель импровизаций ― творит всё, что приходит в его бестолковую лысую… кхе… ну, почти лысую голову: не выполняет приказы, лезет в самое пекло без прикрытия. Хорошо ещё, что я поставил тебя за ним присматривать, а то получили бы очередной труп. А этого добра и без него хватает…
Лурк зачем-то потрогал мой лоб:
― Кстати, Норман, он сейчас нас слышит? ― и, получив подтверждение своей догадке, продолжил с явной насмешкой в голосе, ― надеюсь, это послужит Вам уроком, господин «Бестолочь»…
Его длинный палец погрозил мне как расшалившемуся ребёнку. Взбешённый, я представил, что с наслаждением впиваюсь в него крепкими зубами, высасывая всю кровь, и даже попытался улыбнуться своей мечте. Получилось «не очень» ― Лурк испуганно отшатнулся:
― Эк как его перекосило… с таким лицом только детишек в балагане пугать. И не только их…
Дальнейшее без стыда и вспоминать невозможно: застывшее тело положили на носилки и как бревно ― не особенно церемонясь ― перенесли к служебной «труповозке». Довольно хмыкавший Дохляк Пит сделал укол в руку и со словами:
― Сладких снов, Дасти! Надеюсь, тебе понравятся видения от «чёрной вдовы», ― крикнул кому-то, ― грузите живой «труп»…
Очнулся я в своей комнате на кровати, и, судя по доносившемуся из окна птичьему пению и заливавшим всё вокруг жарким солнечным лучам, уже наступило утро следующего дня. В комнате вкусно пахло выпечкой, и, едва сглотнув, просипел непривычно стянутыми губами:
― Это ты, Ости? Пить… пожалуйста, воды…
За занавеской, отделявшей «спальню» от маленькой, состоявшей из печки и одинокого стола кухни, что-то зашуршало. Звонкий, почти мальчишеский голос заставил тревожно биться моё сердце ― меньше всего сейчас Дасти Роджу хотелось видеть рядом с собой незнакомца. Но, похоже, судьбе было плевать на чьи-то ожидания, ведь она всегда поступала по-своему:
― Уже проснулись, господин младший агент? Сейчас налью горячего травяного настоя, он быстро поставит Вас на ноги, а булочки из соседней пекарни ему помогут…
Вслед за этими словами в комнату впорхнул аромат каких-то трав, от которых голова заболела ещё сильнее. Молодой парень с длинными волосами, собранными в множество перекрученных, напоминавших косички жгутов и улыбкой до ушей на смуглом лице, подошёл к кровати, бережно поставив на тумбочку чашку с, видимо, тем самым «травяным настоем».
Пытаясь сдержать рвущиеся наружу позывы желудка, я напряг поглупевший мозг и вспомнил его: тот самый, говоривший вчера с Лурком малец ― как же его звали…
Он словно читал мои мысли, с готовностью выпалив:
― Юджин Норман, Ваш новый напарник, Дасти… А ну-ка откройте рот, оп-па ― вот и молодец!
Этот нахал, воспользовавшись каким-то неизвестным приёмом, бесцеремонно влил отраву в рот, предварительно её даже не остудив. Пока глаза «подопытного» лезли на лоб, горло сгорало в огне, а руки тщетно пытались дотянуться до шеи негодяя, чёртов Юджин продолжал улыбаться, щуря свои большие карие глаза и вытирая салфеткой мои обожжённые губы:
― Простите ― горячо, конечно, но пить надо именно так. Сейчас станет легче…
Не в состоянии ответить, я мысленно несколько раз приложил его лохматую голову о стену и только после этого и в самом деле почувствовал облегчение. Этот бесстыжий Юджин не без опаски протянул пострадавшему блюдо с аппетитными булочками. И пока я со зверским аппетитом уничтожал их, словно они были моими злейшими врагами, с интересом наблюдал за происходящим, словно чего-то ожидая…
С трудом проглотив последний кусок сдобы, с понятным подозрением принюхался к стоявшей на подносе чашке, к счастью, наполненной обычным молоком. И только сыто откинувшись на подушку, в полной мере прочувствовал, как слова шельмеца, что вскоре вся еда для меня станет противной на вкус, оказались пророческими. Ощущения были такими, словно я только что перекусил коровьей лепёшкой…
Единственное, что смогли произнести горящие губы в ответ на его сочувствующий взгляд:
― Зараза… И сколько это продлится?
Он горестно вздохнул, подставляя тазик:
― Неделю, но если будете пить травяной настой, Дасти ― пройдёт за три дня, ― после чего поспешно удалился, оставив меня наедине с печальной реальностью…
Должен отдать должное новому напарнику ― он ухаживал за жертвой «чёрной вдовы» не хуже заботливой няньки и вполне заслужил звание «неплохого парня». Мы даже успели обсудить дела, хотя, конечно, с Юджином я не мог откровенничать, как с Ости, ни на миг не отходившим от медленно поправлявшейся Мелены.
Оказалось, что Лурк с самого первого дня моей «карьеры» в Тайном Сыске поставил этого молодого смышлёного стервеца наблюдать за новичком. Со своим заданием тот справлялся успешно и был в курсе всего, что Дасти Роджу пришлось пережить за последнее время. Однако хитрый парень не торопился делиться своими наблюдениями с сердитым начальством и явно был себе на уме. Поэтому я решил, что к нему следует присмотреться…
Как только ноги снова начали держать меня, мы с Юджином ещё раз побывали в памятном склепе, но там уже успели «прибраться», оставив нетронутыми только пыльные стены. Я был очень разочарован, потеряв надежду найти ещё хоть какую-нибудь зацепку, и спросил ушлого напарника о, разумеется, уже исчезнувшем без следа смотрителе ― Сэмуэле Попсе.
Тот как всегда на редкость жизнерадостно доложил:
― На самом деле неизвестно, кем был твой обидчик. Настоящий смотритель жив и здоров, но до сих пор не отошёл от запоя ― ничего вразумительного сказать не может. Опиши мерзавца художнику, Дасти, так у нас появится портрет предполагаемого преступника. Может, что-то в его облике тебе показалось необычным?
Я хмыкнул:
― Допрашиваешь, паршивец? Лучше бы волосы привёл в порядок ― что это за спутанные косицы у тебя на голове, никогда раньше такого не видел…
Он засмеялся:
― Это потому что ты мало путешествовал, не то что я. На одном из островов в Южном море все жители носят такие причёски. Мне понравилось, почему бы и нет. Всё лучше, чем ходить с бритой головой, как некоторые…
Машинально потрогал начинавшую понемногу обрастать макушку:
― С чего это ты, мелкий, решил, что напарник нигде не бывал? Вот память вернётся, и ещё посмотрим, кто-кого… Кстати, кое-что в лжесмотрителе мне действительно показалось странным ― он точно прихрамывал, и ещё… кажется, я раньше видел его лицо.
Щёки Нормана вспыхнули, а в глазах загорелся охотничий азарт:
― Где, когда? Ну же, напряги извилины, Дасти…
Сердце рухнуло в пятки, похоже, решив надолго там задержаться, пока я, не веря себе, произносил:
― В этом нет необходимости, Юджин. Твой забывчивый напарник каждый день видит отражение этой физиономии в зеркале…

Свидетельство о публикации (PSBN) 68087

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 18 Апреля 2024 года
Полина Люро
Автор
Окончила МГТУ им. Баумана, работаю
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться
    Обгоняя солнце 6 +7
    Чужак 4 +7
    Привет, Серёга! 4 +7
    Чужак 0 +6
    Рюк - 2 (Враги 20) 0 +6